Annotation


Если ты попала в другой мир, это не беда, как говорится, не ты первая, не ты последняя. Если тебе там предлагают выдать себя за герцогскую дочь и вместо нее выйти замуж - тоже ерунда. Главное, вовремя сделать ноги с этой самой свадьбы. И тогда тебя гарантированно ждет незабываемый тур по незнакомой местности, зато с влюбленными поклонниками на хвосте. Так что беги, Лена, беги. Но кто знает, вдруг ты от своей судьбы убегаешь?





* * *





* * *





****

Для того чтобы попасть в другой мир, надо умереть. Ну, или хорошенько стукнуться головой. У некоторых срабатывает.

А вот я решила соригинальничать и просто зарегистрировалась на игровом портале в стиле "Подземелья и Драконы". Вездесущая реклама обещала пользователям изумительную графику и миллион приключений. Сама игра была на стадии тестирования, и авторы привлекали первых поклонников хорошо испытанным способом, обещая хлеба и зрелищ. Я-то, конечно, знала, где лежит бесплатный сыр, но желание поучаствовать в онлайн-ролевке было больше, чем мое здравомыслие.

В общем, рабочий день давно закончился, а я все никак не могла оторваться от компьютера и пойти домой. Игра действительно была на высоте и захватила меня буквально с головой. Моя героиня - крутая эльфа - разила орков наповал, зарабатывая мне баллы, а себе жизни и статус. Наконец на экране зажглась надпись "поздравляем! вы прошли на следующий уровень", а следом за ней засияла реклама. На этот раз разработчики предлагали испробовать новый 5-D эффект, достигаемый с помощью хорошо отредактированной версии 3-D очков. Нужно было всего лишь отправить запрос на предложенный е-мейл, заполнить форму регистрации - и (о чудо!) курьер доставит вам посылку прямо в руки.

Не мудрствуя лукаво, я так и поступила. Через полчаса появился молодой человек с небольшой картонной коробкой под мышкой. Я расписалась в бланке доставки и отказа от претензий. Ну да, как опыты проводить, так и без претензий.

В коробке лежал серебристый шлем каплевидной формы. Сбоку находилась большая круглая кнопка - и всё. Больше никаких антенн или проводов. Ещё прилагалась инструкция. Ну, мы такие вещи не читаем, там походу разберемся.

Короче говоря, я натянула шлем и нажала на кнопку. И всё, больше ничего не помню!

****

Пробуждение было не очень. Голова болела, будто с перепою, во рту точно кошки нагадили, и резало глаза. И с какой это стати меня так колбасит? Вроде ж не пила... Странно, что я не помню, как до дому добралась. Кстати, а время сколько? Мне же на работу!

Я вскочила, судорожно пытаясь выпутаться из одеяла, но тут же замерла, ошеломленно оглядываясь вокруг. Это была не моя кровать. Не моя спальня. И не моё одеяло!

Я закричала.

Высокая резная дверь резко распахнулась, и в комнату влетел незнакомый тип в странном одеянии. То ли тога, то ли хламида, то ли простынь на нем была намотана, я так и не поняла. Это чудо бросилось ко мне и попыталось засунуть назад в кровать. Но не тут-то было! Имеючи трёх старших братьев грех не знать приёмов самообороны. А если учесть, что все мои брательники мастера спорта по боксу... в общем, провела я с этим типом разъяснительную беседу с помощью нежного женского апперкота, от которого он отлетел назад к дверям и вытаращился на меня во все глаза.

- Ты что творишь! Малахольная!- завизжал он оттуда, держась рукой за стремительно опухающую челюсть.

- Сам дурак!- буркнула я в ответ и начала с любопытством оглядываться.- Где это я? Это чей-то розыгрыш?

Комната напоминала сказочный шатер из тысячи и одной ночи: стены оббитые цветным шелком, низкая мебель, обилие подушек и подушечек... только шамаханской царицы для полного соответствия не хватает.

- Ничего не трогай!- незнакомец отобрал у меня шкатулку, которую я стянула со стола и пыталась открыть.

- Ну вот!- надулась я.- Сначала сами похищают, а потом ничего трогать не дают. Мужик в простыне окинул меня подозрительным взглядом.

- А с чего ты взяла, что тебя похитили?

- Ну не сама же я сюда пришла?- я саркастично выгнула бровь.- Ну, давай, колись, чем меня опоили, кто заказчик, кто исполнители.

- Чем я должен колоться?- пошёл этот тип в несознанку.- У меня нет ничего острого. И не опаивали вас ничем. Герцог наш, Эриас Анторийский, провёл один ритуал, искал невесту на замену. Вот вас и принесла... нелегкая,- последнее слово он произнёс так тихо, что я еле расслышала.

- Кто-кто меня принёс?- уточнила я, незаметно подбираясь к этому чудиле.- И что это там за Герцог? Это что, местный авторитет?

- Не понимаю, о чем вы…,- проблеял этот малахольный и резво выскочил за дверь. Я тут же услышала, как ключ в замке повернулся.

Ну вот, попала так попала! Интересно, это кто-то из брательников пошутил или кто другой? Чёрт! Надо выбираться, работу-то никто не отменял. Не хочется, чтобы за прогул оштрафовали.

Я подошла к дверям и подергала за ручку. Ну, так я и думала - меня заперли. Постучала, сначала вежливо - рукой, потом настойчиво - ногой. Потом со всей дури начала лупить пяткой по резному дереву. Раздались чьи-то торопливые шаги. Я услышала скрежет ключа - и двери распахнулись настежь, влепив мне по лбу с такой силой, что я отлетела метра на два.

- Ай!- это все, что мне удалось выдавить из себя.

Держась за пострадавший лоб, я ошарашенно разглядывала ввалившихся в комнату мужиков. Тот, что меня запер, стоял в стороне и гаденько ухмылялся. Другой, весь в бархате, с собольим воротником на плечах и золотой цепью толщиной с мою руку на шее, быстрым шагом подошёл ко мне. Двумя пальцами поднял моё лицо за подбородок и окинул брезгливым взглядом, точно я не человек, а грязь под ногами. Ещё двое в красных костюмах, напоминающих форму гвардейцев кардинала из известного советского фильма, встали по обе стороны двери. Видимо, это была стража. Только сейчас я обратила внимание, что все они были одного типа: высокие, стройные, с длинными светлыми волосами и раскосыми глазами. Только у стражников глаза были карими, у мужика в тоге - серыми, а у этого, с соболями - ярко-синие, нечеловеческие какие-то.

Мужик в бархате оглядел меня с ног до головы и процедил сквозь зубы:

- Выглядит она даже лучше, чем я рассчитывал. Деус, ты ей объяснил, зачем она здесь?

Тот, что в тоге, покорно залепетал:

- Ещё нет, Ваша Светлость, не успел.

Его светлость отпустил меня и демонстративно вытер пальцы кружевным платочком. Я обиделась. Можно подумать, я к ним в гости набивалась.

- Послушайте, милейший,- обратилась я к нему со всем пафосом и апломбом, на который только была способна,- вы что себе позволяете? Вы хоть знаете, кого похитили?- я обвела всю четверку снисходительным взглядом.- У меня мама главный прокурор области, а папа - начальник милиции. Так что вы, парни, попали!

Странно, мой монолог их ничуть не испугал. Наоборот, тот, что светлость, толкнул меня на кровать и, нависая надо мной, с угрозой произнёс:

- Девочка, тебе стоит забыть все, чем ты была. Ты больше не в своём мире и здесь другие правила. Будешь вести себя послушно - получишь награду. Вздумаешь ерепениться - горько пожалеешь. Так что хорошенько подумай над моими словами.

Такого отношения я не ожидала. Обычно, упоминание о моих родителях вызывает невольное уважение. Правда, я никогда этим не злоупотребляла, всегда старалась сама справляться со своими проблемами. Даже в институт поступила на общих началах и училась как все, живя в общаге и кушая макароны. Родители только с работой помогли и с квартирой, но ведь на то они и родители, чтобы помогать детям в трудных ситуациях. Вот и сейчас я решила прикрыться их авторитетом от незнакомцев, не зная, чего опасаться. Но все пошло совсем не так, как я рассчитывала. От испуга я громко сглотнула и тихо спросила:

- Что значит "не в своём мире"? Где я?

- Ты на Эретусе. Это мир, параллельный твоему. Здесь нет людей, ты единственная. А я - Эриас Карион, герцог Анторийский. И это я призвал тебя из твоего закрытого мира.

-Зачем?- мой голос неожиданно дрогнул. Боже мой, куда попала! Наверняка это какая-то секта или ещё что похуже. Другой мир, герцоги, сейчас ещё про эльфов с драконами заливать начнёт...

- Тебе все объяснит мой придворный маг Деус. Думаю, ты будешь послушной и не доставишь нам хлопот. Иначе придётся тебя заковать. Я, знаешь ли, не люблю строптивых.

С этими словами он вышел из комнаты, но стража осталась стоять. Ясно, теперь пасти будут, вот уроды!

Мужик в простыне, оказавшийся магом, осторожно приблизился ко мне. Я залезла под одеяло и сжалась в комочек, всем видом показывая, что совершенно безобидна. Да, в принципе, и что я могла ему сделать? Он с опаской сел рядом со мной и откашлялся.

- Ну, давай уже, не тяни,- пробубнила я из-под одеяла,- кто вы такие и что вам от меня нужно? Если выкуп, то можете звонить отцу, он заплатит, сколько скажете. Только потом я советую вам бежать из страны.

- Герцог сказал правду, ты в другом мире. Если не веришь, то выгляни в окно. Призвали тебя с помощью магии соответствия, чтобы ты заменила дочь Его Светлости на завтрашней церемонии обретения.

- Это ещё зачем?- я высунула нос из-под одеяла. Подобные заявления невозможно было воспринимать всерьез. Мне казалось, что вот-вот из-за портьеры выскочит ведущий с криком: "улыбнитесь, вас снимает скрытая камера!"

Деус как-то печально вздохнул и ответил:

- Я расскажу тебе все, что знаю. А ты уж сама решай, как поступать дальше.

****

И вот что я узнала. Мир, в который меня призвали, называется Эретус и человек в нем отсутствует как вид. А все его разумные обитатели являются магическими существами и имеют вторую ипостась: веры - волки, кошки, медведи - стоят на низшей ступени социального общества; эльфы и дроу - белые и черные единороги - аристократия этого мира. И асуры - демоны, повелевающие стихиями и обращающиеся в драконов - их остались единицы, но их сила такова, что они считаются признанными владыками Эретуса. Несколько веков назад эльфийская аристократия решила уничтожить асур и править миром единолично, но те хоть и были малочисленны, сумели победить в кровопролитной войне. Они заставили эльфов признать себя побежденными, а чтобы высокомерные ушастые не забывали свое место, асуры-драконы подписали с ними договор о контрибуции. По этому договору каждые сто лет эльфы должны были отдавать им одну из своих дочерей - девушку благородного рода, девственницу, вошедшую в брачный возраст. И в этот раз выбор пал на дочь герцога Анторийского, его любимую Элению. Завтра должен был проводиться обряд обретения, на котором девушке будет назначен жених-асур, но любящий отец решил по-другому. Он провел весьма специфический магический ритуал, благодаря которому нашел в параллельном мире двойника своей дочери, то есть меня. У нас с ней совпадала не только аура и внешность, но даже имена: Эления - Елена. И вот теперь мне предстояло заменить ее на завтрашней церемонии и стать невестой неизвестного существа, которое по определению даже человеком не является!

Сказать, что я была в шоке, это значит, ничего не сказать. Конечно, я не поверила ни единому слову. Пока не разглядела уши мага с характерно заостренными и вытянутыми кончиками, и не выглянула в окно по настоянию Деуса. Вид нежно-бирюзового неба и двух ослепительно-ярких солнц поверг меня в ступор. Несколько минут я молча пялилась на это инопланетное великолепие, потом медленно перевела шокированный взгляд вниз. Это был не мой город, не моя страна и не мой мир.

Анторийский замок, в котором я пребывала, располагался на высоком зеленом холме, а у его подножия раскинулся живописный городок с красными черепичными крышами, ухоженными газончиками и выложенными булыжником мостовыми. По улицам сновали люди, одетые на манер XVII- XVIII веков: женщины в пышных платьях с кринолинами, мужчины в вышитых серебром камзолах и высоких сапогах... Вместо привычных для меня машин только всадники на конях, кареты с гербами на дверцах да крестьянские повозки.

- Так это все разве не люди?- все ещё не веря прошептала я.

- Нет,- ответил маг.- Те, что благородные - это эльфы. А крестьяне и ремесленники - веры. Смотри, вон, видишь дом на отшибе? Это кузница, а рядом стоит кузнец. Это медведь, здоровый такой бугай. Когда-то мы и с ними воевали, но они оказались слабее нас в магическом плане. Веры хоть и имеют вторую ипостась, но никаким даром не владеют. Поэтому нам не стоило труда поставить их на место.

- Что это значит?- я пристально разглядывала кузницу и ее хозяина, которые были мне видны как на ладони. Дом был большой, сложенный из крупного камня, а кузнец даже из далека, казался настоящим гигантом. Высокий, широкоплечий, с могучей грудью и вздувшимися мускулами на руках, видными даже под холщевой рубахой.- Теперь оборотни ваши рабы?

Деус поморщился.

- Мы не называем их оборотнями, они веры, а оборотни это совсем другие существа, в них нет ни капли разума, дикие звери - и только. Живут в лесах, бегают стаями и нападают на проезжих. И веры вовсе не рабы. Просто в каждом обществе есть те, кто правит и те, кем правят. Это естественное строение мира. Разве у вас не так?

Я неопределенно пожала плечами. А что я могла ему сказать? Что у нас не было войн? Что у нас все равны? Да мы и без всякой магии поделили свой мир на господ и рабов, правда, у нас это деление по финансовому признаку. Но сути это не меняет.

- Я как-то по-другому представляла себе эльфов,- перевела я разговор на другую тему.- Разве вы не должны быть сказочно красивыми и жить в лесах?

Он усмехнулся:

- Это все ваши сказки. Мы действительно намного совершеннее вас в физическом плане: у нас у всех правильное телосложение и симметричные черты лица. К тому же наша кожа не подвластна загару, волосы светлые, а уши вытянутые - это, так сказать, тоже отличия. Но красоту каждый понимает по-своему. Вот у тебя, например, очень симметричное лицо. Черты довольно тонкие и изящные, наверняка среди людей ты была красавицей? А среди эльфов будешь одной из многих. Но не переживай, асуры ценят внешнее совершенство и утончённость, потому что сами просто грубые и неотесанные демоны.

- Но ты же сказал, что они владыки вашего мира?- удивилась я.

- Да, они обладают самой большой магической силой на Эретусе, но это не делает их более благородными, чем мы. Они такие же животные, как и веры. Просто более развитые и обращаются в драконов.

- Но ведь и эльфы имеют вторую ипостась!- я прямо возмутилась, с каким высокомерием и презрительностью рассказывал эльфийский маг о других народах, населявших этот мир.

- Единороги - благородные животные. Я имею в виду белых единорогов, а не этих выродков дроу, которые обращаются в чёрных. Эти отщепенцы эльфийского народа живут в пещерах далеко на Севере, выходят на поверхность только ночью и едят сырое мясо. Не советую с ними встречаться.

- И что мне теперь делать?- я обернулась к магу и заглянула ему в глаза.

- Сейчас - ничего, просто отдыхай и набирайся сил. Я принесу тебе завтрак и одежду и подробнее расскажу о герцогской дочери, чтобы ты смогла уверенно сыграть свою роль.

- А если я откажусь?

- Его Светлость убьет тебя и будет искать более покладистого двойника.

Да, тут уж было над чем задуматься. Стоило рискнуть и принять навязанные правила игры. Кто знает, что случится дальше и где мне улыбнется удача!

- Ладно,- примирительно произнесла я,- пусть будет по-вашему. Посмотрим, какого вы мне жениха подобрали.

А там глядишь, и сбежать случай представится. Только куда? Никого здесь не знаю, никаким даром не обладаю... Нет, здесь надо быть хитрее. Сначала связи завести, всякие знакомства полезные, а потом и политического убежища требовать.

- Это не мы будем жениха подбирать,- усмехнулся Деус,- на обряде магический кристалл свяжет твою ауру с самой подходящей тебе аурой асура. После этого герцог отправит тебя со свадебным кортежем до Эленвилльских гор. Там на перевале к тебе присоединятся встречающие от жениха, а может и он сам. Дам тебе совет, веди себя тихо, как мышка, не привлекай внимания. В своём мире ты бы тоже однажды вышла замуж, так какая разница: здесь или там?

- Там меня не стали бы выдавать насильно!- разозлилась я.- Там бы мой брак был по-любви.

Маг усмехнулся и предложил:

- Ну, хочешь, я немного помагичу с твоей аурой и твой потенциальный жених влюбится в тебя без памяти с первого взгляда?

Я задумалась, закусив губу. А что, идея не плоха. Влюбленного мужика намного легче обвести вокруг пальца, будь он хоть человек, хоть демон.

- А давай!- бесшабашно тряхнув головой, согласилась я.

- Только смотри, есть побочный эффект. Если встретишь кого-то с подходящей тебе аурой, то тоже привяжешь к себе.

Но мне было уже все равно. Побочный эффект, так побочный эффект! Но уж лучше влюбленный до безумия жених, чем трястись от страха, что меня разоблачат и убьют. А с поклонниками как ни будь справлюсь, до сих пор справлялась же.

Я весело подмигнула опешившему Деусу и весело произнесла:

- Ну, и где мой завтрак? ****

Примерно через полчаса я сидела за столом в той же комнате, уже одетая и причесанная. Платье из бледно-голубого шелка плотно обхватывало грудь и талию, оставляя открытыми плечи, и спускалось до пят свободными складками. По покрою оно несколько напоминало французскую моду времён Директории, такой себе стилизованный ампир: ниспадающий силуэт, завышенная талия, даже прическу мне в античном стиле сделали. Я удивилась, а как же кринолины, которые я видела из окна? Но мне объяснили, что платья с корсетами и кринолинами - прерогатива замужних дам, меня же одели как юную девушку.

Оказалось, что эльфы до пятидесяти лет вообще считаются подростками и мода у них особая, тинейджерская, так сказать. Интересно, если в полсотни лет эльф ещё подросток, то я в свои двадцать два вообще младенец для них? Правда, настоящей Элении как раз завтра должно было стукнуть пятьдесят: совершеннолетие по эльфийским законам. После этого если она выйдет замуж, то должна будет сменить фасон. Хотя у себя дома в двадцать два года я считалась вполне взрослой и самостоятельной, здесь была практически младенцем на фоне других эльфов, проживших не одну сотню лет. Деус пояснил, что чем больше в эльфе магии, тем дольше его жизнь. Сам он распечатал уже шестую сотню, а герцог и того больше. Правда, как оказалось, чем больше магии, тем меньше шансов оставить потомство. Поэтому-то за девятьсот лет своего существования, Его Светлость умудрились произвести на свет только одну дочь, и то ценою жизни ее матери. Теперь я начинала понимать, почему он так фанатично оберегает ее, но мне от этого не становилось легче. Ведь понять не значит принять.

Приставленная ко мне горничная обращалась ко мне не иначе, как "ниэра Эления", а маг пояснил, что ниэра - вежливое обращение к незамужним девушкам, тогда как к замужним дамам нужно обращаться "нира". Точно так же неженатый господин будет "ниэр", а женатый "нир". На вопрос, как отличить женатых от неженатых, Деус сказал, что у всех состоящих в браке есть брачные татуировки на запястьях и на шее, так что ошибиться невозможно, тем более что скоро такие же появятся у меня самой.

Видимо, этот мир не слишком сильно отличался от нашего по части животных и растений, по крайней мере тех, что употребляются в пищу. На завтрак мне подали весьма узнаваемые яйца-пашот, булочки с мармеладом и гроздь крупного винограда. Оказалось, это обычный завтрак Ее Светлости Элении. Где сама герцогская дочь, я спрашивать не стала, но всё-таки один вопрос у меня возник.

- Деус,- спросила я, кидая в рот очередную порцию винограда,- а что насчёт ушей?

- В каком смысле?

- Ну, я же эльфу должна изображать, а уши-то у меня человеческие.

Маг как-то неопределенно хмыкнул и скосил глаза на меня.

- А ты давно себя в зеркале видела?

Я задумалась.

- Вчера смотрелась, утром. Сегодня ещё нет.

- Ну, так иди, глянь. Вон дверь в гардеробную, там есть зеркало во весь рост.

Я встала из-за стола и с опаской двинулась в указанном направлении. Так называемая гардеробная с первого взгляда впечатлила меня своими размерами, я чуть не забыла, зачем вообще сюда пошла. Эта комната была едва ли не больше спальни, и все ее стены были сплошь увешаны всевозможными нарядами всех цветов и оттенков. Сразу видно, что герцогская дочь ни в чем не знала отказа!

