ЖИТИЯ СВЯТЫХ

по изложению святителя Димитрия, митрополита Ростовского

Месяц май 1

Память 13 мая

Страдание святой мученицы Гликерии и с нею Лаодикия, стража темничного

В первый год царствования нечестивого императора римского Антонина [1], при управлении Грециею игемона Савина, христиане, проживавшие в фракийском городе Траянополе, ежедневно собирались в свой храм; здесь они усердною молитвою испрашивали от Бога мира и увеличения верующих, так как тогда было немного боящихся Бога христиан, да и те тяжко бедствовали по случаю гонений. Гонения же были воздвигнуты на христиан потому, что император Антонин, будучи язычником, приносил жертвы нечистым идолам и повсюду разослал приказ, которым повелевал умерщвлять всех тех, кто не будет приносить жертв языческим богам. Когда это повеление царское дошло до Фракии, то игемон Савин отправился с этим приказом в город Траянополь и назначил для граждан этого города день, в который они должны были принять участие в празднестве в честь их бога Дия [2]; празднество это называлось «лампадофория» [3], то есть свещеношение, и должно было начаться спустя три дня по прибытии Савина в Траянополь. В этом городе проживала одна христианская девица, по имени Гликерия, дочь Макария, бывшего ранее римским анфипатом [4]. Гликерия переселилась сюда из Рима вместе с родителями своими, а затем осиротела; здесь она уверовала во Христа и присоединилась к христианам; она ежедневно вместе с ними посещала храм Божий и усердно молилась здесь как Господу Иисусу Христу, так и Его Пречистой Матери, к Которой она имела особенно сильную любовь, как к Матери Сына Божия; подражая Ее непорочному девству, Гликерия обручила себя Господу Иисусу Христу в невесту. Она часто поучала христиан, говоря так:

— Братия, сестры и отцы и все прочие, заменяющие для меня мою мать земную! Послушайте меня: припомните, какому Царю мы служим, образ какого Царя мы носим на себе и каким знамением мы ограждаем себя. Будем же всячески стараться исполнять и заповеди этого Царя, дабы получить нам спасение вечное, которое будет дано лишь тем, кто честно и мужественно исполнит все обязанности христианского звания.

Христиане же отвечали ей:

— Мы все готовы, хоть сейчас, положить души наши ради Господа нашего.

На это Гликерия говорила им:

— Прошу вас, помолитесь обо мне ко Господу, дабы Он укрепил и меня на подвиг вместе с вами, дабы Он сподобил и меня пострадать ради имени Его. Помолитесь обо мне ко Господу, да причтет Он и меня к лику нетленных невест Своих, пребывающих в Его небесном чертоге.

И молились о ней христиане.

Между тем, спустя три дня по прибытии Савина в Траянополь, началось языческое нечестивое празднование; граждане-язычники, проживавшие в том городе, собравшись вместе, с зажженными свечами устремились все к капищу Дия. Увидав это, блаженная девица Гликерия воспылала ревностью о Христе, Господе Боге своем; сотворив на себе крестное знамение, она с поспешностью пошла к капищу Диеву и, став пред собранием язычников, громко сказала игемону:

— Честный игемон! Вот я желаю начать приношение жертв для Бога истинного. По своему происхождению я славнее всех жителей города этого, потому что отец мой занимал почетную должность анфипата славного города Рима. Поэтому мне и следует первой принести жертву Богу.

Игемон же сказал ей:

— Но где же твоя лампада, при помощи которой ты разожгла бы свою жертву?

Святая Гликерия отвечала на это:

— Моя лампада начертана у меня на челе моем; она неугасима и просвещает всякую жертву, приносимую Богу истинному.

Однако игемон не понял сказанного Гликериею. Поэтому, обратившись к ней, он сказал:

— Хорошо. Подойди и принеси жертву раньше всех.

Но святая сказала:

— Бог вечный не требует, чтобы Ему воскуряли лампады, издающие дым. Поэтому, прикажи погасить лампады у всех, дабы не было видно этого мерзкого дыма. Вот тогда вы и увидите мою жертву непорочную, которую я намереваюсь принести Богу своему.

Игемон приказал погасить все лампады. В это время святая Гликерия, став на возвышенном месте, так что была видима всем народом, открыла чело свое и показала всем знамение креста Христова, начертанное на челе ее; затем сказала во всеуслышание предстоявших:

— Видите ли вы теперь пресветлую лампаду, сияющую на челе моем?

Затем, подняв очи к небу и воздевши свои руки, сказала:

— Боже всесильный, прославляемый рабами Своими, явившийся в пещи вавилонской трем отрокам Своим и избавивший их от огня (Дан.3), заградивший уста львов (Дан.6), сделавший победителем раба Твоего Даниила, разрушивший идола Вила [5], умертвивший змия [6] и сокрушивший образ бесовский на поле Деире! (Дан.3) Ты, Иисусе Христе, Пречистый Божий, Агнец Святой! Молю Тебя, приди и помоги мне, смиренной рабе Твоей, сокруши идола этого, сделанного руками человеческими и уничтожь эти мерзкие и суетные бесовские жертвы.

В то время как святая молилась так к Богу, внезапно произошел гром, причем идол Диев упал на землю и разбился на малые части (он был сделан из камня). Игемон и жрецы, видя это, распалились яростью и приказали народу побить святую камнями. Однако камни, бросаемые на святую, не прикасались ее, но падали около нее и, образуя как бы крепость кругом святой, защищали ее от язычников. Нечестивые язычники, не познав силы Божией, называли святую волшебницею. Но она им сказала:

— Сила Христова, действующая через меня, обличает заблуждение ваше; помощь же Бога моего обратит в ничто все мучения, которые вы замыслите на меня.

После этого игемон приказал, связав святую, отвести ее в темницу. Стражам же темничным, игемон велел с великим вниманием наблюдать за святой, сказав им:

— Смотрите, как бы она не убежала из темницы по волхвованию своему. Тогда она скажет, что это ее Бог избавил ее; а через это она может прельстить многих.

Святая же девица сказала игемону:

— Безумный, нечестивый и безрассудный человек! Неужели ты не понимаешь, что я связана заповедями Господа Бога моего и пригвождена к закону Его? Я не могу отрешить себя от этих, приятных для меня, уз; потому не могу я и бежать от страдальческого подвига, на который я сама по своей воле иду ради Христа, Спасителя моего.

После того, как святая изрекла слова эти, она была отправлена в темницу. В то время как святая Гликерия находилась в темнице, к ней пришел иерей Божий Филократ, желавший навестить узницу Христову. Святая сказала ему:

— Осени меня крестным знамением; украсив меня этим знамением, как бы неким помазанием, помолись обо мне, дабы я угодила Богу моему и Царю, Которому ты служишь; помолись обо мне, дабы я, будучи ограждена знамением честного креста, победила злобу диавола.

Пресвитер, знаменав Гликерию честным крестом, сказал:

— Да поможет тебе знамение Христово; да будет для тебя духовным миром Сам Христос, помазующий тебя Своею благодатью, дабы ты мужественно выдержала подвиг свой.

Укрепив о Господе Гликерию и преподав ей мир, Филократ вышел из темницы.

Утром следующего дня игемон Савин прибыл на двор царский, намереваясь здесь мучить святую Гликерию. Подозвав ее к своему судилищу, он сказал ей:

— Согласна ли ты теперь, Гликерия, принести жертву великому богу Дию, которому поклоняется и приносит жертвы и сам император наш?

Святая отвечала:

— Как же я могу поклониться ему или принести жертву после того, как бог ваш, упав на землю, разбился на части, не будучи в состоянии оказать себе самому помощь? Я знаю только одного Бога, живущего на небесах, Который помог мне сокрушить нечистого идола вашего. Вот этому-то Богу и следует поклоняться, приносить жертвы и благоугождать.

Игемон снова сказал:

— Принеси жертву, если не желаешь подвергнуться мучениям.

Святая же отвечала:

— Меня будет мучить мой Бог, если я послушаю тебя.

Игемон сказал:

— Значит, ты хочешь умереть?

Мученица отвечала:

— Я хочу своими телесными страданиями уврачевать свои душевные болезни.

Тогда игемон приказал повесить святую за волоса на мучилищном дереве и строгать железными ногтями тело ее до тех пор, пока она не умрет. Когда святая была повешена и мучима, то совершенно не ощущала боли от мучений и сказала игемону:

— Нечестивый и преисполненный всякой злобы, слуга диавола! Все муки, которым ты подвергаешь меня, ничто для меня, потому что я совершенно не чувствую их. Близ меня Господь и Бог мой, Иисус Христос, Который помогает мне. Приготовь для меня еще большие муки, потому что боли от этих мук я совершенно не чувствую.

В то время как святая говорила это, слуги, мучившие святую, изнемогли. Игемон же, видя, что муки, придуманные им для Гликерии, были препобеждены святою, приказал снять Гликерию с мучилищного дерева и бить ее в лицо.

Будучи биема, святая сказала:

— Мой Бог есть свет мой, Христос же — крепость моя. Он оградит благостью рабу Свою.

Затем, посмотрев на небо, святая сказала:

— Молю Тебя, Владыко, просвети лице мое и помоги мне мужественно воспринять удары эти. Укрепи меня Ты, Господи, ибо Ты Бог истинный, сокровищами Святого Духа обогащающий всех, небоязненно исповедующих пред мучителями пресвятое имя Твое. Ты — Господь, помогающий всем, угождающим Тебе на земле, Ты — охраняющий святых Твоих, посредством которых и я познала Тебя, Бога истинного, и возлюбила Создателя моего. Услышь ныне меня, смиренную рабу Твою, подвизающуюся за имя Твое, и помоги мне избавиться от сетей диавола и уст змия.

В то время как святая говорила слова эти, мучители без милосердия сокрушали ее по устам. Но вдруг среди них показался ангел Господень, который настолько устрашил мучителей, что все они попадали на землю, как мертвые. Игемон же, не видавший ангелов, сказал святой:

— Скажи мне, Гликерия: почему ты не повинуешься приказанию царскому?

Святая отвечала на это:

— Какого же царя я должна слушаться?

Игемон сказал:

— Самодержца римского, приказавшего исполнять этот древний, преданный нам отцами закон, предписывавший поклоняться богам нашим.

Но святая сказала:

— Я слушаю Вседержителя Бога и закону Его повинуюсь. Я храню закон Его и потому приношу в жертву себя саму, подобно тому как в древности Авраам принес Богу в жертву Исаака, сына своего (Быт.22:1–19), за что Авраам был благоугоден для Бога истинного; за эту жертву Бог ниспослал ему благословение и сказал ему, что он будет отцом многих народов.

Игемон сказал:

— Исполни же, наконец, то, что я приказываю тебе, если не хочешь погибнуть лютою смертью, как женщина обольщенная.

Но мученица отвечала:

— Христос, Начальник нас, христиан, и первый наш Подвигоположник, укрепляет на подвиг не только мужчин, но и женщин, и тех из них, которые мужественно подвизались, воюя с отцом твоим, диаволом, Он награждает светлым венцом.

После этого игемон приказал отвести мученицу в темницу и велел морить ее там голодом и жаждою в продолжение многих дней. Святая пошла в темницу с радостью, вознося хвалы Богу. Когда она взошла во внутреннее отделение темницы и когда за нею были затворены двери, то она в таких словах стала прославлять Господа: «Благословен Ты, Господь и Бог наших отцов! Благословен Ты, Боже, познаваемый святыми Твоими, верно хранящими заповеди Твои, явивший Себя святому апостолу Петру, выходившему из Рима [7], посрамивший противника его Симона-волхва [8], оказавший помощь Давиду, которому Ты покорил под ноги Голиафа (1 Цар.17:4–51). Ты, Пречестнейший и Пречистейший Боже, услышь меня и приди на помощь мне, рабе Твоей. Избавь меня от козней вражьих и от соблазна сего нечестивого игемона». Спустя три дня после этого игемон сказал трибуну: «Возьми мой перстень и наложи им печать на то отделение темницы, в которое заключена та волшебница». Трибун тотчас пошел, запечатал дверь темницы и приказал темничной страже внимательно следить за тем, чтобы никто не подавал мученице ни пищи, ни пития. Но ангелы Божии приносили святой мученице пищу и питие и укрепляли невесту Христову. Спустя несколько дней после этого игемон, намереваясь идти в город Ираклию, пришел в темницу повидать мученицу, так как хотел взять ее с собою. Увидав свою печать на двери темничной, он подумал, что Гликерия уже умерла от голода и жажды, потому что много дней прошло с тех пор, как она была заключена в темницу. Но, открыв двери и увидав святую живою, разрешенною от уз, увидав также и блюда, стоящие пред Гликерией (в них находился чистый хлеб, молоко, была также и вода в чаше), игемон весьма изумился всему этому, так как не уразумел, окаянный, того, что Сам Бог питал рабу Свою. Затем игемон приказал, выведя мученицу из темницы, вести ее за собою в город Ираклию [9]. Святая же воздала за все благодарение Господу, сказав так: «Владыко Боже! Ты, научающий нас познанию истины Твоей, промышляющий о верных рабах Своих, пославший Даниилу пищу, когда он находился во рву [10], посылавший пищу и Илии пророку (3 Цар.17:2–6), когда он обитал близ потока, обращающий к истине заблуждающих, просвещающий слепых! Благодарю Тебя за то, что Ты вспомнил и меня, смиренную рабу Твою, и напитал меня во время голода щедрою рукою Твоею от неисчислимых сокровищ Твоих». Говоря такие слова, святая шла в город Ираклию. Игемон же, прибыв туда заранее, уже приносил жертву в храме, посвященном богу Дию. Между тем христиане, проживавшие в городе Ираклии, узнав, что к ним идет Гликерия, пострадавшая за Христа в Траянополе, вышли навстречу ей со своим честным епископом Дометием. Отойдя от города за три поприща и увидав святую, они громогласно прославили ее за страдания о Христе, епископ же во всеуслышание принес Богу молитву, говоря так: «Господи Иисусе Христе, свете неугасимый, просветитель всех, пребывающих во тьме, Вождь заблуждающим, проведший Моисея через море, как посуху, фараона же потопивший в море (Исх.14) молим Тебя: будь Вождем и рабе Твоей, помоги ей до конца мужественно исповедать честное и всесвятое имя Твое!» Между тем святая была введена в узах в город воинами, сопровождавшими ее. Утром следующего дня, игемон решил предать сожжению мученицу в том случае, если бы она не принесла жертв богам. Вызвав ее пред свое судилище, он сказал ей:

— Не надумала ли ты, Гликерия, принести жертву богам нашим?

Святая отвечала:

— В законе, данном нам Богом истинным, написано: «не искушай Господа Бога твоего» (Втор.6:16), перестаньте же меня уговаривать. Я уже сказала, что я всецело присоединилась и всецело служу Христу, Богу и Господу моему, и отвергаюсь диавола, которому ты служишь. Но если я соединена со Христом, если я обручила себя Христу, то неужели, думаешь ты, я когда-либо отрекусь от Христа, Бога моего, и изберу вместо жизни вечной смерть? Ты можешь делать со мною все, что тебе угодно; но я презираю, и буду презирать все суетные блага земные, так как я хочу приобрести и снискать себе блага небесные.

После того как святая окончила говорить, игемон приказал бросить ее в пещь огненную. Когда пещь была разожжена, святая оградила себя крестным знамением и сказала:

— Господи Боже, Всесильный! Благословлю Тебя, и прославляю имя святое Твое за то, что Ты даровал мне настоящий день и час сей в веселие вечное, за то, что Ты написал исповедание мое пред ангелами и человеками. Молю тебя — исполни желание души моей: яви сему нечестивому и мерзкому игемону, что Ты действительно Помощник мой.

Во время произнесения этих слов святая была брошена в пещь. Но тотчас с неба снизошла роса и угасила пламень пещи. Святая же, стоя посреди пещи, как чистая агница, воспевала такие слова: «Свят Ты, Боже! Благословен Ты, пославший мне, смиренной рабе Твоей, помощь с неба; пусть уразумеют все, что Тебе подчинена всякая тварь; пусть уразумеют все, что по Твоей воле пламя пещи сей потеряло свою силу». Сказав так, святая вышла из пещи невредимой. Игемон же, думая, что Гликерия по своему волшебству не получила вреда от огня, приказал содрать кожу с головы ее. Когда слуги игемоновы приступили к выполнению приказания игемона, святая мученица воззвала к Богу, говоря так: «Господи Боже, произведший свет! Ты, благоволивший процветать правде среди мучений сих, покажи нечестивому игемону Савину, что всякий, твердо надеющийся на Тебя и уповающий на силу Твою, никогда не устрашится мучений за имя Твое, но даже желает еще большого мученического подвига, дабы воспринять более славный мученический венец. Славлю и благодарю Тебя за то, что Ты открыл внутреннее существо души моей, после того как была снята кожа с головы моей, так что я, осияваемая Твоим светом, могу теперь сказать о себе: «открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего» (Пс.118:18). Игемон же, видя поругание для себя в этих словах святой, приказал отвести ее в темницу и, связав по рукам и ногам, велел положить ее нагую на острый камень. Когда наступила полночь, в темницу снизошел ангел Господень. Осияв темницу, он разрешил святую от оков и исцелил ее, восстановив снова на голове ее кожу, содранную мучителями, так что на лице святой не было видно совершенно никаких ран, и святая была здорова и имела цветущее лицо. Утром следующего дня игемон приказал снова привести к себе святую на допрос. Когда страж темничный Лаодикий, открыв дверь темницы, увидел, что святая была освобождена от оков, то пришел в страх и ужас; не думая, что это была Гликерия, он вознамерился убить себя, так как подумал, что Гликерия убежала из темницы (так поступить страж хотел потому, что весьма боялся наказания от игемона). Но святая сказала ему:

— Не причиняй себе зла, ибо это я — Гликерия.

Страж же, находясь в испуге, сказал:

— Помилуй меня, спаси меня, дабы я не умер от страха, так как я верую в Бога, помогающего тебе.

Святая же сказала ему:

— Следуй за Христом, и ты спасешься.

Страж же, выйдя из темницы, возложил на себя узы, которыми была скована мученица, и, неся их на себе, пошел к игемону.

Когда игемон увидал его, то сказал:

— Что это ты сделал, Лаодикий? Где узница, порученная твоему наблюдению?

Лаодикий сказал на это:

— Вот она предстоит тебе. Нынешнею ночью она была осияна Божиим светом и исцелена ангелом, посланным от Бога, который освободил ее от оков; оковы эти надел я на себя; вместе с тем она получила первоначальную красоту лица своего и была совершенно исцелена ангелом от ран. Видя все эти чудеса Божии, я уверовал в Бога и желаю быть соучастником смерти Гликерии.

Тогда игемон, преисполнившись гнева, сказал:

— Пусть будет усечен этот окаянный, и тогда мы увидим, придет ли Христос на помощь к нему!

Когда приблизилось время усечения мечом, Лаодикий, подняв очи свои к небу, громко воззвал:

— Бог и Господь христиан! Сопричти меня во царствии Твоем ко святой рабе Твоей Гликерии.

Святая же Гликерия молилась о нем к Богу, говоря так: «Отец Господа нашего Иисуса Христа, исцеливший болезни смертные, освободивший человека, плененного грехом, от уз адовых, Ты и раба Твоего Лаодикия освободи от власти диавола; помоги ему до конца довести подвиг своего исповедания и приими душу его в мире». Лаодикий же, слышавший молитву Гликерии, сказал: «Аминь». После этого он был усечен во главу; тело же его честное христиане, взяв тайно, похоронили с честью. Между тем игемон, обратясь к Гликерии, сказал ей:

— Мы знаем, что отец твой был анфипатом римским, знаем также, что и мать твоя была столь же благородного происхождения; но кто тебе помогает, мы этого не знаем; скажи нам об этом ты сама.

Святая отвечала:

— Мне помогает Христос, Спаситель мира и Источник всякой радости, посылавший мне пищу в темнице, разрешивший меня от оков и восстановивший красоту лица моего, попранную тобою.

После этого игемон приказал отдать святую зверям на съедение. Святая шла к зверям с весельем и радостью, как бы на некий пир. Когда она прибыла к тому месту, на которое выпускаются звери, то остановилась. Тотчас на Гликерию была выпущена большая львица, грозно рыкавшая; но, подойдя к святой, она тихо легла у ног ее и начала их лизать. Святая же, подняв очи свои на небо, сказала: «Благодарю Тебя, Боже всесильный, Боже отцов, Боже милосердия! Благодарю Тебя, укротившего ярость зверя, дабы показать всем божественную силу Твою! Благодарю Тебя за то, что ты сделал для меня легкими все, даже самые жестокие, мучения. Услышь меня, Боже, и воздай сему злому игемону по делам его, меня же не лиши венца благодати Твоей вместе с прочими святыми Твоими». После того как святая помолилась так, был слышен с неба голос, говоривший: «Я услышал молитву твою! Приди ко Мне с миром! Вот тебе отверзаются двери царствия небесного!» Вскоре была спущена другая львица, которая, подойдя к святой, угрызла ее, причем тело святой не было растерзано львицей. Так предала святая душу свою в руки Божии [11]. Звери же тотчас возвратились в свои клети. В тот же час игемон сильно разболелся тяжким недугом — отек весь водянкою и весьма раздулся, так что умер на улице, ибо его не успели принести в дом. Епископ же Дометий взял многострадальное тело святой мученицы Гликерии и похоронил его на одном красивом месте вблизи Ираклии. Впоследствии от честных мощей святой Гликерии истекло цельбоносное миро [12], врачевавшее многоразличные недуги, во славу Отца, и Сына, и Святого Духа, Единого Бога в Троице славимого, Которому воссылается честь, слава и поклонение, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 3: Деву любящи и Богородицу Марию, соблюла еси нетленно твое девство: любовию же ко Господу усердствовавши, пострадала еси мужемудренно даже до смерти. Сего ради и сугубым тя, дево мученице, венцем венчает Христос Бог.



Страдание святого мученика Александра

В правление нечестивого императора римского Максимиана [1] по всем странам империи Римской было воздвигнуто жестокое гонение на христиан. Один из сотников, усердный служитель богов языческих, по приказанию императора выстроил капище скверному богу своему Дию невдалеке от Рима, приблизительно на расстоянии одного поприща от него. Вместе с тем было предписано всем христианам приносить жертвы богам языческим, а также собраться на обновление Диева храма. Царские посланники всюду разъезжали и громогласно возглашали:

— Слушайте, друзья богов! Утром следующего дня вы должны собраться вместе с императором в храме бога Дия.

Все язычники, слышавшие эти возгласы царских вестников, готовились к утру, намереваясь идти в капище Диево. Утром многие из язычников, сделав закупки в городе, отправились к капищу, отчасти ради поклонения и принесения жертв Дию, а отчасти для продажи купленного. В это время один знатный и богатый муж, по имени Тивериан, саном трибун [2], имея у себя под начальством многих воинов, порученных его управлению воеводою Филаксом, призвав к себе этих воинов, сказал им:

— Слушайте, братия! Знаете ли вы приказ царский, повелевающий быть нам сегодня вместе с царем в храме Диевом? Будьте же готовы.

В то время как он говорил это, ему было доложено, что император уже прибыл к тому храму. Тотчас же все поспешно направились к капищу, дабы соприсутствовать императору. Но один из тех воинов, по имени Александр, с детства наставленный во благочестии христианском, боявшийся Бога, сказал трибуну:

— Ты хорошо сделал бы, если бы сказал, что мы должны идти и поклониться Богу истинному, пребывающему на небесах; те же, которых вы называете богами, не суть боги, но бесы.

Тивериан сказал ему:

— Мы сегодня будем приносить жертвы не всем богам, но только одному Дию, хотя у нас и много богов, которых почитает и сам царь, и мы.

Блаженный Александр отвечал на это:

— Дий, которого ты называешь богом, таков же, как и прочие бесы льстивые, увлекающие в погибель поклонников своих, прельщающие их на дела мерзкие и беззаконные, которыми осквернялись и сами боги ваши, как вы говорите о них, именно, иногда они, будучи распаляемы плотским вожделением, прельщали женщин и творили с ними мерзкие дела, оскверняя не только землю, но и море и воздух [3]. Но кто когда слышал или видел, чтобы бог занимался блудодеянием? Наш же Бог есть Бог невидимый плотскими очами, но познаваемый лишь одною верою, Бог Пречистый, Всесильный, Создатель неба и земли. Наш Бог не требует Себе таких жертв, которые вы приносите своим нечистым демонам; взамен этих жертв Он требует от нас жертвы чистой и бескровной.

Выслушав Александра, Тивериан сказал:

— Оставь свое безумие, Александр! Не хули богов, наших благодетелей, чтобы царь, услыхав об этом, не прогневался на меня за то, что я позволяю быть в полку своем такому богохульнику!

Сказав это, Тивериан отправился к царю, Александр же пошел в дом свой. Когда наступило время жертвоприношения, царь начал приносить жертву мерзкому богу своему Дию в том храме. В это время Тивериан сказал царю, что один из его воинов, по имени Александр, не исполняет приказания царского, не приносит жертву богу Дию, но поносит и хулит богов. Тотчас царь приказал послать за ним и велел привести его к себе в железных оковах. В это время был шестой час дня [4]. Александр лежал в это время на постели своей, предавшись сну. Вдруг явился ему в сонном видении ангел Господень и сказал: «Александр! Мужайся и крепись, так как тебе предстоит много пострадать за имя Иисуса Христа. Вот для тебя уже приготовлены немалые муки; вот воины уже идут за тобою, чтобы взять тебя. Но ты не бойся их; пусть не страшится их сердце твое, потому что я послан на помощь тебе. Встань же и помолись Богу, и я буду с тобою во все время твоего подвига». Встав с постели, Александр начал петь псалом Давидов: «живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится, говорит Господу: прибежище мое и защита моя, Бог мой, на Которого я уповаю» (Пс.90:1–2), и прочие слова псалма того до конца. Затем, выйдя из дому, Александр встретил воинов, шедших за ним; воины эти были его товарищами по полку, увидав святого Александра, все они попадали на землю от страха, ибо лицо святого сияло, как молния. Но святой сказал им:

— Встаньте, братия! Чего вы испугались?

Воины же сказали:

— Нам показалось, что ты был окружен силою Божиею; потому мы и пали на землю от страха.

Но святой сказал им:

— Слушайте меня, братия! Бог неба и земли посетил раба Своего; но вы не смущайтесь: делайте то, что приказано вам; вы ведь посланы за тем, чтобы взять меня связанным и представить на допрос царю.

Воины же сказали на это:

— Мы условились ничего не говорить тебе. Откуда же ты узнал об этом, — скажи нам.

Святой отвечал:

— Не должно мне много говорить с вами, так как я с поспешностью стремлюсь на предлежащий мне подвиг, приготовленный мне Царем небесным. Мне придется идти из Рима до Византии.

Сказав это, святой преклонил колена и в таких словах помолился ко Господу: «Господи Боже отцов наших, хвалимый и благословляемый во веки! Я прошу и молю Тебя, ныне, не отдели меня от лика праведников своих, не отринь меня, грядущего к тебе, так как ты открыл мне святое и страшное имя свое. Ты, Господи, Помощник и Заступник мой, пошли мне ангела твоего, дабы он помог мне и научил меня, что мне отвечать пред мучителем». После того как святой окончил свою молитву, воины возложили руки на него и сковали его железными узами; потом повели его к императору Максимиану. Мать же святого, по имени Пимения, не знала еще того, что сын ее, Александр, взят на допрос к царю. Был же святой крепок телом, ростом высок, лицом красив и юн, ибо имел всего только восемнадцатый год от рождения своего. Когда святой был представлен на допрос к царю, то Максимиан спросил его:

— Ты ли тот самый, который дерзнул оскорбить меня? Ты ли тот, кто не повинуется начальнику своему и не желает поклониться великому богу моему Дию?

Святой отвечал на это:

— Я поклоняюсь Богу моему, пребывающему на небесах, и Его Единородному Сыну, Господу Иисусу Христу, и Святому Духу. Иного бога я не знаю, и не буду исповедовать. Поэтому не спрашивай меня о другом боге. Власти же твоей я нисколько не боюсь и не страшусь, не боюсь я ни твоих угроз, ни твоих мучений, которым ты предашь меня.

Услыхав это, Максимиан весьма разгневался и сказал:

— Что может сделать тот Бог, которого ты исповедуешь?

Отвечал святой:

— Бог мой есть Бог невидимый и всемогущий, так что нет ничего, что не было бы возможно Богу моему.

Максимиан сказал на это:

— Может ли быть богом тот, кто был распят людьми и умер, будучи умерщвлен?

Святой отвечал:

— Умолкни, сатана, потому что ты не смеешь своими скверными устами поминать пречистое и пресвятое имя Господа моего Иисуса Христа, по Своей воле претерпевшего и распятие, и смерть! О, безумный! Если ты называешь его распятым и преданным смерти, то почему же ты не говоришь и о том, что Он воскрес из мертвых и даровал жизнь многим мертвым?

Максимиан сказал:

— Я хочу пощадить юность твою, потому что вижу, что ты очень молод.

Но святой отвечал:

— Пожалей лучше себя самого и потрудись выпутаться из сети, в которую ты вовлечен диаволом. Что же касается до меня, то я не боюсь никаких мучений, так как имею своим помощником Бога.

Максимиан сказал:

— Я уже сказал, что я хотел бы пощадить тебя. Подойди же и принеси жертву; тогда ты будешь постоянно находиться в царской палате, и будешь даже занимать здесь первое место.

Святой отвечал:

— Какому же богу ты прикажешь поклониться?

Отвечал Максимиан:

— Поклонись и принеси жертву великому богу Дию.

Святой, подняв руки свои к небу, начал молиться так: «Господи, Иисусе Христе! Не оставь меня, смиренного раба твоего, помоги мне, грешному и недостойному». Когда он молился так, то, подняв очи свои на небо, увидел, что небеса были отверсты; увидел он и Сына Божия, сидевшего одесную Отца. От такого видения святой преисполнился великой радости духовной. Затем снова спросил Максимиана:

— Какому богу желаешь, чтобы я принес жертву?

Максимиан сказал:

— Принеси жертву великому богу Дию.

Отвечал святой:

— Разве ты не знаешь, что некогда был человеком тот, кого ты называешь богом, и притом был развратным и мерзким человеком, ибо однажды, распалившись плотскою страстью к женщине, принял на себя образ вола и своим волшебством прельстил и осквернил женщину? [5]

Максимиан, услышав это, рассмеялся и сказал:

— Это доказывает силу богов наших, ибо они являются людям в том виде, в каком пожелают сами.

Святой же сказал ему:

— Окаянный! Ты хвалишь скверные и мерзкие дела богов своих, потому что и сам ты уподобляешься им нечистыми делами своими, ибо не хочешь познать Бога истинного, даровавшего тебе и честь и царство.

Максимиан сказал:

— Власть царскую дали мне мои боги.

Святой сказал:

— Я удивляюсь тебе, как ты, считая себя умным, губишь себя самого, так как ты веруешь в бесов и служишь идолам немым и бездушным, оставив Бога живого и бессмертного. Для чего ты следуешь за сатаною, отцом твоим? Обратись лучше от тьмы к свету, дабы не погибнуть тебе в геенне огненной во веки.

Тогда Максимиан, преисполнившись гнева, передал Александра трибуну Тиверию, приказав ему мучить святого. Вместе с тем Максимиан приказал Тивериану мучить не только Александра, но и всех вообще христиан; с этою целью он послал трибуна во Фракию, приказав ему везде преследовать христиан. Максимиан приказал вести Александра за собою до Византии. Когда святой Александр услышал об этом, то сказал царю:

— Благодарю тебя, мучитель, за то, что ты хочешь сделать имя мое известным по многим странам. Да сподобит меня Господь и Бог мой претерпеть за имя это святое всякие болезни и мучения по всем концам земным.

Максимиан же приказал удалить святого от лица своего. Трибун Тиверий принял его в свое распоряжение, и утром следующего дня приказал, повесив святого на мучилищном дереве, строгать тело его железными когтями. Александр во время мучения не испустил ни одного вздоха, но, подняв очи к небу, воссылал благодарение Богу. Затем, сняв святого с мучилищного дерева, трибун Тивериан приказал оковать его железными узами и поручил своим воинам вести его во Фракию. В то время, когда святой Александр был веден воинами во Фракию, ангел Господень явился в сонном видении его матери, Пимении, и сказал ей: «Пробудись, поднимись с постели, возьми твоих слуг и животных и последуй за сыном твоим во Фракию; туда ведут сына твоего для того, чтобы он пострадал за имя Христово; ты же, по кончине его, предай погребению честное тело его». Блаженная Пимения, пробудившись, не стала печалиться и плакать, а наоборот преисполнилась великой духовной радости о сыне своем. Тотчас же встав и приготовив все необходимое для путешествия, с поспешностью пошла она тем же путем, каким шел и сын ее. Пимения догнала Александра в городе Катаргене. Войдя в этот город, она увидала, что сын ее предстоял Тивериану, который судил его. Увидав, затем, что Александра начали подвергать истязаниям и мучениям, и весьма возрадовавшись о подвиге возлюбленного сына своего, Пимения велегласно воззвала, сказав так:

— Бог Всевышний, Пастырь добрый, да поможет тебе, сын мой!

Когда Тивериан услышал ее голос, то спросил:

— Чей это голос?

Однако никто не мог сказать, откуда происходил этот голос, так как народа, стоявшего около места того, было слишком много. Затем Тивериан сказал мученику:

— Окаянный, принеси жертву богам!

Святой же отвечал:

— Я согласен принести Богу жертву хвалы.

Мучитель сказал на это:

— Разве ты не говорил мне, что ваш Бог не требует Себе никаких жертв?

Святой отвечал:

— Действительно, Бог мой не требует тех жертв, которые вы приносите своим идолам, но Он требует жертвы в правде и святости, потому что Он Бог святой и праведный.

Тогда Тивериан приказал опалять свечами тело святого, сказав:

— Посмотрим, придет ли Бог его спасти его от моих рук.

Святой же, будучи опаляем, подняв очи свои к небу, сказал: «Слава Тебе, Господи Иисусе Христе, пославшему архангела твоего Михаила в Вавилон и трех отроков от огня пещи избавившему (Дан.3), Ты, Господи, избавь и меня от болезненной муки сей и посрами мучителя, дабы я вместе с псалмопевцем Давидом мог сказать: «мы вошли в огонь и воду, и Ты вывел нас на свободу» (Пс.65:12). Тивериан, увидав, что огонь нисколько не вредил мученику, весьма устыдился и приказал воинам связать Александра и вести его за собою в дальнейший путь. Мать же святого, увидав, что сын ее отведен воинами от мучителя, упросила воинов допустить ее к свиданию с сыном. Воины не воспрепятствовали ей. Святой мученик, увидав мать свою, сказал:

— Хорошо сделала ты, госпожа моя, что пришла сюда. Сопутствуй мне до того самого места, на котором я окончу подвиг свой [6], как открыл мне Господь.

Некоторые же из воинов говорили при этом:

— Блажен ты, Александр, потому что велика твоя вера; велик и Бог христианский. Вот уже как много мук принял ты, и, однако же, нисколько не ослабел в своем исповедании.

Так говорили они во время путешествия, предпринятого по приказанию Тивериана. Когда путешественники подошли к источнику, случайно протекавшему на пути, то остановились и приступили ко вкушению пищи. Вместе с тем они начали упрашивать и Александра вкусить пищи с ними, тем более что он уже четырнадцать дней не вкушал хлеба и не пил воды. Святой же, заменяя для себя пищу молитвой, преклонив колена начал петь псалом: «Возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя: помощь моя от Господа, сотворившего небо и землю» (Пс.120:1–2). Затем начал молиться так: «Господи Иисусе Христе, соблюди меня, агнца твоего, непорочным, дабы не возрадовался враг мой о мне, ибо я познал пресвятое имя Твое. Не посрами меня, Владыко, пред мучителем, но пошли на помощь мне святого ангела твоего и десницу Твою, и будь мне Защитником, Помощником и Покровителем». Когда святой окончил свою молитву, ему явился ангел Господень и сказал: «Не бойся, Александр! Господь услышал молитву твою, и я послан от Бога тебе на помощь». Когда ангел говорил эти слова, воины слышали, что кто-то говорил Александру, но кто именно, они этого не видели; поэтому они весьма испугались и от страха и ужаса упали лицами своими на землю. Блаженный же Александр сказал им:

— Что вы видели, братия, что так испугались?

Они же сказали:

— Мы слышали голос Бога твоего, говорившего к тебе; поэтому мы и испугались и от страха пали на землю.

В то время как воины говорили святому слова эти, к месту тому приблизился Тивериан, сопровождаемый вельможами городскими. Тивериан спросил вельмож:

— Как называется место это?

Они сказали ему:

— Оно называется Судным местом.

Тивериан сказал на это:

— Если это Судное место, то на нем следует произвести суд. Приведите же ко мне христианина Александра.

Когда святой предстал Тивериану, то сей последний сказал ему:

— Неужели ты все еще пребываешь в своем безумии и все еще не хочешь поклониться богам нашим? Я вижу, что сердце твое ожесточено; однако я весьма сожалею тебя и потому хочу обратить тебя к почитанию богов, владык всей вселенной.

Мученик отвечал на это:

— Нечестивый, ослепленный умом, сын диавола, служащий отцу своему — сатане. Как ты можешь сожалеть меня и быть милосердым для меня, ведь сатана, отец твой, ни к кому не милосерд, наоборот, он хочет всех вовлечь в геенну огненную и погубить вместе с собою.

Тивериан сказал:

— О, злой и нераскаянный! Как ты осмеливаешься так говорить мне? Разве я равен тебе, что ты говоришь мне такие дерзости? Не за то ли ты бесчестишь меня, что я щажу тебя? Но не следовало бы тебе еще более почитать и уважать меня за мою благость и милосердие, а не поносить меня бранными словами!

Святой отвечал:

— Воистину ты подобен отцу твоему, сатане, так как имеешь сердце ожесточенное, как какой-либо твердый камень. Не понимаешь ли ты того, что место это называется Судным. А это очевидно показывает, что тебя в скором времени постигнет праведный суд Бога, Который будет судить всех, живых и мертвых, и Который воздаст каждому по делам его. Вот тогда ты и узнаешь, что я говорил тебе истину. Бог будет судить тебя за то, что ты без милосердия мучаешь меня. Он знает, сколь люто и незаслуженно ты мучаешь меня. Но знай, что муки эти принесут мне славу, тебе же приготовят погибель вечную.

Слыша такие слова, Тивериан распалился еще большею яростью и приказал расстелить по земле железные колючки и влачить по ним мученика. Святой же во время столь лютого мучения молчал, как будто совершено не ощущал никакой боли. Видя, что мучения не достигают цели, Тивериан еще более разгневался и приказал четырем воинам бить святого суковатыми палками. Во время мучения святой, принимая побои, сказал Тивериану:

— О нечестивый! Только эти муки ты изобрел для меня. Прибавь другие, более тяжкие, потому что от этих мук я совершенно не чувствую никакой боли, ибо мне помогает Христос, Бог мой.

Тивериан сказал на это:

— Я разрублю тело твое на части, брошу их в огонь, развею в пепел, так что на земле не останется и памяти о тебе. Тогда я посмотрю, придет ли Христос на помощь тебе и спасет ли тебя из рук моих.

Отвечал святой:

— Христос мой тотчас же погубит тебя. Твое тело будет раздроблено на части и твои кости будут раскиданы по земле; ты более уже не увидишь Рима, как не увидишь и лица твоего нечестивого императора, потому что Господь потребит память о тебе с земли. И все это будет тебе в наказание за то, что ты не познал Бога истинного, и не почтил, окаянный, Того, Кто дал тебе эту честь и эту власть. Но если бы ты познал Бога, то ты мог бы стяжать себе на небе жизнь вечную; ныне же ты, оставив Бога истинного, возлюбил сердцем своим отца своего, сатану; вместе с ним ты будешь свержен в геенну огненную. Я же всегда буду прославлять Владыку и Спасителя моего, Господа Иисуса Христа, Который избавит меня от рук твоих и сподобит меня благодати Своей в царстве Своем вечном.

Услыхав такие слова, мучитель изменился в лице своем от гнева и ярости. Однако приказал прекратить мучения. Между тем день склонился к вечеру. Когда наступила ночь, Тивериан расположился на ночлег в том месте. Уснув, он увидал в сонном видении ангела Божия, явившегося ему в грозном виде с мечом в руках. Ангел сказал ему: «Нечестивый! Вот я пришел к тебе, ибо ты предал лютым мукам раба Божия Александра, знай, что я мог бы поразить тебя вот этим мечом. Но я подожду еще некоторое время. Пробудившись, иди с поспешностью чрез Иллирию в Византию, ибо приблизилось время кончины раба Божия Александра». Тивериан от страха пробудился. От ужаса он трепетал всем телом своим. Подозвав к себе своих советников, сопутствовавших ему, он пересказал им о своем видении. Они же сказали ему:

— Мы давно уже хотели сказать тебе, чтобы ты не мучил столь люто и несправедливо человека того. Но мы не осмеливались этого сделать. Мы слышали, что велик Бог христианский и что Он осуждает на вечные мучения в огне неугасимом тех, кто мучает рабов Его.

После этих слов Тивериан пришел еще в больший страх и ужас и тотчас же приказал воинам своим вести мученика вперед. Сам же пошел сзади него. Тивериан проходил мимо многих городов, однако не заходил и не останавливался в них, так как, согласно повелению ангела, весьма спешил в Византию. Но сонное видение еще много дней не выходило из головы его; поэтому Тивериан был в большом страхе и не осмеливался причинять мучений святому Александру. Когда Тивериан проходил через Иллирию и приблизился к городу Сардикии, навстречу ему вышел градоначальник и вельможи городские; но Тивериан не вошел в город, а прошел мимо него. Бывшие же в городе том христиане, услыхав, что трибун Тивериан, шедший из Рима, вел с собою мученика, вышли из города, но не для того, чтобы встретить трибуна, а для того, чтобы видеть мученика. Увидав, что мученик шел отдельно, христиане подошли к нему и, припав к ногам его, сказали:

— Помолись о нас Богу, страдалец Христов!

Он же сказал им:

— Молитесь и вы за меня, братия, дабы я совершил до конца подвиг свой о Христе Иисусе и сподобился восприять обещанный мне венец из Его святой десницы.

Затем мученик был поведен воинами в дальнейший путь. Миновав город Клисуру, путешественники приближались к месту, называвшемуся Вономасийским полчищем, отстоявшему от Филиппополя за сорок поприщ, где и остановились. Тивериан к этому времени уже начал забывать то страшное видение, которое он имел относительно мученика Александра. Позвав святого к себе на допрос, он спросил его:

— Неужели, Александр, ты до сих пор все еще пребываешь в безумии своем? Не желаешь ли принести жертву милосердым богам нашим Дию и Асклипию [7], владеющим вселенной?

Святой отвечал:

— Ослепленный умом, сын сатаны! Что еще желаешь ты слышать от меня? Ведь я сказал тебе, что бесам я не принесу жертвы.

Тивериан сказал:

— Нет, я и не убеждаю тебя принести жертву бесам; я прошу тебя только принеси жертву Дию и Асклипию, нашим великим богам.

Святой отвечал:

— Безумный! Неужели ты не понимаешь того, что твой Дий и Асклипий суть бесы.

Тивериан сказал:

— Нет, они боги мои. И вот я сделаю так, что имя твое будут поносить по всей земле за такое столь великое поругание и меня и богов моих.

Святой отвечал:

— Я сам желаю того, чтобы имя Христово через меня прославилось по всей земле.

Тогда Тивериан сказал воинам, предстоявшим ему:

— Уведите его от лица моего, ибо я не могу выносить его поруганий. Ведите его в Филиппополь и заключите его там в темницу, держите его в темнице до тех пор, пока я не приду в город тот.

Мученик, согласно приказанию Тивериана, был приведен воинами в Филиппополь и заключен здесь в темницу. Между тем, граждане города того, узнав, что в их город скоро прибудет Тивериан, вышли навстречу ему. Войдя в город, Тивериан готовился к принесению жертвы Дию и Асклипию. Христиане же, проживавшие в городе том, узнав, что в их городе в темнице находился святой мученик Александр, подошли к темнице и стали упрашивать темничного сторожа пропустить их в темницу, дабы они могли видеть мученика Христова, Сторож не препятствовал им, потому что и сам боялся Бога. Войдя внутрь темницы и увидав, что святой был заключен в оковы, христиане припали к ногам его и целовали узы его, говоря: «Благослови нас, страстотерпец Христов, благослови также и отечество наше, ибо мы — христиане; мы проживаем в городе этом, одержимые всегда великим страхом, ибо игемон города этого постоянно разыскивает нас, дабы муками отвратить нас от Христа. Однако он до сих пор не мог отвратить нас от исповедания имени Христова. По благодати Божией нас здесь много; в числе нас, христиан, есть даже наиболее славные и именитые здешние граждане. Мы надеемся, что сила Христова победит нечестивую веру эллинскую и, в конце концов, весь город наш единогласно будет прославлять имя Христово. Ты же, страдалец Христов, претерпи до конца подвиг свой за Христа». Между тем, Тивериан, принося идолам свою мерзкую жертву, вспомнил об Александре, содержавшемся в темнице, и сказал вельможам городским:

— Вы должны знать, что я имею с собою христианина, преданного мне для испытания; я принуждал его различными муками к поклонению богам нашим, но нисколько не успел в этом. На мои вопросы он отвечает очень грубо и постоянно поносит и меня, и богов наших. Пусть его приведут сюда. Быть может, он устыдится всех вас, здесь присутствующих, и принесет жертву богам.

Тотчас был приведен Александр. Тивериан, сидя рядом с игемоном, сказал мученику:

— Скажи, мне, Александр: ты все еще до сих пор не соглашаешься приносить жертв богам нашим? Вот все христиане, проживающее в этом городе, уже поклонились Дию и Асклинию, только ты один противишься нам.

Святой же отвечал:

— Ты лжешь, окаянный, как и отец твой, сатана: ни один из здешних христиан не исполнил еще вашего нечестивого приказания. Что же касается меня, то ты все равно от меня ничего не услышишь, кроме того, что я тебе сказал уже раньше, а именно, что я христианин, и что я не принесу жертвы скверным бесам вашим. Вот и теперь опять я, во всеуслышанье всех, здесь собравшихся, повторяю, что я раб Бога небесного и что я никогда не отрекусь от Христа, Бога моего.

Тивериан, устыдясь, сказал воинам: «Связав его железными оковами, ведите предо мною; я же в скором времени пойду за вами». И веден был святой в дальнейший путь. Подойдя к одному источнику, называвшемуся Сирмием, мученик умыл лице и руки свои. Затем, обратясь к востоку, начал молиться, говоря: «Благодарю Тебя, Господи Боже мой за то, что Ты в Филиппополе сподобил меня исповедать пресвятое имя Твое». Воины же не дали ему еще помолиться, и принудили его продолжать путь. Когда дошли до места, называвшегося Полчищное (здесь бывали празднества языческие), Тивериан догнал путников. Подозвав к себе Александра, Тивериан сказал ему:

— Разве ты не знаешь, Александр, что я с кротостью говорил тебе пред игемоном, увещевая тебя принести жертву богам нашим; но ты, в присутствии столь избранного общества, презрел мою просьбу. В таком случае, хоть теперь исполни приказание мое и освобожу тебя от мучений.

Отвечал святой:

— То, что я сказал тебе пред игемоном, скажу и на всяком месте. Поэтому ты, сын сатаны, обольщенный диаволом, не думай, что отвратишь когда-либо меня от исповедания имени Христова.

Тогда Тивериан приказал воинам вбить в землю четыре кола и, растянув мученика в четыре стороны, велел привязать его к тем колам и дать ему двести ударов. Мученик же, с безмолвием принимая наносимые ему раны, молился ко Господу Богу своему. В это время с неба послышался голос, говоривший: «Мужайся, Александр, и не бойся мучений, ибо они временны и скоро-преходящи. Я же всегда с тобою». Услыхав голос с неба, Тивериан весьма убоялся, тотчас же приказал прекратить мучения и затем отправился в дальнейший путь. Дойдя до города, называвшегося Карасура и находившегося между Филиппополем и Вереею, Тивериан вошел в него; воины же вместе с Тиверианом не вошли в город, но остановились под тенью дерев вблизи города. Был шестой час дня. Так как было очень жарко, то святой сказал воинам:

— Братия, я очень хочу пить.

Но они ему отвечали:

— И мы сами весьма хотим пить, но откуда же мы достанем здесь воду?

Святой сказал им:

— Подождите здесь немного, ибо может Бог и на месте сем дать нам воду.

Сказав это, святой преклонил колена свои и помолился ко Господу такими словами: «Господи Иисусе Христе, изведший некогда в пустыни из камня воду жаждавшему Израилю (Исх.17:1–7), призри и ныне милостиво на раба твоего и дай нам на месте сем воду, чтобы мог утолить жажду я и все те, которые находятся со мною. Через сие будет прославлено святое имя Твое». Когда святой помолился так, вдруг земля расступилась, и под дубом истек источник воды чистой и прохладной. Увидав такое чудо, воины сказали:

— Воистину велик Бог христианский, исполняющей просьбы верных рабов Своих.

Затем мученик и воины те вкусили воды от источника и прославили Христа Бога. Пройдя затем достаточно значительный путь, воины подошли к одной реке, называвшейся Арзоном. Так как все утомились от долгого пути, то расположились здесь на отдых. Сел отдыхать и Александр. Здесь догнал воинов Тивериан и, увидев, что мученик сидел, с гневом сказал воинам:

— Почему вы, окаянные, позволяете сидеть нечестивому человеку тому?

Затем поднявшись, пошли по направлению к городу Вереи. Когда приближались к этому городу, граждане с честью встретили Тивериана. В городе этом было очень много христиан — больше половины, однако они, боясь мучений от язычников, в тайне содержали исповедание имени Христова. Увидав мученика Христова, шедшего отдельно от трибуна, они подошли к нему и сказали:

— Радуйся, страстотерпец Христов! Мужайся и крепись, потому что нечестивые мучители никогда не победят всемогущей силы Господа нашего, Иисуса Христа.

Между тем Тивериан, подозвав к себе мученика, сказал ему:

— Послушай меня, Александр, как своего родного отца: принеси теперь жертву богам нашим вместе со мною. Если ты сделаешь это, то, обещаю тебе пред всеми здесь присутствующими, что освобожу тебя, и если ты пожелаешь, можешь занять место начальника в моем полку; если же не пожелаешь быть начальником полка, то пойдешь, куда пожелаешь.

Святой же, улыбнувшись, сказал ему:

— О, если бы ты знал, как горько для меня то утешение, которым ты меня утешаешь! Ибо сии слова твои наносят душе моей великое мучение. Но Бог поможет мне не слушать твоего совета. Я тебе уже много раз говорил раньше и теперь говорю и еще раз повторю, что я христианин и твоим бесам не принесу жертвы.

И пошел Тивериан оттуда далее. Мученик следовал за ним, будучи окован узами железными. Пришли к другому месту, расположенному на берегу той же реки Арзона. Место это отстояло от Вереи на четырнадцать поприщ. Здесь было много гостиниц и странноприимных домов. Тивериан заночевал здесь, ожидая мученика, которого сопровождало от города Вереи много христиан. Когда воины прибыли вместе с мучеником к тому месту, на котором был Тивериан, то мученик стал просить у Тивериана позволения помолиться в продолжении небольшого времени Богу своему. Тивериан дозволил ему. Святой, увидав поблизости большое ореховое дерево, подошел к нему и, став под его ветвями, преклонил колена, молясь Богу в таких словах: «Господи Иисусе Христе! Пошли святого ангела Твоего и возьми душу мою, ибо я более не могу выносить мучений, так как тело мое изнемогло». Тивериан, увидав, что мученик молился, сказал воинам:

— Удивляюсь, откуда Александр научился волшебным молитвам. Он вырос ведь на моих глазах. Я сам определил его в сан воина и никак не мог предполагать, что он знает волшебство.

Затем, призвав к себе Александра, сказал ему:

— Александр, принеси жертву богам!

Святой отвечал:

— Воистину ты помрачен умом, ибо снова желаешь слышать от меня то, что я тебе говорил уже много раз.

После этих слов святого Тивериан приказал слугам своим поливать спину мученика кипящим маслом. Но ангел Господень, невидимо явившись близ мученика, разбил сосуд, в котором было масло; при этом масло возлилось на слуг мучителя и сильно обожгло их. Тивериан же, увидав, что маслом обожжен не мученик, а его слуги, весьма разгневался и приказал четырем воинам растянуть мученика под ореховым деревом и бить его палками без милосердия. Биение продолжалось до тех пор, пока изнемогли воины. Когда мучители прекратили биение, святой Александр сказал: «Владыко Господи! Благослови дерево это и дай ему целебную силу, ибо я пострадал под ним за святое имя Твое». С того времени, плоды и листья дерева возымели целебную силу и исцеляли веровавших от многоразличных болезней и недугов. Затем снова воины повели мученика в путь, идя пред Тиверианом. Когда прошли Андрианополь, то приблизились к одному месту, называвшемуся Вуртодексион. Здесь святой встретил мать свою блаженную Пимению, прибывшую сюда ранее мученика, увидав своего возлюбленного сына, она пала к ногам его, плача и рыдая. Затем, поднявшись, облобызала его. И сказал ей святой:

— Не плачь, мать моя, ибо я надеюсь на Господа моего, что Он утром следующего дня поможет мне окончить подвиг мой.

Здесь догнал воинов Тивериан. Так как день склонялся уже к вечеру, то Тивериан здесь остановился на ночлег и предался сну. В восьмой час ночи [8] он поднялся с ложа своего и пришел к реке, называвшейся Зионкел, где была гостиница. Солнце уже взошло. Отдохнув здесь несколько от пути, Тивериан сказал мученику:

— Я тебя предавал уже многим мукам, и, однако, ты не хотел обратиться к почитанию богов моих. Знай же, что ныне я предам тебя смерти, если ты не исполнишь моего приказания.

Сказав так, Тивериан удалился от того места. Приближаясь к Византии и подойдя к городу Дризиперу, расположенному при реке Еригоне, Тивериан решил произвести здесь окончательный суд над мучеником и сказал ему:

— Вот смерть твоя, Александр, пред тобою. Что ты скажешь: принесешь ли жертву богам нашим, или нет. Вот я здесь умерщвлю тебя и брошу твое тело в реку, чтобы его пожрали рыбы.

Святой же отвечал ему:

— Я бы весьма возблагодарил тебя, если бы ты сделал то, что говорил; тогда бы я скорее избавился от рук твоих. Богам же твоим мерзким я ни в каком случае не принесу жертвы, хотя бы ты мог погубить меня и тысячами смертей.

Тогда мучитель приговорил Александра к смерти и передал его воинам, приказав отсечь ему голову и бросить тело его в реку. Затем отправился в дальнейший путь; воины же остались здесь для того, чтобы исполнить приказание Тивериана. Сюда стеклось весьма много народа, желавшего видеть кончину мученика Христова; было здесь немало и христиан. Святой мученик, обратившись к палачу, попросил его несколько повременить усечением и дать ему помолиться; при этом мученик попросил воды. Некто из народа, пришедшего посмотреть на зрелище то, взяв сосуд, зачерпнул воды из реки и принес ее к мученику. Святой же, умыв водою лицо и руки свои, обратился к востоку; затем, оградив себя честным знамением креста, начал молиться, говоря так: «Слава Тебе, Боже отцев наших! Слава Тебе, Бог Авраамов, Исааков и Иаковлев! Слава Тебе, Которого трепещет вся тварь и Которому все поклоняется, ибо Ты Творец неба и земли! Тебе, Богу всех, Богу невидимому и нетленному, со страхом предстоят серафимы, не смея воззреть на Тебя, и восклицают непрестанно: «свят, свят, свят Господь Саваоф! Вся земля полна Славы его!» (Ис.6:3). Тебя благословляет солнце, обходящее небо, благословляет земля и все, что на ней, люди и животные, всякое дыхание жизненное воспевает Тебя, ибо Ты истинный Бог, Истинный, Отец, и Сын, и Святой Дух, пребывающий вечно. Вспомни о боящихся Тебя, Владыко, и о воссылающих благодарение всесвятому имени Твоему. Не презри и меня, раба Твоего, смиренного и недостойного, Человеколюбче Господи». Затем, обратившись, к христианам, святой сказал:

— Братия и отцы! Вспоминайте труды мои, ибо я не поленился пострадать ради имени Господа нашего, Иисуса Христа, дабы Он был милосерд ко мне и ко всем прочим христианам. Знайте, что тот долгий путь, который я совершил от Рима до этого места, всюду связываемый узами и облагаемый веригами, влекомый с побоями, всячески мучимый, — этот тяжелый путь я совершил не своею силой, но помощью Господа нашего Иисуса Христа. Силою Господа Иисуса Христа я победил и мучителя Тивериана, и помощника его, диавола. Вот я ныне ухожу отсюда, чтобы предстать Владыке моему. Вы же помолитесь обо мне, дабы я снискал себе от Господа милость.

Затем, святой попросил палача подождать еще непродолжительное время и, преклонив колена, начал молиться Богу в таких словах: «Господи Иисусе Христе! Услышь раба твоего, страдающего за имя святое Твое! Ниспошли благодать телу моему; сделай так, чтобы оно, где бы ни было положено, подавало всюду исцеления больным во славу пресвятого имени твоего». Тотчас же послышался голос с неба, обещавший исполнить просьбу мученика. Потом мученик сказал воинам:

— Братия! Исполняйте же поскорее то, что повелено вам!

Палач же, по имени Целестин, сказал святому:

— Мученик Христов! Помолись Богу своему, дабы не поставил Он этого мне во грех, ибо мне приказано убить тебя.

Сказал ему святой:

— Делай так не по своей воле, но по приказанию других. Тот будет иметь грех на себе, кто приказывал, ты же поскорее сделай то, что повелено, ибо я спешу отойти ко Господу моему.

Целестин завязал глаза святому чистым полотенцем и, вынув меч из ножен, уже хотел нанести удар мученику. Но, увидав святых ангелов, пришедших взять душу мученика, весьма испугался и стоял, не зная, что делать. Святой же, ожидая в скором времени усекновения головы своей, сказал палачу:

— Делай, брат, то, что тебе повелено.

Но палач отвечал:

— Я боюсь, раб Божий, ибо я вижу неких дивных мужей, стоящих близ тебя.

Тогда святой воззвал к Богу, говоря так: «Господи, Иисусе Христе! Сподоби меня скончать подвиг свой в час сей!» После этого ангелы отошли от святого на небольшое расстояние. Тогда палач Целестин отсек честную главу мученика, и тотчас святая душа его была взята на небо ангельскими руками; ангелы возносили ее на небо во гласе хваления Бога. Глас тот ангельский был слышен всеми христианами, стоявшими близ места того. Так святой мученик Христов Александр окончил подвиг страдания своего [9], тело же его честное было брошено воинами Тивериановыми в реку, согласно приказанию мучителя. Но, по Божию усмотрению, честное тело мученика было извлечено из воды четырьмя псами на берег. Псы лизали святое тело и, сидя близ него, охраняли его от хищных птиц и зверей. Когда же к тому месту пришла мать мученика, блаженная Пимения, то она взяла многострадальное тело сына своего возлюбленного и, помазав его ароматами и обвив чистою плащаницей, похоронила с честью при реке Еригоне. От гроба мученика всем, с верою притекавшим, подавались нескудные исцеления. В скором времени святой мученик явился матери своей в видении, утешил ее и возвестил ей, что скоро и она преставится Лицу Божию. С нею сей святой мученик предстоит ныне пред престолом славы Божией в сонме прочих святых мучеников, молит о нас Господа Человеколюбца и славит Отца, и Сына, и Святого Духа, Единого Бога в Троице, прославляемого и восхваляемого всею тварью, видимою и невидимою, ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

Память преподобного отца нашего Павсикакия, епископа Синадского

Родиной блаженного Павсикакия был город Апамея [1], и он происходил от знатных, благородных и усердных в истинном христианском благочестии родителей. Во время своего воспитания, будучи еще в юном возрасте, он предался строгому посту, молитве и другим суровым подвигам, почему и принял впоследствии иночество. Питаясь только небольшим количеством хлеба и водою и достигши чрез молитву дара врачевания, он исцелял телесные, а вместе с тем и душевные недуги. Так, вступив в брань с бесами, он заочно изгонял их из бесноватых, возвращал зрение слепым, выпрямлял скорченных и совершал другие дивные чудеса. Когда об этом распространилась молва, то он стал известен и Константинопольскому архиепископу, блаженному Кириаку [2], который, совершив над ним епископское рукоположение, назначил его епископом синадской церкви [3]. Став епископом, святой Павсикакий немедленно же пращею [4] слова изгнал из своей паствы церковных волков [5] и, как зараженные члены тела, словесным мечом своим изрубил и повыбрасывал их вон, чтобы они не причинили какого-либо вреда и здоровым членам. Заботясь так ревностно о своей пастве и тем содействуя ей в деле спасения, преподобный совершил путешествие в город Константинополь и исцелил там императора Маврикия от недуга, которым он был тогда одержим, за что император с золотою печатью послал ему в его город заслуженное им вознаграждение в количестве одной литры [6] золота. Когда преподобный возвращался из Константинополя в Синаду, то, находясь в Силоне [7], он молитвою извел из земли источник воды, и его спутники утолили жажду. Прожив так благочестиво и богоугодно и совершив спасение многих, святой Павсикакий оставил эту жизнь и отошел к возлюбленному им Господу [8].

Память святого Георгия исповедника

Святой мученик и исповедник Христов Георгий родился в городе Константинополе. За поклонение честным иконам и почитание их он схвачен был иконоборцами и приведен к нечестивому императору Феофилу [1]. Последний то угрозами, то убеждениями стал принуждать его отречься от Христа и от поклонения святым иконам, но святой не согласился на это. Возмущенный гнусными и лживыми словами мучителя, он сказал ему: «Всякому истинному христианину надлежит поклоняться честным иконам и чтить их, так как почитание их переходит на первообраз». За такие слова святому Георгию привязали на шею веревку и стали влачить его по улицам города, как злодея, потом заключили в темницу и, наконец, отняв и разграбив все его имущество, вместе с женою его Ириною и детьми отправили в ссылку, где, перенесши множество бедствий, он с радостью отошел ко Господу [2].

Память 14 мая

Страдание святого мученика Исидора

В первый год царствования императора Декия [1], вышел указ царский по всем областям и странам империи римской, предписывавший пересчитать воинов и собрать их в полки. По этому случаю подъехали корабли воеводы Нумерия к острову Хиосу [2] для того, чтобы собрать здесь всех юношей, предназначавшихся к военной службе. В это время на острове Хиосе проживал святой Исидор, происходивший из города Александрии, крепкий телом и мужественный духом, по вере же христианин. Он проводил жизнь богоугодную, всегда подвизаясь в посте и доброделании; он был чужд суетных дел и нечистых удовольствий мира сего; равным образом он сторонился и нечистых дел еллинских. Этот Исидор за свою храбрость и мужество был записан в число воинов и сопричислен к полку Нумериеву. В скором времени от императора вышло новое приказание, — принудить всех христиан поклоняться богам римским; тех же, кто не поклонялся, должно было принуждать к тому мучениями: особенно приказано было наблюдать за воинами; если среди них находился христианин, было предписано принуждать его к поклонению и приношению жертв идолам, согласно древнему римскому обычаю. В это время один сотник, по имени Иулий, подойдя к воеводе Нумерию, донес ему, что блаженный Исидор был христианином. Воевода тотчас же приказал взять святого. Когда святой был представлен пред судилище Нумериана, то он спросил его:

— Какое имя твое?

— Я называюсь Исидором, — сказал святой.

Воевода сказал:

— Это ты не повинуешься приказу императора нашего Декия и не хочешь приносить богам жертв?

Святой Исидор отвечал на это:

— Кто боги ваши, чтобы мне, христианину, принести им жертву? Не идолы ли они глухие, слепые и ничего не чувствующие?

Воевода сказал на это:

— О, злой и нечестивый хулитель! Поистине, ты достоин великих мучений и казни!

Святой сказал:

— Действительно, я достоин пострадать за имя Бога моего; ради Его пресвятого имени я согласен принять всякое мучение и самую смерть, дабы Владыка мой сподобил меня одной участи со святыми мучениками, пострадавшими за святое имя Его ранее меня. Но я верую и твердо надеюсь, что все верующие в Него и уповающие на имя святое Его, никогда не умрут, как сказал Сам Господь наш Иисус Христос: «верующий в Меня» (Иоан. 6:47), «если и умрет, оживет» (Иоан.11:25).

— Принесешь ли ты, Исидор, — сказал Нумериан, — жертву богам, если хочешь остаться живым, или нет?





Святой отвечал:

— Если бы ты и умертвил меня, то над душою моею у тебя нет власти. Поэтому мучь меня, как хочешь, ибо я имею Помощником своим истинного и живого Бога и Господа Иисуса Христа, Который и ныне со мною и по смерти моей со мною будет, и я буду с Ним. Я не перестану исповедывать имени Его пресвятого до тех пор, пока в моем теле будет пребывать дух жизни.

Воевода сказал:

— Ты хоть один раз принеси жертву, повинуясь приказанию царскому, а потом поступай, как хочешь.

Но святой отвечал:

— Не думай, нечестивый, что ты прельстишь меня коварством своим. Тот, кто один раз отвергся от Христа и Бога своего, может ли называться Его верным рабом? «Неверный в малом неверен и во многом» (Лук. 16:10), но я не позволю себе даже в мысли моей подумать о чем-либо, неугодном Господу.

Воевода сказал:

— Я советую тебе, Исидор, к твоей же пользе. Послушай же меня. Если же ты меня не послушаешь, то я предам тебя лютым мукам, и буду мучить тебя до тех пор, пока ты не исповедуешь величие богов наших.

Вслед затем воевода приказал своим воинам растянуть святого и бить его четырем воинам без милосердия. Когда мучители били святого, то окружавшие его из народа сказали ему:

— Подчинись, Исидор, воле императора, если не желаешь окончить жизнь свою среди мучений.

Но святой отвечал:

— Я повинуюсь воле и приказанию Бога моего, Царя небесного, пребывающего вечно. Этого Бога я исповедую и почитаю; я не отрекусь от Него, и не буду отвержен Им в день суда.

После биения мучитель долгое время соблазнял святого к идолопоклонству и ласками, и угрозами, но совершенно не имел успеха и лишь слышал от мученика брань и укоры как себе самому, так и богам своим. Наконец, преисполнившись гнева, сказал:

— Я прикажу изрезать твой скверный язык на части.

Святой отвечал:

— Хотя бы ты и изрезал язык мой, все равно исповедание имени Христова от уст моих ты не отнимешь.

И отрезан был язык у святого, по приказанию мучителя. Однако святой и по отрезании языка говорил достаточно отчётливо, прославляя Христа, Бога истинного: воевода же от страха пал на землю и сделался немым. Когда его подняли с земли, то он не мог сказать ни одного слова и выражал свои мысли лишь маханием руки. Затем, попросив бумагу, написал на ней:

— Я приказываю усечь мечем Исидора, не повинующегося указу царскому.

Когда слова эти были прочитаны мученику, то он с радостью воззвал, говоря:

— Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, за то, что Ты не лишил меня благодати Твоей! Славлю Тебя, Владыка мой, моя жизнь, мое дыхание! Воспеваю Тебя, Господи, сила моя, просвещение ума моего! Прославляю Тебя, давшего мне язык, которым я непрестанно славлю Твое величие!

Палач же, взяв мученика, повел его на место усекновения. Святой Исидор шел с радостью и поспешностью, устремляясь, как агнец на заклание свое. Затем, посмотрев на небо светлым лицом и радостными очами, святой сказал:

— Владыка Святой! Славлю Тебя за то, что Ты по милости Своей ныне примешь меня в селения Твои и в места упокоения.

Придя же на место, на котором должно было совершиться усекновение главы мученика, святой попросил у палача позволения помолиться. Затем, помолившись достаточное время, преклонил под меч честную главу свою [3] и, таким образом, был усечен за исповедание имени Иисуса Христа, Сына Божия, преклонившего на кресте пречистую главу Свою за нас грешных. После усечения честное тело святого мученика было брошено мучителями без погребения, на съедение псам и зверям. Но один из числа друзей святого, по имени Аммоний, тайный христианин, взяв тело святого мученика, ископал могилу вместе с прочими верными братиями и положил честное тело Исидора в земле, как некое многоценное сокровище. Этот христианин и сам явил себя подражателем доблестного подвига Исидора; плывя по проливу Геллеспонту, он в Кизике [4] принял венец мученический. Честные же мощи святого Исидора были взяты впоследствии из земли некою благочестивою женщиною, по имени Миропиею [5], пришедшею сюда из города Ефеса; помазав честные мощи драгоценными мазями, и обвив чистою плащаницею, она положила их на почетном месте. Когда гонение на христиан прекратилось, в честь святого мученика Исидора была воздвигнута церковь, в которой подавались многоразличные исцеления болящим от святых мощей мученика Христова, во славу Христа Бога нашего, прославляемого во веки вместе со Отцом, и Сыном, и Святым Духом. Аминь.

Кондак, глас 4: Управитель великий вселенней ты явился еси, святе, твоими к Богу молитвами: темже воспеваем тя днесь, мучениче богомудре, Исидоре преславне.



Житие преподобного отца нашего Серапиона Синдонита

В Египте проживал один старец, по имени Серапион, носивший прозвище «Синдонита» [1], так как прикрывал свою наготу телесную только одним плащом. С юных лет он проводил жизнь иноческую; он не имел никакого имения, не имел даже и келлии; у него не было пристанища, и он проживал как птица небесная. Никогда он не входил в дом для того, чтобы отдыхать в нем или покоиться на ложе. Он носил на себе лишь один небольшой плащ и имел всего только одно небольшое Евангелие; Серапион ходил с места на место и останавливался ночевать там, где застигала его ночь. Утром следующего дня, встав от сна, он не оставался на том же месте, но снова продолжал путешествие свое, как бесплотный, почему многие и называли его «бесстрастным». Много раз его встречали поблизости от того селения, где он останавливался. Видели как он, сидя при дороге, плакал, и спрашивали его:

— О чем ты плачешь, старец?

