Михаил Веллер





* * *





Михаил Веллер

Старый мотив





А наутро Золушка, которая была уже не Золушка, а Принцесса, достала из почтового ящика вместе с ворохом поздравлений счет за карету, коней, наряд и фею с волшебной палочкой – а сказочные услуги обходятся в сказочные деньги.

– Гм… – солидно сказал Принц, неумело примеряя к лицу такое новое выражение озабоченного мужа.

– Я так тебя люблю… – застенчиво прошептала Принцесса, прижимаясь к нему, и ему ничего не оставалось, как уверить ее в том же.

Через некоторое время он спросил миролюбиво:

– Для чего ты все это затеяла?

– А как бы иначе ты меня заметил? – убежденно возразила молодая жена.

– М-да… – сказал Принц, задумчиво улыбаясь – разумеется, не от счастья.

Затрубили фанфары. Они сошли к торжественному завтраку. Старый Король увидел счет и закряхтел.

– Очень мило! – сказал Королева.

– Тс-с, – зашипел Король. – Ну, нельзя же… – он потер лоб и взялся за кубок.

– Хватит пить, – велела Королева. – Тебе вчера было плохо. И поговори с ее отцом. В конце концов, это и его дочери свадьба.

– Ну откуда же у него, – тихо вздохнул Король. – О чем ты говоришь. Сама же все понимаешь прекрасно.

– Еще бы, а у нас все есть. Должен сам думать. И так это невыгодная партия. Мы тоже, знаешь, если на то пошло, не испанские короли, колоний не имеем.

И после завтрака Король с потеющим от смущения отцом Золушки, а ныне Принцессы, уединились в кабинете. Оглянувшись, Король запер дверь, достал из буфета бочонок и два кубка и, вольготно вздохнув, развалился в кресле.

– Ну, – пригласил он, – давай, что ли… по-семейному, тесть.

Час спустя, спев вполголоса "Мой конь притомился, стоптались мои башмаки…", они затолковали.

– Расходы, конечно, ужасные, – с неловкостью проговорил тесть.

– Кому нужны эти церемонии… – подтвердил Король.

– Сделали бы все тихо, по-простому. Да меня моя все пилила…

– Ах, – понимающе вздохнул Король. – В наши времена…

– Да, да… при Генрихе VIII все было куда проще. Никакой помпы, понимаешь…

– Не говори… у меня с братом один турнирный доспех на двоих был. Кольчуга порвется – склепывали, ничего; сейчас уж забыли, давай только новые. Я женился – страусового пера на берет не было. А у кого они тогда были?.. И ничего, в доспехе. Собрались родственники, человек семь, выпили, посидели, – а было все по-хорошему. А теперь… И родни-то сколько развелось! Откуда – ума не приложу.

– А я как… и говорить не приходится, – махнул рукой отец Золушки, ныне Принцессы.

– Так ведь ославят иначе, не закати пир. До других дворов докатится.

– Политика.

– Именно… Хочешь не хочешь – этикет. Да и, понимаешь, детям все получше хочется.

– Ка не хотеться… Моя уж так мечтала о свадьбе красивой. Девчонка, что взять. А как я ей фею эту доставал… Сам всю жизнь вкалываешь – пусть хоть они поживут…

– Не говори. Войны вот, слава богу, кончились. Пусть они не хлебнут, чего нам довелось, – и Король хлебнул из кубка. – Давай за их счастье.

Сам я договорюсь со своей, подумал Король. А лучше вообще ничего не скажу. Скажу – пополам решили. А деньги пока возьму из тех, что на строительство мостовой на окраине отложены. Все одно, когда еще эту окраину замостят…

За окном, в саду, Принц и Принцесса гуляли по аллее, трогательно держась за руки. Принц сорвал единственную розу с любимого куста Короля. Король невольно крякнул. Принц приколол розу к волосам Принцессы, она просияла, они поцеловались… они были прелестны.

Отцы стояли у окна, растроганно промакивая глаза.

– Придется им герцогство выделить, – вслух рассудил Король. – С королевствами сейчас туго. Со временем пробьем, конечно. Связи есть. Заплатить придется, ясно. А пока что ж, пусть у нас поживут. Дети…





***