У дальней стены я заметила огромное зеркало во весь рост. Обрамленное тяжёлой золочёной рамой с искусно выгравированными стилизованными лилиями, оно занимало в ширину не меньше полутора метров, а в высоту - все пространство от пола до потолка. Это было даже не зеркало, а настоящее произведение искусства. Но я почти не обратила внимания на его красоту, думая только о том, как сильно я изменилась. Внутри как-то вдруг все похолодело, и я опустила глаза, подходя к зеркалу. Наконец, настал момент истины. Набрав в грудь побольше воздуха, я, словно в омут головой, кинула взгляд на своё отражение.

О! Майн! Гот! Это все, что я способна была выдавить из себя. В зеркале передо мной была одновременно я и не я. Словно какая-то улучшенная копия меня самой: более утонченная, более изящная, более женственная. Огромные фиалковые глаза на тонком бледном личике, чуть подсвеченные румянцем скулы, маленький нос, пухлые губы. Нет, я тоже была красоткой, по нашим стандартам, но это была какая-то не человеческая, а ангельская красота. Ну, или эльфийская. Из-под облака золотисто-платиновых волос выглядывали заостренные кончики ушей - маленькие и аккуратные, а тело, скрытое шёлковым платьем, было тонким и гибким. Правда, росту во мне так и не прибавилось, как была "метр с кепкой", так и осталась, зато грудь образовалась. Мой первый размер чудесным образом превратился в третий - хоть что-то полезное от всех этих перемещений. В общем, выглядела я теперь не как живой человек, а как идеально выточенная статуэтка. На минуту даже страшно стало, как я теперь от поклонников отбиваться буду. Но потом вспомнила, что я больше не человек, а эльф, а для эльфов такая красота самое обычное дело и они давно перестали обращать на неё внимание.

Из гардеробной я выходила необычно тиха и задумчива. У себя дома я была умницей, красавицей и папиной дочкой. Меня любили и баловали все родные, ведь я была единственной девочкой на всех братьев, дядьев и кузенов. А здесь мои знания никому не нужны, красота - обычное дело, и рядом нет никого, кто бы беспокоился обо мне. И такая жалость к самой себе комом к горлу подступила, что я не удержалась и проронила пару слезинок. Но быстро взяла себя в руки. Не хватало ещё, чтобы кто-то заметил мою слабость. Тогда точно раздавят. Я уже поняла, что, не смотря на все изменения, меня все равно считают здесь презренной человечкой, и держатся обходительно только потому, что герцог приказал обращаться со мной, как с госпожой. Ну да, мне же надо привыкнуть чувствовать себя герцогской дочкой, чтоб жених ни о чем не догадался!

Я засунула свои обиды подальше, натянула на лицо маску счастливой идиотки и с широчайшей улыбкой на губах вернулась к магу.

****

За завтраком Деус долго и нудно рассказывал об эльфийском этикете, слава богу, что он не сильно отличался от нашего, только был более вычурным и нес в себе кучу условностей. За обедом же мне предстояло научиться пользоваться всеми местными приборами и вести светскую беседу. Но до этого предполагалось совершить конную прогулку вокруг поместья. Эта новость заставила меня слегка поволноваться. Как-никак герцогская дочь была умелой наездницей, а я - дитя продвинутых технологий - лошадь видела только на картинках!

Меня снова переодели. На этот раз в просторные шаровары с вышитым поясом и широкими манжетами на лодыжках. Сверху одевалась короткая рубашка с длинным рукавом, а поверх неё длинная, почти до пят, туника с разрезами до бедра с обеих сторон. Такой себе местный вариант амазонки. Я даже не ожидала, что одежда для верховой прогулки окажется настолько неприхотливой, но опять же, это была не женская одежда, а подростковая. Это все равно как на Земле сравнить классический костюм тридцатилетней женщины и рваные джинсы тинэйджера. Так и тут до пятидесяти лет эльфы имели право на послабления в одежде, правда, если не связывали себя в это время узами брака.

Еще интереснее стало, когда мы с магом вышли на улицу и слуга подвел к нам лошадей. Во-первых: оказалось, что эльфы не пользуются седлом и стременами, а пятки устраивают у лошади на почках. Во-вторых: слуга оказался не эльф, а вер. Судя по рыжим волосам и острым чертам лица, это был лис. Он подвел ко мне прекрасного скакуна: белого, с длинной чёрной гривой и хвостом, и пока я разглядывала это чудо и прикидывала, как на него забраться, лис встал на одно колено и сложил ладони лодочкой.

- Ниэра Эления,- позвал меня Деус,- почему вы не садитесь на лошадь?

- Эмм, она слишком высокая. Думаю, как на неё забраться без членовредительства.

Маг недоуменно приподнял брови. Потом, видимо, что-то сообразил и зашипел мне на ухо:

- Вставай слуге на руки, глупая девчонка! Или хочешь, чтоб тебя разоблачили? Если это случится, я и медяшки не дам за твою жизнь!

Я испуганно шарахнулась в сторону коленопреклоненного слуги. Хоть я и привыкла жить в достатке, но топтаться по людям в буквальном смысле мне не приходилось. Теперь мне стало намного яснее отношение эльфов к верам. Отсутствие магических способностей низводило вторых на самый низ социальной лестницы, но у них, по крайней мере, была вторая ипостась и физическая сила. А я - жалкая ущербная человечка, котировалась даже ниже, чем веры. Стоит только сделать один шаг в сторону, и герцог действительно раздавит меня, как букашку. Даже показное дружелюбие Деуса не могло больше убедить меня в моей безопасности.

Я неловко взялась за повод и встала одной ногой на ладони слуги. Тот толчком послал меня на спину лошади и удержал, чтобы я не съехала назад. Со стороны это выглядело почти незаметно, но лис-то понял, что я чуть не свалилась и как-то через чур внимательно стрельнул в мою сторону глазами из-под рыжей челки. Я поежилась, ещё не хватало, чтобы пошли сплетни. Поэтому решила строго следовать местному этикету, который предписывал не благодарить слуг, а принимать их помощь молча и равнодушно.

- Я не знаю, как управлять этим животным,- прошептала я так, чтобы услышал только Деус.

- Подожди,- произнес он одними губами и приказал слуге удалиться.- Это конечно плохо, что в тебе нет ни капли магии,- сказал он, едва слуга отошел на безопасное расстояние,- мы, эльфы, с рождения обладаем магией земли и чувствуем все живое. Нам достаточно сесть на лошадь и подумать, что ей нужно делать. Но ты хоть и стала внешне похожа на эльфу и аура у тебя, как у Элении, но ты как была человеком, так и осталась. Поэтому тебе придется управлять лошадью как веры. Смотри и повторяй за мной.

Внимательно наблюдая за движениями мага, я, подражая ему, перенесла центр тяжести своего тела в соответствии с центром тяжести лошади и слегка сжала бедрами ее бока. Умное животное тут же двинулось с места лёгкой рысью. Наверняка при переходе между мирами мне не только внешность подправили, но и мозги, потому что я довольно быстро сообразила, как управлять этим живым транспортом. Стоило лишь чуть сместиться влево или вправо, как лошадь тут же поворачивала в нужную сторону, сжимаешь бедрами чуть сильней - и она переходит на галоп. Тело моё, никогда не знавшее иного "скакуна", кроме мотоцикла, оказалось чудесно приспособленным для верховой езды, я даже загордилась сначала. Но уже через два часа все мышцы болели так, что когда я слезла с лошади, то даже ноги не могла собрать в кучу. Похоже, что знать и уметь это не одно и то же.

Мы с магом обошли лёгкой рысью несколько раз вокруг замка и наконец, остановились в небольшом парке, примыкавшем одной стороной к замку, а другой к великолепному пруду с лилиями и белыми лебедями. Это было так красиво, что я на мгновение забыла о боли. Пока не сползла с лошади и не глянула на свои ноги. Даже через шаровары было видно, что вся внутренняя поверхность бедер стерта до крови.

- Потерпи,- сказал Деус, недовольно слушая мои стоны.- Вернёмся в замок, я дам тебе мазь, она заживит раны и снимет боль. И не переживай, тебе не придётся так уж часто показывать своё мастерство. У нас женщины редко верхом ездят, это считается вульгарным.

- А меня тогда зачем заставили?- простонала я, пытаясь поставить ноги вместе.

- Эления прекрасная наездница, ты должна полностью соответствовать. Но я уже сказал, что в основном наши женщины путешествуют в каретах, даже на короткие расстояния.

Это немного утешало, глядишь, жених и не заставит галопировать перед ним сидя на этом живом пыточном инструменте!

В замок я вернулась, ведя лошадь на поводу. Было ощущение, будто я просто вспоминаю то, что когда-то знала, но забыла. Иначе откуда я взяла, что к лошади надо подходить спереди слева и ни в коем случае не сзади? Если я никогда прежде живых лошадей не видела? В общем, мне было над чем подумать.

В замке меня хорошенько выкупали и опять переодели и заново уложили волосы. Теперь это было золотисто-желтое платье с бархатной пелериной. Плюс обилие украшений и бриллиантовая диадема в волосах. Видимо, к обеду здесь принято выходить во всей красе. Я смущалась присутствия незнакомых женщин, но стойко держала на лице наплевательское выражение. Это было единственное, чем я могла скрыть свой страх и слабость. Впрочем, мазь Деуса оказалась на высоте, и в обеденный зал я вплыла с таким высокомерным видом, будто и вправду была наследной герцогиней.

Увидев меня, герцог одобрительно кивнул головой. Он уже сидел за огромным обеденным столом, в своих неизменных мехах и бархате с той самой цепью на шее. Я дождалась, пока слуга отставит стул и села за стол с королевским достоинством.

- Неплохо, неплохо,- произнес Его Светлость.- Ты уже пробовала читать и писать?

- Нет,- покачала я головой,- пока я упражнялась в верховой езде.

- Значит, после обеда иди с Деусом в библиотеку. Если при переносе тебе привили наш устный язык, то не думаю, что с письменным будут проблемы. Но нужно перестраховаться.

Слуги подали первые блюда, и герцог замолчал, перенеся внимание на содержимое тарелки. Я тоже не слишком мечтала поболтать с ним. Наелась я быстро, но пришлось сидеть с умным видом, пока мой так называемый папенька не соизволил подняться из-за стола. Только после этого я смогла покинуть столовую, но меня тут же перехватил маг. Теперь предстояло идти в библиотеку.

Ну что ж, как и ожидалось, я довольно быстро выучила эльфийский алфавит и уже через полчаса бегло читала. К тому же я смогла "вспомнить" другие языки, которые знала настоящая Эления: асуров и веров. Видимо девушка была довольно образованная, а мне при переходе передались ее некоторые знания и возможности. Жаль только, что не магия. Возможно, тогда отношение ко мне было бы несколько иным. Но что об этом зря мечтать, будем использовать те средства, что у нас есть!

- Деус,- повернулась я к магу, который с носом зарылся в какой-то пыльный фолиант,- ты, вроде, обещал помагичить насчет влюбленности?

Он поднял на меня затуманенный взор.

- Что? А, ну да... После ужина сегодня приду к тебе и помагичу.

Он как-то ехидно усмехнулся.

- Не боишься, что поклонники досаждать будут?

- Не боюсь,- пожала я плечами,- у меня и дома было полно желающих, но я редко кого близко подпускала.

- Можно узнать почему? Мы пока искали подходящую девушку, немного узнали о людях. В твоем возрасте многие уже детей имеют, а ты даже не познала мужчины.

Я нахмурилась. Вот только с незнакомым мужиком и не хватало обсуждать подробности своей интимной жизни! Это тема была не слишком приятной, но лучше один раз объяснить, чтоб больше не лезли.

- Да,- сказала я,- ты прав. Но меня как-то не тянуло на близкие отношения. Я ни разу не влюблялась, а спать с кем-то только потому, что так принято, я считаю ниже своего достоинства. Подруги говорили, что я просто не нашла своего мужчину. А как его найти, если ко мне с поцелуями лезут, а я думаю, чистил ли он зубы, и нет ли у него заразных заболеваний?

Маг весело рассмеялся.

- О да, я знаю о человеческой склонности вечно болеть. Ваши лекарства не всегда помогают, ведь так? Вы слабы и духом, и телом, и потому так мало живете.

- Зато мы быстро размножаемся,- мстительно заявила я.- можем рожать хоть каждый год, начиная с шестнадцати лет, а иногда и раньше! И не всегда ребенок один, бывают и двойни, и тройни,- и я показала ему язык.

Маг опешил.

- Тогда я не удивляюсь, что на вашей Земле нет других разумных существ. Вы их просто вытеснили, задавили своей численностью.

- А по-моему их никогда и не было! По крайней мере до сих пор не нашли никаких научных доказательств. А все наши эльфы, орки и тролли живут только на страницах книг.

- Орки и тролли?- заинтересовался Деус.- У нас они тоже есть, но мы давно загнали их далеко на север. Думаю, мало кто из них выжил в снегах.

- С ними тоже воевали?- язвительно спросила я.

- Раньше орки жили на этих землях,- маг говорил таким тоном, будто читал рецепт пирога.- А мы обитали в лесах. Но потом нашему королю захотелось расширить свои владения и построить себе замок, как у драконов. Другие эльфы подхватили идею, но орки не желали поступаться ни пядью своей земли. Пришлось показать им, кто сильнее. А у нас кто сильнее, тот и прав.

- М-да... похоже, эльфы очень воинственный народ,- пробормотала я,- и очень высокомерный. Вы считаете себя выше других?

- Вовсе нет, у нас все распределяется по уровню магии, я же тебе уже объяснял. Не будь ребенком.

- Ага, значит у асур магии еще больше, чем у вас?

- Да и даже очень. Именно поэтому они победили, хотя численность наших воинов была во много раз больше.

Маг еще некоторое время рассказывал мне историю эльфийского народа и их победоносных войск. Похоже, что в этом мире некогда обитали многие фентезийные расы, но высокомерные ушастые постарались уничтожить многие из них. Физическая сила и даже численный перевес были ничто, перед мощью магии. Вот только об драконов они споткнулись. Потому что асуры, как оказалось, не используют магию в обычном смысле и даже не производят. Они сами являются этой магией. Их не можно отрезать от источника или "высушить", как это делали с другими. Им не нужны артефакты и заклинания. И именно поэтому их невозможно победить. Деус достал карту континента, разбитую на страны, и обозначил путь, который мне предстоит скоро пройти. От Анторийского замка до Элленвильских гор мне предстояло пройти по землям веров и дроу, некогда проигравших в войне с эльфами. И что-то мне подсказывает, что вряд ли они будут рады видеть на своей земле представителей ненавистного племени.

- Его Светлость пошлет с тобой отборную стражу. Все эльфы из доверенных семейств. Тебе не придется ни о чем беспокоиться, просто встретиться с женихом,- объяснял маг, но я почему-то ему не верила.

- А что будет, когда этот жених узнает, что у меня нет магии и я не эльф?

- Это не имеет значения. После завтрашнего обряда ваши жизни будут связаны. И как бы он не хотел, он не сможет избавиться от тебя.

"Зато герцог сможет, и очень быстро"- мелькнуло в голове.

****

Вскоре за окном начало темнеть и я с ужасом и восторгом увидела, как на небо всходят сразу три луны! Красная, белая и желтая. Это было невероятно. Затем был ужин, поданный в моей комнате, но перед ним меня вновь переодели - видимо, здесь было нормой переодеваться к каждому приему пищи - и снова Деус учил меня манерам и этикету. Но я слишком устала за целый день, чтобы воспринимать информацию. Я буквально засыпала над столом, когда маг вдруг кинул что-то мне в бокал и приказал выпить. Я недоуменно глянула на полезшую через край пену. Не думаю, что он решил меня отравить, но пить не спешила. Мало ли что.

- Что это?- спросила я, осторожно принюхиваясь.

- Любовный напиток,- усмехнулся маг.- Не переживай, только натуральные ингредиенты и немного магии.

- И что это мне даст?- я подняла бокал против света и разглядывала его рубиново-красное содержимое.

- Ну, я же обещал "немного помагичить" для тебя. Не переживай, этот напитое просто усилит твою ауру, сделает ее более привлекательной для противоположного пола, но не для всех его представителей, а только тех, кто будет идеально тебе подходить. Обычно таких идеальных партнеров очень мало, поэтому ты вряд ли встретишь их по дороге к жениху. А после свадьбы это будет уже не важно.

- И вот так просто?- засомневалась я.- А где же заклинания, пассы руками или волшебная палочка на худой конец?

- Где ты набралась такой чепухи?- поморщился Деус.- Ну, хочешь, я станцую вокруг тебя танец оркских шаманов с бубном и колокольчиками. Тебе тогда станет легче?

Неужели у этого эльфа прорезалось чувство юмора? Правда, специфическое какое-то.

Мне было немного страшновато, но ведь я сама просила мага помочь мне включить мои "женские чары", что уж теперь отказываться?

Я залпом проглотила любовное зелье и удивилась его приятному вкусу, будто лимон и мята. Замерла на секунду, проверяя все системы, но организм продолжал работать как прежде, только усилилось давление в висках. Я сказала об этом магу, и он тут же откланялся, посоветовав скорее ложиться спать. Едва он вышел, я тут же воспользовалась его советом.

****

Было уже далеко за полночь, а я все ворочалась и никак не могла уснуть, не смотря на головную боль. Впервые за все время, что я находилась в этом мире, я наконец-то осталась одна, и мне было о чем подумать. Сотни мыслей бродило в моей голове, я боялась вспоминать свой дом и родных, не желая расстраиваться еще больше. Интересно, папе уже доложили о моей пропаже? Наверняка, он всю милицию на ноги поставил, жаль только, они ничего не найдут... Ну почему меня не выкрали обыкновенные бандиты? Сейчас бы уже получили свой выкуп и думали, как из страны драпать, а я бы уже дома сидела, спасенная и счастливая. Как же меня угораздило попасть в такую ситуацию? До сих пор не верится, что я в другом мире!

И эти эльфы... Кто бы подумал, что они существуют на самом деле. Неужели все старые сказки - правда, и на Земле, действительно, когда-то обитал "прекрасный народ"? Может, ирландские Туата де Даннан вовсе не выдумка, а реальные существа? Что ж, здешние эльфы более чем реальны, правда, мало похожи на благородных героев Толкиена. Скорее уж на тех, что населяют старинные кельтские сказки: хитрые, коварные, не брезгающие похищением людей. Вот и меня похитили, как говорится, все по канону.

Интересно, есть ли у меня хоть один шанс вернуться домой? Может, действительно стоит сбежать? Но куда? Что я могу предложить этому миру в обмен на свою жизнь? Мои знания и способности здесь никому не нужны, что может сделать дитя интернета и технократии в мире меча и магии? Я даже не смогу защитить свою жизнь, если меня захотят околдовать или банально изрубят на куски.

Сколько раз я читала о попаданцах, которые, едва появившись в новом мире, тут же хватались за меч и начинали разить врагов направо и налево. Что ж, сидя за компом, и у меня неплохо получалось. А в реальности? Видела я эти мечи у стражников, веса в них килограмм восемь-десять, если не больше, а росту - метра полтора. Вряд ли мне удастся хотя бы поднять такой меч, не говоря уже о том, чтобы им размахивать! Так что воительницы из меня точно не выйдет, как и магички - ввиду полного отсутствия способностей. Нет, я, конечно, могу поразить окружающих приемами дзюдо, и даже левый хук у меня очень не плохой, как для девчонки... Но с голой пяткой против мечей и заклинаний? Нет уж, лучше я посплю хоть чуть-чуть, а то уже рассвет скоро…

Окно напротив кровати не было зашторено, и я с тоской вглядывалась в незнакомые созвездия. Что ж, до утра осталось всего несколько часов, стоит их использовать по назначению...

****

Что и говорить. Такой побудки у меня еще не было!

Едва рассвело, в комнату ворвалось с десяток горничных. Они немилосердно вытряхнули меня из кровати - и началось: обмывание, одевание, причесывание; маникюр, педикюр, макияж и т.д. и т.п. Служанки-веры делали все молча, не пытаясь заговорить со мной, а некоторые вообще в стороны шарахались, стоило мне сделать резкое движение. Неужели прекрасная Эления не гнушалась бить своих слуг? Впрочем, чему я удивляюсь... Через два часа мучений меня впихнули в руки Деуса, не дав даже в зеркало на себя посмотреть. Боялись, что мне не понравится, и я начну буянить?

-Великолепно,- огласил эльфийский маг свой приговор.- Ты прекрасна даже по нашим меркам.

- Это как?- смутилась я.

- Обыкновенно. Я чувствую в тебе прелесть юности, свежесть и невинность,- сказал он, поднимая мое лицо за подбородок и заглядывая в глаза.- Ты словно бутон, который вот-вот развернет свои лепестки. Все твои мысли и переживания написаны на твоем лице, у тебя очень живая мимика и это делает тебя непохожей на всех нас.