Он же отвечал вопрошавшим:

— Господин мой поручил мне Свое богатство. Но я потерял его, и вот Он хочет наказать меня.

Это говорил святой приточно, Господином называя Бога, богатством душу свою, по образу Божию созданную и искупленную кровью Сына Божия. Слышавшие же такой ответ, не понимая сказанного, думали, что старец говорит о золоте; поэтому и кидали ему, кто что мог, — кто хлеб, кто овощи, и говорили:

— Возьми, брат, хотя это; о богатстве же, которое ты потерял, не скорби, ибо может Бог вернуть тебе его.

А старец отвечал:

— Аминь! Аминь!

Когда же Серапион прибыл в Александрию, то встретил некоего нищего, совершенно нагого, дрожавшего от холода. И стал старец думать про себя:

— Как это может быть, что я, воображающий себя постником и верным исполнителем заповедей Христовых, ношу одежду, а этот нищий, в образе которого — Сам Христос, мучается от холода? Как же я могу не пожалеть его! Поистине, если я не покрою наготу его и попущу ему умереть от холода, то я буду осужден в день суда как убийца.

Затем, сняв с себя плащ, Серапион отдал его нищему, а сам сел нагой близ места того, держа лишь на груди своей святое Евангелие, с которым никогда не расставался. Случилось, что здесь проходил некто, знавший старца. Увидав Серапиона нагим, проходивший спросил его:

— Отец Серапион! Кто обнажил наготу твою?

Серапион же, показывая на святое Евангелие, отвечал:

— Вот это открыло наготу мою.

Потом блаженный встретил некоего человека, который был веден за долг в темницу. Пожалев его, но не имея ничего, что бы он мог ему дать, преподобный продал Евангелие, которое носил с собою, и отдал вырученные деньги, уплатив долг человека того. Затем Серапион пришел в хижину, в которой иногда пребывал. Ученик преподобного, увидев его нагим, спросил его:

— Где твой плащ, честной отец?

Старец отвечал:

— Я послал его туда, где вместо его мы найдем во много раз лучшее.

Ученик снова сказал:

— А Евангелие малое где?

Старец отвечал:

— Чадо, оно (Евангелие) каждый день говорило мне: «продай имение твое и раздай нищим» (Мф.19:21), чтобы приобрести его в день судный. Я послушал его и сделал так, как оно советовало мне. Я продал его, и вырученные деньги отдал нуждающемуся, дабы приобрести себе милость у Бога нашего, Иисуса Христа за то, что я послушал Его святое Евангелие.

Спустя некоторое время один из знакомых дал преподобному старый худой плащ, дабы он мог прикрыть им наготу тела своего. Этот нестяжательный старец пришел однажды в Грецию и пробыл в Афинах три дня; он весьма хотел есть, но ни от кого не мог получить куска хлеба, потому что никто ему ничего не подал, купить же хлеба ему было не на что. Исполняя слова Христовы, он никогда не носил с собою ни монет, ни сумы для денег, ни одежды (Мф.10:9–10), за исключением лишь худого плаща, которым прикрывал наготу свою. В четвертый день пребывания в Афинах Серапион сильно взалкал. Став на возвышенном месте в городе, он начал плакать и громко взывать:

— Мужи афинские! Помогите мне!

К нему подошли философы и начальники города и спросили его:

— Откуда ты пришел, старец? И какое горе у тебя?

Он же отвечал:

— Я родом египтянин. Когда я вышел из места родины своей, то впал сразу в три долга, именно: у меня остались два заимодавца, которым нечего было взять с меня, третий же заимодавец не оставляет меня и до сих пор, но истязует меня, требуя с меня долг свой.

Философы же спросили его:

— Кто это заимодавцы твои и кто истязует тебя? Скажи нам, и мы тебе поможем.

Тогда старец сказал им:

— С юных лет смущала меня похоть плотская, сребролюбие и страсть к объядению; от двух я уже избавился и они уже не смущают меня, ибо я не чувствую вожделения плотского; не имею я и имущества или богатства; жажда же пищи не оставляет меня: вот уже четвёртый день, как я ничего не имел во рту; потому жажда пищи не оставляет меня, смущая меня и требуя себе обычного долга.

Некоторые из философов подумали, что он их обманывает, и дали ему золотую монету, но наблюдали издали за ним, что он будет делать. Старец же, взяв монету, поспешно пошел к хлебным торговцам и, положив монету пред ними, взял один хлеб и ушел оттуда, и более уже не являлся в город тот. Тогда философы убедились, что старец этот был действительно добродетельным мужем. Подойдя к хлебным продавцам, они дали им монету соответственно стоимости хлеба, купленного старцем, а золотую монету взяли себе. Блаженный Серапион, придя в Лакедемонию [2], и узнав, что один из здешних градоначальников был манихеем [3], но проводил вместе с тем жизнь добродетельную, — пошел к нему и продал себя ему в рабы. Через два года по благодати Божией Серапион убедил его отречься от ереси, так что он присоединился ко святой Церкви православной со всем домом своим. Тогда все возлюбили старца здесь не как верного раба, но как отца родного, и весьма почитали его, радуясь о своем спасении от ереси, и прославляли Бога. Старец же, прожив здесь столько времени, сколько считал нужным для спасения души людей тех и возвратив им деньги, полученные от них, ушел оттуда, по обычаю своему, обходя многие страны и города. Повествуется о сем старце и то, что он, когда был еще юношей, продал себя одному греку скомороху за двадцать сребренников и, храня деньги эти, жил у грека того до тех пор, пока не обратил его и весь дом его ко Христу Богу. Случилось же это потому, что скоморох видел, как раб его постоянно все дни проводил в посте, вкушая хлеб и воду лишь вечером и то в небольшом количестве, по ночам же всегда вставал с постели и молился Богу со слезами; видя всё это, скоморох пришел в умиление и, уверовав во Христа, Бога истинного, крестился, а за ним крестилась и жена его и весь дом его. После этого грек тот сказал Серапиону:

— Иди, брат, ибо мы хотим освободить тебя от твоего рабства, как ты освободил нас от рабства диаволу.

Он же сказал им:

— Так как Бог мой даровал вам спасение, то открою вам тайну мою: я не был рабом, но свободным египтянином; но увидав, что вы заблуждаетесь и близки от погибели, я сжалился над вами и по этой причине продал себя вам в рабство, дабы при помощи Божией наставить вас на путь спасения. Но так как вы теперь уже наставлены на этот путь, то возьмите обратно серебро ваше; я же пойду позабочусь о спасении других людей.

Но они долгое время упрашивали его, говоря:

— Мы готовы почитать тебя, как отца и господина нашего; поэтому будь отныне нам господином, а мы будем рабами твоими. Только не уходи от нас!

Однако никак не могли уговорить его остаться на месте том. Притом они не хотели взять от старца сребренники и говорили ему:

— Честной отец, раздай это нищим; с нас же достаточно и того, что ты направил нас на путь спасения.

Но человек Божий отвечал им:

— Вы сами можете раздать то, что принадлежит вам; я же чужое серебро не могу раздавать нищим.

Они же снова стали упрашивать его, чтобы он хотя бы через год посетил их. После того преподобный ушел оттуда в другую страну. Однажды, встретив корабль, отправляющийся из Александрии в Рим, Серапион сел на него, желая приехать в Рим. Корабельщики же, отплывши от берега, не спросили старца, — уплатил ли он следуемую сумму за перевозку? Они думали друг о друге, что кто-либо из них принял от старца деньги и вещи; хотя они и видели, что он был в очень бедном плаще, однако думали, что у него найдутся деньги для уплаты за перевозку. Когда корабельщики отплыли от берега стадий около пятисот, то приступили вечером ко вкушению пищи. Не видя же, чтобы старец вкушал пищу, они подумали, что он постится в тот день. То же самое видя и на другой и на третий день, и не понимая, отчего старец не вкушал пищи, подумали, что он простудился на море и страдал от морского ветра. Увидав, что старец не вкушал пищи и на четвертый и на пятый день, спросили его:

— Человек! Почему ты ничего не ешь?

Он же отвечал им:

— Потому я и не ем, что мне нечего есть.

Поговорив между собою относительно того, кто принимал в корабль вещи человека того, и узнав, что он не уплатил денет за перевозку, корабельщики начали роптать на преподобного, с гневом говоря:

— Зачем ты вошел сюда, не имея ничего с собою? Что ты будешь здесь есть? Чем уплатишь нам за провоз?

Старец же отвечал им:

— Я ничего не имею с собою, кроме этого худого рубища, как это вы видите и сами. Если вы не хотите везти меня с собою, отвезите меня назад и доставьте меня туда, откуда вы меня взяли.

Но корабельщики сказали старцу:

— Если бы ты давал нам и сто золотых монет за то, чтобы мы возвратились обратно для тебя одного, то и тогда мы не согласились бы на это, тем более, что сейчас дует попутный нам ветер.

И позволили старцу быть на корабле, питая его Бога ради. Преподобный же, придя в Рим, обходил дома всех тех граждан, о которых слышал, что они проводили жизнь благочестивую. Беседуя с ними, он получал для себя пользу духовную. Ради этого он и странствовал, собирая богатство духовное, дабы купить им себе блага небесные в покое вечном. Эти блага он и получил по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава во веки веков. Аминь [4].

Страдание святого мученика Максима

Святой мученик Христов Максим, имея в сердце своем ревность по Боге, увидел однажды, что идолопоклонники не только сами предаются служению идолам, но и других склоняют к этому, заставляя их преклоняться пред языческим храмом. После этого он стал молиться Богу о том, чтобы Он прекратил гонение на христиан, и многих неверующих сам крестил. Один раз, когда совершалось служение идолам, и все язычники усердно стали сходиться и приносить в жертву своим богам не только животных, но и людей, святой мученик, не вынося такого зрелища, вошел в среду идолослужителей и всенародно обличил их, назвав идолов их деревом и камнем, бессильными даже самим себе оказать помощь. Тогда язычники схватили его и сильно сперва избили, а потом побили его камнями. Так и скончался святой мученик [1].

В тот же день память святого Исидора, Христа ради юродивого, Ростовского чудотворца, преставившегося в 1474 году.

В тот же день память преподобного отца нашего Никиты, затворника Печерского, потом епископа Новгородского, скончавшегося в 1108 году.

Память 15 мая

Житие преподобного отца нашего Пахомия Великого

Пахомий родился в Верхнем Египте — в Фиваиде, именно в окрестностях города Эсне [1], в последнем десятилетии III в. [2] Родители его были ревностные язычники. С христианами он познакомился гораздо позднее, во время своей кратковременной службы в войске. Задатки чистой жизни сказались в нем очень рано, еще до познания Христа. Однажды родители поручили Пахомию отнести рабочим котелок с говядиной. Заночевав по необходимости в том месте, Пахомий встретил искушение. Одна из дочерей хозяина, девушка очень красивая, убеждала его согрешить с нею. Целомудренный Пахомий ответил ей строго: «Невозможно мне совершить это худое дело; разве глаза мои — глаза собаки, чтобы мне согрешить с моею сестрою?» Немедленно он пошел домой. Впоследствии он сам рассказывал об этом случае монахам, убеждая их тщательно предусматривать сблазны и побуждать искушения. Святой Пахомий не был чужд книжного образования. Его последующая деятельность доказывает это. Притом родители его были люди состоятельные, а среди египтян была развита любовь к просвещению. Детей очень рано, в возрасте пяти-восьми лет, посылали в школу. Здесь они учились читать и писать, причем преподавались им и правила нравственности: эти правила заключались в самих прописях. Когда Пахомию исполнилось двадцать лет, он был взят в войско. В это время у императора Константина была война с каким-то «тираном», вероятно с Максенцием, в 315 г. Пахомий со своими товарищами — новонабранными воинами отправился в путь. К вечеру достигли города Эсне. Здесь Пахомий и его товарищи были оставлены в здании темницы под охраной стражи. Скоро явились сюда христиане с запасами хлеба и всяких кушаньев и усердно просили путников подкрепить свои силы. Когда Пахомий потом спрашивал, почему эти люди так заботятся о них, совсем не зная их, ему отвечали, что это христиане, и что они поступают так ради Бога. Это оказало сильное действие на впечатлительную душу Пахомия. На другой день Пахомий и его спутники отправились далее, к городу Антиноэ [3]. Здесь очень многие молодые воины предавались всяким утехам и чувственным удовольствиям. Они хотели соблазнить и Пахомия, но он стал выше соблазна и настойчиво отвлекал от зла своих товарищей. В это время император Константин одержал победу над своими врагами и отдал приказ распустить войско. Вместе с другими и Пахомий освободился от необходимости участвовать в походе. Теперь для него настало время сделаться христианином. Он пламенно желал служить верно Христу Богу, хранить себя чистым от всякой скверны плоти и духа и делать по силам своим добро ближним. Обет совершенной верности Христу он дал еще в заключении в город Эсне, пораженный милосердием христиан. Отпущенный на свободу, святой Пахомий отправляется теперь в уединенное селение Шенесит (Хиновоск). Здесь он оглашается в истинах веры Христовой и принимает святое крещение в здешней церкви. В окрестностях селения Шенесит Пахомий жил довольно долго. Он поселился здесь в старинном, тогда уже пустом, храме Сераписа. Надобно заметить, что при широком распространении христианства могло запустеть много храмов языческих. Средства к пропитанию он добывал усердным трудом, возделывая овощи и несколько пальм. Эти овощи и плоды были пищей и для тех, кто случайно или нарочито приходил сюда, также и для бедных, живших в Шенесите. Пахомий преуспевал здесь в любви к ближнему. Многие искали у него утешения. Слава его распространялась и дальше Шенесита. Благочестие, любовь к ближнему и рассудительность Пахомия уже и в это время привлекали к нему многих на постоянное жительство. В это время ревность об угождении Богу очень многих побуждала оставлять шумные города и села, и если являлся где-нибудь особенно усердный подвижник, к нему устремлялись любители пустынного жития. Мы видим, что вскоре Пахомий начинает искать большего уединения, ищет себе самому руководителя в подвигах духовных. Может быть, именно опыт руководительства своими сожителями и пробудил в Пахомии потребность в руководителе и для себя самого. Живя в окрестностях Шенесита, Пахомий был во многом полезен жителям этого селения. Когда в селении стала свирепствовать какая-то страшная, заразительная болезнь, от которой очень многие умирали, Пахомий служил больным и даже доставлял жителям в большом количестве сучья акации, чтобы, сжигая их, они могли очищать воздух. В первые годы своей иноческой жизни Пахомий еще не вполне ясно отличал православное учение от еретических измышлений, не вполне верно знал, где истинная церковь Христова. Его старались привлечь на свою сторону последователи еретика Маркиона [4]. Но он знал, что есть и иные, отличные одно от другого, учения, усиливающиеся доказать свою истинность. Смущенный этим разногласием, он со слезами молил Бога открыть ему, где истина. В восхищении он слышал голос, что истина хранится в той церкви, которою управляет Александр, епископ Александрийский. Конечно, Пахомий теперь всем сердцем стал желать познать эту истину и всегда вполне быть верным ей. Потребность в руководителе побудила Пахомия оставить свое жилище в окрестностях Шенесита. Побуждением к этому было еще желание всецело посвятить себя Богу, духовному очищению и совершенствованию. Пахомий боялся и того, что его постоянные заботы о различных нуждах мирян, заботы более всего приличные священникам и верным мирянам, могут соблазнить более слабых иноков: они, по примеру Пахомия, могли бы увлечь ее служением миру и в то же время не суметь сохранить себя не оскверненными от мира. Пахомий оставил окрестности Шенесита, прожив здесь три года. Уходя отсюда, он просил одного старого монаха возделывать здесь овощи и пальмы ради приходивших сюда бедняков. Вот Пахомий разыскал келию славного своими подвигами старца Паламона. Этот старец жил в некотором удалении от городов и селений. Он пользовался уважением во всей окрестной стране. Около него жили и другие монахи, следовавшие его советам и подражавшие ему в образе жизни. Но очень многие вскоре уходили отсюда, чувствуя, что им не по силам такой строгий образ жизни. Когда Пахомий постучался к авве Паламону, старец спросил:

— Зачем ты стучишь?

Пахомий отвечал, что и он хочет быть монахом. Старец возразил ему, убеждая его идти обратно, чтобы испытать себя, может ли он вынести тот строгий образ жизни, какой ведут ученики Паламона. Он говорил Пахомию:

— Я должен сначала сказать тебе, какова мера жизни монашеской. Вот она. Во всякое время мы бодрствуем половину ночи, размышляя о слове Божием; очень часто мы остаемся с вечера до утра работать своими руками, делать веревки, чтобы бороться со сном и снабжать себя тем, что нужно для поддержания нашего тела. То, что остается сверх нашей нужды, мы отдаем бедным. Что же касается того, чтобы есть масло или что-нибудь вареное, пить вино, мы не знаем, что это значит. Мы постимся всякий день до вечера в продолжение летнего времени, а зимою мы постимся по два дня подряд или по три. Правило общих молитв — шестьдесят раз молиться днем и шестьдесят раз ночью, кроме тех молитв, кои мы творим в каждое мгновение и коих счета мы не знаем.

Авва Паламон убеждал Пахомия еще испытать себя и тогда уже снова явиться к нему. Пахомий решительно ответил старцу:

— Я во всем испытывал себя в продолжение многих дней, прежде чем явиться к тебе.

Тогда Паламон открыл дверь, братски облобызал Пахомия и поспешил объяснить ему, что все это он говорил не из тщеславия, а ради его спасения, что этого они не сообщают людям мирским. Однако авва Паламон опять высказал желание, чтобы Пахомий возвратился в свое прежнее жилище, чтобы там еще испытать себя.

Но Пахомий возразил:

— Я уже испытал свою душу во всем и уверен, что при помощи Божией, по твоим святым молитвам, сердце твое будет спокойно относительно меня.

Старец ответил ему:

— Очень хорошо.

Пахомий тотчас же был принят. Авва Паламон несколько дней особенно внимательно наблюдал за Пахомием, чтобы испытать его в молитве, в бодрствовании, в посте. Когда нужно было есть хлеб, старец оставлял Пахомия есть одного. После трехмесячного испытания, авва Паламон облек Пахомия в монашеские одежды, опоясал его иноческим поясом [5], пред чем оба подвижника вместе молились целую ночь. Теперь Паламон особенно старался приучить Пахомия к ночному молитвенному бодрствованию. С вечера они заготовляли материал для ручного труда, потом долго с усердием молились, наконец, принимались за работу, стараясь не потерять молитвенной настроенности духа и не поддаться сну. Когда наступил праздник святой Пасхи, Паламон сказал Пахомию, что в этот день он будет дважды вкушать пищу. Приготовляя пищу, Пахомий влил в нее немного масла. Но Паламон не захотел такого ослабления поста даже и в день Пасхи. С великою скорбью он говорил: «Мой Бог был распят за меня, а я буду есть масло, которое дает крепость телу!» Он хотел было совсем отказаться от пищи до другого дня. Старец только тогда согласился принять пищу, когда Пахомий бросил соль, содержавшую немного масла, и подал ему соль, посыпанную золой. Пахомий с великим смирением просил прощения. Конечно, они оба вкусили хлеба с солью. Слезы текли по ланитам строгого старца и смиренного ученика, желавшего во всем подражать своему любимому учителю. Пахомий часто уединялся среди гор и здесь целые ночи проводил в пламенной молитве. Место, где он молился в летний зной, воздевая руки к небу и не позволяя себе опустить их, иногда покрывалось даже грязью от обильного пота, падавшего с его тела. Пахомий не обращал внимания на то, что иногда в его ноги вонзались колючие иглы терновника. Какие бы неудобства пустынной жизни ни встречались, он с благодушием сносил все, взирая постоянно на те мучения, какие терпел ради нашего спасения Господь Иисус Христос. Во всем строгие к себе и вместе смиренные, Паламон и Пахомий не дерзали просить себе от Бога знамения, никогда не надеялись на свою праведность. Из последнего времени жизни аввы Паламона известен следующий случай, показывающий, как был строг к себе учитель Пахомия даже и тогда, когда силы его от старости и подвигов очень ослабели. Однажды Паламон сильно заболел. Иноки пригласили к нему опытного врача. Но врач отказался лечить старца, сказав, что ему прежде всего необходимо улучшить питание. Братья стали убеждать старца послушаться врача. Он согласился принимать пишу, назначенную больным. Когда Паламон и после этого не выздоровел, он начал с глубоким убеждением говорить инокам:

— Не думайте, что здоровье приходит от тленной пищи: ведь сила и здоровье приходят от Христа; ведь мученики Христовы давали отсекать свои члены, терпели огонь и всякие виды мучений, пока наконец их не обезглавливали. А я! Я не могу выносить легкую болезнь, я просил врача заботиться о мне; я пользовался лекарствами; потом, согласившись пользоваться ими, я не получил отсюда никакой пользы. Мне остается одно — снова начать свои подвиги; это лучшее лекарство, и Тот, по Чьему пути я иду, конечно будет знать мое намерение, будет пещись о мне больше, чем я сам мог бы сделать.

Авва Паламон с прежним усердием и постоянством предался иноческим подвигам, ограничивая все свои потребности. Милосердый Господь на некоторое время восстановил его здоровье. Однажды Пахомий ходил по пустыне. Наконец, он достиг развалин селения Тавенниси, немного к югу от Шенесита в округе Тентирском [6]. Здесь Пахомий услышал голос: «Пахомий, Пахомий, подвизайся и пребывай на этом месте; построй себе обитель, и множество людей придут к тебе, чтобы сделаться монахами около тебя, и получат они пользу душам своим». Пахомий немедленно идет к авве Паламону и сообщает ему об этом. Тогда они оба отправляются в Тавенниси и строят здесь обитель, строят собственно небольшое иноческое жилище. Паламон пошел опять на место своих прежних подвигов. При этом он указал на близость своей кончины и предрек будущую славу Пахомиева монастыря. Старец уверял своего любимого ученика, что Господь пошлет ему силу и терпение для управления многочисленными братиями. После продолжительной молитвы, они расстались. Паламону сопутствовали некоторые ученики его, приходившие навестить своего учителя. Прошло некоторое время, и авва Паламон опасно заболел. Ученики его послали за Пахомием. Он быстро отправился к старцу и остался при нем, чтобы служить ему до самой смерти его. Наконец, старец почил смертью праведника в десятом часу двадцать пятого дня месяца Авива. Ученики его провели всю ночь в чтении и пении псалмов над старцем. Утром они совершили обычную молитву и потом отнесли тело почившего на гору, на некотором расстоянии от его келии; там они похоронили его, совершив еще раз усердное моление об упокоении души усопшего старца со святыми. Все они теперь были в великой печали. Лишившись советов и утешений великого старца аввы Паламона, они считали себя сиротами. Пахомий возвратился в свою келию в Тавенниси, скорбя о почившем наставнике, и в своем уединении предался усиленным подвигам благочестия. Вскоре он сам делается руководителем других на пути ко спасению. Когда Пахомий один жил в Тавенниси, к нему пришел старший брат его, Иоанн. Пахомий с любовью принял брата. Прошло уже много лет со дня их разлуки, так как Пахомий не возвращался домой после того, как был взят в войско. Благочестивая беседа Пахомия сильно подействовала на Иоанна, и он остался в Тавенниси навсегда. Оба брата теперь трудились уже общими силами. Добытое усердным трудом они отдавали нуждающимся. Они проводили очень строгую жизнь. Одетые в грубое шерстяное платье, они уходили в жаркие места, где стояли до утра на молитве, не сгибая ни колен, ни рук, простертых к небу. Такую всенощную молитву они совершали очень часто, хотя ноги их иногда пухли от напряжения, а москиты до крови кусали их руки. Если братьев-подвижников одолевал сон, они садились на том же месте, где совершали свою молитву, но не позволяли себе опираться на что-нибудь. В продолжение дня они до тех пор занимались телесным трудом, пока зной от палящих лучей южного солнца не делался невыносимым. Ради будущих своих сожителей Пахомий начал заботиться об устройстве ограды вокруг того места, где он подвизался с братом. Пахомий желал, чтобы ограда заключила в себе как можно больше места: он ожидал к себе много других иноков. Но Иоанн, предполагая, что они всегда останутся вдвоем, недружелюбно смотрел на этот труд. Он даже портил умышленно стену, которую они строили. Пахомий однажды сказал ему по этому поводу: «Довольно безумия!» Иоанн очень рассердился, и долго потом не мог успокоиться, хотя Пахомий просил прощения. К вечеру этого дня Пахомий сошел со стены и долго молился. В это время он еще живее почувствовал свою вину пред Иоанном и утром еще с большим смирением просил у него прощения. Конечно, братья-подвижники теперь стали еще больше любить друг друга и смиряться один пред другим, Иоанн более и более преуспевал в подвигах благочестия и самоумерщвления. Скоро достигши высокого духовного совершенства, он умер, оплакиваемый братом Пахомием. Пахомий в это время был уже совершенным подвижником. Поэтому и искушения бывали у него очень сильные, но своею молитвою и терпением он всегда успевал отражать самые страшные козни врага. Вот что случалось с ним. Иногда, когда он хотел преклонить колена для молитвы, пред ним, по действию демонов, являлась как бы яма; но Пахомий безбоязненно молился. Иногда на дороге окружали его демоны подобно почетной страже и громко кричали: «Освободите дорогу для человека Божия». Диавол очень желал внушить Пахомию тщеславие и гордость; но он был совершенно нечувствителен к этому искушению. То вдруг диавол делал, что келия Пахомиева тряслась и колебалась, как будто готова была упасть; но Пахомий нисколько не смущался этим и с глубочайшим спокойствием повторял слова псалма: «Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах. Поэтому не убоимся, хотя бы поколебалась земля и горы двинулись в сердце морей» (Пс.45:2–3). Однажды демоны являлись Пахомию в виде работников, усердно старавшихся сдвинуть камень с места при помощи канатов, но — без успеха. Молитва Пахомия заставила их исчезнуть. Много раз, когда Пахомий садился есть скудную пищу, бесы являлись ему в виде нагих женщин; но Пахомий закрывал глаза и отвращал от видения сердце и — демоны исчезали. Борьба с темными силами ада требовала от Пахомия большого напряжения всех сил и иногда очень его утомляла. Однажды Господь послал ему нового утешителя в лице инока Аполлона [7]. Пришедши к Пахомию, этот благочестивый, опытный и добрый инок решительно сказал ему:

— Будь мужественен Пахомий: не бойся никакого действия со стороны духов, ибо помощь Божия даст тебе победу над ними.

Этот старец остался с Пахомием к великому утешению для обоих. Впрочем, старец Аполлон скоро скончался. Однажды, когда Пахомий собирал тростник для своего рукоделия, ангел Господень явился и сказал ему: «Пахомий, Пахомий, Пахомий! Воля Божия — чтобы ты служил роду человеческому и воссоединял людей с Богом». Когда ангел Господень удалился, Пахомий остался и смотрел вслед его, говоря: «Это — дело Господне». Собрав немного тростника, он пошел в свое обиталище. Вскоре после явления ангела, к преподобному Пахомию пришли три человека — Пшентаиси, Сурус и Пшои. Они сказали Пахомию: «Мы хотим сделаться монахами вблизи тебя и быть рабами Христовыми». Убедившись в их искреннем благочестии, Пахомий с любовью и радостью принимает их и дает им монашескую одежду. Эти три инока с увлечением и постоянством предаются самым трудным подвигам, руководимые примером и наставлениями святого Пахомия. Их поразило его трудолюбие. Авва Пахомий сам заботится о всем, сам очищает и поливает сад, отворяет дверь приходящим и беседует с ними, с усердием служит больным. О новых иноках он говорил: «Это — молодые растения, не достигшие еще той меры, чтобы служить другим». Освобождая новых иноков от всякой внешней заботы, Пахомий внушал им, чтобы они усердно занимались делами, которые прямо ведут к очищению сердца, к укреплению воли в добро. Когда первые ученики открыто выражали Пахомию свое сожаление по поводу его постоянных трудов для них, он говорил им с глубокою верою: «Какой человек может привязать животное к машине [8] и пренебрегать им дотоле, пока оно не упадет и не умрет? Когда Господь увидит, что я утомлен, Он пошлет нам людей, которые будут помогать нам во всяком добром деле». Для утверждения первых своих учеников в добродетели, святой Пахомий наложил на них некоторые правила. Единообразие в пище и одежде было признано необходимым и в этом маленьком общежитии. Слух о благочестии и мудрости святого Пахомия более и более распространяется по Египту. К нему являются то те, то другие люди, проникнутые жаждой высших подвигов. Приходили иногда и отшельники, уже достигшие высокого духовного совершенства, чтобы отдать себя под руководство святому Пахомию. Так явились пять славных подвижников, которые прежде проводили отшельническую жизнь. Это были: авва Печош (или Пекусий), авва Корнилий, авва Павел, авва Пахомий и авва Иоанн. Пахомий всех их принял с радостью. Являлись иногда люди с худым настроением души и с дурными навыками. Замечая, что их нельзя уврачевать, но что они могут своим примером развратить других иноков, Пахомий удалял их из своего общежития. К святому Пахомию стремились многие, и он был для них постоянным руководителем и наставником. Движимый любовью к ближним, святой Пахомий, с помощью своих иноков, в ближайшем к монастырю селении построил церковь, чтобы жители этого селения могли приступать чаще к причащению Св. Таин и назидаться слушанием слова Божия. По бедности обитателей, святой Пахомий принял на себя все издержки по совершению Евхаристии. Сам он с братиями и читал в этой церкви. Когда нельзя было найти пресвитера, Пахомий приходил в церковь и назидал присутствующих чтением слова Божия. Иноки в церкви так благоговейно держали себя, и Пахомий так усердно исполнял обязанности чтеца, что посетители этой церкви постепенно оставляли грехи, заботились об очищении сердца, делались христианами не по одному лишь имени. На авву Пахомия они смотрели не как на человека, но как на ангела Божия. Количество иноков в Тавеннисийском общежитии более и более увеличивалось. Когда оно достигло до ста человек, Пахомий пришел к мысли, что необходимо построить церковь и в самом монастыре. Когда была устроена церковь, братия отправлялись, как и прежде, в субботу в церковь, находившуюся в селении, а в воскресенье пресвитер приходил в монастырь и здесь совершал литургию. Впоследствии выходы братии в село для участия в совершении литургии в субботу прекратились. Между иноками Пахомиева монастыря никто не имел пресвитерского сана. И сам Пахомий не хотел принять этот сан. Он часто говорил братии: «Хорошо для нас и не просить о подобном деле, чтобы между монахами не было ни зависти, ни спора, ни непослушания, ни разделения, вопреки воли Божией. Как огонь на гумне, если бы не поспешили погасить его, погубил бы труд целого года: то же самое представляет помысел гордости в своем начале. Хорошо, чтобы мы покорялись Церкви Божией твердо и спокойно. И во всякое время, кого только мы найдем посвященным епископами, его и будет довольно для нас для этого дела». К преподобному Пахомию являлись и пресвитеры, желавшие сделаться монахами. Святой авва не отказывал им в приеме в монастырь. Конечно, они должны были во всем безусловно подчиняться правилам жизни монашеской и обычаям общежития. Пахомий в своем служении спасению ближних обращался к их содействию, если они оказывались неизменно скромными и послушными. Сам Пахомий ни за что не соглашался сделаться священником, хотя его достоинства всеми высоко ценились. Известен следующий случай из его жизни. Однажды святой Афанасий, архиепископ Александрийский, обозревал паству. Его везде торжественно встречали. Навстречу ему выходили епископы, пресвитеры и народ. Некоторые епископы, пресвитеры и множество клириков сопровождали его. Вышел навстречу великому святителю и сам Пахомий со своими иноками. Они пели псалмы до тех пор, пока не вошел в обитель архиепископ. В это время Серапион, епископ Тентирский, взял архиепископа Афанасия за руку и сказал ему:

— Прошу твою любовь сделать священником авву Пахомия, отца монахов, чтобы он управлял всеми монахами моего округа.

Услышав это, святой Пахомий мгновенно скрылся. Архиепископ сел. Многочисленная толпа окружила его. Святой Афанасий сказал громко, обращаясь к епископу Серапиону:

— Я слышал о вере Пахомия, будучи еще в Александрии, прежде моего посвящения.

Потом святой Афанасий встал, сотворил молитву и сказал ученикам Пахомиевым:

— Приветствуйте вашего отца и скажите ему: ты скрылся от меня и избежал того, что может возбудить зависть и соревнование; ты избрал добродетель, которая пребудет вечно со Христом. Пусть Господь наш даст тебе по желанию твоему.

Конечно, смирение преподобного Пахомия располагало и братий Тавеннисийского общежития также к смирению. Подобно своему великому авве они не искали и даже боялись возвышения. Ни греческие, ни коптские историки не указывают между ними пресвитеров. С умножением иноков в Тавенниси явилась возможность укрепить здесь стройный чин общежития, подвести все действия иноков под строгие общежительные правила. Сам преподобный Пахомий был для киновитов [9] и учителем и судией, был и правилом и образцом для деятельности каждого. О благе всех и каждого печется прежде всех сам великий авва Пахомий. Он постоянно убеждает иноков не ослабевать в молитве, не переставать призывать имя Божие, чтобы без молитвы не быть застигнутым врасплох сатаною. Святой Пахомий пользовался всяким случаем, чтобы сказать слово назидания тому или другому брату. Но, кроме этих частных бесед, он обыкновенно говорил еще три общих поучения в течение недели — одно в субботу и два в воскресенье. Он заповедал, чтобы и всегда начальник монастыря составлял и произносил три поучения в неделю. Кроме трех поучений начальника монастыря, во время субботних и воскресных собраний иноков, обязательно в два седмичные поста, т. е. в среду и пятницу, говорили поучения своим монахам начальники домов. Иноки всякий вечер собирались для духовной беседы и вообще любили назидать друг друга теми уроками, какие каждый извлекал из чтения слова Божия и из наблюдений над жизнью тех или других людей. Иноки любили повторять изречения свящ. Писания и размышлять о них. Поэтому и при взаимных беседах они всегда могли назидать друг друга мыслями и словами Библии. Праздных бесед и пересудов мы не видим в Тавенниси. В общежитии было много домов; каждым из них заведовал особый начальник, у которого был свой помощник, вторствующий по нем. Этот вторствующий заменял начальника в случае его отсутствия или болезни. Святой Пахомий позаботился о том, чтобы каждого вступающего в монастырь брата встречали иноки особенно благочестивые и мудрые. Эти иноки-привратники каждого нового брата встречали, устраивали и в течение трех лет искуса, до облечения его в монашескую одежду, усердно назидали своими беседами, предохраняя его от всякого зла. Таким образом, новоначальные в Тавенниси находили опытных и постоянных руководителей и могли благочестиво настроиться в первые же годы своей жизни в монастыре. Святой Пахомий и сам внимательно наблюдал за новоначальными. Как радовали его успехи и усердие молодых иноков. Как внимателен он был к их нуждам! Как предохранял он их от всякого соблазна и искушения совне, также как и от увлечения какими-нибудь нечистыми помыслами! О больных братиях в Тавенниси очень много заботились. О них имели попечение и особо назначенные для служения в больничном доме иноки с их начальником, имел попечение и сам преподобный Пахомий. При братской трапезе прислуживали особые иноки. Они сменялись через три недели. От этих иноков требовалось постоянное усердие, тем более, что братия вкушали пищу не в одно время. Иноки, служившие при трапезе, в течение трех часов приготовляли, распределяли и раскладывали хлеб, различные овощи и маслины. В дозволенные дни подавали за трапезой сыр, яйца, овощи вареные, похлебку из вареных зерен. Каждый брат подходил к столу в то время, когда желал, и принимал свою часть. Но это было только один раз в день: одни ели в шестом часу, другие — в седьмом, иные — в восьмом, иные — в девятом, в десятом, в одиннадцатом, иные же к вечеру, когда показывались на небе звезды. Некоторые иноки были так строги к себе, что вкушали пищу только один раз в два дня. Вообще пост [10], согласно первоначальному уставу, не налагался ни на кого против воли. Только более близких к себе иноков святой Пахомий склонял поститься, т. е. совсем воздерживаться от пищи, по средам и пятницам. Но многие иноки сами налагали на себя усиленный пост. При многочисленности монахов в Тавеннисииском общежитии было и много различных должностей, послушаний. Исполнение некоторых должностей было особенно трудно. Все проходившие то или другое «послушание» в монастыре, особенно начальники, были очень усердны. Преподобный Пахомий по прошествии некоторого времени иногда сменял тех, кто исполнял известное «послушание», заменяя их другими. В этом случае он желал достигнуть двух целей. Во-первых, он стремился к тому, чтобы вновь назначенный извлекал из своего «послушания» плоды духовные, чтобы он мог получить от Господа награду за свой ревностный труд на пользу братства. Святой Пахомий был того мнения, что всякое «послушание» в обители, исполняемое с усердием, доставляет иноку награду не ниже той, какую получит монах, если будет ревностно поститься, бодрствовать и молиться Богу. Во-вторых, Пахомий желал, чтобы имели возможность отдохнуть после труда ревностные труженики хотя некоторое время. Однако братия, усердно занимавшиеся исполнением своих «послушаний», неохотно соглашались на отдых, дозволенный великим аввою. Они были убеждены в том, что этот мир не есть место отдыха, а напротив — место напряженного труда, постоянной борьбы и самоотверженных подвигов, и что только тот, кто здесь трудится, в будущей жизни получит истинное упокоение и нескончаемое блаженство. И всякий продолжал с усердием заниматься тем делом или ремеслом, какое знал, или вообще какою-нибудь работою для монастыря, в точности подчиняясь распоряжениям начальника. От всякого инока, какую бы должность ни проходил он в монастыре, требовалось полное подчинение начальнику и безусловное, точное исполнение устава. Это было главным отличием жизни киновии от жизни отшельнической в тесном смысле этого слова. В полном послушании был и залог духовного совершенствования киновитов. В послушании было великое нравственное преимущество киновии. Нарушение распоряжений начальника или предписаний устава, хотя бы и по ревности о подвижничестве, всегда могло вести к ропоту со стороны других и быть причиною всяких беспорядков в общежитии. Поэтому Пахомий строго наказывал нарушителей долга послушания, чем бы они ни оправдывали себя. Такие случаи бывали и в Тавеннисийском общежитии, хотя очень редко. Для покупки необходимых вещей и продажи монастырского рукоделья выбирались особенно благонадежные иноки, украшенные всякими добродетелями, чтобы мир не мог их соблазнить, а они служили бы назиданием для мира. Обращалось особенное внимание на то, чтобы они не были пристрастны к стяжениям, хотя бы от этих стяжений монастырь мог получить значительную пользу. Когда в Тавенниси количество иноков увеличивалось более и более, здесь должны были умножаться и различные хозяйственные учреждения. Должно было умножиться и количество лиц, проходивших те или другие «послушания» ради удовлетворения различных нужд монастыря. Когда количество иноков и монастырей в Пахомиевой киновии умножилось, мы видим там очень много иноков, на которых были возложены различные обязанности по монастырю. Мы видим здесь правильно устроенные хлебные, сначала только в Тавенниси, а потом в монастырях Певоу (самом главном) и Фенум. В этих хлебных иноки работали при самой глубокой тишине, содействовавшей и успеху работы и самособранности духа. Не было здесь разговоров. Даже спросить воды или муки нельзя было: нужное требовали стуком о квашню. Во время работы читали на память заученное из слова Божия. В одно время в Тавеннисийском общежитии было 15 портных, 7 кузнецов, 4 плотника, 15 красильщиков, 20 дубильщиков кож, 12 погонщиков верблюдов, 20 садовников, 15 сапожников, 12 иноков, приготовлявших покрывала, 10 ночных стражей и 10 переписчиков. Иноки своим трудом приготовляли для обители все необходимое, и лишь немногое им приходилось покупать в городах. Особенно распространено было среди киновитов выделывание рогож, и это не только было хорошим рукоделием для монахов, но и могло усиливать денежные средства киновии, а деньги необходимы были и здесь. Деньги хранились, по заповеди святого Пахомия, в одном месте, в распоряжении эконома. Этот эконом и удовлетворял все братские нужды. Но иноки не могли иметь свои деньги. Между монахами было много таких, которые пришли в монастырь еще в детстве со своими родителями. Выросши, они не умели различать золота от серебра, и были совершенно равнодушны к деньгам. Нужды братии были очень скромны. Нестяжательность была так велика, что всякий имел только одну одежду и одно покрывало из овечьей или козьей кожи. Разорванную одежду особо назначенный инок должен был чинить, вымывать и потом хранить в складе поношенной одежды. Когда кто-либо из монахов хотел вымыть свое платье, он брал себе одну из этих починенных одежд, а вымыв свое платье, возвращал эту одежду заведовавшему ею иноку. В киновии было очень много переписчиков. Эти опытные писцы усердно списывали те книги, какие были особенно полезны монахам, по указанию начальника. Трудились они с успехом: монастырские книгохранилища увеличивались, и каждый инок мог найти здесь для себя пищу духовную. При всяких сношениях с миром иноки должны были соблюдать особенную осторожность. Во время пути они должны были повторять про себя известные им изречения святого Писания и размышлять о них. В путешествие отправлялись всегда несколько человек вместе, по крайней мере, двое. Если на пути встречалась женщина, желавшая говорить с ними, то старший инок приближался к ней и, опустив глаза, с великою скромностью вел недлинный разговор. Встречая на пути начальника или воина, каждый инок сходил со своего осла и молился в стороне, уступая дорогу путнику. В мирских домах иноки обыкновенно не вкушали пищи. В крайнем случае, вкушали лишь то, что было разрешено монастырским уставом. Чтобы мир не оказывал худого влияния на монахов через письменные сношения, письма в монастыре получал начальник, и если он видел, что письмо заключает в себе добрые мысли, то передавал его по назначению. Никто в монастыре не мог рассказывать того, что он видел или слышал в мире, если это не вело к общему назиданию. Что-нибудь назидательное можно было сообщать лишь с дозволения начальника. Вообще говорливость не поощрялась среди иноков. Странники принимались в особом помещении. Никто из братии не мог принимать их у себя в келии. Даже о приходе кого-нибудь из родных никто не мог передавать монахам: о приходе странников говорили, кому следует, только привратники. В гостинице странникам оказывали самый радушный прием. Для женщин было отдельное от мужчин помещение. Даже чужих монахов преподобный Пахомий не помещал вместе со своими иноками, не позволял пускать их даже в общую трапезу, хотя и оказывал им все знаки братской любви и позволял им входить в церковь во время общей молитвы, если только они были православные, а не еретики. Слава святого Пахомия более и более распространялась по Египту. О великих подвигах его узнала наконец и родная сестра его Мария, просвещенная уже христианскою верою и остававшаяся девою. Очень желая увидеть брата Пахомия, она отправляется в Тавенниси. Сообщили о ее приходе Пахомию. Отрекшийся от всяких земных пристрастий, избегавший свиданий с женщинами, святой Пахомий отказывает сестре в свидании, но в то же время через монаха-привратника указывает ей новый путь жизни. Он говорит ей, что настоящая жизнь есть лишь приготовление к жизни будущего века, а жизнь в удалении от мира, жизнь монастырская, может дать все средства ко спасению. Пахомий обещает сестре, что для нее иноки построят уединенное жилище, если она захочет проводить жизнь монастырскую. Тогда, говорит он, и другие женщины, поселившись с нею, могут отдаться всецело заботе о достижении духовного совершенства. Грустно было для Марии слышать, что брат ее сам не хочет беседовать с нею. Она заплакала. Но слова Пахомия, переданные ей через монаха привратника, содержали и много утешительного. Она согласилась на то, к чему призывал ее Пахомий. Тогда Пахомий послал монахов построить для нее жилище вблизи селения, на довольно значительном расстоянии от монастыря мужского, на другой стороне Нила. Спустя короткое время уже большое количество женщин являются к Марии, чтобы навсегда остаться жить с нею. Сестра преподобного Пахомия делается для них матерью, старицей. Она руководит их на пути ко спасению до самой своей смерти. Со своей стороны и авва Пахомий с великим усердием заботится об этом монастыре. Для ближайшего руководства духовною жизнью в женской обители он назначает старца Петра. Пахомий сам написал особую книгу с правилами монашеской жизни, и эти правила сестры обители должны были усердно изучать и исполнять. Конечно, могли быть случаи, когда кому-либо из иноков нужно было посетить ту или другую сестру. Свидания эти в случае необходимости разрешались самим Пахомием. Получив разрешение Пахомия, инок являлся к заведовавшему женским монастырем старцу Петру. Старец посылал за матерью монахинь, за тою монахиней, которую нужно было видеть иноку, и еще за третьей монахиней: все садились, и тогда начинался разговор, причем, конечно, все имели в виду то, что длинные и особенно праздные беседы неприличны монашествующим. Если какая-нибудь инокиня умирала, сестры относили ее в место их молитвенных собраний. Мать инокинь одевала ее погребальным саваном. Авва Петр сообщал о смерти монахини Пахомию. Назначенные им иноки, проводившие безукоризненную жизнь, отправлялись в женский монастырь. Они останавливались у ворот молитвенного дома и здесь пели священные песнопения. Наконец усопшую погребали, причем к гробнице сопровождали ее с пением сестры в предшествии матери, а старец шел сзади их. Расходились, зарыв усопшую в землю и совершив над нею последнюю молитву. Иногда сестер погребали в самом монастыре, а иногда относили их к ближайшей горе. Еще в одном случае иноки Тавеннисийского мужского общежития оказывали большую помощь женскому монастырю. Когда являлась надобность исправить или вновь построить какое-либо здание в женском монастыре, Пахомий посылал для этого самых благочестивых монахов. Они находились там под неусыпным надзором старца Петра. Они не могли оставаться в женской обители вкушать пищу, но в тот же день возвращались в свою обитель. Количество сестер в женском общежитии скоро умножилось до четырехсот. Обычная пища инокинь, их посты, их одеяния, за исключением головного покрывала — все соответствовало принятым в мужском общежитии обычаям. Инокини трудились и на пользу мужского общежития: они приготовляли шерстяные одежды для иноков. В свою очередь они получали необходимые для них припасы от эконома мужского общежития. Известен один важный случай из жизни женского монастыря. Одна из монахинь как-то вышла за ограду монастыря. Она встретилась с мирянином-портным и, удивляясь, спросила его о причине прихода в эти места. Тот ответил, что желал бы иметь работу. Сестра возразила, что они имеют собственных портных. Портной удалился. Свидетельницей этого разговора была одна монахиня. Поссорившись как-то с той монахиней, она стала порицать ее и припоминала с укоризною ее разговор с портным. Молодая инокиня, взволнованная ложным обвинением, горячо плакала. Она преувеличенно представляла себе тот позор, какой, по ее мнению, ожидал ее теперь в монастыре. Угнетаемая скорбью, она тайно пошла к реке, бросилась в ее волны и утонула. Узнав об этом, другая сестра, позволившая себе незаслуженно укорять несчастную молодую инокиню, впала в великое отчаяние и лишила себя жизни, задушив себя веревкой. Скоро узнал об этом преподобный Пахомий. Глубоко опечаленный этим случаем, старец запретил поминать их в молитвах домашних, совершать литургию и подавать милостыню за них. Пахомий строго отнесся и ко всем сестрам общежития. В виду того, что они не употребили должного старания, чтобы найти невинную и обидчицу, примирить и успокоить их, и пренебрегли их положением и спокойствием, а, может быть, и поверили клевете одной из сестер, старец отлучил их от святого причащения на семь лет. Множество людей приходили к Пахомию отовсюду, чтобы навсегда подчиниться ему. Количество монахов в Тавенниси слишком умножилось. Стало очень тесно. По внушению Божию, святой Пахомий пошел искать еще места, удобного для построения новой обители. Очень удобное место оказалось к северу от Тавенниси, не в далеком расстоянии отсюда. Место это называлось Певоу [11]. Здесь и был устроен новый монастырь, очень обширный и вскоре сделавшийся средоточием всего общежития. Монастырь этот был обнесен оградою. Епископ области Диоспольской благосклонно относился к монахам. По его мысли преподобный Пахомий устроил здесь и церковь. Теперь явилась возможность принимать в общежитие всех, желавших поселиться здесь навсегда. Из старого монастыря в новый Пахомий переселил много монахов, притом именно таких, которые хорошо привыкли к порядкам общежития и могли быть опытными руководителями и служить добрым примером для новых братий. И здесь были назначены свой начальник, эконом и братия для исполнения различных послушаний. Все с усердием должны были исполнять законы общежития, помня, что они назначены одинаково как для новоначальных, так и для самих начальствующих. Прошло некоторое время, и два монастыря не могли уже вмещать всех желавших здесь подвизаться. Постепенно устроилось еще семь монастырей. Количество иноков в Тавеннисийском общежитии дошло до семи тысяч человек. Конечно, одни монастыри были более населены, другие — менее. И все это множество иноков, рассеянных по многим обителям, было единым иноческим братством. Святой Пахомий часто посещал все монастыри. Сам он стал жить в монастыре Певоу, где сосредоточивалось общее управление всех монастырей. Этот монастырь был самым многолюдным. Отсюда иноки других обителей получали необходимые им предметы. Эконому этого монастыря давали отчет в работах. Сюда иноки всех монастырей собирались дважды в год, принимали здесь участие в молитвах и слушании поучений и получали благословение преподобного Пахомия на свои подвиги. В монастыре Певоу совершали и крещение оглашенных во дни святой четыредесятницы. Тогда оглашенных приводили сюда из всех монастырей. Таким образом, были между иноками люди еще не принявшие святого крещения, но готовившиеся к нему, были оглашенные. В Певоу их приводили для крещения вероятно потому, что там были священники, а в других монастырях не было священников. Конечно, это общение всех монастырей было в высшей степени полезно для монахов: оно связывало всех иноков Пахомиевых обителей самыми тесными узами духовной любви, оно ободряло малодушных, возбуждало ревность в ослабевших, а для усердных и преуспевших подвижников было очень важно, что они видели высокие образцы подвижнической жизни и научались соревновать им и скромно смотреть на свои подвиги. Но всего важнее были эти путешествия в Певоу тем, что они давали возможность всем инокам видеть обычную жизнь святого Пахомия и слушать его наставления. И во время своих путешествий для обзора обителей святой Пахомий учил монахов не только словом, но и примером. Он готов был повиноваться всякому, смирялся пред низшими и с удовольствием бы принял урок от самого юного члена общежития. Вот один из множества подобных случаев. Преподобный Пахомий особенно часто ходил в Тавенниси. Во время этих посещений он не оставлял своего обычного ручного труда. По распоряжению аввы Феодора, здесь употребляли особенный способ плетения рогож: веревки не следовало сильно стягивать; в этом случае и труда было меньше, и рогожи выходили лучше. Когда Пахомий плел здесь свою рогожу, один мальчик, живший в монастыре, исполнявший в эту седмицу свою череду на этом послушании, откровенно заметил ему, что он не так плетет, как распорядился авва Феодор. Пахомий с кроткою радостью выслушал замечание отрока и просил научить его, как именно следует работать. Мальчик показал Пахомию, как у них работают. Авва Пахомий тотчас же стал именно так плести рогожу. Большой страх возбудили среди Тавеннисиотов жившие поблизости варвары, которые не только теперь, но и позднее делали нападения на селения и на монастыри и причиняли им великий вред: грабили, расхищали, вымогали с обитателей выкуп или уводили их в рабство. Иноки северных обителей от них разбежались. Ради того, чтобы северные обители не разрушились совсем и монахи не разорялись совершенно, преподобный Пахомий посылает в северные обители большое количество иноков. Сам он остался в монастыре Певоу, а своего любимого ученика Феодора послал с книгами для чтения к инокам северных монастырей. Отправляя туда Феодора, Пахомий утешал его надеждою на помощь Божию. Пахомий дал обет — в случае удаления варваров послать в церковь, разграбленную ими, книги, много пшеницы и вообще то, в чем эта церковь нуждается. На другой день варвары, совершенно разбитые императорским войском, удалились. Это успокоило монахов. Когда варвары еще не были поражены, они нашли одного отшельника и заставляли его поить их вином. Но когда он хотел налить им вина, они требовали, чтобы он сначала принес жертву их богам. Инок не соглашался. Варвары стали грозить ему, что убьют его, если он не исполнит их требования. Несчастный отшельник не имел мужества, чтобы отказаться от принесения жертвы богам языческим. Он исполнил требование варваров. После этого он стал поить варваров вином. Они от опьянения уснули. Это дало иноку возможность убежать от них. Но сердце отшельника было безутешно. Он был так подавлен своим горем, что не мог даже молиться. Вспомнив о доброте и мудрости Пахомия, этот инок поспешно пошел к нему, решившись отдать себя вполне на суд великого старца. Он с глубокою скорбью объявил святому Пахомию, что после своего наружного отречения от Христа чрез принесение жертвы ложным богам он уже не видит возможности покаяться и получить прощение грехов, поэтому он уже целый месяц не молится Богу. Пахомий отечески укорил его за то, что он как бы бросил в огонь тот венец, который держал над главою его Ангел и уже хотел возложить на него. Видя искренние слезы невольно изменившего Христу монаха, Пахомий указал ему путь к успокоению. Он предложил ему молиться как можно больше ночью и днем, всегда поститься до вечера, никогда не есть ничего вареного, кроме случаев сильной болезни. Тогда он может обрести милость у Бога, получить прощение и сделаться снова верным рабом Христовым. Вера Пахомия ободрила этого монаха: он перестал уже отчаиваться и начал искренно и с надеждою на милость Божию каяться в своем грехе. Долгое время в Тавеннисийском общежитии подвизались одни копты [12]. Наконец слава святого Пахомия дошла и до греков и римлян. И из них некоторые стали стремиться в общежитие под руководство мудрого аввы Пахомия и делались здесь монахами. Святой Пахомий и о них усердно заботился: они были для него дороги не менее коптов. Некоторым затруднением для Пахомия при обращении с монахами-греками (их было больше, чем римлян) было незнание греческого языка. Равным образом и другие иноки-копты не знали этого языка. Даже на самом близком расстоянии от Александрии [13] разговорным языком был не греческий, а коптский язык. Даже сравнительно недалеко от Александрии жившие подвижники, как напр. святой Антоний Великий, родившийся около Ираклеополя великого, святой Пимен Великий, всю жизнь проведший в Нижнем Египте, в Ските, Теренуофе и северном Диолке, не говорили по-гречески, а тем более трудно было встретить знающего греческий язык монаха в Фиваиде [14]. В деле попечения о греках преподобному Пахомию помогал Феодор, бывший чтец Александрийской церкви. Но и сам святой Пахомий позаботился о том, чтобы научиться греческому языку. Святой Пахомий учил иноков и словом и примером. Тем сильнее действовало его слово, что иноки видели в нем пример всех добродетелей. Постоянное молитвенное настроение Пахомия, его глубокое смирение, его строгость к себе самому, строгость даже во время болезни, его любовь ко всем, его проницательность и мудрость — все это привлекало сердца братий к нему, заставляло всех без рассуждения подчиняться его слову, принимать его советы. Смирение Пахомия было чрезвычайно велико, хотя и совершал он необыкновенные подвиги, хотя и воздавали ему величайшую честь и иноки, и миряне, и даже епископы, иногда присылавшие к нему монахов, чтобы он произнес над ними свой суд. Святой Пахомий боялся осуждать других даже в мыслях. Сподобляясь неоднократно видений и откровений от Бога, он говорил о них братиям тогда, когда от своего рассказа ожидал нравственной пользы для братий. Однажды братия просили его рассказать какое-нибудь из его видений. Замечателен ответ его. Не желая говорить о бывших ему видениях, с целью предостеречь от превозношения тех иноков, которых Господь сподоблял особенных духовных дарований, святой Пахомий сказал: «Тот, кто исполнен грехов, не получит благодати духовных видений. Но если ты желаешь иметь прекрасное и замечательное видение, то я укажу тебе на одно из них: когда ты увидишь человека благочестивого, скромного сердцем, чистого — вот прекраснейшее из видений: ты видишь Бога невидимого в этом видимом человеке. Не спрашивай другого видения, которое было бы предпочтительнее этого». Смиренный Пахомий ни в чем не хотел иметь преимущества пред братиями. Он называл истинно справедливым того брата, который не давал ему большей, по сравнению с другими, доли кушанья. И трудиться он желал наравне с другими. Он не допускал, чтобы кто-нибудь облегчил его труд. Однажды великий авва отправляется с братиями на работу. Каждый со своим спутником должен был взять известное количество хлеба. Пахомиев спутник хотел один все нести. Но Пахомий не согласился на это, говоря, что начальник во всем должен нести те же труды, что и братия. В высшей степени нестяжательный, Пахомий носил очень бедное платье. Оно заменяло ему и покрывало в холодное время. В этом платье он принимал приходивших к нему священников и монахов. Один брат по имени Афанасий, заведовавший монастырской одеждой, обратился к святому Феодору с просьбой отдать ему в склад платье аввы, когда он снимет его, и положить вместо этого одеяние другое, новое и приличное для начальника. Феодор послушался Афанасия и заменил одну одежду другою. Но вот Пахомий ищет свою прежнюю одежду. Феодор указывает на новую, но Пахомий настаивает на том, чтобы ему возвратили его старую одежду. На просьбу старца, троекратно повторенную, Феодор ответил, что теперь нельзя уже найти этой одежды, Феодору, однако, стало очень жалко, что он лишил старца той одежды, которая была для него и покрывалом в холодное время. Он даже плакал об этом. Но и Пахомий не считал себя правым в этом случае. Он долго просил у Господа прощения в том, что, уча других послушанию, он сам не оказал послушания тому, кто в монастыре распоряжается одеждою. Какое великое смирение! Когда однажды Пахомий заболел, Феодор привел его туда, где больные иноки вкушали пишу. Для него приготовили хорошую похлебку. Он заметил брату, приготовлявшему это кушанье:

— Ты не умеешь приготовлять кушанья; дай мне немного воды.

Поданную воду Пахомий влил в это блюдо. Тогда же Феодор налил ему воды на руки пред началом еды. Пахомий в свою очередь возлил ему воды на ноги. После еды зашел между ними разговор. На вопрос Федора: почему он испортил кушанье водой, Пахомий ответил ему:

— Брат, приготовивший мне пищу, приготовлял ради меня с большим усердием, а такое усердие между людьми не бывает продолжительно. И я сказал себе: я сейчас в этот раз буду есть хорошо, а наступит завтрашний день, я буду болен, я буду еще ожидать, что брат даст мне хорошо поесть, и по этой-то причине сердце мое будет в смущении. Вот поэтому-то я и испортил поданное мне хорошее кушанье, чтобы в другой раз, если он будет небрежен и не приготовит по-прежнему хорошо, это было для меня уже безразлично.

Феодор спросил старца, почему он возлил ему воды на ноги. Замечательный ответ дал ему святой Пахомий:

— Я поступил так для того, чтобы, если в другом мире скажут мне: Феодор возливал воду на твои руки, мне быть вправе сказать: я сам умыл ему ноги.

Больной Пахомий не хотел вкусить кушанья с маслом. В другой раз во время болезни он не согласился покрыться лучшим покрывалом вместо рогожи и принять горсть фиников. Какая строгость к себе самому! С особенною любовью относился Пахомий к больным инокам. Более всего он заботился о спасении души заболевшего брата. Он убеждал больного благодарить Бога, возбуждал в нем благочестивые мысли, предостерегал от пристрастия к земле, от увлечения нечистыми помыслами, внушал ему просить прощения у Бога и бодро смотреть на свое будущее, возлагая упование на Господа. Он всегда заботился и о теле больного брата. Больных в общежитии никогда не принуждали к усиленному посту, хотя и не препятствовали им поститься. Пахомий иногда находил нужным ослабить пост, если видел, что пост очень истощает силы больного и не дает ему поправиться. Так, один брат был болен во дни четыредесятницы. Однако он не соглашался ни есть ничего вареного, ни пить вина. Он не хотел позволить себе послабление, если бы ему предстояло даже умереть от чрезмерного воздержания. Мудрый авва Пахомий советовал ему, если он не хочет совсем оставить этот пост, отложить свое пощение до времени полного восстановления сил, когда он будет иметь возможность провести в строгом посте такое число дней, какое должен бы был поститься теперь. Среди служивших в больнице иноков бывали и такие, которые не хотели исполнять некоторые просьбы больных, казавшиеся им непозволительными для монаха прихотями. Но святой Пахомий смотрел на это иначе. Он готов был доставить больному возможное утешение. Однажды, напр., сам Пахомий тяжко заболел. В больнице ему предложили съесть немного вареных овощей. В это время в больнице лежал тяжко-больной монах, тело которого представляло кожу да кости: так он исхудал после продолжительной болезни. Когда этот инок попросил больничных братий дать ему немного говядины, те не соглашались на это. Тогда больной просил отнести его к авве Пахомию. Великий авва был поражен крайним истощением инока и отсутствием благоразумного сострадания в больничных братиях. Он строго сказал им: «Безумные, где страх Божий? Ведь Бог сказал: «Возлюби ближнего как самого себя». Ужели вы не видите, что этот брат почти мертв? Почему вы не дали ему того, чего он у вас просил? Я теперь не могу ни есть, ни пить. Ведь есть различие между болезнями, и одна болезнь бывает более жестокою, чем другая». Пахомий не мог удержаться от слез при виде тяжко-больного инока и бессердечной ревности других о строгом соблюдении устава о пище. Теперь иноки поняли свою неправду. Они тотчас послали купить козленка и приготовили из него кушанье, которое подкрепило ослабевшее тело больного брата и ободрило его унылую душу. Пахомий старался в своих учениках возбуждать упование на Бога. Вот один случай, подтверждающий это. Как-то вечером прибыли братия, чтобы нагрузить лодку тростником. Феодор боялся, что приготовленного им рагу [15] не достанет для всех. Пахомий понял его мысли и предостерегал его от чрезмерной заботы о пище и малодушного опасения относительно ее, указывая на Божие попечение о человеке. Упование не посрамило Пахомия. Случился однажды в монастыре недостаток в пшенице. Это очень огорчало и озабочивало иноков. Желая уничтожить их опасения за ближайшее будущее, Пахомий указывал им на два прекрасные ковра, пожертвованные одним добрым человеком: в крайнем случае, их можно продать и вырученные деньги расходовать на покупку пшеницы. Целую ночь Пахомий провел в горячей молитве. На другой день утром постучался в ворота монастыря начальник одного города. Когда привратник отпер ему, он сказал, что дал обет отдать нуждающимся известное количество хлеба, и что в эту ночь он узнал во сне, что именно братия этого монастыря нуждаются в хлебе; пусть кто-нибудь примет привезенный им хлеб. Когда об этом сообщили самому Пахомию, он очень обрадовался и сказал начальнику города, что они действительно нуждаются в хлебе, но им нужна отсрочка в уплате денег. Добрый христианин сказал: «Я не за деньги привез это, но ради того, что вы люди Божии. Пошли же братий внести это». Пахомий, искренно благодарный доброму человеку, оказавшему помощь обители во время крайней нужды, дал ему в благословение монастырского хлеба и овощей. Начальник города с радостью принял это и ушел довольный тем, что оказал помощь рабам Божиим. Братия удивились и обрадовались неожиданному дару монахолюбивого начальника. Пахомий боялся, как бы иноки не пристрастились к какой бы то ни было красоте на земле. Он боялся даже, чтобы стройность, изящество и красота храма не развлекали монахов. Усердно предостерегал святой Пахомий учеников своих от тщеславия. Он убеждал своих монахов творить подвиги в тайне, ради Бога, а не ради похвалы человеческой. Советовал им по внешности не выделяться из среды братии. Вот несколько случаев, показывающих, как настойчиво он боролся с этим врагом подвижников. Один инок проводил много ночей в непрерывном молитвенном бодрствовании, услаждаясь надеждою заслужить особенное уважение от людей. Пахомий убеждал его изменить образ жизни, говорил, чтобы он ходил в трапезу, когда призываются туда братия, и вкушал с ними пищу, только не до полного насыщения; чтобы совершал такое количество молитв, какое назначено всем инокам, чтобы по выходе из келии был ко всем любезен и не казался мрачным. Конечно, не следует покидать и своих подвигов, так как и это было бы угождением сатане; но надобно все делать ради Бога, не давая диаволу места в сердце своем. Когда этот инок продолжал действовать по-прежнему, опасаясь, как бы не показаться братиям слабым и жалким, Пахомий опять настойчиво советовал ему ослабить свои подвиги. Много раз он напоминал тщеславному иноку свои прежние наставления и, наконец, сказал ему, что он дойдет до состояния безумия, если будет упорствовать в своем пристрастии к внешним подвигам ради уважения от других, а не ради умерщвления страстей. Но монах делал по-своему, и предсказание Пахомия исполнилось. Тщеславный монах, более и более надмеваясь гордостью по причине своего наружного благочестия, дошел до безумия, до самозабвения. Он готов был даже убить святого Феодора, когда авва послал его отвлечь этого инока от его тщеславной и Богу неугодной молитвы. К счастью, руки его, протянутые с обрубком дерева, онемели, и он только неистово кричал на Феодора, называя его врагом Божиим. Долго он был в таком жалком состоянии. Наконец он исцелился от своего безумия и вместе от прежней упорной гордости. Святой Пахомий сидел однажды с некоторыми старцами вне келии, беседуя с ними о слове Божием. В это время один брат пред дверью своей келии приготовлял рогожу. Он работал с особенным старанием и в этот день успел сплести две рогожи. Он ожидал себе похвалы от аввы Пахомия. Видя его душевное состояние, Пахомий сказал своим собеседникам: «Не видите ли вы этого несчастного брата? Он потерял сегодняшний труд, так как возлюбил славу от людей более, чем славу от Бога; он самого себя утомил и душу свою лишил всякого успеха и прибыли». Пахомий призвал этого инока и строго укорял его за его мысли. Потом, смягчая свое обличение, Пахомий велел ему принести эти две рогожи, когда братия соберутся в церкви, и просить у иноков прощения и молитв. То же он должен был сделать и в трапезе во время обеда. Чтобы еще более уврачевать его душу, Пахомий велел ему безвыходно сидеть в келии, ежедневно приготовлять по две рогожи вместо одной, есть только хлеб и соль, ни с кем не разговаривать, кроме одного брата, который будет доставлять ему хлеб, и усердно просить у Бога прощения в своем грехе. Это наказание было направлено прямо против главной страсти монаха: он должен был в наказание делать то, что прежде делал по тщеславию. Наказание постоянно напоминало ему допущенный им грех, и должно было возбудить в его сердце живейшее раскаяние. Он дорожил похвалою Пахомия: конечно он не мог не понять, что великий авва не без основания так строго наказал его, обличив прежде пред всеми. Еще один замечательный случай. Однажды святому Пахомию пришлось зайти в монастырь, где иноки были заражены еретическими воззрениями. Здесь монахи передали Пахомиевым ученикам, что их начальник предлагает Пахомию вместе перейти через реку, чтобы показать, кто из них прав, кто более угоден Богу. Когда ученики сказали об этом Пахомию, он очень опечалился тем, что его монахи выслушали и передают такое поручение. Пахомий сказал им строго: «Еретик может перейти через реку по поверхности воды, как проходят по суше, по попущению Божию и при помощи сатаны, желающего утвердить его в его нечестивом веровании и других склонить к этому верованию. Теперь идите и скажите этим людям: «Служитель Божий Пахомий говорит: мои труды и заботы направлены не к тому, чтобы перейти через реку пешеходом, но к тому, чтобы избежать наказаний Божиих и перейти через ту огненную реку, через которую мы все, люди, должны перейти перед престолом Господа нашего Иисуса Христа. Сверх того Евангелие говорит: «Не искушай Господа Бога твоего». Святой Пахомий в предложении еретиков видел козни сатаны, желавшего чудесным явлением поколебать в монахах веру и возбудить в них тщеславие. Он убеждал учеников и не склоняться когда-нибудь на что-нибудь подобное и не поддаваться тщеславию. Когда в каком-нибудь подвижнике проявлялась хотя бы одна добродетель, не испорченная тщеславием, святой Пахомий радовался и этому малому преуспеянию брата и тщательно лелеял его добродетель, видя в ней залог его спасения. Святой Пахомий не желал, чтобы иноки предавались строгим подвигам по принуждению, а не по собственному влечению. Об этом красноречиво свидетельствует следующий случай из жизни киновии. Однажды, когда святой Пахомий после посещения других монастырей возвращался в ту обитель, где он постоянно жил, братия вышли приветствовать его. При самой встрече один юноша громко заявил ему, что с того дня, как Пахомий их оставил, им не готовили ничего ни из зерен, ни из овощей. Святой Пахомий кротко и приветливо ответил ему:

— Не печалься, сын мой; отныне я займусь вашими делами и позабочусь о вашей пище.

Войдя в монастырь и сотворив в церкви молитву, Пахомий пошел прямо в поварню. Повара плели рогожи, Пахомий спросил главного повара:

— С какого времени ты не готовил похлебки для братии?

Оказалось, что уже два месяца, как он ни разу не готовил им похлебки. Пахомий спросил его:

— Почему ты так поступал, когда правила повелевают подавать похлебку братии во все субботы и воскресенья?

Главный повар ответил, что братия из любви к подвигам не едят похлебки, довольствуясь небольшим количеством овощей и масла; прежде похлебка, приготовленная с маслом, выбрасывалась вон; теперь он назначил одного брата доставлять на трапезу маслины, овощи, уксус, а сам он и другие с ним трудятся над изготовлением рогож. За это время было приготовлено в поварне пятьсот рогож. Пахомия глубоко опечалило самоволие заведовавшего кухнею монаха. Приказав сжечь самовольно приготовленные рогожи, святой Пахомий строго заметил этому иноку, что он своим сверхдолжным усердием оказал пренебрежение к правилам. Притом же и воздержание иноков в этом случае было уже не делом свободного произволения, а следствием необходимости: никто уже не имел возможности проявить свое усердие, все постились поневоле.

— Что касается меня, — говорил святой Пахомий, — я бы предпочел приготовить кушанья разных видов и сварить всякого рода плоды и поставить все это пред братиями, чтобы им, если они будут обуздывать свои желания и добровольно, ради подвига, отказываться есть это, совершить великое и доброе дело пред Богом. Если на трапезе не подавать разрешенного уставом, то немощные братии не могли бы достаточно подкреплять свои упадшие силы: они могут совершенно ослабеть. Притом между братиями есть много новоначальных, из которых некоторые очень юны и слабы телом: они не могут в иноческих подвигах сравниться с совершенными. Им было бы особенно тяжело, если бы даже по субботам, воскресеньям и праздникам их лишали варева: они могут предаться унынию от непривычной для них строгости жизни. Какой правильный взгляд на дело! Какая благоразумная строгость к нарушителям правил, какая забота о сохранении порядка в общежитии, какая любовь к немощным братиям слышится в этом выговоре повару, нарушившему правила о пище по чрезмерной ревности о воздержании! Святой Пахомий всегда имел в виду, что чрезвычайная строгость может привести некоторых подвижников в отчаяние. К инокам новоначальным, неопытным, он относился с особенною предупредительностью и нежностью, видя в них «молодые растения», требующие ухода и поддержки. Пахомий порицал своего любимого ученика Феодора за его суровость к его брату Пафнутию. Только любовь и мудрость Пахомия удержали Пафнутия в монастыре. Вот случай подобной предусмотрительности и любви в отношении к монаху чужого монастыря. Невдалеке от Тавенниси был небольшой монастырь, не принадлежавший к общежитию. Начальник этого монастыря часто приходил к святому Пахомию слушать его мудрые наставления, чтобы потом передавать их своим монахам. Один инок этого монастыря усиленно домогался должности, которой не был достоин. Начальник однажды ответил на его просьбы, что Пахомий советовал не давать ему этой должности, потому что он недостоин ее, хотя Пахомий не говорил этого. Самолюбивый монах почти насильно повлек своего авву к святому Пахомию для объяснений. Бледный, в глубокой задумчивости следовал начальник за своим монахом, смущенный его необузданным гневом.

Они застали Пахомия строившим монастырскую ограду. Вне себя от гнева, монах кричал Пахомию:

— Сойди, чтобы доказать мой грех, Пахомий — лжец!

В высшей степени кроткий и терпеливый, Пахомий ничего не ответил грубому монаху. Однако монах продолжал свою брань. Пахомий понял его душевное состояние и спокойно отвечал:

— Прости меня, я согрешил; а ты никогда не согрешал?

Гнев монаха утих. Затем Пахомий отвел в сторону начальника монастыря и разузнал от него, в чем дело. Авва дал ему такой совет:

— Послушайся меня и исполни его просьбу, чтобы душу его вырвать из рук врага.

Начальник монастыря последовал этому совету. И он и его монах были утешены и успокоены Пахомием. Через несколько дней этот монах раскаялся в своей грубости относительно Пахомия и пошел к нему просить прощения. Он признался, что Пахомий выше, чем говорят о нем, и поведал ему следующее: «Бог знает, что если бы ты не был великодушен ко мне и сказал бы мне одно грубое слово, то я, грешный, оставил бы монашество и снова сделался бы мирянином. Будь же благословен, человек Божий, потому что Господь оживил меня через твое великодушие». Святой Пахомий часто напоминал монахам о той ревности, какую они должны иметь. Каждым случаем он пользовался, чтобы возбудить в них усердие к подвигам, к плачу о грехах, к духовному преуспеянию. Проходя однажды со своим учеником Феодором вблизи гробниц, Пахомий увидел, что здесь несколько женщин безутешно плакали. Он сказал Феодору:

— Не видишь ли ты этих женщин, проливающих слезы о мертвых, которых они не могут воскресить? Тем более мы, которых называют монахами, не должны ли плакать о наших душах, которые умерли по причине греха, и которые воскресит Христос по Своему человеколюбию! Во всяком случае слезы похвальны, если они проливаются с добрым намерением.

Преподобный Пахомий и его монахи радовались не только о своем спасении и благополучии, но и о спасении ближних и об истинном их благополучии. Неправильные учения смущают верующих, производят волнения и разделения в Церкви: святой Пахомий скорбит об этом. Торжествуют православные, ослабевает ересь: какая радость наполняет сердца тавеннисиотов с преподобным Пахомием во главе! Голод или какое-нибудь другое общественное бедствие постигает страну: общая скорбь Египта доходит вскоре до тавеннисийского начальника, и здесь чужое горе вызывает живейшее сострадание. Так, однажды преподобному Пахомию сказали, что в Египте большой голод, к которому присоединилась еще неразлучная почти спутница голода — моровая язва. Шел уже второй день, как Пахомий оставался без пищи. Но он так живо почувствовал страдания многих от голода, что до другого дня совсем не прикасался к пище и говорил с величайшим сочувствием к страждущим: «Я не могу есть, когда мои сочлены голодны и не имеют хлеба». И во все время, когда голод продолжался в Египте, Пахомий был в великой скорби, предавался самому строгому посту и молился о прекращении народного бедствия. Глубоко сочувствовавший всем людям и особенно инокам, святой Пахомий за всех усердно молился. Он молился, чтобы Господь помогал инокам исполнять их высокие обеты и сделаться каждому из них чистым храмом Святого Духа. Молясь за других людей, он, прежде всего, молился за тех, кто творит добро, чтобы Господь изгладил из их сердца всякое попечение о земном, кроме того, что необходимо для жизни. Молился великий авва и за тех, кто порабощен еще греху или омрачен ересью, чтобы Господь дал им покаяние. Молился он за царей и за всех правителей, чтобы они жили в любви у Бога и у всех людей, чтобы творили суд обидимым, чтобы не пристращались к тленной славе, чтобы походили на тех царей, которые творили волю Божию и были угодны Богу, каков был, например, царь Давид. Молился Пахомий и за пастырей, чтобы Господь помог им быть верными преемниками апостолов, ходить по всем заповедям Господним непорочно, украшаться истинным ведением, твердою, апостольскою верою, чистотою и благочестием. Святой Пахомий, молившийся о благополучии мира, всем подавал помощь, когда это было возможно. Много людей обратилось к доброй жизни под влиянием его святой жизни и его кроткого вместо твердого слова. Много иноков спаслось под его ближайшим руководством. Мало этого. Святой Пахомий, при Божием содействии, оказывал людям чудесную помощь в их телесных недугах. Некий пресвитер Дионисий привел к вратам обители кровоточивую женщину, которая ни от кого не получала помощи и получила теперь совершенное исцеление чрез прикосновение к краю одежды святого Пахомия. Преподобный Пахомий исцелил, чрез помазание елеем, приведенную одним человеком дочь его, причем сказал отцу ее, что она не живет в девственной чистоте, и заповедал ей чрез отца быть целомудренною. Другой человек привел к святому Пахомию своего сына, одержимого духом нечистым. Юноша был исцелен. И еще одного бесноватого вскоре исцелил великий авва. Был еще подобный же случай исцеления. Святой Пахомий однажды молился за человека, одержимого нечистым духом, но ему был глас свыше, чтобы он прекратил свою молитву за него, так как это несчастие постигло его для его же душевной пользы. В монастыре Певоу был болен один брат. Уже три дня он боролся с болезнью. Явившись к Пахомию, он со слезами просил молитв о своем исцелении, указывая на то, что многие миряне получают исцеление. Пахомий возразил ему на это: «Вера мирян дает исцеление их телу, а через исцеление, которое Бог дает им, они располагаются делать добро. Что же касается до нас, служителей Христовых, наша вера есть нетленное упокоение, которое Бог дает нам в другом мире; без болезни, без скорби мы вели бы себя против заповеди». Это наставление Пахомия утешило больного инока. Спустя некоторое время, когда болезнь его все продолжалась, он в сопровождении братии пришел к Пахомию. Все стали просить молитв великого аввы об исцелении этого брата. Пахомий начал молиться, но тотчас же услышал глас: «Не молись за этого брата, потому что Господь послал ему эту болезнь, чтобы спасти его от козней диавола». Все братия тогда восхвалили Господа, Который печется о Своих рабах и устрояет их спасение. Хотя рукою Пахомия Господь совершал много исцелений, но великий авва всегда считал высшим и более необходимым исцеление души от служения идолам, от лжи, от блуда и нечистоты всякого рода, вообще от всякого греха. И подавая исцеление телу, он всегда стремился уврачевать вместе и душу человека. Велики были плоды деятельности святого Пахомия. Иноки под его руководством достигают высокого совершенства. Даже ленивые и закоснелые в пороках исправляются и стараются достигнуть высшей степени совершенства. Среди великих подвижников трудно было чем-нибудь особенным выделиться. Потому-то так мало имен этих иноков дошло до нас. Вот некоторые выдающиеся подвижники. Пример трудолюбия, терпения, отрешения от тела мы видим в садовнике Ионе. Восемьдесят пять лет он провел в монашеских трудах. Все деревья в саду были им посажены, но он никогда не вкушал их плодов. Эти плоды доставляли подкрепление и утешение приходившим к Ионе инокам. Платье его было самое нищенское, нечто вроде кожаного покрывала, едва прикрывавшего тело. Одежду из грубой шерсти он надевал только пред принятием Святых Таин, а потом немедленно снимал; этой одежды достало ему на всю жизнь. Он никогда не ел ни одного кушанья, приготовленного на огне. Свою обычную пишу, состоявшую из хлеба и уксуса, он принимал только вечером, и то — не до полного насыщения. Он совсем не думал о телесном покое, и даже во время болезни, даже тогда, когда он был близок к смерти, его не могли убедить отправиться в больницу: он считал себя недостойным пользоваться услугами других. Целый день, работая в саду под палящими лучами солнца, Иона только к вечеру прекращал этот нелегкий труд. Когда наступала ночь, он уходил в свою келию, садился посреди на своем стуле и до полуночи вил веревки, устами и сердцем прославляя Бога. Потом только на короткое время он засыпал, оставаясь на своем стуле, причем веревок не выпускал из рук. Бодрый духом, авва Иона скоро вставал, чтобы отдаться молитве и потом приняться за работу в саду. Ночью во время молитвы и рукоделия он никогда не зажигал светильника. Он совершил еще много других дел, достойных удивления. Он умер, сидя на своем стуле: веревки оставались в его руках. Желая похоронить его, братия не могли соединить его ног, не могли пригнуть руки к телу, не могли также снять с него обычную его кожаную одежду, чтобы надеть на него чистое платье из шерсти. Его похоронили в том виде, как он умер, облекши только в шерстяной саван. В Пахомиевом общежитии был один инок, пораженный проказою, по имени Афинодор. Этот инок — редкий пример терпения, благодушия и трудолюбия при постоянной, жестокой болезни. Живя вдали от других, как прокаженный, Афинодор питался только хлебом и солью, да и то через два дня к вечеру. Подобно всем монахам общежития он ежедневно плел по рогоже, хотя руки его, поврежденные проказою, от работы обагрялись кровью. Днем он никогда не позволял себе лечь отдохнуть. Понемногу он выучивал на память отделы священного Писания. Перед отходом ко сну он долго молился, а в полночь шел на общую братскую молитву. Но всего удивительнее было в нем терпеливое перенесение болезни. Святой Пахомий нередко посылал его в различные монастыри, уверенный в том, что один вид этого инока пробудит благочестивую ревность во многих. Как-то к нему в келию вошел один добрый инок. Он был очень растроган терпением и болезненным видом аввы Афинодора. С братскою любовью этот инок убеждал его перестать трудиться над плетением рогож, так как это причиняет его рукам страшную боль. Инок говорил, что каждый из них с радостью будет трудиться за него, и что это нисколько не будет отягощать их. Они и так ради Господа служат больным и странникам. Но терпеливый Афинодор, проникнутый сознанием важности труда для каждого человека и особенно для монаха, решительно сказал своему благожелателю, что для него невозможно перестать работать. Сердобольный брат советовал ему хотя растирать руки маслом, чтобы они несколько смягчились и перестали трескаться. Афинодор последовал этому совету. Но руки его от масла сделались нежнее; он во время работы чувствовал уже еще большую боль. Пахомий заметил, что этот брат прибегает к помощи масла. Авва с братским укором заметил Афинодору, что он должен не возлагать надежды на масло, а всецело отдать себя на волю Божию, так как не без промысла Божия, не без пользы для него и для других эта болезнь постигла его. Афинодор признал себя виновным и просил у Пахомия прощения. Он целый год потом оплакивал этот грех. Так строги были к себе иноки Пахомиева общежития. Святой Пахомий знал, к кому можно быть строгим и кому следует оказывать снисхождение. Однажды являются к Пахомию двое юношей. Они оба желали сделаться монахами. Один из них, Сильван, юноша шестнадцати или семнадцати лет, доселе жил в плотской нечистоте. Пахомий принял их с такими мыслями: «Я сделаю их монахами, и если юноша, проводивший дурную жизнь, принес покаяние, я буду хранить его; если же он не раскаялся, я изгоню его». Авва Пахомий наедине говорил с Сильваном, и юноша откровенно рассказал о своих прежних грехах. Он обещал сделаться другим человеком и более не грешить. Но прошло немного времени, и Сильван предался прежним грехам. Авва Пахомий намерен был уже изгнать его, чтобы пример его не развратил кого-нибудь в монастыре. Авва призвал к себе одного благочестивого инока и поручил ему отправиться с Сильваном и еще с пятью иноками в указанный им монастырь и ожидать его там. На другой день он предполагал здесь объявить Сильвану свое решение об изгнании его из общежития. Но благодать Божия именно накануне этого дня, ночью, коснулась сердца юноши, он твердо решил переменить свой образ жизни и исправить свое сердце. Еще ночью он встал с постели, нашел благоговейного брата, который сопровождал его в этот монастырь: сел подле него и стал горько плакать. На вопрос брата о причине этих слез Сильван ответил ему: «Я плачу, потому что я не пребываю в страхе Божием; если бы я боялся Господа, я соблюдал бы слова аввы нашего Пахомия, человека Божия». Добрый инок старался утешить его. Он дал юноше такой совет: «До этого дня ты пребывал без страха Божия, но теперь предай душу свою всему тому, что он тебе приказал, и ты приобретешь страх Божий, если соблюдешь это». Утром пришел в этот монастырь святой Пахомий с двумя монахами. Он тайно призвал к себе Сильвана и беседовал с ним с утра до седьмого часа дня. В этой беседе он раскрыл юноше его душевное состояние, указал ему его великую виновность и объявил, что более держать его в монастыре не может. Страшно поразили юношу слова великого аввы. Он уже думал о самоисправлении, об очищении сердца, о духовном возрождении, а теперь слышит, что его сейчас изгонят из среды монахов, которых он любил и уважал вполне искренно. С горькими слезами Сильван упал к ногам Пахомия. Умоляя старца о пощаде, он говорил: «На этот раз я принесу покаяние и буду исполнять все то, что ты прикажешь мне, не ради тебя одного, но ради Бога, Который обитает в тебе и Который открыл тебе мою нечистоту». Он просил старца не изгонять его из монастыря, если он не нарушит более своего обещания. Искренность покаяния Сильвана была очевидна. Пахомий на короткое время ушел от него в уединенное место и молился о нем, чтобы Господь дал ему твердость в исполнении его обещания. Потом он призвал к себе благочестивого инока Санамона и поручил ему заботиться о Сильване, причем рассказал ему о поведении этого юноши, прося молчать об этом. Пахомий предупредил этого инока, что ему предстоит много трудов при исправлении Сильвана, и только тогда вручил ему юношу, когда добрый подвижник изъявил согласие тщательно заботиться о его духовном перерождении. Потом Пахомий призвал Сильвана и дал ему наставление, убеждая всегда быть с этим старцем, подражать его жизни, никуда от него не отлучаться и ничего не делать без позволения. Сильван обещал исполнить заповедь Пахомия. Начальнику этого монастыря Пахомий сказал, чтобы он ни в каком случае не разлучал этих двух иноков; но не открыл ничего о прежнем поведении Сильвана. Пламенея теперь любовью к Богу, Сильван просил себе помощи свыше и обещал полную готовность терпеть всякую скорбь и обиду, как нечто заслуженное, обещал, что будет бодрствоватъ неусыпно над своим сердцем; Сильван исполнил свой обет. Он все усиливает свои подвиги. Он ест только один раз в день и пьет воду не до полного утоления жажды. Он усердно молится и даже большую часть ночи проводит в молитве, а когда его уже одолевает сон, он садится на своей рогоже, не позволяя себе опереться о стену. Все это он делает без всякого тщеславия, с величайшею скромностью, имея в виду лишь очищение сердца своего, подавление порочных стремлений и приобретение совершеннейшей любви к Богу. Его скромность простирается до того, что он выбирает себе в пищу худшие овощи и старается получить худший тростник для плетения рогож и корзин, считая себя худшим из всех монахов. В непродолжительное время Сильван достиг совершенной чистоты духа. Сам Пахомий радовался, видя духовное преуспеяние юного подвижника, принесшего плоды покаяния. Однажды братия того монастыря, где жил Сильван, собирали тростник. Пахомий на этот раз был с ними, назидая их словом Божиим. Наконец он сказал инокам:

— Я желаю сообщить вам о том чуде, которое Господь сотворил между вами. Есть среди вас один, который обратился и сделался новым человеком посредством второго рождения, так что он стал совершенным по чистоте сердца.

Пахомий указал и на то, что при высокой степени духовной чистоты этот брат совершенно чужд гордости, и что нет ни одного из братий, который бы походил на него по чистоте и возвышенности души. Иноки удивились, узнав, что Пахомий говорил им о Сильване. Все братия теперь стали выражать Сильвану величайшее уважение. Один за другим они стремились к нему, чтобы услышать от него слово назидания. Они называли его теперь не иначе, как авва Сильван. Но скромный инок с великою кротостью говорил им: «Правда ли, что я ваш авва?» Он трудился с величайшим напряжением сил, чтобы стать на такую высоту. После этого он не долго жил. Он умер в мире с Богом и совестью. Святому Пахомию Господь открывал и будущие судьбы иночества. Однажды многие братия с Пахомием отправились резать тростник. Некоторые из иноков провожали их. Между ними был и любимый ученик Пахомия, святой Феодор. Когда уже нужно было отчалить от берега, Пахомий сказал Феодору: «Поспеши войти в лодку». Феодор, не спрашивая о причине, тотчас исполнил приказание старца, вошел в лодку и даже не подумал о том, чтобы взять с собою книгу, какую читал он в те дни ради назидания. Он рад был, что старец дал ему возможность проявить послушание, которое и не спрашивает, куда и зачем ведут, подобно Аврааму, вышедшему из своей земли по повелению Божию, хотя он и не знал, куда он идет. Когда уже нагрузили лодку тростником, Пахомий увидел нечто очень страшное. Ему представилось, что некоторые из иноков находятся в пасти львов, иные в пасти крокодилов, другие среди огня, а некоторые под горою, на которую напирают волны, — они стараются взойти на гору, но все их усилия оказываются тщетными. Они все восклицали: «Господи, помоги нам!» Увидев иноков в таком затруднении, Пахомий бросил на землю тростник, который нес на плечах, простер руки к небу и начал очень громко молиться, прося у Господа помощи для этих несчастных. Видя это, все иноки также бросили ношу и начали молиться. Эта напряженная молитва множества иноков продолжалась до вечера. Пахомию было открыто, что это видение относится к тому времени, когда его уже не будет в живых. Вечером за трапезой Пахомий ничего не ел. Святой Феодор, посланный во время сбора тростника с одним иноком по какому-то делу, ничего не знал о случившемся. Потом ему сообщили о видении Пахомия. Узнав, что старец ничего не ел, Феодор размочил хлеб, приготовил и еще какое-то кушанье и чрез одного брата передал Пахомию, что желает его видеть. Услышав, что Феодор его зовет, Пахомий немедленно пошел к нему. Думая о судьбе многих иноков, старец все еще продолжал плакать. И Феодору он сказал, что и он должен плакать пред Господом. Один брат в это время заметил, что Феодор еще ничего не ел. Пахомий ответил ему: «Что общего у вас с ним? Пусть он не ест и плачет». Сам старец, чтобы еще больше не огорчить своего любимого ученика, ел предложенную Феодором пищу, хотя печаль еще была очень сильна в его сердце. В последние годы своей жизни святой Пахомий имел еще другое видение относительно судьбы иночества. Однажды, затворившись в своей келии, Пахомий молился с одиннадцатого часа (по нашему: с пятого часа вечера) до полуночи. Вдруг яркий свет осиял его комнату. Он слышит голос: «Поколение, которое будет следовать за тобою, будет проводить такую жизнь, которая будет угодна Богу, как в эти дни». Потом ему было открыто, как широко распространятся монастыри. Но вот в восхищении он видит какой-то очень глубокий, крутой и мрачный ров. В этом рву ходили в бесчисленном количестве иноки, не различая один другого, и наталкиваясь друг на друга. Некоторые делали страшные усилия, чтобы выйти из этого рва. Одни из них успевали достигнуть до половины глубины, но потом стремглав падали. Многие жалостно взывали о сострадании. Некоторым удавалось, наконец, достигнуть до самой верхней точки этой бездны — до самого отверстия, откуда свет освещал для Пахомия этот страшный мрак; великую хвалу воздавали они тогда Богу. Придя в себя, Пахомий понял, что в этом видении ему открыто будущее состояние душ иноков, которые худо ведут себя — по своей ли небрежности или по вине худых руководителей. Пахомий с великою скорбью взывал к Богу, прося Его милости к монастырям и монахам. Он почти отчаивался за них. В ответ на свои вопли к Богу он услышал голос: «Пахомий, не забывай, что ты человек: все зависит от Моего милосердия». Простершись на земле, Пахомий молил Бога о милосердии к нему. Тогда он был утешен явлением самого Христа Спасителя в виде человека молодых лет, неизреченной красоты, с терновым венцом на главе. Христос открыл ему, что его ученики будут взирать на него как на светильник, от которого им и можно заимствовать свет для себя. Их поведение будет согласно с правилами. Их внутреннее настроение будет доброе. Им будут подражать последующие иноки. Но настанет время, когда вера ослабеет и пороки усилятся. Нерадение и пристрастие к чувственным благам будут отличать иноков того времени. Духовный мрак усилится. Они будут бороться друг с другом за обладание мирскими благами. Истинных подвижников будет очень мало. Они не будут иметь руководителей. Сами себя они должны будут возбуждать к деланию добра, к удалению от зла. Конечно, их подвиги будут иметь мало цены по сравнению с подвигами первых монахов. Однако они получат награду наравне с первыми, потому что им придется немало страдать от тяжелых для иноков условий современной им жизни. Пахомий был очень рад, когда ему было открыто все это. Много дней он оставался без пищи. На другой день, когда братия собирались на молитву, авва пошел вместе с ними в церковь. Здесь, после молитвы, он предложил трогательную беседу собравшимся инокам. Настоящая жизнь, говорил он, быстро проходит, и смерть приближается к нам. Смерть может внезапно постигнуть нас, когда мы совсем еще не готовы. Человек поэтому всегда должен усердно исполнять заповеди Божии, не оставляя без внимания ни одной. Мысль о блаженстве праведных и о мучениях грешных всегда должна быть с нами. При виде могил наших братий мы не можем не думать о тленности человека, о том, что настоящая жизнь не заключает в себе чего-нибудь такого, чем можно было бы гордиться, к чему можно было бы иметь пристрастие. Святой Пахомий настойчиво предупреждает иноков, что именно они, отрекшиеся от мира, будут более всех жалки, если будут поступать вопреки своему долгу, если будут вместо Бога служить диаволу и греху. Великий авва приглашает своих учеников усердно трудиться для своего спасения, делать все возможное и всегда возлагать упование на Бога. Сильно ослабев от подвигов, преподобный Пахомий вскоре после праздника Пасхи подвергся тяжкой болезни, от которой уже много иноков умерло. Когда к кому-либо приступала эта болезнь, он начинал чувствовать сильнейший жар, глаза делались красными, изменялся цвет лица, появлялось какое-то удушье. Во всех монастырях один за другим умирали иноки, а еще более было больных. Когда заболел Пахомий, Феодор с сыновнею любовью служил ему. Болезнь великого аввы длилась много дней. Он постепенно ослабевал. Жар был необычайный. Старец по три дня совсем не принимал пищи и даже воды. Однако он продолжал вести беседы с братиями. Дней сорок Пахомий пролежал в больнице. О нем заботились наравне со всеми больными. Он так ослабел, что его страшно тяготило толстое покрывало. Он просил Феодора покрыть его более легким одеялом. Феодор немедленно принес легкое и притом новое одеяло и покрыл им старца. Пахомий заметил, что для него сделано предпочтение, и нашел это несправедливым. Старец боялся, что это может кого-нибудь ввести в соблазн. Тогда Феодор снял с него это покрывало и одел его другим, наравне со всеми больными. Преподав инокам и особенно их начальникам много полезных наставлений, святой Пахомий скончался в четырнадцатый день месяца Пашонс [16], вероятнее всего — в 348 г., 53 лет от роду. Рука Феодора закрыла глаза великого Пахомия. Братия бросились к святым останкам, со слезами лобызали уста и святое тело аввы Пахомия. Они читали молитвы об упокоении его и весь этот день и целую ночь. Утром была принесена за него бескровная жертва. Затем братия с пением отнесли тело Пахомия к горе и похоронили по обычаю. Это было в пятнадцатый день месяца Пашонс. Возвратившись в монастырь, братия с великою скорбию говорили друг другу:

— Поистине, мы сегодня осиротели.

Тропарь, глас 8: Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней, сияя чудесы, Пахомие отче наш. Моли Христа Бога, спастися душам нашым.

Кондак, глас 2: Светильник светел показался еси в концех, пустыню же грады сотворил еси множествы монашескими: сам себе распен, крест твой на рамо взем, и воздержанием тело изнурил еси, моля непрестанно о всех нас.



Память преподобного отца нашего Евфросина, Псковского чудотворца

Святой мученик Елеазар [1] происходил из великого острова России, между севером и западом находящегося в уделе Иафета, из северной страны, из окрестностей богохранимого великого города Пскова [2]. Он родился и получил воспитание в селе Виделебьи [3], находящемся на расстоянии тридцати поприщ [4] от города Пскова. Кто были по плоти его родители, неизвестно, известно только одно то, что он родился духовным рождением, и отцом он имел Бога, Который и родил его водою и Духом, а матерью его была православная отеческая Церковь, почему он и воспитан был в правой вере и наставлении. По достижении возраста родители отдали его в научение божественным книгам, и он вскоре настолько ясно уразумел божественные писания, что мог не только словесно изъяснить их, но и составлять собственные поучительные сочинения. При этом он изучил и философские науки, так что даже старики удивлялись его мудрости и с похвалою отзывались о нем. Никогда он не обнаруживал склонности ни к играм, ни зрелищам, но больше всего любил чтение божественных писаний и церковные песнопения, причем с юных лет стал предаваться строгому воздержанию, отказавшись совсем от употребления в пищу сладкого. Увидя такое воздержание отрока, родители говорили ему:

— Сын наш! Зачем ты изнуряешь тело свое таким суровым образом жизни и этим причиняешь нам великую скорбь?

— Родители мои, — отвечал на это отрок, — в Писании сказано, что пища и питье не приближают нас к Богу (1 Кор.8:8), а только пост, молитва, чистота телесная и воздержание — вот что приближает нас к Богу.

После сего родители Елеазара пожелали сочетать его законным браком, но рассудительный отрок убежал от родителей своих, как серна от тенет [5]. Родители долго повсюду со слезами разыскивали его и нигде не могли найти, но благодать Божия хранила его. Вскоре отец его скончался, и мать осталась вдовою. Тогда милостивый Бог, хотящий всем людям спастись и в разум истины прийти, вложил в сердце его благую мысль о том, как бы ему устроить свое спасение и удалиться от мира. Эту мысль он немедленно же и исполнил. Отправившись в монастырь Рождества Пресвятой Богородицы, что на Снежной горе, — так называлась местность на берегу реки Великой в расстоянии трех поприщ от города Пскова, — он от игумена этого монастыря принял иноческое пострижение, причем навсегда отказался от помыслов, влекущих к миру, и всецело отдался обетам иноческого звания. При пострижении ему дано было имя Евфросина. Приняв иночество, преподобный Евфросин стал ревностно подвизаться в посте, бодрствовании, молитве и всенощных молитвенных стояниях и в то же время неленостно служил братии и в поварне, и в пекарне, и на всех других монастырских работах, как это было принято в монастыре, чем приобрел расположение к себе всех живших в обители иноков. Вскоре слово о преподобном, вследствие такой добродетельной жизни его, стало распространяться повсюду. С огорчением узнал он об этом, так как отвращался от славы людской и считал ее грехом и посрамлением для себя, а потому стал помышлять о том, чтобы избежать этой славы и, избрав для этого пустынную и безмолвную жизнь, подвизаться только для Бога. О таком своем намерении он сообщил духовному отцу своему, и последний, видя, что он процветает в добродетелях, благословил его и сказал ему: «Иди с миром, сын мой! Господь да будет с тобою; да вразумит Он тебя и наставит на ту благую деятельность, к которой призвал тебя». После сего блаженный Евфросин, приняв благословение от своего духовного отца, вышел из обители Пречистой и стал обходить многие места, ища такого, где бы ему можно было в уединении предаться безмолвному житию. По особому усмотрению Божию он услышал о том месте на берегу реки Толвы, которое находится на расстоянии двадцати пяти поприщ от города Пскова и на котором по благодати Христовой стоит ныне монастырь [6]. Владельцы этого места чрез некоторых благочестивых людей стали приглашать его и не по своей воле, а больше по воле Господа, Которому угодно было, чтобы и здесь прославилось святое имя Его. На этом месте и поселился преподобный на безмолвное, уединенное житие, как сказал божественный пророк: «далеко удалился бы я и оставался бы в пустыне. Поспешил бы укрыться от вихря, от бури» (Пс.54:8–9). Он поставил себе здесь шалаш и с усердием стал предаваться иноческим подвигам, отражая козни невидимого врага постом, бодрствованием, молитвою, всенощным стоянием и земными поклонами. Однажды во время летнего зноя, когда преподобный вышел из шалаша, и лег на землю, чтобы немного отдохнуть от своих подвигов, то тотчас же впал в летний сон, и в это время явились ему вселенские учителя, Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, и указали место для построения храма во имя их в той местности, где он подвизался. Когда затем он пробудился от сна, то никого уже не увидел, и такое необыкновенное видение привело его в недоумение. После сего прошло много времени, и мать преподобного проведала от некоторых людей о месте его пребывания. Взяв с собою все необходимое для путешествия, она пришла к тому месту на берегу реки Толвы, где жил преподобный. Подошедши к его шалашу, она стала просить его, говоря:

— Дорогое чадо мое! Утешь старость матери твоей, покажи мне ангельское лицо твое, не дай мне со скорбью сойти в могилу, где почивают и отцы наши.

Чрез щель святой Евфросин увидел мать свою и, узнав ее, сказал ей:

— Не скорби, мать моя, уйди отсюда и не утруждай старости твоей. Если ты желаешь увидеть меня здесь, то не увидишь уже в той жизни. Иди же в монастырь и, подвизаясь, спаси душу твою.

Так и не достигла мать преподобного исполнения своего желания. Со скорбью она ушла от него, поступила в один из монастырей и, проводя дни свои в благочестивых подвигах, оставалась в нем до самой кончины своей. Преподобный же Евфросин, доблестно и славно проведши жизнь свою, преставился ко Господу [7].

Память преподобного отца нашего Ахиллия, епископа Ларисийского





Сей преподобный жил в царствование императора Константина Великого и происходил от благочестивых родителей. Предавшись благочестивой и богобоязненной жизни и изучив светские науки и высшую философию, он украсил себя всякими богоугодными деяниями, почему и поставлен был епископом верхней Ларисийской Фессалии [1] для христиан, обитавших во всей Элладе. Присутствуя на Вселенском соборе в Никее [2], он обличил Ария и его единомышленников [3]. Возвратившись затем снова в Ларису, он разрушил много идольских капищ, изгнал из бесноватых бесов и совершил великое множество других чудес. Кроме того, он вновь построил церковные здания и богато украсил их, после чего с миром отошел из этой жизни [4].

В тот же день память во святых отца нашего Исаии епископа Ростовского, преставившегося в 1090 г.

В тот же день убиение святого благоверного царевича Димитрия, Московского и всея России чудотворца, в 1591 г.

В тот же день память преподобного Исаии Печерского чудотворца, скончавшегося в 1115 г.

Память 16 мая

Житие преподобного отца нашего Феодора Освященного, ученика Пахомиева

Святой Пахомий был уже везде известным аввою, когда Феодор Освященный был еще мальчиком. Он получил сведение о Пахомии, живя уже в одном из монастырей и с юношеским жаром стремясь к высшему совершенству. Феодор был сын богатых и знатных родителей [1]. На двенадцатом году от рождения он ежедневно ходил в школу, по желанию отца. Он был более всех детей любим матерью за свой ум и благочестие. Однажды в праздник Богоявления его родители приготовили прекрасные кушанья, поставили разные вина, во всех комнатах разостлали ковры. Юный Феодор, увидав торжественную обстановку дома и роскошный стол, пришел в сильное смущение от одной мысли. Он сказал себе: «если ты будешь есть эти кушанья, то Бог не дарует тебе благ будущей жизни». Крайне взволнованный этою мыслию, мальчик уходит в уединенное место, становится на колени и со слезами молится Спасителю.

— Я не хочу, — говорил он, — этой тленной пищи, которая ведет к гибели; но я желаю Тебя Единого с теми благами, которые Ты назначил верным в другом мире.

Он долго со слезами повторял эти слова. В это время мать ищет его по всему дому. Ожидали Феодора к столу, и никто не начинал есть. Найдя его и заметивши на лице его слёзы, мать с нежною любовью говорит ему:

— Ты плакал, сын мой! Где ты был? Мы тебя искали.

Феодор ответил, что с ним ничего не случилось. Мать зовёт его обедать, прибавляя, что, если он не станет есть, то и никто не сядет за стол. Феодор решительно отказался от вкушения праздничной пищи. Он еще некоторое время жил в доме родителей, предаваясь посту, молитве и плачу. От этих слёз у юного Феодора даже заболели глаза. Он в это время продолжал ходить в школу. Но вот приходит конец этого года. Недалеко от селения, где жили родители Феодора, был один монастырь. Здесь каждый брат жил отдельно от других, в своей келлии. Феодор явился сюда и стал жить отшельником. Его здесь скоро все полюбили за его ум, благочестие и скромность. В том монастыре, где поселился преподобный Феодор, было обыкновение каждый день вечером после трапезы собираться вместе для духовной беседы. Говорили о том, что кому пришлось узнать из Священного Писания или услышать, если это могло послужить к общему назиданию. Эти беседы могли давать обильную пищу для души и предохраняли от праздных бесед или увлечения дурными помыслами. Во время одной из таких бесед, один инок, посетивший недавно Пахомиев монастырь, вспомнил объяснение одного места из Священного Писания, слышанное им от Пахомия. Этот инок с восторгом рассказывал о порядках Тавеннисийского общежития, о том, с какой любовью его там встретили, а более всего о самом Пахомии. Особенно внимательно по обыкновению слушал юный Феодор, сам всегда хранивший молчание. После такой восторженной речи о Пахомии, Феодор воспламенился желанием увидеть великого авву. Оставшись один, он с великим жаром молился. Вот содержание молитвы юного подвижника:

— Боже, Господи, Творец всякой вещи! Если Ты услышишь меня и даруешь мне то, о чем я Тебя прошу; если Ты дашь мне возможность увидеть Твоего служителя Пахомия: то я буду служить Тебе во все дни жизни моей и не уклонюсь от Тебя до дня моей смерти. Да будет воля Твоя, но сделай меня достойным видеть Твоего служителя!

Он целую ночь не мог уснуть, отдаваясь размышлениям о свидании с великим учителем монахов. До утра он не один раз вставал, со слезами умолял Господа сделать его достойным видеть Пахомия. Потом он пошел в келлию того брата, который был в Тавенниси, и просил его непременно рассказать ему подробнее о жизни Пахомия, о тех правилах, какие он дал инокам. Брат подробно ознакомил его с тем, что он знал о Пахомии, его жизни и правилах. С этого времени, Феодор еще напряженнее молился Богу, чтобы Он удостоил его увидеть Пахомия. Феодор надеялся при посредстве Пахомия лучше познать Бога и Его святую волю. В это время Феодор заболел. Родители носили ему пищу. Феодор отказывался от нее. Но вот болезнь его усилилась. Родители взяли его из монастыря домой. Он и не заметил этого, будучи от болезни некоторое время без сознания. Придя в себя, он очень огорчился тем, что увидал себя снова в доме родителей. Родители, убедившись в твёрдости его решения, возвратили его в монастырь. Теперь уже сами иноки усердно заботились о юном подвижнике до самого его выздоровления. Прошло еще четыре месяца, и Феодор не прекращал своей молитвы о свидании с Пахомием. В это время в монастырь, где жил Феодор, пришел авва Печош (или Пекусий), инок Пахомиева монастыря. Ему поручено было во время пребывания здесь служить инокам. Его смирение, его молитвенное настроение, всё его поведение вызвали у всех иноков удивление и уважение, и сердца всех невольно располагались к Печошу. Конечно, и Феодор познакомился с ним. Он увидел, что при посредстве этого аввы ему легче всего осуществить свое желание. Он и просил Печоша помочь ему в этом. Печош, однако, не решился взять Феодора с собою, опасаясь гнева родителей отрока. Феодор был твёрд в своем намерении. Когда авва Печош с некоторыми иноками сел в лодку, чтобы отправиться в Пахомиев монастырь, Феодор идет вслед за ними пешком. Всё еще не замечаемый, он шел по берегу Нила не на большом расстоянии от лодки. Наконец некоторые иноки заметили его. Они указали на него авве Печошу, вспомнивши, что именно он просил авву взять и его с собою в лодку. Прибыли, наконец, в Тавенниси. Увидев стены обители, Феодор возблагодарил Господа за исполнение своего желания и в радости целовал эти стены. Увидев самого Пахомия, он со слезами восторженной радости приветствовал великого старца. Пахомий указал ему на Господа, Который исполнит всякое желание его благочестивого сердца, потому что он ради Господа оставил мир. Феодор остался в Тавенниси, готовый исполнять все правила иноческой жизни и подчиняться во всем воле своих руководителей. Ему было только четырнадцать лет. Шел уже пятый год со дня основания Пахомиева общежития. По рассказу епископа Аммона, приход Феодора в Тавенниси был предсказан с точностью самим Пахомием. Поселившись в Тавенниси, Феодор стал проявлять величайшую ревность об угождении Богу. Счастлив был юный подвижник, что поучение и частные беседы Пахомия указывали ему верный путь к достижению иноческого совершенства, а весь строй жизни в общежитии не давал ослабеть его ревности. Однажды в беседе с братиями преподобный Пахомий высказал такую мысль: «если бы человек владел истинным ведением, то он не согрешил бы ни против Бога, ни против своего ближнего». Душа Феодора воспламенилась желанием приобрести это истинное ведение. Вместе с тем он очень скорбел, думая, что ему трудно будет достигнуть исполнения своего желания. Он усердно просил Бога даровать ему истинное ведение, смиренно сознаваясь в своем недостоинстве, в своем бессилии познать истину.

— Господи, — говорил он в молитве, — Господи, к Которому я прибег! Дай мне ведение, как Ты обещал тем, кто возлюбит Тебя, чтобы мне делать всё то, что может удовлетворить Тебя.

Феодор даже часто плакал о том, что он далек от истинного ведения. Пахомий в глубине души радовался этим слезам юноши, поощрял его стремление к приобретению истинного ведения. При встречах он не раз говорил Феодору:

— Старайся приобрести истинное ведение.

Однажды ночью он призвал Феодора, когда ярко светила луна. От этого чудного неба с его светилами, обращая мысль юноши к невидимому Творцу всяческих, авва Пахомий сказал Феодору:

— Бойся Его во все дни твоей жизни; знай, что именно Он сотворил нас со всеми творениями, и что мы в Его руке. Когда ты будешь иметь страх Божий и думать, что Бог видит тебя в каждое мгновение, смотри, не согрешай против Него, и таким образом тебе будет послана от Него верная помощь. Воздавай Ему славу каждый день.

Обильные слёзы подтверждали искренность их беседы. Молитвою они закончили обмен мыслей о Боге и об угождении Ему. Подобные беседы они вели не один раз. Для Феодора, юноши чрезвычайно восприимчивого, пылавшего святою ревностью об угождении Богу, каждое слово святого Пахомия имело большое значение: в его душе не только укреплялись благочестивые чувствования и стремления, но и развивалась духовная мудрость. Пахомий своими беседами, особенно близким общением с Феодором, преднамеренно или ненамеренно, приготовлял Феодора к будущему служению монахам уже в качестве их руководителя в духовной жизни. Как внимателен был преподобный Пахомий к каждому делу и даже слову Феодора, как твёрдо он вел юного подвижника к высшему совершенству! Однажды Феодор встретил одного брата с ковром на плечах, возвращавшегося с какого-то монастырского послушания. Феодор спросил его, откуда он идет. Пахомий услышал этот вопрос. Подозвав к себе Феодора, он сказал ему:

— Феодор, смотри, будь господином своего сердца в каждое мгновение. Не спрашивай у брата: откуда ты идешь? Это может войти в привычку. Что за надобность так говорить? Ведь это слово не служит ни для утешения, ни для спасения.

Феодор часто вспоминал это наставление своего учителя, придавая ему большое значение: он знал, что верность в малом ведет к верности и в большом, и требуется заповедью Спасителя. Как-то Феодор стал жаловаться Пахомию на то, что у него сильно болит голова. Пахомий на это сказал ему, что верующий человек не должен никому говорить о своих телесных недугах, кроме тех случаев, когда болезни нельзя скрыть от других, но и подобные болезни надобно переносить с должным терпением. Ведь и вольные и невольные страдания составляют как-бы мученичество. Да и вообще нужно умерщвлять свое тело из любви к Богу. Это наставление Пахомия преподобный Феодор принял с глубочайшею верою и стал уже скрывать от людей ту головную боль, которою долго страдал. Ему пришлось еще двадцать лет выносить эту боль, но уже никто не слышал от него жалобы. Феодора посещали и другие болезни, более или менее продолжительные, — например, боль в ушах, лихорадка, глазная болезнь: он все переносил молча и благодушно. И вообще никто из иноков не умерщвлял себя так, как Феодор, который тщательно скрывал свои подвиги от людей. Ежедневно он вкушал пищу лишь поздно вечером, а иногда постился по два дня сряду, вкушая пищу лишь к концу второго дня. Иногда он принимал пищу, но не употреблял воды по два дня сряду. Вареную пищу он вкушал только в случае болезни. От употребления приятных на вкус плодов он вообще удерживался. Но если братия вкушали финики, он также ел их вместе с монахами, даже брал с собою довольно много, но съедал потом не более двух. Ночи он любил проводить в бодрствовании. Преподобный Феодор в короткое время успел стяжать много плодов духовных. Феодор всею душою привязался к своему великому старцу преподобному Пахомию и к своим сподвижникам-инокам. Все они были родные ему по духу, и все они также любили его. Но юный подвижник совсем был чужд пристрастия к родным по плоти: они почти не существовали для Феодора, они не могли отвлечь его от любви к Пахомию и монахам. Как Феодор боялся родственных пристрастий, показывает следующий случай. Шел уже десятый год с того дня, как он пришел в Тавенниси. Его мать, давно желавшая видеть сына, пришла сюда с письмом от епископа области Эсне. Святитель просил Пахомия разрешить этой женщине свидание с ее сыном. Прочитав письмо епископа, Пахомий говорит Феодору, чтобы он шел на свидание с матерью, так как этого очень желает мать и просит об этом епископ. Но Феодор не решился послушаться этого приказания и сказал святому Пахомию:

— Я спрошу тебя об одном. Скажи мне: если я пойду к матери, то не окажусь ли я согрешившим пред Господом, потому что не повиновался заповедям, написанным в Евангелии, так как Владыка наш сказал: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня» (Матф.10:37).

Пахомий сказал, что он вовсе не хочет принуждать его нарушить заповедь Евангелия об отречении от родственных пристрастий ради совершенного угождения Богу, но предлагал ему идти на свидание с матерью потому, что знал о ее слезах и опасался, что и сам Феодор будет опечален скорбью матери. Пахомий, признаваясь, что и он сам очень рад точному исполнению его учеником заповеди Божией, выразил мысль, что и епископ будет рад этому, так как именно епископы учат тому, что заключается в Евангелии. Некоторые из братий, желая доставить хотя малое утешение матери Феодора, придумали общую работу для монахов вне монастыря. На эту работу отправился и Феодор. Мать была утешена тем, что хотя издали увидела между монахами своего сына-подвижника. Однажды, когда Феодор был вне монастыря на каком-то послушании, явился в монастырь родной брат его Пафнутий. Он изъявил желание сделаться монахом, но с тем условием, чтобы ему быть вместе с Феодором. Когда Феодор возвратился в обитель, ему передали слова брата. Но ревностному монаху казалось нехорошим, что брат его хочет быть монахом, как будто, только ради него. Поэтому он не хотел и видеть брата. Однако Пахомий убедил его не отказывать брату в свидании. После взаимного приветствия Феодор сказал брату:

— Если ты пришел сюда ради меня, то возвратись туда, откуда пришел; если же ты пришел ради Бога, то почему не соглашался сделаться монахом прежде, чем я пришел бы к тебе?

С этими словами Феодор тотчас оставил брата. Но Пафнутий пошел вслед за ним и, догнав его, сказал ему со слезами:

— Сколько дней я ожидал твоего прихода, а ты, явившись, говоришь мне такое жестокое слово!

Феодор ответил ему:

— Если ты ради меня пришел, чтобы сделаться теперь монахом, то ты мог бы оставить монастырскую жизнь, если бы я ее оставил. Но если ты так поступаешь по страху Божию, то вынесу ли я эту жизнь или нет — ты будешь оставаться в монастыре постоянно.

Феодор ввел брата в обитель. Вскоре же, спросив келлию Феодора, Пафнутий вошел туда и сел. Увидев в своей келлии брата, Феодор сильно смутился и сказал ему:

— Оставайся здесь: но я уже не хочу здесь жить из опасения, чтобы нам не быть похожими на людей находящихся друг с другом в плотском родстве. Позволь мне жить вблизи тебя наравне со всеми братиями, потому что в этой обители нет различия, мы все служители Божии и дети нашего аввы.

Суровые слова Феодора страшно огорчили его брата. Пафнутий тотчас пошел к святому Пахомию и со слезами просил отпустить его обратно домой, так как для него невыносимо такое небратское обращение Феодора. Тогда Пахомий призвал Феодора и строго сказал ему:

— Почему ты говорил с ним жестоко? Неужели ты не знаешь, что это молодое растение? Не думаешь ли ты, что всякий, кто придет с тем, чтобы сделаться монахом, будет уже иметь страх Святого Духа? Ведь есть люди, которые приходят, чтобы спасать свои души, а другие приходят по иным побуждениям.

Пахомий указал Феодору, что иноки, во всяком случае, должны относиться к подобным людям с полным терпением, ожидая, что и они познают наконец путь Божий и оставят свое плотское мудрование. Наконец Пахомий просил Феодора быть руководителем брата в жизни монашеской, пока он сам не приобретет истинного понимания обязанностей инока. Находясь под непосредственным руководством святого Пахомия и с неутомимою ревностью исполняя все его наставления, Феодор скоро сделался образцом для подражания всем инокам. Преподобный Пахомий даже посылал к нему многих иноков за наставлением и утешением. Своим мудрым, полным любви словом, святой Феодор успевал утешать и успокаивать многих. Один инок не мог снести строгих замечаний святого Пахомия. Он готов был даже покинуть братство. Только святой Феодор нашел способ успокоить его.

— Не ты один терпишь, — сказал Феодор, — я также печален сердцем из-за него, потому что он часто укорял меня. Тетерь останемся вместе, чтобы утешать друг друга, пока не увидим, не перестанет ли он укорять нас; а в противном случае мы пойдем в другое место.

Эти слова успокоили душу инока. Тем временем Феодор всё сообщил Пахомию тайно от других. Спустя месяц Феодор пригласил этого брата к Пахомию. Конечно, Пахомий с великою кротостью и отеческою нежностью встретил двух монахов. Они оба успокоились: опечаленный прежде Пахомием инок рад был, что авва изменил свое отношение к нему, а Феодор радовался его успокоению и благодарил Бога, пославшего ему случай послужить орудием спасения для скорбевшего монаха. Вот еще случай, свидетельствующий о той предусмотрительной любви к братиям, какая отличала и Пахомия и Феодора. Один молодой монах пожелал непременно отправиться на свидание с родителями. Пахомий очень опасался, что он уже не возвратится в монастырь. Поэтому мудрый авва не отпускает его одного, а в спутники дает ему Феодора.

— Соглашайся с ним во всем, чтобы он возвратился сюда с тобою, — говорил Пахомий Феодору.

Родители молодого инока с любовью встретили сына и его спутника. В особой комнате подали им пищу, разрешенную монашескими обычаями. Молодой инок просил есть и Феодора. Он сначала отказывался. Но брат сказал, что, если Феодор не будет с ним есть, то он уже не возвратится в монастырь. Феодор вспомнил заповедь Пахомия, протянул руку к пище и немного съел. Но исполняя, таким образом, последнюю заповедь Пахомия, Феодор хорошо помнил и одну из первых, очень важную. Авва некогда говорил ему, что он сам во время своей монашеской жизни не позволял никому из мирян видеть, как он ест. Следовательно, монаху, по мысли преподобного Пахомия, нельзя вкушать пищу в мирском доме, кроме случая крайней необходимости. Это долго вызывало в душе Феодора раскаяние, и он молил Бога простить ему грех, допущенный ради того, чтобы молодому монаху не дать возможности совсем остаться в мире. Так был строг к себе преподобный Феодор. Строгость святого Феодора к себе, недоверие к своему мнению — отличительные качества его. Вот случай, при котором особенно ясно выразилась его строгость к себе. Один брат ел много порея. Думая, что молодому монаху не полезно есть много порея, потому что он укрепляет тело, Феодор кротко отговорил его. Потом Феодор стал размышлять о том, хорошо ли он поступил; может быть, монах сам исправился бы. Однако слова Феодора очень сильно подействовали на молодого инока: он уже до самой смерти, в продолжение двадцати девяти лет, совсем не употреблял порея. Узнав о воздержании этого инока, Феодор и сам уже до самой смерти не ел порея, чтобы не оказаться пред Господом виновным в нарушении того правила, какое наложил на другого. По этому свойству самоотвержения и самого тонкого благородства, святой Феодор, как и во всем прочем, являлся истинным учеником святого Пахомия. Нелегко было святому Пахомию управлять многочисленным братством, рассеянным по девяти монастырям. Ему нужен был помощник. Феодор Освященный, лучший из учеников великого старца, мог быть и лучшим помощником в деле служения спасению иноков. «Житие» Пахомия передает, что он имел откровение свыше, утвердившее его в решении сделать преподобного Феодора своим помощником. Феодор Освященный отличался не только добродетельною жизнью, но и особенным даром слова и познаниями в Священном Писании. Святой Пахомий однажды поручил ему сказать братиям поучение в день воскресный. Феодор без всякой гордости занимает место Пахомия и произносит поучение, считая для себя законом волю старца. Сам Пахомий с глубоким вниманием слушал одушевленную речь своего ученика, заняв место в ряду всех монахов. Но некоторым из иноков не понравилось, что Феодор, этот молодой инок, учит их вместо Пахомия. У них явилась сильнейшая зависть. Они даже оставили собрание. Окончилось поучение. Пахомий призывает ушедших от поучения монахов и упрекает их в том, что они по своей гордости не стали слушать поучение Феодора, между тем как об этом он сделал распоряжение при них же, и к тому же он сам внимательно и с пользою для души слушал речь своего ученика. Пахомий уверял их, что они не получат никакой милости от Бога, если не принесут искреннего покаяния, Конечно, многих вразумила строгая речь старца, многие приняли его совет изгонять из сердца зависть и гордость. Однако, были и такие иноки, которые после обличения старца еще сильнее возненавидели Феодора, так что даже не могли спокойно смотреть на него. Сам Феодор не только не питал к ним ни малейшей вражды, но всегда обращался с ними с особенным вниманием и любовью. Вскоре святой Пахомий поставил Феодора строителем в Тавенниси. Сам великий старец поселился в другом монастыре Певоу. Он надеялся, что Феодор будет управлять в его духе, и что от его мудрых бесед и назидательного примера будет большая польза для монахов. Какой духовной высоты достиг в это время Феодор, видно из свидетельства опытного и ревностного аввы Корнилия, одного из первых учеников Пахомиевых. Корнилий, смотревший на преподобного Пахомия, как на Ангела во плоти, видел в Феодоре лучшего из учеников Пахомиевых и говорил, что он желал бы в будущей жизни занять место именно после Феодора. Сделавшись начальником в Тавенниси, святой Феодор часто ходил в Певоу просить себе советов у аввы Пахомия или послушать его общих поучений. Возвратившись к своим инокам, он передавал им слышанное от Пахомия. Авва Пахомий имел обыкновение по окончании поучения заставлять монахов повторять сказанное. И святой Феодор усвоил это обыкновение. С своей стороны труд произнесения поучений он считал для себя необходимым, чувствуя великую сладость от усвоения и сообщения другим слова Божия. Пахомий также иногда ходил в Тавенниси и здесь беседовал со всеми или с кем-нибудь отдельно о спасении души. Его мудрость, его добродетели, особенно смирение пред всеми, даже пред самыми юными членами братства, всё это было источником назидания для всех. Но особенно Феодор дорожил этими посещениями и слагал в сердце своем уроки от жизни или от слова великого старца. Пахомий тщательно следил за всеми действиями Феодора, чтобы благовременно подавать ему добрый совет. Когда Феодор не строго смотрел за соблюдением всех правил, назначенных Пахомием, Пахомий указывал ему, что необходимо требовать от иноков послушания всецелого, послушания даже и в малых делах, потому что нарушение малейшего правила расстраивает порядок монастырской жизни и ведет к развитию в монахах духа непослушания. Когда два инока позволили себе разговаривать во время работы в хлебной, а Феодор не обратил на это внимания, Пахомий строго и настойчиво говорил ему, что он должен следить за исполнением правил внешнего поведения. Когда Феодор, совершенствуясь более и более, наконец, достиг высокой степени чистоты сердца и мудрости духовной, преподобный Пахомий вызывает его из Тавенниси к себе в Певоу, желая, чтобы Феодор разделял с ним труды управления всеми монастырями, чтобы он был таким же помощником для него, каким был Иисус Навин для Моисея. Теперь Пахомий нередко дает Феодору очень важные поручения. Он посылает его вместо себя для наблюдения за духовным состоянием братий, для врачевания их духа. Феодор имел право во всех монастырях распоряжаться приемом иноков и изгнанием из обители тех, кто, будучи неисправим, своим поведением производил в братстве соблазн. Объясняя Священное Писание, Пахомий сажает Феодора рядом с собой. Теперь Феодор еще чаще прежнего проповедует вместо Пахомия. Слово его оказывает самое благотворное действие на слушателей. Та любовь, какую Феодор, по свидетельству древнего жизнеописателя, имел не только к каждому монаху, но и ко всякому человеку, давала ему возможность и проникать в духовные нужды братий и помогать им мудрым и теплым словом. Пахомий, со своей стороны, был для него опытным советником и строгим обличителем: он желал, чтобы Феодор не останавливался на той ступени нравственной чистоты и духовной мудрости, какой он так скоро достиг, но чтобы он совершенствовался более и более, чтобы сделался всецело чистым по духу и не мог уже потерять этой чистоты. Преподобный Феодор часто поучал иноков. При этом он нередко обращался к инокам с речами, в которых обличал или общие многим недостатки, или недостатки, проступки отдельных лиц, не называя виновных по имени. Случалось, что они сами приносили покаяние пред всем собранием и просили прощения у братий. По смерти преподобного Пахомия и его преемника аввы Петрония, жившего не долго после Пахомия, святой Феодор был мудрым руководителем на пути ко спасению для всех монастырей Тавеннисийских, частью помогая в управлении ими авве Орсисию, частью же вместо его управляя монастырями, хотя и в полном единении с ним, как бы в качестве его соправителя. И жизнью и словом великую пользу он приносил инокам и прославился еще чудесами своими. За его подвиги и за его мудрость к нему с особенным уважением относился святой Афанасий Великий, архиепископ александрийский [2]. Скончался он лет двадцать спустя после смерти преподобного Пахомия [3]. Иноки с аввою Орсисием во главе долго оплакивали его. Их скорбь искренно разделял и святой Афанасий. В утешение инокам, святитель Александрийский прислал им большое послание, в котором много и красноречиво говорил о добродетелях и подвигах аввы Феодора Освященного.

Тропарь, глас 1: Пустынный житель, и в телеси ангел, и чудотворец явился еси богоносе отче наш Феодоре: постом, бдением, молитвою небесная дарования приим, исцеляеши недужныя, и душы верою притекающих ти. Слава давшему тебе крепость: слава венчавшему тя: слава действующему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 2: В дому Божии яко финикс процвел еси, плоды же добродетелей Господеви принесл пощением изрядным, отче преподобне. Темже и ублажаешися, яко безплотных равностоятелен.



Память блаженной отроковицы Музы

Святой Григорий Двоеслов, папа Римский [1], поведал своему архидиакону Петру такое сказание о блаженной отроковице Музе (со слов Прова, брата Музы): «Когда Муза была еще юной отроковицей, ей ночью явилась в сонном видении Пресвятая Богородица Приснодева Мария; Матери Божией сопутствовали многие отроковицы столь же юного возраста, как и Муза. Богоматерь спросила Музу:

— Не желаешь ли ты жить вместе с этими отроковицами и всегда следовать за Мной?

На это Муза отвечала:

— Весьма желаю, Госпожа моя.

Тогда Матерь Божия сказала Музе, чтобы она воздерживалась от детских игр и от всего небогоугодного, так как через тридцать дней Муза придет к Ней и присоединится к лику прочих юных дев. С этого времени Муза переменила жизнь свою: оставив детские игры и забавы, она всецело посвятила себя жизни богоугодной. Видя такую перемену в жизни дочери своей, родители Музы весьма удивились. Когда же они спросили ее о причине такой перемены, то Муза сказала им, что она видела во сне Пресвятую Богородицу; сказала им о заповеди, которую дала ей Матерь Божия; поведала также и о том, в какой день она отойдет от жизни этой и присоединится к сонму прочих дев, сопутствовавших Матери Божией. При наступлении двадцать пятого дня после явления Музе Матери Божией, отроковица впала в тяжкую болезнь; она вся пылала как в огне. На тридцатый день, когда приблизилось время преставления блаженной отроковицы, Муза снова увидела Матерь Божию, пришедшую к ней в сопровождении тех же отроковиц. Матерь Божия стала звать к Себе Музу. Блаженная же отроковица ответствовала Ей тихим голосом:

— Иду, Госпожа моя, иду!

С этими словами блаженная Муза предала душу свою в руки Пресвятой Богородицы и, оставив эту земную жизнь, вселилась в обителях вечных с прочими девами, сопутствовавшими Матери Божией» [2]. Когда архидиакон Петр выслушал эту повесть, то спросил святого папу Григория:

— Я хотел бы знать, честной владыка, могут ли быть приняты на небесах души праведников прежде, чем они разлучатся от тела?

Святой же Григорий отвечал:

— Мы не можем сказать о всех без исключения праведных людях, что души их будут приняты на небесах; точно также не можем и сказать, чьи души не будут приняты на небесах. Но вероятно есть люди праведные, души которых находятся как бы в некоем отдалении от Царствия небесного. Причину этого следует видеть именно в том, что те люди в продолжение земной жизни своей не достигли известного совершенства в добродетельной жизни. Что же касается того, что души праведников, живших богоугодно на земле, когда отрешаются от союза с плотью, то поселяются в обителях небесных, то эта истина — яснее самого света солнечного, ибо Сам Господь наш Иисус Христос говорит: «ибо, где будет труп, там соберутся орлы» (Мф. 24:28), то есть, где будет Господь наш Иисус Христос с принятою на Себя человеческою плотью нашею, там, без всякого сомнения, будут и души праведников. И святой Апостол Павел весьма желал «разрешиться и быть со Христом» (Филип. 1:23). Верующий в то, что Господь пребывает на небесах, должен веровать и в то, что и Павлова душа пребывает на небесах со Христом. Тот же Апостол очевидно для всех свидетельствует, что души праведников по разлучении с телом водворятся в отечестве небесном, ибо он говорит: «знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный» (2 Кор. 5:1). Богу нашему да воссылается слава, честь и поклонение, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

В тот же день память во святых отца нашего Георгия, епископа Митиленского, поставленного во епископа в 842 году.

В тот же день память святых мучеников Вита, Модеста и Крискентии, пострадавших в царство Диоклитианово.

В тот же день празднуется перенесение мощей преподобного Ефрема Перекопского, Новгородского чудотворца, скончавшегося 26 сентября 1523 года. Перенесение мощей было в 1545 году 16 мая.

Память 17 мая

Память святого Апостола Андроника и Иунии, помощницы его

Святой Апостол Андроник принадлежит к лику семидесяти Апостолов; он уверовал во Христа ранее святого Апостола Павла, которому он приходился сродником, как об этом свидетельствует Апостол Павел в послании к Римлянам, говоря: «Приветствуйте Андроника и Юнию, сродников моих и узников со мною, прославившихся между Апостолами и прежде меня еще уверовавших во Христа» (Рим. 16:7). Святой Андроник был епископом Паннонии [1]; однако он не был проповедником и учителем только одного какого-либо города или одной какой-либо страны, — но он учил по всей вселенной; он путешествовал по разным странам, всюду проповедуя имя Христово и искореняя обольщение бесовское. Помощницею во всех его проповеднических трудах была преславная Иуния. Андроник, вместе с Иуниею умер для мира ради Христа, дабы многих привести к познанию Бога истинного. И действительно, Андроник вместе с Иуниею своею проповедью разрушил многие храмы идольские и вместо них создал церкви христианские, всюду прогоняя из людей духов нечистых и врачуя недуги немощных и больных. Когда же святые Андроник и Иуния, исполняя общий долг всех людей, приняли конец смертный, то они были награждены от Господа венцем Апостольства и страдальческого подвига, так как они много пострадали от язычников. Честные мощи их были обретены вместе с мощами многих других святых мучеников в Евгении [2]. О сих мощах было возвещено христианам по особому откровению Божию, как об этом подробно сказано в повествовании под 22-м числом февраля месяца.

Кондак, глас 2: Звезду пресветлую, богоразумия светом просвещшаго языки, Апостола Христова Андроника восхвалим, и с ним во благовестии потрудившуюся Иунию премудрую, вопиюще: молите Христа Бога непрестанно о всех нас.



Память святого мученика Солохона

Святой мученик Солохон жил во времена царя Максимиана [1], был родом египтянин, званием же был христианин. Он служил в чине воина у трибуна Кампана, имевшего под своим начальством три тысячи воинов. Когда, по приказанию царскому, Кампан со своим полком прибыл из Египта в Халкидон [2], то было повелено всем полководцам вместе с их воинами приносить жертвы идолам. Исполняя приказ царский, Кампан приступил к жертвоприношению. В то время, как воины полка Кампанова приносили жертвы идолам, святой Солохон вместе с двумя воинами, Памфиром и Памфалоном, исповедал себя христианином и во всеуслышание заявил, что он ни в каком случае не отречется от Христа, даже если бы его предали самым жестоким мукам, но обещал до конца жизни своей пребывать верным Христу. Когда после этого святые преданы были разным лютым мукам и были жестоко избиваемы, то Памфамир и Памфалон предали души свои в руки Божии, святой же Солохон продолжал мужественно во всеуслышание исповедывать имя Христово. Узнав об этом, Кампан весьма разгневался, и приказал своим слугам раскрыть мечем уста мученика и вливать ему в рот кровь идоложертвенную. Но мученик, крепостью зубов своих сокрушил железо, затем расторг свои узы и предстал свободным пред мучителем, величая имя Христово и порицая нечестие Кампаново. В это время послышался с неба голос, укреплявший святого в страданиях и призывавший его к мужеству. Вслед за тем святой был предан многим другим мукам: мучители били его без милосердия, влачили за ноги по черепицам и острым камням; затем повесили его за правую руку к дереву, прикрепленному к дому, к левой же ноге его привязали большой камень; в таком положении висел святой от шестого часа до часа девятого; при этом мучители всячески увещевали Солохона отречься от Христа, но он не исполнил их нечестивого желания. Когда святой к вечеру был снят с мучилищного древа и поставлен на землю, то, к всеобщему удивлению, он мог стоять как здоровый. Наконец, уже поздним вечером, Кампан, придя в ярость, взял в руки трость, которой писали, и с гневом вонзил ее в ухо святому, так что она прошла сквозь всю голову его. Когда воины ушли с места мучения, то сюда пришли христиане, которые и взяли честное тело святого мученика, весьма ослабевшего от мучений; положив его на постель, они принесли его в дом одной вдовы христианки. Здесь святой вкусил немного хлеба и выпил воды. Немного укрепившись, он начал беседовать с христианами, окружавшими постель его, увещевая их быть непоколебимыми и мужественными в исповедании веры Христовой. Затем, подняв очи свои к небу и помолившись достаточное время Богу, святой предал дух свой Христу [3], Богу нашему, Которому воссылается слава во веки. Аминь.