- Это в каком смысле?

- Ты очень эмоциональна, в отличие от настоящих эльфов. Долгая жизнь накладывает свой отпечаток. С течением времени многие вещи утрачивают прелесть новизны, мы становимся равнодушнее, теряем способность проявлять эмоции. А ты такая юная, такая чувствительная - само воплощение жизни. И это прекрасно.

Он взял меня за руку и вдруг ни с того, ни с сего поцеловал в ладонь. Я чуть не поперхнулась! Затем, молча развернувшись, жестом приказал следовать за ним.

Мы прошли через анфиладу пышно убранных комнат в огромный зал, напомнивший мне храмы Древней Греции. Может все дело в великолепных барельефах, украшавших стены, или в мраморных колоннах, поддерживающих потолок. Или это огромные статуи, скрывающиеся в нишах, навеяли мне эти ассоциации.

В центре помещение, под высоким куполообразный потолком, находился алтарь, вытесанный из цельного куска гранита, в виде куба со стороной меньше полутора метров. А на нем, в чаше из золота, сиял кристалл величиной с мою голову, и его бриллиантовая огранка играла всеми цветами радуги. Я с восхищением уставилась на это великолепие, даже не заметив, что рядом стоят несколько стражников, герцог и жрец в ритуальном облачении.

- Начинайте,- дал отмашку Его Светлость, едва Деус подвёл меня к алтарю и отступил в сторону.

Жрец жестом подозвал меня ближе. Я с опаской приблизилась к камню и, следуя полученным инструкциям, возложила на него руки. Кристалл оказался вовсе не холодным, а теплым и пульсирующим, словно чье-то гигантское сердце. Его тепло проникло мне под кожу, наполнило мои жилы и кровь и вошло в унисон с моим сердцем. Или это сердце мое начало биться в одном ритме с кристаллом? Жрец затянул заунывные мантры и поджег какие-то травы в углублениях алтаря. Белый дым потянулся в мою сторону, нарушая все законы физики. Он окутывал меня словно туман, становясь все плотнее, закрывая непроницаемым коконом от окружающего мира. Вскоре я не видела уже ничего, кроме сияющего кристалла в моих руках. Его свет становился все ярче и ярче и вдруг взорвался под моими ладонями ослепительной звездой. И в этом радужном свете я вдруг увидела мужчину моей мечты!

Высокий и стройный, с кошачьей грацией и тренированным телом фехтовальщика, он производил неизгладимое впечатление с первого взгляда. Белая рубашка с кружевными манжетами и узкие черные бриджи, заправленные в высокие сапоги, делали его похожим на дерзкого разбойника, который ни у кого не вымаливает милостей, а берет сам то, что ему нравится. Гладко зачесанные в низкий хвост длинные волосы были изумительного насыщенно-фиолетового цвета, а раскосые глаза такого же оттенка настороженно сверкали из-под длинных ресниц. Благородная посадка головы, высокие скулы, изящная и в то же время мужественная линия подбородка и твердо очерченный рот, таящий в себе намек на сладость поцелуя... Я не могла оторвать от него глаз, и в какой-то момент наши взгляды столкнулись. Мой восторженный и растерянный скрестился с его удивленным и восхищенным. Он смотрел на меня так, словно увидел нечто чудесное, о чем долго мечтал, но не верил, что оно существует. Его взгляд, точно рапира, прошил меня насквозь, перевернув мне сердце и душу, взбаламутив все мои мечты и желания, и я увидела, как его твердые губы раздвинула понимающая и обещающая усмешка. Я задохнулась на мгновение, позабыв, что нужно дышать. И вдруг все кончилось: видение исчезло, туман рассеялся, а волшебный кристалл потух!

- Обретение состоялось!- объявил жрец, прекратив свои песнопения.

Я ловила ртом воздух, словно рыба, вытащенная из воды, и почти ничего не соображала.

- Ну, кто он?- нетерпеливо встряхнул меня герцог.

- Я... я н-не знаю,- заикаясь, пролепетала я.

- Так опиши его!

Я, как смогла, описала свое видение. Его Светлость недоуменно переглянулся со своим магом и задумчиво произнес:

- Вот оно как... Сам Повелитель Молний, Владыка Рион? Но астрологи предсказывали Элении брак с асуром воды. Не может быть, чтобы пришлая человечка оказалась достойна лучшего жениха, чем моя дочь! Он же тысячу лет пробыл сам, все любовницы на один день, и тут ты - его пара?!

Он вцепился мне в плечи с такой силой, что у меня немедленно появилось желание лягнуть его в голень, но количество и близость стражи заставили меня стиснуть зубы и терпеть.

- Что ж, это даже лучше, чем я мог надеяться,- процедил герцог сквозь зубы.- Деус, пусть она отправляется сегодня же, а ты будешь ее сопровождать. И в твоих интересах, чтобы она как можно скорее встретилась с женихом!

И в этот ответственный момент у меня в животе громко заурчало. Его Светлость брезгливо скривился и добавил:

- И накорми ее, ради всего святого!

Пока Деус не слишком деликатно волок меня назад в покои Элении, я задала интересующий меня вопрос:

- И что не так с моим женихом?

Маг бросил на меня испытывающий взгляд, но все же ответил:

- Элении предсказывали другого, низкого рода. У асуров тоже есть своя иерархия. Вот герцог и решил дочь подменить тобой, чтобы избежать мезальянса. А Владыка Рион - это один из верховных правителей, под его началом клан Воздуха и Воды. Это все равно, что наш король.

- И что теперь? Эления может выйти за него? А я отправлюсь домой?- с надеждой спросила я.

- Не так быстро. Кристалл обретения показал именно твою идеальную пару, а не Элении, понимаешь? И именно ты, а не Эления идеальная пара Риона.

- Но как такое может быть? Я же случайно здесь оказалась!

- Может, это вовсе не случайность. Рион существует уже тысячу лет и еще ни разу не был женат. Возможно, просто потому, что его половинка была в другом мире.

Невероятно! У меня было такое ощущение, что я попала в третьесортную мелодраму. Неужели все это правда, и мои отношения с противоположным полом не складывались только потому, что мой мужчина ждал меня в другой реальности? Тысячу лет! Да мы за тысячу лет перешли от крестовых походов к космическим разработкам, от глиняных табличек к IT-технологиям, а он все это время жил и ни разу ни в кого не влюбился? Ни за что не поверю!

Я все еще была под впечатлением, когда Деус втолкнул меня в комнату и приказал служанкам все подготовить к отъезду. Меня молча накормили завтраком и так же молча переодели в дорожный костюм. Он напоминал тот, в котором я занималась верховой ездой, но был из более плотной ткани серебристо-серого цвета, и к нему полагалась вуаль, закрывающая лицо. Мои длинные, ниспадающие до бедер волосы заплели на манер французской косы, украсив ниткой жемчуга. Такая же нитка обвила мою шею. Что ж, видимо, в дорогу не принято натягивать на себя все содержимое шкатулки.

Деус вернулся очень быстро и в испорченном настроении. Оглядев меня с головы до ног, он поправил выбившуюся из прически прядь на моей щеке, и сказал сакраментальную фразу:

- Ну, поехали!

****#****

Карета бодренько стучала колесами по выложенной булыжником мостовой, весело подпрыгивая на всех неровностях. Уже через полчаса после выезда из замка, мой многострадальный зад был отбит о твердую поверхность сиденья. Даже бархатная подушка не прибавляла комфорта. Пейзаж за окном не отличался разнообразием, Деус вместе с частью стражников скакал где-то в авангарде, а остальные прикрывали тыл, так что мне даже не с кем было словом перемолвиться.

У моих ног на сундуке сидела горничная вер-кошка. От нечего делать, я искоса разглядывала ее: зеленые глаза с серповидным зрачком (похоже, это отличительная черта всех веров), широкие скулы, приплюснутый нос кнопочкой - сразу видно к какому семейству она относится, еще бы треугольные ушки на макушку - и была бы вылитая кошка. Она молчала и делала вид, что дремлет, но я замечала на себе ее быстрые изучающие взгляды. Интересно, она догадалась, что я не Эления или просто опасается свою госпожу?

Вскоре я и сама уже задремала, обложившись подушками. Карета выехала на грунтовую дорогу, усыпанную песком, и пошла мягче. Теперь уже не трясло, покачивало, словно в колыбели. Постепенно я расслабилась и уснула.

Разбудило меня лошадиное ржание. Едва открыв глаза, я поняла, что мы стоим, и выглянула наружу. У окна кареты гарцевал на своем коне эльфийский маг.

- Что случилось?- спросила я.- Почему стоим?

- Капитан стражи приказал устроить привал,- ответил Деус.- Здесь рядом есть ручей, если хочешь умыться, то я тебя провожу.

Я прислушалась к себе. Ну да, умыться мне не помешает, и не только умыться... Где тут у нас самые комфортные кустики?

Стражники уже разожгли огонь и готовили что-то вкусно пахнущее в большом котле. В стороне от них моя служанка расстелила цветастый плед и начала раскладывать на нем всевозможные закуски и фрукты, которые были захвачены с собой.

- Деус,- я поспешила за магом по узкой тропинке меж раскидистых деревьев,- разве я со служанкой буду есть отдельно?

- Не совсем, служанка будет есть отдельно, стража - отдельно, а я с тобой. Так положено, слуги не едят за одним столом с господами, а наемники с нанимателем.

Я задумалась, осторожно лавируя между густых ветвей. Яркая листва чудом не хлестала меня по лицу.

- Я ведь даже не знаю, как к ней обращаться,- пожаловалась я.- Она молчит и ничего не отвечает. Может, она немая?

- Не думаю, но, возможно, Эления наложила на нее заклятье молчания.

- Это еще зачем?- я даже остановилась от удивления и тут же заработала веткой по лбу - хорошо, что не в глаз.

- Слуги любят посплетничать, а веры не слишком благонадежны,- маг галантно пропустил меня вперед.- Вызнают какие-либо секреты своих господ и передают в свои кланы. Поэтому заклятие немоты обычный способ предохранения.

Ага, вроде как контрацепция тоже способ предохранения. Хорошо хоть языки не вырезают, а только чары накладывают.

- Но это ведь жестоко!- возмутилась я.- Деус, ты можешь его отменить?

- Могу, но не уверен, что надо.

- Ну, пожалуйста!- я состроила самую наивную мину, на которую только была способна.- Чем она может навредить? Это просто несчастная девушка.

- Эта "несчастная девушка" раз в двадцать сильнее тебя и может одним рывком оторвать тебе голову.

- Кто, вер-кошка?- не поверила я.

- Не вер-кошка, а вер-львица. Причем в самом расцвете сил. Если не ошибаюсь, ей лет восемьдесят, не меньше, а живут они до трехсот.

Я даже поперхнулась от неожиданности:

- А на вид не больше двадцати... но все равно, сними заклятье, не думаю, что она опасна.

- Иди, вон ручей.

Маг вывел меня из густого подлеска на небольшую полянку, которую пересекал кристально чистый ручей. Ясное бирюзовое небо, два белых солнца и яркая сочная листва делали окружающий вид непередаваемо прекрасным. Я подбежала к ручью и зачерпнула в ладони холодной воды. Что и говорить, природа на этой планете была великолепна: никаких выхлопных газов, никакого разрушение озонового слоя, никаких проблем с окружающей средой. Настоящий рай для эколога. У нас на Земле таких уголков почти не осталось, разве что в природных заповедниках. А тут вся планета - один гигантский заповедник!

- Сама вернуться сможешь?- поинтересовался Деус, глядя как я, со щенячьим восторгом, брызгаю водой себе в лицо.

- Смогу, смогу,- заверила я его.

Напившись вдосталь и посетив кустики, я со стоном наслаждения растянулась на мягкой траве. После шести часов тряски в карете мне срочно требовался лечебный массаж. Эльфы же могут наколдовать себе более удобный транспорт, недоумевала я, почему же продолжают мучиться в этих гробах на колесах? Или я опять чего-то не понимаю. Минут десять я лежала, закрыв глаза и прислушиваясь к окружающим звукам. Лес жил своей жизнью: щебетали и свистели птицы, шуршали в траве невидимые глазу зверьки, где-то хрустел валежник и журчал ручей, прыгая с камня на камень.

Внезапно я насторожилась. Не знаю в чем дело, но что-то вдруг заставило меня испуганно замереть. Я лежала, чутко прислушиваясь, и не могла понять в чем дело. Но вдруг, меня словно толкнуло: в лесу замерли все звуки, исчезло пение птиц, лес точно онемел. И в воздухе разлилось странное напряжение.

Очень медленно, стараясь не издать ни звука, я приподнялась на локте и огляделась. Даже ветер замер на поляне, перестав ерошить травы, а на деревьях не шевелилось ни одного листка. И в этой напряженной тишине я вдруг краем глаза отметила какое-то движение среди деревьев.

Легкий смазанный силуэт скользнул меж ветвей так быстро, что я едва уловила его присутствие. Кто-то темный, точно с ног до головы закутанный в черный балахон, следил за мной с дальнего конца поляны. Я почувствовала, как внутри меня поднимается волна страха. Кто это? Что ему нужно? Почему он следит за мной? А если это кто-то из враждебных эльфам племен? Или просто лесной разбойник, решивший поживиться за счет бедной девушки?

Не вставая, я начала задом отползать в противоположном направлении. Но ничего не происходило. Тот, кто следил за мной, больше не выдавал своего присутствия.

Наконец, одна за другой запели птицы. Где-то в траве зашуршали мелкие животные. Я с облегчением вздохнула - он ушел. Теперь сообразить бы, в какую сторону идти мне?

****

Я примерно с полчаса бродила вокруг поляны, не зная, в какую сторону податься. Что поделать, я человек городской и все мое общение с природой сводилось к путевке на море. А что б вот так, одна в настоящем лесу... я и леса-то толком никогда не видела, разве что в парках да скверах прогуливалась. Что касается ориентирования на местности, то что-то такое, вроде, в школе учили, но! Кто даст гарантию, что в этом мире мох тоже растет на деревьях с северной стороны? И даже если я смогу определить стороны света, как это может мне помочь, если я не помню, откуда пришла?

- Ты долго еще собираешься лазать по кустам?- внезапно раздался позади меня голос Деуса. Я даже подпрыгнула от неожиданности!

- Еще раз так подкрадешься - и я стану заикой!- сердито набросилась я на мага, скрывая свой испуг.

Он откровенно рассмеялся, глядя на меня. Видимо, понял, что я заблудилась, но мне было все равно, слишком уж я была рада, что он меня нашел.

- Обед уже готов, я только тебя и жду, - сказал эльф, пропуская меня вперед и отводя пышно разросшиеся кусты с моей дороги. А вот и тропинка нашлась! Кто бы мог подумать, я столько времени искала ее, а она была в двух шагах от меня, за этим кустом. Правильно люди говорят, что топографический кретинизм - неизлечимое заболевание.

На поляне у дороги, где расположился наш отряд, вовсю витали ароматные запахи. У костра сидело с мисками несколько солдат, остальные уже поели: кто-то занимался лошадьми, кто-то чистил свое оружие, а кто-то просто валялся на плаще, пожевывая травинку - такая себе идиллия со скидкой на местный антураж. В стороне, на цветастом пледе, ждал мой обед, а вот вер-львицы нигде не было видно.

- Так, а где моя служанка?- забеспокоилась я.

- Не переживай, я снял с нее заклятие, но как существо без магии, она очень плохо переносит подобного рода вмешательства. Поэтому я разрешил ей немного поспать в карете,- он сел на плед, согнув ноги в позу лотоса, и потянулся за тарелкой с ветчиной.- К тому времени, как нужно будет отправляться, она уже придет в себя.

Я не стала ждать особого приглашения. Быстренько уселась на колени, умостив попу между пятками, и принялась за еду. Уммм... чего здесь только не было: и жареная птица, и филе рыбы в кляре, и запеченные на гриле овощи... а еще всевозможные фрукты и кексы с разнообразными начинками. И все такое вкусное, что невозможно оторваться, видимо, на свежем воздухе действительно аппетит улучшается! И так хорошо, когда лопаешь за обе щеки, и никто не канючит над ухом: "Куда в тебя столько лезет! Будешь толстой, как корова!"

Не то чтобы я была склонна к полноте, наоборот, в роду одни худышки, но мой здоровый аппетит всегда вызывал зависть у подруг, вечно сидящих на диете и считавших каждую калорию. Никогда не понимала их увлечения излишней худобой, мне, почему-то, всегда казалось, что девушки с пышными формами гораздо привлекательнее для противоположного пола, чем их анорексичные конкурентки.

До перемещения я не могла похвастать ничем особенным, разве что тонкой костью и изящным сложением, но теперь у меня тоже был повод для гордости: роскошное декольте с манящей ложбинкой и вполне аппетитная попка, что еще больше подчеркивала узкая талия. Недаром же я стала часто ловить на себе заинтересованные взгляды стражников. Не то чтобы кто-то из них мне нравился, но мужское внимание очень льстило.

Три брата, несколько кузенов и их компании выработали у меня весьма специфичное отношение к сильному полу. Я воспринимала своих приятелей как старших братьев или опекунов, мне нравилось купаться в их внимании, нравились ухаживания, я знала, что хорошо выгляжу - мне с детства внушали, что я красива, я верила этому и никогда не страдала от комплекса неполноценности. Правда, желания перевести дружбу во что-то более тесное, у меня не возникало. Красивые мужчины вызывали чисто эстетическое удовольствие, но сексуальное притяжение - никогда.

Лет в двадцать я даже начала беспокоится, а вдруг это фригидность? Хотела даже пойти на консультацию к определенному врачу, но лучшая подруга отговорила. Сказала, что когда я встречу "своего" мужчину, то сама на него запрыгну. И так странно получилось, что этот мужчина оказался вовсе не человеком, а мифическим существом, полу-демоном, полу-драконом, кто бы поверил, что фентезийный персонаж - моя идеальная пара!

Перед глазами тут же стало его лицо: глаза, пылающие фиолетовым огнем, кривая усмешка, таящая в себе бездну обещаний - настоящий мужской магнетизм в своей первозданной сущности. Я вспомнила его взгляд, и меня будто током пронзило. Странное чувство посетило меня на мгновение, я словно находилась в лифте, резко ухнувшем вниз! Что это со мной? Я чуть не подавилась от неожиданности.

- Все хорошо?- Деус тут же протянул мне бокал с вином.

- Лучше воды - прошептала я неожиданно севшим голосом.

Он подал мне фляжку с водой, и я тут же приложилась к ней, забыв о хороших манерах. Когда я, наконец-то, оторвалась, мое лицо заливал густой румянец.

- Тебе не хорошо?- маг нахмурился, изучая мое лицо.- Что случилось?

- Да так, вспомнила кое-что... не важно,- я потерла лицо, пытаясь успокоиться. Черт, что это было? Неужели то самое возбуждение?

Просто от того, что я подумала... разве так бывает?

Я кинула на Деуса незаметный взгляд. Нет, с этим явно не стоит откровенничать, он мне не друг... Может, со служанкой? Пораспрашиваю ее осторожно, вдруг это тоже "побочный эффект" какого-нибудь заклятья. Во всех романах пишут, что хозяйки сплетничали со своими горничными, вот и я попробую, тем более что мы, девочки, любим поболтать на всякие интимные темы - говорить-то она теперь может, вот и будем искать темы для сближения.

Начальник стражи появился из-за деревьев, отдавая команды четким резким голосом. Стражники зашевелились, готовясь к отправке. Через минуту из кареты показалась заспанная служанка. Она с опаской приблизилась ко мне, не решаясь ничего говорить, но мне было страшно интересно услышать ее голос.

- Привет,- просто сказала я,- как тебя зовут?

- А... Арлен,- ее голос оказался чувственным и грудным, точно мурчанье большой кошки. Даже если бы она была дурнушкой, ее голосом можно было бы соблазнять мужчин.

- Красивое имя. Не бойся, Арлен, я не запрещаю тебе говорить, наоборот, мне хотелось бы беседовать с тобой во время пути.

Она послушно склонила голову, демонстрируя покорность моим причудам.

Вскоре все вещи были собраны, стража оседлала лошадей, а кучер влез на козлы и взялся за повод. Деус провел меня до кареты и подал руку, помогая забраться внутрь. Я в последний раз окинула взглядом гостеприимную полянку и, так же, как у ручья, мне вдруг почудилось резкое движение за барьером из густого кустарника. Я замерла на подножке кареты, пытаясь отследить по покачнувшимся веткам, куда направился неизвестный, но он словно растворился в воздухе. Только странный холодок поселился внутри. Легкая слабость в коленях заставила крепче ухватиться за галантно предложенную руку мага.

- С тобой точно все в порядке?- он смотрел мне в лицо пристальным испытывающим взглядом.

- Лучше не бывает!- усмехнулась я, скрывая за бравадой свой страх.