Память 18 мая

Страдание святого мученика Феодота и с ним семи дев: Фаины, Клавдии, Матроны, Текусы, Иулии, Александры и Евфрасии

Испытав на себе многие благодеяния святого мученика Феодота, — говорит Нил, описатель жития святого мученика, — я считаю себя обязанным не только словом похвалить его страдальческие подвиги, но и делом возблагодарить его; и хотя я ни словом, ни делом не могу выполнить этого в совершенстве, однако постараюсь сделать то, что могу, ибо мне кажется весьма необходимым предать письмени к сведению боголюбцев и их душевной пользе историю жизни святого мученика Феодота, а также и историю его страданий. Некоторые говорят о нем, что он первоначально жил так, как живут большинство и прочих грешных людей мира сего, ибо он также заботился о снискании благ мира сего, говорят, что, вступив в законный брак, он купил гостиницу ради прибытка имения. Однако его мученическим подвигом венчается и украшается вся жизнь его. Пусть говорят о нем, что хотят, я же буду рассказывать о нем всё то, что я, сожительствовавший ему, видел очами своими, а также передам и о тех беседах, которым я сподоблен был от святого. Еще задолго до своего мученического подвига, святой творил много добрых дел. Так, он всемерно боролся против вожделений плотских; хотя он и пребывал в законном супружестве, но он вёл борьбу с плотью своею, покоряя ее духу, согласно слову Апостольскому: «имеющие жен должны быть, как не имеющие» (1 Кор.7:29), святой настолько преуспел в этой добродетели, что мог быть учителем чистоты и целомудрия многим другим. Святой всячески воздерживался от сластолюбия и всякой греховной нечистоты и порабощал тело свое духу постом и воздержанием. Считая пост началом и основанием всякого благого дела, святой вооружался им, как бы щитом, готовясь на брань духовную. Умерщвление тела святой считал обязанностью каждого христианина; жажду богатств и приобретение имений святой препобеждал усердным раздаянием всех богатств своих нищим. Поучительно в житии его то, что он, несмотря на обладание гостиницей, совершал обильную куплю духовную и приобрел для Бога много душ человеческих; причиною же сего было то, что святой Феодот под видом корчемничества, исполнял обязанность Апостольства; своими богодухновенными учениями и беседами он привел ко Христу много эллинов и иудеев, и много грешников побудил раскаяться в грехах своих. Святой Феодот имел и дар исцеления недугов: возложением рук своих и молитвою он исцелил много болезней телесных, словом же своим врачевал язвы душевные. Поводом к страданию святого Феодота за имя Христово было следующее. Некий игемон, по имени Феотекн, принял под свое начальство область Анкиры галатийской [1]. Игемон этот был человеком очень жестоким и нечестивым; он потешал себя зрелищем крови и убийства, нечестие же его было столь велико, что его трудно передать и человеческими словами. Феотекн, принимая власть игемона от царя Диоклитиана [2], обещал ему в скором времени обратить к язычеству всех христиан, проживавших в Анкире. И действительно, когда Феотекн прибыл в Анкиру, то от одной вести о его прибытии христиане пришли в столь великий страх и трепет, что тотчас же бежали из того места; селение то опустело, пустыни же и горы населились беглецами. Феотекн посылал от своего имени одного за другим вестников, всюду разъезжавших и возвещавших строгое приказание императора, повелевавшее разорять христианские церкви и сравнивать их с землею, всех же, исповедующих имя Христово, заключать в узы и ввергать в темницы, где христиане будут пребывать в ожидании лютых мучений; при этом имущество христиан должно было отбираться и разграбляться. В это время Церковь Христова уподоблялась кораблю, весьма бедствующему посреди больших волн и боящемуся потопления в глубине морской, ибо нечестивые язычники нападали на дома христиан, расхищали их имущество, извлекали без всякого стыда из домов мужчин и женщин, юношей и девиц и влекли их, или к местам своих нечестивых жертвоприношений, или же в темницу. Трудно и пересказать все те беды, которые пришлось вынести в то время христианам. Многие священники из страха мучений бежали от храмов своих; двери храмов оставались открытыми; впрочем сами беглецы не находили себе места, где бы могли укрыться от преследования язычников. Когда имущество христиан было разграблено, наступил голод, столь же тяжелый, как и самые мучения язычников. Тогда многие из христиан, скрывавшихся в горах и пустынях, не будучи в силах перенести мучений голодной смерти, приходили к язычникам и отдавались в их руки, надеясь на милость с их стороны. Тяжело было тогда всем беглецам, пытавшимся найти себе приют в пустынях и горах: в особенности тяжело было здесь тем из христиан, которые ранее жили в довольстве и изобилии и не видели нужды; теперь таким христианам приходилось грызть корни, которые они находили в пустынных местах, и питаться разными сорными травами. В это именно время блаженный Феодот весьма много потрудился ради исполнений заповедей Господних, предавая себя без страха многим опасностям; он корчемствовал не с тою целью, чтобы приобрести золото, как говорят о нем некоторые, но приобрел себе гостиницу затем, чтобы доставить в ней убежище и упокоение всем гонимым христианам. Кроме того, он весьма заботился о христианах, находившихся в узах, спасавшихся же бегством христиан от мучителей-язычников, скрывал у себя; он питал также всех христиан, скрывавшихся по горам и пустыням; тела же святых мучеников, выкинутые язычниками на съедение псов, зверей и птиц, он погребал тайно (следует заметить, что игемон приказал предавать смерти тех христиан, которые погребали тела братий своих; поэтому блаженный Феодот похищал их и тайно предавал погребению). Таким образом, дом святого Феодота был и гостиницею и вместе с тем убежищем для христиан, так как Феодот, считавшийся корчемником, не навлекал на себя у язычников подозрения в том, что он был христианином. И был святой для всех всем: для гонимых покровителем, для алчущих питателем, для недугующих врачом, для сомневающихся крепким утверждением, учителем веры и благочестия, наставником богоугодной жизни и возбудителем к подвигу мученическому. В это время нечестивый игемон Феотекн приказал всюду окропить идоложертвенною кровью всякую пищу и всякое питие, продававшееся на торжищах. Так сделал он ради христиан, намереваясь принудить их, хотя бы против их воли, вкушать пищу, оскверненную идоложертвенною кровью; вследствие этого в христианских храмах нельзя было приносить жертвы Богу истинному, так как во всем городе не было хлеба и вина, не оскверненного язычниками. Узнав об этом, святой Феодот стал раздавать верным жито, пшеницу и вино, заранее купленные им и имевшиеся у него в изобилии. Раздавая пищу и питие всюду, и у себя питая многих христиан, Феодот уподобил гостиницу свою кораблю Ноеву, спасавшему всех, находившихся в нем, от вод потопа (Быт. 7 гл.). Ибо подобно тому как тогда, при Ное, никто не мог спастись от вод потопа, кроме тех, кто находился в ковчеге Ноевом, так и теперь в городе нашем (говорит описатель жития святого Феодота), ни один из христиан не мог сохранить себя от осквернения идоложертвенными мерзостями, если не шел в дом Феодота. Таким образом, гостиница Феодотова превратилась в странноприимницу, и в храм молитвенный, и в алтарь для иереев Божиих, которые совершали здесь бескровную Божественную Жертву. К дому Феодотову все прибегали, как к кораблю во время потопа. Таково было корчемствование сего блаженного Феодота, такова была его купля и приобретение. Но довольно о сем. Поведаем и о других деяниях святого мученика. Во время этого гонения, поднятого на христиан, случилось одному другу Феодотову, по имени Виктору, быть взятым язычниками, и по следующему поводу: некоторые из жрецов Артемидиных [3] наклеветали на Виктора игемону, сказав, что Виктор хулил богиню их, выразившись так, что Аполлон [4] насиловал единоутробную сестру свою Артемиду и осквернил ее в Делосе пред жертвенником [5], и заметив, что эллинам следовало бы стыдиться таких богов своих — блудников, позволявших себе делать такие мерзкие дела, о которых и слышать не могут целомудренные люди. Взяв Виктора, оклеветанного так, игемон приказал заключить его в темницу. К узнику приходили многие эллины, которые с лестью увещевали его, говоря так:

— Исполни приказание игемона; тогда ты будешь почтен великою честью, будешь другом царя, получишь от него много различных богатств и станешь жить в палатах царских. Но если не послушаешь игемона, подумай о том, какие мучения ожидают тебя; тогда весь дом твой и имущество твое будет разграблено, все родственники твои будут истреблены, и самое тело твое, после многих лютых мучений будет предано горькой смерти и выкинется на съедение псам.

Это и многое другое говорили они Виктору. Блюститель же благочестия, Феодот, придя ночью в темницу к Виктору, укреплял его на предлежащий подвиг, говоря ему так:

— Ни в каком случае, Виктор, не слушай тех льстивых речей, которые говорят тебе нечестивые язычники, не принимай их совета лукавого, не ходи в след их, не оставляй нас, не предпочитай скверну и нечестие целомудрию и не люби неправду больше правды. Не делай этого, о, друг мой! Не делай, зная, что те нечестивцы своими лукавыми и льстивыми обещаниями стараются вовлечь тебя в пагубу. Не таковыми ли обещаниями иудеи прельстили Иуду предателя? Принесли ли ему пользу те тридцать сребренников, которые он получил от них? Ничего другого он не приобрел себе теми тридцатью сребренниками, кроме верёвки, на которой удавился (Мф.27:3–5). Никогда не думай, что ты получишь что-либо доброе от злых, так как обещания их уготовляют смерть вечную.

Этими и им подобными словами укреплял в благочестии святой Феодот Виктора. И Виктор действительно, мужественно выдерживал подвиг свой до тех пор, пока помнил слова, которыми его увещевал святой Феодот. Все взиравшие на страдание святого, восхваляли славный подвиг его. Когда же приблизился самый конец его мученического подвига, и наступало время отшествия его из сего мира, Виктор попросил мучителя прекратить на время его страдание, чтобы он имел время размыслить сам в себе. Тотчас же слуги игемона прекратили мучение и отвели Виктора в темницу. Но Виктор умер в темнице от ран, оставив в неизвестности конец своего исповедания. После этого блаженный Феодот отправился в селение, называвшееся «Малос» и отстоявшее от города на четырнадцать стадий. Пошел же сюда святой потому, что узнал, что здесь окончил свой мученический подвиг и был брошен в реку, называвшуюся Галиос, святой мученик Валент, страдавший ранее в Мидикинах. Феодот отправился к селению этому, однако не вошел в него, но остановился около него, на реке, в расстоянии двух поприщ от того селения. Найдя мощи святого мученика, Феодот с честью похоронил их. Когда он возвращался оттуда, то встретил некоторых христиан, которые, увидав его, весьма благодарили его, как благодетеля всех христиан; в особенности они благодарили его за одно великое благодеяние, оказанное им святым, а именно: когда был разорен алтарь Артемидин, то эти христиане были преданы игемону на мучение; но святой Феодот выкупил их после многих хлопот, и выкупил их немалою ценою. Вот за это христиане теперь и кланялись ему, приветствуя его и воссылая ему благодарность. Святой же, высказав радость по поводу свидания с ними, предложил им вкусить вместе с ним пищи. Найдя одно возвышенное и красивое место, они возлегли на траве; на том месте росло много красивых деревьев, было много цветов и всюду слышалось пение птиц. Прежде нежели приступить к вкушению пищи, святой послал двух из них в селение за священником, которой бы благословил им трапезу и вместе с ними вкусил бы пищи, а затем напутствовал бы их обычными молитвами (следует заметить, что святой Феодот привык всегда вкушать пищу с благословения священника и даже, если позволяла возможность, в его присутствии). Когда посланные приближались к тому селению, то увидали священника, выходившего из церкви после пения шестого часа; однако они не знали, что это пресвитер того селения. Заметив, что на путников громко лаяли собаки, бывшие в том селении, священник подошел к ним и, отогнав собак, приветствовал их, а затем спросил:

— Христиане ли вы? Если вы христиане, то войдите в дом мой, дабы мы возвеселились любовью о Христе.

Они же отвечали на это:

— Да, мы христиане и христиан ищем.

Священник же, улыбнувшись, сказал сам в себе:

— Фронтон! (таково было имя его). Вот видишь, как сбываются твои сонные видения!

Затем, обратившись к путникам, сказал:

— Этой ночью я видел во сне двух мужей, очень похожих на вас; они сказали мне: «мы принесли сокровище в эту область»; так как мне кажется, что вы очень похожи на тех мужей, то скажите: какое же сокровище вы принесли с собою?

Мужи те отвечали:

— Действительно мы имеем с собою мужа, блаженного Феодота, более драгоценного, чем какое-либо сокровище; если желаешь, то можешь посмотреть его, но сначала покажи нам священника этого селения.

Он же отвечал:

— Я тот, кого вы ищете. Пойдем же и приведем в дом мой человека Божия.

После этого все отправились к святому Феодоту. Когда священник увидел Феодота, то с любовью приветствовал его; приветствовал также и прочих христиан, а затем начал упрашивать всех идти к нему в дом. Но святой Феодот не хотел идти, говоря:

— Я тороплюсь поскорее придти в город, ибо для христиан наступил ныне великий подвиг; поэтому я должен по мере сил послужить братиям моим, находящимся в бедах и в большой опасности.

После этого священник сотворил молитву, а затем все приступили к вкушению пищи. По окончании обеда Феодот святой сказал пресвитеру с улыбкою на лице:

— Как красиво это место и как оно удобно для погребения святых мощей!

Священник же отвечал ему:

— Потрудись доставить нам сюда честные мощи.

Святой Феодот отвечал на это:

— Потрудись только, отче, построить на этом месте храм молитвенный, в котором можно было бы поместить святые мощи, и в скором времени к тебе будут принесены мощи мученические.

Затем святой снял перстень с руки своей и, отдавая перстень священнику, сказал:

— Господь да будет Свидетелем между мною и тобою, что вскоре сюда будут принесены мощи мученические.

Это говорил святой, пророчески предсказывая положение здесь своих мощей, ибо всею душою стремился к подвигу мученическому. Вслед затем святой Феодот пришел в город свой и в дом свой и нашел здесь всё в великом разграблении и разрушении, как будто бы здесь было большое землетрясение. В городе том проживали семь благочестивых девственниц, с юных лет воспитанных в благочестии и страхе Божием, соблюдавших чистоту телесную и душевную и обручивших себя нетленному и бессмертному Жениху, Христу, Сыну Божию. Проводя благочестивую и богоугодную жизнь, эти девственницы достигли старости; старшей из них была Текуса, приходившаяся теткой святому Феодоту. Взяв сих святых девственниц, игемон предал их многоразличным мукам; но так как муки не могли поколебать веры их, то он отдал их блудным юношам на осквернение, понося их и ругаясь над благочестием христианским. Когда те девственницы были ведомы на осквернение, то вздохнув из глубины сердечной, подняв очи свои на небо и воздев кверху руки свои, они начали молиться Богу в таких словах:

— Господи Иисусе Христе! Ты знаешь, с каким вниманием и усердием мы соблюдали девство свое до тех пор, пока это было в нашей власти; но вот ныне бесстыдные юноши получили власть над телами нашими. Сохрани же нас чистыми, какими Ты Сам знаешь путями.

Когда святые девственницы молились со слезами Богу в таких словах, один бесстыдной юноша, привлек к себе старшую из девственниц, Текусу, намереваясь осквернить ее. Она же, ухватив его за ноги, со слезами сказала ему:

— Чадо! Какое наслаждение может доставить вам наше тело, изможденное старостью, постом, болезнями и мучениями, как вы это сами видите! Мне уже более семидесяти лет. И прочие сестры мои немного моложе меня. Не подобает вам, столь юным людям, прикасаться к телам как бы уже мёртвым, которые в скором времени вы увидите съедаемыми зверями и птицами, так как игемон уже почти приговорил нас к смерти. Не делайте нам зла, и вы получите за это награду от Бога нашего, Господа Иисуса Христа.

Говоря так, святая Текуса, сняла покрывало с головы своей и, показав юноше седину головы своей, опять сказала ему:

— Чадо! Постыдись, ибо и ты имеешь мать, как думаю, столь же состарившуюся как и я, если она еще находится в живых; если же она умерла, то, вспомнив о ней, оставь нас, и ты получишь награду от Владыки нашего Христа, ибо надежда на Него не суетна.

Таковые слова Текусы привели этого юношу и его товарищей в умиление; оставив свое плотское вожделение, юноши те начали плакать, и отошли от святых девственниц, не причинив им никакого зла. Когда Феотекн узнал, что те девственницы не были осквернены, то оставил мысль о насильственном осквернении их, и приказал им быть жрицами богине Артемиде, причем обязанностью их было — омывать, согласно языческому обычаю, идолов в ближайшем озере. Наступил день омовения идолов, весьма торжественно праздновавшийся язычниками. Положив идолов, каждого на особую колесницу, язычники всенародно повезли их с пением и ликованием к озеру. Язычники везли, по повелению игемона, и святых девственниц пред идолами, каждую на отдельной колеснице; девственницы были обнажены для потехи и поругания язычников. Все граждане вышли на празднество это, дабы слушать звук труб, кимвалов и пение женщин, шедших по улицам с открытыми головами и распущенными волосами. От шума и топота толпы народной, а также и от трубных звуков, казалось, сотрясалась вся земля. Вместе со всем народом шел и игемон Феотекн, — порождение ехидны, слуга диавольский. Язычники взирали на обнаженных девственниц, причем одни из них предавались смеху, другие удивлялись терпению и мужеству их, некоторые же, сожалея об их, изможденных ранами, телах, в умилении плакали и сокрушались сердцем. Когда при таких обстоятельствах совершалось это нечестивое празднество, святой Феодот был в весьма великой печали ради святых девственниц, так как боялся, как бы какая из них, по слабости естества женского, не ослабела в страдальческом подвиге и не потеряла надежды на помощь Господа Иисуса Христа. Помыслив об этом, Феодот весьма усердно начал молиться за святых подвижниц, прося Бога укрепить святых девственниц в подвиге их. Для молитвы святой Феодот затворился вместе с родственником своим Полихронием, с юным Феодотом, также родственником, и вместе с прочими другими христианами в доме одного убогого христианина, по имени Феохарида, находившемся близ церкви в честь святых патриархов: Авраама, Исаака и Иакова. Пав ниц, Феодот и прочие христиане, молившиеся вместе с ним, лежали на земле, молясь от первого часа дня до шестого, до тех пор, пока жена Феохарида не возвестила, что тела честных девственниц были потоплены в озере [6]. Услышав такую весть, святой Феодот несколько приподнялся от земли; затем, стоя на коленях, поднял руки свои на небо и, обливаясь многими слезами, как каплями дождевыми, молился в таких словах:

— Благодарю Тебя, Владыка, за то, что Ты услышал голос плача моего и не сделал суетными слёзы мои!

Затем начал расспрашивать жену Феохарида, — каким образом девственницы были потоплены в воде и на каком месте, при береге ли, или посреди реки. Она же сказала ему:

— Я стояла близ того места вместе с прочими другими женщинами и видела, что игемон долго увещевал девственниц послужить идолам омовением их и обещал им многие дары, — однако игемон нисколько не успел в своей просьбе, но был еще более постыжен укорительными словами святой Текусы. Жрецы же Артемиды и Афины [7] предлагали им белые одежды и разукрашенные венцы, дабы в этих одеждах и венцах они совершили бы омовение идолов. Но мученицы, взяв те одежды и венцы, бросили их на землю и начали топтать их ногами. Тогда игемон приказал навязать на шею святым тяжелые камни, затем, посадив их на лодки, приказал их отвезти на глубокое место и бросить их в воду. Они были брошены в воду стадиях в двух от берега.

Услыхав об этом, святой до вечера советовался с Полихронием и Феохаридом, каким бы образом им вынуть из воды честные тела святых мучениц, дабы предать их погребению. При захождении солнца, к ним пришел один юноша христианин, по имени Гликерий, и сказал, что игемон поставил при озере стражу из воинов, причем приказал наблюдать страже, как бы не были взяты из озера тела мучениц. Услыхав об этом, святой Феодот весьма опечалился, так как ему нелегко было теперь взять тела святых мучениц, отчасти по причине стражи, а отчасти по причине тяжелых камней, привязанных к шеям святых; камни эти были настолько тяжелы, что их едва можно было везти на колесницах. Вечером Феодот отправился к близлежащей церкви святых патриархов, вход в которую был загорожен язычниками, дабы не могли пройти в нее христиане. Придя к церкви, святой повергся пред ней на землю и долго молился. Затем, встав, направился ко входу в церковь; но увидав, что вход в нее загорожен, остановился и снова встал здесь на молитву. Услыхав где-то в стороне от себя крик и говор и подумав, что это язычники преследуют его, святой тотчас поднялся и пошел к дому Феохаридову. Здесь он уснул на непродолжительное время. Во сне явилась ему его тётка, святая Текуса, и сказала:

— Ты спишь, сын Феодот, и нисколько не заботишься о нас. Разве ты не помнишь, как я тебя учила, когда ты был еще юношею? Разве ты не помнишь, как я руководила тобой в добродетельной жизни, заменяя тебе отца и мать? И когда я была живой, ты никогда не оскорблял меня, но всегда почитал меня, как родную мать. Но вот теперь, после кончины моей, ты позабыл меня, хотя ты должен бы послужить мне до конца жизни своей. Но, я прошу тебя, не оставь тел наших в воде, дабы они не сделались добычею рыб, но потрудись поскорее извлечь их из воды, так как и ты сам спустя два дня отправишься на подвиг мученический. Встав с постели, иди к озеру, но берегись предателя.

Сказав это, святая оставила Феодота. Пробудившись, Феодот передал прочим христианам, находившимся в доме том, о своем видении, и все начали со слезами молиться Господу, прося Его помочь найти тела святых мучениц. Блаженный же Феодот, размышляя о видении, недоумевал, что означали последние слова, сказанные ему Текусой: «берегись предателя». Но потом слова эти оправдались, как это будет видно из нижеследующего повествования. Когда наступило утро, Феодот послал упомянутого юношу Гликерия вместе с Феохаридом разузнать поточнее относительно воинов, стоявших близ реки, так как думал, что они ушли, по причине праздника богини Артемиды, который в тот день отправляли язычники. Посланные отправились, но увидали, что воины еще не ушли; возвратившись, они возвестили об этом прочим христианам, и все провели тот день в посте и молитве. При наступлении вечера, христиане, еще не вкусив пищи, направились к озеру, захватив с собою острые серпы, которыми бы могли разрезать веревки, обвязанные вокруг шеи святых мучениц. Было в это время очень темно, так как в эту ночь не светила ни луна, ни звёзды. Когда все приблизились к тому месту, на котором исполнялись смертные приговоры над злодеями и разбойниками (а место это было очень страшным, так что никто не осмеливался проходить здесь по захождении солнца; здесь валялись трупы, кости и головы, отсеченные от тел, причем некоторые из голов были воткнуты на палки), то все пришли в большой страх; однако скоро ободрились, так как услыхали голос, говоривший:

— Иди с дерзновением, Феодот!

Выслушав слова эти с благоговением, все осенили себя знамением крестным. И тотчас явился в воздухе с восточной стороны пресветлый крест, испускавший во все стороны огненные лучи. Увидав этот крест, все обрадовались и пришли в страх; а затем, пав на колена, все поклонились святому кресту и помолились Господу. Встав после молитвы, все направились к озеру; но так как в это время видение креста скрылось, то снова стало так темно, что никто не мог видеть друг друга. В это время пошел дождь, вследствие чего дорога сделалась скользкой, что весьма затрудняло путь. Тогда все стали на молитву, испрашивая у Бога помощи в такой беде, и тотчас явилась лампада огненная, показывавшая путь; вместе с тем явились святому Феодоту и два честных мужа в белых одеждах, имевших седые волосы на головах и бородах и сказали ему:

— Дерзай, Феодот, ибо Господь и Бог наш Иисус Христос написал имя твое в числе имен мучеников, услышав молитву твою слёзную о обретении тел невест Его святых. Мы посланы Им тебе на помощь; мы принадлежим к лику тех отцов, пред церковью которых ты молился прошедшею ночью. Когда ты придешь к озеру, то ты увидишь здесь мученика Сосандра, вооруженного, приводящего в страх и прогоняющего воинов, охраняющих озеро; однако тебе не следовало бы вести с собою предателя.

Сказав так, святые сделались невидимыми. Так и не узнал святой Феодот, кто же был предателем из числа шедших с ним. Следуя за явившейся лампадой, все подошли к озеру. В это время поднялся гром, засверкала молния, полил сильный дождь, началась страшная буря; воины, стоявшие на берегу озера, весьма устрашившись, бежали оттуда, при этом они устрашились не столько грома, молнии и бури, сколько страшного видения; ибо они видели очень большого мужа, имевшего в руках броню, щит и копье; на голове же у него был шлем; от мужа того исходило кругом яркое сияние. Это был мученик Сосандр. Ужаснувшись такого видения, воины бежали, будучи объяты великим страхом. Между тем вода, находившаяся в озере, была прогнана ветром с одной стороны озера на другую, так что дно озера обнажилось и глазам христиан предстали тела святых мучениц, лежавшие на дне озера. Подойдя к святым мученицам, христиане отрезали серпами верёвки, которыми были привязаны камни к шеям мучениц; потом, взяв честные тела, положили их на колесницы и повезли к храму святых патриархов, где и похоронили с честью. Имена же те мученицы носили следующие: Текуса, Александра, Клавдия, Фаина, Евфрасия, Матрона и Иулия. Пострадали же сии святые девственницы в восемнадцатый день месяца мая. Утром следующего дня в городе стало известно, что тела святых мучениц были взяты христианами из озера. Узнав об этом, игемон, жрецы идольские и все прочие язычники-идолопоклонники преисполнились великой ярости, так что влекли к допросу каждого христианина, которого случайно встречали на улице. В это время было взято на допрос и предано лютой, мучительной смерти много христиан; они были растерзаны мучителями, как бы звериными зубами. Когда святой Феодот узнал об этом, то хотел отдать себя в руки язычников, но его удержали от этого родственники. Полихроний же, переменив одежды и приняв вид земледельца, пришел на городскую площадь, чтобы узнать о всем, происходившем в городе, но тотчас был схвачен язычниками, и представлен на допрос к игемону. Полихроний принял от мучителей много побоев и ран, но пребывал в молчании. Когда же увидал меч, занесенный над его головою, то весьма испугался и рассказал мучителям о том, как корчемник Феодот извлек из озера тела святых мучениц и похоронил их при храме, построенном в честь святых патриархов. Узнав об этом, язычники тотчас отправились к тому месту, где были похоронены честные тела святых мучениц, разрыли их могилы и предали тела сожжению; после этого язычники отправились на поиски Феодота, о чем и было ему возвещено тайно вечером того же дня. В это время святой Феодот понял, что Полихроний, — его родственник и друг и был тем предателем, которого заповедали остерегаться святые патриархи. Решив предать себя мучениям, Феодот так говорил своим родственникам:

— Помолитесь о мне Господу, Иисусу Христу, Богу нашему, дабы сподобил Он меня венца мученического.

И молились все с ним в продолжение целой ночи, причем святой Феодот молился в таких словах:

— Господи Иисусе Христе, надежда для отчаявшихся, — помоги мне совершить мужественно свой подвиг мученический и приими кровь мою, которую прольют мои мучители, как жертву, приносимую Тебе за всех гонимых христиан. Облегчи их страдание, утиши лютую бурю гонения, дабы верующие пребывали в тишине и покое.

Когда наступил день, святой решил идти к мучителям и предать себя в их руки. Узнав об этом, все родственники его возрыдали и восплакали и, обнимая его, говорили:

— Да получишь спасение, светило и украшение Церкви, честной Феодот! По окончании своих страданий, да сделаешься причастником света небесного, да будешь сопричтен к сонму Ангелов и архангелов и да осияет тебя слава Святого Духа и Господа нашего Иисуса Христа, сидящего по правую сторону Бога Отца. Да даруются тебе все эти блага за тот подвиг, на который ты выступаешь. Но знай, что для нас, остающихся посреди таких бед, твое отшествие принесет много горя и слёз.

Когда все плакали, говоря такие слова, святой Феодот обнимал и лобызал каждого последним целованием; затем приказал отдать свое тело, если удастся его тайно взять от мучителей, священнику Фронтону, который придет из селения Малос с его перстнем. Наконец, святой Феодот оградил себя крестным знамением и мужественно вышел из своего дома. На пути ему встретились двое из числа старших граждан того города. Желая доказать ему свою любовь и уважение, они советовали ему поскорее где-нибудь скрыться и говорили:

— Жрецы Афины и Артемиды вместе с прочими язычниками клевещут на тебя игемону, говоря, что ты советуешь всем христианам не поклоняться бесчувственному камню и дереву; говорят они про тебя и многое другое; а Полихроний сказал про тебя, что ты тайно похитил тела девственниц. Скройся же, Феодот, пока еще не поздно, ибо безумие — отдавать самого себя в руки мучителей.

Святой же отвечал им:

— Если вы — мои друзья и если вы действительно хотите показать свою любовь ко мне, то не препятствуйте мне на пути, по которому я иду, но наоборот, идите к судилищу и скажите там старейшинам: — вот, Феодот, на которого клевещут жрецы и народ, стоит здесь, пред дверями.

Сказав так, святой с поспешностью отправился вперед и став посреди судилища, с радостным лицом стал смотреть на орудия мучений; здесь была и разожженная печь, и котлы с кипящею водою, и колёса, и много других орудий мучения. Взирая на всё это, святой нисколько не ужасался сердцем и не смущался в мыслях своих, но продолжал стоять с весёлым лицом, всем являя свое мужество. Когда игемон увидал святого, то сказал ему:

— Ты нисколько не пострадаешь ни от одного из числа всех, находящихся здесь орудий мучения, в том случае, если принесешь жертвы богам; тогда ты будешь свободен от всех преступлений, в которых тебя обвиняют и жрецы, и весь город наш; кроме того, — тогда ты будешь другом нам и любезным царю, который окажет тебе большие почести; только отрекись от Иисуса, Которого распял в Иудее Пилат, правивший прежде нас. Подумай об этом, Феодот! Ты мне кажешься человеком благоразумным; благоразумный же человек должен поступать во всем с осмотрительностью и рассуждением. Отступи от всякого безумия; убеди также и прочих христиан оставить безумие свое, и тогда ты будешь начальником всего этого города; ты будешь тогда жрецом главного бога нашего Аполлона, дарующего людям многие блага, предсказывающего будущее и исцеляющего недуги врачевством своим; если ты будешь служить этому богу, то ты получишь право назначать и прочих жрецов для служения всем остальным богам. Через тебя будут проходить все назначения на все важнейшие должности, ты будешь ходатаем пред судиями; ты будешь писать послания ко всем народам от имени царя о разных нуждах народных; ты будешь весьма богат, и все родственники твои будут в великом почёте. Если тебе нужны богатства и имение, то я могу дать их тебе, хоть сейчас.

В то время как игемон говорил это, среди народа раздался громкий возглас, одобрявший слова игемона и увещавший Феодота принять от игемона богатство и почести. Но святой Феодот так ответствовал игемону Феотекну:

— Прежде всего, я прошу помощи у Господа моего, Иисуса Христа (Которого ты назвал простым человеком), в том, чтобы Он сподобил меня обличить заблуждение ваше и показать суету богов ваших; вместе с тем в кратких словах я поведаю тебе тайну воплощения Господа моего и чудеса, сотворенные Им. О, Феотекн! Я должен бы говорить тебе о вере моей и о делах моих; но я обличу пред всеми вами, к стыду вашему, дела богов ваших, о которых стыдно и говорить. Тот, которого вы называете Дием [8] и которого вы считаете богом, более славным всех прочих ваших богов, предавал себя столь гнусному плотскому вожделению, что может считаться началом и концом всякого зла. Ваш стихотворец Орфей [9] повествует, что Дий убил своего родного отца Сатурна [10], мать же свою родную Рею взял себе в жены и родил от нее дочь Персефону; но он не остановился на этом; он прелюбодействовал и с своею дочерью и кроме того имел своею женою сестру Юнону [11]; точно также и Аполлон осквернил свою сестру Диану пред жертвенником на острове Делосе. Равным образом и Марс [12], вознеистовствовал плотскою страстью к Венере [13], Вулкан [14] к Минерве, — родные братья на родных сестер. Неужели ты не видишь, игемон, сколь мерзостны беззакония богов твоих? Разве закон ваш не наказывает всех, делающих такие преступления? А вы хвалитесь такими делами блудодейных богов ваших и не стыдитесь покланяться отцеубийцам, кровосмесникам, прелюбодеям, осквернителям детей, волхвам (обо всем этом написали все стихотворцы ваши, похваляя мерзостные дела ваших богов). Дела же и чудеса Господа нашего Иисуса Христа чисты и не имеют ни одного порока. О таинстве воплощения Господа нашего Иисуса Христа предвозвестили все святые пророки, говоря, что в последние времена придет к людям Бог с небес, будет жить с людьми, как человек, будет творить знамения и чудеса несказанные, исцеляя многоразличные недуги и сподобляя людей Царствия небесного. И не только о воплощении Господа, но и об Его вольном страдании за нас, о Его смерти и погребении предсказали заранее с большою точностью те же святые пророки; свидетели этому халдеи и мудрые волхвы персидские, которые по звезде нашли место Его рождения и пришли к Нему с дарами, дабы поклониться Ему, как Богу. Свидетелями же воскресения Его были воины римские, охранявшие гроб Его. Они сами видели, как воскрес Господь из гроба; об этом они и возвестили архиереям. Но кто может пересказать все чудесные и славные дела, которые сотворил Господь наш, Иисус Христос, во время земной жизни Своей? Прежде всего, Он претворил воду в вино, затем, — пятью хлебами и двумя рыбами насытил пять тысяч народа в пустыне, болящих исцелял, ходил по морю как по суху; власти Его боялось естество огня; слепорожденному Он дал зрение, хромых делал быстроходными людьми; по Его повелению воскресали мёртвые; он воскресил и вернул к жизни четверодневного Лазаря. Все эти преславные и предивные чудеса очевидно для всех показывают, что Иисус Христос был Богом истинным, а не простым человеком.

Когда святой в таких словах свидетельствовал о Божестве Господа нашего Иисуса Христа, все язычники, стоявшие близ того места, пришли в великое смятение и зашумели, как шумит море от ветра. Жрецы рвали на себе волосы, раздирали одежды, разрывали венки; а народ волновался всё более и более и с гневом вопрошал игемона, для чего он позволял такому богохульнику, достойному смерти, говорить столь много, а не предавал его казни и мучению? Тогда игемон, придя в еще больший гнев, приказал воинам совлечь одежды со святого, повесить его нагим на мучилищном дереве, и терзать железными орудиями тело его; игемон и сам поднялся с места своего, намереваясь своими руками мучить святого. В это время поднялась целая буря от вопля народного; народ кричал, требовал и приказывал слугам игемоновым начинать мучение; слуги приготовляли орудие мучений; и лишь только один святой мученик продолжал стоять спокойно, нисколько не смущаясь душою своею и не устрашаясь сердцем. Феодот был столь спокоен, что, казалось, мучения уготовлялись не для него. Потом святой был повешен на дереве. Когда воины начали терзать без милосердия тело святого железными когтями, то он как бы сиял радостным лицом своим, ибо имел помощником своим Господа Иисуса Христа. Так мучим был святой долгое время. Уже слуги изнемогли и их сменили другие. Мученик же пребывал непоколебимым в исповедании имени Христова, так что казалось, что он страдал не в своем, а как бы в чужом теле; все свои помышления он устремил к Господу Иисусу Христу, помогавшему ему. Спустя некоторое время игемон Феотекн приказал возлить на раны святого самый крепкий уксус, смешанный с солью, а затем велел свечами опалять честные рёбра мученика. Мученик, опаляемый огнем, ощутив смрад, исходивший от опаляемого со всех сторон тела своего, начал отворачивать лицо свое в сторону; заметив это, игемон тотчас подошел к нему и сказал:

— Где же ныне, Феодот, все дерзновенные слова твои? Я вижу, что ты препобеждаешься муками. Но если бы ты не хулил богов наших и если бы ты поклонился им, то ты теперь не страдал бы так. Но разве я не советовал тебе, — человеку незнатного происхождения, занимавшемуся корчемничеством, — не противиться повелению царя, имеющего в своих руках власть над твоею жизнью и смертью?

Отвечал на это святой мученик:

— Не думай, игемон, что меня препобеждают мучения твои, видя, что я отвратил в сторону лицо мое, дабы не обонять смрада от опаляемого тела моего. Прикажи лучше слугам своим с большим усердием исполнять то, что им повелено, так как кажется мне, что они слишком лениво исполняют свои обязанности. Ты же сам придумай какие-нибудь еще, более лютые муки для меня, дабы узнать, как велика сила Господа моего Иисуса Христа, укрепляющего меня посреди сих мучений. Опираясь и уповая на помощь Бога моего, я презираю не только тебя, но и твоего царя, как самого последнего пленника.

Когда святой говорил так, игемон приказал воинам бить мученика по устам и сокрушать челюсти и зубы его. Святой же, принимая побои, говорил игемону:

— Если ты разрежешь на части и язык мой, то всё равно нисколько не успеешь в начинаниях своих, ибо Бог и Господь наш Иисус Христос слушает и молчащих рабов Своих.

После того как святой был мучим и терзаем воинами достаточное время, так что все слуги игемоновы утомились, игемон приказал снять Феодота с мучилищного дерева и заключить его до следующего мучения в темнице. Воины повели святого Феодота через весь город в темницу. Всё тело святого было изъязвлено ранами, через что Феодот показывал всем свою победу над мучителем и над диаволом. Святого окружало во время шествия в темницу весьма много народа, смотревшего на мученика Христова, как на некое любопытное зрелище. Святой же во всеуслышание исповедывал силу Господа нашего Иисуса Христа, говоря так:

— Смотрите, как велика и славна сила Христа Господа моего. Вот вы сами видите, что по Его устроению, страждущие за Его святое имя, не ощущают боли от ран и мучений; вы видите, что Он делает немощную плоть человеческую крепчайшей огня; вы видите, что Он дает столь великое мужество и крепость людям незнатного происхождения, так что они вменяют ни во что приказания самих царей и князей. Владыка наш дает благодать Свою всем верующим в Него, незнатным и знатным, рабам и свободным, варварам и эллинам.

Затем, показав на раны свои, снова сказал:

— Верующие должны приносить такую жертву Богу и Господу нашему Иисусу Христу, Который и Сам пострадал за нас всех.

Когда святой сказал это, то был введен в темницу и заключен здесь в тесном и узком месте. По прошествии шестнадцати дней после того, как святой Феодот был заключен в темницу, игемон приказал приготовить в центре города, на том месте, где обычно происходили зрелища, судилище. Святой мученик был выведен из темницы и представлен на судилище. Увидав его, игемон сказал ему:

— Подойди к нам поближе, Феодот, потому что мне кажется, что ты, будучи достаточно наказан ранее, оставил теперь всю гордость свою и переменился к лучшему. Воистину, ты неразумно поступил, навлекши на себя столь великие мучения. Мы же не хотели тебя мучить. Но теперь, оставив свое упорство, познай силу и могущество богов наших; тогда мы наградим тебя теми дарами, о которых мы говорили раньше. Мы обещали тебе эти дары ранее, обещаем их и теперь; ты получишь их, если поклонишься богам нашим; но если ты не поклонишься богам, то тотчас же увидишь и огонь, приготовленный для тебя, и острые железные орудия, и уста зверей, готовых тебя растерзать.

Святой же мученик отвечал на это:

— О, Феотекн! Можешь ли ты придумать такое мучение, которое сокрушило бы силу Господа моего Иисуса Христа, укрепляющего меня посреди мучений? Но хотя мое тело уже достаточно изъязвлено орудиями мучений, как это ты и сам видишь, — испытай снова крепость мою; отдай меня на новые мучения, и ты увидишь, что я мужественно перенесу и их, как и раннейшие мучения.

Тогда игемон приказал снова повесить святого на мучилищном дереве и терзать тело его железными орудиями, возобновляя старые его раны. Во время мучений святой велегласно исповедывал имя Христово. Затем мучитель приказал воинам снять святого с мучилищного дерева и влачить по разожженным черепкам. Потом святого снова повесили на дерево и снова терзали железными орудиями, так что на теле мученика не осталось ни одного целого, неизъязвленного места: он весь был как бы сплошною язвою; лишь язык его был цел, которым он и славил Бога, мучителей же и воинов поносил, как немощных. Не зная, каким еще мучениеям предать святого, игемон издал приказ, приговаривавший святого к смерти, и гласивший следующее:

— Мы приказываем усечь мечем Феодота, защитника галилейской веры, врага богов наших, противника повелениям царским и хулителя моего; тело же его должно быть предано сожжению, дабы христиане не могли похоронить его.

И веден был святой за город, на поле, для усекновения. За ним следовало весьма много народа, как мужчин, так и женщин, желавших видеть его кончину. Дойдя до назначенного места, святой начал молиться Богу в таких словах:

— Господи Иисусе Христе, Творец неба и земли, не оставляющий всех, уповающих на святое имя Твое! Благодарю Тебя за то, что ты сподобляешь меня быть гражданином отечества небесного и причастником Царствия Твоего. Благодарю Тебя за то, что Ты помог мне победить змия и стереть главу его. Молю Тебя, — ниспошли облегчение верным рабам Твоим от бед, окружающих их; пусть прекратится с моею смертью гонение, воздвигнутое на Церковь Твою нечестивыми язычниками. Ниспошли мир Церкви Твоей и избавь ее от наветов вражиих.

Оканчивая молитву и произнося: «Аминь», святой обернулся и увидел христиан, плакавших о нем. Тогда святой сказал им:

— Не плачьте о мне, братия, но лучше прославьте силу Господа нашего Иисуса Христа, помогавшего мне мужественно скончать подвиг мой и победить врага. Я же буду на небесах с дерзновением молить о вас Богу.

Сказав так, мученик преклонил под меч честную главу свою и был усечен в седьмой день месяца июня [15]. Между тем слуги игемоновы принесли к тому месту много дров, разложили костёр и возложили на него тело мученика Христова, намереваясь сжечь его по повелению игемона. Но внезапно поднялась, по усмотрению Божию, великая буря, явился свет, блиставший кругом тела мученика, как молния, так что никто из воинов не осмеливался подойти к дровам и разжечь их. Когда игемон узнал об этом, то приказал воинам не отходить от места того и охранять тело мученика, чтобы его не похитили христиане. Исполняя приказание игемона, воины устроили себе палатку из вербовых ветвей и из тростника и сели в той палатке, охраняя от христиан тело мученика. Между тем, по устроению Божию, случилось, что мимо того места проходил священник Фронтон, имевший на руке своей перстень мученика Феодота, Он шел из своего селения в соседнее селение и ничего не знал о случившемся с святым Феодотом. Фронтон вёз на осле очень вкусное вино, уже давно приготовленное; вино это Фронтон намеревался продать в городе, так как имел свой виноградник и питался от него с семьею своею. Когда Фронтон подошел к тому месту, где стояла палатка с воинами и где лежало тело мученика, осёл преткнулся и упал на землю. Увидав это, воины пошли на помощь Фронтону и сказали ему:

— Куда ты идешь, странник? Ведь наступила уже ночь. Лучше останься с нами, тем более, что здесь есть и пастбище для скота.

Священник согласился с ними переночевать и направился в их палатку (следует заметить, что тело мученика было покрыто сучьями и сеном). При палатке был разведен огонь, и уже была готова пища. Воины пригласили Фронтона вкусить вместе с ними. Фронтон же, взяв у них сосуд, наполнил его вином и предложил воинам пить из него. Отведав вина, воины похвалили его, так как вино действительно было очень хорошее. Затем воины спросили Фронтона:

— Сколько лет этому вину?

Фронтон отвечал:

— Лет пять уже есть.





Воины пили вино, не зная, что гость их был христианином и притом священником; за трапезой воины беседовали с Фронтоном о том, что случилось в последние дни; они рассказали ему, как были утоплены семь девственниц за то, что не хотели омыть идолов, как корчемник Феодот взял ночью их тела из озера и предал погребению, как его искали за это городские власти, как он сам пришел на судилище и предал себя на мучение, как мужественно переносил их, как, бы обладавший железным телом. Затем они сказали:

— Вот здесь лежит обезглавленное тело того, кого мы стережем по приказанию игемона.

Слушая их речи, священник возблагодарил Бога, сподобившего его узнать о страдании и кончине святого мученика Феодота. Потом священник начал обдумывать, как бы ему взять отсюда честное тело мученика Христова. Наполнив сосуд доверха, он подал его воинам и сказал им, что они могут пить вина сколько хотят. Когда воины, упившись, уснули, то Фронтон подошел к честному телу мученика Христова, обнажил его и начал со слезами лобызать его; затем, сняв перстень со своей руки, возложил его на перст мученика с такими словами:

— О, святой мученик Христов, Феодот! Ты действительно исполнил то, о чем я просил тебя.

Затем Фронтон крепко привязал к ослу своему честное тело и главу мученика и пустил осла одного обратно в свое селение. И осёл шел к селению Фронтонову, неся на себе честное тело мученика; Фронтон же снова положил сучья и сено на том месте, где лежало тело мученика, и, войдя в палатку, уснул.

Утром следующего дня Фронтон встал очень рано и начал как бы сожалеть об осле, говоря:

— Мое животное убежало отсюда: не украл ли кто его?

Воины сочувствовали Фронтону, не зная, что честное тело мученика было взято отсюда, так как видели, что сучья и сено лежали на своем месте. Оставив у них вино, священник вышел из их палатки, как бы с целью поискать осла своего, но уже не возвратился к ним, так как пошел в свое селение. Осёл же, по Божию устроению, пришел на то самое место, на котором некогда беседовал святой Феодот с Фронтоном и хвалил это место, как весьма красивое и удобное для упокоения здесь святых мощей; на этом самом месте мученик Христов советовал Фронтону выстроить церковь и обещал прислать в нее мощи мученические. Дойдя до этого места, осёл остановился и не двинулся вперед до тех пор, пока не пришел его господин Фронтон и не снял с него честные мощи. Затем Фронтон призвал сюда христиан и с честью похоронил святые мощи мученика, а впоследствии здесь построил и церковь во имя святого мученика Феодота, во славу же Христа, Бога нашего. Все это записал я, смиренный Нил (говорит описатель жития святого мученика Феодота); написал же сие я для всех возлюбленных о Христе братий с большим вниманием и усердием, ибо я знал историю жизни святого мученика и был с ним вместе в темничном заключении. Вы же читайте с верою и с любовью, дабы получить одну участь в Царствии небесном со святым мучеником Феодотом и со всеми святыми, подвизавшимися за благочестие и дабы радоваться на небесах во Христе Иисусе Господе нашем, Которому воссылается слава, честь и поклонение вместе со Отцом и Святым Духом во веки. Аминь.

Кондак, глас 2: Страдальчески подвизався добре со страдальцы твоими Феодоте, и венцы почести приясте, с честными страстотерпицами девами. Темже Христа Бога молите непрестанно о всех нас.



Страдание святых мучеников Петра, Дионисия, Андрея, Павла, Христины, Ираклия, Павлина и Венедима

Во время гонений, поднятых на христиан язычниками, верные воины Христовы полагали души свои за Господа своего, так что вся вселенная обагрялась кровью мученической. В это время был взят язычниками и христианин Петр, красивый юноша, крепкий сколько телом, столько же и духом; взят он был в Лампсаке, городе геллеспонтском. Когда Петр был приведен на допрос к игемону Опитимину, то игемон спросил его:

— Ты христианин?

— Да, я христианин, — отвечал Петр. Игемон сказал:

— Ты имеешь пред глазами своими указы наших непобедимых царей; принеси же жертву великой богине нашей Венере.

Юноша отвечал:

— Удивляюсь тебе, игемон, как ты решаешься убеждать меня поклониться скверной и блудной женщине, позволявшей себе делать столь мерзкие дела, что о них стыдно и говорить? Разве вы теперь не преследуете и не караете законом тех, кто позволяет себе делать таковые дела, какие вы приписываете богине вашей Венере? Но если вы считаете свою богиню блудницею, то как же я могу поклониться и принести жертву мерзкой блудодейце? Нет, мне должно поклоняться Богу живому и истинному, Царю всех веков, Христу Господу моему; Ему единому подобает возносить жертву моления, хвалы и умиление.

Услышав такие слова, игемон приказал воинам привязать юношу к колесам и терзать тело его деревянными и железными орудиями, сокрушая кости его. Но раб Божий Петр, сколь яростнее был мучим, столь твёрже и крепче утверждался в надежде на помощь Господа Иисуса Христа, посмееваясь безумию игемонову. Потом Петр поднял очи свои к небесам и начал молиться так:

— Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, за то, что Ты дал мне такую крепость и твёрдость посреди мучений; сподоби же мне мужественно довести до конца подвиг свой и победить врага нечестивого.

Поняв, что муками ничего нельзя было сделать с мужественным юношею Петром, игемон приказал отсечь ему голову мечем. В это же время был взят и заключен в темницу и Дионисий, исповедывавший также веру христианскую. Когда игемон собирался идти из Лампсака в Троаду, — город, лежащий близ геллеспонтской области, к нему приведены были два воина, христианина, происходившие из Месопотамии [1], по имени Андрей и Павел; вместе с ними был приведен и христианин Никомах, который велегласно и непрестанно взывал:

— Я христианин!

Игемон, увидав Никомаха, в слух всех исповедывшего себя христианином, спросил Андрея и Павла:

— А вы что скажете?

Они отвечали:

— И мы христиане.

Тогда игемон сказал Никомаху:

— Принеси жертву богам согласно приказу царскому.

Никомах отвечал:

— Неужели ты не знаешь, что христиане не приносят жертв бесам?

И тотчас игемон приказал воинам обнажить Никомаха, повесить его на мучилищном дереве и терзать тело его железными орудиями.

Когда Никомах уже был недалек от своей кончины, и уже немного потерпеть оставалось ему, чтобы получить венец мученический (который был как бы уже в руках его), он неожиданно лишил себя сего славного венца. Оставив доброе исповедание, он отрёкся от Христа и воззвал во всеуслышание:

— Я никогда не был христианином! Я согласен принести жертву богам.

И тотчас воины прекратили мучение его и сняли его с мучилищного дерева. Когда окаянный этот богоотступник принес жертву идолам и поклонился им, то на него напал бес и сильно ударил его об землю, так что Никомах стал с яростью бесноваться, кусая язык свой и испуская кровавую пену до тех пор, пока не испустил свою окаянную душу. В то время как все это происходило, одна девица, имевшая шестнадцать лет от роду и называвшаяся Христиной, стоявшая в народе, обратилась к бесновавшемуся Никомаху и сказала ему:

— О, окаянный и погибающий человек! Вот ты из-за одного лишь часа стяжал себе теперь вечную и несказанную муку.

Услыхав это, игемон приказал взять ту девицу и поставить пред судилищем; затем спросил ее:

— Ты христианка?

Девица отвечала:

— Да, я христианка, и вот теперь я плачу и скорблю о погибели окаянного человека; который не хотел перенести маловременного мучения, дабы приобрести себе вечный покой.

Игемон сказал ей:

— Вот он теперь получил покой, так как принес жертву богам; но чтобы вы, христиане, не поносили его, великая богиня наша Диана и Венера изволили взять его отсюда. Но я хочу, чтобы и ты принесла жертву богиням этим, если не хочешь быть поруганной и сожженной на огне.

Святая отвечала на это:

— Бог мой для меня важнее тебя, и потому я не боюсь твоих угроз. Я уповаю на Бога моего, и верю, что Он защитит меня и даст мне терпение во всем.

Тогда игемон приказал отдать ее двум юношам-блудникам, чтобы они осквернили и обесчестили ее. Андрея же и Павла приказал посадить в темницу в то отделение, где находился Дионисий. Между тем те два бесстыдных юноши, взяв чистую и святую девицу, повели ее с поспешностью в свое жилище, намереваясь обесчестить ее; но лишь только привели ее в свой дом, как их вожделение плотское угасло, и они не могли до самой полуночи осквернить ее. Ночью же близ Христины явился светлый юноша, облиставший светом своим весь тот дом. Юноши те от страха пали на землю как мёртвые; придя в себя, они припали к ногам святой Христины, упрашивая ее помолиться о них к Богу своему, чтобы их не постигло какое-либо наказание от Него. Она же, подняв их с земли, сказала им:

— Не бойтесь, знайте же, что тот юноша, которого вы видели, есть Ангел святой, посланный мне от Христа, Бога моего, для сохранения моего девства, всегда готовый умертвить всякого, кто прикоснется ко мне.

Таким образом святая девица Христина пребыла в чистоте, будучи защищаема Самим Богом. Утром следующего дня граждане того города, будучи возбуждены жрецами идольскими, пришли к игемону и стали требовать у него отдать христиан, находившихся в темнице, в их руки. Игемон вывел из темницы Дионисия, Андрея и Павла и сказал им:

— Вы должны принести жертву великой богине Диане.

Но святые отвечали:

— Мы не знаем ни Дианы, ни какого другого беса, из числа тех, коих почитаете вы; мы знаем и почитаем лишь Бога нашего, Господа Иисуса Христа.

Народ, услыхав такой ответ от мучеников, громким голосом опять начал требовать от игемона предать в руки им тех христиан, которые хулят богов их. Игемон же приказал бить мучеников, а затем велел отдать их народу. Тогда толпа, привязав верёвки к ногам святых, повлекла их с громкими кликами за город, намереваясь побить их здесь камнями. Когда святые мученики были побиваемы камнями, святая Христина, узнав об этом, с поспешностью побежала на место то и, припав со слезами к телам святых, побиваемых камнями, говорила:

— Я хочу умереть вместе с вами на земле, дабы вместе с вами жить и на небе!

Между тем игемону было донесено, что одна девица-христианка, отданная на осквернение двум юношам, была освобождена от их рук каким-то светлым юношею; убежав из дома тех юношей, она пришла на место побиения камнями христиан и припала к их телам. Узнав об этом, игемон приказал предать ее смерти через усекновение мечем. Таким образом, все упомянутые святые мученики, подвизавшиеся против диавола, мира и игемона Опитимина, сподобились быть победителями врагов своих при помощи Христа, Бога нашего, причем, Петр был умерщвлен после многоразличных мучений, Дионисий, Андрей и Павел были побиты камнями, святая же девица Христина была усечена мечем. Всё это произошло в городе Лампсаке, при царе Декии [2]. Святые же мученики — Ираклий, Павлин и Венедим были гражданами афинскими. Они проповедывали в Афинах с великим дерзновением имя Христово и увещевали всех нечестивцев оставить свое суетное идолослужение и креститься во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. За свою проповедь они были взяты и представлены на допрос ко градоначальнику афинскому. На допросе они исповедали Бога истинного, Творца всей твари, идолов же называли бесчувственными камнями и деревом, произведением рук человеческих. За исповедание имени Христова сии святые мученики были преданы различным мучениям и, наконец, вместе с учениками своими были ввержены в печь огненную, после чего и скончались [3]. За свой подвит они восприняли нетленные венцы от Христа Бога нашего, Которому воссылается слава во веки. Аминь.

Страдание святых мучеников Симеона, Исаака и Вахтисия

Святые мученики Христовы Симеон, Исаак и Вахтисий происходили из Персии и пострадали в царствование нечестивого царя Сапора [1]. Так как они были христианами, то за это идолопоклонники схватили их и стали принуждать отречься от Христа и поклониться солнцу и огню [2], но они в ответ на это сказали:

— Мы не отречемся от Творца твари и солнцу и огню не поклонимся.

Тогда мучители связали им руки и ноги и жестоко их избили, а потом бросили их в темницу, где в течение семи дней они не принимали пищи. После сего они выведены были из темницы и претерпели различные мучения, наконец, им отсекли мечем честные головы. Так и скончались святые мученики.

Память 19 мая

Страдание святого священномученика Патрикия и с ним трех пресвитеров: Акакия, Менандра и Полиена

Епископский престол святого Патрикия находился в городе Пруссе в Вифинии [1]. Однажды он начал открыто обличать заблуждения язычников и проповедывать веру Христову; его проповедь обратила ко Христу многих язычников; за это он был взят язычниками вместе с тремя пресвитерами, — Акакием, Менандром и Полиеном, и приведен был на допрос к вифинийскому игемону Юлию, усерднейшему служителю идолов. Сей последний, отправляясь в это время к тёплым источникам [2], повелел вести за собою и христианского епископа с его пресвитерами, заключенными в железные вериги. Прибыв на источники и омывшись в них, Юлий принес жертвы своему нечистому богу Асклипию [3] и гнусной богине Сотирии [4]. Затем, сев на судилищном месте и призвав святителя Патрикия с пресвитерами, Юлий сказал ему:

— Безумец, призывающий Христа и верящий пустым басням! Смотри, сколь велико всемогущество богов наших. Смотри, какую целебную силу этим источникам дали они на пользу нашу. И прежде всего, уразумей, сколь велико могущество и сколь велика милость отца нашего Асклипия! Если хочешь, избегнуть уз и мучений и спокойно жить в своем отечестве, то, падши, поклонись ему со смиренною мольбою и принеси ему жертву.

Святой же Патрикий отвечал ему на это:

— О, сколь много зла изрек ты в своей краткой речи, игемон!

Игемон же с гневом сказал ему:

— Что же преступного сказал я? В чем ты можешь меня обличить, окаянный! Ты и сам должен признать то, что очевидно само собою без всякого обмана и хитрости: разве ты не своими очами видишь исцеления, даруемые от теплых источников силою всемогущих богов наших?

Отвечал святой Патрикий:

— Пресветлый игемон! Если хочешь узнать истину о происхождении, истечении и целебной силе источника теплых вод сих, то я возвещу тебе обо всем этом, если соизволишь выслушать меня с кротостью.

Сказал на это игемон:

— Хотя и ничего другого я не думаю услышать от тебя, кроме басни, наполненной вымыслами, все- таки говори, пусть услышу, что ты хочешь сказать.

Отвечал святой:

— Не вымысел, но истину я хочу сказать тебе.

Сказал игемон:

— Какой же иной источник силы теплых вод укажешь ты, кроме силы богов наших?

Святой ответствовал:

— Я христианин, и всякий, кто исповедует сию святыню христианства и покланяется единому истинному Богу, разумом своим может познавать тайны Божии; потому и я, хотя и грешен, но, исповедуя себя рабом Христовым, знаю и могу тебе сказать истину относительно вод сих.

Сказал игемон:

— Неужели ты будешь столь дерзок и безрассуден, чтобы считать себя умнее философов наших?

Отвечал святой:

— «Мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их» (1 Кор.3:19). Христос Господь наш, прославляя Отца Своего, сказал: «славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам» (Лк.10:21). И Апостол говорит: не уразумели истины: «ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы» (1 Кор. 2:8).

Сказал игемон святому:

— Ты говоришь неудобопонятное. Лучше скажи, по силе и устроению кого текут эти теплые целебные воды? Что касается до меня, то я приписываю это промышлению богов наших, восхотевших таким образом оказать помощь людям.

Отвечая на это, святитель Христов Патрикий, сказал игемону:

— Прежде чем стану говорить, прикажи, игемон, снять ограду [5], дабы все могли слышать мои слова.

По повелению игемона, снята была ограда, и народ наполнил всё то место вокруг. Затем святой начал громогласно говорить следующее:

— Огонь и воду создал из ничего Своим Единородным Сыном Тот же всемогущий и вечный Бог, Который есть Творец рода человеческого. Из огня Он словом Своим сотворил свет, солнце и прочие светила и назначил им светить днем и ночью: до той степени простерлась Его всемогущая сила, до какой было угодно Ему. Из воды образовал Он небесную твердь и на воде же утвердил землю. Промыслом Своим, всё предусматривающим, Он устроил на небе и на земле всё то, без чего нельзя жить человеку, которого также Он создал. Провидя же, что созданные Им люди прогневают Его, Бога Создателя своего и, оставив почитание Бога истинного, создадут себе бездушных идолов и будут им покланяться, — Он по причине этого уготовал два места, куда переселятся люди после своей земной жизни. Первое место Он просветил вечным светом и преисполнил обильными и несказанными благами, другое же наполнил беспросветною тьмою, неугасимым огнем и вечными муками; в светлое место переселятся те, которые, исполняя Его заповеди, будут благоугождать Ему; в тёмное же место будут ввергнуты те, которые нечестивою своею жизнью прогневают Творца своего и тем заслужат себе наказание. И так те, которые будут поселены в месте светлом, будут жить жизнью бессмертною в непрестанной и бесконечной радости, а находящиеся в тёмном месте будут непрестанно мучиться бесконечные веки. Отделив же огонь от воды и свет от тьмы, Создатель, каждое из них отдельно образовал, и определил каждое к своему месту. Огонь же и вода находятся как над твердью небесною, так и под землей; та вода, которая видима на земле, собранная во вместилища свои, называется морем (Быт.1:10), а та, которая находится под землею, именуется бездною; от этой бездны на пользу людям, живущим на земле, и вообще на пользу всему живущему посылаются воды в высоту сквозь земные недра, как бы посредством водопроводных труб; выходя на поверхность земли, они образуют или источники, или колодцы, или реки. Те из вод, которые в своем течении под землею, проходят около огня, вытекают на поверхность теплыми, а те, которые протекают далеко от огня, выходят на поверхность земли холодными. Потому-то и эти воды тёплы, так как при своем течении они близко подходят к подземному огню; есть же в иных местах воды студенейшие, смерзающиеся в лёд, так как находятся в далеком расстоянии от огня. Итак, подземный огонь назначен на мучение нечестивых душ; вода же преисподней, обратившаяся в лёд, именуется тартаром [6], в котором боги ваши и те, кто им поклоняются, получат нескончаемую муку, как и из стихотворцев ваших один воспел, говоря: «пределы (конечные) земли и моря ничто иное, как только крайние пределы, где Иапет и Сатурн [7] (таковы имена сих богов ваших) не услаждаются ни блеском светлого солнца, ни прохладными ветрами»; другими словами: богов ваших, обитающих во тьме и в тартаре, не освещает и не согревает свет солнечный, а обитающих в огне не прохлаждает ветер. — Тартар же под землею помещен настолько глубже всех иных бездн, насколько небо выше всех высот земных. А что под землею уготован огонь для нечестивых, это подтверждают и кипящие источники, которые в Сицилии [8] выходят из под земли [9].

Выслушав эти слова святого, игемон спросил его:

— Значит, Христос ваш есть Создатель всех тех вещей, о которых ты говорил?

Отвечал святой Патрикий:

— Воистину Христос, а не кто другой, есть Создатель всей твари; ибо написано: «Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Иоан.1:3). И еще: «Ибо все боги народов ничто, а Господь небеса сотворил» (1 Пар.16:26).

Игемон же снова спросил святого:

— Христа ли ты называешь Создателем небес?

Ответствовал святой:

— Христа называю я Создателем всей твари, потому что написано: «Когда взираю я на небеса Твои — дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил» (Псал.8:4).

Сказал игемон:

— А если я ввергну тебя в эти горячие воды, Создателем которых ты называешь Христа, а не богов наших, то сохранит ли тебя Христос невредимым от огня их?

Отвечал святой:

— Я знаю силу Христа моего; я знаю, что Он может сохранить меня целым и невредимым от вод сих, если пожелает: я же сам хотел бы при посредстве вод тех освободиться от временной жизни сей, дабы вечно жить со Христом; тем не менее, да совершается надо мной не моя, а Его святая воля, без которой ни один волос не спадет с головы человеческой, без которой ни одна птица не попадет в сеть. Но пусть узнают все слушающие сейчас слова мои, что тех, которые с тобою покланяются бесчувственному камню, как богу, ожидает вечное мучение в подземном неугасимом огне и преисподнем тартаре.

Услышав это, игемон пришел в великий гнев и тотчас повелел святого, обнажив, ввергнуть в то самое место источника, откуда бьёт кипящая вода. Святой же, будучи ввергаем, воззвал к Богу, говоря:

— Господи Иисусе Христе, помоги мне, рабу Твоему!

Когда святой был брошен в воду, то капли воды, брызнувшей из источника, были жгучее огненных искр и, достигши стоявших вокруг, причинили им сильные ожоги. А святой Патрикий пребывал невредимым в тех водах, как в прохладном месте, и, ликуя, восхвалял Христа Бога. Видя это, мучители распалились еще большею яростью. Игемон повелел воинам вынуть святого из воды и секирою отрубить ему голову, вместе с тремя пресвитерами. Приготовившись к усекновению, Христов мученик и исповедник, воздел руки свои к небу и сказал:

— Боже, Царь всего и Владыка, содержащий в Своей власти всю тварь видимую и невидимую, приклоняющий слух Твой ко всем, истинно призывающим Тебя, создавший и воды сии во спасение праведным и в наказание нечестивым! Предстань ныне мне, умирающему во свидетельство за исповедание веры Твоей!

Окончив молитву, святой преклонил для усекновения святую главу свою и скончался мученически. Усекновены были с ним и три его святых пресвитера: Акакий, Менандр и Полиен и все вместе предстали Христу Богу в славе святых. Убиен же был святой Патрикий со служителями своими месяца мая в девятнадцатый день [10] и принял венец победных почестей от Христа Иисуса, Господа нашего, Которому подобает со Отцом и Святым Духом честь и слава ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 4: Яко светосиянен добротою священства, и мучения кровию преукрашен, с пострадавшими с тобою Патрикие, Христу предстоя, о нас поминай, яко страдалец честный.



Страдание святого мученика Калуфа египтянина

Святой мученик Христов Калуф пострадал в царствование Максимиана [1]. Он был родом из египетского города Фив [2] и за исповедание веры во Христа схвачен был и предан игемону. Последний велел привязать ему на шею большой камень и повесить его вниз головою, после чего палачи стали бить его, но святой мученик говорил им:

— Я желаю блаженства будущей жизни и ради этого терпеливо переношу побои и страдания.

После такого истязания святого сняли с дерева и стали принуждать его принести жертву идолам, но он отказался сделать это. Тогда его бросили в огонь, где он и принял кончину временной жизни.

Преставление благоверного князя Иоанна Угличского, в иноках Игнатия, вологодского чудотворца

Святой благоверный князь Иоанн был сыном благоверного и христолюбивого князя Андрея Васильевича Угличского [1] и благоверной княгини Елены. Святое крещение он принял в городе Великих Луках [2] и, достигши возраста, скоро научился грамоте. Он обладал кротким и мирным характером, не любил детских игр и, соблюдая во всем умеренность, прожил в доме отца своего до тридцати лет. В это время ненавидящий добро враг рода человеческого внушил великому князю Иоанну Васильевичу Московскому [3] ненависть к родному брату его, благоверному князю Андрею Васильевичу Угличскому и его сыновьям, сему Иоанну и Димитрию, и он повелел схватить их, наложить на них тяжелые оковы, свезти в город Переяславль [4] и заключить в темницу. После сего они были переведены сперва на Белоозеро [5], а потом в город Вологду [6], где, заключенные в оковах в темницу, под крепкой охраной прожили много лет. Блаженный князь Иоанн Андреевич, отличаясь мудростью, утешал брата своего, князя Димитрия, и говорил ему:

— Брат! Не скорби о том, что заключен в темницу и страдаешь от этих оков. Бог внушил дяде нашему, государю великому князю Иоанну Васильевичу, поступить так с нами для того, чтобы доставить пользу душам нашим, ибо чрез это Он сделал для нас невозможным заботиться о суете мира сего. Будем же молиться Господу Богу, чтобы Он послал нам милость Свою с радостью перенести во имя Его страдания наши и избавиться от вечных мучений.

Приобрев, таким образом, успокоение в страданиях и скорбь о грехах своих, святой князь пробыл в темнице и в оковах тридцать два года и наконец, сильно заболев, почувствовал близость кончины. Он призвал к себе из Спасского монастыря святого Димитрия [7], игумена Мисаила и принял от него иноческое пострижение, при чем ему дано было имя Игнатия. Радость и веселие наполнили душу блаженного князя, когда он облекся в ангельский чин. Причастившись пречистых Таин Христовых, он осенил себя крестным знамением и преставился в вечные обители. Это произошло в девятнадцатый день месяца мая 1522 года [8]. После смерти преподобного князя из тела его изошло благоухание, которое и наполнило весь город. Тогда жители города приготовили к погребению тело его, отнесли для погребения в монастырь преподобного отца Димитрия Прилуцкого, в храм Всемилостивейшего Спаса и похоронили под алтарем близ Димитрия Чудотворца, на этом месте преподобные и до настоящего времени подают исцеление тем, кто приходит к ним с верою.

Память преподобного отца нашего Иоанна епископа Готфского

Святой отец наш Иоанн жил в стране Готфской [1] в царствование императора Константина [2]. Он родился по молитве своих родителей, как в древности пророк Самуил (1 Цар1:9–20), и, с юных лет предавшись иноческим подвигам, стал жилищем Христа. Он совершил путешествие в Иерусалим и, обошедши в течение трех лет все святые места, возвратился в отечество. В то время император Константин перевел тамошнего епископа в Ираклию Фракийскую [3], и православные христиане готфские усиленно стали просить святого Иоанна быть у них епископом. Они препроводили его в Иверию [4], где он принял епископское рукоположение и после этого снова возвратился в родную страну. Когда в его стране произошли неустройства, произведенные каганом [5], который истребил мечем много невинного народа, то он едва нашел возможность бежать и прибыл в Амастриду [6], где и прожил четыре года. Услышав о смерти кагана, он сказал бывшим при нем:

— Чрез сорок дней я пойду судиться с ним пред Христом.

Так действительно и случилось. Спустя сорок дней после этого святой Иоанн поучал народ, наставляя его к душевному спасению, и в это время предал дух свой Господу [7]. Тотчас же согласно его предсказанию к пристани прибыл корабль, и тогда святейший епископ амастридский Георгий, положив тело его во гроб, со свечами и каждением в сопровождении всех жителей города проводил на корабль. На корабле тело святого было доставлено в монастырь его Парфенит [8] и погребено здесь на месте погребения иноков монастыря. На сем месте после погребения святого Иоанна совершалось и даже до настоящего времени совершается много чудес. Преподобный совершал много чудес и при жизни своей.

В тот же день память преподобного Корнилия Комельского, Вологодского чудотворца, скончавшегося в 1537 году в основанной им Комельской обители (в 5 верстах от г. Грязовца), где и почивают его святые мощи.

Память 20 мая

Страдание святого мученика Фалалея

В царствование Нумериана [1] игемон Феодор воздвиг гонение на Церковь Божию в городе Эгее [2] и предавал различному роду смерти верных рабов Христовых. В это время был взят мучителями и христианский юноша, по имени Фалалей, прекрасный лицом и телосложением, с белокурыми волосами, лет восемнадцати от роду, по занятию врач, безмездно лечивший всякие болезни. Юноша был поставлен пред нечестивым судилищем в храме Адриана [3]. Посмотрев на него и удивившись красоте его, игемон сказал окружающим:

— Где взяли вы сего прекрасного юношу?

Те же отвечали:

— Идя в город Аназар [4], мы увидели его впереди нас; он же, заметив нас, быстро скрылся в дубраве. Мы начали старательно отыскивать его и едва нашли его, сидящего под дикою маслиною; затем мы взяли его и привели к тебе на суд.

Сказал игемон святому:

— Скажи нам, юноша: какой ты веры, из какого города, кто твои родители и как тебя зовут?

Отвечал святой:

— Я — христианин, имя мое — Фалалей, родом из Ливана [5], отец мой, по имени Берукий, был воеводой; мать мою зовут Ромилия; имею еще и брата, состоящего в церковном причте, в сане иподиакона; научился я врачебному искусству от врача Макария. Когда все христиане, жившие в Ливане, бежали в горы и пустыни по причине гонения от язычников, я был взят и приведен к Эдесскому [6] игемону Тиверию; будучи от него мучим, я исповедал имя Отца и Сына и Святого Духа, Бога истинного и всеблагого, Создателя всех, и помощью Господа моего был избавлен из рук мучителей и бежал: ныне же, будучи взят опять, нахожусь в твоей власти. Делай со мной, что хочешь, ибо подобает мне умереть за Христа, небесного Бога, Спасителя моего.

Сказал игемон:

— Надеешься ли ты, окаянный, избежать рук моих, как избежал рук Тивериевых?

Отвечал святой:

— Не хочу уже больше бежать, ибо верую в Господа моего Иисуса Христа и надеюсь на Него, что Он не попустит мне быть посрамленным, но поможет мне претерпеть муки до конца.

Вблизи святого стояли два палача, Александр и Астерий; игемон приказал им, чтобы они, провертев сверлом голени мученика и продев в отверстие веревку, повесили бы его. Но у них, по устроению Божию, отверзлись душевные очи и они, вместо святого, просверлили и повесили дерево. Один же из верующих, ученик святого Фалалея, по имени Тимофей, стоявший там и видевший всё, что происходило, кивнул святому головой, сказав:

— Видишь ли, что они делают?

Отвечал ему святой:

— Молчи, брат; со мною Христос, помогающий мне.

Игемон же, взглянув, увидел не мученика, а дерево висящее и сказал палачам:

— Что это вы сделали? Я велел вам повесить человека, а вы повесили дерево?

И, разгневавшись, игемон, думая, что они насмехаются над ним, повелел обоих бить без милосердия. Они же, подвергаясь ударам, говорили:

— Да будет благословенно имя Господне, потому что отныне и мы становимся христианами, ибо веруем в Господа Иисуса Христа и страдаем за Него!

Услышав такие слова, игемон тотчас повелел усечь их мечем, и они, скончавшись страдальчески, получили венцы у Христа Бога вместе с прочими святыми мучениками.

Святому же Фалалею игемон сказал:

— Принеси жертву богам и будешь жив, и вкусишь блага мира сего.

Отвечал мученик:

— Не убедишь раба Христова принести жертву бесам.