Почему я ему не сказала, что за нами следят? Сама удивляюсь, но что-то словно не давало мне открыть рот. Может, тоже магия? Похоже, мне теперь везде мерещится колдовство, наверно, этот мир так на меня влияет! Каким-то шестым чувством я поняла, что наш преследователь сам хотел, чтобы его увидели, причем, именно я. Он нарочно показался мне два раза, чтобы быть точно уверенным, что я его заметила! Кто же он такой?

В карете на сундуке уже сидела Арлен. Едва эльф закрыл за мной дверцу, как я мысленно потерла руки: теперь можно приступать к допросу "языка". Интересно, с чего бы начать?

****

Ни одна из моих попыток разговорить горничную ни к чему не привела. На все вопросы она давала односложные ответы, пугливо вздрагивала и растерянно косилась в мою сторону. В конце концов, мне это надоело, и я тоже замолчала, отвернувшись к окну. А чего я ожидала? Она же думает, что я - Эления, которая лишила ее голоса. И самым наихудшим в этой ситуации было то, что я не могла даже намекнуть ей на правду.

Похоже, что герцогская дочка была настоящей дрянью, и мне, невольно оказавшейся на ее месте, еще не раз придется пострадать по ее вине. Если б я только знала в тот момент, насколько мое предположение окажется правдивым!

****

Вскоре грунтовая дорога сменилась ровными бетонными плитами. Я с изумлением выглядывала из окна, косясь на это детище человеческой цивилизации. Кажется, этот мир не устает меня удивлять. Что еще я здесь увижу?

Уже вечерело, когда наш маленький кортеж наконец-то приблизился к воротам гостиного двора. Добротное здание в три этажа, с прилегающими к нему дворовыми постройками, располагалось практически над дорогой. Первый этаж, выполненный из тесаного камня, вмещал в себя большой обеденный зал, кухню и широкую деревянную лестницу, ведущую в комнаты на втором этаже. Третий этаж принадлежал хозяевам и слугам, проживающим здесь же, вместе со своими семьями.

По правую руку от входа располагались амбар, погреб и конюшня, а слева - вполне приличная уборная и баня. Я даже удивилась, увидев в этом магическом мире такие простые человеческие удобства. В Анторийском замке санузлы отличались роскошью и помпезностью, их внешние атрибуты были сплошь из мрамора и драгметаллов, а содержимое удалялось с помощью каких-то артефактов. Я не слишком заостряла на этом внимание, строение иномирной канализации мне было ни к чему, но сейчас слегка недоумевала.

Чистый двор, обнесенный высоким частоколом, так же приятно удивил, ведь я ожидала увидеть кучи конского помета и вьющихся над ними мух. Видимо, здесь заведовал ярый поборник гигиены, вон как стекла в окнах блестят, будто их только что помыли.

Спешившись, стражники кинули поводья молодым конюхам и остановились, поджидая, пока мы с Арлен освободим карету. Деус, как обычно, подал мне руку, разыгрывая из себя галантного кавалера. Но я-то знала, зачем он это делает. Обычная человечка никогда бы не удостоилась его внимания, но я-то разыгрывала из себя дочь эльфийского герцога! И в интересах мага было подыграть мне.

Через высокое крыльцо, украшенное резными перилами, мы прошли в довольно просторный зал, обставленный деревянной мебелью в средневековом стиле. Справа от входа располагалась своеобразная барная стойка, которую до блеска натирал немолодой мужчина крепкой комплекции, за его спиной виднелась открытая дверь кухни, откуда доносились аппетитные запахи, а рядом чирикали две официантки в одинаковых коричневых платьях, накрахмаленных передниках и с кружевной наколкой в волосах.

Увидев нас, они тут же кинулись на встречу, приглашая за столик, словно метрдотель в дорогом ресторане. Но потом я заметила, что такого сервиса удостоились только я и Деус, наш эскорт сам себе нашел место, а Арлен вообще незаметно когда просочилась на кухню.

- Чего изволят господа?- одна из девушек поправила на столе вазу с полевыми цветами, а другая достала блокнот и нечто, подозрительно напоминающее фломастер! Она явно приготовилась записывать.

- Какое сегодня дежурное блюдо?- поинтересовался маг.- Госпожа Эления, что вам заказать?

- Яйца с беконом,- машинально ответила я. Он как-то странно на меня покосился, но ничего не сказал, и девушки-официантки ускакали выполнять заказ.

- Что это с ними?- я недоуменно проводила их глазами.

- Ну не каждый же день приходится обслуживать дочь хозяина этих земель и его личного мага,- рассмеялся Деус.- Ты их, кстати, шокировала своим заказом. Обычно яичницу с беконом заказывают веры или эльфийские солдаты. Аристократки предпочитают более изысканную пищу.

Я пожала плечами:

- Ну, извини, я, наверно, ближе к народу.

Он нахмурился и, протянув руку над столом, сжал мои пальцы.

- Это не то, чем можно шутить,- сказал он серьезно,- если тебя разоблачат, герцог с тебя живьем шкуру спустит. И это вовсе не метафора.

- Ладно, успокойся,- я примирительно похлопала его по руке,- это же случайно вышло. Я в вашем мире чуть больше суток, мне позволено не знать всех тонкостей. Если бы ты не гарцевал на коне, а ехал со мной в карете, то мог бы по дороге многое мне объяснить. И тогда я бы не попадала в неловкие ситуации.

- Это исключено,- маг резко высвободил свою руку.- Ты незамужняя девушка, едущая к своему жениху-асуру. Какой мужчина рискнет остаться с тобой наедине?

- Ну не съешь же ты меня! Или это опять ваши условности?

- Асуры это не веры, в которых уживаются две сущности - человека и зверя, и которые могут становиться то одним, то другим. У них одна сущность, которая просто меняет облик. Как если бы ты сменила одежду. Понимаешь? Даже в человеческом обличии асур остается драконом, зверем. И руководствуется своими инстинктами. Веры это люди, обращающиеся в зверей, а любой асур - это зверь, обращающийся в человека, понимаешь? У них своя логика, своя мораль, свои обычаи, которые чужды нам. Они живут по своим правилам и не всегда эти правила нам понятны. У них особое отношение к своей паре, они никогда не вступают в договорные браки, только с истинной, виалле, как они это называют. Эрионар увидел тебя через кристалл обретения, теперь он знает о твоем существовании и с нетерпением ждет встречи. Добавь сюда любовный напиток, который сделал тебя еще привлекательнее в его глазах. Как думаешь, ему понравится, если карета, в которой прибыла его невеста, будет смердеть чужим мужчиной? Да он по запаху в считанные мгновения найдет меня и порвет на клочки, и никакая магия не поможет!

Я впечатлилась, представив в красках эту сцену. Поэтому поскорее отодвинулась от эльфа и незаметно обтерла руки о салфетку. Хоть Деус и не друг мне, но смерти я ему не желала.

- О!- выдала я, поскорее переводя разговор на новую тему.- Я тут у девушки заметила интересную штучку...

- У какой?

- У той, что записывала заказ. Чем это она писала?

- Это называется ффелт. Держатель из легкого металла и пористый стержень, пропитанный чернилами. Очень удобное устройство для тех, кто не владеет магией и не имеет записывающего кристалла.

- Я почему-то думала, что здесь должны писать перьями на пергаменте, а не маркером в блокноте.

- Маркером?

- Ну да, на Земле такая штучка зовется маркером, у него плотный волокнистый кончик, пропитанный красящим веществом, да и след на бумаге остается похожий. Кстати, наши маркеры бывают разных цветов и пишут разной толщиной.

Маг рассмеялся.

- Не переживай, у нас тоже все это есть. Неужели ты думаешь, что только вы, люди, способны к изобретательству и прогрессу? Да, среди эльфов есть известные ученые, работающие в сфере магии и колдовства, но веры - отличные инженеры и механики. Магия им неподвластна, артефакты не всем по карману, а жизнь хочется сделать легче и доступнее. Вот официанточки и обзавелись этими милыми штучками, у веров это в порядке вещей.

Я недоумевала:

- Мне казалось, что веры не любят эльфов, а здесь такая предупредительность.

- Многие, но не все. Есть несколько кланов, что присягнули на верность и стали нашими вассалами. Они живут на наших землях и служат нам, но есть и другие. Мы называем их мятежными. Они оставили за собой земли по ту сторону Первородного леса и ненавидят всех эльфов с таким фанатизмом, что это иногда напоминает бешенство.

- У них и бешенство бывает?- я опасливо покосилась в сторону официантки, уже расставлявшей на столе наш заказ.

- Ну, они же на половину животные. Самое дрянное, что нам придется пересекать их территорию, но надеюсь, что имя Эрионара будет нам пропуском. Все веры очень уважают драконов, те постоянно осыпают их какими-нибудь благословениями. Дарят, так сказать, свою магию абсолютно безвозмездно.

Я не выдержала и рассмеялась, очень уж возмущенный тон Деуса напомнил мне славно известную Сову и ее "безвозмездно" из старого мультфильма. Маг только недовольно блеснул глазами в мою сторону и занялся своим ужином.

Ночевать предполагалось в комнатах на втором этаже, кстати, совсем неплохо обставленных, почти как в недорогих гостиницах: мебель простая, но удобная, постель - чистая, никаких насекомых и посторонних запахов или пятен (при мне стелили). В углу притаилась незаметная дверца в маленькую уборную - вот и эльфийские удобства обнаружились. Видимо, меня поселили в номер "люкс", а вот Арлен и стражникам придется бегать на двор.

Я с удовольствием ополоснулась под душем и, накинув легкий халатик, развалилась на кровати. В какой удивительный и противоречивый мир я попала! Как здесь мечи и кринолины уживаются с бетонными дорогами и водопроводом? Хотя, что это я, на Земле водопровод и бетон существовали еще в Древнем Риме, а здесь похоже на XIX век, если не брать в расчет местную моду и оружие, принадлежащие более раннему периоду нашей истории... Хотя, что это я сравниваю, это же совсем другой мир и развивается он по другим законам. Нет огнестрельного оружия? Так зачем оно тем, кто владеет магией? Нет техники? Может, просто я ее не видела. Да и хорошо, что нет, зато воздух такой чистый, что надышаться невозможно. И вообще, здесь и людей-то нет. Так что никаких аналогий проводить не буду, это неблагодарное занятие. Я ведь даже не знаю, какое в этом мире принято летоисчисление, надо будет спросить...

Я сама не заметила, как заснула. Среди ночи мне приснился странный сон, будто я вновь оказалась на поляне у ручья. Только теперь я была там не одна: кто-то невидимый обнимал меня сзади, прижимаясь ко мне всем телом и шепча милые глупости на ушко. Горячее дыхание незнакомца шевелило волосы на моем затылке, заставляя пробегать по телу легкую дрожь. Я откинулась ему на грудь, позволяя обнимать себя, и почувствовала, как мой затылок опалил горячий поцелуй... А потом все исчезло, но, даже проснувшись утром, я ощущала на себе прикосновение чьих-то рук.

****

Путешествие оказалось вполне сносным, карету только слегка потряхивало на стыках бетонных плит. По обе стороны дороги, отделенные могучими дубами и вязами стелились обширные поля, и колосилась пшеница, а за ними, на горизонте, виднелись деревеньки веров. На обед мы всегда делали остановку в каком-нибудь живописном уголке при дороге, а ночевать оставались в трактирах, где сдавались комнаты. Все это время я не оставляла попыток разговорить Арлен, но единственная тема, на которую она соглашалась общаться, это "чего изволите, госпожа Эления?" Кстати, а почему "госпожа", а не "ниэра"? Оказалось, что ниэра я только для равных, ну то есть для эльфов, пока изображаю герцогскую дочь, а для прислуги и прочего "плебса" - исключительно госпожа. Вот такой он - эльфийский этикет.

Деус продолжал посвящать меня в различные нюансы этого мира и его обитателей. Теперь я примерно знала, что меня ждет дальше. Будущая встреча с загадочным драконом заставляла мою душу сжиматься в страхе, стоило только подумать об этом. Несмотря на все заверения мага, я все равно боялась разоблачения. Ведь если асуры обладают непревзойденной силой магии, что им стоит учуять подлог? Пусть сам жених будет под дурманом любовного напитка, но ведь другие-то смогут распознать обман! С каждым днем пути я все больше и больше зацикливалась на этой мысли и мучительно пыталась придумать, как мне выбраться из всей этой каши, желательно живой и здоровой. В конце концов, я решила использовать Арлен. Сначала прозрачно намекнуть ей, что не хочу замуж, надавить на жалость. Если проникнется, то дело останется за малым. Она же уверена, что я Эления, поэтому все мои приказы будет выполнять беспрекословно. Вот и прикажу ей помочь мне сбежать. Пообещаю вернуть ее домой, дам награду - думаю, украшений в шкатулке будет достаточно.

Кроме этого, меня мучили смутные подозрения, что вокруг происходят какие-то тайные брожения. Чем больше мы приближались к границе герцогских земель, тем угрюмее становились эльфы. Теперь капитан стражи отправлял нескольких в дозор и на каждой стоянке приказывал тщательно обыскать местность. Деус с меня буквально глаз не спускал. На вопрос "в чем дело?" сухо ответил: "приближаемся к землям мятежных кланов". А я и забыла, что герцогство Анторийское граничит с землями непокорных веров! По сути, сейчас мы передвигались по территории, которая тоже когда-то им принадлежала, но, после победы эльфов, была аннексирована в пользу остроухих.

В общем, на третью ночь я решила претворять свой план в действие. После плотного ужина в очередном трактире, я позвала горничную с собой и поднялась в снятую для меня комнату.

- Чего изволит госпожа?- голос Арлен был сухим и деловитым. Настоящая вышколенная горничная викторианских времен.

Я несколько мгновений вглядывалась ей в лицо, пытаясь уловить хоть проблеск эмоций, а потом, отвернувшись, спросила:

- Скажи, Арлен, ты меня ненавидишь?

Она ответила не сразу, пауза затянулась так, что я испугалась, а не ушла ли она. Наконец, я услышала ее ответ, полный недоумения:

- Госпожа недовольна мной?

Я вздохнула. Опять та же песня!

- Нет, вовсе нет. Я просто пытаюсь понять, почему ты все время держишься на расстоянии. Я же отменила заклятие и даже извинилась перед тобой. Я всю дорогу пытаюсь наладить диалог и отношусь к тебе со вниманием.- Я развернулась к ней, не забыв пустить слезу. Кто бы знал, чего мне стоило ее выдавить! Пришлось вспоминать маму и папу, оставшихся в родном мире, при мысли о которых слезы каждый раз начинали бежать ручьем.- Сейчас мне очень нужна подруга, женская солидарность... о, Арлен, мне так страшно!- и тут я разрыдалась в полный голос. Просто подумала, что никогда-никогда не вернусь домой, не обниму родителей, не увижу братьев. Что так никогда и не узнаю, как сложилась их жизнь, а они ни разу больше не услышат обо мне!

Женщина оторопело замерла, не сводя с меня шокированного взгляда.

- Госпожа,- пробормотала она, делая осторожный шаг в сторону двери,- я позову господина мага...

- Нет!- я отчаянно вцепилась в ее руку.- Пожалуйста, не нужно никого звать. Просто побудь со мной. Ты даже не представляешь, как мне страшно. Меня оторвали от отчего дома из-за древней договоренности, лишили всего знакомого и родного и везут неизвестно куда! Меня ждет жених, которого боится даже капитан стражи! А я просто в ужасе от того, что мне придется стать женой незнакомого дракона, способного раздавить меня, как букашку! Ты хоть понимаешь, что я испытываю сейчас!

Я практически не лукавила, говоря то, что лежало у меня на сердце. Каждое произнесенное слово являлось истинной правдой, которую я с самого начала хранила в себе. И, возможно, моя неистовая искренность, заставила Арлен неловко обнять меня.

- Тише, госпожа, не стоит так убиваться. Повелитель Эрионар суровый, но справедливый. Он никогда не обидит вас без причины.

Что и требовалось доказать - мне-то известно, что причина найдется. Асур ждет брака с невестой-эльфийкой, высокородной дочерью герцога Анторийского, а пойдет к алтарю с существом, которое в этом мире даже не водится! Интересно, сколько я проживу после того, как он узнает правду? Вряд ли могущественный повелитель чего-то там молча снесет подобное оскорбление. Нет, однозначно надо делать ноги, и поскорей!

- Арлен,- всхлипывала я, обняв свою "жилетку" и уткнувшись носом ей в грудь, словно ребенок,- ты единственная, кто может понять меня. Ты ведь тоже женщина. Не игнорируй меня, пожалуйста, мне так плохо!

Она подвела меня к кровати и усадила, продолжая обнимать. Я почувствовала, как ее рука робко погладила меня по голове, словно этот жест был необычным для нее самой. Несколько минут мы сидели в тишине, нарушавшейся только моими всхлипами, пока, наконец, Арлен не прошептала:

- Я не ненавижу вас, госпожа, и уже даже не боюсь. Вы очень изменились за последние дни. Не знаю, в чем причина, но теперь вы совсем иная... Иногда мне кажется, что вас чем-то опоили, а иногда, наоборот, что это раньше вы были под действием чар, а теперь с вас сняли заклятие.

- Наверно, и то, и другое,- я неловко улыбнулась ей и в ответ ее губы невольно дрогнули в ответной улыбке.- Я знаю, что была жестока с тобой, но клянусь, что подобного никогда не повторится. Если мы не можем стать подругами, то давай хотя бы зароем "топор войны".

- Вы так странно говорите иногда. Может, приготовить вам ванну?

Я помотала головой. Арлен была полна сочувствия к своей госпоже - что и говорить, в каком бы мире не жила женщина, к какой бы расе она не принадлежала, ей всегда будет свойственно жалеть всех сирых и убогих. Вот и меня, сиротинушку, она жалела в этот момент всеми фибрами своей души. Мне оставалось только гнуть свою линию, осторожно подводя ее к тому, чтобы она сама предложила мне сбежать.

****

Эта ночь далась мне нелегко. Пришлось мобилизировать все свои способности по манипулированию людьми. Недаром же я в свое время посещала курсы психологии и прочла всего Карнеги! Прямо как в воду глядела, что однажды понадобится. Хотя, что уж тут скрывать, я и дома иногда не гнушалась использовать близких в своих мелких целях. То одно выцыганю у родителей, то другое... эх, грешна я, батюшка, каюсь. А что поделать? Родители мои люди строгих правил, воспитывали меня и братьев под жестким контролем, каждый раз напоминая, что дети - зеркало семьи. Мы должны были быть идеальными, не дай бог бросить тень на кристально чистую репутацию семьи! Мне, конечно, было легче, чем братьям. Всё-таки любимица. Но тоже спуску не давали, все капризы игнорировали. А иногда так хотелось то с подружками на дискотеку, то на модный курорт с друзьями, а иной раз просила помочь очередному приятелю решить проблемы с законом. Хотя какие проблемы были у моих друзей? Так, мелкое хулиганство. Но практика по оттачиванию манипулятивных способностей была зачтена и теперь я беззастенчиво пользовалась этим козырем.

Арлен даже не заметила, как от осторожного сочувствия перешла к праведному гневу. Спустя час после моей истерики, она уже вовсю кляла моего высокородного "папочку" и желала ему всяческих несчастий за то, что он "столько лет измывался над бедной девочкой", то есть надо мной. Она так искренне жалела меня, так сокрушалась, что судьба моя уже решена, что, в конце концов, сама не заметила, как сказала:

- Как бы я хотела помочь вам избежать такой доли!

- Ах, Арлен, мне уже ничто не поможет!- стенала я, заламывая руки в лучших традициях бразильских сериалов. Тут, главное, побольше эмоциональности: глаза трагически закатить, всхлипывать как можно натуральнее, ну и жестикулировать не забывать - язык тела воспринимается на интуитивном уровне. Надеюсь, что язык жестов несет здесь ту же смысловую нагрузку, что и у нас. А то получится, как в Болгарии, где кивок головой означает "нет", а покачивание из стороны в сторону, наоборот, - "да". Однажды из-за незнания этого я попала в курьезную ситуацию, которая, к счастью, не вылезла мне боком.

- Меня везут на заклание, как жертвенного барашка,- надеюсь, боги у них здесь есть и жертвоприношение в ходу,- а я так молода! Я еще ничего не видела в этой жизни. Почему я должна отвечать за грехи предков? Я не воевала с асурами, не пыталась их поработить и ничего им не должна! Эти асуры... я так боюсь, они всесильны, как боги, что значит для них какая-то эльфийка, пусть и герцогская дочь! Клянусь, я бы отдала все, что имею, за возможность хоть на день отсрочить эту свадьбу!

Ах, если б Станиславский видел меня в этот момент! Он бы точно закричал "верю!" и пригласил на роль ведущей актрисы. Я была неподражаема.

- Ох, не убивайтесь же так, госпожа. Сил больше нет смотреть на ваши слезы! Если б я только могла вам помочь...

- Чем же ты поможешь мне, если сама нуждаешься в защите? Думаешь, я не замечаю, как ты избегаешь стражников? Боишься, что благородные эльфы проявят себя с неприглядной стороны!

Она отвела глаза, подтверждая мою правоту. Ну да, хорошенькая служаночка, как нектар - пчел, притягивала к себе сальные взгляды наших сопровождающих. Уже не раз я замечала, как они поодиночке пытались зажать ее где-нибудь в углу во время наших ночевок. Каждый раз ей удавалось вывернуться, да и я пару раз пришла на помощь, неожиданно потребовав ее услуги. Но сколько еще могло продолжаться это везение?

По рассказам Деуса выходило, что женщина-вер опозорит себя перед кланом, если вступит в интимные отношения с представителем иной расы без благословения перед алтарем. Что удивительно, любовные связи между самими верами только приветствовались. В некоторых кланах уже много веков существовал древний обряд "выбора": раз в год лучшие мужчины предлагали себя для продолжения рода всем свободным женщинам, а те, в свою очередь, тщательно выбирали отца своему будущему ребенку. Иногда доходило до абсурда: на какого-нибудь особо сногсшибательного мачо могло претендовать до десятка желающих, которые даже график составляли, чтоб, так сказать, каждую осчастливить строго в порядке очереди! Я себе такого представить не могла, у меня с детства отвращение к полигамии, с тех пор, как сестра отца попала в скандал с многоженцем. Родители, конечно, постарались, чтобы он получил по полной, но тетка после этого еще долго посещала психолога.

- Я могла бы послать весточку своему клану,- пробормотала Арлен еле слышно, тщательно разглядывая стену за своим плечом.- У меня есть брат, он не даст меня в обиду.

- Что же ты ему скажешь?- осторожно поинтересовалась я.- Попросишь, чтобы он забрал тебя и покинешь меня?

- О, нет! Как я могу бросить вас на потраву этим высокомерным эльфам!

Она кинулась мне в ноги и попыталась приложиться к подолу, но я тут же пресекла это непотребство, принудив ее подняться.

- Я тоже эльф, не забывай об этом,- по крайней мере пока.

- Вы совсем не похожи на господина герцога и его окружение,- я вздрогнула при этих словах: неужели меня так быстро разоблачили?- Чем дальше мы от замка, тем больше вы меняетесь и - да будет позволено мне сказать - эти перемены вас только красят.

- Что ты имеешь ввиду?- я даже затаила дыхание, ожидая ее ответа.

- Вы стали терпимее ко мне, госпожа, относитесь ко мне без презрения, словно к равной,- она снова опустилась у моих ног.- Простите меня за эту вольность, но я не знаю, как сказать по-другому.

- А почему я должна тебя презирать?

- Ну как, я же вер - животное...

Я не могла не сделать то, что сделала: опустившись на пол рядом с ней, я взяла ее лицо в ладони и тихим проникновенным голосом произнесла, глядя ей прямо в глаза:

- Ты не животное, Арлен, ты женщина. Самая красивая, добрая и умная женщина из всех, что я встречала под этим небом!

И пусть кого-нибудь скажет, что я соврала.

****

Короче говоря, к тому времени, как наступила глубокая ночь и потянуло в сон, мы с Арлен уже были чуть ли не лучшими подругами. Я чувствовала себя неловко от того, что приходится ее обманывать, но успокаивала себя тем, что у меня нет иного выхода. У них же здесь вся иерархия в социуме строится на количестве магии у каждого конкретного индивида. Асуры - верхушка, элита так сказать, эльфы - местная аристократия, веры - средний класс, а человек кто? Один единственный человек на всю эту планету! И почему во всех книжках про попаданцев пишут, что они, едва появившись в новом мире, начинают метать огонь, испускать молнии и крошить врагов мечем, как капусту? А то и вовсе оказываются местным божеством, мессией или что-то в этом роде. У меня же есть только моя сообразительность (надеюсь, что она есть!) и относительно здоровые руки и ноги. Ну и шкатулка с герцогскими побрякушками, чего уж мелочиться.

После ухода горничной, я открыла шкатулку с драгоценностями и попыталась прикинуть, сколько бы это стоило на Земле. В свете магических шаров, заменявших здесь привычные для людей лампочки, инкрустированные разноцветными камнями, украшения сверкали и переливались, будто сгущенная радуга. Я смогла определить рубины и изумруды, потому что точно знала, как они выглядят, но вот насчет других не была уверена. Интересно, хватит ли этого, чтобы найти того, кто поможет мне вернуться домой?

Я даже застыла, когда эта мысль неожиданно возникла в моей голове. Как же я сразу не догадалась! Ведь если сюда меня притащили с помощью определенного ритуала - как там Деус называл это - магия подобия? - значит, и обратно можно вернуть, использовав другой ритуал. Просто нужно найти того, кто может это сделать. Проще некуда! Осталось только выяснить, где искать подобного умельца.

Эльфы отпадают сразу. Не хватало еще попасть в руки герцога Анторийского и навсегда сгинуть в казематах его замка. К асурам тоже не стоит соваться: хоть этот Рион и красавец писаный, но мы с ним явно не пара. Остаются только веры. Контакт с Арлен установлен, полная шкатулка "брюликов" имеется, осталось только прихватить пару вещичек - и делать ноги.

Завтра мы будем уже на землях мятежных кланов. Эльфы наверняка ослабят надзор за моей персоной, ведь им предстоит охранять кортеж от возможного нападения. Нужно только улучить момент, когда все будут заняты, и бежать. Лучшего случая может и не представиться.

Я закрыла шкатулку и решила уже ложиться спать, но тут меня, так сказать, позвала мать-природа... Как назло, все удобства в этом трактире располагались во дворе, а ночные горшки здесь не практиковались. Пришлось натягивать халат поверх ночной сорочки и идти на улицу.

Осторожно прикрыв за собой дверь комнаты, я вышла в полутемный коридор, едва освещаемый светом трех лун, струящимся из окна. По одну сторону располагались номера для постояльцев, один из них занял маг, несколько других - стража. Номер Арлен находился перед моим. Последний гостиный двор перед границей с верами был намного скромнее всех тех, в которых нам уже приходилось ночевать. Видимо, близость к агрессивной расе налагала свой отпечаток: какой смысл привлекать внимание ненужной роскошью, если кому надо - и так остановится, а вот потенциальные грабители могут и не заинтересоваться таким незатейливым дизайном.

Я на цыпочках продвигалась по коридору, не желая никого будить своими шагами. Внезапно где-то со стороны послышался знакомый голос.

- ... никакого недоверия не проявляет,- расслышала я конец фразы. Это явно был голос Деуса! Интересно, с кем это он говорит?

Любопытство заставило меня, крадучись, приблизиться к двери его комнаты и, согнувшись, приложиться глазом к замочной скважине. Да-да, замки здесь предпочитали самые обычные - механические, без всякой магии.

В комнате за столом, спиной ко мне, сидел эльфийский маг, а перед ним находился какой-то предмет, скрытый его головой. Я видела только голубоватое свечение, как от экрана телевизора. И он разговаривал с этой штукой!

- Я надеюсь, что и дальше все пройдет без эксцессов,- а этот голос буквально пригвоздил меня к месту,- она ни о чем не должна догадаться.

- Да, нир Карион, я вас понял. Не переживайте, в случае чего можно применить магию принуждения...

- Ни в коем случае! Рион гораздо проницательнее, чем хочет показать, не стоит его недооценивать. Он сразу же учует твою магию на девчонке - и это поломает весь мой план, на который я потратил столько сил! Надеюсь, любовный напиток сыграет свою роль...

- На счет этого можете не переживать,- в голосе мага зазвучала самодовольная усмешка,- я развел его в такой концентрации, что стоит только этому асуру увидеть свою невесту наяву, как он забудет обо всем на свете!

- Больше ничего и не требуется. Пусть наслаждается телом этой человечки, думая, что имеет мою дочь.

- Да, нир Карион, но я не понимаю. Мы же должны были только...

- Я передумал. Мне не нужна эта свадьба. Пусть Рион встретится с девчонкой, так и быть, я подарю ему пару мгновений счастья. Но потом ты сделаешь так, чтобы она сама, своими руками, подсыпала ему кэрш. И никаких намеков на наше участие, тебе ясно?

- Да, нир Карион.

- Смотри, Деус, не подведи меня. Иначе тебе никогда не быть моим зятем.

Я сидела, скорчившись, на полу под дверью и с силой зажимала себе рот, чтобы скрыть рвущийся наружу крик злости и отчаяния. Так вот откуда растут ноги у лояльности мага! Он просто втирается ко мне в доверие по приказу герцога! А я-то и вправду поверила, что он мне друг... А он всего лишь собирался использовать меня в своих грязных играх.

Значит, ему захотелось в жены герцогскую дочь, а будущий тесть, как в сказке, приказал исполнить три желания? Найти подходящую человечку, то бишь меня, охмурить асура с помощью любовной магии и моими руками подсыпать ему какую-то дрянь. Черт! Если бы я еще знала, о чем речь... Эврика! Я не знаю, что такое кэрш, но я знаю, кто это знает!

Бесшумно развернувшись, я осторожно двинулась в обратную сторону. Как не подгоняло меня нетерпение, но я усилием воли заставила себя соблюдать предельную осторожность. Меньше всего мне хотелось, чтобы меня здесь застукали.

Добравшись до комнаты Арлен, я тихонько поскреблась в дверь. Черт, что я буду делать, если она уже спит?

С той стороны донеслись странные звуки, будто кто-то спорил шепотом. Я постучала чуть громче, и в ответ мне почудилось, что в комнате горничной стукнула ставня.

- Кто там?- раздался хриплый шепот Арлен.

- Это я, Эления.

Дверь немного приоткрылась, словно хозяйка кого-то опасалась, и из щели выглянула встревоженная мордашка служанки. Убедившись, что это всего лишь я, она открыла дверь пошире и буквально втянула меня внутрь. Я окинула комнату быстрым взглядом, но не заметила ничего подозрительного. Женщина была одета в ночную рубашку и наверняка собиралась ложиться спать.

- Что случилось, госпожа? Вы здесь, в таком виде...- проговорила она встревоженным тоном, тайком косясь в сторону окна. Мне даже стало любопытно, уж не любовник ли у нее здесь был, пока я не пришла?

- Арлен, что такое кэрш?- ответила я вопросом на вопрос.

- Почему вы спрашиваете? Разве вы не знаете?- мой вопрос ее явно взволновал, но она старалась держать себя в руках.

- Арлен,- я пристально взглянула ей в глаза,- просто ответь.

Она покраснела, отводя взгляд.

- Это травка такая, госпожа, вернее ее семена...

- А для чего ее применяют?- я говорила ласково, пытаясь скрыть свое нетерпение.

- Ну, это для мужчин... стимулятор... очень сильно возбуждает, но вызывает быстрое привыкание и, в конце концов, мужское бессилие.

Я задумалась. Зачем давать жениху местный эквивалент "шпанской мушки", если невеста буквально источает афродизиак?

- Арлен, а что будет, если невеста-эльфийка выпьет концентрированный любовный напиток, а жених-асур - большую порцию кэрша?

Она замерла, испуганно глядя на свои пальцы, нервно теребившие рукава ночной рубашки.

- Ну!- я в нетерпении пристукнула ногой.- Что будет?

- Он сойдет с ума... обратится в дракона и разорвет свою женщину...

Нет слов. Одни маты.

Я закрыла глаза и медленно сползла по стене. На меня вдруг снизошла звенящая пустота, словно внезапное осознание реальности очистило душу от всех эмоций. Не было ни страха, ни сомнений, ни жалости. Ни одной мысли не было в моей голове в этот момент. Наверное, именно так чувствовал себя Терминатор, когда шел убивать Сару Коннор - абсолютное спокойствие и равнодушие робота. Именно в этот момент я поняла, в какую историю попала! Это не сказка со счастливым концом, а я вовсе не принцесса, которую ждет прекрасный принц. Хотя принц-то как раз имеется... Значит, решили использовать меня в своей игре, а ставкой будет моя жизнь? Как же, как же, всю жизнь желала умереть от секса с озабоченным драконом! И я еще мечтала о любви? Да пропади оно все пропадом. Бежать, однозначно бежать... и лучше прямо сейчас.

Я открыла глаза и впилась в Арлен напряженным взглядом. Она была мне нужна, но времени разводить церемонии больше не осталось. Мне придется рискнуть.

- Арлен, в замке Деус заставил меня выпить любовный напиток, а только что я узнала, что он собирается моими руками подсыпать Эрионару кэрш. Ты понимаешь, что это означает?

- Но зачем?!- шокированная горничная смотрела на меня с таким ужасом, что я не сдержалась, и мои губы скривились в едва заметной усмешке.

- А он хочет сам на мне жениться!- ну не совсем на мне...

Арлен несколько минут молчала, явно что-то серьезно обдумывая. Она нервно расхаживала передо мной, потирая щеки нервными ладонями. Наконец, остановившись напротив меня, она осторожно произнесла:

- Но ведь вы и сами были не против, до тех пор, пока на вас не пал жребий столетней контрибуции. Вы же с детства были влюблены в придворного мага... или не были?

Вот это зигзаг! Так вот почему герцогу понадобилась невеста на замену! Эления должна была выйти замуж за мага, но вмешался древний договор, по которому асуры потребовали ее в качестве своеобразной дани... Эриас Карион думал, что суженым его дочери станет какой-то незначительный представитель магического племени, но на церемонии обретения была я, и кристалл напророчил мне более завидного жениха. Поэтому он решил несколько изменить свои планы. Устроить асуру сумасшествие и убить меня его руками. А дальше? Это явно не конец, и даже не начало всей этой истории. Что за дела творятся вокруг меня? Я оказалась в самом центре иномирной интриги, абсолютно беспомощная, как котенок.

Я поднялась с пола и усилием воли взяла себя в руки. Хватит рефлексировать, пора кончать со всем этим фарсом.

- Арлен,- произнесла я таким тоном, что она мгновенно замерла, не отрывая от меня настороженного взгляда,- я не Эления. Герцог Анторийский заставил меня сыграть ее роль, но как только я встречусь с женихом... ну, про кэрш ты уже слышала.

****#****

Арлен на удивление спокойно восприняла мое заявление. Конечно, я не была полной дурой и не стала рассказывать ей про пришествие из другого мира. Не настолько мы с ней близки, что бы вот так просто открывать все карты. Она считает меня эльфийкой, вот пусть и считает. Я просто намекнула ей, что все мои беды от того, что во мне нет магии, и я не умею обращаться. Львица крепко обняла меня, уже как подругу, а не как госпожу, и, ласково гладя по голове, сказала, что догадывалась об этом, но мне нечего бояться - она на моей стороне. Я удивленно взглянула на нее. Неужели все вот так просто? Но Арлен восприняла мой взгляд по-своему.

- Не переживайте,- сказала она, похлопав меня по руке.- Я знаю, как эльфы относятся к урнвагам. Но ни веры, ни асуры не поддерживают их. Вам больше не стоит беспокоиться насчет этого, я не позволю вас обидеть.

Оказывается, что у эльфов иногда такое случается: рождается потомство без всяких способностей, особенно в тех семьях, где часто заключают родственные браки. Желая сохранить чистоту крови, высокомерные эльфы лишают своих детей возможности быть полноценной частью этого удивительного мира. И таких несчастных, не имеющих второй ипостаси и магических сил, называют "урнваг", что означает "пустой". Такие дети - позор семьи, их наличие тщательно скрывается, их лишают наследных титулов и права иметь потомство. Они становятся изгоями в собственных семьях и если умудряются дожить до совершеннолетия и не умереть от болезни или несчастного случая (читай - покушения), то в большинстве случаев покидают эльфийское королевство и уходят на земли асуров. Почему туда? Драконов мало, а территории их обширны и нуждаются в обитателях. Любой, кто попросит у них защиты и принесет вассальную клятву, может воспользоваться их гостеприимством.

- Как же ты думаешь помочь мне?- в моей душе затеплился огонек надежды. Неужели удача на моей стороне и мне, наконец-то, повезет?

Арлен отвела взгляд, словно собираясь с духом. Ее нервозность была настолько очевидна, что я даже слегка забеспокоилась, но все равно не ожидала того, что услышала:

- Сегодня приходил мой младший брат Савьен. Наш альфа умер и его место занял сильнейший вер клана - Брейнор Эр'Грейд. Он молод и полон сил, а так же опытный воин, много лет проживший в мятежных землях. Он отдал приказ найти всех членов нашего клана, даже тех, кто продан в рабство или пошел в услужение к эльфам. Я не знаю, зачем ему это, но не могу не подчиниться. Я собиралась уйти сегодня ночью, Савьен ждет меня снаружи... пойдете ли вы со мной?

Так вот что за шорохи я слышала! Это был не любовник, а брат! Как же все удачно складывается: Арлен сама предлагает мне бежать и даже обещает помощь. Я точно буду дурой, если не воспользуюсь этим!.. Но сначала нужно прояснить один момент.

- Арлен, так ты хотела бросить меня?

Она неожиданно расплакалась, заставив меня растеряться, и, пряча лицо в ладони, едва слышно прошептала:

- Я же не знала всей правды... я боялась, что вы прикажете задержать меня... закуете или заклятие наложите…

Я тяжело вздохнула, пытаясь держать себя в руках. Черт! Черт! Черт! Весь мой тщательно продуманный план едва не сорвался! Ну, вот что бы я делала, если бы она и вправду сбежала этой ночью? Бросилась в бега в одиночку? Или продолжала бы ехать, как овца на заклание?

- Вы простите меня, госпожа?- она смотрела на меня с таким раскаянием, что я даже не могла обижаться.

- Мне не за что прощать тебя, Арлен, ты поступила совершенно правильно. И, пожалуйста, не называй меня "госпожа".

- А как же мне называть вас?- изумилась она.

- А как бы ты называла равную?

- По имени. У нас только к пожилым обращаются нир или нира, ну и к старейшинам рода и вождям.

Я изобразила радушную улыбку, хотя внутри все еще продолжала сжиматься от страха. В этот момент я даже герцогу была благодарна за его кэрш: ведь, не услышь я это слово, то не пошла бы к Арлен, а утром ее бы уже не было. А больше никаких кандидатов в сообщники у меня нет!

- Так, где твой брат?- осторожно поинтересовалась я.

- Здесь, за окном. Хотите, я позову его?

- Зови, будем решать, что делать дальше.

Она тут же распахнула окно и еле слышно присвистнула в ночь. Буквально через пару секунд в проеме мелькнул мужской силуэт, он замер на мгновение и абсолютно беззвучно спрыгнул в комнату. Увидев, что сестра не одна, он молниеносно весь подобрался, будто готовый к прыжку хищник. В тени стены, скрывавшей его лицо, я увидела блеск звериных глаз и услышала, как он шумно принюхивается. Исходящая от него волна неприкрытого тестостерона и грубой мужской силы буквально парализовала меня. Я вдруг ощутила себя такой маленькой и беззащитной на его фоне, что мне инстинктивно захотелось сжаться в комок и забиться в самый дальний угол.

-Кто с тобой?- голос вера больше напоминал рычание, он даже не пытался скрыть свою агрессивность. Арлен осторожно коснулась его плеча, заставляя расслабиться.

- Савьен, это госпожа Эления, о которой я тебе говорила.

- Эльфийка, унижавшая мою сестру? Что она здесь делает?- он дернулся в мою сторону с таким видом, что я едва сдержала желание нырнуть под кровать!

- Нет!- моя защитница буквально повисла на своем брате, не давая ему броситься на меня.- Не тронь ее, она урнваг и нуждается в защите!

- Урнваг?- молодой лев ошеломленно потряс головой.- Точно, я не чувствую в ней магии... но дочь Кариона обладала большой силой...

- Это не она. Эта совершенно безобидна! Я обещала ей защиту клана! Пожалуйста, Савьен...

Савьен недовольно повел плечами, скидывая сдерживающие его руки. Арлен вздохнула, отпуская брата, и он медленно шагнул в мою сторону. Вер явно чувствовал мой страх и старался не испугать еще больше резкими движениями. Он вышел из тени под свет магического шара, и я буквально обалдела!

Боже мой, неужели все веры такие красавчики? Если эльфы поражали воображение классическими линиями и рафинированным изяществом, то этот представитель мужского племени был сосредоточием брутальности. Мощное гибкое тело в весьма непритязательных штанах и распахнутой на груди рубашке, растрепанная грива каштановых волос, казалось, не знала расчески, шальной взгляд из-под густых бровей, твердый рот и квадратный подбородок с ямочкой придавали ему нахальный и вместе с тем проницательный вид. Он на сто процентов соответствовал тому, кем являлся: дикий зверь, молодой хищник - несдержанный и горячий, даже не пытающийся скрыть свою сущность. По сравнению с ним я выглядела не то что безобидно, а вообще жалко! И это только один вер, а как я буду чувствовать себя в окружении толпы ему подобных?!