Игемон же, исполнившись ярости, захотел сам просверлить святому голени, но в ту минуту, когда хотел встать с своего места, почувствовал, что силы его ослабли и он не мог подняться с места. И все язычники, которые находились в Адриановом храме, видя происшедшее, громогласно воскликнули, говоря:

— Велик Бог христианский, творящий таковые чудеса!

Игемон же преисполнившись стыда, начал просить мученика, говоря:

— Помолись обо мне Богу твоему, Фалалей, чтобы я мог встать со своего места, потому что воистину велик Бог твой.

Когда святой помолился, игемон встал, но, видя в этом не божественную силу, а волшебство Фалалея, сильно разгневался на святого, скрежеща зубами своими. Тогда, схватив бурав, начал сам сверлить ноги мученика, но тотчас у него отсохли руки. Игемон снова воззвал к мученику, говоря:

— Опять прошу тебя, Фалалей, помолись обо мне, чтобы исцелели руки мои.

Святой своей молитвой дал исцеление его рукам. Тогда игемон сказал окружающим:

— Возьмите с глаз моих этого волхва и утопите его в глубине морской, дабы погиб он.

И сказал ему святой:

— Ты начал следствие обо мне; поэтому, ты должен его и докончить.

Отвечал игемон:

— Уйди от меня, волхв, и погибни в ином месте; ибо я еще не сделал тебе никакого зла, а ты уже столько зол причинил мне своим волшебством!

Сказал святой:

— Не думай, мучитель, чтобы я испугался твоей угрозы и отвергся от Бога моего; знай же, что я ни в каком случае не принесу жертвы твоим богам; не поклонюсь бесам, которым ты служишь.

При этих словах взяли святого слуги игемоновы и, посадив его в ладью, поехали с ним на самую средину морской пучины и там его утопили. Будучи же утопляем, святой сотворил такую молитву к Богу:

— Господи Боже мой! Не дай мне ныне умереть, потому что я хочу еще пострадать за Твое святое имя, дабы, совершив еще больший подвиг мученичества, восприиму от Тебя нетленный венец в жизни вечной.

Возвратившиеся после утопления мученика слуги, сказали игемону:

— Мы сделали то, что ты повелел нам: мы кинули Фалалея в море, и он погрузился на наших глазах.

Но пока еще слуги говорили это игемону, пришел святой Фалалей, одетый в белую одежду. Игемон и все, бывшие с ним, увидев святого, весьма изумились. И сказал игемон святому:

— Вот твое волшебство одолело и море!

Отвечал ему святой:

— Где ныне сила и могущество твоих богов? Где ваша гордость? Вот Господь мой, Иисус Христос, разрушил ваши замыслы и не дал мне умереть, чтобы я еще победил диавола, отца вашего.

Разгневался игемон и сказал находящимся около него:

— Смотрите, как волхв сей и море околдовал, и нас поносит; если мы его отпустим так, то он погубит всех нас своим колдовством.

Был же при игемоне один волхв, по имени Урвикий; тот дал совет игемону, говоря:

— Повели, властитель, отдать его на съедение зверям.

И тотчас игемон, призвав стража, кормившего зверей, приказал ему приготовить место для зрелища, а святому сказал:

— Фалалей, принесешь ли ты жертву богам, или хочешь, чтобы тело твое стало пищею зверям?

Огвечал на это святой мученик:

— Неужели ты еще не познал силы и величия Господа и Бога моего Иисуса Христа? Я же объявлю тебе словами пророческими: «Десница Господня высока, Десница Господня творит силу! Не умру, но буду жить, и возвещать дела Господни» (Пс.117:16,17).

Затем повели святого на площадь и отдали на растерзание зверям. Но звери не тронули святого. К нему подошла одна лютая медведица, легла у ног его и начала лизать их. Видя это, игемон заскрежетал своими зубами и зарычал, как лев, от ярости. Затем он приказал выпустить на него голодного льва, а также львицу, но и те, приблизившись, припали к ногам мученика и лизали их. Игемон же от ярости разорвал на себе одежды свои, а народ начал громогласно кричать, говоря:

— Велик Бог христианский! Бог Фалалея, помилуй нас!

Схвативши же Урвикия волхва, бросили его зверям, и тотчас тот был растерзан и съеден ими. Игемон, встав с своего места, приказал мученика убить мечем.

И приведен был святой мученик для усекновения на одно нарочито приготовленное место, называемое Едесса, и после молитвы принял кончину, месяца мая в двадцатый день [7], в честь и славу Господа нашего Иисуса Христа, прославляемого со Отцом и Святым Духом, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 3: Мучеником сострадалец явлься и оружник, воин изрядный Царя славы был еси, искушеньми и муками возвышение идолослужителей попрал еси: сего ради честную твою поем память, мудре Фалалее.



Страдание святого мучениика Аскалона

Когда игемон Арриан направлялся из города Ермополя [1] в город Антиною [2], то был приведен к нему на пути один из христиан, по имени Аскалон. Увидав его, игемон сказал:

— Кто это?

Один же из советников игемона, по имени Аполлонид, сказал:

— Я думаю, что это христианин.

Сказал игемон Аполлониду:

— Спроси его, кто он.

Аполлонид спросил святого:

— Кто ты?

Отвечал святой:

— Я — христианин.

Сказал ему игемон:

— Слышал ли ты о царских указах, разосланных по всем странам, которые обязывают христиан приносить богам жертвы?

Отвечал святой Аскалон:

— Да, я слышал о тех нечестивых указах, изданных на соблазн многим.

Сказал игемон:

— Как смеешь ты так поносить царей, называя соблазном их священные и спасительные указы?

Отвечал святой:

— Делай со мною, что хочешь, ибо я не имею тех указов, так как они незаконно издаются не на пользу, но на погибель людям; потому что разве может быть польза от тех указов, которые призывают к поклонению идолам?

Сказал игемон:

— Тебе мало поносить царей наших: ты и богов наших называешь идолами. Клянусь тебе самими богами, что, если ты не поклонишься им и не принесешь им жертв, то будешь предан мукам, приготовленным ослушникам.

Отвечал святой:

— Я не боюсь твоей угрозы, а боюсь Того, Кто сказал: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28). Поэтому надобно бояться Бога, Который может вечно мучить всего человека, а не вас, которые мучите только одно тело, и то не вечно, а на короткое время.

Игемон сказал:

— Послушай меня и принеси жертву бессмертным богам; потому что, если ты не послушаешь, то уже приготовлено и место для мучения, и мучители.

Отвечал святой:

— Увидим, кто из нас явится более сильным: ты ли мучениями убедишь меня, чтобы я назвал идолов богами, или я тебя убежду признать Христа Господа моего истинным Богом и Создателем всего.

Разгневанный игемон повелел бить мученика обнаженного и повешенного на дереве и строгать его железными орудиями. Святой же, когда немилостиво мучили и терзали тело его, так что части его падали на землю, молчал, не издавая стона болезненного и не произнося ни единого звука.

Игемон же сказал ему:

— Не смягчилось ли сердце твое, чтобы принести жертву богам?

Один же ритор [3], по имени Визамон, стоявший тут же, сказал:

— Уже смерть приблизилась к нему, и он впал в умоисступление.

Тотчас святой сказал ему бодро:

— Я не нахожусь в умоисступлении, и от Бога, Создателя моего, не отступлю никогда.

Сказал Арриан:

— Опять ты ожесточаешься сердцем. Однако место это, на пути, недостаточно удобно для того, чтобы ты был достойно мучим; отправимся же в город, и там ты получишь за свое неповиновение достойные тебя мучения.

Сказав это, игемон приказал тотчас развязать мученика и вести его вместе с собою. На пути близ города протекала великая река, по имени Нил. Святой мученик Аскалон был уже привезен в город Антиной, потому что игемон, не спеша, шел позади. Антинойские граждане, вышедшие навстречу игемону, обступили святого, нагого и в ранах лежащего на земле, на берегу реки (ибо от ран он не мог ни стоять, ни сидеть), и соболезновали ему, и тут же, увидев игемона, дошедшего до реки и садящегося в лодку, приготовлялись встретить и приветствовать его. А святой мученик, услышав говоривших, что игемон переправляется в лодке, собрался с силою, встал с земли и, подняв руки к небу, воззвал к Господу, говоря:

— Боже мой, Иисусе Христе, ради Которого я терплю эти муки и ради любви к Которому стою нагим на позор всем! Услышь меня ныне для прославления святого имени Твоего и распростри всемогущую руку Твою: удержи лодку эту, в которой сидит нечестивый судья, посреди реки и не дай ему достигнуть сего берега, пока не исповедает он Тебя единым истинным Богом, Создателем и Владыкою всего, и пред всем народом не прославит Твое Святое имя, Которое он ненавидит.

Когда святой так помолился, внезапно лодка, в которой сидел игемон, остановилась посреди реки и совершенно не могла сдвинуться с места. Видя это, Арриан удивлялся и, вспомнив слова мученика, обещавшего привести его к признанию Христа Бога, сказал своим слугам:

— Как вы думаете о том, что ладья остановилась на море? Не случилось ли это по волшебству того христианина?

Сказав это, игемон приказал привести другую лодку и сел в нее, — и та лодка, из которой игемон вышел, тотчас сошла с своего места; та же в которую он сел, стала, будто на суше, и никак не могла сдвинуться, хотя и гребцов было много, и паруса были распущены, и ветер был благоприятный. Игемон видя это, послал сказать мученику:

— Так как ты убоялся мучений, которыми я грозил тебе, то по причине этого ты своим колдовством сделал то, что я не могу переплыть реки и войти в город.

Отвечал мученик посланному:

— Жив Господь Бог мой, и не сдвинется лодка, в которой находится Арриан, до тех пор, пока не исповедает он имени Господа моего Иисуса Христа, как я и прежде сказал ему.

Посланный же сказал ему:

— Если даже и исповедует игемон имя Бога твоего, находясь посреди реки, как ты этого хочешь, то как ты, сидя на берегу, услышишь его голос, ибо река, как видишь, очень широка?

Сказал ему мученик:

— Пусть напишет он исповедание Господа моего на хартии и пришлет ее ко мне, и в ту же минуту лодка сдвинется с своего места и пристанет к берегу.

Возвратившись, посланный объявил игемону слова мученика. Игемон же тотчас, взяв хартию, написал собственноручно следующие слова:

— Один есть истинный Бог, Коего почитает Аскалон, и нет другого, кроме Него. Он Создатель и Владыка всего.

Написавши так, игемон отправил хартию к Аскалону. Мученик же, прочитав написанное, помолился Богу и тотчас лодка с игемоном двинулась и достигла берега.

Вошед в город, игемон сел на судилищном месте и, когда поставили перед него мученика, сказал ему:

— Ты всю свою колдовскую силу богоненавистную воздвигнул против меня, чтобы удержать меня на реке, а я на суше явлю над тобой всю силу власти моей.

И тотчас повелел обнажить мученика, повесить его на дереве и жечь рёбра и живот его, пока не растопится всё его тело.

Святой же, опаляемый, молчал.

И сказал ему Арриан:

— Как вижу, ты уже умер, Аскалон.

Отвечал святой:

— Если я и умру, тем не менее, опять жить буду.

И сказал игемон своим слугам:

— Только утруждаем себя, муча его; я вижу, он скорее умрет, нежели отступит от своей веры. Однако мы сделаем еще, что можем.

Сказав это, игемон приказал привязать к ногам святого большой камень и велел бросить святого в глубину реки. Воины, взяв святого, повели его к реке. И шло вслед за ним много народа, среди которого было немало христиан, пришедших видеть кончину мученика. Христиане, захватив с собою хлеба, умоляли святого вкусить от него. Он же не хотел, говоря:

— Не буду вкушать ничего из этой тленной пищи сего мира, потому что я приготовился идти и принять то, что «не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило на сердце человеку» (1 Кор.2:9). Старайтесь же и вы, братия, получить блага, уготованные святым Божиим.

Когда святой говорил так, воины посадили его в лодку и, отплыв от берега, начали привязывать к ногам его большой камень. А он, обратившись к стоявшим на берегу христианам, сказал:

— Дети мои, не пренебрегите моим погребением, однако сегодня и на следующий день не ищите тела моего; на третий же день придите в северную часть города и там найдете тело мое с привязанным камнем на берегу; похороните меня вместе с тем камнем.

И всё было так. На третий день после потопления мученика, христиане нашли его святое тело так, как он сказал им, с камнем, к нему привязанным, и похоронили его с честью, прославляя Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается честь и поклонение с Отцом и Святым Духом ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

Обретение и перенесение честных мощей Алексия, митрополита всей России и чудотворца

Во дни благочестивого великого князя Василия Васильевича [1], самодержца всероссийского, после того, как прошло около 60 лет со дня кончины святого Алексия, дивный во святых Своих и прославляющий их всеблагой Бог таким образом открыл бесценное сокровище, то есть, многоцелебные мощи сего святого великого святителя, митрополита Алексия. Так как первый храм, построенный в сей обители [2] самим святым Алексием во имя святого архистратига Михаила, в память бывшего чуда его в Хонах [3], был деревянный, то случилось, что крыша этого храма, пришедшая от долгого времени в ветхость, обрушилась во время совершения божественной литургии, причем по устроению Божию все бывшие в это время в храме, остались невредимыми. Тогда великий князь повелел построить каменный храм, и когда внутри прежнего деревянного храма стали копать рвы для фундамента нового храма, то нашли мощи великого святителя святого Алексия неповрежденными и даже одежды на нем неистлевшими. Вскоре после сего был выстроен каменный храм во имя святого архистратига Михаила с приделом на южной стороне в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Храм этот имел три ступени вверх от земли, но был меньше прежнего деревянного храма, который хотя был и обширнее, но устроен был в одну ступень, и пол в нем был положен прямо на землю. Когда новоустроенный храм был подобающим образом украшен и освящен, то в него внесли многоцелебные мощи святого Алексия и положили в приделе Благовещения Пресвятыя Богородицы. После сего прошло много лет, и в княжение великого князя Иоанна Васильевича [4] при преосвященном митрополите Геронтии [5] стараниями архимандрита этой обители Геннадия стал строиться новый храм с трапезою во имя святого митрополита Алексия, но этот храм не был тогда окончен, так как архимандрит Геннадий поставлен был архиепископом в Великий Новгород [6]. Чрез несколько времени после сего, когда, благодаря усердию того же архиепископа Геннадия, храм и трапеза, а также и другие здания были закончены и храм был украшен и освящен, то честные мощи святого Алексия были перенесены из придела Благовещения Пресвятой Богородицы и положены у стены на южной стороне в созданном во имя его храме. В 1534 году великий князь Василий Иоаннович [7] повелел сделать для мощей чудотворца Алексия серебряную раку, на верхней доске ее устроить из серебра образ самого святого Алексия и украсить ее золотом, камнями и бисером. Рака была окончена уже после смерти великого князя, в 1535 году, и тело святого Алексия было положено в нее при сыне его, великом князе Иоанне Васильевиче [8], в день кончины святителя, в 12 день февраля месяца с четверга на пятницу первой седмицы великого поста. Рака с мощами святого Алексия стояла на указанном месте около двухсот лет, до 1686 года. Так как храм и трапеза, построенные новгородским архиепископом Геннадием, пришли в ветхость, то в 1683 году по повелению благочестивого царя и великого князя Феодора Алексиевича [9], самодержца всероссийского, и по благословению Иоакима, святейшего патриарха московского и всея России, старанием и усердием бывшего в то время настоятеля обители архимандрита Адриана, — которой вскоре после сего был митрополитом царственного города Казани [10], а впоследствии по благоволению Божию возведен был в сан святейшего патриарха царствующего великого города Москвы и всея России [11], — была построена на новом месте новая большая трапеза. Она почти вся вынесена была за пределы обители, и только незначительною частью своею и одною северною стеною вошла в обитель вместе с храмами, из коих первый — в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, бывший прежде придельным в храме святого архистратига Михаила, а второй рядом с первым, как мы уже и видели, — во имя святого митрополита Алексия и при них два притвора, или трапезы, устроенные для помещения тех, кто приходил к чудотворным мощам, чтобы поклониться им, помолиться и выслушать церковное богослужение. На том же основании между этими двумя храмами был выстроен новый храм во имя святого Апостола Андрея Первозванного для иноков обители, чтобы они всегда и особенно в зимнее время могли слушать различные церковные службы отдельно от сторонних посетителей монастырских храмов. Кроме сего, на западной стороне всех этих зданий была устроена другая трапеза для принятия иноками пищи, чтобы они во всем были отделены от приходящих в обитель — суетных мирских людей, думали об одном только Боге и заботились о своем спасении, ревностно упражняясь в молитве, посте и рукоделии, так как в этом и заключается вся жизнь иноческая. Для этого же были устроены и разные входы в храм со вне обители, для мужчин — особый вход в храм святого Алексия, а для женщин — также особый в храм Благовещения Пресвятой Богородицы, чтобы приходящие к многоцелебным мощам святителя входили в эти храмы со вне монастыря и стояли в них, не смешиваясь, каждый пол в особом храме, мужчины отдельно и женщины отдельно. Для иноков же, живших в этой обители, были устроены в эти храмы и трапезы другие входы извнутри монастыря. Это — для того, чтобы иноки могли проводить безмолвную, чуждую суеты, жизнь, а также для того, чтобы по преданию святых отцов и по уставу обители иметь монастырские ворота всегда закрытыми и этим воспрепятствовать мирянам безвременно входить в обитель, а инокам во всякое время выходить из нее. Ибо в прежнее время был такой устав обители, чтобы в течение трех дней на неделе, а именно в понедельник, среду и пятницу иноки отнюдь не были отпускаемы за стены обители, в остальные же четыре дня они уходили в случае какой-либо необходимой нужды, да и то не самовольно, а отпросившись предварительно у настоятеля или того, кто управлял обителью. Когда храмы и трапезы были совершенно окончены и украшены подобающим благолепием, то руками самих благочестивых царей и великих князей Иоанна Алексиевича и Петра Алексиевича, всей Великой, Малой и Белой России самодержцев, и их царских сановников в сопровождении святейшего всероссийского патриарха Иоакима, находившихся тогда в Москве епископов, всего духовенства и множества народа многоцелебные мощи великого святителя митрополита Алексия с каждением и ароматами были перенесены из старого трапезного храма в новопостроенный и положены на приготовленном месте между двумя храмами, Благовещения Пресвятой Богородицы и святителя Алексия. Это произошло в 20 день месяца мая 1686 года. Храм в честь святого митрополита Алексия был освящен самим святейшим патриархом Иоакимом соборне во славу Единого Бога, в Троице прославляемого, Отца и Сына и Святого Духа.

Тропарь, глас 4: Апостольских преемников архиереев сопрестольниче, России всея пастырю и учителю, всеблаженне отче Алексие, Владыце всех молися, мир пастве твоей даровати, и спасение душам, и велию милость.

Тропарь, глас 2: Яко сокровище пребогатое, многолетно в земли сокровенное, честныя мощи твоя обретошася чудоточащыя, всеблаженне отче святителю Алексие: от нихже врачевство приемлюще обогащаемся, и Христа славословим глаголюще: слава прославляющему святыя своя.

Кондак, глас 8: Яко солнце незаходимое от гроба возсия нам от мног лет сокровенны честныя твоя мощи нетленны, святителю Алексие, тобою благодать приемлем. Всю бо страну сию и вся бо чудесы и добротою обогащаеши действом благодати, да поем ти: радуйся отче, светило России.



В тот же день преставление святого Довмонта-Тимофея, князя Московского, в 1299 году.

Память 21 мая

Житие святого равноапостольного царя Константина и святой матери его Елены

В то время как языческий мир, вооружаясь против христианства огнем и мечем, помышлял в конце III и начале IV столетий совсем стереть с лица земли самое имя христиан [1], Промысл Божий уготовал для Церкви Христовой, среди самих кесарей — гонителей христианства, царственного покровителя ее в лице Константина — царя, еще при жизни своей получившего наименование, навсегда упрочившееся за ним в христианской истории, — Равноапостольного, во всемирной же истории Великого. Рожденный в 274 году у родителей, хотя и не христиан, но знакомых с христианством и ему покровительствовавших, Константин с детства чуждался языческих суеверий и приближался ко Христу истинному Богу. Десница Господня сама постепенно приуготовляла его и многоразличными способами очищала его, как избранный сосуд славы Божией. Отец Константина Констанций Хлор, цезарь в Западной половине империи [2], будучи по наружности — официально — идолопоклонником, в душе далёк был от языческого суеверия; внутренно он отрёкся от служения многим ложным богам и признавал Единого истинного Бога, — Ему одному поклонялся он и весь дом свой, вместе с детьми и домашними посвящал одному Царю-Богу [3]. Насколько Констанций далек был от суеверного служения идолам, об этом свидетельствует следующий замечательный случай из его жизни. Констанций, отказавшийся от служения идолам жертвами и курением, пожелал однажды испытать истинные расположения своих царедворцев; он сделал вид, что хочет исполнять суеверные языческие обряды, и сказал своим придворным:

— Кто хочет пользоваться моим расположением и любовью и оставаться при почестях, тот должен приносить жертвы идолам, а кто отказывается от этого, тот пусть удалится с глаз моих и не рассчитывает впредь на мое благоволение, ибо я не могу оставаться в общении с неединоверными.

Приняв за истину слова цезаря, придворные тотчас же разделились на две партии: одни, люди лицемерные, без действительных религиозных убеждений, с гибкою совестью, могущею склоняться направо и налево, сейчас же изъявили согласие на предложение царя, хотя до этого времени по низменным расчётам и следовали его благому примеру в отрицании идолослужения; другие же, которые от искреннего сердца пренебрегли языческим суеверием и теперь остались верными своим убеждениям, как истинные рабы Христовы, отказываясь от земных и тленных почестей, начали выходить из состава царской свиты. Видя это, Констанций возвратил оставлявших царский дворец, истинных христиан и сказал им:

— Так как вас вижу я верно служащими своему Богу, то вас я хочу иметь и своими слугами, — друзьями и советниками, ибо надеюсь, что вы верны будете и мне так же, как верны своему Богу.

Обращаясь же к тем, которые склонялись к отлучению от христианства и поклонению идолам, царь сказал:

— Вас я не могу терпеть при своем дворе, — если вы не соблюдаете верности своему Богу, то как будете верны мне!

И так пристыдив их, он удалил этих лицемеров от своего лица; а верных рабов Божиих приблизил к себе и сделал их начальниками в своей области [4]. И таким образом в то время, когда во всех других пределах обширной Римской империи кипело гонение Диоклитианово, в области Констанциевой христиане жили в мире и благоденствии [5]. Впрочем, не имея возможности являться ослушником воли Диоклитиана, старшего из императоров, Констанций позволил одно — разрушить некоторые из христианских церквей [6]. Таков был отец равноапостольного Константина Констанций Хлор. — Его расположенность к христианам и предпочтение их язычникам; обращение ко Христу его жены, святой Елены, матери Константина, и дочери Констанции [7], сестры Константина, с малых лет вселяли в душе последнего истинную любовь к Богу и Его закону и полагали твёрдое основание для воспитания и укрепления его нравственного характера. И это малое зерно, посеянное в детской душе, возросло впоследствии в великое древо. Годы юности своей Константин должен был проводить не в среде родной своей семьи, а при дворе Диоклитиана в Никомидии, куда он взят был почти в качестве заложника, хотя и почётного, в обеспечение верности его отца Констанция старшему императору Диоклитиану. Придворная жизнь в столице представляла собою тогда в малом виде всё то нравственное и религиозное растление, до какого только может доходить человечество, порабощаемое нечистыми, страстными сердечными похотями и впадающее в «превратный ум» (Рим.1:28). Суетная пышность и роскошь, пьянство и объядение, необузданный разврат мысли и жизни, интриги и крамолы, озлобление против истинного богопочитания и лицемерное, лживое почтение к мнимым богам, — вот мрачная картина, в которой Промысл представил Константину всё ничтожество и бесславие язычества. Зато тут же, одновременно, а потому и тем более поразительно, вырисовывалась пред взором Константина жизнь иного общества, — общины христианской, где старцы и старицы, юноши и девы, простецы и ученые мудрецы, даже дети доказывали истину своей веры, чистоту и высоту ее содержания не словами только, а и своими делами, исповеданием ее своею добродетельною жизнью, страданием за нее даже до смерти. Ибо в это время возгорелось ужаснейшее гонение на Церковь Христову, превосходившее все другие гонения и злостью гонителей, и разнообразием мучений, и числом мучеников, и — торжеством, победным торжеством веры Христовой над всеми языческими кознями. Константин, поставленный Промыслом у самого очага языческой злобы, не мог не видеть тщеты всех ее усилий одолеть неодолимое, непосредственно, своими очами созерцал он силу Божию в немощах совершающуюся и всё себе покоряющую. В каждом исповеднике-христианине, в каждом подвиге мученическом взору Константина являлся непререкаемый свидетель правоты веры Христовой, ее превосходства пред язычеством, ее Божественного происхождения. И Константин сохранил в душе своей залог добра, посеянного в детстве, — сохранил чистоту и невинность сердца и уважение к закону Бога, хотя и вращался в нравственно-испорченной среде. Но эта внутренняя отчужденность Константина от растленной придворной жизни, его пытливый ум и духовная благоустроенность, покрываемая скромностью, естественно возбуждали против него злобу окружавших его царедворцев; а его величественная красивая осанка при высоком росте и выдающейся физической силе, привлекавшая к нему взоры народа и располагавшая в его пользу любовь всего войска, была причиною зависти многих и особенно цезаря Галерия. Последний замышлял погубить его и даже составил заговор, чтобы не допустить Константина до царского достоинства, на которое он имел право по своему рождению. Жизнь Константина подвергалась опасности, но рука Промысла спасла своего избранника и даровала ему то, что хотела отнять у него необузданная, коварная зависть. Константин удалился в Галлию к отцу своему, которого нашел уже на смертном одре и который вскоре скончался. После смерти Констанция Хлора войско, бывшее при нем, провозгласило (в 306 году) императором Галлии и Британии Константина, которому тогда шел тридцать второй год от рождения, как любимого сына всеми уважаемого кесаря. Под живым впечатлением виденных ужасных гонений христиан на Востоке Константин, унаследовав власть от своего отца, счёл первым своим делом подтвердить все распоряжения его на пользу христиан, — объявил в своих областях свободу исповедания христианства. Приблизился, таким образом, час победы веры Христовой над языческим суеверием! Но наступлению лучших времен для Церкви предшествовало время суда Божия над ее гонителями. — Императоры Диоклитиан и Максимиан, утомлённые собственною своею злобою против непоколебимых страдальцев за святую истину, решились искать покоя в устранении себя от царских престолов; но их отказ от власти, не давая мира самим свирепым гонителям, послужил еще поводом и к общественным неустройствам. Галерий, воцарившийся на Востоке вместо Диоклитиана и недовольный воцарением на северо-западе Константина, не признал его императором, а признал Севера, правившего Италией и Африкой; между тем в Италии императором провозглашен был Максенций, сын Максимиана. Поддерживая Севера, Галерий пошел войною против Максенция, который просил защиты у своего отца, — последний снова принял управление. Север сдался Максимиану и был умерщвлён. Тогда Галерий провозгласил императором своего полководца Ликиния, армия же — цезаря Максимина. Оказалось таким образом, что в Римской империи сразу царствовали шесть императоров, и все они враждовали между собою. Миром и благоденствием наслаждались только подданные Константина, довольствовавшегося унаследованным от отца уделом и не желавшего принимать участия во взаимной борьбе иных соправителей, — всецело посвятившего себя управлению страною по влечению своего чистого сердца и здравого ума в покорности Божественному Промыслу.

— Я отчуждился, — говорил о себе Константин, — от бывших доселе правителей, потому что видел дикость их нравов [8].

В отношении к христианам он держался, по примеру отца своего, политики мира, ибо ценил их как усердных и верных подданных. Константин понимал, что христианство есть великая сила, могущая пересоздать мир. Тем не менее, он еще не был христианином; при всем глубоком уважении к рабам Христовым, он не мог с легкостью, без внутренней борьбы, отказаться от старо-языческих заветов. И только наступившие грозные и трудные обстоятельства расположили его открыто преклониться пред величием «Распятого Бога», дивным образом изведшего его из колебательного состояния и утвердившего его в решении стать христианином. После Галерия, умершего (в 311 году) от страшно-лютой болезни, и Максимина — правителя Сирии — скончавшегося (в 313 году) позорной смертью — самоубийством, в Восточной половине империи остался единым владетелем Ликиний, женившийся потом на сестре Константина. В западной же половине, — в Италийской области, после повторного царствования Максимиана, воцарился снова Максенций, вопреки желанию римского народа. Константин признал его царем в Риме и даже отправил к нему мирное посольство. Но Максенций не только не пожелал иметь мирных отношений к Константину, но даже не захотел и называть его царем, желая сам единолично быть самодержцем всех земель и стран Римской области. Укрепившись же на престоле, он проявил во всей полноте присущую ему коварную жестокость и корыстолюбие не только в отношении к христианам, но и по отношению к своим единоверцам-язычникам. Обольстивши, при своем воцарении, нужных ему людей дарами и обещаниями, он начал преследовать и мучить почетных сенаторов, разграбляя их имущество, похищая их жен и дочерей для удовлетворения своих животных страстей, а также страстей и своих любимцев. И был он весьма тяжел и омерзителен для всего Рима по своей жестокости и скверному житию. Римляне, страдая под тяжким его игом, решились тайно искать себе защиты у Константина, прося его прийти и избавить от этого мучителя. Константин, прежде всего, послал по этому случаю письмо Максенцию, дружески убеждая его прекратить насильнические действия. Но Максенций не только не внял его доброму совету и не исправился, но еще более озлобился. Свое ожесточение он простёр до того, что начал готовиться к войне против Константина. Слыша об этом, Константин в 312 году решился предпринять военный поход против Римского императора: он хотел исхитить Рим из рук злого тирана. Но поход этот представлял трудности неодолимые. — Самому отважному полководцу, любимому войсками, не легко было заставить армию войти с мечем в сердце Италии, внести войну на почву великого Рима, священную для народов того времени: такое предприятие должно было производить потрясающее действие на имперское войско и глубокий ропот неудовольствия. И сам Константин не мог быть свободным от чувства невольного страха, предпринимая этот поход, тем более что он никогда сам не видал Рима, который мог казаться ему грозным исполином. При том же Константину известно было, что войско его противника было многочисленнее его войска, и что Максенций крепко надеется на помощь своих национальных богов, которых он старался умилостивить щедрыми жертвами, даже закланием отроков и отроковиц, — что Максенций ограждает себя и свои войска всяческими чарами и волхвованиями, и имеет на своей стороне великую силу бесовскую. Надеяться на одни человеческие силы и средства было недостаточно для Константина, и у него явилось искреннее желание иметь помощь свыше. Размышляя о несчастном состоянии империи, тщетно ищущей защиты у бездушных идолов, о помощи Божией, неоднократно явленной отцу его и ему, о тех политических переворотах, которые совершились на его глазах, о постыдной погибели в короткое время трех лиц, которые разделяли с ним верховную власть в империи, он признал безумием попусту держаться богов несуществующих и после стольких доказательств оставаться в заблуждении [9]. Среди таких тревожных размышлений Константин начал возносить молитву к Богу отца своего, начал просить Его, чтобы Он вразумил его о Себе, подал ему мужество и простер ему десницу в предлежащем деле [10]. И эта молитва его, как некогда молитва темничного стража (Деян.Ап.16.) была услышана — Господь скоро непосредственным явлением утешил его и указал, что подобает ему творить. Евсевий, современник события, слышавший о нем лично от царя, повествует:

— Однажды после полудня, когда солнце начало уже склоняться к западу, — говорил царь, — я собственными глазами увидел составившееся из света и лежавшее на солнце знамение креста с надписью: «сим побеждай».

Это зрелище поразило ужасом, как самого царя, так и войско, находившееся около него, ибо крест, как позорное орудие казни, у язычников считался дурным предзнаменованием. Константин находился в недоумении и говорил сам себе: что значит такое явление? Но между тем как он размышлял, наступила ночь. Тогда во сне явился ему Христос с виденным на небе знамением и повелел сделать знамя, подобное виденному на небе, и употреблять его для защиты при нападении врагов. Встав от сна, Константин рассказал своим друзьям тайну своего сонного видения, а потом позвал к себе опытных мастеров и, описав им образ чудного знамени, приказал устроить, по подобию этого, хоругвь из золота и драгоценных камней; воинам же своим он приказал изобразить крест на щитах и шлемах. Пораженный дивным видением Константин, вместе с тем, решился не чтить никакого другого Бога, кроме явившегося ему Христа; — пригласив к себе таинников Его слова — христианских священников, — он спрашивал их: кто тот Бог и какой смысл знамения, какое он видел? Выслушав же их ответ о едином Боге, о тайне воплощения Его Единородного Сына для спасения человеков, о крестной смерти Господа Иисуса, победившего смертную державу, о крестном знамении, явившемся ему, что оно есть знак победный, Константин вполне и сознательно в душе своей стал христианином. С того времени он начал усердно заниматься чтением священного Писания и постоянно имел при себе иереев, хотя и не принял еще святого крещения [11]. «Призвав Бога всяческих и, как помощника и защитника, Христа Его, также поставив пред своими ратниками победную хоругвь с спасительным знамением, Константин выступил со всем своим войском из пределов Галлии в поход против Максенция в Италийскую область». [12] Поход, предпринятый Константином для освобождения Рима от жестокого тирана, не вразумил последнего. — Злочестивый Максенций, принеся обильные жертвы богам с торжественными церемониями, выслушав предсказания гадателей по внутренностям беременных женщин, с многочисленным войском выступил против Константина; но он не отвратил достойного возмездия своему нечестью. Константин, покрываемый спасительным знамением Креста, после трёх встречных столкновений с противником, подступил к самому вечному городу и здесь нанес ему решительное поражение. Максенций, спасаясь бегством через реку Тибр, при разрушении моста погиб, как древний фараон, с отборными своими всадниками в пучине водной. Победитель с торжеством вступил в Рим и встречен был народом с великою радостью. Сознавая, что эта победа дарована Божественною помощью, Константин водрузил на самом людном месте города священную хоругвь, а потом, когда благодарные Римляне поставили статую в честь нового императора, велел утвердить в руке своего изображения высокое копье в виде креста и начертать такую надпись: «этим спасительным знамением я освободил ваш город от ига тирана и возвратил Римскому народу и сенату прежний блеск и знаменитость» [13]. Став, таким образом, повелителем всей западной половины Римской империи, Константин первый из цезарей указом (в 313 году) объявил подвластным ему народам полную веротерпимость: язычникам он оставлял право совершать обряды своего богопочитания, а христианам разрешал свободно поклоняться Единому истинному Богу. За этим указом последовал целый ряд указов [14], благоприятных Церкви Христовой: запрещена была крестная казнь, отменены были кровавые игрища в цирке; прекращены были языческие жертвоприношения и курения в торжественные дни, установлено празднование воскресного дня с запрещением производства в этот день судебных разбирательств и прекращением работ, как свободных граждан, так и рабов; сироты и дети, брошенные родителями, бедные и убогие, которых язычество оставляло без помощи и призрения, приняты были под царское покровительство; по всем городам начались праздники обновления и освящения церквей; везде слышались хвалебные песни и благодарственные молитвы Богу; епископы свободно собирались, чтобы рассуждать о нуждах Церкви. Константин сам иногда присутствовал на этих собраниях, вникал в вопросы, касающиеся веры и с готовностью делал всё, что требовалось для пользы христианского общества. Он освободил священнослужителей от всяких посторонних должностей и от податей, — как свободны были от податей и языческие жрецы, — дабы они могли совершенно посвятить себя служению Богу; он не только возвратил Церкви усыпальницы и все места, отнятые гонителями, но еще даровал для богослужения несколько обширных зданий, называемых базиликами, в которых заседали судьи и которые, по их внутреннему устройству, было легко превратить в церкви; — предоставил право пастырям решать споры и взаимные несогласия между христианами. Нося на своем шлеме, как видимый для всех, знак благоговейного почитания Христа Бога, монограмму «Христос» [15], Константин дал своим воинам молитву, которую они должны были читать в воскресные дни и которая, будучи исповеданием сердечной веры самого императора, располагала всех признавать Единого всемогущего Подателя благ, и Его помощи искать во всех делах [16]. Благоволение императора вызвало восторг в среде христиан: великой духовной радости исполнились их сердца от вкушения сладости жизни под новым правительством. Современник Евсевий так изображает то время:

— Теперь светлый и ясный день, не омраченный никаким облаком, озарил лучами небесного света Христову Церковь. Мы должны сознаться, что счастье наше выше наших заслуг; мы приведены в величайшее изумление благодатью Виновника столь великих даров: мы достойно дивимся Ему и говорим с пророком: «Придите и видите дела Господа, — какие произвел Он опустошения на земле» (Пс.45:9). Люди всякого возраста, мужеского и женского пола, всею силою души радуясь, умом и сердцем воссылают молитвы и благодарения Богу [17].

Но между тем, как на Западе христиане, таким образом, благоденствовали под управлением Константина, совсем иное было на Востоке, где царствовал Ликиний: воспитанный при дворе Диоклитиана, полководец при Галерии, он, достигши цесарского достоинства, в душе ненавидел христиан. Породнившись с Константином, Ликиний в первое время не решался противодействовать своему могущественному шурину [18], — даже подписал изданный последним указ (Миланский) о веротерпимости; но вскоре же, сделавшись после смерти императора Максимина полновластным властелином всего Востока, начал теснить и унижать христиан. Опасаясь потерять свою царскую власть и слушаясь наветов со стороны представителей идолослужения, он закрывал и разрушал христианские храмы под предлогом, будто в них молятся по измене ему о Константине, и требовал от всех, а наипаче от своих войск, языческой присяги и принесения жертв идолам; ослушников же своей воли он подвергал заточению и ужасным истязаниям, доводя их до мученической кончины. В это время, между прочим, пострадала мужественная дружина — 40 мучеников. — Ликиний, впрочем, был жесток не к одним только христианам: и все ему подвластные народы много терпели от его корыстолюбия и злобы. О его подозрительности и жестокости достаточно свидетельствует уже одно то, что он предал смерти жену и дочь своего бывшего покровителя — Диоклитиана и истребил всех детей императоров — Максимина, Севера и Галерия. Римская империя, по изображению Евсевия, разделенная на две половины, представляла собою две противоположности дня и ночи: жители Востока объяты были мраком ночи, а жители Запада озарены — светом самого яркого дня. Отношения Ликиния к Константину не могли быть и не были приязненными. Ликиний являл в них коварство и двоедушие; он уверял Константина в дружбе, а втайне ненавидел его, старался делать ему всякое зло; козни его не удавались, и не раз между ними начинались раздоры, оканчивавшиеся войнами. Константин оставался победителем, но обманываемый лживыми уверениями зятя, заключал с ним мир. Однако с течением времени отношения между императорами принимали более и более обостренный характер. Угнетаемые подданные Ликиния и гонимые им христиане не видели конца своим страданиям. Ликиний, наконец, перестал скрывать свои замыслы против Константина и вступил в открытую борьбу. В 323 году возгорелась жестокая война между ними. Эта война должна была окончательно решить судьбу христианства в Римской империи, обнимавшей собою «всю вселенную». Оба императора собрали значительные силы и готовились к решительной битве, каждый сообразно с своею верою: казалось, что одряхлевшее язычество ополчилось против христианства, явившегося в мир обновить человечество. — Накануне сражения Ликиний, окруженный жрецами и гадателями, собрал отборных воинов и лучших своих друзей в тенистую рощу, в которой стояли идолы, совершил торжественное жертвоприношение и, обращаясь ко всем тут бывшим, сказал:

— Друзья! — вот наши общественные боги, пред которыми нам надо благоговеть, как нас тому учили предки наши. Начальник же враждебного нам войска, отвергнув отеческие обычаи, принял лживые мнения и прославляет какого-то иностранного, неизвестного Бога. Постыдным знаменем его (Крестом) он срамит свое войско; доверившись ему, он поднимает оружие не столько против нас, сколько против богов. Само дело откроет, кто прав и кто заблуждается, — если мы победим, то ясно, что наши боги — боги истинные; если же одержит верх Бог Константина, нами осмеиваемый, чужестранный бог, то пусть чтут его. Но то несомненно, что наши боги победят, потому смело устремимся с оружием в своих руках на безбожников! [19]

Напротив, Константин пред сражением удалялся в свою палатку и там молитвою и постом готовился к бою; в эти решительные минуты своей жизни он обращался к своему прошлому, перебирал в памяти события своей жизни, опасности, которым подвергался и которые миновали благополучно для него, — вспоминал постыдную погибель гонителей христианства и мужественно-мирную кончину учеников Христа, и, во всем этом усматривая дивное устроение Всевышнего, поручал самого себя и все свое дело высшему небесному водительству и заступлению. Христиане усердно молились за императора, своего покровителя; священное знамя высилось среди полков Константина и одушевляло надеждою на небесную помощь. С благоговением смотрели войска его на это победное знамя, враги же смотрели на него со страхом; во многих городах Ликиниева царства, среди дня, видели призраки Константиновых войск победоносно шествовавших с этим знаменем. Ликиний сам убеждал своих воинов не заглядываться на неприятельскую хоругвь, «ибо, — говорил он, — она страшна своею силою и враждебна нам». Языческие жрецы и гадатели предвещали победу Ликинию, но Бог даровал ее Константину. Ликиний многократно делал нападения на приближающегося противника, но каждый раз терпел поражения и спасался бегством; притворяясь раскаивающимся, просил мира, втайне же собирал новые ополчения, искал себе помощи у варваров. Наконец морская победа Криспа, сына Константинова, близ Византии, и сражение при Адрианополе окончательно решили успех войны. Ликиний покорился, а через несколько времени был казнен в Фессалониках, так как, сдавшись победителю, составил заговор против Константина. В 323 году Константин сделался единодержавным государем всей Римской империи. Эта победа над Ликинием еще раз и так осязательно наглядно убедила Константина, что земные блага и успехи даруются почитателям истинного Бога. И вот как он, представляя себя покорным орудием в руках Всевышнего, со смирением воздает славу одному Богу за свои успехи:

— Не будет конечно никакой гордости, — говорит он в одном из указов, — хвалиться тому, кто сознает, что благодеяния получил он от Существа Всевышнего. Мое служение Бог нашел и судил годным для исполнения Его воли. Начав от Британского моря, я при помощи какой-то высочайшей силы гнал пред собою все встречавшиеся ужасы, чтобы воспитываемый под моим влиянием род человеческий призвать на служение священнейшему закону и под руководством высочайшего Существа возрастить блаженнейшую веру.

— Я твердо веровал, — прибавляет он, — что всю душу свою, всё, чем дышу, всё, что только существует в глубине моего ума, — всё я обязан принести великому Богу.

Так настроенный в душе своей, Константин после победы поспешил распространить и на христиан Восточной империи те же права, какими пользовались они на Западе. И на Востоке он запретил приносить от имени императора жертвы идолам; в начальники областей избирал преимущественно христиан; заботился об обновлении и построении церквей; возвращал верным имущества, отнятые во время гонений.

— Кто потерял имущество, — говорилось в одном указе, — проходя нестрашимо и бестрепетно славное и божественное поприще мученичества, или сделавшись исповедником и стяжав себе вечные надежды, кто утратил их, быв принужден к переселению, потому что не соглашался уступать гонителям, требовавшим предательства веры — имения всех таковых повелеваем отдать.

В случаях, когда не оказывалось близких родственников, отнятые у христиан имущества передавались местным церквам; частные же лица, у которых отбиралось мученическое достояние, получали вознаграждение от царской казны. Христианские чувства Константина особенно полно и характерно выражены были в его рескрипте к областным начальникам:

— Теперь, — так он обращается здесь к Богу, — молю Тебя, великий Боже! Будь милостив и благосклонен к восточным Твоим народам; и чрез меня, Твоего служителя, даруй исцеление всем областным правителям… Под Твоим руководством начал я и окончил дело спасения; преднося везде Твое знамя, я вел победоносное войско; и куда призывала меня какая-нибудь общественная необходимость, следовал за тем знамением Твоей силы и шёл на врагов. Потому-то и предал я Тебе свою, хорошо испытанную в любви и страхе, душу, ибо искренно люблю Твое имя и благоговею пред силою, которую явил Ты многими опытами и которою укрепляешь мою веру… Хочу, чтобы народ Твой наслаждался спокойствием и безмятежностью; хочу, чтобы подобно верующим, приятности мира и тишины вкушали и заблуждающиеся, ибо такое восстановление общения может и оных вывести на путь истины. Пусть никто не беспокоит другого… Люди здравомыслящие должны знать, что только те будут жить свято и чисто, кого Ты Сам призовешь почить под святыми Твоими законами; а отвращающиеся пусть, если угодно им, владеют жребием своего лжеучения… Никто да не вредит другому; что один узнал и понял, то пусть употребит, если возможно, в пользу ближнего; а когда это невозможно, должен оставить его, ибо иное дело — добровольно принять борьбу за бессмертие, а иное — быть вынужденным к ней посредством казни… Удаляя совесть от всего противного, воспользуемся все жребием дарованного блага, то есть благом мира [20].

Став единодержавным властелином всей Римской империи и объявив веротерпимость «во всей вселенной» (Лук.2:1), Константин, однако, не был «теплохладен» (Апок.3:15) в своей царственной жизни. Отказавшись от язычества и ставши во главе христианского общества, он в христианстве видел важнейшую опору империи, основной залог могущества и преуспеяния государства, которое, по его мысли, должно пролагать путь к свободному, без насилий, водворению Царства Божия на земле, — указывать и давать средства для воспитания и усовершенствования человеческого рода в духе Христовом. Константин, как явный покровитель христиан, был мало любим в Риме, где оставалось еще много обычаев и нравов языческих. И сам он не любил Рима с его Пантеоном, куда, так сказать механически, были собраны языческие боги всех покоренных народов, и редко и неохотно посещал старую столицу. И Римляне, благодарные освободителю за избавление от тирана (Максенция), не понимали и не могли по достоинству оценить деятельности императора; в нем они усматривали нарушителя старо-народных своих порядков, врага своей религии, тесно связанной с политическим величием Рима. Их неудовольствие и ропот, даже заговоры и иногда явные возмущения были причиною того, что в уме Константина зародилась и созрела мысль создать себе новую столицу, город христианский, который бы ничем не был связан с язычеством. Константину полюбилось положение Византии, древнего небольшого городка на берегах Босфора, ознаменованного к тому же морскою победою над Ликинием, и он избрал его и сделал новою столицей империи; он сам с торжественным ходом обозначил на дальнем протяжении границы нового города и начал обстраивать его великолепными зданиями. Обширные дворцы, водопроводы, бани, театры украсили столицу; она наполнилась сокровищами искусства, свезенными из Греции, Италии и Азии. Но уже не строились в ней храмы, посвященные языческим богам, и вместо Колизея, где происходили бои гладиаторов, был устроен цирк для конских состязаний. Главным украшением нового города были храмы, посвященные истинному Богу, в устроении которых принимал живое участие сам царственный покровитель христиан. Его попечительность простиралась на этот раз не только на великолепие домов молитвы, но даже, например, на такие незначительности — по его высокому сану: с построением новых церквей в столице ощутился недостаток богослужебных книг, и царь озаботился наискорейшим изготовлением их, — епископу кесарийскому Евсевию было снаряжено нарочитое посольство с наказом, чтобы «отличные писцы написали на обделанных пергаментах пятьдесят экземпляров книг» и чтобы свитки эти доставлены были ему, а «вознаграждение, кого следует, за труд он оставил за собою» [21]. По его же распоряжению в столичных церквах богослужебные книги должны были содержаться в пристойно-богатых переплётах. Проникнутый глубоким религиозным чувством, Константин в новой столице устроил и свою обыденную жизнь сообразно с требованиями благочестия и святости. Самый дворец был явным отображением его христианского настроения. В царских чертогах было устроено подобие Церкви Божией, и император своим усердием к благочестивым упражнениям подавал пример для других; он ежедневно в определенные часы заключался в недоступных покоях и там наедине беседовал с Богом, в молитвах преклоняя колена, и испрашивал себе потребное, а иногда он приглашал к участью в молитвах и своих придворных. С особым благоговением он проводил день воскресный и пятницу — день крестной смерти Господа Иисуса; в эти дни прекращал обычные занятия и посвящал себя на служение Богу. Дворец Константина, таким образом, представлял совсем не то, что были дворцы прежних римских цезарей: здесь не слышалось празднословия и коварных интриг, не было шумных, суетных, нередко кровавых увеселений; здесь слышались «гимны славословия Богу». Собеседниками царя были «таинники Божия Слова» — епископы и священники — служителями его и стражами всего дома были мужи, украшенные чистотой жизни и добродетелью; самые копьеносцы, телохранители руководились примером благочестивого царя. Христианин — хозяин дворца налагал на все христианскую печать. В главном чертоге в золоченом углублении потолка устроено было изображение Креста из драгоценных камней в золотой оправе. Над дверью, ведшею в царские палаты «на виду для всех» была утверждена раскрашенная картина, сделанная из воска. Картина эта представляла следующее: лик императора, над головой его крест, а под ногами дракон, низвергаемый в бездну; смысл же картины этой таков: дракона — врага рода человеческого Константин в лице гонителей христианства — языческих императоров низверг в бездну погибели спасительною силою Креста. Картина эта каждому внушала, что хозяин его — почитатель истинного Бога, крестною смертью Своего Сына даровавшего новую жизнь человечеству. Новая христианская столица, получившая название по имени своего устроителя, — «град царя Константина», Константинополь, занимавшая серединное место между прежних столиц империи — Рима и Никомидии, как некогда Иерусалим — «град царя Давида», не принадлежавший исключительно ни одному колену израильскому [22], по своему счастливому географическому положению, и врученная покровительству Божией Матери, быстро расцвела и затмила славу и величие не только пышной Никомидии, но и самого великого Рима. И подобно тому, как в древности Давид, водворившись в Сионе, смущался тем, что он «живет в доме кедровом», а «Кивот Завета остается под кожами» (2 Цар.5:9;7:2; 2 Пар.17:1 и дал.), так теперь Константин, поселившись в прекрасной Византии, не мог оставаться равнодушным к поруганной «колыбели [23] христианства» — месту земной жизни Господа Иисуса, Его страданий, смерти и воскресения. Благоговея пред знамением Креста, он пожелал прославить самое «живоносное Древо, на нем же распялся Царь и Господь». Но, как воин и при том проливший много крови, он почитал себя недостойным совершить то самолично. Это благочестивое намерение императора привела в исполнение его равночестная мать, царица Елена, которую он отпустил в Иерусалим, снабдив ее полномочием и богатыми дарами. Елена, как повествует Евсевий [24], эта старица с юношескою быстротою устремилась на Восток, чтобы совершить должное поклонение стопам Господа, — по слову пророка, «поклонимся подножию ног Его» (Пс.131:7). В стране священной, ознаменованной дивными событиями, где всё напоминает о «великой Тайне благочестия — явлении Бога во плоти», наглядно проявилось величие смиренной души царственной старицы; там святая Елена не облачалась в свойственные ее сану одеяния, а в самой скромной одежде вращалась она среди народной толпы, стараясь быть неузнанной, раздавала щедрую милостыню; подражая Господу Иисусу, свое самоуничижение она простирала до того, что в своем доме собирала девственниц, угощала их и сама служила за столом в виде простой рабыни [25]. Пример искреннего благочестия царицы производил глубокое впечатление не только на верующих во Христа, но и на неверующих. Пребывание царицы-матери в «колыбели христианства» ознаменовалось и исполнением предначертаний ее царственного сына. В Палестине все места, освященные евангельскими событиями, уже давно подверглись опустошению. Язычники, по ненависти к христианству, постарались изгладить самую память о них; самое дорогое место для верующего христианского сердца — пещера гроба Господня — была засыпана мусором и сокрыта, таким образом, от благоговейных взоров; мало того, как бы в насмешку над «Распятым Богом» и Его почитателями, на холме, насыпанном поверх святой пещеры, построено было капище «сладострастному демону любви» (Венере). По указаниям Елены идольские капища, поставленные на местах священных для христиан, были разрушены и вместо них сооружены святые храмы. Так прекрасные церкви построены были, по желанию и на средства царицы, в Вифлееме над пещерой Рождества Христова, на горе Елеонской — месте Вознесения Господня; храмами украшены были Гефсимания — место успения Пресвятой Богородицы, место явления Бога Аврааму у дуба Мамврийского. Но главнейшею заботою царственной старицы было осуществить мысль ее великого сына, отыскать то самое Древо, на котором был распят Спаситель мира. Место, где сокрыт был Крест Господень, было неизвестно; к отысканию его благочестивая Елена употребила с своей стороны все средства и свое царское влияние. И после долгих усиленных опросов и исканий место это указано было некиим Иудою, евреем, преклонных лет старцем, сыном иудейского учителя, — указано под языческим капищем, построенным на холме, покрывавшем пещеру гроба Господня. По приказанию царицы мерзкая Венера была низвергнута, ее капище немедленно разрушено; святитель иерусалимский Макарий совершил молитву на поруганном месте; приступили к расчистке возвышенности. И благочестивая ревность получила дивное подкрепление: трудившиеся, копавшие землю верные обоняли воню благоухания, исходившую из-под земли. Ревность о славе имени Христова побуждала работавших, согласно желанию блаженной Елены, относить материалы разрушенного языческого храма и весь мусор из-под него как можно дальше от места погребения Господа Иисуса, чтобы таким образом ничто оскверненное идолослужением не прикасалось великой христианской святыни. Пещера гроба Господня была найдена и очищена; близ нее, на восточной стороне, обретены были три креста и подле них доска с надписью и честные гвозди. — Но как было узнать, который из трех крестов был крестом Спасителя? — Общее недоумение по этому делу разрешилось, по устроению Промысла, чрез такое чудесное событие: случилось, что мимо этого места в то время проносили для погребения мертвеца; святитель Макарий велел остановиться проносившим покойника; стали полагать, по совету епископа, найденные кресты по одному на умершего; и, когда возложен был Крест Христов, мёртвый воскрес. Все, видя это чудо, возрадовались и прославили дивную силу животворящего Креста Господня. Старица-царица с благоговением поклонилась честному Древу и облобызала его. А так как при множестве народном не возможно было, по примеру царицы, каждому порознь воздать должное почтение обретенному кресту, то святитель Макарий, удовлетворяя общему желанию — хотя бы издали видеть святыню, благочестно подъяв ее и став на возвышенном месте, сотворил воздвижение Креста Господня пред взором множества верных, которые в то время велегласно восклицали: «Господи, помилуй!» Это было первое Воздвижение честного и животворящего Креста; совершилось оно в 326 году. Православная Церковь празднует это событие ежегодно 14 сентября [26]. Многие из язычников и иудеев тогда обратились ко Христу; в числе обратившихся был и тот Иуда, которой указал место, где хранился святой Крест [27]. Святой Крест потом положен был в серебряный ковчег для сохранения; в великую пятницу он выносим был на Голгофу (в построенном вскоре храме, где он хранился) для поклонения. Но частицу живоносного Древа святая Елена, оставляя Иерусалим, взяла с собою в дар сыну своему Константину. Прожив после того не долгое время блаженная царица-мать скончалась и была честно погребена. Получив от матери, блаженной Елены, бесценное сокровище — частицу святого Креста, Константин решил украсить пещеру гроба Господня и подле нее построить такой храм, который был бы «великолепнее всех храмов, где-либо существующих»… «Пещеру как главу всего, по словам Евсевия, христолюбивая щедрота царя одела отличными колоннами и многочисленными украшениями. Из пещеры был выход на обширную площадь под открытым небом. Эта площадь выстлана блестящим камнем и с трех сторон ее охватывали непрерывные портики». А с какою поразительною внимательностью христианин-царь относился к построению храма на восточной стороне пещеры, об этом всего лучше дают понятие следующие строки из письма Константина к иерусалимскому святителю Макарию: «что касается до возведения и изящной отделки стен храма, то знай, что заботу об этом я возложил на правителей Палестины. Я озаботился, чтобы их попечением немедленно доставляемы были тебе и художники, и мастера, и всё необходимое для постройки. Что же касается до колонн и мраморов, то какие признаешь ты драгоценнейшими и полезнейшими, — рассмотри обстоятельно, и ни мало немедля пиши мне, чтобы из твоего письма я видел, сколько каких требуется материалов и отовсюду доставил их. Сверх того хочу знать, какой нравится тебе свод храма — мозаический или отделанный иначе. Если мозаический, то прочее в нем можно будет украсить золотом. Твое преподобие пусть в самом скором времени известит упомянутых правителей, сколько потребуется мастеров и художников и сколько издержек. Постарайся также немедленно донести мне не только о мраморах и колоннах, но и о мозаике, какую признаешь лучшею». Константин, между прочим, сам придумал, что храм хорошо будет украсить двенадцатью — по числу Апостолов — колоннами, на верху которых находились бы вылитые из серебра вазы. Неудивительно поэтому, что храм этот представлял собою чудо красоты и видом своим приводил в восторг современников. Евсевий историк, между прочим, так описывает этот памятник благочестивой ревности первого христианского императора: «Базилика (храм) — здание чрезвычайное, высоты неизмеримой, широты и длины необыкновенной. Внутренняя сторона его одета разноцветными мраморами, а наружный вид стен, блистающий полированными и один с другим сплоченными камнями, представляется делом чрезвычайно красивым и нисколько не уступает мрамору. Куполообразный потолок украшен дивною резьбою, которая, распространяясь подобно великому морю над всею базиликою взаимно связанными дугами и везде блистая золотом, озаряет весь храм будто лучами света. Главный предмет всего — полукруг, расположенный на самом краю базилики (на восточной стороне), по числу двенадцати Апостолов увенчан двенадцатью колоннами, вершины которых украшены большими вылитыми из серебра вазами — прекрасным приношением Богу от самого царя». Но благочестивый царь не ограничивался в своем отношении к христианству только попечительностью о внешнем его возвеличении; его озабочивала и внутренняя жизнь Христовой Церкви. Церковь, по мысли Константина, должна служить важнейшею опорою жизни государственной; религиозное единство должно быть могучим залогом преуспеяния империи. Церковь, блистая величием и внешним благолепием, своим внутренним миром должна привлекать к себе языческое население, постепенно обращая всё государство в один внутренно-сплоченный организм, оживотворяемый Единым Духом Христовым. Такое единство и благостояние Церкви «давали заботливому царю мирные дни и спокойные ночи», в том он видел счастье и свое и всех подвластных ему народов мира. Не всегда, однако, и не легко давались великому императору эти «мирные дни и спокойные ночи». В его время Церковь Христова, увенчанная уже победным венцом мученичества и получившая право гражданского существования даже с преимуществами пред язычеством, возмущаема была внутренними нестроениями, зародившимися и созревшими еще в тяжкую годину гонений. Едва воцарился Константин в Риме, как с удивлением и скорбью узнал он, что целая область его империи обуревается междоусобием чад Единого Отца. — Среди христиан в Африке возгорелась борьба из-за поставления епископом карфагенским Цецилиана — «предателя» [28]; его противники избрали себе епископом Маиорина, а вскоре — по смерти Маиорина — возвели на его место главного зачинщика своего противления Доната [29]. Приверженцы последнего — «донатисты», сблизившись с «новацианами» [30], утверждали, что только они составляют Церковь Христову и в исступленном фанатизме не стеснялись возводить клеветы на своих противников, даже насильно отнимать у них храмы; дело доходило нередко до кровопролития между враждующими сторонами. Для примирения их и рассмотрения их взаимных жалоб Константин сначала посылал в Карфаген своего «любимого и уважаемого» епископа Осию [31], поручая ему в то же время раздать денежную помощь тамошним бедствующим христианам [32]; потом по именному приказанию императора по делу донатистов собраны были два собора — малый в Риме и «из многих епископов разных мест» в Арелате [33]. Суд, произнесенный на непокойных раскольников этими соборами, подтвержден был, наконец, в Милане в 316 году под личным председательством Константина, и дело по-видимому уладилось. Но чем более благочестивый царь знакомился с наличным положением христианства, тем менее оно оправдывало его идеальное представление о святом единстве чад Христовой Церкви. Дело донатистов, обеспокоившее Константина на первых шагах его царствования, имело значение не столько по существу, сколько по страстности борцов. В 323 году после победы над Ликинием, сделавшись единовластителем всей империи, Константин шел на Восток, проникнутый искренним желанием перестроить всё государство заново, на лучших, более твёрдых, началах. В своих планах он первое место отводил христианской Церкви, которая, по его мысли, должна была духовно объединить политически сплоченную мировую империю. Но там, на Востоке, его постигло разочарование более жестокое, чем на Западе. Он прибыл сюда в такое время, когда споры, возбужденные ересью Ария [34], ничем не сдерживаемые, достигли крайнего своего развития. Евсевий так изображает это время: «не только предстоятели церквей вступали друг с другом в прения, но и народ разделился; ход событий дошел до такого неприличия, что божественное учение подвергалось оскорбительным насмешкам даже в языческих театрах». Время это было благоприятно для деятельности хулителей божества Господа Иисуса Христа. Ликиний — шурин Константина, отживавший тогда последние годы своего царствования, подписавший некогда с Константином миланский указ о веротерпимости, подозрительно относился к христианам вообще, как людям, в отношении к нему неблагонадежным, ненавидел и даже жестоко гнал их. Во взаимных же их раздорах, вызванных арианскою ересью, он мог усматривать явление желательное, полезное для себя. Споры эти, ослабляя силы Церкви, могли порождать у него надежду на поддержку ему в его замыслах против могущественного шурина. И такие расчёты Ликиния были не напрасны. О епископе Евсевии никомидийском сам Константин, например, отзывался так: «он даже подсылал ко мне соглядатаев и подавал тирану (Ликинию) чуть не вооруженную помощь» [35]. Прибыв в Никомидию, Константин глубоко поражен был раздорами, возбужденными арианством. Впрочем, он не сразу понял важность этих событий. И сам он и прибывшие с ним с Запада таинники божественного учения получали здесь одностороннее освещение дела Ария от никомидийцев, которые в догматических вопросах видели не предмет благочестивой веры, имеющий жизненное значение, а область научного исследования, и даже пустого словопрения. Тем не менее Константин не оставил без внимания арианского дела; на первых порах он отправил обширное примирительное послание в Александрию с убедительною просьбою к епископу Александру и Арию прекратить взаимный раздор. По мнению царя, не прав был и епископ по своей неосторожности и резким вопрошениям, виноват и Арий, что расторг общение, не покоряясь епископу; он рекомендует обоим взять пример с философов, которые, хотя и спорят между собою, но уживаются мирно. Притом же оба они стоят на общей почве: оба признают божественное Провидение, а потому им легко примириться [36]… Вместе с этим посланием Константин отправил в Александрию своего «любимого» епископа Осию, который должен был исследовать это дело на месте и содействовать умиротворению александрийцев. Осия исполнил поручение императора. — Правда он не примирил противников, зато из расследования споров он вынес убеждение, что ересь Ария — не праздное пустословие, а угрожает потрясением основ христианской веры, — ведет к отрицанию всего христианства. В 324 году Осия кордубский возвратился к царю и разъяснил ему серьезную опасность арианского движения. Тогда Константин решился созвать Вселенский Собор, который, по его мнению, оставался единственным средством к умиротворению Церкви. По мысли царя, Собор этот, «выступая войною против главного врага», возмущавшего тогда мир Церкви, хульной арианской ереси, должен был рассмотреть и другие вопросы и дать ответы — определения по устроению внутренней жизни христиан [37]. Вселенскому Собору властью Царя определено быть в городе Никее [38]. Константин сделал всё, чтобы облегчить созываемым епископам путешествие к месту собрания, содержание же прибывших в Никею он принял на счёт государства. В Никею прибыли святители из Египта и Палестины, из Сирии и Месопотамии, из Малой Азии, Греции, Персии и Армении и от Задунайских Готфов; из Рима, вместо престарелого епископа, прибыли два пресвитера. Среди собравшихся святителей были: престарелый Александр александрийский, первый обличитель Ария, привезший с собою архидиакона Афанасия, мужественного и искусного борца с арианами (впоследствии Великого, архиепископа александрийского), святитель ликийского города Мир Николай, святитель Спиридон чудотворец. Всего на Собор прибыли (с епископами были пресвитеры и диаконы) более 2000 человек и одних святителей было 318 ч.). Собор открылся в июне 325 года в обширной палате царского дворца. Скамьи стояли вокруг комнаты для епископов, а посреди — стол, на котором лежала книга священного Писания, как верное свидетельствование истины. Когда все собрались, явился Константин во всем величии своего императорского сана, но без вооруженной стражи, в сопровождении придворных из христиан, облеченный в самые пышные царские одежды, блиставшие золотом и драгоценными камнями. Появление его поразило собрание и особенно тех, из присутствовавших на нем, которые, прибыв из дальних стран, никогда не видали ни его царского лица, ни царственного величия; но и сам он смутился при виде такого собрания славных пастырей Церкви Христовой, среди которых находились строгие подвижники и чудотворцы, исповедники и мученики с обожженными руками и прободенными очами [39], пострадавшие за веру. Молча, с поникшим взором, подошел он к приготовленному для него золотому креслу и стоя ждал, пока святители не пригласили его сесть. Выслушав затем приветственно-благодарные речи Евстафия антиохийского и историка Евсевия кесарийского, Константин сам обратился к собранию с речью, в которой выражал свою радость, что видит такое великое собрание отцов, и умолял их разрешить миролюбиво спорные вопросы. «Бог помог мне, — говорил он, — низложить нечестивую власть гонителей, но несравненно прискорбнее для меня всякой войны, всякой кровопролитной битвы и несравненно пагубнее внутренняя междоусобная брань в Церкви Божией». Ариане шли на Собор и держали себя на нем смело и уверенно; они не предвидели, что их делу предстоит полный и всесторонний разгром; напротив, они ожидали в своих замыслах счастливого успеха: — они имели на своей стороне до 17 епископов; во главе их был столичный архиерей, имевший связи во дворце царском. Ариане надеялись, что Собор, если и не согласится с их воззрениями, то и не предаст их строгому осуждению. Арий упорно защищал свое учение, употребляя всю силу своего красноречия. Но непоколебимая, убежденная преданность истинному церковному учению отцов Собора посрамила лживую премудрость богохульника. Защитники православия хорошо понимали, в чем состоит сущность арианской ереси и достойно с глубоким религиозным чувством и истинно просвещенным разумением опровергали ее. Особенною силою слова и меткостью в изобличении еретического буесловия отличался при этом александрийский диакон Афанасий: его слово расторгало, как легкую паутину, хитрословесие еретика. Споры были жаркие и продолжительные; тщетно Константин употреблял свое влияние, чтобы согласить спорящих и привести к дружелюбному решению спора; чем далее продолжались прения, тем очевиднее становилось, как далеко уклонились ариане от истины. Предложенное Собору Евсевием никомидийским — главою ариан — изложение веры, где определенно выражалась мысль, что «Сын Божий» есть «произведение», «тварь», и «было время, когда Его не было», единодушно было отвергнуто отцами Собора как лживое и нечестивое — самый свиток, на котором оно было написано, был разорван. Бесповоротно осудив, таким образом, арианство, отцы Собора решили дать верующим точное исповедание православного учения — символ веры. Евсевий, епископ кесарийский, представил их вниманию «крещальный символ», который с давнего времени употреблялся в его церкви и был изложен почти исключительно выражениями, взятыми из святого Писания. Отцы встретили этот символ с одобрением; но чтобы с решительностью устранить возможность вкладывания в него еретической мысли, они признали нужным заменить некоторые общие выражения в нем такими, которые бы в совершенстве определяли церковную истину. Присутствовавший на Соборе император присоединился к отцам в одобрении Кесарийского символа и исповедал свое полное согласие с ним; но с тем вместе Константин предложил внести в символ формулу, на которой останавливались вожди Церкви еще на предварительных совещаниях для выражения церковной мысли о Сыне Божием и Его отношении к Богу-Отцу, — наименование Его «единосущным» Отцу. Слово, сказанное царем, единодушно было принято Собором и послужило определительною основою учения о Лице Господа Иисуса, центрального христианского догмата. Символ «крещальный» был исправлен и Собором изложен новый Никейский символ веры, непререкаемый для всей Вселенской Церкви. Заключительное торжественное собрание отцов в Никее состоялось в императорском дворце 25 августа 325 года; оно совпало с 20-летним юбилеем царствования Константина [40]. Отпуская отцов Собора, Константин в прощальной речи к ним умолял их иметь мир между собою.

— Берегитесь, — говорил он, — горьких между вами споров. Пусть никто не имеет зависти к явившим особенную мудрость: достоинство каждого — считайте общим достоянием всей Церкви. Высшие и превосходные, не смотрите высокомерно на низших: Богу одному ведомо, кто превосходнее. Совершенство редко где бывает и надо иметь снисхождение к слабейшим братиям; мирное согласие дороже всего. Спасая неверующих, помните, что не всякого можно обратить учёным рассуждением, — научения надобно сообразовать с различными расположениями каждого, подобно врачам, применяющим свои лекарства к различным болезням.