Он осторожно приблизился ко мне, не переставая принюхиваться. Я даже невольно начала вспоминать, когда последний раз мылась. Кажется, еще вчера, перед сном.

- От тебя странно пахнет...

- Ну, простите!- фыркнула я, пытаясь за показной храбростью скрыть свою неуверенность.- Как-то не было времени помыться.

Он недоуменно приподнял бровь.

- Я имею ввиду, что у тебя необычный запах. Он похож на эльфийский, но я чувствую в нем незнакомые нотки.

- Я думаю это эффект любовного напитка,- вмешалась Арлен. Она встала рядом со мной и покровительственным жестом обняла за плечи.- Нир Деус заставил выпить его, чтобы привязать нира Эрионара. Кстати, если вы не Эления, то как же вас теперь называть?

Брат и сестра впились в меня испытывающим взглядом. Я на мгновение задумалась. Вряд ли здесь прокатит отечественный вариант моего имени, лучше уж выступать под псевдонимом, меньше вопросов будет.

- Так Эления и есть мое имя, просто не та. И лучше на ты. Я вовсе не герцогская дочь. Деус нашел меня с помощью магии, я ничего не знала обо всем этом. Теперь они с герцогом хотят, чтобы я подсыпала Эрионару кэрш...

Савьен взял мое лицо за подбородок и повернул к свету. Его пронзительный взгляд несколько секунд испытывал меня на прочность, он словно чувствовал, что я о чем-то умалчиваю.

- Хорошо,- сказал он, наконец, напряженным тоном.- Считай, что я тебе поверил. Я возьму тебя с нами. Расскажешь все после, сейчас некогда. Если тебе нужно что-то взять в своей комнате...

- Только шкатулку с драгоценностями и переодеться.

- Герцогские побрякушки?- он скептично изогнул одну бровь.- Неплохое решение. Можно будет сдать их дворфам в переплавку.

Я бросила на него недоуменный взгляд. А это что еще за зверь? Но Савьен оставил мой молчаливый вопрос без внимания.

- Сидите здесь, я быстро,- с этими словами он одним движением скользнул к окну и в тот же миг исчез с той стороны.

****

Уходили мы через окно, в лучших традициях шпионского детектива. Савьен и Арлет одним движением перемахнули через подоконник и растворились в ночи. Я же выпала из окна, как мешок с мукой... ну или с чем похуже.

Потирая отбитый зад, я семенила вслед за своими подельниками, а за пазухой, приятно оттягивая рубашку, лежал узелок с драгоценностями. В ночной темноте все вокруг казалось серым и однообразным, луны исчезли, затянутые тучами, и лишь рассеянный свет звезд немного освещал окрестность. Мы крались вдоль стены, один за другим, стараясь скрыться в ее тени. Первым шел Савьен, за ним - его сестра, я замыкала наш маленький отряд. Достигнув угла здания, вер поднял руку, молча приказав нам остановиться. Мы с Арлет замерли, прижавшись друг к другу и буквально слившись со стеной, когда он бесшумно исчез за поворотом.

С этой стороны здания выходили окна комнат для постояльцев, и нам хорошо был слышен громогласный храп эльфийской стражи. Если б у нас на Земле стало известно, что высокоблагородные эльфы выводят такие забористые рулады, поклонниц у них явно поубавилось бы! Я даже поморщилась, настолько раздражающими были эти звуки.

Вер отсутствовал минут десять, показавшихся мне вечностью. За это время я раз пятьдесят представила его раненым, истекающим кровью, и раз сто - убитым теми, кого Деус приказал поставить в дозор. Ночной холод пробрался под одежду, и я уже вовсю дрожала в своем легком костюме, который принес Савьен из моей комнаты, хоть и куталась в пелерину из густого жесткого меха, похожего на волчий, любезно одолженную мне Арлет.

Наконец, перед нами возник знакомый силуэт. Он появился так внезапно, что я чуть не вскрикнула от неожиданности, но Арлет успела закрыть мне рот. Савьен приложил палец к губам и поманил за собой. Стараясь не издать ни звука, мы, крадучись, двинулись за ним.

За углом стражи не оказалось, и у меня возникли смутные подозрения по поводу того, где могли в данную минуту находиться эльфы. Но я решила поскорее выбросить их из головы. Не хотелось думать о том, как вер заставил их исчезнуть. Хотя темный островок кустов вдоль крыльца выглядел как-то необычно...

Но как бы там ни было, теперь путь был свободен. Нам повезло, что с этой стороны были только хозяйские окна, и сейчас в них царила темнота и покой. Если кто-то из местных, мучаемый бессонницей, и заметит нас, то вряд ли поднимет тревогу. Веры хоть и служили эльфам, но своих не сдавали.

Пересечь маленький двор было делом одной минуты. Лавируя между покосившихся сарайчиков, мы в полной тишине пробрались в конюшню, и тут я поняла, что дальше предстоит путешествовать верхом. М-да... жокей из меня, конечно, аховый! Я ж на лошади раз в жизни сидела - еще в замке - и повторять этот подвиг мне бы не хотелось. Но веры, по всей видимости, были другого мнения.

Увидев чужаков, лошади заволновались, но веры умудрились каким-то непонятным мне образом успокоить их. Сразу было видно, что брат и сестра на "ты" с этими животными, чего не скажешь обо мне.

Савьен за одну минуту ловко взнуздал гнедого скакуна для себя и рыжего - для сестры. Мне же досталась молодая лошадь вороной масти. Она странно косила глазом в мою сторону и презрительно фыркала при малейшей попытке приблизиться к ней, видимо, чувствовала, что я не стою ее внимания.

Затем, вер отвязал всех лошадей в конюшне и, распахнув ворота, с зычным гиканьем выгнал их во двор. Я застыла в шоке: что он делает?! Он же сейчас всех эльфов перебудит!

Взмахнув хвостами, кони эльфийской стражи с радостным ржанием бросились на свободу. И что тут началось! Мы увидели, как в таверне зажегся свет, и захлопали двери. Следом донесся разъяренный вопль Деуса, поносившего начальника стражи, его вояк и некую "проклятую девчонку". Ему вторил капитанский бас, рычавший на своих подчиненных. Двор заполнили топот десятка ног и бряцанье оружия - и над всем этим бедламом, как вишенка на кексе - истерический вопль хозяйки заведения:

- Грааабяяят!!! Убиваааюююют!!! Вооорыыы!!! Убииивцыыы!!!

Арлет стрелой взлетела на коня, едва раздались первые крики. Ее брат закинул меня на спину гнедой с таким раздраженным выражением лица, что я невольно вновь почувствовала себя мешком с известным удобрением. Я вцепилась в гриву лошади, не успев даже поймать повод, оставшийся бестолково болтаться с боку, и тут этот подлый гад хлопнул ее ладонью по крупу. Эта копытная скотина, издав торжествующее ржание, поднялась на дыбы и в тот же миг рванула с места в карьер, едва не оставив меня валяться в пыли. И это поистине был самый экстремальный момент во всей моей недолгой жизни!

Вцепившись в зверюгу руками и ногами, практически слившись с ней всем телом, и молясь лишь о том, чтобы слезть с нее живой, я неслась неведомо куда. Еще с первых мгновений этой неистовой скачки, я инстинктивно зажмурилась, не желая встречать свой конец лицом к лицу, но раздающийся рядом дробный перестук копыт говорил о том, что веры не бросили меня на произвол судьбы. В какой-то момент я рискнула и оторвала голову от лошадиной шеи. Рядом со мной, держа мою вороную за повод, летел, как ветер, Савьен на гнедом жеребце, а его сестра во весь опор неслась на несколько метров впереди нас.

Кто знает, сколько времени продолжался этот безумный марафон. Я даже представить себе боялась, какую скорость мы развили, километров шестьдесят в час, не меньше! На каждом повороте я прощалась с жизнью, ожидая встречи с землей, и еще сильнее вцеплялась в гриву. Почти сразу затекло все тело, не чувствовалось ни рук, ни ног, и только отчаянное желание жить не давало мне соскользнуть с лошади и погибнуть под ее копытами. Я боялась даже оглянуться, хотя мне страшно хотелось знать, нет ли за нами погони. Пока, наверняка, нет, но как только эльфы соберут своих лошадей, они тут же кинутся по нашим следам. И тогда моя жизнь будет в руках Савьена и его сестры.

Еще в самом начале мы свернули с главного тракта в густой перелесок и теперь неслись галопом по разбитой грунтовой дороге, петлявшей между темных островков деревьев. Ночное небо затянули грозовые тучи, и где-то в дали уже громыхал гром. Приближалась гроза.

На последнем издыхании мы буквально ворвались в густую чащу. Взмыленные лошади хрипели, их бока ходили ходуном, а с оскаленных пастей хлопьями падала пена. Наконец, Савьен смилостивился над нами и придержал своего гнедого, заставляя его сбавить ход. Арлет теперь скакала рядом с нами, ее конь так же выглядел ужасно, казалось, что он вот вот упадет. Но вер решительно и упорно продолжал вести нас за собой в глухие дебри.

Ночное небо, черное, как сама преисподняя, прямо у нас над головой пронзила яркая вспышка молнии. И следом за ней нас накрыл устрашающий раскат грома. Холодный дождь застучал по листьям дробными каплями, постепенно переходя в косой ливень. Моя меховая накидка почти мгновенно пропиталась водой и стала бесполезной. Я с завистью взглянула на веров: они явно не чувствовали никакого дискомфорта! Арлет почувствовала мой взгляд, обернулась, и ее залитое дождем лицо озарилось ободряющей улыбкой. Я хотела улыбнуться ей в ответ, но мои губы свело от холода. Еще несколько минут - и я точно окоченею насмерть!

Мы медленно продвигались все дальше и дальше, и лес вокруг нас незаметно менялся, становясь все более дремучим и непроходимым.

Это был не тот зеленый рай, напоенный солнечным светом и пением птиц, который я видела в самом начале своего путешествия. Здесь деревья напоминали огромных кошмарных созданий, так изломаны и перекручены были их могучие стволы. Узловатые корни преграждали нам путь, и в какой-то момент мне вдруг показалось, что они нарочно вспучиваются перед нами. Это было невозможно, но я видела собственными глазами, как корявые ветви, лишенные листвы и похожие на скрюченные артритом пальцы, тянулись в нашу сторону, словно разумные существа, пытаясь вцепиться нам в волосы или одежду. Высокая трава оплетала лошадям ноги, замедляя ход, колючий кустарник появлялся точно из-под земли, вцепляясь в лошадиную шерсть. Это был какой-то неправильный лес: дикий и страшный, и что-то подсказывало мне, что нам здесь не рады.

- Потерпи,- сказал Савьен, заметив, что я держусь из последних сил,- осталось совсем чуть-чуть.

- Я сейчас упаду!- с трудом разжала я сведенные холодом посиневшие губы.

Он озабоченно нахмурился.

- Я не могу посадить тебя с собой, этот конь устал и не вынесет двух седоков. Держись, если тебе дорога жизнь!





Жизнь была мне дорога - и еще как. И выжить было моим единственным желанием на этот момент. А еще в перспективе маячили простуда, пневмония и менингит, но я не стала говорить веру о том, что могу заболеть. Вряд ли он вообще знает, что это такое.

К нам приблизилась Арлет.

- Может, мы останемся здесь и подождем тебя?- спросила она.- Сам ты доберешься гораздо быстрее и приведешь помощь.

Парень откинул с лица прядь волос, с которой ручейком бежала вода. Его рубашка намокла и облепила тело, словно вторая кожа, подчеркивая напряженные мускулы. Во всей его позе читалось недовольство и напряжение, но через пару минут молчания он все-таки решился:

- Сейчас будет небольшой холм, там есть пещера. Она больше похожа на нору, но вы сможете переждать там, пока я вернусь. Только не зажигайте свет, иначе привлечете местных биншит. Сами вы с ними не справитесь.

Еще с полчаса мы тащились под проливным дождем, промокшие насквозь, а я так еще и промерзшая до самых костей. Дорогу нам освещали яркие молнии, бьющие одна за другой, а небесный гром звучал словно бэк-вокал, лишь подчеркивая шум ливня и идеально вписываясь в апокалипсическую картину окружающего нас сумасшедшего мира.

Но вот, наконец, показалось обещанное убежище. Маленькая темная нора в пологом склоне холма, поросшего густым кустарником. Она не вызывала особого доверия, но мне было уже все равно. Я не смогла даже самостоятельно спуститься с лошади, мое тело так окоченело и затекло, что отказывалось мне повиноваться. Савьену пришлось самому снимать меня и на руках нести в пещеру. Идти я была не в силах.

- Вы все поняли?- еще раз повторил парень после того, как выдал нам указания.- Арлет, я надеюсь на твою сознательность, присматривай за подругой.

С этими словами он отошел от входа и прямо под дождем начал скидывать с себя одежду. Я буквально обомлела: этот красавчик эксгибиционист?! Под штанами у него даже белья не было! Моя скромность кричала мне, что нужно отвернуться или, хотя бы, отвести взгляд, но проклятое любопытство родилось впереди меня! Я почти в упор разглядывала мощное тело вера, радуясь, что темнота скрывает плотоядный блеск моих глаз. Ах, как бы я хотела быть скульптором! Я бы увековечила эту неотразимую мощь и хищную грацию в белом мраморе или отлила бы в бронзе! Да все известные мне суперзвезды были всего лишь бледным подобием этого великолепного представителя мужского племени.

Он стоял, повернувшись к нам спиной, и по его гладкому телу, перевитому стальными веревками мышц, стекали струйки воды, придавая ему какой-то демонический вид. Но вот он потянулся, разминая суставы, словно дикий зверь после долгой спячки. Выгнул спину, припадая к земле - и, прямо на моих глазах, все его тело вдруг объяло золотистое сияние! Я видела, как плавился и перетекал в звериную форму его сияющий силуэт, но все равно не могла поверить собственным глазам, когда через мгновение вместо Савьена передо мной оказался огромный золотисто-коричневый лев! И этот хищник был гораздо внушительнее тех, что я видела в зоопарках или в интернете. Косматая грива венчала его мощную фигуру, покрывая голову, плечи и часть груди, а когда он повернулся к нам, я обалдела, увидев, как в свете молний блеснули гигантские клыки, выглядывавшие из пасти на длину моего локтя! И как-то сразу вспомнился пещерный лев Рони Старшего. Вот только не помню, клыки у него были или нет? Но название подходило.

Наши лошади в ужасе шарахнулись в сторону, но Арлет заранее успела привязать их к ближайшему дереву. Бедные животные испуганно ржали, не в силах вынести присутствия сверх хищника, но он не обратил на них ни малейшего внимания!

Громадный зверь предостерегающе рыкнул в нашу сторону, практически перекрыв прозвучавший в этот момент раскат грома, хлестнул себя по боку гибким хвостом с неожиданно трогательной кисточкой на конце - и растворился в пелене дождя.

****

Итак, эйфория от восхитительного зрелища прошла и мы остались совершенно одни в самых дебрях ночного леса: усталые, замерзшие и вымокшие до нитки - по крайней мере я. Что касается Арлет, то ей, похоже, все было нипочем. Она на минуту задержалась у входа, успокаивая лошадей, а когда повернулась ко мне, на ее лице отразились беспокойство и смущение. Потупив очи, она, тоном примерной девочки, сказала:

- Прости, что тебе пришлось это увидеть. Я знаю, эльфы на дух не переносят наши звериные ипостаси, и никогда бы не стала обращаться у тебя на глазах, но Савьен... он привык жить по законам клана и не считает нужным соблюдать эльфийские приличия...

- Ничего подобного,- перебила я, стуча от холода зубами, как кастаньетами,- это было самое сногсшибательное зрелище за всю мою жизнь.

- Ты, что, первый раз увидела обращение?- Арлет кинула на меня недоверчивый взгляд.

Я только молча кивнула, пытаясь выкрутить промокшую насквозь пелерину.

- Почему нельзя разжечь костер?- эта тема интересовала меня сейчас куда больше.- Я вся замерзла!

- О! Прости, я не подумала... ты позволишь мне согреть тебя?

Я позволила.

Арлет мгновенно оказалась рядом со мной и, лепеча что-то про местных призраков, начала срывать с меня одежду.

- Раздевайся!- крикнула она мне.- Я сейчас обращусь и согрею тебя.

Я даже оторопела, представив, что меня собирается согреть гигантский хищник из тех, что у нас водятся только в клетках или в отдаленных от людей местах.

- Если ты стесняешься, то я закрою глаза!- она действительно демонстративно зажмурилась, стаскивая с меня прилипшие к телу тряпки. На пол пещеры упал, глухо звякнув, узелок с сокровищами. Сейчас эти побрякушки казались мне ненужным балластом, я бы не сомневаясь отдала их все за сухую одежду, теплое одеяло и чашку горячего кофе. А еще лучше, за возможность вернуться домой. Все, хватит с меня этого квеста! Я хрупкая, нежная девушка, привыкшая к удобствам родной цивилизации, а этот мир сводит меня с ума. Сколько еще мне предстоит бежать неизвестно куда и неизвестно зачем? Меня выдернули из дома с одной единственной целью, но я решила, что жизнь мне дороже, чем краткий миг любви с озабоченным драконом. И что в результате? Не хотела умереть на брачном ложе, то помру в этой мрачной дыре, и не от рук влюбленного мужчины, а от банальной пневмонии. Я уже прямо чувствовала, как у меня температура поднимается!

Арлет ничего не знала о моих терзаниях. Едва избавив меня от одежды, она встала за моей спиной, не желая, чтобы я травмировала свою тонкую эльфийскую психику процессом ее перехода в звериную ипостась. Я только увидела золотистые отблески и ощутила волну тепла, как передо мной уже стояла крупная львица светло-песочного цвета. Она была намного меньше своего брата, но все равно поражала воображение своими размерами. Мягко ступая, большая кошка подошла ко мне и легонько боднула меня в плечо, издав низкий рык. Я так и села. Если росту во мне метр шестьдесят, а она в холке достигает моего плеча, то каких же размеров ее брат?

Львица свернулась калачиком у моих ног, весьма недвусмысленно предлагая мне разместиться у нее на груди. Я запихнула свою неловкость куда подальше, прижалась к горячему телу животного и постаралась как можно сильнее слиться с ним. Вряд ли я смогла бы провернуть такое же с Савьеном,- мелькнула в голове смутная мысль. Всё-таки то, что Арлет - женщина, придавало мне немного уверенности.

Я довольно скоро начала согреваться: тело львицы пылало жаром, подобно раскаленной печке, она лежала, закрыв глаза и обхватив меня лапами. Я осторожно выпростала руку и почесала ее за относительно небольшим плюшевым ухом, и с удивлением услышала странные звуки, похожие на мурчанье. Интересно, а земные львы мурчать умеют? Однообразный шум дождя и тепло огромного тела действовали на меня, будто снотворное. В мягком львином меху я лежала, точно в колыбели и, сама не заметив как, уснула.

****

Разбудили меня прекрасные женские голоса. Чарующие звуки незнакомой песни, в которой я не понимала ни слова, звучали где-то совсем близко, они вплелись в мой сон, нарушили покой, обещая что-то недоступное и желанное, то, чего бы я хотела больше всего на свете. Мне было так хорошо в объятиях сна, но волшебная мелодия звала за собой, не давая забыться в царстве сновидений.

Все закончилось моим падением с теплой подушки. Я вдруг очутилась на холодном земляном полу, а над моей головой раздалось разъяренное шипение. Сон мигом слетел с меня.

Открыв глаза, я недоуменно уставилась на львицу Арлет, которая в ярости хлестала себя хвостом по бокам. Вся ее поза выражала исступление и гнев. Припав передними лапами к земле и оскалив внушительный набор клыков, она вдруг зарычала в сторону выхода, откуда неслись восхитительные голоса, поющие на незнакомом языке. И едва я услышала их, как все остальное стало уже не важно. Больше не существовало ни холода, ни сырости, ни страха - только чарующая мелодия, манящая за собой. Из-за туч выглянула желтая луна, и в ее потустороннем свете я увидела полупрозрачные женские силуэты - легкие и воздушные, словно сотканные из перистых облаков. Взявшись за руки, они танцевали над землей под звуки собственных голосов. Длинные белоснежные волосы струились вдоль изящных фигур, но ни дождь, ни ветер не касались волшебных певиц, будто их скрывал прозрачный купол

Мне вдруг непреодолимо захотелось выйти к ним, под холодные струи, взяться за руки с прекрасными девами и умчаться с ними туда, где меня ждут исполнения моих желаний. Словно в полусне я шагнула навстречу звукам, не замечая кинувшейся мне в ноги львицы. Она преградила путь, но я уже не могла остановиться. Это волшебство было сильнее меня.