Исполнилось таким образом заветное желание благочестивого императора, которое он исповедал, однажды даже приводя Самого Бога во свидетели, — желание — «учение всех народов его державы о Божестве соединить в один общий строй». Великая мысль, подсказываемая царю его святым религиозным чувством, осуществление которой он ставил для себя жизненной задачей с задушевным желанием, — эта, поразительная по возвышенности содержания и широте объёма, мысль Великого Константина теперь введена была в общее сознание, стала достоянием всего христианского мира. Мало того — для осуществления этой мысли в христианской жизни благочестивый царь указал и вернейший путь — Вселенский Собор, — шествуя по которому овцы пажити Христовой, как уже званные, так и иные — еще не званные, по благодати Божией, безошибочно входят во двор Небесного Отца, для истинной жизни (Иоан.10:9). И это истинно-победное торжество равноапостольного царя еще возглавилось тогда же отрадным для него получением бесценного сокровища, частицы животворящего Креста Господня, привезенной из Иерусалима ему в дар матерью царицею Еленою. Константин жил после того еще более 10 лет и во всё это время своего царствования с неизменною верностью держался Никейского исповедания веры [41], и ревностно старался утверждать дух христианского благочестия в своем царстве, в себе самом представляя пример достойный подражания. Обладая основательным общим образованием и богословским в частности, он вёл обширную переписку с предстоятелями церквей по предметам веры и благочестия и устроения христианской жизни, а нередко в своем дворце выступал пред собранием царедворцев и народа даже с «боголепным» учительством. Трудолюбие его было необычайно, праздности он не терпел: уже и в преклонном возрасте он не почитал бременем для себя даже собственноручно писать обширные законодательные акты [42]. Правдиво-великодушный по природе своей и скромный, он не прельщался своим царским величием и шумными восторгами народной толпы, — эти восторги наводили на него даже скуку. Стоя на высоком уровне нравственного развития, Константин хотел поднять до того же уровня и всех, которые приходили в соприкосновение с ним. Так однажды некоего вельможу-лихоимца он вразумил таким способом: пригласив к себе, он взял его за руку и сказал:

— До каких пределов мы будем простирать свою алчность?

Потом промолвил, очертив копьем пространство в рост человека:

— Если бы ты приобрел все богатства мира и овладел всеми стихиями земли, и тогда не воспользуешься ничем более такого куска земли, да и то — еще удостоишься ли получить и это!

Другой пример: — выслушав льстивую речь одного почетного лица (из духовных), которое называло царя «блаженным» и выражало, что «он и в сей жизни удостоился самодержавного над всеми владычества и в будущей станет управлять вместе с Сыном Божиим», Константин ответил ласкателю:

— Ты лучше помолись о царе, чтобы и он в будущей жизни удостоился быть рабом Божиим.

Благотворительность царя лилась широким потоком по свидетельству современника, «с утра до вечера он изыскивал, кому бы оказать благодеяние»; нищих и вообще людей, выброшенных на улицу, он снабжал и деньгами, и пищей, и приличной одеждой; о детях осиротевших он заботился вместо отца; дев, лишившихся родителей, устроял в замужество, снабжал их приданым из своей казны. Особенно много делал он благотворений в день Пасхи. В новой своей столице Константин ввёл обычай, чтобы в пасхальную ночь по всем ее улицам возжигались высокие восковые столбы, — «как бы огненные лампады», так что таинственная ночь становилась светлее самого дня, а лишь только наступало утро, Константин ко всем неимущим простирал свою десницу, раздавал им подарки. С такою же щедростью царь раздавал милостыню и по случаю своих семейных радостных событий, например — брака его сыновей; — в последних случаях устроялись роскошные пиры и обеды для приглашенных гостей, веселье тогда из дворца выносилось даже на улицу, — царь приветливо принимал хороводы женщин. Но при царе всегда и во всем соблюдалась полная благопристойность, и не допускалось ничего нескромного и соблазнительного. Последние годы и особенно дни жизни царя Константина и его кончина были достойным завершением его христианской благочестивой настроенности. Еще задолго до смерти Константин начал готовиться к ней. — В новой своей столице он построил храм во имя святых Апостолов. Храм этот украшен был между прочим двенадцатью ковчегами во славу лика Апостольского, а посреди этих ковчегов устроена была гробница. Сначала оставалось неясным, для чего здесь устроена была гробница, а потом это разъяснилось и оказалось, что эту гробницу благочестивый царь устроил для самого себя. Мысль о смерти стала для Константина предметом напряженного размышления, как только он начал чувствовать упадок своих физических сил. В 337 году Константин в последний раз торжественно отпраздновал в Константинополе Пасху и вскоре занемог. Предчувствуя близкую кончину, он всецело предался святым упражнениям: часто преклоняя колена, ревностно изливал горячие молитвы пред Богом; по совету же врачей он переехал в это время в город Елеонополь, чтобы лечиться там тёплыми ваннами. Но Константин до сего еще времени не был крещен! Это в наше время и для нас может казаться явлением весьма странным, но в древние времена Церкви христианской многие принимали крещение в зрелых летах или даже в старости, одни — по чувству глубокого уважения к великому таинству, для восприятия которого считали необходимым долгое приготовление, — другие же не без лукавого похотения — пожить сначала в свое греховное удовольствие, а потом уже и возродиться для новой духовной жизни (Бог им Судия!). Константин, с юных лет носивший в сердце своем Христа, издавна сделавшись в душе христианином, отлагал свое крещение по смиренному сознанию своей греховности, желая подвигом целой жизни приготовить себя для этого. Притом же в душе его хранилось искреннее желание креститься в водах реки Иордана. Не получая облегчения в Елеонополе и чувствуя крайний упадок телесных сил, Константин переправился в Никомидию и здесь, созвав епископов, просил их удостоить его святого крещения. Пред крещением умирающий царь произнес такую речь:

— Пришло желанное время, которого я давно жажду и о котором молюсь, как о времени спасения. Пора и нам принять печать бессмертия, приобщиться спасительной благодати. Я думал сделать это в водах реки Иордана, где, в образ нам, принял крещение Сам Спаситель; но Бог, ведающий полезное, удостаивает меня этого здесь.

Приняв Святое крещение, Константин ликовал духом, сердце его было полно живой радости. Облеченный при крещении в белую одежду, блиставшую подобно свету, он не снимал ее уже до смерти. Опочил он на ложе, покрытом белыми покрывалами, багряницы же — этого царского отличия — «раб Божий» уже не восхотел и касаться. Свою последнюю благодарственную молитву, «возвысив голос», царь заключил такими словами:

— Теперь я сознаю себя истинно блаженным, ибо имею несомненную веру, что я приобщился Божественного света и удостоился жизни бессмертной.

Великий и равноапостольный Константин скончался, завещав царство трем своим сыновьям, в самый день Пятидесятницы 337 года, на тридцать втором году своего царствования, имея шестьдесят пять лет от рождения. Тело его с великим торжеством перенесено было в созданный им град Константинополь и положено согласно его завету в церкви святых Апостолов в гробнице, им самим уготованной. Ныне же он живет бесконечною жизнью в вечном Царстве Христа Бога нашего, Которому со Отцом и Святым Духом честь и слава во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 8: Креста твоего образ на небеси видев и якоже Павел звание не от человек прием, во царех Апостол Твой Господи, царствующий град в руце твоей положи: егоже спасай всегда в мире, молитвами Богородицы, едине человеколюбче.

Кондак, глас 3: Константин днесь с материю Еленою, крест являют всечестное древо, всех убо иудеов посрамление суще, оруже же на противныя верных царей: нас бо ради явися знамение велие, и во бранех грозное.





Память святого благоверного князя Константина и чад его: Михаила и Феодора, муромских чудотворцев

Сей святой благоверный великий князь Константин Святославич происходил из рода великого князя Владимира, крестившего святым крещением землю Русскую. В 1192 году [1] вместе с сыновьями своими князьями Михаилом и Феодором из славного города Киева он пришел в рязанскую землю к городу Мурому. В этом городе жили в то время язычники, не просвещенные еще познанием истинного Бога [2]. Задолго еще до святого князя Константина родственник его, сын великого князя Владимира благоверный князь Глеб, которому назначен был во владение город Муром, употребил много усилий, чтобы овладеть им и склонить его жителей к принятию святого крещения, но не смог этого сделать и два года жил вдали от него на расстоянии двух поприщ [3], а потом Святополк обманом вызвал его к отцу, и на пути он был убит [4]. И сей святой благоверный князь Константин с сыновьями и бывшим при нем войском вступил в битву с муромцами под самым городом, и произошло весьма большое сражение, в котором был убит благоверный князь Михаил. После сего он снова вступил в битву с жителями города и после одержанной над ними победы взял Муром во владение себе и стал в нем княжить. Прежде всего, он построил в городе, в старой горней части его, первую церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, и похоронил здесь убитого сына своего, благоверного князя Михаила, а потом обратил горожан-язычников в христианскую веру и крестил их святым крещением. Возблагодарив Бога за успех в этом деле, святой князь построил впоследствии много других церквей [5] и учредил в своем городе епископскую кафедру. Проведши затем жизнь свою в истинной вере и непорочности во всем, являясь всегда защитником бедных и сирот, он вскоре отошел ко Господу. Его кончина причинила великую скорбь народу. Все оплакивали его, как отца, и похоронили у построенной им церкви Благовещения, вблизи сыновей его, благоверных князей Михаила и Феодора. Впоследствии времени родственник святого князя Константина, благоверный князь Георгий Ярославич, возобновил первоначальную церковь Благовещения Пресвятой Богородицы [6], и с того времени прославил Господь святых князей, Константина и сыновей его, так как у гробов их стали совершаться чудеса. Спустя много лет после сего, в 1553 году благоверный царь и великий князь всея России Иоанн Васильевич, идя в поход против нечестивых татар к городу Казани, зашел в город Муром и пробыл здесь две недели. Совершив молебствие у гробов святых чудотворцев, он дал обещание построить монастырь, если возвратится из похода с победою. С Божиею помощью он взял славный город Казань и, возвратившись в свой царственный город Москву, повелел у гробов святых чудотворцев построить каменную церковь. И когда стали копать рвы для этой церкви, то нашли мощи святых князей целыми и нисколько неповрежденными. По окончании постройки церкви в нише церковной стены было устроено особое место, где и положены были святые мощи их. Благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич, всея России самодержец, повелел тогда рязанскому епископу Гурию освятить новопостроенный храм и прислал к освящению его различную церковную утварь. Храм был освящен, устроен при нем монастырь, и с торжеством было отпраздновано это событие. В то время у гробов святых князей совершилось много чудес, которые совершаются и до ныне во славу Христа Бога.

Тропарь, глас 4: Константин днесь весело ликовствует [7], предстоя престолу святыя Троицы, видя отечествие свое, мастию духовною сияющее [8], емуже последоваша Михаил и Феодор, сынове его: и молятся вси трие вкупе о душах наших.

Кондак, глас 8: Изрядному воеводе, и правоверному князю Константину, с сынома его вкупе, отечество его хвалящися вопиет, имеющее его начальника и заступника: яко избавльшеся им от прелести и скверны идольския. Сего ради вопием ему сице: радуйся княже Константине преблаженне.



В тот же день память преподобного Кассиана грека Угличского чудотворца, скончавшегося 2 октября 1504 года.

Память 22 мая

Страдание святого мученика Василиска

После убиения святых мучеников Евтропия и Клеоника [1], вместе с которыми принял много страданий и святой Василиск (хотя сей последний и остался жив, но находился в темнице), а также и после гибели правителя Асклипиодота, прибыл в область Понта [2], присланный мучителями Максимианом и Максимином [3], другой правитель, именем Агриппа, с приказанием продолжать гонение и убивать верующих во Христа. Еще до прибытия его в город Амасию [4], святой Василиск, находившийся там в темнице, молился со слезами Богу в таких словах: «Господи Иисусе Христе, помяни меня и не забудь меня до последней минуты страданий, но помоги мне скорее получить венец мученический, дабы я не был отделен от тех святых мужей, которые вместе со мною были взяты, прежде меня пострадали и приняли венец мученический». В полночь явился ему Господь в сонном видении и сказал: «Помню о тебе и не забуду тебя, а твое имя написано (в списке мучеников) впереди тех, которые с тобой взяты. Не скорби, что ты пострадаешь после них, ибо ты предупредишь многих; память же о тебе сделаю славной по всей вселенной. Теперь же иди, простись последний раз с твоей матерью, братьями и родственниками, а когда вернешься, тотчас примешь венец мученический и будешь погребен в Команах [5]. Не бойся мук, которым ты подвергнешься, потому что Я с тобою, и не может погубить души твоей злоба людская». Пробудившись, святой Василиск преисполнился радости и возблагодарил Бога. Затем он увидел, что двери темницы открыты. Когда начало рассветать, он сказал стерегущим его воинам и главному стражу темницы:

— Дайте мне свободу на четыре дня, дабы я мог проститься с матерью моею и братьями моими, живущими в селении Кумиальском; вернувшись же, я отойду к истинному Отцу моему, Господу Иисусу Христу.

Воины же и темничный страж так ответили ему:

— Твой Бог, Которому ты служишь постоянно, пусть будет свидетелем того, что мы совершенно отпустили бы тебя из темницы, если бы не боялись правителя, прибытия которого ожидаем в скором времени.

Святой возразил ему:

— Совершенно отпущенным я не желаю быть, но, как и говорил, только пойду, прощусь с матерью, братьями и родственниками своими, потому что так повелел сделать мне Господь мой.

— Боимся как бы, вскоре по отлучении твоему, — упорствовали воины, — не потребовали тебя у нас, потому что, вот, как мы слышали, сегодня должен прибыть в город правитель, а все заключенные записаны в судебную книгу.

Святой Василиск сказал на это так:

— Воля Бога моего такова, чтобы я шел в мое родное селение; поэтому, если вы согласны, пусть несколько человек из вас идут со мною и опять вместе со мною вернутся.

Тогда воины уступили его просьбе, и несколько человек из них собрались и пошли вместе с Василиском в его селение. Встретили же святого его братья (он имел трех братьев) и мать с великою радостью, а воины были приняты в их дом с большою честью. На следующий день утром святой созвал всех сродников своих и много поучал их относительно того, что служит к душевной пользе, а также наставлял их в истинах христианского учения; он много поучал их и о том, что только путем скорбей возможно войти нам в царство Христово. Так утешая всех и в последний раз лобызаясь со своими родными, святой изрек:

— Братия, отцы и дети по Христу! Пребывайте в вере в Господа нашего Иисуса Христа и ни в каком случае от Него не отступайте, потому что мир и все, что он в себе содержит, есть только тень, быстро исчезающая; Господь же пребывает во веки. Умоляю вас помолиться обо мне Владыке всех нас — Богу, да подаст Он мне силу совершить подвиг страдания, как совершили его и святой Феодор Тирон [6], и Евтропий, и Клеоник, которые были схвачены вместе со мною. Спасайтесь, мужи, жены, братья, сестры и дети, я же ухожу от вас, и больше вы не увидите меня в этой временной жизни.

Когда святой окончил эти слова, поднялся сильный плач и рыдание, и все стали просить святого:

— Когда окончишь святую жизнь свою, помолись о нас и о всех христианах Господу, да прекратится воздвигнутое мучителями гонение на православную веру и да уничтожится служение идолам; благодать же Христова да воссияет по всей земле.

После того святой Василиск отправился в путь с воинами, дабы возвратиться в темничные узы. В это время прибыл в город Амасию правитель Агриппа и, созвав всех почетнейших граждан, вошел с ними в храм языческий, называвшийся Петасон [7], а потом в другой, называвшийся Серапион [8], и принес жертву своим нечистым богам. А на следующее утро правитель пришел на место судилища и справлялся здесь о заключенных в узы и, прежде всего, спрашивал о Василиске, потому что слышал о нем и хотел в самом начале привлечь его на свой суд. Градоначальник отправился в темницу, желая привести к правителю Василиска, но, не нашедши его там, схватил темничного стража и, связав, привел его перед судилище. Правитель же, подвергнув его истязаниям, спросил:

— Как ты осмелился выпустить из темницы заключенного в нее врага наших богов и ослушника царских повелений?

— Ныне второй день, — отвечал темничный страж, — с того времени, как Василиск с воинами ушел в свое селение.

— Я прикажу умертвить тебя, — исполнившись ярости, воскликнул правитель, — если ты не представишь мне того человека, хулившего наших богов!

— На четвертый день я представлю его пред тебя, — отвечал темничный страж.

И тотчас правитель послал с тем стражем магистриана [9], человека злого и свирепого нравом, и с ним воинов и дал ему поручение в таких словах:

— Только тогда я поверю, что ты человек, ревнующий о наших богах, когда ты схватишь того богохульника и приведешь его ко мне. Направь же его в Команы, потому что я сам отправляюсь туда.

Магистриан, выйдя от правителя, изготовил медные сапоги со множеством острых продолговатых железных гвоздей внутри и, взяв с собой темничного стража и воинов, отправился в родное селение Василиска, везя на осле тяжелые железные цепи, приготовленные для мученика.

— Шел же и я, — говорит описатель дальнейших событий, святой Евсигний [10], — следуя за ними в надежде видеть страдания и кончину святого Василиска. Достигши до того селения, они схватили мученика, выходившего уже из дома по направлению к городу Амасии, чтобы вернуться в свою темницу, и связали его двойными цепями; также и шею его заковали в железную цепь, а на ноги надели медные сапоги с гвоздями внутри, так что гвозди проникли в ноги святого до самых костей, и кровь обильно текла из его израненных ног; при этом мучители сильно били Христова мученика, когда вели его к городу Коману. С плачем провожали его мать, братья и сродники его. На прощание мать сказала ему:

— Сын мой любезный! Христос, Которого возлюбил ты, да будет тебе помощником в этом мученическом подвиге. Недолговременно будет житие твое здесь, зато в будущем веке тебя ожидает вечная жизнь; тяжкие ныне принимаешь муки, зато получишь славный венец от Христа Бога; злые люди мучают тебя на земле, зато ангелы мира примут тебя на небе; как разбойника судят тебя, но тот самый разбойник, что был распят со Христом, примет тебя в рай; цари смертные и подверженные тлению отнимают у тебя жизнь, но Бог Вечный возвратит тебе жизнь и сопричислит тебя к силам ангельским. И нас воспомяни, дорогой сын мой, на этом пути ко Господу, по которому ты шествуешь!

Произнесши это, мать возвратилась обратно в дом свой, молясь Господу о своем сыне, да укрепит Он его мужественно перенести мучения. Святой же, оглянувшись назад и видя следующих за ним трех братьев своих, а также сродников и многих из народа, плакавших о нем, такими словами умолял их возвратиться к себе домой:

— Не плачьте обо мне, но лучше молитесь Господу, чтобы Он дал мне силу победить диавола и посрамить его служителей.

Потом он облобызал каждого и, увещевая всех вернуться, сказал им:

— Опять увидимся друг с другом в день воскресения и жизни вечной.

Но провожавшие святого не хотели вернуться и с плачем следовали за ним. И снова увещевал их святой такими словами:

— Для чего вы своим плачем и слезами смущаете мое сердце? О, если бы мне позволено было много раз умереть за Господа нашего Иисуса Христа! Умоляю вас, возвратитесь и молитесь за меня Богу!

Но так как они и после этого не хотели возвратиться, то магистриан сказал им:

— Клянусь здравием царей моих, что, если вы не вернетесь, то я свяжу вас всех и отведу к правителю.

Но когда они не послушали и его слов, тогда магистриан с воинами начал бить их и едва мог отогнать их от святого. Будучи веден таким образом, святой мужественно переносил тяжесть железных вериг и доблестно терпел боль в ногах, пронзенных во многих местах острыми гвоздями, которыми усеяны были медные сапоги, и путь его обагрялся кровью. Сам же он с радостью воспевал:

— «Если ополчится на меня полк, не убоится сердце мое» (Пс.26:3), потому что Ты, Христос Господь, со мною.

Многое и другое вещал святой, обращаясь к Господу в пении и молитве. Магистриан же и бывшие с ним, видя мученика легко идущим, несмотря на то, что ноги его были обуты в сапоги с гвоздями, весьма удивлялись; но со святым мучеником был Господь, облегчавший его страдания. Когда они достигли селения, называемого Дакозария, магистриан и воины захотели отдохнуть, потому что было жарко, и наступил полдень. Владетельница того селения, вдова, по имени Трояна, увидав пришедшего с воинами магистриана, просила их войти в ее дом вкусить пищи; всего было их человек сорок. Когда они вошли, она все устроила для них. Итак, они ели, пили и веселились, а святого мученика Василиска, со связанными назад руками, привязали к сухому дубу, росшему около ворот ее дома. К святому собралось множество народа, мужчин и женщин, а также детей. Видя его заключенным в тяжкие оковы и привязанным на припеке солнца, а также видя кровь, текшую из его ног, они умилялись и выражали ему соболезнование. Святой же молился Богу, взывая: «Господи, посети меня, как ты посетил Иосифа в темнице (Быт.41), Даниила во рве львином (Дан.6), трех отроков в пещи вавилонской (Дан.3). И как Ты явил милость Сусанне (Дан.13), подвергшейся напасти от лукавых старцев, вывел Петра из темницы (Деян.5:17–20), а Феклу защитил от поругания [11], так и на мне, смиренном и недостойном рабе Твоем покажи дивную Твою милость и яви чудеса Твои во славу Твоего пресвятого имени!» Когда святой окончил молитву свою, внезапно произошло землетрясение, и был слышен голос свыше, говоривший: «Не бойся, Я с тобою!» И вдруг медные сапоги, бывшие на ногах мученика, внезапно растаяли, как воск от огня; вериги же спали со святого, а сухой дуб зазеленел, распростирая над святым многочисленные густые ветви свои и покрывая его тенью на большое пространство кругом. А на том месте, где стоял святой и где земля обагрилась его кровью, потек источник воды. После этого святой вознес в таких словах благодарение Богу: «Господь Иисус Христос, Предвечное Слово и Сын непостижимого и несказанного Отца, благоволивший сойти на землю и сделаться человеком, дабы искупить нас от древнего мучителя диавола и избавить от всех лукавых его козней, вознесший нас на небо, а его поправший и осудивший на пребывание в бездне, даровавший нам новую жизнь, — какими устами прославлю Тебя, какими словами перескажу Тебе свои чувства, как воспою Тебя и возвещу Твои великие дела и силу, которые Ты ныне явил на мне, рабе Твоем, как раньше на святых Твоих, Евтропии и Клеонике, когда они были замучены по приказанию правителя Асклипиодота! В самом деле, кто я, недостойный, что столь великую и удивительную милость Ты явил на мне; сама земля, видевшая силу Твою, потряслась». Магистриан же и воины, испугавшись землетрясения, убежали из того дома и, увидев происшедшие чудеса пришли в сильное недоумение. Одни из них говорили, что это только так кажется, другие же считали это волшебством, а народ, стоявший вокруг святого, в ужасе дивился этому и прославлял силу Христа Бога. И многие уверовали во Христа, говоря: «Вот святой человек послан сюда Богом, чтобы освятить наше место». Принесли к святому расслабленного, лежавшего на постели; когда мученик Христов коснулся его, тотчас расслабленный поднялся, как здоровый, и, взяв свою постель, пошел к себе в дом, прославляя Бога; привели еще и прокаженных, и он исцелил и их, прикоснувшись к ним; всех, страдавших водобоязнью и лихорадочными припадками, а также страдавших всякими другими болезнями или одержимых нечистыми духами — всех исцелял святой словом своим. Все, видевшие чудеса сии, прославили истинного Бога и уверовали в Него; жители же того селения преисполнились великой радости. Уверовала во Христа также и владетельница того селения Трояна, с сыном своим Тройном, и просила крестить ее. «Я, грешный Евсигний, — говорит повествователь, — видя все случившееся, от всего сердца прославлял Господа». В тот же день, вечером, стадо волов, шедшее с пастбища в селение и проходившее по тому пути, где стоял святой Христов мученик, как бы прославляя великие дела Божии, пало перед святым на колени. Тогда магистриан и воины раскаялись в тех жестокостях, какие они причинили святому, потому что ужас охватил их, когда они увидели дивные чудеса, совершенные Господом по молитвам святого. На следующий день магистриан кротко сказал мученику:

— Если угодно тебе, господин Василиск, то отправимся в путь, чтобы ради тебя мы не подверглись наказанию отправителя.

— Хорошо, пойдем в путь, — отвечал святой, — потому что я хочу умереть за моего Господа.

Когда все они вышли из селения того, весь народ, с владетельницею Трояною, провожал святого. Святой же мученик умолял всех их возвратиться к себе обратно: одни вернулись, другие же продолжали следовать за ним. Когда же вступили на большой мост, положенный чрез реку Иреос, затрясся мост от присутствия Христа, Который шел невидимо с рабом Своим, святым Василиском, как после сам святой мученик Василиск поведал мне, недостойному Евсигнию, — говорит повествователь. — Когда мост потрясся, святой остановился и, воссылая хвалу Богу, умолял народ вернуться обратно и едва убедил его исполнить свою просьбу. Во время шествия своего святой на каждом высоком и красивом месте преклонял колена свои и молился ко Господу такими словами: «Во всех местах владычества Его благослови, душа моя, Господа!» (Пс.102:22). Когда же все достигли селения, называемого Саон, то воины и магистриан приготовились вкусить пищи и убеждали святого вкусить вместе с ними хлеба. Он же отказывался, говоря: «Господь — пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться» (Пс.22:1); меня питает Владыка мой, Иисус Христос».

Они же снова уговаривали его, говоря:

— Вкуси, господин, чтобы ты не умер с голода и мы ради тебя не приняли наказания, если не приведем тебя ко правителю; ведь уже третий день, как ты вовсе не принимал пищи.

Святой сказал им на это:

— Я преисполнился пищи бессмертной, а потому не хочу вкушать пищи смертной. Вас питает хлеб земной, а меня питает небесное слово Божие; вас веселит вино, а меня — благодать Святого Духа; вас упитывает мясо, а меня пост; вас укрепляет бодрость телесная, а меня крест во имя Христово; вас делает богатыми золото, а меня любовь к Иисусу Христу; вас украшают одежды, а меня добродетели; вы находите веселье в смехе, а я утешаю дух мой молитвой; вы любите царя вашего временного, смертного и подверженного тлению, жаждете видеть его и исполняете его законы, а я люблю Бога и Царя моего небесного, лобызаю законы Его и желаю питаться лицезрением Его; вы ожидаете славы на земле, а я на небе; вы ищете известности между людьми, а я надеюсь получить славу на Страшном суде при воскресении праведных, когда скажет Владыка мой: «придите, благословенные отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Мф.25:34).

Когда святой говорил так, магистриан велел оседлать животных и предложил мученику сесть на одного осла, сказав:

— Три дня идешь ты, голодный; сядь хоть на животное, чтобы ты не изнемог окончательно.

Святой же не согласился сесть, сказав:

— Меня укрепляет Господь мой, Иисус Христос, а покой и отраду подает мне Святой Дух.

Затем все отправились в путь, а к вечеру пришли в одно селение, где и остановились ночевать. И когда воины сели за вечернюю трапезу, магистриан умолял святого Василиска вкусить с ними чего-нибудь, но он отказался и провел всю ночь в молитве и пении, причем сами святые ангелы пели вместе с угодником Христовым. Когда настал день, снова все отправились в путь и дошли до города Команы в четвертом часу дня. И когда приближались к городу, то услышали от многих, встречавшихся по дороге, что правитель предает казни всех, не соглашающихся кланяться идолам. Но Господь явился святому Василиску и сказал ему: «Мужайся, не бойся угроз идолопоклонников, потому что Я с тобою». Когда они вступили в город, воины, сопровождавшие святого, спрашивали жителей города:

— Где сейчас находится правитель?

Им было сказано, что правитель находится в храме Аполлона [12] и приносит там жертву богам. Магистриан, отправившись к правителю, сообщил ему, что он доставил Василиска. Правитель весьма обрадовался этому. Рассказал магистриан также и о чудесах, случившихся во время их пути, но правитель не поверил ему, заметив:

— Все это — волшебство христиан.

Затем он приказал привести к себе святого Василиска в храм Аполлона, думая принудить его здесь к принесению жертвы. Тотчас же к Василиску побежали воины правителя и насильственно повлекли святого в храм, сказав:

— Иди в храм к правителю и поклонись богам, если хочешь быть жив.

Магистриан же и воины, пришедшие с ним из путешествия, начали рассказывать воинам правителя о чудесах, которые они видели, и прибавляли:

— Поистине удивительные знамения и силу Божию видели мы, не в видении или волхвовании, но в действительности происходившие.

Потом, обратившись к святому, они сказали ему:

— Прости нам те жестокости, господин Василиск, которые мы по нашему неведению причинили тебе и помолись за нас твоему Богу!

Пока они это говорили, новые воины, пришедшие от правителя, схватили мученика и повели в храм. Святой вошел в храм с светлым лицом, радуясь о Господе, Боге своем. Увидав его, правитель спросил:

— Это ты Василиск?

— Да это я, — отвечал святой.

— Так скажи, — продолжал правитель, — принесешь ты жертву богам, или нет?

— Кто это сказал тебе обо мне, — возразил святой, — что я не приношу жертвы Богу? Я всякую минуту совершаю жертву хвалы в честь моего Бога.

Правитель же, не поняв сказанного, сказал святому:

— Хорошо; итак, принеси жертву, какому хочешь из всех наших богов.

Святой Василиск, приблизившись к идолу, спросил окружающих:

— Как называется этот бог ваш?

Ему сказали:

— Аполлон.

— Справедливо вы сказали, что он называется Аполлоном, — подтвердил святой; — Аполлон — значит губитель [13] и поистине влечет в погибель верующих в него и поклоняющихся ему, как богу, так как он не есть бог.

— А как имя тому богу, которому ты хочешь принести жертву? — спросил правитель.

— Бог мой, — отвечал святой, — неизреченный, непостижимый, невидимый и необъяснимый по Своим свойствам.

— А не имеет ли имени Бог твой? — допытывался правитель.

— В святых книгах заключены имена Бога моего, — ответствовал святой, — и, если хочешь выслушать, я сообщу их тебе.

— Назови их, — сказал ему правитель. Тогда святой мученик сказал:

— Бог мой называется Отцом и Вседержителем, Господом Саваофом [14], Царем всех, Спасителем милостивым, милосердым и долготерпеливым. Ему одному приношу я жертву хвалы!

— Какому богу хочешь приносить жертву — это для меня все равно, — только принеси, — настаивал правитель, — ты призван ведь не рассуждать, а только принести жертву.

— Так, внимай, — обратился святой к правителю, — какова моя жертва.

И подняв руки к небу, он так помолился Богу:

— Боже вечный, Творец неба и земли, внимающий всем, истинно Тебе служащим, услышь ныне и меня, раба Твоего, и сокруши в эту минуту глухого и слепого этого бесчувственного идола, да поймут нечестивые народы, какому они поклоняются богу, и устыдятся и уверуют, что только Ты — единый всесильный Бог.

Только что святой окончил молитву свою, тотчас затряслась земля, идол упал на землю и разбился на куски. Правитель и народ, бывший в храме, от страха выбежали вон, и один только святой Василиск остался в храме и пел:

— «Да восстанет Бог, и расточатся враги Его, и да бегут от лица Егo ненавидящие Его. Как рассевается дым, Ты рассей их… как тает воск от огня, так нечестивые да погибнут от лица Божия» (Пс.67:2–3).

Спустя некоторое время правитель приказал вывести святого из храма и, скрежеща зубами в злобе против него, сказал:

— О, враг богов наших! Зачем ты обещал одно, а сделал другое. Обещал принести жертву богу, а своим волшебством устроил так, что бог наш, Аполлон, упал и рассыпался.

Святой же ответил:

— Кто сокрушил вашего бога, Тот сожжет и храм его.

Едва только святой окончил эти слова, как упал с неба огонь на храм Аполлона и спалил его до основания. В страхе правитель и весь народ убежали оттуда. Потом, призвав святого Василиска, правитель обратился к нему с такими словами:

— О, как велики твои волшебства! Бога сокрушил ты, и храм его сжег!

Но святой возразил ему:

— Если бог твой поистине есть бог, как ты его называешь, то пусть он отмстит мне за себя.

— Боги наши добры, — возразил правитель, — и не причиняют никакого зла своим врагам.

— О, неразумный человек! — воскликнул святой. — Как бесы могут делать добро, будучи злы по природе своей: они и вас, своих почитателей, вовлекут с собою в ад.

— Окаянный волшебник, — убеждал святого правитель, — принеси жертву богам; в противном случае, я предам тебя лютой смерти.

На это святой ответил правителю:

— Зверь, живущий в лесу, пес, лижущий кровь, Агриппа блудный, образ диавола, мучитель беззаконный! Зачем ты еще меня удерживаешь? Я тороплюсь окончить жизнь свою!

Правитель сильно разгневался на святого и приказал усекнуть его мечом. Воины, взяв святого, повели его вон из города на усекновение к месту, называемому Диоскория; при этом множество народа провожало святого. Отдано было повеление правителем, чтобы, по усекновении, бросить тело святого в реку. «Когда усекновен был Христов [15] мученик, увидели мы (повествует святой Евсигний), которым дано видеть, страшное чудо: явилось множество святых ангелов, которые, приняв душу святого, возносили ее на небо. Господь наш Иисус Христос виден был стоящим на небе и говорящим: «Приди добрый и верный раб Мой, Василиск, войди в небесное Царствие в сонм праведных, где пребывают рабы Мои, взятые вместе с тобой на мучения за Меня». Мы, все это видевшие и слышавшие, — продолжает повествователь, — упали ниц на землю и поклонились Господу, благодаря его за то, что Он сподобил нас такого видения. Затем палач, по имени Приск, взяв тело мученика, повлек его к реке. Мы, приступив к нему (говорит Евсигний) просили, чтобы он немного подождал, пока не разойдется народ и дали ему тридцать золотых монет в выкуп за тело мученика. Он предоставил нам тело мученика, сказав:

— Смотрите, чтобы кто не узнал и не рассказал правителю об этом; будет тогда неприятность вам и мне. – Мы же, взяв честное тело, — продолжает Евсигний, — скрыли его и ночью вынесли его на вспаханное поле, похоронили и на том месте посеяли семена. В ту же ночь семена дали росток, а в следующий день дали цвет и плод. Когда мы копали мученику могилу, то некоторые из нас захотели пить воды; по молитвам святого Василиска, которого мы призвали, тотчас близ могилы показался источник воды; напившись, мы прославили и возблагодарили Бога. Источник же тот существует и до нынешнего времени, и больные, которые с верою пьют воду из него, получают исцеление».

После всего этого напал нечистый дух на правителя Агриппу, и он стал искать тело мученика, помышляя в себе: «Если бы я прикоснулся к телу Василиска, наверно я избавился бы от несчастия». И никто не смел сказать ему, что тело мученика было погребено в земле. Некоторые сказали ему: «Ты велел бросить тело в реку; для чего же теперь ищешь его?» Тогда Агриппа отправился на место, где был усечен Христов мученик, нашел там несколько капель его крови и, собрав ее своими руками вместе с земною пылью, завязал ее в пояс свой. Тотчас он освободился от нечистого духа и уверовал в Господа нашего Иисуса Христа. Спустя некоторое время, гражданин Комана, Марин, муж благочестивый, построил церковь во имя святого мученика Василиска и, вынув из земли святые его мощи, перенес их в эту церковь. От мощей святого совершалось множество чудесных исцелений от всяких болезней, по молитвам его и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому с Отцом и Святым Духом воссылается честь и слава, ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

Кондак, глас 8: Во страдании крепок и мужествен явился еси, и в чудесех предивен, явленно Христово имя преднося, мучителя посрамил еси. Тем тя почитаем Василиске, присно зовуще всечестне: радуйся мучеников светлая доброто.



Память 23 мая

Память преподобного отца нашего Михаила Исповедника

Воспоминаемый ныне святой Михаил, епископ синадский [1], носивший имя тезоименное (одинаковое) имени Архангелу небесных сил, и житие проводил ангельское, украшенное девственною чистотою и всякими добродетелями. Еще в младенчестве он был посвящен Богу, а в юношеских летах принял монашество и явился достойным служителем Богу, подвизаясь вместе со святым Феофилактом [2], епископом никомидийским [3] в патриаршество святейшего Тарасия [4], которым оба и были посланы в монастырь, находившийся на берегу Черного моря. Подвизаясь здесь в иноческих трудах, оба святые весьма преуспевали в добродетелях, и молитвы их имели великую силу у Бога. Однажды во время жатвы, когда в воздухе стояла невыносимая жара, так что от недостатка воды в том месте многие изнемогли от жажды, святые помолились Богу и, по молитвам их, сделалось так, что пустой медный сосуд источал воду, в достаточном количестве. Так Господь исполняет прошения и молитвы почитающих Его и приклоняет слух Свой к их молитвам. Это чудо напоминало собою то, прежде бывшее в пустыне, чудо, когда для изнемогавшего от жажды Израиля Бог извел воду из камня (Исх.17:6) и другое, — когда, ради Самсона (судии израильского), умиравшего от жажды, Бог источил родник живой воды из высохшей кости ослиной челюсти (Суд.15:19). После того, святейший патриарх Тарасий, видя такую добродетельную жизнь этих преподобных отцов, сиявших как звёзды на небе, признал их достойными высокого архиерейского сана. Блаженного Феофилакта он посвятил в сан митрополита Никомидии, а святого Михаила посвятил в епископы города Синад, и оба они пасли стадо Христово, своею жизнью подавая добрый пример своей пастве. Когда же отошел от здешней жизни ко Господу святейший патриарх Тарасий, а после него принял престол константинопольской церкви святой Никифор [5], снова поднялась буря ереси иконоборческой, которая уже была осуждена на седьмом вселенском соборе святых отец [6]. Нечестивый император Лев Армянин [7], заразившись той ересью, поднял гонение на Церковь Христову, отрицая почитание святых икон и называя их идолами, поклоняющихся же им подвергал мучениям и смерти. Прежде всего, он изгнал святейшего патриарха Никифора, а также и прочих православных архиереев с их престолов, а вместо них назначил своих единомышленников-еретиков, — и водворилась на святых местах мерзость запустения (Дан.9:27). В это время святой Михаил явил себя ревностным защитником православия и обличителем еретического нечестия. Укрепляемый и умудряемый благодатью Святого Духа, он противоборствовал еретикам и заграждал уста их, порицавших святые иконы. Нечестивый царь Лев, не вынося обличений святого, дерзновенно порицавшего его еретическое заблуждение, предал святителя Христова на мучения. Святой же, не страшась мучений, мужественно отстаивал свои убеждения и сказал императору:

— Я почитаю святые иконы Спасителя моего Иисуса Христа и Пречистой Девы, Его Матери, и прочих святых и покланяюсь им; твое же распоряжение не считаю возможным исполнить.

Посрамленный Лев, исполнившись гнева, осудил исповедника Христова на изгнание [8]. Гонимый из одного места в другое, много горьких скорбей и неприятностей перенес святой, пока не достиг обители небесной и не получил покоя вечного. Так кончил он праведную жизнь свою, украсившись двояким венцом, причисленный к архиереям, как архиерей, и к мученикам, как мученик, во славу Христа Бога нашего [9].

Кондак, глас 8: Яко архиерей всечестен, и благочестия священнострадалец, прещения злоименитаго не убоявся, еретическое того противление победил еси, свободным гласом велегласно вопия: иконе покланяюся Христове, и Пречистыя Того Матере. Сего ради тя почитаем Михаиле.



Страдание святого преподобномученика Михаила Черноризца

Святой мученик Михаил происходил из города Эдессы [1] и был сыном родителей-христиан. По смерти их он роздал нищим всё доставшееся ему по наследству от родителей имение и отправился в Иерусалим посетить святые места. В то время Иерусалим принадлежал уже мусульманам. Поклонившись святым местам, он удалился в обитель святого Саввы [2] и принял здесь монашество. Спустя некоторое время, он был послан своим наставником в Иерусалим продавать изделия иноков. Его встретил здесь евнух [3] мусульманской царицы Сеиды, который и взял его с собой, так как сосуды, продаваемые им, были очень красивы и хорошо сделаны, и привел к своей царице. Царица, увидав юного инока, прекрасного лицом, но тощего от пощения, прельстилась им, начала соблазнять его на прелюбодеяние и сказала:

— Будь послушен мне, и, если ты болен, я тебя вылечу от болезни.

На эти слова царицы блаженный Михаил ответствовал так:

— Я болею о моих грехах; служу же Господу моему, Иисусу Христу и не хочу слушать тебя.

Царица всячески принуждала святого к беззаконию, подобно тому, как некогда в Египте жена Пентефрия — принуждала к беззаконию Иосифа Прекрасного (Быт.39); но целомудренный Михаил не соглашался на беззаконие, так убеждая царицу:

— Нельзя мне этого делать, потому что я монах и дал обет Богу до конца дней моих непорочно сохранить чистоту моего тела.

Нечестивая же женщина та, убедившись, что целомудренный инок ни за что не захочет согласиться на ее беззаконную просьбу, исполнившись стыда и гнева, приказала бить святого палками. Затем она отправила инока, как будто бы порицателя веры их, к царю, бывшему в то время недалеко от Иерусалима. Царь, расспросив святого, приказал его развязать и убеждал его перейти в магометанскую веру. Святой же сказал царю:

— Нельзя мне оставить Бога моего и стать последователем беса.

Царь снова стал соблазнять его:

— Проси у меня, чего хочешь, и будешь царствовать со мною.

— Прошу у тебя одного из трех, — сказал ему на это святой, — или отпусти меня к моему наставнику, или крестись во имя моего Бога, или усекновением меча отошли меня ко Христу, Богу моему.

Но царь приказал дать святому чашу с смертоносным ядом. Святой же, выпив яд, остался невредим, по слову Христа, сказанному во святом Евангелии Его: «если что смертоносное выпьют, не повредит им» (Мрк.16:18). Посрамленный царь приказал отсечь рабу Христову голову мечем посреди Иерусалима [4]. Монахи обители святого Саввы, взявши тело святого мученика, понесли его в свою лавру и с почестями положили мученика Христова вместе со святыми отцами, прославляя Христа Бога, дивного во святых Своих. Аминь.

Житие преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой

В городе Полоцке жил князь, по имени Всеслав [1], имевший сына Георгия. От сего-то Георгия и родилась блаженная Евфросиния. До принятия иночества святая Евфросиния носила имя Предиславы. Будучи с самых юных лет обучена грамоте, Евфросиния усердно изучала Священное Писание и прочие душеспасительные книги. Из Священного Писания она и научилась страху Божию и усердной любви к Богу, Создателю своему. Преподобная была весьма красива лицом своим, так что, когда ей исполнилось двенадцать лет, многие славные князья просили отца Евфросинии отдать ее замуж за своих сыновей [2]. Но отроковица ни в каком случае не соглашалась отдать себя в супружество земному смертному мужу, так как уневестила себя бессмертному Жениху небесному, Господу Иисусу Христу, Сыну Божию. Все помышления преподобной были устремлены к Богу. Однако отец Евфросинии решил выдать ее в замужество за одного князя, хотя бы против воли ее. Когда Евфросиния узнала об этом, то тайно от всех ушла в женский монастырь к блаженной игумении княгине Романе и начала усердно просить постричь ее в образ иноческий. Блаженная же Романа долго не соглашалась на это, отчасти из-за юных лет Евфросинии, а отчасти из-за страха пред отцом ее; поэтому Романа советовала ей вступить в мирскую жизнь, говоря, что она еще столь юна и столь прекрасна лицом. Но увидав, что Евфросиния имела твёрдое намерение постричься для сохранения девства и приобретения Царства небесного, увидав также, что Евфросиния питала великую сердечную любовь ко Господу Иисусу Христу, Романа приказала бывшему в ее обители священнику постричь Предиславу и облечь ее в ангельский образ; при этом юной княжне было наречено имя Евфросинии. Когда родители блаженной отроковицы узнали обо всем происшедшем, то преисполнились великой скорби и тотчас направились в тот монастырь. Увидав здесь дочь свою в иноческом образе, они предались неудержимому плачу. Но блаженная Евфросиния, не смущаясь слезами родительскими, советовала им не плакать, а радоваться тому, что они имеют дочь свою обрученною Господу Иисусу Христу, Царю небесному. В монастыре преподобная Евфросиния пребывала в постоянном посте и молитвах и вместе с прочими инокинями исполняла все монастырские труды, подчиняясь всем с великим смирением. Спустя некоторое время преподобная Евфросиния начала упрашивать епископа полоцкого Илию дозволить ей поселиться в палатке, устроенной при великой престольной церкви в честь святой Софии (поступая так, блаженная Евфросиния подражала древним девам иерусалимским, в числе которых была и Пресвятая Дева Богородица; девы те жили вблизи Соломоновой церкви, в особых, устроенных при стене церковной, палатках [3]. Епископ, видя ангельское житие и серафимскую любовь к Богу святой, не воспрепятствовал доброму желанию сердца ее. И пребывала святая, как ангел Божий, в палатке при церкви, постоянно, во все дни и ночи, молясь Богу и славословя Его. В свободное же от молитвы время она писала книги своими руками и продавала их; все деньги, вырученные таким образом, она раздавала нищим. После того, как святая подвизалась уже достаточное время при церкви святой Софии, однажды ночью, она увидела во сне ангела Божия. Взяв ее за руку, ангел повел ее за город, к месту, называвшемуся Сельцем; здесь находился Софийский дворец; была также и небольшая деревянная церковь в честь святого Спаса; при этом ангел сказал блаженной:

— Подобает тебе здесь пребывать, потому что Бог через тебя на этом месте многих приведет ко спасению.

Это видение повторилось второй и третий раз. Преподобная удивлялась, недоумевая о виденном и благодаря Бога, удостоившего ее такового видения. Однако, повинуясь приказанию Божию, Евфросиния ответствовала:

— Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое!

И епископу тому явился ангел в видении и сказал:

— Веди рабу Божию Евфросинию к церкви Спасителевой, находящейся при Сельце, и посели ее при той церкви, дабы там был монастырь из посвященных Богу девиц, которых Бог хочет спасти через сию блаженную Евфросинию. Молитва ее как миро благоуханное восходит к Богу и на ней почиет Дух Святой, как на главе царевой; и как сияет солнце по вселенной, так просияет житие ее пред ангелами Божиими.

Епископ, пробудившись от сна, отправился к преподобной Евфросинии, дабы возвестить ей волю Божию. Евфросиния же поведала епископу о своем видении, и оба возблагодарили Бога. Затем епископ позвал князя Бориса, дядю Евфросинии, князя Георгия, отца ее, и многих бояр и прочих честных мужей и, передав им о видении, сказал:

— Вот я в присутствии вас даю Евфросинии место при церкви святого Спаса на Сельце, дабы был там монастырь девический. Пусть никто не препятствует ей и не отнимает у ней то, что я дал ей.

Все согласились с епископом. Затем святую Евфросинию поселили при церкви в честь Спаса и построили здесь монастырь для девиц, желавших в чистоте послужить Господу Иисусу Христу. Таким образом, святая Евфросиния стала наставницей и руководительницей для многих девиц, отрекавшихся от мира и принимавших образ иноческий. Взирая на богоугодное житие блаженной Евфросинии и все прочие девицы поощрялись к подвигам богоугодным. Спустя некоторое время преподобная послала сказать отцу своему:

— Пусти ко мне сестру мою Градиславу, дабы я обучила ее святым книгам.

Отец отпустил Градиславу. Святая Евфросиния научила младшую сестру свою чтению книжному и, поучив ее многими душеспасительными беседами, уневестила ее Христу, так как побудила ее принять образ иноческий с именем Евдокии. По прошествии некоторого времени, отец Евфросинии послал сказать ей:

— Отпусти к нам сестру твою.

Евфросиния же отвечала:

— Пусть она побудет еще некоторое время со мною, так как не вполне изучила еще Писание.

Однако родители Евфросинии в скором времени узнали о пострижении и другой дочери своей. Преисполнившись гнева, они пришли в монастырь и с горечью сердечной сказали блаженной Евфросинии:

— О, дочь наша! Что ты сделала с нами! Ты прибавила к старой печали нашей еще новую печаль, и к одной скорби еще новую скорбь! Разве не достаточно было тебе оставить нас? Вот ты и другое чадо наше, дорогое для нас, отняла у нас! Для этого ли мы родили вас, для этого ли мы воспитывали вас! Для того ли мы родили вас, чтобы вы ранее смерти своей заключились, как в гробе, в этих чёрных ризах, водворились в монастыре и лишили нас тех утех, которых мы ждали от вас?

Преподобная же Евфросиния начала утешать родителей своих душеспасительными беседами. Немного утешившись, они возвратились в дом свой, облегчая естественную печаль своего родительского сердца духовною радостью. В скором времени к преподобной Евфросинии пришла княжна Звенислава, ее родственница, дочь дяди ее Бориса. Звенислава принесла к преподобной все свои драгоценные одежды, приготовленные к бракосочетанию, и сказала блаженной:

— Госпожа и сестра моя! Я вменяю ни во что все драгоценности мира сего; эти брачные украшения я даю в церковь Спасителеву, а сама желаю уневестить себя браком духовным Господу и Богу моему и преклонить голову свою под благое и лёгкое иго Его.

Преподобная Евфросиния приняла ее с радостью и тотчас приказала постричь ее, нарекши ей имя Евпраксии. И пребывали обе подвижницы в пощениях и всенощных молитвах, единою душою служа Господу в преподобии и в правде. Заметив, что число сестер в обители день ото дня увеличивается, преподобная Евфросиния возжелала построить каменную церковь во имя Спасителя. Усердие ее, при Божием споспешествовании, увенчалось успехом. Вскоре же, в том же году была выстроена красивая каменная церковь. Надсмотрщиком за работой был некий муж, по имени Иоанн. Однажды, когда он спал ночью еще до восхождения солнца, то много раз слышал голос, говоривший ему:

— Иоанн! Встань, иди и смотри за постройкой храма в честь Вседержителя.

Однажды он пришел к Евфросинии и спросил ее:

— Госпожа, это ты посылаешь меня будить и поскорее приниматься за дело?

Евфросиния же, поняв, что голос этот был не от людей, но от Бога, отвечала Иоанну:

— Хотя бы и не я посылала будить тебя, однако ты слушайся голоса, призывающего тебя к работе и делай то, что он тебе приказывает, ибо это дело Божие.

Дело постройки храма близилось уже к концу. Недоставало только кирпичей, необходимых для постройки храма. Тогда преподобная помолилась к Богу, сказав так:

— Благодарю Тебя, Владыка Человеколюбец, всесильный Боже! Ты, даровавший нам большее, дай нам и меньшее, дабы могли мы довести до конца дело построения храма, созидаемого во славу пресвятого имени Твоего.

На следующее утро, по изволению Божию, строители нашли печь, наполненную обожженными кирпичами, и уже остывшими, притом весьма крепкими. Кирпичи эти были изготовлены невидимою рукою и в весьма непродолжительном времени, — в одну только ночь произошло это чудное дело. Все преисполнились радости и прославили Бога. Таким образом, постройка храма была доведена до конца. Вслед за тем прибыл сюда для освящения храма епископ с клиром и с князьями и все горожане; все в веселии отпраздновали освящение храма. Преподобная же Евфросиния, пав ниц в храме, со слезами молилась к Богу в таких словах:

— Ты, Господи Сердцеведец, Вседержитель, призри на храм сей, построенный во имя Твое, как некогда призрел на храм Соломонов; призри и на словесное стадо, при храме Твоем собранное. Будь милостив ко всем нам, служащим Тебе при сем святом храме. Подавай нам помощь во всяком деле благом, дабы мы благоуспешно понесли иго, возложенное на нас и шли бы во след Тебя, Жениха нашего. Ты Сам охраняй двор сей словесных овец. Будь нам Пастырем, Придверником и Стражем, дабы ни одна из сестер не была похищена волком, губящим души людей, — диаволом. Ты, Господи, будь для нас оружием и крепкою защитой, дабы не коснулось нас «зло» и «рана» не приблизилась к телу нашему (Пс.90:10), и не погуби нас за наши грехи. Всё упование свое мы возлагаем на Тебя, потому что Ты — Бог милосердый и милостивый для всех, верующих в Тебя. Тебе будем непрестанно воссылать славу до конца жизни нашей.

Затем преподобная начала поучать сестер, говоря так:

— Вот я собрала вас ради имени Господнего, подобно тому, как птица собирает птенцов под крылья свои; я собрала вас как овец Божиих на луг божественный: паситесь же в заповедях Господних, преуспевайте добродетелями от силы в силу, дабы и я с радостью, а не с печалью заботилась о спасении вашем и учила вас и дабы я возвеселилась духом, видя духовные плоды трудов ваших. Вот вы видите сами, со сколь великими трудами я посеваю на сердцах ваших слова Божии: однако иногда ваши нивы сердечные остаются как бы несозревающими, не преуспевающими в добродетели, время же жатвы приближается. Вот уже лопата на гумне, она отделит плевелы от пшеницы. Весьма боюсь, сестры мои, как бы среди вас не нашлось плевелов, которые будут преданы огню неугасимому. Поспешите же, молю вас, соблюсти себя невредимыми от греховных плевел, дабы вы могли избежать огня геенского. Приготовьте из себя чистую пшеницу Христову, совершенствуйтесь постническими трудами своими, подвизаясь во смирении, чистоте, любви и молитве, и тогда вы приготовите из себя хлеб приятный Богу.

Так поучала преподобная Евфросиния сестёр обители своей, внимательно заботившаяся о них как чадолюбивая матерь о детях своих духовных. Благодаря ее наставлениям и молитвам все инокини преуспевали в жизни добродетельной и приуготовляли из себя сосуды, достойные обитания Духа Святого. Кроме упомянутой каменной церкви преподобная Евфросиния построила еще и другую каменную церковь в честь и славу Пресвятой Богородицы. Украсив ее иконами, она передала ее инокам, для которых выстроила и монастырь при церкви этой [4]. Преподобная Евфросиния пожелала иметь в обители своей икону Пресвятой Богородицы, именуемую «Одигитрия» [5], — именно одну из тех икон, которые написал еще святой Евангелист Лука при жизни своей. Преподобная знала, что три иконы, написанные святым Лукою, находятся — одна в Иерусалиме, другая в Константинополе, и третья в Ефесе. Помолившись усердно Богу со слезами, прося Его даровать ей желаемое, она послала одного из слуг обители своей, по имени Михаила, в Константинополь к благочестивому царю Мануилу [6] и к святейшему патриарху Луке [7] со многими дарами и просила их прислать ей одну из икон Пресвятой Богородицы, написанных Евангелистом Лукою, и именно ту, которая находится в городе Ефесе. Царь и патриарх, видя великое усердие блаженной Евфросинии к Богу и к Пречистой Матери Божией решили исполнить просьбу ее и отправили посланного в Азию, которой и принес в Константинополь из Ефеса чудесную икону Пресвятой Богородицы. Отдав икону слуге обители Евфросиниевой, царь и патриарх отпустили его и дали ему грамоту, в которой выражалась похвала рабе Христовой и давалось ей благословение патриаршее. Получив честную икону, преподобная Евфросиния преисполнилась великой радости и воздала благодарение Господу Иисусу Христу и Его Пречистой Матери. Икону эту Евфросиния поставила в храме Святого Спаса, украсив ее золотом и драгоценными камнями [8]. Между тем родители преподобной Евфросинии скончались. Проведя достаточное число лет в подвигах иноческих, блаженная Евфросиния пожелала видеть святые места города Иерусалима и поклониться живоносному гробу Христову. Блаженная думала там окончить и жизнь свою, о чем усердно молилась ко Господу. Когда все окружавшие ее узнали о ее намерении, то преисполнились великой скорби. Придя к ней, все со слезами начали упрашивать ее не оставлять их и самого отечества своего. Блаженная же утешала всех с любовью душеполезными беседами, подобно тому как мать утешает детей своих. Между прочим, к Евфросинии пришел любимый брат ее Вячеслав вместе со своею супругою и детьми. Поклонившись ей, он сказал со слезами:

— Госпожа, сестра и мать моя. Для чего ты хочешь теперь оставить меня! Для чего оставляешь ты нас, свет очам моим и руководительница жизни моей!

Святая же отвечала:

— Не оставить я хочу вас, а хочу помолиться о себе и о вас на тех святых местах.

Когда блаженная Евфросиния окончила духовную беседу с братом своим, то приказала ему оставить двух дочерей его, Киринию и Ольгу у сестры своей Евдокии; ибо блаженная Евфросиния имела такой дар духовный, что на кого взирала очами своими, тотчас узнавала, есть ли в нем дух добродетели и может ли он быть сосудом избранным для Господа. Таким то образом она и знала наперед, что те две юные отроковицы, дочери брата ее, добродетельною жизнью своею угодят Христу. Когда Вячеслав ушел от Евфросинии, святая сказала дочерям его:

— Я хочу обручить вас Жениху бессмертному, дабы ввести в чертог Царствия небесного.

Отроковицы же те, усладившись ее богодухновенною беседою, умилились душою и, припав к ногам ее, сказали:

— Да будет воля Господня! Пусть твоя святая молитва устроит о нас, как тебе будет угодно.

Евфросиния, радуясь духом своим о добром намерении отроковиц тех, поучала их душеспасительными беседами и воспитывала в сердцах их любовь ко Христу. Затем, спустя некоторое время, Евфросиния призвала брата своего Вячеслава и сказала ему:

— Я хочу постричь твоих дочерей, дабы они были невестами Христовыми.

Но Вячеслав возмутился духом от слов ее и сказал ей:

— Госпожа и мать моя! Что это ты замыслила сделать со мной? Ты хочешь присоединить к одной скорби моей еще и другую скорбь; ты хочешь, чтобы я плакал, прежде всего, ради твоего удаления от нас в страну далекую; затем, ты хочешь, чтобы я плакал ради детей моих, будучи лишаем их утехи!

Супруга же Вячеславова, мать тех отроковиц, сокрушалась еще более своего мужа и весьма много и долго рыдала. Однако Вячеслав и его супруга не осмелились противиться словам блаженной Евфросинии, так как принимали слова ее, как бы слова Самого Христа, и знали, что она была истинной рабой Христовой и достойным вместилищем Святого Духа. Вслед за тем Евфросиния попросила бывшего тогда епископом Дионисия придти в монастырь, ввести отроковиц в церковь и постричь их; при этом Киринии было наречено имя Агафия, а Ольге Евфимия. Потом епископ благословил их благословением святых отцов и матерей от века Богу угодивших. Спустя некоторое время блаженная Евфросиния вручила обитель свою сестре своей Евдокии и, облобызав всех сестер, помолившись Богу и возложив всё упование на Него, направилась в Иерусалим; при этом все провожали Евфросинию, проливая горькие слёзы. Взяв с собою другого брата своего, по имени Давида и родственницу Евпраксию, Евфросиния прибыла сначала в Константинополь. Здесь она была принята с великою честью царем и патриархом. Затем, поклонившись здесь святым церквам и многим мощам святых, отправилась в Иерусалим. Придя в этот город, она поклонилась живоносному гробу Христову, потом поставила при гробе золотое кадило и принесла многие дары церкви иерусалимской и патриарху. Блаженная Евфросиния обошла и прочие достославные места в окрестностях Иерусалима; поклонившись святыням с великим умилением, Евфросиния поселилась в монастыре, называвшемся Русским и находившемся при церкви, выстроенной в честь и славу Пресвятой Богородицы. Затем снова пришла ко гробу Господню и начала молиться здесь со слезами и умилением сердечным в таких словах:

— Господи Иисусе Христе, Сын Божий, родившийся от Пречистой и Пресвятой Приснодевы Марии, ради спасения нашего, сказавший: просите и дано будет вам (Мф.7:7). Благодарю благоутробие Твое за то, что я, грешная, получила от Тебя то, что просила, ибо я сподобилась видеть сии святые места, которые Ты освятил пречистыми ногами Твоими, и сподобилась лобызать святой гроб Твой, в котором Ты почил пречистою Твоею плотью, приняв смерть ради нас. О, Преблагой Владыка! Прошу Тебя еще об одном: сподоби меня скончаться на месте святом сем. Не презри моей смиренной молитвы, Создатель мой! Приими дух мой во святом городе этом и посели меня вместе с прочими, угодившими Тебе, на лоне Авраамовом.

Помолившись так, святая пошла в упомянутую церковь, при которой поселилась. Здесь она впала в телесный недуг. Возлежа на одре болезни, она молилась так ко Господу:

— Слава Тебе, Владыка мой, Господи Иисусе Христе! Благодарю Тебя за то, что Ты послушал меня, недостойную рабу Твою, и поступил со мною так, как восхотел Ты Сам.

Желала блаженная Евфросиния быть и на Иордане, но уже не могла идти туда по причине недуга своего. Поэтому она послала на Иордан брата своего Давида и Евпраксию. Возвратившись оттуда, они принесли ей воды иорданской. Святая приняла воду ту с великою радостью и благодарением; она испила воды той и окропила ею всё тело свое. Затем, возлегши на постель, сказала:

— Благословен Бог, просвещающий и освящающий всякого человека, грядущего в мир.

Во время той болезни, имела преподобная видение ангельское, причем ей было возвещено от Бога и о блаженной кончине ее, и о уготованном для нее покое. И возвеселилась святая душою о Боге, Спасителе своем, хваля и прославляя Его за многие Его благодеяния. Затем святая послала в лавру святого Саввы [9] спросить архимандрита и братию о том, нельзя ли дать ей там места для погребения.

Они же отвечали:

— Мы имеем заповедь от святого отца нашего Саввы, — никогда не погребать женщин в обители его. Есть общежительный монастырь Феодосиев, построенный во славу и честь Пресвятой Богородицы. Там почивают многие святые жены. Там почивает и мать святого Саввы, и мать святого Феодосия, и мать святых бессребренников Феодотия, и многия другие честные жены; там подобает быть похороненной и блаженной Евфросинии.

Преподобная услыхав такой ответ, возблагодарила Бога за то, что тело ее будет положено вместе с мощами святых жен, и тотчас послала в обитель преподобного Феодосия с просьбою — приготовить место для погребения. Иноки монастыря того указали на место при церковном притворе и устроили гроб для погребения святой. Преподобная Евфросиния пролежала на одре болезни еще двадцать четыре дня. Когда приблизилось время ее блаженной кончины, она позвала священника, причастилась от него божественных Таин Христовых и посреди молитвы предала святую душу свою в руки Божии в двадцать третий день месяца мая [10]. Честное тело ее было положено во обители преподобного Феодосия, при паперти церкви Пресвятой Богородицы [11]. Затем ее брат Давид и родственница Евпраксия, возвратившись в свою родную страну, в город Полоцк, принесли сюда весть о блаженной кончине и честном погребении преподобной Евфросинии. Оплакав кончину блаженной Евфросинии, все постановили каждогодно совершать память ее во славу Отца, и Сына, и Святого Духа, всею тварью хвалимого и прославляемого, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

В тот же день празднуется обретение (в 1164 г.) мощей святого Леонтия, епископа ростовского, чудотворца.

В тот же день память преподобного Паисия галичского, бывшего архимандритом Успенского Николаевского монастыря (близ г. Галича), скончавшегося в 1460 г.

Память 24 мая

Преподобного отца нашего Симеона Дивногорца

Один юноша, по имени Иоанн, прибыл с родителями своими из Эдессы [1] в Антиохию [2]. Иоанн имел брачный возраст, и потому родители его, увидав здесь весьма красивую девицу, по имени Марфу, спросили отца и мать ее, не согласятся ли они отдать ее в замужество за сына их. Эти последние сказали об этом Марфе. Но девица не желала вступать в брачное сожительство, так как решила уневестить себя Христу, Богу и Господу своему, дабы соблюсти в чистоте девство свое. Но так как родители принуждали ее вступить в брак, то Марфа ушла от них и направилась с поспешностью в Предтечеву церковь, находившуюся близ города Антиохии. Придя сюда, она пала ниц и со слезами начала молиться ко Господу, прося Его устроить всё так, как было бы полезнее и спасительнее для нее. И было в этой церкви видение Марфе, повелевавшее ей подчиниться родителям и вступить в брак. Исполняя волю Божию, девица сочеталась с Иоанном, причем была не только его помощницею во всех житейских делах, но и руководительницею, наставлявшею его ко всякому благому делу; Марфа украшала жизнь свою пощением, воздержанием и молитвою, стремясь угодить Богу. Честная Марфа часто приходила в церковь Предтечеву и молилась здесь с великим усердием к Иоанну Предтече, прося его исходатайствовать ей у Бога своими молитвами дар, — родить дитя мужеского пола; при этом Марфа обещала посвятить его, как некогда Анна Самуила (1 Цар.1:11), на служение Богу. Спустя год после этого, в то время как Марфа, молясь здесь ночью, задремала, ей явился святой Иоанн Предтеча и сказал:

— Надейся, жена. Молитва твоя принята, и ты получишь то, о чем просишь. В знак же благоволения Божия приими вот это благоухание (при этом он дал ей кадило с благовонием); покади этим кадилом свой дом.

Пробудившись от сна, Марфа нашла в руке своей кадило, от которого исходило неизреченное благоухание.

Затем ей снова явился Предтеча Господень и сказал:

— Иди к мужу твоему, ибо ты зачнешь сына и назовешь его Симеоном. Он будет вкушать молоко лишь из правой груди твоей, левой же совершенно не прикоснется. Он будет сыном десницы; он не будет вкушать ни мяса, ни вина, ни какой другой снеди, приготовленной с искусством рукою человеческою; пищею для него будет лишь хлеб, мёд, соль и вода. Тебе следует с большим вниманием воспитывать его, как сосуд святой, предназначенный для служения Господу Богу нашему. Спустя два года после его рождения, ты принесешь его в мою церковь и здесь вы его крестите; когда младенец сподобится благодати крещения, тогда будет видно всем, что выйдет из него.

Марфа, преисполнившись и страха, и радости от такого видения, принесла великое благодарение Богу и святому Предтече Господню Иоанну. Затем, возвратившись в дом мужа своего, зачала от него, а когда исполнилось время, родила без болезни сына и назвала его Симеоном. Марфа кормила младенца правою грудью своею. Иногда же, испытывая слова святого Предтечи Иоанна, сказанные ей в видении, давала младенцу левую грудь; но младенец с плачем отворачивал лице свое от левой груди, и ни в каком случае не желал принимать из нее молока. Было дивным еще и то, что в какой день Марфа вкушала мясо или испивала вино, в тот день младенец совершенно не вкушал молока от груди матерней и пребывал голодным даже до следующего дня. Поняв причину невкушения младенцем пищи, Марфа начала воздерживаться от вкушения мяса и вина и так питала имевшего быть великим постником, сама пребывая в постоянном посте и молитве. После того как младенцу исполнилось два года, родители принесли его в церковь Предтечеву и крестили здесь. По крещении же младенец тотчас заговорил, ясно сказав следующие слова:

— Имею отца, и не имею отца; имею матерь, и не имею матери!

Эти слова он повторял в течении семи дней. Родители весьма удивлялись этому и предвидели, что их младенец будет подражателем не земных дел, а небесных. Когда младенец был вскормлен материнским молоком, то его стали питать хлебом, мёдом и водою, так как мяса он ни в каком случае не хотел вкушать, точно так же как не вкушал и ничего вареного. Когда младенцу пошел шестой год, случилось землетрясение в Антиохии (в царствование Юстиниана Великого) [3]. Во время этого землетрясения упал каменный дом, в котором жили родители Симеона, причем отец его умер, будучи убит упавшим домом, мать же осталась живою, так как, по усмотрению Божию, во время этого землетрясения вышла из дома и пребывала в храме; младенец Симеон точно так же находился тогда не в доме своем, но в церкви святого первомученика Стефана, где и был сохранен Богом целым и невредимым. Выйдя из церкви, Симеон не знал, какою дорогою идти ему к себе домой, так как всюду валялись обломки от разрушенных домов. Не найдя дома своего, он долго блуждал, ходя по развалинам Антиохии; наконец, одна благочестивая женщина, знавшая его родителей, взяла его на свои плечи и принесла на гору, находившуюся неподалеку от города, где она сама проживала. Блаженная же Марфа, мать Симеонова, узнав, что дом ее обрушился и подумав, что с мужем ее погиб и ее сын, будучи задавлен каменными стенами, предалась великому плачу. Спустя семь дней после этого ей явился святой Иоанн Предтеча и сказал, что отрок ее жив, указал также и место, где он находился. Марфа тотчас отправилась к горе той. Придя туда, она нашла Симеона у упомянутой женщины, причем эта последняя с удивлением сказала матери Симеоновой, что отрок в продолжении всех тех семи дней не вкушал ничего, кроме небольшого количества хлеба и воды. Взяв его, мать вместе с ним направилась к церкви Предтечевой и принесла здесь благодарение Богу и Его угоднику Иоанну Предтече за сохранение отрока живым; потом возвратилась к себе. Однажды, когда Марфа размышляла сама в себе о видениях, бывших ей о отроке, и о многих удивительных делах, уже совершившихся относительно отрока, она недоумевала, что выйдет из ее сына; уснув, она имела такое видение: ей показалось, что она получила крылья и поднялась на высоту, держа в руках своих отрока; вознося его в дар Господу, она говорила:

— Я желала бы видеть, чадо мое, таковое твое восхождение. Да отпустит с миром Создатель мой меня, сподобившуюся быть благословенною многими женами, ибо я отдаю Всевышнему плод чрева моего.

После этого Марфа поселилась с сыном своим на некотором месте, находившемся в Антиохии и называвшемся «Херувим». Название это было усвоено месту тому по следующему поводу: Тит, сын Веспасиана, императора римского [4], завоевав Иерусалим, взял из иерусалимского храма двух золотых херувимов, стоявших над кивотом завета, и принес их в Антиохию. То самое место, где были поставлены эти херувимы, и называлось «Херувимом». В то время как блаженная Марфа пребывала здесь вместе с отроком своим, Симеону было такое видение: он видел Господа Иисуса Христа, сидевшего на высоком престоле, причем к Нему со всех сторон стекалось много праведников; пред престолом была открыта книга жизни, по которой творился суд; на востоке виднелся рай сладости, на западе же геенна огненная. Затем Дух Святой сказал Симеону:

— Слушай, отрок, и уразумевай всё, что здесь видишь; постарайся угодить Богу, и тогда ты сподобишься одинаковой чести и славы с прочими святыми и получишь неизреченные блага, приготовленные для всех, любящих Господа.

После этого видения, отрок преисполнился премудрости божественной и получил откровение и видение многих неведомых и чудесных тайн. Спустя некоторое время Симеон увидел некоторого мужа, дивного лицом, облеченного в белые одежды, сказавшего ему:

— Последуй за мною.