И в этот момент, на освещенную лунным светом лужайку перед пещерой, из густых зарослей совершенно бесшумно появился гигантский черный лев. Я заметила его краем глаза, но его образ даже не отразился в моем сознании. Я не замечала никого и ничего, ведомая одной лишь целью - влиться в волшебный хоровод.

Я была уже на полпути, когда гигантский зверь одним прыжком покрыл разделяющее нас расстояние и отнюдь не деликатным ударом лапы заставил меня отлететь назад к пещере. От удара я словно очнулась. Вскочила, взвизгнув, и бросилась в спасительную темноту грота, где бесновалась и рычала Арлет. Львица кинулась ко мне, закрывая своим телом от черного льва. Только теперь я заметила, что рядом с пещерой уже не один, а около десятка хищников. И все они явно веры... а я без штанов!

Едва они появились, как загадочные призраки исчезли, словно их никогда и не было. Наваждение рассеялось, оставив после себя холодящее душу ощущение едва не случившейся беды. В тот момент я еще не знала, с чем мне пришлось столкнуться, и кем были прекрасные незнакомки. Но впоследствии я не раз благодарила местных богов за то, что они так вовремя послали мне спасение.

Пока я судорожно пыталась влезть в мокрую одежду, Арлет перекрыла вход, рычанием отгоняя любопытных самцов. Львы с меланхоличным видом развалились на поляне. Дождь уже перестал, тучи потихоньку расходились, открывая луны и звезды. Теперь я могла разглядеть каждого хищника перед входом, но мой взгляд неизменно возвращался к огромному черному зверю. Он даже на глаз был гораздо больше и мощнее своих соплеменников. Лев Савьена по-сравнению с ним выглядел как подросток. Черный гигант лежал, не шевелясь, в позе сфинкса, будто высеченный из гранита и мне казалось, что его желтые глаза неотступно следуют за мной, словно он мог видеть в темноте. Я даже не заметила, как обернувшаяся Арлет флегматично влезла в свои мокрые тряпки и подошла ко мне.

- Вот и все,- сказала она, положив руку мне на плечо.- За нами пришли. Теперь мы в безопасности.

****

Мне нужно было время, чтобы хоть немного прийти в себя. Мало показалось эльфов, веров и асур, так еще и призраки с целым львиным прайдом пожаловали по мою душу. Ну, вот как должен чувствовать себя человек в окружении огромных хищников? Я-то понимаю, что львы разумные и не причинят мне вреда, только моему инстинкту самосохранения ничего не докажешь. Он просто пеной исходил внутри меня, захлебываясь криком "беги!!!".

Откуда-то со стороны появился Савьен. Слава богу, что одетый, правда в свою прежнюю одежду: мокрую и грязную, провалявшуюся на земле под дождем. Но, похоже, что дискомфорта это ему не доставляло. Хотя как по-мне, то лучше в грязном, чем голому. Я все еще не решалась выйти из пещеры и растерянно топталась у входа, поглядывая в сторону равнодушно щурившихся львов.

-Вы готовы?- спросил он. Еще бы знать к чему.- Лошадей придется оставить здесь. Эления,- он кинул в мою сторону напряженный взгляд,- нир Брейнор приглашает тебя воспользоваться нашим гостеприимством.

Я благодарно кивнула. Это была самая лучшая новость, начиная со вчерашнего вечера.

- Мы пойдем пешком? Далеко еще?- спросила я о наболевшем. В конце концов, уже рассветало, хотелось поесть, помыться и просто отдохнуть в нормальных условиях.

- Нет,- он чему-то усмехнулся,- Арлет, Деррин предложил тебе свою комфортную спину, ты как, не против?

Молодая женщина многозначительно стрельнула глазами в сторону выхода, где демонстративно потягивался, красуясь, великолепный темно-коричневый зверь.

- Всю жизнь мечтала,- кокетливо ответила она так, чтобы поклонник ее услышал.

- Я тоже поеду верхом на льве?- ужаснулась я. Да я и близко к ним не подойду! Особенно вон к тому черному, который уже битый час сверлит меня своими янтарными глазищами. И чего он на меня уставился? Я, конечно, не совсем в форме, но это не повод так беспардонно пялиться. Ой! Кажется, я сказала это вслух!..

Гигантский хищник цвета антрацита вальяжной походкой приблизился ко мне и самым наглым образом принялся обнюхивать. Я замерла по-стойке смирно, боясь даже моргнуть: эта зверюга была выше меня на целую голову! Он пригнулся, обдавая мою шею горячим дыханием, ткнулся влажным носом в ключицу, фыркнул - я бы могла поклясться, что насмешливо - и вдруг потерся лбом о мою грудь! Это было последней каплей для моего многострадального сознания. Тихо всхлипнув, я, совсем не по эльфийски, безобразно свалилась в обморок!

****

Эх, знала бы моя мама, в какой ситуации оказалась ее дочь! Никакой бы валерьянки не хватило. Грязная, ободранная, в диком лесу, в окружении хищных зверей... список можно продолжать до бесконечности. Это когда же я успела настолько нагрешить? Даже не верится, что совсем недавно моя жизнь казалась мне скучной, а родительский контроль неподъемным ярмом. И что еще неделю назад я решала, каким экстремальным видом спорта заняться: адреналина мне, видите ли, не хватало. Вот тебе, Леночка, и экстрим, и адреналин - все как заказывали. Так что нечего на нелегкую долю роптать, чего желали, то и получили. Берите и пользуйтесь.

Очнулась я буквально через минуту, от того, что Савьен, не мудрствуя, лукаво окатил меня водой из ближайшей лужи. Ну да, я понимаю - вер, всю жизнь в клане, с эльфийским этикетом не знаком... но грязью-то меня зачем поливать? Причем в буквальном смысле?

Рядом закудахтала Арлет, отгоняя его от меня, словно наседка от цыпленка. Обтерла мне лицо какой-то тряпицей и авторитетно заявила:

- Девочке срочно нужен покой! Вы, нир Брейнор, слишком внушительный для нежных эльфийских барышень.

Так этот черный гигант и есть глава клана?! А я про него такое ляпнула... Нехорошо получилось, может теперь и в покровительстве отказать.

Поднялась, справившись с легким головокружением, кое-как отряхнула одежду. Под внимательным желтым взглядом присела в эльфийском книксене - или как он там называется - и смиренно опустила очи, ожидая своей участи. Лев коротко рыкнул, заставив меня вздрогнуть всем телом, и вдруг опустился у моих ног, весьма красноречиво подставляя спину. Я беспомощно огляделась. Арлет откровенно улыбалась, Савьен многозначительно поигрывал бровями, кое-кто изо львов демонстративно отвернулся или прикрыл морду лапой. Это они что, смеются надо мной?

Какая-то непонятная бравада вдруг взыграла во мне, неожиданный кураж как всегда толкнул на необдуманный поступок. Решительно выпятив губу и нахмурив брови, я вскарабкалась на спину хищника и улеглась, обхватив его руками и ногами, тщательно сохраняя на лице независимое выражение. Зверь поднялся, огласив окрестности торжествующим ревом, словно я была добычей, которую он наконец-то загнал.

Львы поднимались один за другим, покидая поляну. Я увидела, как Арлет оседлала своего воздыхателя, панибратски похлопав его по боку. Где-то позади остался Савьен, наверно, вновь перекинулся. А я лежала, почти не дыша, на спине гигантского зверя, вцепившись в его роскошную гриву и чувствуя всем телом, как подо мной перекатываются упругие мускулы. И почему-то именно в этот момент на меня снизошло абсолютное спокойствие, будто я наконец-то оказалась в безопасности. От шкуры льва исходил едва заметный мускусный аромат с легкими нотками луговых трав. Сама не заметив как, я зарылась лицом в его гриву и с удивлением услышала, как он мурлыкнул, словно обычный кот!

****

Утро было в самом разгаре, когда мы, наконец, вышли из леса. Теперь наш путь лежал в глубину лесостепи, туда, где у подножия древних гор раскинулись селения мятежных веров. Я наслаждалась великолепным видом гордых хищников на фоне природы, уже практически не боясь. Что-то подсказывало мне, что меня в любом случае не тронут. Почему - не знаю, просто чувствовала - и все.

Частенько на нашем пути попадались ручьи и неглубокие речушки, которые наш разношерстный отряд переходил вброд. У одной из таких рек мы остановился на отдых. Оказалось, что дальновидные веры устроили здесь схрон, в котором припрятали не только оружие и одежду, но и многое из того, что может понадобиться в тяжелом путешествии. Так что к тому времени, как я размяла затекшие мышцы, на заросшем осокой берегу уже вовсю пылал костер, и кипятилась вода. Из-за кустов выходили перекинувшиеся веры: мощные мужчины с обветренными лицами и стальными мускулами, заработанными тяжелым трудом, а не на тренажерах или стероидах. Брутальные мачо с пронзительным взглядом и звериными повадками. Я видела, как они заинтересованно поглядывали в мою сторону, но ни один из них не подошел, хотя все они спокойно и даже с улыбкой общались с Арлет, а один - с каштановыми кудрями до плеч - так вообще без всякого смущения стиснул ее в медвежьих объятиях и, под довольный гогот окружающих, наградил смачным поцелуем.

Неожиданно все замолкли, кидая мне за спину настороженные взгляды. Я с тревогой оглянулась и... пропала!

Позади меня, подпирая плечом могучий дуб, и скрестив руки на груди, стоял высокий брюнет с внушительной фигурой, в холщевых штанах и такой же рубахе с распахнутым воротом. С его волос стекала вода, прочерчивая дорожки по смуглой коже. Но не это привлекло меня, заставив забыть обо всем, а его взгляд: желтый, звериный, наполненный дерзким вызовом и ленивой насмешкой. Он смотрел на меня в упор, и я не могла отвести от него глаз, хоть и понимала, что глупо выгляжу. Он несколько минут разглядывал меня в абсолютной тишине, потом неспешно отклеился от дерева и с ленцой протянул:

- И как маленькой эльфиечке наше звериное гостеприимство?

Я буквально потеряла голову, едва услышав его голос. Если красивыми мужчинами мой взгляд был уже перенасыщен и практически не реагировал, то такой голос я слышала впервые: сильный, насыщенный, с рычащими нотками и легкой хрипотцой, от которой по спине бегут мурашки и слабнут колени. Мне всегда нравились "тяжелые" мужские голоса, такие, как у Тилля Линдеманна - это была моя слабость. В свое время я, влюбившись в его голос, самостоятельно выучила немецкий язык, а сейчас, только представив, как этот желтоглазый вер исполняет "Ohne dich", мне захотелось с фанатичным визгом накинуться на него и оторвать кусочек на память!

Я так замечталась, что даже не заметила, как он оказался в опасной близости от меня. Я заметила, что если эльфы предпочитали держаться друг с другом на расстоянии вытянутой руки, то веры ничего не имели против более тесного контакта. Нахальный брюнет практически навис надо мной, подавляя своей мощью и бесцеремонной самоуверенностью. Я почувствовала запах его тела, неожиданно знакомый. Легкий мускусный аромат с нотками нагретой солнцем травы... Внезапное осознание истины свалилось на меня, как снег на голову.

- Позвольте представиться,- он отвесил шутовской поклон,- Брейнор Эр'Грейд, альфа этих несносных забияк, к вашим услугам.

- Очень приятно,- слегка заикаясь, ответила я.- Эления.

Он в выжидательно глянул на меня, кривя губы в скептической усмешке.

- Эления - и все?- с иронией спросил он.

- Да, и все!- с неожиданной твердостью ответила я. Вот как-то не пришло мне в голову заранее придумывать себе творческий псевдоним и биографию, хотя, видимо, придется. Этот гад точно не отстанет. Недаром же он так пилил меня своими глазищами, чуть дырку во мне не сделал!

Брейнор только понимающе усмехнулся, словно намекая на что-то, известное только нам двоим. Нагнув голову ближе ко мне, он ткнулся носом в ямку за ухом и шумно втянул в себя воздух. Я услышала, как в глубине его груди зарождается низкий рокот и испуганно отшатнулась. И что у них за привычка дурная постоянно меня обнюхивать?!

- Сладкая,- произнес он соблазнительным хриплым тоном, но я поспешила отступить на безопасное расстояние. Я, конечно, человек широких взглядов и всякое такое, но как-то не могу представить себя в объятиях полузверя.

- Нир Брейнор,- осторожно позвала Арлет,- обед уже готов.

- Вот и славно,- он развернул меня за плечи и легонько подтолкнул в сторону костра, где уже сидела остальная компания,- пойдем, подкрепимся. А заодно ниэра Эления поведает нам, что же такого ей пообещали биншит, что она бежала к ним, сверкая своей прекрасной задницей.

Под звуки оглушительного хохота мои щеки вспыхнули, как два факела. Если б я могла, то провалилась бы сквозь землю в тот же миг, но моя выработанная отечественными реалиями упертость заставила меня только крепче стиснуть зубы. Так вот какие они, эти мятежные веры: наглые, нахальные, самоуверенные, грубые животные, как и говорил Деус. Но и я не лыком шита. И пусть я единственный человек на всей этой планете, но они скорее обломают свои зубы, чем я позволю увидеть мою слабость!

****

Меня переодели, накормили и - о чудо! - даже дали помыться. Правда, все это под пошлые шуточки и скабрезное зубоскальство. Сначала я дергалась при каждом взрыве хохота, но потом поняла, что веду себя глупо и решила просто игнорировать этих грубиянов. Тем более, я заметила, что это, по всей видимости, их обычный способ общения. Арлет тоже постоянно доставали двусмысленными намеками на ее отношения с красавцем Деррином. Но она только томно льнула к нему, ничуть не смущаясь пристального внимания окружающих. Похоже, что среди веров не принято скрывать свои симпатии или стыдиться их. Но я-то не вер и мне очень неловко от напряженного взгляда Брейнора, которым тот неотрывно следил за мной. Он постоянно отирался поблизости, раз за разом, словно невзначай, касался моего лица, рук, волос, и смотрел таким греховным взглядом, что у меня внутри все замирало. Я словно разрывалась на части, не зная, что предпринять: то ли бежать куда подальше, то ли принять вызов и показать, как умеют флиртовать девушки моего мира. Правда, что-то мне подсказывало, что не стоит дразнить этого зверя, если я не готова столкнуться с последствиями.

- Кто такие биншит?- спросила я, вспомнив загадочную фразу Брейнора.

- Ты не знаешь?- изумилась Арлет.- О, боги, в какой дыре тебя воспитывали! Прости,- она смешалась, увидев, как я сразу поскучнела.- Биншит это фейри, но не обычные, а призраки. Они не выполняют желания, только заманивают наивных путников в свои сети, а потом уводят в болота.

- Зачем?- изумилась я, а потом вспомнила свое ночное помешательство и похолодела. Если б не черный лев, то я бы точно бежала голая через весь лес за прекрасными призраками!

- Они питаются нашими душами и самыми сокровенными мечтами,- просто ответила молодая женщина.- Вот у тебя есть мечта всей твоей жизни, которая всегда остается с тобой, не смотря ни на что? Ты, возможно, никогда не сможешь ее воплотить, но одно ее существование наполняет тебя жаждой жить и к чему-то стремиться, определяет смысл твоей жизни. А если ее забрать? Оставить тебя без цели, без смысла, то твоя жизнь превратится в жалкое существование на грани инстинктов: есть, спать, спариваться - и больше ничего. Так ведут себя истинные оборотни. Говорят, что это веры, у которых биншит украли душу.

- А настоящие фейри тоже есть? И желания они могут исполнить?

- Раньше их было больше, но после войны с эльфами почти все ушли в свои облачные замки. Да и выполняют они, опять же, только самое сокровенное желание. И очень часто оказывается, что о некоторых вещах лучше мечтать безответно, чем получить и не знать, что с ними делать. А разве ты ничего не слышала про фейри и биншит?

Как-то незаметно к нашему разговору присоединилось еще несколько веров. Один из них - кажется, его звали Эйнор - вдруг задумчиво произнес:

- Знаете, а ведь я однажды встретил фейри. Правда, они мало были похожи на прекрасных женщин, как о них все время говорят. Скорее, на густое светящееся облако, которое постоянно меняло свои очертания, становясь то женским силуэтом, то мужским, или вообще принимало подобие какого-нибудь животного.

- А эльфийские маги говорят, что фейри - это разумные духи,- встрял еще один, - и они могут по своему желанию появляться и исчезать.

- Да? И где же ты встретил ушастых магов, которые стали разговаривать с тобой, а не окатили парочкой заклинаний?- весело загоготали веры.

Я обернулась к альфе, который незаметно подобрался настолько близко, что касался плечом моего плеча. Так это что же получается, я этому красавчику жизнью обязана?! В слух я сказала несколько по - другому:

- Так нир Брейнор спас мне жизнь?

- Можешь называть меня Брейн,- промурчал тот, заигрывая со мной.

- Приятно познакомиться,- фыркнула я в ответ. Но все равно было приятно. Я уже заметила, что здесь не принято сокращать имена, это позволено только близким. Если кто-то без твоего согласия называет тебя коротким именем, то это означает насмешку и пренебрежение, подчеркивание твоей слабости и никчемности. Если же так тебя называют родные или друзья, то это просто выражение близких отношений. Но это касалось только мужчин, женщину же коротким именем кроме ее родных, мог называть только спутник. Поэтому я предпочитала оставаться для Брейна Эленией.

****

Полчаса на отдых - и снова в путь. До вечера мы должны были преодолеть половину нашего пути. Густые перелески сменялись открытыми пространствами, зеленая листва - цветущими травами. После вчерашнего дождя солнца палили немилосердно, яркая синева неба резала глаза. Я уже безропотно лежала на спине черного льва, понимая, что альтернативы все равно нет. Он летел над землей, мягко отталкиваясь огромными лапами и не сбавляя скорости. Под моими бедрами его бока ходили как кузнечные меха, я слышала равномерный стук его сердца и в который раз пыталась осмыслить и принять все, что со мной происходит.

Последние сутки были слишком насыщенными, чтобы я могла думать о чем-то, кроме спасения собственной жизни. Но как только я оказалась в относительной безопасности, как вновь нахлынула тоска по дому и по родным. Врут все в книжках, что попав в другой мир герой одним движением отметает прошлое и начинает жизнь с чистого листа. Даже если мне суждено застрять здесь, я все равно не смогу забыть свою маму, отца, безбашенных братцев и друзей, с которыми провела двадцать два года своей жизни. Кто сможет заменить мне родных? Кто еще полюбит меня так, как они - не за что-то, а просто за то, что я есть...

А еще, мне все труднее с каждым днем приходилось скрывать свое иномирное происхождение. Я не знала самых элементарных вещей, и это настораживало окружающих. Сколько еще я смогу разыгрывать из себя благородную эльфийку и как отреагирует Брейн, когда я скажу, кто я на самом деле?.. А почему, собственно, меня это тревожит? Какая мне разница, что он будет думать?

****

Заночевать решили в небольшом перелеске, рядом с ключом, бившим прямо из-под земли. Холодные воды подземного источника с силой вырывались на свободу, образовывая небольшой фонтанчик, а затем веселым ручьем петляли между деревьев и, спустя несколько метров, вновь исчезали из глаз. Здесь было так спокойно, что я невольно расслабилась, позабыв, с кем имею дело. Похоже, что у веров на каждой стоянке был припрятан запас самого необходимого. Видимо, они довольно часто пользовались этой дорогой, совершая разбойничьи набеги на приграничные территории. Но теперь они тщательно заметали следы своего пребывания на каждом привале, опасаясь эльфийской погони. Несколько львов, охранявших наш тыл, следовали в арьергарде на расстоянии нескольких часов пути. Если бы они заметили преследователей, то основной отряд успел бы принять меры.

Я пригрелась у костра, уже более спокойно воспринимая навязчивое внимание к своей персоне. Похоже, что после того, как альфа недвусмысленно дал понять о своей заинтересованности, остальные львы предпочитали держаться от меня на расстоянии. Брейнор же перекинулся и вел себя со мной как обычный парень с понравившейся девушкой: немного нагловато, но, не нарушая приличий. Я видела, как он что-то спрашивал у Арлет, и, судя по тому, как она стрельнула глазами в мою сторону, речь шла обо мне.

В темноте у костра было даже романтично. Мы быстро наелись, но ночь была так хороша, что хотелось подольше продлить эти минуты тишины и покоя. Один за другим веры перекидывались и уходили в темноту на охоту. Только Брейн оставался рядом со мной. Вот и Арлет исчезла за стволами деревьев в обнимку со своим кавалером. Не трудно догадаться, куда это они направились с таким загадочным выражением на лицах.

Теперь, когда у костра осталось совсем мало народу, я почувствовала, как изменилось поведение альфы. Он больше не был безучастным наблюдателем, наоборот, близость ночи и желание загнать вожделенную добычу возбуждали его звериные инстинкты, заставляя совершать необдуманные поступки. Некоторое время он почти в упор разглядывал меня, а потом притиснулся ближе, практически прижав спиной к шершавому стволу дерева. Пригнулся, едва не касаясь губами моего уха, и я ощутила на своей щеке его тяжелое, прерывистое дыхание.