Симеон последовал за ним. Муж, явившийся ему, привел его в страну тиверинскую, находившуюся рядом с Селевкиею. Муж привел отрока на место, называвшееся Пила. Здесь отрок пребывал в горе пустынной, живя со зверями, как с агнцами. Он имел своими сожителями только зверей, так что никто из людей не видал его. Ночью и днем его осиявал свет неизреченный. Принимал пищу Симеон из рук того светлого мужа, который привел его сюда. Муж тот часто являлся ему, поучал его во всем и подавал ему в свое время пищу. Спустя некоторое время, по наставлению того же мужа, Симеон взошел на верх горы и нашел здесь небольшой монастырь, игуменом которого был блаженный Иоанн, стоявший на столпе. Этот игумен имел частые видения, предуказывавшия, что к нему придет блаженный отрок Симеон: так, например, он видел отрока в белой одежде, иногда направлявшимся в монастырь на колеснице, иногда летающим по воздуху и парящим над монастырем, иногда стоящим на светлом столпе и с столпом приближающимся к монастырю. Видел сей блаженный Иоанн и ангела, показывавшего ему на отрока того и говорившего:

— Вот это тот, через которого ты получишь спасение.

Обо всех этих видениях игумен Иоанн говорил инокам, пребывавшим вместе с ним. Когда же, по Божию усмотрению, в его монастырь пришел блаженный Симеон, то иноки весьма удивлялись тому, что столь малое дитя, не имевшее еще и шести лет, могло одно ходить по такой пустыне и найти монастырь. Игумен же Иоанн, увидав Симеона со столпа своего, понял, что это был именно тот отрок, какого он неоднократно созерцал в видениях своих. Весьма возрадовавшись всему происшедшему, Иоанн призвал Симеона к себе, взял на руки свои и облобызал его, со слезами благодаря Бога. Отрок же был лицом весьма красив, белокур волосами, взор его был чист и светел, являвший всем душевную доброту его; отрок был кроток, молчалив, скор на ответ, разумен в слове, преисполнен дарований небесных. Симеон пребывал в монастыре том отдельно от всех, содержа уста свои в молчании. Пощение его было таково: иногда через три дня, иногда через семь, а иногда через десять вкушал он горох, размоченный в воде и пил очень немного воды. Видя всё это, игумен Симеон весьма дивился. В монастыре том жил один простец, пасший стада. Увидав вышеестественное пощение отрока того, он разжегся диавольскою завистью к нему и замыслил убить его. Но когда он начал приводить в исполнение свой злой умысел, тотчас рука его засохла; он разболелся всем телом своим, так что был уже недалек от смерти; вследствие этого он исповедал грех свой игумену и блаженному Симеону и покаялся в нем. Отрок же, будучи незлобивым, не только простил ему грех его, но и помолился об его исцелении Богу, и тотчас, лишь только он коснулся иссохшей руки его, она исцелела и всё тело человека того стало здравым. С этого времени игумен и братия стали еще больше почитать сего блаженного отрока, так как видели в нем того, кого Бог предъизбрал на служение Себе еще от чрева матери. Спустя некоторое время блаженный Симеон начал усердно просить братию построить ему столп близ столпа аввы Иоанна; согласно его желанию столп был выстроен при столпе Иоанновом. Отрок взошел на него, имея всего лишь семь лет от роду, будучи облеченным в образ иноческий блаженным Иоанном. И стоял он на столпе, подражая авве Иоанну. При начале его подвига столпного, ему явился Господь наш Иисус Христос в виде Отрока, сиявшего неизреченною красотою. Увидав Сего Отрока, святой Симеон воспламенился к Нему любовью от всего сердца своего. Познав же, что это был Бог и Господь его, он с дерзновением спросил Его:

— Господи, как Тебя распяли иудеи?

Господь же, распростерши Свои руки крестообразно, сказал ему:

— Вот так Меня распяли иудеи; впрочем Я Сам благоизволил дать Себя на распятие. Ты же мужайся и крепись, сраспинаясь Мне во все дни жизни своей.

С этого времени святой Симеон как бы забыл совершенно свое тело и уподобился бесплотным тварям, проводя жизнь ангельскую и превосходя подвигами своими даже старца Иоанна. Иоанн пел каждую ночь по тридцати псалмов, а Симеон по пятидесяти, а иногда по восьмидесяти, часто же и всю псалтирь пропевал в одну ночь, совершенно не предаваясь сну; и днем святой непрестанно славословил Господа. Старец же, щадя юность Симеона и опасаясь, как бы он не изнемог от столь великих трудов, увещевал его, говоря так:

— Чадо! Оставь свои, превосходящие силу человеческую, труды, так что ты даже нам не даешь уснуть; для тебя слишком достаточно, что ты от рождения своего сораспялся Христу; необходимо тебе иметь некоторое, хотя бы малое, попечение и о теле твоем; необходимо тебе предаваться хотя бы краткому сну и принимать пищу в меру, дабы ты мог до конца выдержать подвиг постнического жития; ведь пища и питие не оскверняют человека, как говорит Сам Господь в Своем Писании святом: «всё движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам всё» (Быт.9:3).

Отвечал старцу блаженный Симеон:

— Хотя пища и не оскверняет человека, но она рождает греховные помыслы, помрачает ум, укореняет страсть, претворяет духовного человека в плотского, устремляет мысли его к земным вожделениям; нам же, инокам, подобает днем и ночью поучаться в законе Господнем, дабы не подпасть под обольщение сонное, и не впасть в уныние, как говорит пророк: «Душа моя истаевает от скорби» (Пс.118:28). В особенности для славословия Божия должно отверзать уста с недремлющею бодростью, и тогда мы привлечем на себя благодать Духа Святого. Впрочем, что тебе, честной отец, до слов моих? Я для себя самого, но никак не для других, указываю закон, ибо мне необходимо удручать свое юное тело столь великими подвигами.

Удивился весьма старец такому благоразумному ответу юного отрока. Однажды, когда Симеон был осиян светом от Духа Святого, ему было открыто всё диавольское царство и все демонские мечтания, ибо он видел самого князя тьмы, сидевшего на престоле большом, имевшего венец, блестевший на голове его, причем полки демонов предстояли ему; пред лицом же князя тьмы виднелись все мирские обольщения, уготовляемые им: золото, серебро, камни драгоценные, маргариты; всё это находилось как бы в некоем болоте; всюду слышались гласы труб, свирелей и прочих музыкальных инструментов. И виден был грех в образе красивой женщины, за которой следовали слуги-искусители, соблазняющие людей ко греху: виден был дух суеты, дух нечистоты, дух лености и дух сребролюбия; виден был змий, никогда не насыщавшийся устами своими, готовый пожрать весь мир. Эти духи-искусители пытались склонить ко греху и Симеона; они призывали его ко греху различными лукавыми словами, но он, оградившись обычным оружием своим, — знамением честного креста, — и призвавши имя Христово, всегда отгонял от себя все те мечтания демонские, подобно тому как солнце прогоняет тьму. Посмотрев же на церковь, Симеон увидел престол Божий, от которого исходила слава Божия, осиявшая и Симеона; при этом к святому Симеону был послан из церкви один из патриархов, имевший в руке своей миро благоуханное; возлив его на голову Симеонову, он сказал:

— Силою помазания сего да прогонишь бесов! Препоясавшись божественною силою свыше, да сечешь их тысячами и да победишь их десятками тысяч. Дерзай же, надеясь на Создателя твоего, ибо «Враг не превозможет его, и сын беззакония не притеснит его» (Пс.88:23).

С этого времени блаженный Симеон принял власть над духами нечистыми и изгонял их из людей, которых исцелял и от всяких других болезней. Однажды раб Божий Симеон столпник обратился с такими словами к блаженному старцу:

— Отче! Не так давно, всего несколько дней тому назад, Господь открыл мне власть сатаны и все его пагубные богатства; я видел всю лесть и коварство его, с каким он ведет борьбу с людьми добродетельными.

Иоанн же отвечал Симеону:

— Бог да соблюдет тебя, чадо, от всех козней его.

Симеон сказал:

— Хотя бы нечестивая сила демонская и замыслила причинить нам много зла, она нисколько не успеет в этом.

Старец же, видя, что отрок вменяет ни во что искушения демонов, и, опасаясь, как бы он не впал в высокоумие, сказал ему:

— Во всяком случае, чадо, нам следует опасаться многоразличных козней демонских, и недостаточно уповать лишь на добродетель нашу; ибо враг наш обулся в железные сапоги [5], стараясь всегда вовлечь в искушение иноков; и всегда, как только он видит удобный случай, воздвигает тяжкую брань на иноков. Нам же необходимо всегда молиться к Богу и призывать на помощь Еммануила [6], дабы Он был всегда с нами и поразил всю силу вражию.

В то время как святые беседовали так, сатана, слышавший их разговор, преисполнился ярости и начал скрежетать зубами на юного подвижника; затем начал устрашать его различными мечтательными образами, превращаясь то в лютых змей, то в зверей, устремляясь на него каждой день и каждую ночь и как бы намереваясь его пожрать. Блаженный же Симеон, имея своим помощником Бога Всевышнего, ограждая себя знамением крестным, говорил:

— Не убоюсь «ужасов в ночи, стрелы, летящей днем, язвы, ходящей во мраке, заразы, опустошающей в полдень» (Пс.90:5–6).

В декабре месяце ночью, именно во вторую стражу ночную, диавол, собрав все свои полчища, направился внезапно к святому Симеону и, сорвав крышу, устроенную над столпом, свергнул блаженного Симеона со столпа вниз. Но отрока охраняла рука Божия; поэтому святой стоял у столпа как невредимый, бодрый духом, ибо он нисколько не устрашился нападения вражеского. Затем диавол воздвиг с моря бурный и резкий ветер; поднялась буря, слышались удары грома, виднелась молния, ударявшая всю ночь по столпу Симеонову. Преподобный же Иоанн, думая, что Симеон был уже убит громом и молниею, начал плакать и просил иноков пойти и посмотреть, жив ли отрок и на столпе ли он. Иноки же не отвечали Иоанну, ибо, из страха пред наваждением тем бесовским не выходили из келлий своих; были же среди иноков и такие, которые питали ненависть на отрока Симеона, поддаваясь искушению демонскому. Иноки говорили друг другу:

— Где же пощение отрока того, превосходящее силы человеческие? Где подвиги его? Где чудодействия? Пусть поможет теперь сам себе!

Блаженный же Симеон, услыхав, что старец Иоанн плачет о нем, громко воззвал к нему, говоря:

— Не скорби обо мне, отче, ибо я нисколько не пострадал ни в чем, будучи охраняем благодатью Христовою; диавол же посрамлен.

Когда наступило утро, иноки отправились к столпу Симеонову, думая, что найдут отрока уже мёртвым, но, увидав его живым и радостным, как ангела Божия сиявшего лицом своим, постыдились. С укоризною от старца Иоанна ушли они, посрамленные, в келлии свои. О блаженном Симеоне услышал Ефрем, архиепископ антиохийский. Узнав, в сколь великих подвигах проводил он жизнь свою, Ефрем пришел к нему и, увидав отрока, столь юного телом, но уже достаточно совершенного в добродетельной жизни, сораспявшего себя Христу, прославил Бога и со слезами возвратился в город свой, рассказывая всюду на пользу граждан строгое постническое житие раба Христова. С этого времени к блаженному Симеону начали приходить многие как из иноков, так и из мирян, — одни для того, чтобы видеть его, другие для того, чтобы насладиться его боговдохновенною беседою и, наконец, третьи затем, чтобы исцелиться от телесных недугов своих, видя в Симеоне безмездного врача и целителя. Однажды блаженный Симеон попросил себе у приходивших к нему крепкую и жесткую вервь и тайно от всех обвил ею тело свое, так что вервь проникла до костей его; тело его покрылось язвами, из которых изливалась кровь; власяница, будучи смочена кровью, прилипла к телу святого; начала уже гнить плоть его, но святой Симеон мужественно переносил подвиг свой; наконец начал исходить смрад от гнившей плоти его. Иноки, восходившие к нему на столп, не знали сначала, откуда исходит этот смрад; потом же, поняв великий подвиг святого, возвестили обо всем авве Иоанну. Иоанн, ужаснувшись столь великому подвигу, приказал мало-по-малу вынуть верёвку из тела Симеона и запретил ему предавать тело свое столь лютым мучениям. Блаженный Симеон имел и благодать учения, исходившую как река из уст его. Созывая братию, старец Иоанн приказывал говорить Симеону поучение и сам с любовью слушал его. И был таким образом юный отрок мудрым и полезным учителем для старых, ибо уста его были преисполнены благодати Духа Святого. Старец Иоанн называл Симеона за его дар учительства новым Давидом; говорил ему и о видении, которое он имел относительно него во сне, а именно, говорил, что видел как бы некую божественную силу, имевшую в правой руке своей сот медовый, истекавший над главою отрока. Другой старец спросил однажды братию, указывая на столп Симеонов:

— Водятся ли голуби в столпе этом?

Братия отвечали ему:

— Нет.

Тогда старец сказал:

— Я видел голубя, светлого видом, влетевшего к отроку через дверцу, затем через час вылетевшего от него и поднявшегося к небесам.

В то время как старец тот беседовал с братиею, блаженный Симеон имел видение: ему казалось, что он был восхищен на высоту и облетал всю вселенную, как бы имевший крылья; затем ему представлялось, что он был возведен семью лестницами на высокую гору, где, подобно святому Апостолу Павлу, видел то, чего «не видел глаз», слышал то, чего «не слышало ухо» (1 Кор.2:9). Святой Симеон, спускаясь оттуда, спросил водившего его:

— Что это я видел?

Тот же отвечал:

— Это семь небес, на которые ты был восхищен.

Затем святой увидел рай, и прекрасные сады, и пресветлые и пребольшие палаты, и источник мира, протекавший там. Здесь преподобный не видел никого, кроме Адама и благоразумного разбойника. Когда Симеон пришел в чувство, то сказал о всем виденном старцу Иоанну. Тот же, выслушав, сказал:

— Чадо! Благословен Бог, даровавший тебе таковую благодать.

Между тем отрок преуспевал все более и более в трудах постнических. Если к нему приходил кто-либо, не имевший одежды, то он, сняв с себя одежду свою, отдавал пришедшему, сам же пребывал нагим; так поступал он не только летом, но и зимою. Старец же Иоанн не один раз облекал его в одежду, хотя он и не хотел этого, опасаясь, как бы отрок не умер от холода и стужи. Но отрок, ударяя себя в грудь, плакал, говоря:

— Горе мне окаянному! Вот святые сорок мучеников ради имени Христова терпели и холод, и стужу в озере [7], а я боюсь и немного померзнуть. Как же в таком случае я спасусь от вечного скрежета зубного? Каким образом я могу получить одну участь со святыми?

И рыдал Симеон такими и им подобными словами долгое время. Старец же, огорчившись, сказал:

— Что еще хочешь сделать с собою, Симеон? Вот у тебя лишь недостает ножа, чтобы ты им умертвил себя!

Спустя некоторое время Симеон придумал такое мучение для плоти своей: он сел на ногах своих и не вставал в продолжении целого года; бедра и голени преподобного начали вследствие этого гнить, так что от гниения распространялся кругом смрад. Авва Иоанн, призвав врача, просил его уврачевать язвы Симеоновы, но Симеон, улыбаясь, сказал:

— Жив Господь мой! Да не прикоснется ко мне рука или помощь человеческая.

Господь же благодатью Своею подал ему здравие, и встал отрок, будучи здрав обеими ногами и бедрами, так что не имел на них совершенно никаких следов язв от ран. Став на колена, святой возносил долгое время благодарение Богу за свое исцеление. Когда наступил праздник святой Пятидесятницы, утром праздничного дня блаженный Симеон спросил преподобного Иоанна:

— Отче, кто достоин приятия Духа Святого, подобно тому, как Его приняли святые Апостолы в языках огненных? (Деян.2:1–4).

Старец отвечал ему:

— Не ищи того, что выше тебя, и не расследуй того, что недоведомо тебе; размышляй же о том, что тебе повелено.

Отрок сказал на это:

— В Священном Писании сказано: «Желание боящихся Его Он исполняет, вопль их слышит и спасает их» (Пс.144:19).

Сказав так, отрок возвел очи свои к небу и из глубины сердечной помолился Богу в таких словах:

— Господи, пославший Дух Твой Святой на святых Твоих учеников и Апостолов, пошли дар благодати Твоей и на меня; «вразуми меня, и научусь заповедям Твоим» (Пс.118:73), ибо Ты можешь «из уст младенцев» (Пс.8:3) совершить Тебе хвалу. Ниспошли мне Духа Твоего Святого, дабы я возвестил людям слова жизни вечной.

В то время как святой молился так, на него сошел Дух Святой с неба в виде свечи горящей и преисполнил сердце его премудростью и разумом, так что святой начал многое говорить, поучая всех от Божественного Писания; никто не мог противиться премудрости обитавшего в нем Духа. И не только устами, но и письменами святой поведал много душеспасительных бесед об иночестве, покаянии, о воплощении Христовом, о будущем Суде; кроме того, — он истолковал многие неудобовразумительные места Священного Писания. Старец Иоанн весьма дивился таковому дару юного отрока и говорил:

— На этом отроке исполнилось то, что написал Давид: «слово Господне испытало его» (Пс.104:19). Теперь я понял, что он совершит многие дивные дела, почти столь же славные, как и дела Апостолов.

И все прочие иноки весьма дивились отроку, и начали даже его бояться, поражаясь не только учением его, но и чудесами, им совершаемыми. Некоторые из иноков тех видели в сонном видении три чертога, три престола в них и три венца, лежавшие на престолах. Когда иноки те вопросили, кому приготовлена таковая слава, то слышали голос, говоривший:

— Симеону отроку!

Преподобный же Симеон, сияя своим ангельским житием как солнце, всё более и более воспарял от всего земного к небесному. Он захотел подвизаться на еще более высоком столпе, почему для него и был построен столп, имевший в высоту сорок ступеней. Когда Симеон приготовился восходить на столп этот, то, узнав об этом, к нему пришел архиепископ антиохийский, также и епископ селевкийский, слышавшие ранее о подвигах юного отрока. Придя в монастырь с клиром своим, они, взяв с благоговением блаженного отрока, повели его с возженньми свечами сначала в церковь, — во святой алтарь, где посвятили его в сан диакона, а затем с пением псалмов возвели его на столп тот. И пребывал на этом столпе святой Симеон восемь лет. Старец Иоанн весьма сокрушался сердцем своим об отроке, ибо не видел лица его. Симеон же, подвизаясь на высоком столпе, всем являл свое ангельское житие, уподобляясь херувимам, и постоянно славословил Бога. Но дабы ни один человек не хвалился и не превозносился пред Богом, Бог попустил сатане воздвигнуть на Симеона тяжкую брань плотскую: сатана хотел осквернить его сонными мечтаниями, но отрок мужественно противился искушению; Симеон не давал сна очам своим и усердно молился ко Господу, прося Его быть помощником против восстающего на него врага. Потом Симеон увидал некоего честного мужа, светлого лицом, седого волосами, сходившего с неба, облеченного в ризы священнические и имевшего в руках чашу с божественными тайнами Тела и Крови Христовых; при этом весь воздух наполнился несказанным благоуханием; когда тот светлый муж подошел к блаженному Симеону, то причастил его святыми и животворящими Тайнами и сказал:

— Мужайся, и да крепится сердце твое! С этого времени сонные мечтания не будут беспокоить тебя, только следи за мыслями своими со тщанием и уповай на Бога.

Святой же Симеон, преисполнившись по случаю видения премногой радости и несказанной сладости сердечной, восхвалил Бога. Блаженный отрок охранял себя как от различных небогоугодных мыслей, так и от бесед с людьми: каждый день он заключал себя до часа девятого, и ни с кем не желал беседовать, кроме одного Бога. Между тем наступило время блаженной кончины аввы Иоанна столпника. Предвидя эту кончину, блаженный Симеон послал сказать Иоанну:

— Не печалься, честной отец, если услышишь о дне кончины своей, ибо смерть — общая участь всех людей. Я знаю, что ныне Христос Бог призывает тебя к упокоению, дабы ты после своих трудов почил вместе с прочими святыми. Дай же мне, честной отец, благословение Авраамово и помяни меня, когда придешь поклониться престолу славы Пресвятой и Единосущной Троицы; помолись о нас, дабы и мы, победив мир, получили бы Царство небесное, и увидели бы в нем друг друга.

Иоанн, выслушав слова эти, не усомнился в истинности их; не испугался он и сердцем своим, потому что всегда был готов к смерти, хотя в это время он не страдал никаким недугом, будучи совершенно здрав телом своим. Иоанн отвечал Симеону через посланного:

— Да благословит тебя, чадо мое, Бог Отец, Которого ты взыскал, и Единородный Сын Бога Отца, Которого ты возлюбил, и Животворящий Дух Божий, Которого ты вожделел всем сердцем своим. Единое Божество Пресвятой Троицы да будет тебе крепостью и защитою и да наставит Оно тебя и утешит тебя. Да будут благословлены все те, кто тебя будет благословлять, проклинающие же тебя будут прокляты. Да даст тебе Господь честь и славу за то, что ты почитал меня, духовного отца твоего, как отца плотского. Да получит благодать и милость от Господа и мать твоя блаженная, много мне послужившая.

Братия, стоявшие около старца, услыхав таковые слова, преисполнились страха и спросили блаженного Иоанна:

— Что это ты, честной отец, завещаешь относительно отрока Симеона?

Старец же отвечал:

— Я весьма желаю, чтобы все вы были подражателями Симеона в его пламенносердечной молитве к Богу; да сподобитесь и вы молитвенной помощи сего отрока, ибо он — сосуд, избранный Самим Богом, великий и честной.

Затем авва Иоанн поучил братию душеспасительными беседами и помолился о них; потом возлег на постель как бы затем, чтобы почить некоторое время, и вскоре же уснул сладким сном на веки, нисколько не поболев телом, — и так отошел к прочим блаженным отцам. По кончине блаженного старца Иоанна святой Симеон начал подвизаться еще большими трудами. Порядок жизни его был таков: с раннего утра до часа девятого он молился, после девятого часа упражнялся в чтении книг и их переписывании до захождения солнца, по захождении же солнца снова начинал молиться и всю ночь пребывал без сна в постоянной молитве до дневной зари. Когда же наступал день, Симеон позволял сну, как бы рабу некоему, приступить к нему на непродолжительное время. Подремав немного, он вскоре же вставал и начинал свое обычное правило молитвенное. Во время молитвы своей он держал в правой руке своей фимиам, который без горящих углей распространял кругом себя благоухание. Иногда слышался ему голос как бы большой толпы народной, находившейся в воздухе, подпевавшей ему и возглашавшей:

— Аллилуия!

Это был глас святых ангелов. Часто святой проводил дни и ночи совершенно без сна. Однажды он совершенно не предавался сну в течении тридцати дней и тридцати ночей, моля Бога отогнать сон от очей его. И было сказано ему от Бога:

— Подобает тебе, хотя бы и на малое время, упокоить тело свое сном.

Диавол же, не вынося столь славного подвига блаженного Симеона, опять вооружился на него со всем полчищем своим, покушаясь устрашить его различными мечтательными образами; иногда он преображался в змей, иногда в различных зверей, устремлявшихся пастью своею на святого; иногда превращался в какую-то необычную птицу, имевшую лицо как у отрока и устремлявшуюся на преподобного; иногда же являлся ему в виде многих воинов, шедших на брань с великими криками, намереваясь согнать святого со столпа и повергнуть самый столп на землю. Однажды диавол ударил по столпу большим камнем; столп наклонился, как бы готовясь упасть, но невидимая сила Божия поддержала его и выпрямила. В другой раз демон явился в виде девицы, чёрной лицом, бесстыдной нравом, пытавшейся обнять руками своими шею святого и говорившей:

— Последний раз я борюсь с тобою, и если ты одолеешь меня, то отойду от тебя до времени.

Все эти и им подобные мечтания и привидения демонские святой прогонял молитвою и знамением честного креста. Имел святой и божественное дивное видение: он видел небо отверстым и Господа нашего Иисуса Христа, окруженного неизреченным сиянием, как бы каким пламенем огненным; Господу предстояли святые архангелы, Михаил и Гавриил, один по правую сторону, а другой по левую. Под ногами Господа находилось багряное облако. Увидав все это, святой Симеон поклонился Господу своему и простер руки свои к Нему, прося Его споспешествовать по милости Своей ему в принесении плодов благих. Христос же Господь благословил Симеона трижды Своими перстами. Затем, посмотрев вниз, Симеон увидел на земле весьма много бесов, имевших различные образы: одни из них имели образ диких кабанов, другие козлов. И дал Господь власть Симеону над всеми теми бесами, дабы он мог прогонять их. В знак же власти этой был дан от Господа Симеону жезл финиковый. Тотчас же все бесы бежали от лица Симеонова и пропали неизвестно где. Блаженный Симеон прогонял и всех лукавых духов из людей, которых приводили к нему и которые были одержимы бесами; исцелял святой и многие другие болезни и даже воскрешал мёртвых. Так однажды ко святому пришел один человек, у которого умер сын. Припав со слезами к святому, человек тот просил угодника Божия спасти его от столь великой беды и помолиться Богу о умершем сыне его. Святой же, принеся молитву Богу, сказал тому человеку:

— Иди во имя Господне! Сын твой жив!

Человек тот поверил словам святого. Придя в дом свой, он действительно нашел сына своего воскресшим из мертвых. Взяв его, человек тот направился вместе с ним к святому с радостью неизреченною и принес благодарение Богу и угоднику Его, святому Симеону. Потом Симеон опять увидел Господа и Бога нашего, Которому предстояли чины ангелов; при этом первейшие из ангелов держали в руках своих венец царский, украшенный драгоценными камнями; на верху венца находился крест, блиставший как молния. Этим венцем ангелы хотели венчать Симеона на царство. Увидав всё это, Симеон сказал ангелам:

— Не отнимайте у меня власяницы, в которую я облекся ради имени Христова.

Ангелы же отвечали ему:

— За это ты и восприимешь уготованный тебе венец Царствия Христова, и облечешься как в багряницу в благодать Святого Духа, и воцаришься вместе с прочими святыми в бесконечном Царствии.

Блаженный же Симеон, воззрев на Господа, сказал:

— Господи и Творец всего! Если Ты благоволишь сподобить меня славы святых Твоих в Царствии Твоем, — то, молю Твою благость, сделай так, чтобы я не вкушал тленной пищи человеческой!

И услышал Симеон, что Господь соизволял прошению его. Вслед за тем к блаженному приступили ангелы, возложили на постническую власяницу его пресветлую одежду царскую, увенчали венцом голову его и воспели велегласно, говоря так:

— Весьма славен Христос, Бог, Царь неба и земли; да будет похваляем и раб Его Симеон!

После этого видения святой Симеон уже совершенно не вкушал земной пищи до самого конца жизни своей, но питался лишь небесною пищею, приносимою ему ангелом. О том, сколь великие чудеса сотворил святой Симеон и сколь славны были подвиги его, — повествуется весьма многое; здесь же предлагается немногое из многих подвигов блаженного Симеона. Однажды святому Симеону были открыты все те беды, которые в скором времени должны были постигнуть город Антиохию и все его окрестности: Симеон видел ангела, парящего в воздухе над городом Антиохиею с мечем в руке. Тогда святой начал с усердием молиться ко Господу от всего сердца своего, ходатайствуя за город Антиохию пред Богом как новый Моисей и прося Господа отвратить гнев Свой от народа. И сказал ему Господь:

— Вот до Меня дошел вопль грехов города сего; поэтому Я разгневался на сей город, и погублю его, послав на него огонь, меч и смерть. За то, что город сей раздражил Меня грехами своими, Я отдам его в плен народу неразумному.

Святой Симеон говорил об этом видении всем, приходившим к нему городским жителям и увещевал их покаяться в грехах своих. Спустя непродолжительное время действительно Господь воздвиг на Антиохию Хозроя, царя персидского (деда юного Хозроя, взявшего в пленение животворящее древо креста Господня в Иерусалиме) [8]. Хозрой пришел с большим воинством персидским и халдейским и начал жестокую брань с гражданами города Антиохии. Блаженный же Симеон, пребывая на столпе и будучи укрываем Богом от варваров, пришедших в страну ту, с усердием молился ко Господу, прося Его отвратить гнев Свой от города и не отдавать его в руки врагов; однако не мог умолить Бога и утолить праведного гнева Божия. Было святому Симеону новое видение: находясь в восторге, он увидел пред собою пресветлый крест, и при кресте двух ангелов, имевших в руках напряженные луки с приготовленными стрелами. И сказали ему ангелы:

— Этот крест послал тебе Господь для твоей защиты в знак мира, ибо тебя не коснется гнев Божий, направленный на страну эту; стрелы же эти приготовлены для отогнания врагов, если они восхотят приблизиться к этому месту, где подвизаешься ты. Мы поставлены для твоей защиты.

Потом Симеон увидел в видении, что город был взят; посреди его проходили враги; всюду слышался вопль и плач великий; при этом одни из граждан были усекаемы мечем, другие уводились в плен, иные же прыгали со стен городских и предавались бегству; в числе этих последних он видел и двух иноков его монастыря, которые, испугавшись варварского нашествия, оставили монастырь и гору и убежали в город; но в то время, когда эти иноки бежали из города, их настигли варвары, причем один из них был убит мечем, а другой уводился в плен. Всё то, что видел святой, в скором времени действительно сбылось спустя всего лишь несколько дней после видения. Город Антиохия был взят неприятелями, предан мечу и огню, причем многие граждане были отведены в плен. Но по молитве святого Симеона некоторые граждане избегли руки варваров. Так, когда варвары вошли в город, то многие граждане успели выбежать из него другими воротами, еще не занятыми неприятелем; много граждан также бежали, перескочив через стены городские. Беглецы укрывались в горах и пустынях, охраняемые милосердием Божиим, за исключением упомянутых ранее двух иноков. Приходили варвары и к той горе, на которой находился монастырь и столп Симеонов, но возвращались ни с чем; ибо гора была покрываема от них, как некогда гора Синайская, мраком и облаком (Исх.19:16), так что варвары не видели ни монастыря, ни столпа. Многие из неприятелей были устрашаемы и обращаемы в бегство какою-то невидимою силою; они бежали в столь великом страхе, как будто за ними гнались полчища вооруженных воинов; ибо молитва святого Симеона была страшным и непобедимым оружием на сопротивников. Ни один инок, из числа всех, подвизавшихся в монастыре, не пострадал от варваров тех, за исключением двух, упомянутых выше, иноков, бежавших из монастыря в город из страха пред неприятелем. Когда варвары покинули страну ту, ко святому приходили многие раненые; всем им блаженный Симеон подавал исцеление. Кроме того, святой избавил от уз и пленения и многих граждан, уже отведенных в плен; ибо все те, кто только воспоминал имя Симеоново, находясь в узах, сейчас же освобождался от них; узы спадали с ног и рук их и они ходили посреди варваров, будучи ими не замечены, а затем приходили в страну свою без всякой помехи со стороны неприятеля. Упомянутый выше инок (спутник которого пал от меча неприятельского) был спасен от плена таким именно образом. Спасшись от неприятелей вместе с одним воином антиохийским, инок тот поведал о себе следующее:

— Лишь только мы вспомнили о блаженном Симеоне и со слезами умиления призвали его себе на помощь, тотчас узы, бывшие на нас, разрешились и отпали сами собою; затем мы прошли посреди варвар тех, ибо никто из них не спросил нас ни об чем и не воспрепятствовал нам.

Близ города Антиохии у горы сидел один старец, слепец; он жил подаянием милостыни, которую испрашивал у всех, проходивших тою дорогою. Когда варвары с поспешностью подбежали к городу, то один из них ударил старца мечем по шее, однако не отсек ему голову, а только причинил смертельную рану; старец валялся в луже крови, истекавшей из него, будучи едва жив. Святой же Симеон, видя все это своим прозорливым оком, послал некоторых братий взять и принести к нему того старца. Иноки положили старца на рогожу и принесли к столпу Симеонову. Святой же, взяв в руки землю и покропив ее освященной водой, приложил ее к ране, сказав:

— Во имя Еммануила, глава присоединись к месту своему и укрепись на нем.

И тотчас же голова старца стала на место свое, срослась с жилами и стала совершенно здоровой. Когда старец исцелился от такой страшной раны, то святой Симеон сказал:

— Вот и очи его отверзлись!

Все, видевшие чудо то, прославили Бога. Спустя некоторое время, блаженный Симеон пришел в огорчение от постоянного беспокойства, причиняемого ему бесчисленным множеством народа, приходившего из разных стран и приносившего многих больных и немощных. Так как всё это препятствовало его безмолвному жительству, то он решил оставить этот столп, на котором подвизался уже восемь лет, для того, чтобы удалиться в какое-либо другое, более безмолвное место. В небольшом расстоянии оттуда находилась одна гора, высокая и очень пустынная, ибо в ней совершенно не было воды. Никто из людей не восходил на нее, по причине ее безводия; на ней обитали только дикие звери, змеи и прочие ядовитые гады. Вот на эту-то гору и замыслил переселиться блаженный Симеон. Когда он подумал об этом, ему явился Господь в сопровождении многих ангелов, сошедший с неба в облаке светлом на гору ту. Господь сказал ему:

— Потрудись, Симеон, взойти на эту Дивную гору [9], ибо с этого времени гора эта назовется сим именем; на ней Я явлю на удивление всем благодать Мою тебе.

И тотчас же святому был указан на горе один высокий холм и камень, на котором стояли ноги Господни; и просветилось подножие то от славы Господней как солнце; на этом камне повелел Господь встать Симеону и подвизаться. По окончании этого видения, Симеон призвал к себе братию и поведал им о соизволении Господнем на переселение его на ту гору. Поставив инокам игуменом одного старого и опытного мужа, Симеон сошел со столпа своего и направился к Дивной горе в сопровождении братии, плакавшей об удалении его. Когда святой приблизился к указанному ему Богом холму, то остановился и долгое время молился Богу. По окончании молитвы, послышался голос множества ангелов, возгласивших: «Аминь!» Потом блаженный Симеон приказал ученикам своим поставить на том месте крест каменный для постоянного напоминания о слышанном на том месте гласе ангельском. Посмотрев же на холм, находившийся на Дивной горе, святой увидел славу Божию, осиявавшую его; затем, с радостью взойдя на него, он стал на том самом камне, на котором видел Господа. В это время блаженному Симеону было от рождения девятнадцать лет. Однако святой Симеон не нашел и здесь покоя от приходящих к нему посетителей. Так уже утром следующего дня народ, пришедший к монастырю Симеонову, не найдя здесь угодника Божия, поднял великий плач. Узнав же, что святой переселился отсюда на другую гору, весь народ пошел туда с поспешностью, неся с собою многих больных и немощных. Увидав пришедших, святой опечалился, ибо ему и здесь не давали побыть лишь с одним Богом. Однако, сочувствуя новопришедшим, преклонился на милость и, возлагая на недужных руки свои с призыванием имени Христова, исцелял их и отпускал домой совершенно здоровыми. Случилось однажды, что лев, обитавший в горе той, устремился на одного человека, шедшего к преподобному; лев уже совсем приготовился растерзать того человека; человек же, не надеясь бегством спастись от зверя, возопил:





— Не делай мне зла, ради Симеона, угодника Божия!

И тотчас лев, услыхав имя Симеоново, смирился, и не причинил никакого зла человеку тому. Человек же этот, придя к святому, поведал ему о происшедшем. Прочие пришельцы, убоявшись зверя, просили преподобного прогнать его из той горы, дабы все могли без страха приходить к преподобному. Преподобный же, призвав к себе своего ученика Анастасия, из которого изгнал, как и Христос некогда, семь бесов [10], сказал ему:

— Иди в пещеру ко льву и скажи ему: тебе говорит Симеон, раб Христов, именем Божиим: уйди с горы сей; да не будет здесь тебе логовища, чтобы ты не устрашал братий, приходящих сюда.

Анастасий пошел к пещере львовой и, найдя в ней зверя, сказал ему слова преподобного, беседуя с ним как с существом разумным. Лев, исполняя слова преподобного, с поспешностью пошел оттуда в другие пустынные места, не вредя никому в пути. В то время в стране той весьма умножились различные болезни, причем умирало очень много людей. Святой же, уразумев духом своим, что это случилось по причине гнева Божия за грехи людские, начал усердно молиться Господу со слезами, прося помиловать людей Своих и отвратить от них праведный гнев Свой. И слышал святой глас от Господа, говоривший:

— Зачем ты болеешь сердцем за людей этих? Неужели ты любишь их более, чем Я? Так как умножились грехи и беззакония их, то они заслуживают наказания. Однако для того, чтобы не опечалить тебя, даю тебе власть исцелять различные их недуги и болезни.

Это говорил Господь рабу Своему Симеону. Люди, жившие близ места того, лишь только впадали в болезнь, сейчас же призывали себе на помощь угодника Божия святого Симеона и видели его (в сонных видениях) посещающим домы их, осеняющим их крестом и подающим всем исцеления. Когда оканчивались их сонные видения, они, пробудившись, ощущали здравие. Призывали же они имя Симеоново таким образом: они зажигали в домах своих лампады, наполненные елеем, и воскуряли фимиам, говоря:

— Христе Боже наш, молитвами раба Твоего Симеона, подвизающегося на Дивной горе, помилуй нас!

И получали милость от Господа. Те же из них, которые не имели большого количества елея, вливали елей в кадило и зажигали его; при этом кадило не угасало до третьего и четвертого дня, как будто в кадило постоянно подливался новый елей; так, чудесным образом, в их кадилах не оскудевал елей, по причине призывания имени Симеонова. Однажды святому Симеону было открыто Господом о приближающейся кончине святейшего архиепископа антиохийского Ефрема. Призвав к себе братию, святой Симеон возвестил им об этом; потом Симеон попросил братию помолиться усерднее ко Господу, ибо, — говорил он, — великий столп церковный готов упасть. Но братия отвечали:

— Мы слышали, что архиепископ пребывает в добром здравии.

На другой день после утреннего пения (день же тот был пятницею) святой Симеон снова призвал к себе братию и сказал им с умилением сердечным:

— Святитель Божий Ефрем преставился этою ночью, ибо я видел душу его, возносимую на небо святыми ангелами. Проходя близ меня, Ефрем облобызал меня и сказал:

— Прошу тебя, вспоминай меня в молитвах твоих ко Господу.

Затем преподобный Симеон со слезами начал говорить так:

— Горе Антиохии, потому что она теперь не имеет Ефрема! Горе городу, ибо от него взят ныне Ефрем! [11]

По кончине блаженного Ефрема престол архиепископский принял Домн [12], пришедший в Антиохию из Константинополя. Сей Домн был немилостив к нищим. Узнав об этом, преподобный Симеон предсказал о наказании Божием Домну за его немилосердие. И действительно, в скором времени Домн впал в тяжелую болезнь: руки и ноги его скорчились, так что он не мог ни ходить, ни двигать руками, а лежал как кусок дерева. Потом святому Симеону было открыто о землетрясении, имеющем быть в Антиохии, еще более страшном, чем первое. Возвестив об этом всем пришедшим, Симеон начал плакать и молить Бога — отвратить гнев Свой. В тот же день вечером затряслась земля столь сильно, что падали стены городские и различные городские здания сравнивались с землею; все люди пришли в великий страх и ужас. Многие из числа граждан были убиты стенами городскими; все же остальные с поспешностью устремились к Дивной горе к угоднику Божию, и упрашивали его со слезами умолить Господа о прекращении бедствия. Когда святой помолился с великим усердием, землетрясение окончилось; затем святой увидел небо отверстым с восточной стороны; отсюда исходил свет неизреченный, означавший благоволение Божие к покаявшимся людям. Потом по повелению Божию преподобный Симеон построил монастырь на Дивной горе, построил также и храм руками людей, исцеленных им (ибо людей сих, получивших уврачевание болезням своим по молитве святого Симеона, было очень много); затем преподобный молитвою своею испросил у Бога достаточное количество воды для монастыря; по его молитве умножилась также и пшеница в житнице монастырской, настолько, что почти совершенно не уменьшалась в количестве своем до трех лет, несмотря на то, что из житниц брали ее в большом количестве для пропитания множества пришельцев. Впоследствии святой Симеон построил и новый столп, на который (как это явственно видел преподобный) пришел Сам Господь Иисус Христос со Своими святыми Ангелами и освятил столп тот. Блаженный Симеон взошел на столп с великою радостью, и подвизался на нем до самого конца жизни своей. Когда блаженному Симеону исполнилось тридцать три года от рождения, по повелению Божию (явленному святому в откровении) Симеон решил принять посвящение в сан иерея, хотя ранее не хотел принимать сего высокого сана. По устроению Божию к блаженному Симеону пришел Дионисий, епископ селевкийский, который и рукоположил Симеона во пресвитера. После посвящения в сан иерейский, блаженный Симеон с великим благоговением совершал божественную бескровную Жертву Тела и Крови Христовых, служа Богу в непорочности, как ангел. Святой часто имел многоразличные дивные видения и откровения от Бога. Он предсказывал будущие события, предвидя далеко отстоящее, как настоящее; прозирал святой и в тайные мысли людские. Совершил он весьма много чудес, и на земле, и на море, являясь в видениях; он давал зрение слепым, очищал прокаженных, давал здравие хромым, изгонял бесов из людей, заграждал уста зверей, врачевал всякую язву и всякий недуг, воскрешал мёртвых, так что на нем исполнялось слово Христово: «верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит» (Иоан.14:12). Поистине был дивен Бог, явленный в рабе Его, дивном Симеоне! Когда исполнилось семьдесят пять лет жизни преподобного Симеона, он, предузнав о своем скором отшествии ко Господу, призвал к себе братию, поучил ее достаточное время, затем, воздав всем последнее целование в час вечерний, предал душу свою в руки Божии в двадцать четвертый день месяца мая [13], в тот час, в который он обычно принимал пищу от ангела. Вместе со святыми ангелами он наслаждается ныне в бесконечном Царстве созерцанием лица Божия, прославляя Отца, и Сына, и Святого Духа, Единого Бога в Троице, Которому воссылается слава ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Тропарь, глас 1: Пустынный житель, и в телеси ангел, и чудотворец явился еси, богоносе отче наш Симеоне: постом, бдением, молитвою, небесная дарования приим, исцеляеши недужныя, и душы верою притекающих ти. Слава давшему тебе крепость: слава венчавшему тя: слава действующему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 2: Вышняя желая, дольняя отложив, и яко небо столп соделавый: тем облистал еси чудес зарею преподобне, и Христу всех Богу молишися непрестанно о всех нас.



Страдание святого мученика Мелетия Стратилата и с ним 1318 воинов

Святой мученик Мелетий жил в царствование римского императора Антонина [1], занимал должность стратилата [2] и происходил из южных стран галатийской области [3]. Будучи христианином, он молился Богу о том, чтобы совершенно исчезло языческое заблуждение. Тогда бесы, видя свое уничтожение, вошли в собак и стали оплакивать свою погибель. Они ходили повсюду, выли и этим наводили на людей страх, но святой Мелетий с подвластными ему воинами избил их и разрушил языческие храмы. За это Максимиан [4], правитель того города, где находился святой мученик [5], велел схватить его и стал принуждать принести жертву идолам, но святой и слышать о том не хотел. Мучитель приказал тогда бить его железными молотками и подвергнуть другим мучениям. После сего святого Мелетия повесили на сосновое дерево и прибили его к нему гвоздями, от чего он и скончался. Комитам [6] же Стефану и Иоанну, а также всем бывшим под их властью воинам вместе с женами и детьми их отсекли мечом головы. Так и скончались за Христа святые мученики [7].

Страдание святого мученика Серапиона и с ним Каллиника, Феодора и Фавста

Святой мученик Христов Серапион был родом из Египта. В то время, когда совершал свой мученический подвиг святой Мелетий, он пришел из Египта и, видя тех, которые вместе с ним подвергнуты были мучениям, уверовал во Христа. За это он был схвачен и брошен в темницу, где Ангел Божий поставил его епископом для наставления тех, кто имел желание пострадать за Христа. В этот день близкие святого Мелетия, комиты и воины, собравшись вместе, громким голосом говорили, что и они — христиане, чем и возбудили гнев правителя. Епискому Серапиону и волхву Каллинику, уверовавшему во Христа, мечем отсекли головы, Феодор и Фавст со многими другими были сожжены, а женщин и детей палачи изрубили деревянными мечами. Таким образом, святые мученики и предали души свои в руки Господа.

Память преподобного отца нашего Никиты Столпника, Переяславского чудотворца

Сей преподобный отец наш родился и получил воспитание в городе Переяславле Залесском [1]. С молодых лет он отличался жестоким и обидчивым характером, устраивал возмущения и причинял людям много зла, привлекая их к суду и производя грабежи. Таких же, подобных себе, он имел и друзей. Однажды, окончив свои занятия, он во время вечернего богослужения пришел в церковь и услышал следующие прочтенные там слова пророка Исаии: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло» (Ис.I:16), и проч. От этих слов он тотчас же пришел в ужас и, возвратившись домой, всю ночь провел без сна, размышляя об этих словах. На другой день по своей привычке он отправился к друзьям своим, развеселился в их обществе и просил их обедать у него в этот день. После сего он пошел на рынок купить провизии и, принесши ее домой, велел жене, чтобы она приготовила обед. И когда жена стала мыть мясо, то заметила, что из него необычно течёт кровь, а потом, когда она положила его в горшок и стала варить, то увидела, что в горшке пенится кровь и выплывает на поверхность то человечья голова, то рука, то ступни ног. От этого она пришла в ужас и рассказала мужу. Когда же он пришел и сам увидел то, о чем рассказала ему жена, то на долгое время его объял ужас, а потом, пришедши в себя, он с глубоким сердечным вздохом сказал:

— Увы мне! Много я согрешил.

После этих слов, молясь и заливаясь слезами, он вышел из дома и, отшедши на одно поприще от города, пришел в монастырь святого великомученика Никиты [2]. Здесь он упал к ногам игумена сего монастыря и сказал:

— Спаси погибающую душу.

Изумленный такою необыкновенною переменою Никиты, игумен сказал ему на это:

— Испытай себя: пробудь три дня у монастырских ворот, плачь и исповедуй грехи свои пред всеми, кто будет входит в монастырь и выходить из него.

Никита так и сделал. Три дня он плакал и молился, исповедуя пред всеми грехи свои. После сего он увидел вблизи монастыря болотистое место, поросшее тростником, и множество летающих над ним мошек и комаров. Он пришел к этому месту снял с себя одежду и, вошедши совершенно нагим в болото, сел в тростник и стал молиться Богу. По прошествии трех дней игумен послал инока посмотреть, что делает Никита. Инок пришел и, не найдя его у монастырских ворот, после недолгих поисков нашел его лежащим в тростнике. Мошки и комары огромным облаком кружились над ним. Вернувшись в монастырь, инок рассказал об этом игумену. Тогда игумен вместе с братиею монастыря пришел к Никите и, увидев его в таком положении, что и тела его нельзя было разглядеть (так обильно текла из него кровь) сказал ему:

— Сын мой! Что это ты делаешь с собою!

Никита же ничего другого не отвечал, а только говорил игумену:

— Отец! Спаси погибающую душу.

После сего игумен ввел его в монастырь, постриг в иночество и поместил в тесную келлию, где он стал пребывать в постоянных молитвах и посте, проводя без сна дни и ночи. В это время злокозненный враг стал наводить на него страх различными видениями, но он ограждал себя от этих видений крестным знамением, призывая на помощь святого великомученика Никиту, и никому об этом не говорил. Вскоре Никита устроил себе близ церкви столп [3] и выкопал узкую тропинку под церковную стену, которою и приходил в церковь на молитву. За такие подвиги он получил от Бога дар чудотворений, так как многие, одержимые различными недугами, приходя к нему, получали от него исцеление. В это время благоверный князь черниговский Михаил [4] заболел недугом расслабления. Услышав о святом Никите, он велел боярам своим свезти себя в город Переяславль к преподобному для исцеления. Когда он был уже в пути, то встретил его демон в образе монаха и сказал о себе, что он из того же монастыря, где подвизался и святой Никита. Князь спросил его о преподобном, и демон сказал, что он — обманщик. Это сильно опечалило князя. Через несколько времени тот же демон уже в другом образе снова встретил князя на пути и сказал ему:

— Напрасно ты, князь, утруждаешь себя, совершая такой длинный путь.

Когда же князь подошел на расстояние одного поприща к монастырю, где пребывал преподобный, то повелел поставить себе шатёр, чтобы отдохнуть от пути, и послал в монастырь одного из своих бояр известить преподобного о своем прибытии. Тогда тот же демон встретил посланного в образе слепого на один глаз монаха с лопатою в руках и сообщил ему, что преподобный умер и что он уже похоронил его. Поняв обман, боярин возбранил демону молитвою святого, и демон остался совершенно недвижимым на том месте, где стоял. Боярин тогда пришел к столпу святого Никиты и сообщил ему о прибытии князя и о тяжком недуге его, после чего святой послал князю жезл свой. Благоверный князь Михаил взял этот жезл в руку свою и стал на ноги совершенно здоровым, так что пришел пешком к столпу преподобного, принял от него благословение и рассказал ему всё о демонском искушении, случившемся с ним во время путешествия. Тогда преподобный возбранил демону именем Божиим и повелел ему явно пред всеми в течение трех часов стоять неподвижно у своего столпа, после чего демон дал святому клятву никогда более не делать зла людям и немедленно исчез. Получив исцеление, благоверный князь Михаил усердно возблагодарил Бога и святого старца и, дав богатый дар монастырю, возвратился в свой город. Так святой отец наш Никита, пребывая в столпе своем и вознося постоянные молитвы Богу, подавал исцеление всем, кто приходил к нему для получения врачевства от недугов. В одну ночь пришли к преподобному некоторые из его родственников, с просьбою помолиться за них и, увидев на нем тяжелые вериги, которые от долгого трения о тело вычистились и блестели, подумали, что они серебряные. Омраченные диавольским наущением, они задумали убить святого и, пришедши к столпу, разобрали бывший на нем покров, вошли в него и насильственно разлучили душу святого от тела его [5]. Взяв затем вериги, они завернули их в грубую холстину и убежали. Перед утренним богослужением параэкклисиарх [6] по обычаю пришел к столпу святого, чтобы получить от него благословение, и, увидев, что покров столпа разобран, пошел к игумену и сообщил ему об этом. Тогда пришли к столпу и нашли тело преподобного еще тёплым, причем от него исходило благоухание. Благоговейно взяв его из столпа, с каждением и пением псалмов торжественно похоронили его у церкви святого мученика Никиты с правой стороны вблизи алтаря. При этом все недужные, какие случились в то время, получили исцеление. Нечестивые же убийцы преподобного, думая, что они приобрели драгоценное сокровище, продолжали бежать и скоро достигли реки Волги. Тут они развернули холстину и, увидев, что три честные креста и тяжелые вериги — железные, что от долгого трения они вычистились и от того блестели, бросили их в реку у города Ярославля близ монастыря святого Апостола Петра [7]. В первую же ночь после этого один инок этого монастыря, по имени Симеон, увидел на том месте недалеко от берега три ярко светящиеся столпа. Они поднимались от земли к небу и испускали лучи света. Инок рассказал об этом архимандриту своего монастыря, а тот сообщил начальнику города и, сопровождаемые множеством народа, они отправились на это место и нашли честные вериги преподобного, которые подобно сухому дереву чудесно плавали поверх воды. Благоговейно взяв их, с пением псалмов понесли в город и, встретив на пути хромого, который ползал на ногах по земле, осенили его крестами, бывшими на веригах, после чего укрепились ступни ног и колени его, и он стал на ноги, совершенно здоровый. Кроме сего, много других больных, страдавших различными недугами, получили исцеление от вериг преподобного. Спустя некоторое время преподобный Никита явился вышеупомянутому иноку Симеону и сказал ему:

— Пусть сей честной знак моих подвигов в скором времени перенесен будет отсюда и положен на гробе моем.

После сего вериги преподобного с почестями были перенесены из города Ярославля в город Переяславль и положены на честном гробе его. Всем, приходящим с верою, они подают многие исцеления во славу Христа Бога.

Тропарь, глас 4: Православным смыслом юношская возжеления возненавидев, и доблественныя нравы восприим, врага победил еси, и во благоразумии Богу угодил еси: и свыше от Него прием дар чудес, бесы прогоняти, недуги исцеляти, Никито преславне, моли Христа Бога да спасет душы наша.

Кондак, глас 8: Христа ради от твоих рабов нуждную смерть претерпел еси и венец нетления от Него восприял еси: приходящым же с верою, от честнаго твоего гроба подаеши цельбы, о Никито преподобне, молитвенниче о душах наших.



Память 25 мая

Память святого священномученика Ферапонта, епископа Кипрского

Сей святой Ферапонт был монахом и в сане епископа проходил служение на острове Кипре [1]. Во время гонения, поднятого язычниками на христиан [2], он мужественно исповедал имя Господа Иисуса Христа и принял венец мученический [3]. Честные мощи его первоначально почивали в Кипре, где и источали всем чудодеяния; но впоследствии были перенесены в Константинополь и по следующему поводу: когда агаряне, по попущению Божию опустошали за грехи наши все восточные страны, пленяя жителей их, то приблизились и к острову Кипру, намереваясь и с ним сделать то же, что они сделали с прочими странами восточными. В это время святой Ферапонт явился пономарю своей церкви и сказал ему:

— Иди скорее, возьми мои мощи и неси их в Константинополь, так как враги креста Христова хотят придти на этот остров и опустошить его; скажи об этом и прочим христианам, дабы они могли уйти отсюда ранее нашествия агарянского.

Тотчас же пономарь передал всем христианам о явлении святого и о его приказании; в скором времени христиане приготовились к путешествию на корабле; приготовив новую раку, они положили в нее честные мощи святого Ферапонта и, взяв их с собою на корабль, отправились в путешествие. Когда путешественники проехали большую часть моря и уже приближались к Константинополю, внезапно поднялась великая буря на море; все пришли в великий страх и смущение; но в это время от раки с мощами начало исходить (как бы некий тонкий пар) великое благоухание; благоухание это не только наполнило весь корабль, но разлилось и по морю на три стадии кругом корабля: и тотчас буря утихла, как бы усмиряемая тем дивным и неизреченным благоуханием. Пономарь же, с любовью охранявший честные мощи святого священномученика, услышал голос, исходивший из раки и призывавший его к ней. Наконец все окружающие услышали этот голос, которым святой Ферапонт призывал к себе блюстителя мощей своих; тогда все с ужасом и благоговением подступили к раке, дабы видеть мощи святого священномученика. Подойдя к раке, все увидали миро благовонное, исходившее от мощей священномученика и наполнившее всю раку. Христиане, находившиеся на корабле, почерпали то миро в стеклянные сосуды и помазывались им с верою для исцеления душ и тел своих. Доехав до Константинополя, христиане положили честные мощи священномученика Ферапонта в храме, построенном в честь и славу Пресвятой Богородицы [4]. Всё это произошло в царствование Никифора [5]. Спустя же некоторое время, по причине многих чудес бывших от тех честных мощей, был выстроен христианами другой храм во имя святого священномученика Ферапонта; в этот храм и были перенесены честные мощи угодника Божия. Из числа многих чудес, сотворенных угодником Божиим Ферапонтом, лишь немногие записаны. Приведем сказания о некоторых из них. Некий муж, родом италиец, по имени Флорин, будучи мучим легионом нечистых духов, получил исцеление у мощей святого Ферапонта и возвратился к себе домой совершенно здоровым. Он говорил, что видел как бы некий тонкий пар, весьма благоуханный, исходивший от раки честных мощей; благоухания этого не мог вынести легион бесовский, почему и бежал от него, как бы кем гонимый. Анастасий, гражданин города Виксиния, долгое время имел иссохшую руку, которая висела на плече его как мёртвая. Но когда он пришел в храм святого священномученика Ферапонта в навечерие Богоявления Господня, то получил полное исцеление: рука его окрепла и стала здоровой, как и другая: в присутствии всех Анастасий взял сосуд исцеленною рукою и наполнил его крещенскою водою. Все, видя это, возблагодарили Бога, прославляемого во святом угоднике Своем Ферапонте. Был еще один муж, по имени Георгий, саном десятник [6], воин; по коварству диавола, лицо его было обращено назад, и он был слеп на один глаз. Этот Георгий, помолившись у гроба мученика, получил скорое исцеление: лице его повернулось на старое место и око прозрело, за что Георгий и воздал благодарение своему безмездному врачу. Один расслабленный, по имени Феодор, был принесен в храм, построенный в честь святого мученика. Ему в сонном видении явился святой и подал хлеб и чашу с вином. Он же, взяв это во сне из рук святого, тотчас проснулся и почувствовал в себе силу; встав с постели, он прославил Господа Иисуса Христа и Его святого мученика, сказав:

— О, как легко и скоро ты, святой Ферапонт, исцеляешь всякие недуги и болезни!

В храм святого мученика была принесена одна девочка, у которой еще со времени рождения срослись ноги, загнулись назад и приросли к ее спине; но после того как родители ее принесли святому Ферапонту усердную молитву, тотчас ноги приняли у девочки свое обычное положение; они вытянулись и разделились, так что, отроковица, придя в возраст совершенный, ходила, славя и благодаря Бога. У одной женщины, по имени Марии, случилась на теле неисцелимая болезнь, называвшаяся раком; тяжко страдая и уже отчаиваясь в выздоровлении, Мария поспешила с усердною молитвою ко гробу святого священномученика и получила здесь скорое и совершенное исцеление от своей болезни. Другая женщина, семь лет страдавшая кровотечением, прибегла с горячею молитвою и верою к святому Ферапонту и лишь только прикоснулась ко гробу его, тотчас остановилась кровь ее, и она в полном здоровье возвратилась к себе домой. Еще одна женщина, страдавшая водянкою, придя к мощам святого Ферапонта, увидела в сонном видении святого мученика, помазывавшего какою-то мазью больное место на теле ее. Проснувшись, она увидела, что из больного места ее истекло много гноя, после чего она почувствовала себя совершенно здоровой. Стефан воин, из полков армянских, весьма страдал телом; он был скорчен и пригнут к земле; точно так же и другой воин, по имени Феодор, страдал тем же недугом. Когда оба прибегли к помощи угодника Божия и принесли ему тёплые молитвы, то получили полное исцеление. Один прокаженный, придя ко гробу святого, очистился по молитвам его от проказы и воздал благодарение Богу. Некий философ, имевший у себя на груди опасный и весьма большой нарыв, когда пришел ко гробу святого и задремал здесь, то увидел, что святой приложил пластырь к больному месту на его груди. Проснувшись от сна, он почувствовал значительное облегчение от своей болезни, а через день и совершенно исцелился от нее, за что и возблагодарил Бога. Многие и другие недуги и болезни исцелялись помазанием мира, исходившего от честных мощей угодника Божия Ферапонта; тем же миром бесы изгонялись из людей, умиравшие возвращались от смерти к жизни; и все это творилось молитвами святого священномученика Ферапонта, по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава вечно. Аминь.

В тот же день празднуется третье обретение честныя главы святого Иоанна Крестителя (о сем событии см. под 24 февраля).

Память 26 мая

Страдание святого мученика Георгия Нового [1]

Святой Георгий был сыном благочестивых родителей; он имел отца, по имени Иоанн, принадлежавшего к числу знатнейших вельмож города Средца [2], и мать, по имени Мария. Георгий был дарован родителям своим по их усердной молитве, ибо они достигли уже преклонного возраста и не имели детей, подобно древним Аврааму и Сарре; по этой причине Иоанн и Мария усердно молились ко Господу, Его Пречистой Матери и святому великомученику Георгию Каппадокийскому [3]; в церковь сего угодника Божия они приходили ежедневно, творили здесь милостыню и усердно молили Господа, да разрешится неплодство их. И Господь не презрел их молитвы, но дал им в старости плод чрева мужеского пола. Иоанн и Мария принесли младенца в храм святого великомученика Георгия, крестили его во имя Отца, и Сына, и Святого Духа и дали ему во святом крещении имя Георгия. Отрок воспитывался в страхе Божием и был обучен чтению книжному; Георгий скоро настолько хорошо изучил священное Писание, что превосходил своими знаниями всех своих сверстников. Когда Георгий достиг юношеского возраста, то был весьма похож красотою лица своего и целомудрием своим на древнего Иосифа. В то время Болгариею владели сарацины; когда блаженному Георгию исполнилось двадцать пять лет со времени его рождения (родители его в это время уже отошли ко Господу), то сарацины начали склонять его к своему нечестию, говоря ему:

— Георгий, оставь христианство и прими нашу веру. Послушай посланника Божия Магомета [4]; прими наш закон.

При этих словах сарацины начали возлагать на честную главу святого Иоанна тафию (шапку), которую по своему обычаю носили на головах своих и в которой входили в свои молитвенные дома. Но святой отвечал им, говоря так:

— Не подобает нам, христианам, подражать нечестивым обычаям вашим и носить на головах своих тафии; не подобает нам отрекаться от Христа, Бога истинного, Творца неба и земли, и лишать себя плодов крещения святого. Скажите мне: могу ли я веровать Магомету, который не был послан ни Богом, ни Божиими пророками, ни апостолами, но был простым военачальником полка сатанинского, нося с собою хоругви диавола? Вот вы и сами не знаете, во что вы веруете; вы сами отступили от пути истинного.

Обличив так сарацин, святой Георгий начал громогласно исповедовать Христа истинным Богом, Создателем и Творцом всего существующего, видимого и невидимого, земного и небесного. Затем, плюнув в лица нечестивым и назвав их людьми безбожными, святой бросил на землю тафию и начал попирать ее ногами, говоря сам себе: «О, Георгий! Чего ты медлишь? Христос призывает тебя!» Нечестивые сарацины, исполнившись гнева, взяли святого и с великими побоями и руганью представили его своему правителю, донося на него и говоря:

— Вот сей хулит и поносит нашу веру.

Игемон же, будучи поражен красотою лица святого и его мужественным взглядом, начал с лестью говорить ему:

— Если отречешься от Иисуса Христа, Которого вы называете Сыном Божиим, и если подчинишься приказанию самодержца Селима [5] и исполнишь его волю (сему Селиму многие царства повинуются), то получишь многие дары и всевозможные почести от царя нашего и будешь поставлен начальником всех воевод великого города Средца.

Но мученик Христов снова исповедал Господа Иисуса Христа в присутствии многочисленной толпы, сарацинскую же веру обличил и укорил. Тогда мучитель, придя в ярость, приказал бить палками святого без милосердия. И мучим был святой Георгий жестоко, так что его плоть прилипала к палкам, кровь же его текла каплями из язв. Но несмотря на это святой не показывал намерения подчиниться нечестивому повелению царскому. Тогда правитель приказал резать его по всему телу ножами, с головы до ног и опалять его раны горящими свечами; все тело святого было опаляемо свечами, так что не было видно и лица его, и начала таять плоть его, как тает воск от огня. Но мученик Христов доблестно переносил страдания, призывая и исповедуя имя Господа Иисуса Христа. После этого мучитель приказал воинам водить мученика по городу, ударять в тимпаны и кричать: «Не ругай посланника Божия Магомета и не поноси его преданий о вере сарацинской». Святой же молился ко Христу Господу и увещевал сарацин веровать во Христа. Потом нечестивые разложили большой костер посредине города, намереваясь сжечь святого. И веден был мученик Христов Георгий на приготовленное место для сожжения. Но изнемогши от ран, он упал на землю безгласным, только уста его двигались, призывая на помощь Господа. Сарацины же, взяв святого еще живым, бросили его на костер. Так окончил свой страдальческий подвиг мученик Христов Георгий. Нечестивые сарацины бросили в костер и много псов для того, чтобы христиане не могли распознать мощей мученика. Но Бог прославил угодника Своего: внезапно на место то нашло облако с громом и молниею, и поднялся великий дождь, который и погасил огонь, так что от костра не было даже и дыма. Сарацины же, испугавшись столь великого чуда, разбежались от того места. Между тем дождь шел до самой ночи. Когда наступила ночь, то над тем местом, где было сожжено честное тело мученика, явился свет, весьма великий, который и озарил все то место. Тогда протоиерей соборной церкви в честь святого великомученика Георгия Каппадокийского отправился вместе с прочими христианами к судьям, дав им деньги, испросил у них позволение взять честные мощи святого мученика и предать их обычному погребению. Когда судии выразили свое согласие на эту просьбу, то протоиерей тот пошел к митрополиту Иеремии и возвестил ему все о святом мученике. Митрополит же отправился к мощам святого мученика с большою поспешностью и верою, в сопровождении всего священного собора и многих христолюбивых людей, с пением псалмов и песнопений, со свечами и кадилами. Разгребши пепел на том месте, где виднелся свет, христиане обрели честные мощи святого мученика Георгия Нового, невредимыми от огня. Кости же псов обратились в прах и пепел. В тех же местах, где святой мученик Христов был водим ночью по городу и где капала кровь его, ночью являлся свет, как бы от свечи горящей; это видели все христиане. Взяв честные мощи святого мученика, митрополит положил их в раке в храме святого великомученика Георгия Каппадокийского. Здесь почивают честные мощи святого мученика и доныне и по благодати Божией подают исцеления всем, с верою приступающим к ним. Пострадал же святой мученик Христов Георгий в болгарском городе Средце, где и был воспитан; свой мученический подвиг он принял в 7022 г. от сотворения мира, от рождества же во плоти Бога Слова в 1514 г., в 26 день месяца мая [6], в царствование над всеми Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава со Отцом, и Святым Духом, вечно. Аминь.

Тропарь, глас 4: Божественным желанием от юнаго возраста весь сам себе Господеви возложив, в молитвах и постех образ быв добродетели, богатство же и славу, и доброродство телесное яко не сущее презрев, и Христа Единаго от души возлюбил еси, и того истиннаго суща Бога, в Троице покланяема, пред нечестивыми турки проповедал еси: и срацынскую веру, и законы моамедовы под ногами поправ, и мучителя ужасив, мучения венцем украсився славне, к небесным востекл еси ликостоянием премудре Георгие. Моли Христа Бога, сохранити отечество твое, и спасти православнаго императора, и люди, и град, иже твоя подвиги присно почитающыя.

Кондак, глас 4: Яко звезда пресветлая явился еси непрелестная мирови, праведнаго Солнца Христа возвещающи, страдании твоими страстотерпче великий мучениче Христов Георгие, и прелесть погасил еси срацынскую, и моамедова предания и законы под ногами твоими попрал еси: и беззаконнаго царя, и мучителей ужасил еси крепким твоим терпением: и верным подаеши свет, моляся к Богу непрестанно о всех нас.



Память преподобного отца нашего Иоанна Психаита

Святой отец наш Иоанн, с юных лет возлюбив Христа, по характеру своему стал подобен святым пророкам Илии и Иоанну. Оставив мир, он отправился в Психаитскую лавру [1] и принял там иночество, после чего получил от Бога дар изгонять бесов и исцелять болезни. Он подвизался во время иконоборческих волнений, укрепляя православных в вере своими наставлениями. На него сделан был донос императору, гонителю на иконы [2], и последний, призвав его к себе, стал принуждать отказаться от поклонения честным иконам, присоединиться к его ереси и подписаться на нечестивом свитке, но преподобный не согласился исполнить это и даже обличил императора, назвав его еретиком. За это он сослан был в ссылку, где претерпел от беззаконных и несправедливых иконоборцев множество бедствий и здесь окончил жизнь свою.

Память святого Карпа, Апостола из семидесяти

Святой апостол из семидесяти Карп, был последователем и слугою святого апостола Павла; он разносил его послания в те места, куда они назначались. Достаточное время Карп потрудился вместе с апостолом Павлом, благовествуя всюду слово Христово [1], немало претерпел он за это бед и напастей. Затем святой Карп был поставлен апостолом Павлом епископом города Берии во Фракии [2]. Святой апостол Карп потрудился, проповедуя евангелие Христово и на острове Крите [3]; здесь он, между прочим, принял в дом свой святого Дионисия Ареопагита [4] и видел Господа, явившегося ему в видении в то время, когда Карп просил Его предать казни двух грешников, и слышал голос Его, возгласивший: «Мучь Меня еще, ибо Я готов еще раз пострадать и быть распятым ради спасения людей» [5]. Святой Дионисий Ареопагит свидетельствует о сем святом Карпе и то, что он никогда не начинал совершать пречистых и животворящих Тайн прежде, чем не сподоблялся являвшегося ему с неба божественного видения. [6] Святительствуя в Берии, Карп обратил ко Христу многих эллинов-язычников; обличая иудеев, он говорил им, что распятый ими Христос есть Бог истинный и Творец всего. Впоследствии он был с жестокостью убиен иудеями и таким образом предал душу свою в руки Господа [7]. Честные мощи его были положены верными и богобоязненными людьми в том же городе, где он и святительствовал, причем сими мощами подавались многоразличные исцеления болящим во славу Христа, Бога нашего.

Тропарь, глас 3: Апостоле святый Карпе, моли милостиваго Бога, да прегрешений оставление подаст душам нашым.

Кондак, глас 4: Яко звезду пресветлую церковь всегда стяжа тя Апостоле Карпе, чудес твоих многоподаванием просвещаема: спаси верою чтущих память твою.



Память святого апостола Алфея

Святой апостол Алфей был отцом апостолов Иакова Алфеева и Левия. Сей Левий был мытарем [1] и его-то призвал Господь, сказав: «По Мне гряди!» (Мк.2:14). Оставив все, Левий последовал за Христом и был все время Его неизменным спутником. Апостол Левий называется еще Матфеем, и он именно написал первое евангелие. Святой апостол Алфей происходил из города Капернаума, но где он проповедовал евангелие — неизвестно.

В тот же день память святых мучеников Аверкия и Елены, по некоторым памятникам, детей апостола Алфея. Святой Аверкий пострадал за Христа, быв привязан нагой среди пчел и изъязвленный их жалами; сестра же его Елена убита камнями.

В тот же день празднуется обретение мощей преподобного Макария Калязинского. Смотри житие его под 17 марта.

Память 27 мая

Страдание святых мучеников Феодоры и Дидима

В царствование императоров Диоклитиана [1] и Максимиана [2], во время управления городом Александриею [3] князем Евстратием, было издано приказание царское, повелевавшее христианам или принести жертвы богам, или принять мучения. Евстратий князь, сев на судилище в Александрии, приказал привести к себе на суд Феодору, христианскую девицу, недавно взятую и заключенную в темницу. Когда она была приведена, судья спросил ее:

— Какой ты веры, девица?

Отвечала святая:

— Я христианка.

Судья сказал:

— Свободная ли ты, или рабыня?

— Я сказала тебе, — отвечала Феодора, — что я христианка; Христос же, придя в мир, освободил меня от греха; рождена же я родителями славными в суетном мире сем.

Князь, посмотрев на градоначальника, по имени Лукий, спросил его:

— Знаешь ли ты эту девицу?

Лукий отвечал:

— Да я знаю, что она происходит из благородного и честного рода.

Тогда князь сказал, обратившись к Феодоре:

— Если ты, девица, происходишь из благородного и честного рода, то почему ты до сих пор еще не вышла замуж?

Девица отвечала:

— Я отреклась от брака ради Христа, ибо Господь наш Иисус Христос, придя в мир и родившись от Пречистой Приснодевы Марии, освободил нас от тления и обещал даровать нам жизнь вечную. И вот я, веруя в Него, решила ради любви к Нему сохранить в чистоте девство мое до самой моей смерти.

Судия сказал на это:

— Цари приказали нам всех девиц, желающих сохранить свою чистоту, принуждать к поклонению богам нашим; если же вы не захотите поклониться богам, то будете отданы в блудилище.

Отвечала девица:

— Вероятно ты понимаешь, что Бог смотрит прежде всего на изволение сердечное. Будучи Сердцеведцем, Он знает все помышления наши и самые намерения наши принимает как дело. Мой Бог знает намерение мое — сохранить в чистоте девство свое; поэтому, если ты и прикажешь, как ты хвалишься, отдать меня блудникам, то это не будет прелюбодеянием для тела моего, а будет насилием и страданием мне; и если ты отсечешь мне голову, или руку, или ногу, или насильно лишишь меня девства, ты через это сделаешь меня не блудницей, а мученицей. Но знай, что Владыка и Бог мой силен сохранить в чистоте девство мое, если пожелает.

Судия сказал:

— Не намеревайся бесчестить свое благородство, не предавай себя поруганию и смеху, будучи дочерью честных и славных родителей, как о тебе здесь свидетельствуют.

Отвечала девица:

— Я прославляю Христа и Бога моего, давшего мне благородство и чистоту, и я надеюсь, что Он сохранит в целости голубицу Свою.

Сказал судия:

— Для чего ты прельщаешься, веруя в человека распятого, как в Бога. Неужели Он избавит тебя от рук, которые возьмут тебя на осквернение? Не думай, что, войдя в блудилище, ты войдешь из него чистой.

Отвечала Феодора:

— Я верую, что Христос и Бог мой, пострадавший при понтийском Пилате, избавит меня от нечистых рук блудников и соблюдет в чистоте рабу Свою.

После этого судья дал Феодоре три дня на размышление. Но она выражала готовность пострадать, говоря, что и через три дня, точно так же как и через большее количество дней, у ней не будет иного намерения и желания, как умереть за Христа, Бога своего. После того святая была отведена в темницу и спустя три дня снова представлена на допрос. Когда игемон понял, что она неизменно пребудет в святой вере христианской, то приказал отвести ее в блудилище. Будучи ведена сюда, святая молилась ко Господу, говоря так:

— Христе Боже, укротивший бессловесных зверей пред лицом святой мученицы Твоей Феклы [4], укроти и свирепейших, словесных зверей, блудников, намеревающихся повредить чистоте тела моего. Ты, Боже, избавивший Сусанну из рук старцев-прелюбодеев (Дан.13), спаси и меня, рабу Твою от таковых же блудников; не допусти быть оскверненной храму, которой посвящен лишь Тебе Единому. Ты, отогнавший от меня невидимых врагов, покушавшихся тайно похитить мое девственное сокровище, отгони и этих явных насильников, намеревающихся разбойнически отнять от меня мое богатство. Приди на защиту меня, Господи Боже мой, и всемогущею силою Твоею сделай так, чтобы я вышла отсюда чистой, чтобы меня не коснулись эти нечестивые руки, дабы я прославила святое имя Твое.

В то время как святая молилась так, скверные блудники стояли около дома того и спорили между собою, кто должен войти первый к девице. В это время некий юноша, крепкий телом, одетый как воин, подойдя к ним, и отогнав их от дома того, вошел к девице, причем никто не воспрепятствовал ему пройти к ней. Это был один из христиан, по имени Дидим, который, по Божию устроению, нарочито в образе воина вошел в дом тот как бы для греха, на самом же деле пришел сюда для защищения девицы. Увидав его, святая Феодора, весьма удивилась. Но блаженный Дидим сказал ей:

— Не бойся, сестра! Тот, кто снаружи кажется тебе волком, на самом деле агнец и брат твой по святой вере. Я пришел спасти тебя, рабу и голубицу Бога моего. Переменим одежды, — ты оденься в мои, а я в твои, дабы ты могла унести отсюда в целости девство свое, прикрытое моими одеждами. Я же в твоих одеждах пойду на подвиг мученический и покажу себя действительным воином Христа Бога.

Святая девица соизволила на такой поступок, поняв, что Дидим был послан к ней от Бога. Переменив одежды, они облеклись — девица в мужеский костюм, а юноша в девический. Потом юноша сказал девице:

— Выходя отсюда закрой лице свое, как будто ты стыдишься, потому что все уходят отсюда со стыдом; тогда тебя никто не узнает.

Девица так и сделала, вышла в воинском одеянии с закрытым лицом; она быстро направилась к дому своему, славя Бога за Его промышление о ней, ибо Он избавил ее таким образом от блудников, как птицу от сети, или как овцу от волков. Когда Феодора вышла из блудилища, в него вошел некоторый юноша, одержимый блудною страстью; увидав вместо девицы мужчину, он весьма удивился и воскликнул:

— Что это такое? Каким образом девица превратилась в мужчину? Я слышал, что некогда Христос, как говорят христиане, обратил воду в вино (Иоан.2:1–11), но вот теперь я вижу, что Он обратил женский пол в мужеский.

И войдя из блудилища, он говорил друзьям своим:

— Бежим отсюда скорее, бежим, чтобы Христос не обратил нас в женщин!

И побежав, возвестили обо всем судье Евстратию. Евстратий же приказал привести Дидима к судилищу и спросил его:

— Кто ты?

Отвечал Дидим:

— Я раб Иисуса Христа; имя же мое — Дидим.

Сказал судия:

— Почему мы видим на тебе не мужские, а женские одежды?

Отвечал Дидим:

— Я взял их у Феодоры, свои же отдал ей, дабы она не была узнана блудниками и избежала рук их.

Судия спросил:

— Кто тебе приказал сделать так?

Дидим отвечал:

— Бог мой, Иисус Христос, научил меня поступить так; Он послал спасти овцу Его от зубов звериных в целости и неповрежденности.

Сказал судия:

— Где же Феодора? Скажи нам, где она, если не желаешь, чтобы мы мучили тебя.

Отвечал Дидим:

— Поистине не знаю, где она находится сейчас; я знаю о ней только то, что она честная и верная раба Христова, что она исповедует пресвятое имя Христа, Бога нашего; посему и Христос возлюбил ее и сохранил ее в чистоте, как Свою невесту.

Князь же, преисполнившись гнева, приказал отсечь мечем главу Дидима, тело же его приказал бросить в огонь. Святой Дидим, узнав о смертном приговоре своем, преисполнился радости и воззвал к Богу, говоря так:

— Благословен Ты, Боже, Отец Господа нашего Иисуса Христа, не презревший молитвы моей и исполнивший желание мое, ибо Ты и рабу Свою, Феодору, сохранил в чистоте и неповрежденности, и меня сподобляешь венца мученического!

И веден был святой за город на усекновение. Когда святая Феодора узнала об этом, то пошла за святым мучеником Дидимом и, придя к месту усекновения, начала препираться с ним о венце мученическом, говоря:

— Хотя ты и спас меня от осквернения, но я не просила тебя спасти меня от смерти. Я была первая взята, первая истязаема и судима; уступи мне кончину мученическую; пусть буду усечена я, ты же иди, куда хочешь; для тебя будет великая награда от Господа за то уже одно, что ты сохранил в чистоте мое девство; я не желаю, чтобы ты умер за меня и предвосхитил мой венец; не желаю я быть виновницей твоей смерти; я сама умру, я сама отдам долг свой, ибо я имею голову; пусть она будет усечена за имя Христово; я имею кровь; пусть она будет пролита за Господа нашего; я не хотела и не хочу быть оскверненной, но желала и теперь желаю быть замученной; не отнимай же от меня венца, который я начала плести ранее тебя. Но если ты завидуешь моему мученичеству, то позволь мне пойти под меч первой, ты же можешь быть мучеником Христовым после меня; я хочу, чтобы ты остался после меня, а не я после тебя, потому что от тебя не могут отнять чистоты, меня же могут лишить невинности. Если ты извел меня чистой из блудилища, то позволь мне и Христу предстать чистой.

Святой же Дидим сказал ей:

— Возлюбленная сестра! Господь наш, один раз уже сохранивший тебя неоскверненной, может всегда сохранить чистоту твою; мне же, на смерть осужденному, не препятствуй умереть; я умру за Христа и кровью своею омою грехи свои.

В то время как они с любовью препирались между собою, было приказано усечь мечем их обоих; святая мученица Феодора первая преклонила под меч голову свою, а затем преклонил под меч свою главу и святой мученик Дидим [5]. Тела же их были брошены в огонь. Таким образом они приняли победные венцы от Христа, Бога нашего, Которому воссылается слава, честь и поклонение со Отцом и Святым Духом вечно. Аминь.

Память святого священномученика Ферапонта

Сей святой Ферапонт был святителем сардийской [1] церкви; здесь он обратил ко Христу своим учением многих еллинов-идолопоклонников и просветил их святым крещением. Святой Ферапонт был взят игемоном Юлианом и в узах заключен в темницу; был томим голодом и жаждою долгое время; будучи выведен из темницы, предан различным мукам; затем веден связанный в Синаон, город фригийский [2], и в Анкир, город галатийский, причем всюду был многоразлично мучим. Когда же святой был приведен к реке, называвшейся Асталой, то был растянут на земле нагой и привязан к четырем кольям, вбитым в землю; затем мучители били святого столь сильно, что даже кожа спала с тела его и земля напиталась его кровью. Колья же те пустили ростки и произрастили ветви и листья; затем выросли в большие деревья и своими листьями исцеляли различные недуги и болезни людей. Наконец святой Ферапонт был приведен в область, находившуюся в Лидии, вблизи реки Гермуса (протекающей по Лидии) в епископии Саталийской (подчиненной митрополии сардийской), и здесь после многих мук был умерщвлен за исповедание имени Христова и таким образом принял от Господа венец нетленный [3].

Перенесение честных мощей святителей Киприана, Фотия и Ионы, Киевских и всея России чудотворцев

В апреле месяце 1472 года во время княжения христолюбивого великого князя всея России Иоанна Васильевича [1] при преосвященном митрополите Филиппе [2] в славном городе Москве положено было начало основания святого и великого соборного храма Успения Пресвятой Богородицы. И когда начали разбирать первый храм, который был построен святым Петром чудотворцем [3], и разобрали его до полов, то в то время обнаружились гробы прежде бывших святителей русских, преосвященных митрополитов Киприана, Фотия и Ионы. 28 мая в начале второго часа дня гробы их окопали, и тогда пришел преосвященный митрополит всея России Филипп с архиепископами и с ним все московское духовенство, пришел также благоверный великий князь Иоанн Васильевич с сыном своим, мать великого князя, братья его, князья Георгий, Андрей, Борис и Андрей, все сановники великокняжеского двора, князья и бояре, и множество православных христиан, жителей славного города Москвы, мужей и жен. Воспев подобающие сему случаю псалмы, взяли сперва гроб митрополита всея России Киприана и поставили его на приготовленное место в новооснованном храме в особый ковчег на правой стороне, а потом взяли гроб митрополита Фотия и поставили на том же месте. Священные одежды и омофоры, бывшие на святителях, оказались нетленными, не смотря на много лет со дня их кончины, ибо после кончины митрополита Киприана прошло без восемнадцати дней 65 лет, а после кончины митрополита Фотия без тридцати четырех дней 41 год. По перенесении мощей святых Киприана и Фотия пришли ко гробу святителя митрополита Ионы, и когда немедленно после сего снята была с него крышка, то распространилось такое сильное благоухание, что все, стоявшие вокруг этого места, слышали его. При этом все увидели, что святые мощи святителя совершенно целы, только тело присохло к костям, и одежды, в которые он был облачен, также целы и нетронуты тлением, а между тем после кончины его исполнилось тогда 11 лет и 2 месяца. Взяв гроб святителя, поставили его на верху земли с левой стороны храма. Благоверный князь Иоанн и преосвященный митрополит со множеством православного народа возблагодарили после сего за это Бога и повелели праздновать память обретения честных мощей святителей в 27 день месяца мая.

Память преподобного отца нашего Ферапонта, Белозерского чудотворца

Сей преподобный отец наш Ферапонт происходил из пределов московской области, из города Волока Ламского [1]. Он был сыном благочестивых родителей по фамилии Поскочиных и в мире носил имя Феодора. Достигши совершеннолетнего возраста, он исполнился страха Божия и пожелал удалиться из мира. Оставив дом свой и родителей, он пришел в славный город Москву и в Симоновом монастыре Пресвятой Богородицы [2] принял иночество, при чем ему дано было имя Ферапонта. После сего, пребывая в послушании, молитвах и посте, он много лет подвизался в этой обители. Однажды по каким-то монастырским нуждам он послан был архимандритом в области Белого озера [3], рассмотрел находившиеся там места, весьма полюбил их и возвратился в свой монастырь. По устроению Божественного промысла случилось, что в этом монастыре, пребывая в безмолвии, находился преподобный Кирилл, впоследствии Белозерский чудотворец, и он в это время удостоился видения Пресвятой Богородицы, Которая повелела ему идти в страны Белого озера, как о том подробнее рассказывается в житии его [4]. Преподобные Кирилл и Ферапонт, сговорившись, вышли вместе из Симонова монастыря и пришли в страны Белого озера. Обойдя все находившиеся там пустынные места, они пришли на то место, где расположен теперь Кириллов монастырь [5]. Здесь преподобный Кирилл рассказал Ферапонту о бывшем ему явлении Пресвятой Богородицы, и они на этом месте стали строить себе келлию. Но преподобный Ферапонт не долго прожил с преподобным Кириллом. Вскоре он ушел от него и нашел между двумя озерами место, которое ему понравилось. Он стал расчищать его и построил себе келлию. После этого стали собираться к нему иноки, выстроили монастырь и построили в нем храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы [6]. Преподобный Ферапонт часто ходил к преподобному Кириллу для духовных бесед и для устроения монастырской жизни, так как жил недалеко от его обители, на расстоянии только двенадцати поприщ, и получал от него великую пользу. Так и проводили в Боге жизнь свою преподобные. Вследствие такой добродетельной жизни их слава о них дошла до слуха правителей той страны и даже до самого великого князя Андрея Димитриевича, в удел которого входили и области Белого озера. Услышав о святых подвижниках, князь пришел в великую радость от того, что в его владениях явились такие преподобные, прославил Бога и дал из своей казны богатые дары на построение монастырей. Случилось, что княжеским наместником в Белозерской стране был ближний боярин князя. Он посетил обитель Пресвятой Богородицы, виделся с преподобным старцем Ферапонтом, беседовал с ним и очень полюбил его. Возвратившись затем в Можайск, он рассказал о преподобном князю, и последний от сего рассказа пришел в большое умиление, так как был весьма благочестив и боголюбив. Спустя несколько времени после сего у князя явилось сильное желание устроить монастырь в своем городе Можайске, где он имел свою княжескую резиденцию. Он обратился к своим боярам за советом, где бы найти такого мужа, который бы устроил обитель, и бояре напомнили ему о блаженном Ферапонте, сказав, что для этого святого дела он не найдет другого, более опытного человека. Тогда князь послал одного из своих вельмож с письмом к святому старцу и подарками для него, прося его не отказать ему в его просьбе. Святой, выслушав просьбу князя, серьёзно обдумал ее и сообщил о ней братии, и братия дали совет ему исполнить просьбу князя. Преподобный подчинился воле братии и, взяв с собою одного из иноков, пришел к князю Андрею. Князь принял святого старца и спутника его с великим почетом и стал просить его присмотреть место для построения монастыря. Преподобный долго отказывался от этого, умоляя князя отпустить его в его монастырь, но никак не мог отказаться и, подчинившись воле князя, пошел и нашел близ реки Москвы на расстоянии одного поприща от города Можайска удобное и красивое место [7]. Взяв затем вместе с князем от епископа благословение, они построили храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы, соименный храму первой обители преподобного, соорудили при нем по обычаю монастырскому все постройки, благолепно украсили их и собрали иноков [8]. Князь весьма чтил этот монастырь, более, чем другие находившиеся вблизи монастыри. Настоятелю его он выхлопотал сан архимандрита, преподобного Ферапонта поставил первым настоятелем и заботливо покоил его старость. После этого преподобный, богоугодно прожив остаток жизни своей, в глубокой старости отошел ко Господу [9], Которого возлюбил с юности своей, и с почестями погребен был в этом монастыре. Богу нашему слава ныне, всегда и вечно.

В тот же день празднуется обретение (в 1667 г.) мощей преподобного Нила Столобенского, скончавшегося 7 декабря 1554 года.

Память 28 мая

Страдание святой мученицы Еликониды

Святая мученица Еликонида жила в царствование Гордиана [1] и Филиппа [2]; родилась она и была воспитана в Фессалонике [3]. Когда началось гонение на христиан, она пришла в город Коринф [4]. Увидав здесь людей, приносивших жертвы идолам, она стала на высоком месте, и громогласно воззвала:

— О несмысленные и жестокосердые мужи коринфские! Я вижу, что вы весьма нечестивы, ибо вы оставили вечного и нетленного Бога и обратились к служению душепагубным идолам. Посмотрите, прошу вас, на высоту небесную, и на широту земную; подумайте о Том, Кто распростёр небо как кожу над головами вашими? Кто основал землю над бездною? Кто может укротить страшным и славным именем Своим неукротимые волны морские? Кто сотворил человека из земли и вдунул в лицо его дыхание жизни? Лишь Тот, Кто содержит дланью Своею всю тварь, есть единый истинный Бог, пребывающий на небесах. «Ибо все боги народов — идолы» (Пс.95:5) суть, немые и бездушные; да будут подобны им и все те, кто им кланяется!

В то время как святая говорила это свободно и громко, нечестивые язычники схватили ее и повлекли на суд к игемону своему Периннию. Игемон, посмотрев на нее и увидав, что она была весьма благообразна и честна лицом, начал с кротостью беседовать с нею, говоря так:

— Да ниспошлется тебе всякое благо, дочь моя прекрасная, так как я думаю, что ты веруешь, что боги наши вечно пребывают; я радуюсь о тебе.

Отвечала святая:

— Какая радость может быть у нечестивых? Радость твоя, игемон, обратится в плач, и гордость твоя обратится в немощь. Я верую в Бога, царствующего над всем, и радуюсь, что сподобилась ради Бога моего войти в подвиг этот, в котором с несомненностью надеюсь получить венец победный.

Сказал игемон:

— Не уподобляйся своим многословием безумным женщинам, но кротко и вкратце скажи нам, какое имя твое?

Отвечала святая:

— Я не безумна, но мудра о Христе Иисусе, Господе моем; если же ты желаешь узнать имя мое, то я называюсь Еликонидой.

Сказал игемон:

— Тебе дано имя Еликониды не по заслугам, ибо ты по причине великого безумия своего уготовляешь тело свое на мучения и раны.

Отвечала святая:

— Нет, я по справедливости называюсь Еликонидою, потому что милосердие Бога моего всегда со мною и я метаю стрелы на отца твоего диавола [5]. Точно также и тебе вполне справедливо дано имя Перинния, потому что твое нечестивое и окаянное тело вместе с скверною душою твоею огненными трезубцами будет повлечено в погибель.

Сказал игемон:

— Скажи нам вкратце: принесешь ли ты жертву богам, или нет? Клянусь богом моим Асклипием врачом [6], что не пощажу тебя, если ты не послушаешь повеления царского и не поклонишься богам нашим.

— Ты слышишь, — отвечала святая, — что я свободно говорю: я раба Христова; кто же твой Асклипий, — я этого не знаю. Делай со мною, что хочешь.

Тогда игемон, преисполнившись гнева, начал мучить святую. Первоначально он приказал ее нагую, распростерши по земле, бить, резать ноги ее, затем велел бросить мученицу в котёл, наполненный кипящею смолою. Но внезапно явился Ангел Господень, который и остудил котёл, превратив кипящую смолу в холодную росу, так что из котла исходило благоухание. Увидав это, игемон воскликнул:

— О сколь велик чародей Христос, Который может обратить огонь в воду!

Святая же сказала, обратившись к игемону:

— Считаешь ли ты теперь великими богов своих Дия [7] и Асклипия, после того как их пристыдила женщина, раба Христова?

От этих слов игемон преисполнился еще большей ярости и, назвав святую волшебницей, приказал содрать с головы ее волоса с кожею и опалять свечами голову и грудь ее. Все эти муки святая переносила мужественно, как бы не ощущая никакой боли. Потом игемон, переменив гнев на кротость, начал с лестью говорить святой:

— Дочь любезная! Приступи и принеси жертву нашим непобедимым богам, в особенности Венере [8] и Минерве [9], и я сделаю тебя жрицей великой Дианы [10] и уравняю тебя с женами сенаторов. В честь тебя я выстрою золотой столп посреди города, донесу о тебе царям письменно, и ты будешь как бы матерью всему этому городу.

Святая же Еликонида отвечала:

— Веди меня в храм богов твоих, дабы я принесла им жертвы.

Услыхав это, игемон преисполнился великой радости и тотчас приказал проповедникам и трубачам возгласить об этом по всему городу; затем с великим торжеством повел святую в храм идольский. Святая же, входя в храм, сказала жрецам:

— Я желаю одна наедине сама с собою принести чистые жертвы; поэтому прикажите всем выйти из храма; выйдите также и сами и закройте двери за собою.

Жрецы исполнили ее приказание и оставили ее одну в капище, сами же, стоя вне капища, ликовали и возглашали трубами и тимпанами. Между тем невеста Христова, войдя внутрь капища, взяв идол Венеры, разбила его на три части; точно также свергла и идол Минервы, который, упав на землю, совершенно разбился. Потом низвергла с алтаря Асклипия и отсекла ему руки, ноги и голову; тоже самое сделала и с Дием. Но люди, находившиеся вне капища, не слышали того, что происходило внутри его, так как звук труб и тимпанов заглушал всё, и стояли все вне капища, ожидая, пока девица совершит свои молитвы и жертвы. Спустя достаточное время жрецы, наскучив ожиданием, проникли в капище и, увидав, что боги их были повержены на землю, увидав также и святую, восседавшею в алтаре и восхвалявшею Христа, Бога своего, тотчас вскочили, разодрали одежды свои, с великим гневом схватили девицу и повлекли ее к игемону. Придя к игемону, они сказали:

— Погуби волшебницу эту!

И был шум и вопль среди всего народа, того, разгневавшегося на сокрушение идолов; все кричали, взывая:

— О, игемон! Поскорее погуби эту волшебницу!

Игемон приказал отрезать святой мученице сосцы и заключить ее в темницу, дабы иметь время размыслить, какой лютой смерти предать ее. И пребыла в темнице святая пять дней. В это время прибыл в Коринф на место Перинния другой игемон, по имени Иустин. Ему было возвещено о мученице Еликониде, о страдании ее и о сокрушении ею идолов. Иустин же, весьма ревновавший о богах своих, преисполнился великой ярости на Еликониду за сокрушение ею идолов и приказал как можно сильнее разжечь печь. И разжигаема была печь та в продолжении трех дней; затем Иустин приказал бросить в печь эту святую Еликониду. Святая же, подобно древним отрокам в Вавилоне, ликовала посреди печи, прославляя и благословляя Господа, ибо огонь был для нее как бы росою и пламень огненный как бы прохладным ветром. Затем из печи вышло большое пламя и устремилось на стоявших кругом язычников; при этом было сожжено до семидесяти мужчин; святая же спустя довольно продолжительное время вышла из огня невредимой.

Игемон сказал, обратившись к ней:

— Скажи нам, скверная женщина, какими волхвованиями ты возмогла преодолеть силу огненную?

Отвечала святая:

— Христос, Господь мой, Которого ты не видел и Которого ты видеть не можешь, придя ко мне, остудил пламень печи.

Не веря этому, игемон приказал принести пред судилище постель медную; велел разжечь ее и положить на нее святую пред глазами своими. Приказав разжигать постель снизу углями, игемон сказал:

— Теперь посмотрим, придет ли Христос спасти ее.

В то время как святая была мучима так, из нее изошло столь много крови, что она погасила огонь; постель же ее остыла. Тогда мученица была снята с постели и отведена в темницу, где она, припав на землю, молилась так:

— Иисусе, сила и крепость наша! Иисусе, слава наша! Христе, надежда наша! Будь мне помощником и уврачуй язвы мои, Врач добрый, спасающий по благости Своей всех уповающих на Тебя.

Когда она молилась в таких словах, ей явился Христос, Спаситель мира, окруженный весьма светлым сиянием, вместе со святым архистратигом Михаилом и архангелом Гавриилом. Подойдя к ней, Он подал ей руку Свою, сказав:

— Встань, поднимись на ноги и укрепись! Я всегда с тобою! Я смотрю за подвигом твоим, Я Своею божественною силою облегчаю страдания твои и врачую твои раны.

Встав на ноги, мученица пала ниц пред Господа, поклонилась Ему и сказала:

— Иисусе, Христе Боже мой! Исцели меня, рабу Твою! Помоги мне победить врага моего, дабы я, преодолев силу его, могла войти в храм Твой с пением и гласом радости.

Господь же сказал ей:

— Дерзай, дочь Моя! Вот Я исцелю тебя и приготовлю тебе венец бессмертный в Царстве Моем вечном.

Сказав это, Господь отошел на небо, святые же Ангелы дали Еликониде чистый хлеб, светившийся как солнце. Вкусив этого хлеба, Еликонида почувствовала себя совершенно здоровой; лицо ее просветилось как солнце, и тело ее стало белым как снег. И возблагодарила святая Бога, славословя Его до самого рассвета. Когда наступило утро, святая была выведена из темницы, потом отведена на судилище, а затем была отдана на съедение зверям. На нее были выпущены два голодных льва, ничего не евших в продолжении трех дней. Но львы, подойдя к святой, поклонились ей и начали лизать ее ноги. Народ же, видя это, поднял крик, возглашая:

— Воистину женщина эта волшебница, потому что она очаровала даже зверей, так что они не осмеливаются приблизиться к ней. О, игемон! Погуби эту женщину! Погуби ее поскорее!

В то время как народ говорил так, двери здания того силою Божиею сокрушились и раскрылись; те самые львы выскочили и бросились на народ с великою яростью, громко рыча; народ обратился в бегство; сам игемон от страха побежал в преторию [11]. Львы же, преследуя бежавших, умертвили из народа сто двадцать человек. Тогда игемон, не зная, что еще сделать с мученицею, приказал усечь ей голову мечем. Когда святую повели за город для усекновения, она подняла руки свои к небу и начала молиться, говоря так:

— О, Христе, Боже мой! Приди ныне ко мне! Предстань рабе Твоей в час этот! Исполни Свое обещание и введи меня во святую ограду Твою, сопричисли меня к Твоим благословенным овцам. Сопричти меня к женам, Тебе угодившим: Сарре, Ревекке, Рахили, Лии, Сусанне и ко Твоей Пренепорочной Матери, Пречистой Приснодеве Марии, также и к Марфе и Марии, сестрам Лазаревым и к пророчице Анне, свидетельствовавшей о Тебе вместе со святым Симеоном Богоприимцем при Твоем сретении; сопричисли меня и к Елисавете, матери Предтечи Твоего Иоанна, и к первомученице Фекле; присоедини меня к их числу и сподоби меня почить с ними навеки.

В то время как святая молилась так, слышен был голос с неба, возгласивший:

— Гряди, дочь Моя! Для тебя приготовлен уже венец и престол. Вот и Ангелы начинают воспевать торжественные песнопения для твоего восхода на небо.

Услышав такой голос, святая Еликонида преисполнилась великой радости, и с веселием преклонила под меч главу свою. Когда она была усечена, то из раны вместо крови истекло молоко, что было знамением чистоты ее [12]. Тело же ее честное христиане похоронили с благоговением, прославляя Отца, и Сына, и Святого Духа, единого Бога в Троице, Которому воссылается слава, честь и поклонение, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Память преподобного отца нашего Никиты, епископа Халкидонского [1]

Преподобный отец наш Никита с юных лет возлюбил Христа; отрекшись от мира и всех мирских привязанностей, он угождал Богу своею добродетельною жизнью, и возведен был на престол халкидонского святительства, на котором, подобно свече, стоящей на подсвечнике, светил миру и украшал Церковь Христову. Святой Никита был весьма милостив к нищим; он питал алчущих, нагих одевал, странников принимал в дом свой и упокоевал их; он был отцом сиротам, заступником вдовицам и спасителем для всех обидимых. Когда наступили тяжелые времена ереси иконоборческой [2], в царствование Льва Армянина [3], святой Никита показал себя мужественным исповедником имени Христова, ибо много подвизался в борьбе с нечестивым учением, обличая неправославные догматы, увещевая всех с благоговением поклоняться иконе Христа Господа и Его Пречистой Богоматери, а также иконам и всех прочих святых; доблестный исповедник Христов перенес много мучений от нечестивого царя и его единомышленников; перенес он и изгнания, и уничижения, и прочие беды за свое правоверие. Спустя достаточное время, после многих исповеднических трудов, святой Никита перешел от земли в обители небесные [4]; Бог прославил его на небесах пред ангелами Своими, на земле же — пред людьми, ибо от честных мощей его творились многие чудеса, подавались исцеления всяких болезней во славу Бога, прославляемого во святых Своих.

Кондак, глас 8: Светлостию дел твоих просиял еси преподобне, апостольскаго престола наследник был еси Никито: и яко солнце облистал еси твоей пастве отче, вся божественных учений исполнь. Темже зовем ти: радуйся Халкидону удобрение.



Память святого Игнатия, епископа Ростовского

Святой Игнатий родился от благочестивых родителей и был воспитан ими во всякой христианской добродетели. Убедившись в суете мира сего, он отрёкся от мира и принял пострижение в монашество. Так как он проводил жизнь весьма добродетельную, то был назначен первоначально архимандритом, а потом епископом города Ростова [1]. Приняв под свое попечение епархию ростовскую, он с великим вниманием пас стадо свое. Пробыв во святительстве двадцать шесть лет, преставился ко Господу в 6796-е лето от сотворения мира, рождества же во плоти Бога Слова в 1288-ом году, в 28-ой день месяца мая, в пятницу, после вечерни [2]. Узнав о кончине святого, весь город Ростов собрался к телу его; все горько плакали и рыдали, сожалея о кончине общего пастыря и учителя всех, помощника и заступника в бедах и скорбях, ходатая вдовицам и сиротам, питателя нищих и убогих, наставника и учителя иерейского и монашеского чина и советника князей и вельмож. Взяв честное тело святителя Игнатия, все понесли его в церковь, но по причине множества народа, собравшегося в нее, не могли внести его внутрь церкви, а поставили пред церковью; после этого начали петь погребальные песнопения. В это время проходили мимо церкви две благочестные монахини, одна из них называлась Феодосиею; она была супругою протодиакона святителева Павла, но тотчас же, по вступлении в законный брак, они посвятили себя девственной и чистой жизни. Всю жизнь свою они подвизались в посте и молитвах. Многие могли засвидетельствовать чистоту жизни их. Когда блаженный Павел отошел ко Господу, то супруга его приняла пострижение в иночество. Узнав о кончине святителя Игнатия, она пришла поклониться мощам его; вместе с нею пришла и другая инокиня по имени Ксения, проводившая столь же добродетельную и богоугодную жизнь. Эти две инокини и еще некоторые благочестивые люди, которые сподобились откровения божественного, видели такое чудо: когда честные мощи святителя Игнатия были несены к церкви, то святитель Божий встал из гроба в своем архиерейском облачении, пошел по воздуху и стал высоко в воздухе над церковью; затем благословил весь народ и весь город; потом вошел в пещеру, ископанную в земле около жертвенника, где был ему приготовлен и гроб. Это открыл Бог инокиням тем, а также и еще некоторым благочестивым людям для прославления угодника Своего и в показание всем святости его; этим Господь показал людям, что святитель Игнатий заслужил милость от Господа и сподобился одинаковой части со святыми. Около того же времени случилось и другое чудо: некий архимандрит Стефан имел со дня рождения своего один палец пригнутым к ладони; когда он прикоснулся к честному телу святителя Игнатия, тотчас скорченный палец его выпрямился, стал здравым, как и прочие пальцы. Потом честное тело святителя Игнатия было внесено в церковь. Утром следующего дня все снова собрались к мощам угодника Божия, дабы сотворить обычное служение и воспеть погребальные песнопения. Когда положили тело святителя Божия во гроб и дали в руку ему свитки, в которых написаны были имена всех тех, кого святитель Игнатий посвятил в сан пресвитерский и диаконский, то угодник Божий, как живой, простер руку свою и принял свитки. Все, видевшие чудо это, преисполнились великого страха и радости и прославили Бога. Молитвами сего угодника Божия, святителя Игнатия да сподобимся и мы быть вместе с ним участником благ вечных, уготованных о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому воссылается слава вечно. Аминь.

Тропарь, глас 4: Благоверия просвещься учении святительства прием паству, и апостолом наследник быв, тем приял еси от Бога дар чудес святителю отче Игнатие. Моли Христа Бога, да спасет душы наша.

Кондак, глас 4: Явися днесь пресветлая память твоя святителю преблаженне Игнатие, в мире светло сияющи, и являющи всем божественное сияние.



Память святого священномученика Елладия

Святой Елладий, после разных мук брошенный в огонь и оставшийся невредимым, скончался от побоев. В службе ему сказано, что в темнице посетил его Христос и уврачевал от ран и что узы спали с него. Полагают, что он пострадал от Персов во время нашествия их на восточные провинции Римской империи.

В тот же день память священномученика Евтихия, епископа и сотрудника Апостолов, пострадавшего в Мелитине в I веке.

Память 29 мая

Память святой мученицы Феодосии

О святой Феодосии тирской [1] Евсевий [2], епископ Кесарии палестинской [3], свидетель-очевидец, сообщает следующее: «В то время как в стране нашей вот уже пять лет продолжалось гонение, поднятое на христиан нечестивыми идолопоклонниками, в семнадцатый день месяца апреля, в самый день праздника Воскресения Христова, одна благочестивая и богобоязненная девица из нашего города, — говорит Евсевий, — родом из Тира, не имевшая еще и восемнадцати лет, подошла к христианам-узникам, находившимся в претории; в это время христиане с дерзновением рассуждали между собою о Царствии Божием; подойдя к ним, Феодосия начала просить их помянуть ее пред Господом, когда они, окончив свой страдальческий подвиг, предстанут Богу. Воины же, увидав девицу, поклонившуюся узникам-христианам, схватили ее и как бы сделавшую какой дурной поступок, повлекли к игемону Урвану на допрос. Игемон, исполнившись великой ярости и гнева, приказал мучить ее лютыми муками. Ее ребра и сосцы были истерзаны железными ногтями, так что мясо сошло с нее до костей; потом мученицу Христову, еще живую с радостным лицом терпевшую мучения, игемон приказал утопить в море». Так говорит Евсевий, видевший всё своими глазами. Кроме того прибавляют, что сия святая мученица Христова Феодосия, после потопления в море, была извлечена ангелами из воды на сушу совершенно живою. И ходила святая, нося на руках своих камень, привязанный к шее ее. Потом святая была снова взята язычниками, которые и привели ее в судилище. Святая Феодосия была приговорена на съедение зверей, но она пребыла совершенно невредимой от них. Наконец мучитель приказал усечь ее мечем. Во время усекновения святой видели голубицу, вылетевшую из уст ее, сиявшую как золото и возносившуюся к небесам [4]. Когда наступила ночь, святая мученица явилась родителям своим вместе со многими другими святыми девами; облечена была святая в одежду более белую чем снег; в руке у нее был золотой крест, а на голове венок; при этом, святая сказала родителям своим:

— Вот видите, сколь велика слава и благодать Христа моего! Вот видите, как велика слава, которой вы меня хотели лишить!

Сии слова сказала святая потому, что родители ее, заметив в ней желание пострадать за Христа, всячески препятствовали ей в этом; но она тайно от них поспешила к узникам Христовым, и, как мы сказали, была взята на мучение и увенчана от Подвигоположника своего Господа Иисуса Христа, Бога нашего.

Страдание святой преподобномученицы Феодосии

Святая невеста Христова Феодосия родилась в Константинополе от богатых, честных, благочестивых и добродетельных родителей. Первоначально они были неплодны в продолжении многих лет. Сокрушаясь об этом, они молились и много постились, прибегая и днем, и ночью к храмам Божиим, и щедро раздавая милостыню бедным. Однажды когда они были в храме, построенном в честь святой мученицы Анастасии [1] на всенощном бдении, мать святой Феодосии усерднее, чем раньше, молилась о разрешении своего неплодства; когда она немного задремала, ей явилась святая Анастасия мученица и сказала:

— Не печалься, женщина, ибо ты зачнешь и родишь.

Проснувшись, она пришла в великую радость и сказала о видении своему мужу. Тогда муж сказал ей:

— Жив Господь! Если Он разрешит неплодство наше и если мы родим сына ли, дочь ли, принесем то в дар нашему Владыке, Христу Богу.

Спустя некоторое время его жена действительно зачала и родила сию святую отроковицу, которую и назвали Феодосиею, то есть «данною от Бога», ибо она была дарована Богом. Затем просветили младенца святым крещением. По истечении сорока дней после рождения, мать взяла свою дочь на руки и понесла ее в храм святой Анастасии, с радостными слезами воздавая благодарение Богу и святой мученице, обещая посвятить свою дочь в чин иноческий, дабы она была сопричислена к лику девственниц и невест Христовых (следует заметить, что при том храме был и монастырь для девиц, посвятивших себя на служение Богу). Приняв благословение Божие, мать возвратилась к себе домой и начала воспитывать обещанное Богу дитя с великим вниманием, научая Феодосию чтению божественных книг и страху Божию и возжигая в сердце ее огонь любви божественной. Когда Феодосии исполнилось семь лет со времени рождения, отец ее умер; тогда мать, взяв отроковицу, повела ее в монастырь святой Анастасии и отдала ее для пострижения во святой чин ангельский. Спустя три года умерла и мать Феодосии, оставив все имение свое дочери-инокине. Но Феодосия, достигнув совершенного возраста, будучи преисполнена разума и любви к Богу, не восхотела принять имение, оставшееся ей от матери, но отдала его Богу, Которому принесла в жертву и саму себя: призвав к себе золотых дел мастера, она дала ему достаточное количество золота и серебра для скования трех икон: Христа Спасителя, Пресвятой Богородицы и святой мученицы Анастасии. Иконы эти имели величину в три локтя [2]. Блаженная Феодосия поставила их в храме, всё же остальное имение свое раздала нищим, убогим, сиротам и вдовам, а сама в иноческой нищете продолжала служить Господу день и ночь, обогащаясь от Бога богатством духовным. Вооружаясь молитвенною броней на невидимого супостата, она умерщвляла постническими подвигами плоть, воевавшую на дух, побеждала врага бесплотного, попирала главу адского змия и низлагала гордого велиара [3] смирением, кротостью, богоугодною любовью, чистотою, благоговением, послушанием и прочими иноческими добродетелями. Однажды, когда святая молилась ночью, к ней подступил диавол и сказал:

— Вот ты ополчаешься на меня: в таком случае и я ополчусь на тебя, и не только на тебя, но и на всех христиан, ибо я нашел такого человека, посредством которого я сумею воздвигнуть брань на Церковь; я многих отвращу от поклонения иконе Христовой; многие пойдут во след меня и будут исполнять волю мою.

Святая же Феодосия, осенив себя знамением крестным, сказала:

— Да будешь проклят ты, диавол, противник христиан! Да уничтожатся и да погибнут все козни твои силою Христа, Бога моего!

И исчез диавол. Преподобная же Феодосия, осенив себя честным знамением креста, начала воспевать псалом Давидов: «Да восстанет Бог, и расточатся враги Его, и да бегут от лица Его ненавидящие Его» (Пс.67:2). Об этом страшном видении и об всех горделивых словах диавола святая Феодосия передала игумении своей и спросила ее:

— Откуда же может придти на христиан та беда, которую враг обещает навести?

Игумения ответствовала ей:

— Дочь моя! Апостол свидетельствует: «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим.3:12). Ибо стадо Христово всегда было смущаемо лукавыми людьми, мудрствующими неправо, прельщающими всех и самих прельщаемых; эти лукавые люди и суть орудия диавола. Подобным образом и в настоящее время будет диаволом наведено на Церковь Божию смущение и гонение. «А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен. Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса» (2 Тим.3:13–15).

Спустя некоторое время на правоверного царя Феодосия, прозывавшегося Адрамитином [4], восстал воевода его, по имени Лев, называвшийся Кононом, родом исаврянин [5]. Отняв у Феодосия власть царскую, Лев воцарился сам [6]. В первое время царствования своего он показывал себя благочестивым, но в скором же времени обратился в нового Валтасара [7], оскверняющего святыню церковную и не поклоняющегося Христу Богу Всевышнему и честной Его иконе. И вдохнул он в Церковь яд аспидов душевредной ереси манихейской; кроме того, сей звероподобный человек, рыкая как бы львиным гласом, произносил хульные слова еретические на святые иконы, называя их идолами, поклоняющихся же им называл идолопоклонниками. Нечестивый царь сей издал приказ, которым повелевал уничтожить поклонение иконам по всему своему царству. В это время престол константинопольский занимал святой Герман [8]. Он вместе с прочими православными епископами весьма противился царю и не принимал его еретического приказания, повелевавшего отречься от почитания икон. Герман говорил сему хулителю:

— После того как Владыка и Спас наш воплотился от честных кровей Пресвятой Богородицы и исполнил все божественные предначертания о спасении нашем, — уничтожена всякая служба идолам и все идольские изображения преданы огню. Прошло уже более семисот лет после того как подвизались Апостолы и возвестили миру спасительное учение Христово. За эти семьсот лет было весьма много праведных и преподобных отцов, и ни один из них не похулил святых икон, тем более ни один из них не слыхал о том нечестивом мудровании, какое вы вносите в Церковь, отвергая почитание святых икон, по долгу воздаваемое святыням от древности. Ибо святая Церковь приняла обычай почитать честные иконы от самой древности, начиная с того нерукотворенного образа, который Сам Спаситель послал на полотенце Авгарю, князю эдесскому. Затем кровоточивая женщина, исцелившаяся от прикосновения к краю одежды Христовой, после вознесения Господня на небо, сделала из камня подобие Иисуса Христа. Потом святой Евангелист Лука написал икону Пречистой Девы Богородицы; с этого времени начался благочестивый обычай писания святых икон и украшения ими храмов Божиих и домов христианских. Вот и бывшие ранее нас шесть вселенских соборов [9] не похулили сего обычая, но, наоборот, повелели покланяться изображениям святых, а не отвергать их. Знай же, царь, что я ради святых икон готов не только потерпеть какое угодно зло, но готов принять и самую смерть, ибо икона Христова носит имя Того Самого Христа, Который воплотился от Пренепорочной Девы Марии и пожил на земле с людьми. Каждый благочестивый христианин должен быть готов умереть как за имя Христово, так и за Его честные иконы, потому что тот, кто бесчестит икону, бесчестит и того самого, кто изображен на этой иконе.

Услыхав это, царь преисполнился гнева и ярости; зарычав, как лев, он начал свирепствовать с большою жестокостью, преследуя верующих и предавая различным смертям всех, противившихся ему. Прежде всего он послал воинов своих с оружием и повелел им прогнать с патриаршества святого Германа с бесчестием и побоями; вместо Германа Лев поставил лжепатриарха Анастасия [10], еретика и единомышленника своего. Затем Лев приказал предать огню все божественные книги и писания богомудрых учителей. Следует заметить, что при храме Святой Софии была библиотека, имевшая около трехсот тысяч книг; при библиотеке этой было двенадцать училищ и столько же мудрых учителей; начальником же над этими учителями был мудрый гимназиарх, принявший честь эту от царя и от патриарха. Все сии учители воспротивились безбожному приказанию нечестивого императора; поэтому беззаконный мучитель, окружив вместе со своими воинами библиотеку ту и все училища с учителями и учениками, подпалил ее со всех сторон и сжег, так что никто из бывших там не спасся от огня, не уцелела от огня и ни одна книга. В это время весь город Константинополь повергся в великую скорбь и печаль; все плакали и воздыхали; одни сожалели о несправедливом изгнании святейшего патриарха Германа, другие о сожжении столь большего числа книг и гибели мудрых учителей, иные о великом бесчестии, наносимом иконам, ибо иконы повсюду сокрушались, бросались в болота и сожигались на кострах. Новопоставленный же патриарх-еретик, Анастасий, стоявший на святом месте как мерзость запустения (Мф.24:15), был весьма угоден царю, так как всячески споспешествовал ему в его иконоборном еретичестве. Сей лжепатриарх вскоре же выбросил честные иконы из великой церкви и приказал сделать то же и по всем прочим церквам. В Константинополе были ворота, называвшиеся «медными»; они были построены еще во времена великого Константина и вели к царским палатам. Над этими воротами находился медный образ Спасителев, висевший здесь в продолжении четырех сот и даже более лет. Тот злочестивый патриарх вознамерился снять и предать огню сей честной образ, для чего и послал воинов с топорами на нечестивое дело. Когда начальник воинов тех, саном спафарий, приставив к воротам лестницу, начал подниматься по ней с топором в руках и уже готовился приступить к своему богопротивному делу, — его увидели некоторые благочестивые женщины, случайно проходившие там; увидали его также и инокини, в числе которых была и преподобная Феодосия; разжегшись ревностью по иконе Христовой и побуждаемые сею блаженною Феодосиею, более всех их ревновавшей об честных иконах и преисполненною божественного мужества и дерзновения, — инокини те побежали к лестнице и опрокинули ее на землю; вместе с тем они низвергли и воина того, который, упав с высоты, весьма расшибся. Они же, влача его по земле, били до тех пор, пока он не умер; затем с поспешностью пошли к патриарху Анастасию и начали поносить нечестие его; они укоряли его, как волка, хищника, еретика и врага Церкви Христовой; потом начали метать в него камнями. Анастасий же, преисполнившись стыда и опасаясь как бы не поднялся против него общенародный мятеж, поспешил к царю и возвестил ему о нанесенном ему женщинами теми бесчестии, возвестил также и о убиении спафария при вратах медных. Царь, преисполнившись гнева и ярости, тотчас же, послав воинов своих с обнаженными мечами, приказал им отомстить за бесчестие патриарха и смерть спафария. И посечены были те святые жены за ревность, явленную ими по благочестью; блаженную же инокиню Феодосию, как более благородную по происхождению своему и с большим дерзновением исповедывавшую благочестие и как виновницу всего происшедшего, царь приказал взять и заключить в темницу, нанося ей ежедневно по сто ударов. Так мучима была святая в продолжении семи дней. На восьмой день мучитель приказал водить святую по всему городу и бить ее без милосердия. Когда святая была приведена на место, называвшееся «Воловьим торгом» (здесь продавались и закалались животные) [11], случилось, что один воин, сопровождавший святую, нечаянно наступил на большой козий рог и поранил им свою ногу. Разгневавшись, он взял рог тот и начал бить им без милосердия святую мученицу по голове, затем ударил святую тем рогом в горло и проткнул его; и тотчас святая преподобномученица девица Феодосия, священная невеста Христова предала свою честную душу в руки бессмертного Жениха своего и отошла в небесный чертог Его, будучи увенчана двойным венцем и девства, и мученичества [12]. Многострадальное же тело ее, брошенное на землю, было взято христианами с благоговением и похоронено в особом месте. От честных мощей святой Феодосии подавались исцеления болящим во славу Христа, Бога нашего, прославляемого со Отцом и Святым Духом, ныне и в бесконечные веки. Аминь [13].

Тропарь, глас 4: Добродетель благоприятно мученице постигла еси, Христово приятелище бывши чистое, и Святаго Духа дом возлюблен: отнюдуже посрамила еси врага борющаго род человеческий, добре страдавшая, и посекла еси Копронима Феодосие, мечем веры: и к чертогу небесному преставилася еси радующися. Тебе верою чтущым присно проси велия милости.

Кондак, глас 2: Трудами живот нетрудный достигла еси, кровию же Копронима удавила еси мученице, сквернаго врага Христовы церкве, всеблаженная Феодосие: и с вышними радуешися воинствы, чтущыя память твою покрывающи.



Память святого юродивого Иоанна, устюжского чудотворца

Блаженный Иоанн родился от благочестивых родителей, — от отца, по имени Саввы, и матери Наталии, — в окрестностях великого города Устюга [1], в селе, носившем название Пухово и расположенном по ту сторону реки, называемой Сухоною, где находился древний город Устюг. С юных лет он обнаружил необыкновенное воздержание. По средам и пятницам он ничего не ел, а в прочие дни питался только хлебом и водою, при чем ночи всегда проводил без сна в молитве и всегда ходил с грустным и жалостным лицом, так что те, кто видел его, думали, что он не в полном уме. Так блаженный отрок поступал всегда, и мать его много раз убеждала его изменить такой образ жизни, говоря:

— Дитя мое, не изнуряй тела своего неупотреблением пищи; такое суровое воздержание может причинить тебе болезнь.

— Не принуждай меня к этому, мать моя, — отвечал на это отрок, — воздержание избавит меня от грехов.

— Какие же грехи, дитя мое, — спрашивала мать, — имеешь ты, будучи в таких юных годах? Одна благодать Божия в тебе и никаких грехов мы не видим у тебя.

На это отрок отвечал матери:

— Мать моя! Перестань говорить такие слова, послушай, что говорит Писание: пусть никто из людей не хвалится тем, что он безгрешен; без греха — Один только Бог (Рим.3:10,23; 1 Иоан.1:8,9). И еще: пища и питие не приблизят нас к Богу (1 Кор.8:8). Посему не будем питать тела своего, чтобы оно не стало врагом нашим.

Такими словами уговаривал блаженный Иоанн мать свою. Хотя сам он был и неграмотен, но научен был данною ему благодатию Святого Духа, как сказал пророк: «Войду в размышление о силах Господа Бога; воспомяну правду Твою — единственно Твою» (Пс.70:15–16). После сего отец блаженного из села Пухова переселился в находившийся тоже в окрестностях Устюга город, по имени Орлец [2], на реку Юг и здесь скончался. Тогда мать его отправилась в бывший там монастырь Живоначальныя Троицы, приняла иноческое пострижение и вскоре избрана была игумениею этого монастыря. Все время она имела сына при себе, но блаженный отрок, познав суету мира сего, принял на себя вид юродивого [3], и мать, видя, что он так ведет себя, предоставила его воле Божией. После сего преподобный Иоанн ушел из монастыря и, пришедши в город Устюг, поселился вблизи соборной церкви Пресвятой Богородицы, честного Ее Успения в церковной сторожке. Бодрствуя по ночам, он возносил непрестанные молитвы Господу, а днем старался казаться людям юродивым и бегал по улицам, чтобы не узнали его притворства. Отдыхал он обыкновенно на навозе и ходил совершенно нагим, только на пояснице носил одно разорванное рубище. Но когда случалось ему одевать на себя рубашку, то и она всегда была ветха и никогда он не мыл ее. Много терпел преподобный от легкомысленных людей оскорблений, насмешек и побоев, постоянно терпел голод и жажду и при этом ни от кого ничего не брал. Однажды вследствие зимнего холода он влез в сильно раскаленную печь, лёг в ней на горящие угли, как на постель, и нисколько от этого не пострадал. Кроме сего он исцелил от горячки жену одного князя, по имени Феодора, прозванного Красным [4], княгиню, по имени Марию. Проведши так жизнь свою, блаженный Иоанн, узнав о своем отшествии ко Господу, помолился о всем мире, оградил себя крестным знамением и, легши на землю, предал святую душу свою в руки Божии. Это произошло в 1494 году, в 29 день месяца мая. Преподобный погребен был вблизи соборной церкви и творит чудеса тем, кто с верою обращается к нему [5].

Тропарь, глас 5: Наготою телесною, и терпением обнажил еси вражия коварствия, обличая неподобное его деяние, зельне стражда солнечный вар, и нуждныя великия студени, мраза и огня не чул еси, Божиею помощию покрываемь, Иоанне премудре. С верою творящих память твою честно и усердно притекающих к раце мощей твоих моли избавитися от бед и падения избежати.

Кондак, глас 8:Вышния красоты желая, нижния сладости телесное ядение тщательно оставил еси, нестяжанием суетнаго мира, возлюбил еси ангельское житие, преходя скончався Иоанне блаженне: с нимиже моли Христа Бога непрестанно о всех нас.



Память 30 мая

Житие преподобного отца нашего Исаакия Исповедника

Вскоре же после обретения пречестного и животворящего креста Господа нашего Иисуса Христа в царствование великого Константина [1], многопестрый змий и многоглавый враг и ненавистник рода христианского и в особенности Самого Христа, Спасителя нашего, противник святой веры, по своему коварству внес смущение в Церковь Божию, а именно: он внушил злочестивому и беззаконному императору Валенту [2] защищать ересь Ариеву [3] и способствовать ее распространению. Сей нечестивый император поднял гонение на правоверных христиан; повелел запереть святые храмы, дабы в них не совершались обычные божественные жертвы, другие же обратил в хлевы для лошадей, иные разрушил до самого основания. Гонение это продолжалось долгое время. И был в это время великий плач и великая скорбь среди христиан, которые все дни и ночи молились ко Господу, прося Его умилосердиться над Своею Церковью святою и сотворить праведный суд и отмщение нечестивому царю. В то время было так, как во времена Апостольские, когда царь Ирод «поднял руки на некоторых из принадлежащих к церкви, чтобы сделать им зло» (Деян.12:1). Спустя некоторое время на защиту Церкви Бог воздвиг раба Своего монаха Исаакия, подобно тому как древле воздвиг пророка Даниила на защиту неповинной Сусанны [4]. Сей блаженный Исаакий первоначально подвизался в восточной пустыне, подражая святому Илии пророку [5] и проводя жизнь ангелоподобную. Узнав о гонении, поднятом арианами на Церковь Божию, узнав также и о том, что и царь споспешествовал распространению ереси, он весьма опечалился; оставив пустыню, он пришел в Константинополь для того, чтобы утверждать верующих во благочестии; слово его было подобно свече горящей; Дух Божий почивал на нем и благодать небесная осиявала его. Увидав своими очами великие беды, какие терпели верующие от зловерного царя и его единомышленников, он молил Бога, прося Его призреть с высоты престола Своего на гонимых неповинно и явить им милосердие Свое, гордость же гонителей смирить. Бог, услышавший некогда угодника Своего Моисея, молившегося о людях своих, находившихся в беде (1 Цар.28:17–22), услышал и раба Своего Исаакия, и воздвиг на нечестивого царя Валента варваров, именно: варвары, жившие в то время по реке Дунаю, собрав все полки свои, начали войну с греками; они уже захватили в свою власть Фракию и приближались к Константинополю. Необходимо было собрать воинов и царю Валенту, дабы войти на брань с врагами; но здесь случилось с царем то самое, что случилось некогда с Саулом, царем израильским, врагом Давида; ибо Саул не возвратился с поля битвы, согласно пророчеству святого Самуила, так как прогневал Бога (3 Цар.22). В то время как Валент выходил из Константинополя с полками своими, блаженный Исаакий зашел вперед его и громогласно воскликнул:

— Царь! Отопри храмы для правоверных, и тогда Господь благопоспешит пути твоему.

Но царь не отвечал ему, презирал его, как простеца и безумца; не придав значения словам его, он продолжал путь свой. На другое утро блаженный старец, подойдя к царю, опять сказал:

— Открой, царь, храмы для правоверных, и тогда война окончится для тебя благополучно: ты победишь врагов своих и возвратишься домой с миром в добром здравии.

Царь, внимая словам его: «возвратишься домой с миром в добром здравии», хотел открыть двери церковные и отдать храмы правоверным, и уже начал советоваться об этом с вельможами своими. Но один военачальник, придерживавшийся злочестия арианского, посоветовал царю не слушать монаха, но с бесчестием прогнать его от себя. Побранив старца, царь с бесчестием и побоями прогнал его от себя, и отправился в дальнейший путь. И на третий день блаженный старец снова подошел к царю; взяв за узду коня, на котором он сидел, Исаакий начал еще усерднее просить и увещевать царя открыть храмы; в противном случае грозил ему судом Божиим. Случилась на том месте глубокая пропасть, на дне которой росло терние и было болото; когда в это болото попадал какой-либо зверь, то он уже не мог выйти отсюда, но засасывался болотом и погибал. В это болото царь приказал бросить Исаакия, дабы он погиб здесь; потом отправился в дальнейший путь. Святой же Исаакий, будучи брошен в болото это, был охраняем десницею Божиею и не потерпел здесь никакого вреда: его не уязвило терние и не затянуло болото; он лежал среди терния как бы на мягкой постели среди цветов, хваля и благодаря Бога до тех пор, пока не явились ему три светлых мужа, которые извлекли его из болота здравым и невредимым и поставили на сухом месте; сами же стали невидимы. Тогда преподобный Исаакий понял, что это Сам Господь послал Ангелов Своих извлечь его из той пропасти; пав на колена, он воздал благодарение Спасителю своему за то, что Он заботился о рабах Своих и не оставлял всех, боявшихся Его и уповающих на Него. Помолившись достаточное время и укрепившись Духом Святым, Исаакий встал; затем пошел поспешно окружным путем и, обогнав царя, остановился на пути его. Увидав святого, царь весьма испугался и от страха и удивления молчал. Святой же с дерзновением сказал ему:

— Вот ты хотел погубить меня в тернии и болоте; но Господь сохранил меня живым и послал мне Ангелов Своих, которые вывели меня из той пропасти. Послушай же меня, царь! Открой храмы для правоверных; тогда ты победишь врагов и возвратишься обратно с славою; но если не послушаешь меня, то не возвратишься с поля битвы, а погибнешь на нем.

Царь весьма удивился дерзновению монаха и светлости лица его, но несмотря на это не послушал его, так как сердце его было ожесточено и удалено от Бога. Потом царь отдал блаженного двум сановникам своим Сатурнину и Виктору и приказал им содержать его в узах. При этом он сказал им:

— Держите у себя сего надоедливого старца до тех пор, пока я возвращусь и воздам ему возмездие за его бесстыдство и дерзновение.

Преподобный же Исаакий, будучи преисполнен благодати Духа Святого воспылал еще большею ревностью (как некогда пророк Михей против Ахава, царя израильского) и громогласно воззвал к Валенту:

— «Если возвратишься в мире», то знай, что «не Господь говорил чрез меня. И сказал: слушай, весь народ!» (3 Цар.22:28). Говорю же тебе, что ты, выведя войска свои на брань, не одолеешь варваров, но побежишь от них, будешь взят ими и живой сгоришь на огне.

Когда святой сказал это, царь с гневом отправился в дальнейший путь, святой же был отведен в узы. Между тем греки сошлись с варварами; битва была весьма жестокая; по попущению Божию победили варвары, согласно пророчеству святого Исаакия; многие из греков пали от меча; сам царь Валент был ранен и, не будучи в силах противиться врагам, обратился в бегство. Варвары же преследовали греков и посекали воинов греческих как траву; они настигали уже и самого царя, который бежал лишь с одним советником своим, военачальником, арианином, посоветовавшим ему не слушать Исаакия. Подъехав к некоему селению, он увидал сарай, в котором лежала солома; так как конь его был уже утомлен, он слез с него и скрылся в том сарае вместе с советником своим. Но не укрылся он от карающей руки Божией, потому что варвары, преследовавшие его, доехав до того селения и узнав, что в том сарае скрывались греки, подожгли его со всех сторон и сожгли до основания. Так погиб окаянный царь тот и его злой советник. После того сражения оставшееся в целости войско греческое направилось навстречу римскому императору Грациану [6], который шел на помощь грекам. Придя в области греческие, Грациан избрал в цари грекам Феодосия, называемого Великим [7]. Феодосий, собрав воинов, отправился на варваров, победил и прогнал их и с торжеством возвратился в Константинополь. Между тем некоторые из воинов греческих, не знавшие еще о погибели Валента, в скором времени после его смерти пришли к преподобному Исаакию, содержавшемуся в узах и сказали ему:

— Приготовься к ответу, ибо в скором времени возвратится царь с поля битвы и будет тебя допрашивать и мучить.

Но святой отвечал им:

— Прошло уже семь дней, как я обонял смрад от сожженных костей его; ибо, как я сказал, он сожжен.

Слышавшие это, пришли в великий страх; и действительно в скором времени пришло известие о погибели Валента. После этого святой Исаакий был освобожден от уз, и все начали почитать его как пророка Божия. Когда в город вошел с торжеством Феодосий, упомянутые выше вельможи, Сатурнин и Виктор возвестили ему все о преподобном Исаакии, — сказали о его дерзновении и о его пророчестве. Царь, уважая такового мужа, приказал с великою честью привести его к себе и поклонился ему, почитая его великим угодником Божиим и прося его помолиться Богу о нем и о всем его царстве. Преподобный же увещевал царя пребывать во благочестии, возвратить Церкви мир и утешить гонимых. Царь послушал святого и сделал так, как говорил он: прогнал ариан из Константинополя, чему верующие весьма радовались. Блаженный же Исаакий, возблагодарив Бога за всё, намеревался идти в пустыню, дабы подвизаться там; но Сатурнин и Виктор упросили преподобного не уходить из царственного града, но пребывать около них и споспешествовать молитвами своими и учением мирному жительству христиан; святой соизволил исполнить просьбу их. В это время между Сатурнином и Виктором произошел спор, так как каждый из них хотел, чтобы преподобный поселился в его доме. Узнав о причине спора их, святой сказал, обратившись к ним:

— Чада! Я вижу любовь вашу ко мне. Но так как вы имеете желание упокоить смирение мое, то, говорю вам, — я у того пребуду все дни жизни моей, кто первый построит дом мне.

И начали оба заботиться о скорейшем построении дома для угодника Божия. Сатурнин имел за городом очень красивое место, весьма удобное для жития иноков; на этом месте он и поспешил построить обитель угоднику Божию; здесь и поселился преподобный Исаакий. Точно также и Виктор выстроил красивое жилище для святого и весьма сожалел, что Сатурнин опередил его. Придя к святому, он начал усердно просить его переселиться в келлию, построенную для него. Но преподобный продолжал подвизаться в обители Сатурнина, хотя иногда приходил и к Виктору и жил у него по нескольку дней, не желая огорчать его отказом. Между тем к преподобному начали собираться многие, желавшие подвизаться вместе с ним в трудах иноческих. Таким образом был построен большой монастырь на средства боголюбивых мужей Сатурнина и Виктора. И был преподобный наставником и игуменом многих иноков, полезным учителем и мирянам, ибо руководил всех на путь спасения и словом и примером добродетельной жизни своей. Преподобный был весьма милостив к бедным, так что, если иногда не имел ничего, чтобы мог дать просившему, то снимал с себя одежду и отдавал ее; творил святой и многие другие богоугодные дела. Наконец, достигнув старости, приблизился к смерти. Созвав всю братию и преподав всем душеполезное наставление, святой Исаакий поставил игуменом вместо себя некоего честного мужа, проводившего жизнь святую, блаженного Далмата, по имени которого и обитель та впосдедствии начала называться Далматскою. Потрудившись во многих богоугодных делах, преподобный Исаакий отошел ко Господу на вечный покой [8]; на погребение его собрался весь город; честное тело его было положено в храме святого первомученика Стефана; святая же душа его предстоит престолу Пресвятой Троицы, в лике святых и преподобных отцов и молит вместе с ними за нас Отца, и Сына, и Святого Духа, единого Бога в Троице, Которому воссылается слава вечно. Аминь.

Кондак, глас 8: Яко угодник Божий верный, по Христове церкви ревностию разжегся, бразды уалентовы удержав, пророчески тому о затворении церкве пагубную смерть предрекл еси преподобне. Темже присно моли о нас, чтущих тя Исаакие преподобне.



Память 31 мая

Страдание святого мученика Ермия

Во время гонения, воздвигнутого на христиан в царствование нечестивого императора римского Антонина [1], для мучения христиан был назначен императором некий вельможа, по имени Севастиан. Прибыв из Киликии в Каппадокию [2], он встретил в Команах [3] некоего воина, по имени Ермия, старца, убеленного сединою, христианина, веровавшего во единого истинного Бога и проводившего жизнь добродетельную. Князь тот сказал Ермию:

— Ко мне прислан указ императора римского Антонина, приказывающий всем христианам приносить жертвы богам римским; если же христиане не захотят приносить жертв, то будут преданы многим лютым мукам. Посему и ты, Ермий, принеси жертву богам: тогда ты будешь другом царя; ты будешь награжден великими почестями. Послушайся меня, в противном случае я предам мукам и душу, и тело твое.

Христов подвижник Ермий отвечал на это:

— Я воин небесного и бессмертного Царя Христа, Его же Царствию не будет конца; посему я не буду исполнять приказания смертного и нечестивого царя, царствование которого маловременно, в то время как царствование Господа нашего Иисуса Христа пребудет неизменным во веки; всякий, верующий в Него, наследует жизнь вечную. Вот и я верую в Него. Раньше я служил Ему тайно, но ныне служу явно; диавол не победит меня; ты же имеешь власть лишь над телом моим, и то по попущению Божию; над душою же моею никто не имеет власти, кроме одного Бога, Который подаст мне терпение и сохранит меня невредимым во веки.

После того как Севастиан выслушал святого Ермия, обратившись к нему, сказал:

— Принеси жертву богам, если хочешь насладиться радостями жизни этой.

Но святой отвечал:

— Какая может быть для меня радость, какое наслаждение и какая жизнь, если я, отступив от Создателя моего, поклонюсь бесам? Поистине, это не радость, а печаль; это не наслаждение, а горе; это не жизнь, а смерть вечная.

Сказал князь:

— Я вижу, что ты очень мудр.

Отвечал святой:

— Я мудр о Господе, Боге моем, в Которого я верую и Которому я служу со всем усердием; за Него я готов пострадать и согласен с радостью умереть.

— Уважая седины твои и ум твой, — сказал князь, — я готов пощадить и помиловать тебя.

Отвечал святой:

— Я не ищу милости у тебя, но ищу милости у Бога, Который умудряет рабов Своих Духом Святым.

На это князь сказал:

— Итак, ты предпочитаешь жизнь смерти?

— Эта смерть, — отвечал святой, — не есть смерть, но жизнь вечная, если я с терпением перенесу назначенные тобою муки.

Тогда князь приказал сокрушать лицо святого камнями, бить его в уста и сдирать кожу с лица его. И сказал святой:

— Благодарю Бога моего, ибо благодать Его пребывает со мною.

Потом князь спросил воина:

— Почему ты не берешь своего оброка, как берут его все прочие воины?

— Так как вы несправедливо обираете убогих, — отвечал мученик, — то я по этой причине не беру оброков ваших, и не питаюсь ими, ибо я имею духовную пищу, подаваемую мне Духом Святым, от которой и никогда не взалкаю.





Тогда князь приказал разжечь печь и бросить в нее мученика Христова. Спустя три дня раскрыли печь, но нашли святого живым и невредимым, прославляющим Бога, ибо огонь не прикоснулся телу его. После этого князь, призвав волхва, приказал ему дать отраву Ермию. Святой же, помолившись Богу, выпил отравленное питье и нисколько не пострадал, согласно слову Христа Господа, сказавшего: «если что смертоносное выпьют, не повредит им» (Мрк.16:18). Волхв приготовил еще более опасную отраву и дал мученику, сказав:

— Если ты нисколько не потерпишь от этого яда, то я оставлю свое волшебство и уверую в распятого Бога, Которому ты служишь.

Святой же Ермий, вкусив эту отраву и испив ее до дна, нисколько не пострадал, но продолжал пребывать здравым и невредимым. Тогда волхв воззвал:

— Ты победил меня, Ермий! Ты одолел и превозмог меня, раб Христов! Ты спас от ада погибшую душу мою и побудил меня служить Богу. Подобно тому как старое изваяние, сделанное из железа, будучи перековано, обновляется; так обновляюсь душою и я, состарившийся во грехах и нечестии; обновляюсь я, обращаясь к Богу живому, пребывающему вечно. О, Боже небесный, единый истинный, избавивший меня от обольщения бесовского и от скверны идолослужения посредством раба Твоего Ермия! Прими меня, грешного, обращающегося к Тебе, и помилуй меня, исповедующего Тебя!

Когда он взывал так, князь преисполнился ярости и приказал обезглавить его. И усечен был волхв тот, крестившись кровью своею; и отошел новый христианин и мученик ко Христу Богу, ради Которого он положил жизнь свою. Святого же Ермия князь приказал мучить без милосердия, вытаскивая жилы по всему телу его. Будучи так жестоко мучим, святой сказал:

— Я совершенно не чувствую никакой боли от мучения; ибо, подобно тому как нож, разрезая жилу, выпускает негодную кровь и дает здоро