- Малышка,- мурлыкнул он и потерся носом о мою шею,- ты так хороша.

Это заявление застало меня врасплох. Я осторожно уперлась руками в плечи вера, пытаясь отодвинуть его от себя.

- Эммм... мне надо отойти,- не нашла я ничего лучше. Он потянул носом, шумно втягивая в себя мой запах, словно не мог надышаться, и нехотя отпустил.

- Пошли, я провожу тебя.- Он поднялся первым, предлагая мне руку.

- Да нет,- растерялась я,- ты не будешь смотреть, как я...

Он только хмыкнул. Проигнорировав протянутую мне руку, я молча обошла его и направилась в лес. Я надеялась, что смогу затеряться в темноте среди деревьев, а когда он отстанет от меня, то спокойно вернусь к костру. Наивная, как можно спрятаться от зверя, который идет по твоим следам? Ему не нужно тебя видеть, его ведет твой запах, который является для него путеводной нитью, толстой и крепкой, как якорная цепь!

Древний, как мир, инстинкт самосохранения заставил меня прибавить шагу. Вскоре я уже петляла между деревьев, путая следы и рискуя каждую минуту наткнуться на дерево и разбить себе лоб. Брейнор следовал за мной на неизменном расстоянии, словно наслаждаясь погоней. Он играл со мной, загоняя, как лев загоняет лань. Позволял отдалиться от него, почувствовать облегчение, но тут же одним прыжком настигал, щекоча затылок своим дыханием. Увидев просеку, я рванула со всей силы через открытое пространство, но это было моей фатальной ошибкой. Нельзя дразнить зверя, показывая свой страх, иначе последствия будут необратимы.

Тяжелое гибкое тело взвилось в воздухе, сбило меня с ног, навалилось, подмяв под себя. Где мои шесть лет посещений секции дзюдо?! Почему на татами я так лихо укладывала своих соперников, а тут растерялась? Куда делись отработанные до автоматизма движения? Ведь я даже не смогла оказать сопротивления, сметенная его неистовым напором!

Я ощутила, как его горячие губы накрыли мой рот в голодном поцелуе. Попыталась что-то сказать и его жадный язык тут же проник внутрь, заявляя свои права. Недолго думая, я сжала челюсти. Брейн отпрянул, прерывисто дыша.

- Почему нет?- прохрипел он, придавив меня к земле всем телом так, что я едва дышала.- Чем я не хорош?

Я только пискнула и остервенело задергалась под ним, пытаясь вырваться. Но лучше б я этого не делала!

Его колено тут же скользнуло между моих ног, раздвигая их, и я в полной мере ощутила его пресловутое желание. Сомнений не осталось - он был возбужден до такой степени, что почти не осознавал своих действий. Мое сопротивление только распаляло его охотничий инстинкт: догнать, поймать, подавить, смять, сломить - я была для него всего лишь добычей, которой он неистово жаждал обладать. И когда я поняла это, то решила резко сменить тактику, надеясь, что это обескуражит его. Я внезапно перестала сопротивляться, расслабилась, безучастно глядя в небо отсутствующим взглядом.

Он действительно на секунду замер, пытаясь сообразить, что со мной, но в следующий миг уже вновь осыпал мое лицо короткими резкими поцелуями, бормоча что-то бессмысленное, словно в горячечном бреду. Я больше не сопротивлялась, это было бесполезно. Невозможно справиться с вером, который потерял голову от похоти и не понимает, что делает. Совсем не так я представляла себе начало своей интимной жизни. Не в лесу, не на холодной земле и не с едва знакомым мужчиной. Из моих глаз сами собой побежали ручейки слез, свидетельство моего бессилия и отчаяния. Я почувствовала, как Брейн начал срывать с меня одежду, ничуть не заботясь про ее сохранность. Вот треснула, разойдясь по швам моя рубаха, и горячие губы впились мне в грудь, мучая меня яростными поцелуями, больше похожими на укусы. Его руки шарили по моему телу: гладили, мяли, щипали мою грудь, живот, бедра... Он вернулся к моему лицу, припал к губам алчным поцелуем, словно ставя на мне клеймо. Я вздрогнула всем телом, ощутив, что его руки намерены проникнуть туда, где даже я не смела себя касаться.

- Тише, тише, девочка моя,- пробормотал он, пытаясь справиться с завязками на моих штанах. А у меня там узел... довольно тугой. Он зарычал в нетерпении, дернул, разрывая кожаный шнурок, его горячие пальцы скользнули вниз по моему животу, вызывая дрожь во всем теле. Я почувствовала, как он касается святая святых моего тела, того, что я берегла столько лет для своего единственного, мечтая о неземной любви, белом платье и венчании в церкви. Понимаю, что это звучит наивно и старомодно, но это была моя заветная мечта, самая любимая и нежно лелеемая. Я вспомнила, как хотела пойти к алтарю непорочной, не быть одной из тех, для кого секс - начало отношений, а не их апогей, и - разрыдалась. Меня вдруг начало колотить крупной дрожью, я задыхалась в истерике, не в силах справиться с собой.

Ошарашенный вер слетел с меня, откатившись в сторону. Его потемневшие от страсти глаза с изумлением впились в мое зареванное лицо.

- О боги,- прошептал он обескуражено. Понимание истины на мгновение отразилось в его глазах,- ты девственница... проклятье!- ну да, мне же по легенде пятьдесят лет, чего только не успеешь за это время. Но ведь он знал, что я ехала навстречу жениху асуру, кто бы рискнул подставить подержанную невесту?

Он тяжело дышал, пытаясь справиться со своим неудовлетворенным телом. Отыскал в темноте остатки моей одежды, осторожно приблизился, стараясь не испугать меня еще больше. Я забрала у него то, что еще недавно было моей рубашкой, трясущимися руками попыталась натянуть. Тело мое все еще содрогалось от рыданий, пережитый стресс не давал успокоиться, а близость вера пугала меня еще больше.

- Прости,- он сокрушенно покачал головой и стянул с себя рубаху, смиренно протягивая ее мне,- я сам не знаю, что на меня нашло... словно дурман в голове.- Он растерянным жестом взъерошил короткий ежик волос и потер лицо, словно отгоняя наваждение.

Я молча завернулась в его одежду, которая прикрыла меня до колен, и попыталась встать. Ноги не держали, но когда Брейн собрался помочь мне, я испуганно отшатнулась. Его протянутая ко мне рука безвольно упала. Опустив плечи, он молча наблюдал, как я безучастно поднялась, держась за ствол дерева, и медленно направилась в сторону костра. Истерика перешла в судорожные всхлипывания и теперь меня начинала бить дрожь от холода. Я не слышала, Брейна, он всегда ступал бесшумно, но знала, что он идет позади меня, не решаясь приблизиться. Я не желала его видеть. Ни теперь, ни потом.

Вокруг костра уже все спали, кроме пары караульных. В полной тишине я пробралась к лежаку Арлет, придя за поддержкой к единственной женщине в этом тестостероновом аду. Залезла к ней под одеяло, прижалась, тихонько всхлипывая. Она развернулась ко мне лицом, недоуменно глядя на мои мокрые щеки. Потом вспышка понимания мелькнула в ее глазах. Она обняла меня, прижимая к себе и гладя по волосам, словно маленькую девочку.

- Не плачь, Эли,- успокаивающе прошептала она,- он не плохой, вот увидишь. Просто дай ему шанс...

****

Утром я была намерена изо всех сил избегать Брейна, но он не позволил мне этого сделать. Никто из веров не собирался перечить своему вожаку, хотя все видели, что он буквально преследует меня. Когда я подошла к Савьену с просьбой взять меня к себе, за спиной раздалось раздраженное рычание брюнета. Брейн поймал меня за руку и жестко сказал:

- Я извинился за вчерашнее, по-моему, этого достаточно. Не смей меня игнорировать, я не мальчик и в игры не играю. И не вздумай подходить к другим, они знают, что ты занята и не будут помогать тебе в обход меня.

Я только глупо хлопала глазами, не поняв и половины из того, что он сказал. Кем я занята? Что это значит? Почему мне никто не хочет помочь? Наверное, потому что я эльф, а они с эльфами враждуют?

Мне пришлось снова взбираться на спину черного льва, но на этот раз я не испытывала покоя, скорее уж нервное напряжение. Нам предстояло провести несколько часов в непосредственной близости друг с другом, что вызывало двойственные чувства. Я с дрожью вспоминала ночное происшествие, прижимаясь к огромному зверю всем телом, чтобы не упасть. Чем дольше я обдумывала эту ситуацию, тем больше убеждалась в том, что вела себя как истеричная малолетка. Вот у меня всегда так, сначала дел наворочу, а потом часами анализирую ситуацию и свое поведение на ее фоне. В общем, любительница помахать руками после драки. Ну, вот почему мне не пришло в голову просто поговорить с ним? Он же был вполне адекватным, пока я не решила сбежать. Я пытаюсь строить отношения в этом мире так, как делала бы это в своем, но забываю, что здесь меня окружают не люди. У этих существ своя мораль и свои обычаи. И кто знает, вдруг мой побег был воспринят как приглашение перейти к более активным действиям?

****

Дневной привал был очень коротким, веры даже не стали перекидываться. Мы с Арлет подкрепились захваченными припасами, а они обошлись охотой на стадо диких косуль. Это тоже было для меня за гранью понимания: в человеческом обличии веры вели себя соответственно, но обращаясь в зверя, не брезговали рвать добычу и пожирать парующее мясо! И то, и другое было для них естественно, но у меня вызывало отвращение. Когда они возвращались с охоты с перепачканными кровью мордами и смачно облизывались, я с трудом сдерживала тошноту. А увидев, как с усов черного льва скатываются кровавые капли, мне захотелось кинуться в кусты и распрощаться со своим обедом!

****

К вечеру мы достигли цели своего путешествия. Перебравшись через широкий байрак, чьи склоны покрывал густой лес, и поднявшись на невысокий холм, мы увидели внизу открытую равнину. Черный лев на мгновение замер на вершине холма, оглашая окрестности торжествующим ревом. Ему вторили его боевые товарищи, а я в восхищении пыталась охватить глазами открывшуюся мне панораму.

Эта райская земля была достойна кисти Левитана: прекрасная полноводная река широкой голубой лентой пересекала цветущую долину, а на горизонте вонзались в темнеющее небо скалистые пики гор. Снег на вершинах сверкал под светом двух закатных солнц, словно россыпь бриллиантов, а внизу, у подножия, темнели таинственные пещеры дварфов. Судя по тому, что я слышала о них от веров, это были подземные карлики, отличные кузнецы и мастеровые, похожие на гномов из наших сказок. По берегам реки раскинулись небольшие деревушки веров, а за горами скрывалась земля дроу, где они обитали еще с тех незапамятных времен, как были побеждены и изгнаны из своих владений светлыми собратьями. Здесь, в этой цветущей долине, нашли приют те, кто не смог противостоять захватчикам в силу своей слабости или малочисленности, но не потерял гордости и достоинства, и не собирался становиться рабом или слугой.

Близость дома словно придала сил мощным гибким телам огромных кошек. Гигантскими скачками они неслись с холма в сторону деревянных домиков, казавшихся отсюда игрушечными. Я сильнее вцепилась в гриву черной зверюги Брейна, мечтая только о том, чтобы не свалиться. Ответный рев прозвучал со стороны долины, стало ясно, что нас заметили. Я увидела, как навстречу нам начали выбегать веры - мужчины, женщины и даже дети - некоторые из них срывали одежду и тут же перекидывались, несясь навстречу нам.

- Смотри, Эли, это наш клан!- закричала Арлет, весело сверкая глазами.

На середине пути две группы львов скрестились, как в смертельном поединке: кое-кто даже кубарем покатился, сбитый на лету радостной львицей или парой-тройкой соскучившихся львят. Взаимное повизгивание, мяуканье, мурчанье перемежалось с облизыванием и покусыванием, обжиманиями и потираниями гигантских животных. Опасные хищники резвились, словно котята, радуясь встрече, и были так естественно прекрасны в своей звериной непосредственности!

Нам наперерез кинулась молодая львица цвета прибрежного песка. Она явно нацелилась на моего льва, но увидев меня, зашипела как разъяренная кошка. Черный зверь коротко рыкнул на нее и помчал дальше, а она осталась позади, разочарованно мяукнув.

****

Официальная встреча произошла гораздо позднее, когда мы, уже отмытые и переодетые, собрались за общим столом в доме альфы. Жилье Брейна оказалось под стать ему, такое же суровое и лаконичное: ни малейшей роскоши, никаких излишеств. Несколько комнат со скромной обстановкой, кухня, где хозяйничала приходящая кухарка, и огромная столовая, где сейчас присутствовали только самые близкие соратники и друзья. Женщин среди них практически не было, если не считать меня, Арлет, оставленной в качестве моей дуэньи, и двух незнакомок, одна из которых оказалась парой Савьена, а другая постоянно льнула к Брейну. Было смешно наблюдать, как он пытается держаться от нее на расстоянии, а она буквально поедает его глазами, чуть ли не облизываясь.

- Кто это?- шепотом спросила я Арлет, с удивлением обнаружив в своем голосе ревнивые нотки.

- Мийра,- так же тихо ответила молодая женщина,- прежняя любовница нашего альфы.

- А что, есть еще и нынешняя?- фыркнула я.

- Ну, не знаю,- протянула Арлет, окидывая меня долгим сомневающимся взглядом,- боюсь, что любовниц больше не будет. Вернее не так, я надеюсь, что их не будет. Мы же постараемся, правда?- и она многозначительно подмигнула. Я вообще ничего не поняла. Кастрирует она его что ли, или женит?

После праздничного ужина и обмена любезностями все высыпали на улицу. В центре поселка уже пылал гигантский костер, вокруг которого собрались все члены клана. Сегодня они праздновали воссоединение со своими родными, которые столько лет жили в стране эльфов. Я обрадовалась, увидев знакомые лица, но улыбка тут же сменилась гримасой разочарования, едва я ощутила на своей спине руку Брейна.

- Моя конфетка чем-то недовольна?- прошептал он, дыша мне в ушко.

Я передернула плечами и едко заметила:

- Вы ошиблись, нир Брейнор, ваша конфетка вон с той стороны. И зовут ее, по-моему, Мийра.

- Ты ревнуешь?- он развернул меня лицом к себе, пытаясь поймать мой взгляд. На дне его кошачьих глаз светилась слабая надежда, но я твердо была намерена не давать ему ни шанса.

- С какой стати я должна ревновать того, на кого не имею ни малейших претензий?

- А если этот кто-то имеет претензии на тебя?- ответил он вопросом на вопрос, не отпуская мой взгляд.

Я с напускным равнодушием пожала плечами:

- А это вообще не мои проблемы.

Потом мы сидели у костра, передавая друг другу фляги с легким игристым вином, похожим на розовое шампанское, а веры по очереди брали в руки странный музыкальный инструмент, напомнивший мне кобзу: такой же лютнеподобный корпус, только более вытянутый и зауженный, и не четыре, а целых восемь струн. Причем три последние были на пару тонов ниже, наверное, так же могла звучать бас-гитара.

У этих львов оказались на редкость красивые голоса, сильные и глубокие. Они исполняли баллады о древних временах, подыгрывая себе на литфаре - так назывался их инструмент. Пели о бескрайнем море и бесстрашном народе, некогда населявшем его берега, о прекрасных женщинах и сильных мужчинах, о войне, растянувшейся на многие десятилетия и уничтожившей гордый народ почти на корню. Я сидела, закрыв глаза и внимая голосу барда. И перед моим внутренним взором вставали картины разграбленных домов и пылающих крепостей, мертвые воины, рыдающие женщины и осиротевшие дети... веры пели о себе, и я сама не заметила, как из глаз побежали слезы. Брейнор осторожно обнял меня, прижимая к твердому телу. Я почувствовала, как чуткие мужские пальцы нежно собирают соленую влагу с моих щек. Этот нехитрый жест был настолько пронизан трогательной лаской, что я не выдержала и спрятала лицо у него на груди, ощущая знакомый запах, ставший за последние дни практически родным. С боку раздалось недовольное шипение Мийры, которая все еще рассчитывала на страстную ночь в объятиях альфы.

Немного позднее к нам приблизилась Арлет, собираясь забрать меня ночевать в дом своей семьи, но Брейн только сильнее стиснул меня, не собираясь никуда отпускать.

- Нир Брейнор,- растерялась львица,- но эльфийский этикет запрещает юной ниэре оставаться в доме неженатого мужчины!

- Здесь эльфийские правила не действуют!- жестко заявил мой лев, и я почувствовала, как напряглись его руки.- Я обещал ниэре Элении покровительство и намерен выполнить свое обещание в полной мере.

- Нет, ты не сделаешь этого, Брейн!- взвилась Мийра.- Эта ночь только моя, отправь эльфийку с Арлет!

- Нир Брейнор,- с нажимом поправил мужчина.- Не забывай, самка, что я все еще твой альфа.

Она в ярости обнажила отросшие клыки, но переборола себя и смолчала, а Арлет только растеряно хлопала глазами, пока ее не увел пьяно хихикающий Деррин. Похоже, что встреча с друзьями закончилась для него банальным возлиянием.

Я лежала на груди Брейна, стараясь не дышать. Он заглянул в мои глаза, ища там что-то, известное только ему. Потом коснулся губ невесомым поцелуем и печально сказал:

- Не бойся, в моем доме тебе ничего не угрожает. Я дал слово и не нарушу его, но ты не можешь запретить мне надеяться. Я чувствую, что ты нуждаешься в мужчине и однажды поймешь это сама. И когда это произойдет, я буду рядом.

****

А ночью мне приснился странный сон. Будто бы я вновь оказалась в том лесу, где Деус снял заклятие с Арлет. Я стояла у ручья, спиной к тропинке, и собиралась искупаться. Одна за другой падали на землю детали моего эльфийского туалета и вот, когда я осталась совершенно обнаженной и собиралась уже ступить в холодную воду, чье-то горячее тело внезапно прижалось к моей спине, а напрягшиеся груди накрыли мужские ладони - темные, как ночь, с длинными изящными пальцами. Мой таинственный незнакомец что-то страстно шептал мне на ушко, и завитки волос на затылке шевелило его дыхание. Я почувствовала, как он прикоснулся губами к моей шее, прокладывая дорожку из поцелуев, невесомых, как крылья бабочки, спустился ниже, лаская лопатки и спину нежными покусываниями, перемежая их с легкими касаниями языка, все ниже и ниже, пока не замер, уткнувшись губами в ямку на ягодице... Я слышала его тяжёлое дыхание, чувствовала его страсть, но не видела лица. И все же во сне я узнала его. Это был тот неизвестный, что следил за мной на первом привале. Он пришел ко мне в царстве снов, чтобы заявить свои права, и откуда-то я знала, что сновидения - его вотчина, где он полноправный хозяин и все, что сейчас со мной происходит, вовсе не эротический сон, а магическое наваждение, но мне было уже все равно.

Я застыла, как натянутая струна, в его объятиях. Где-то в глубине моего естества зародилась странная дрожь, которая все росла и росла, сладкими волнами омывая все мое тело, заставляя выгибаться в темных руках, плавиться под поцелуями невидимых губ. Мое дыхание сбилось, срываясь на жалобный стон, это было невероятно, я горела, как в огне, от охвативших меня ощущений. И когда готова была уже попросить о большем, внезапно все прекратилось! Он исчез, оставив меня в одиночестве изнывать от возбуждения. Я в отчаянии застонала, сжимая зубы и пытаясь унять волну разочарования. Мой неведомый любовник бросил меня, но в воздухе остался звенеть его тихий довольный смех.

****

Разбудил меня нечеловеческий рев, сотрясший дом Брейна от крыши до самого основания. Подскочив на кровати, я несколько мгновений таращилась в темноту и пыталась сообразить, где я и что со мной. Но тут прозвучал второй рев, на этот раз на улице, и тут же раздался грохот входной двери. Я подбежала к окну и выглянула наружу. На улице еще царила ночь, но в свете трех лун я увидела, как с крыльца слетает Брейн, на ходу скидывая с себя одежду и перекидываясь: вот мелькнуло его сильное, тренированное тело, покрытое бронзовым загаром, мгновение золотистого сияние - и уже передо мной громадный черный лев.

Двумя гигантскими прыжками он пересек открытое пространство и со всего размаха врезался в ствол векового дуба, росшего почти у самой изгороди. Я видела, как разбушевавшийся хищник набросился на дерево, точно это был его злейший враг! С диким ревом он вонзил в него клыки, почти до самого основания, словно рассчитывал одним махом перекусить ствол, который не смогли бы обхватить и пятеро дюжих мужчин. Его острые когти оставляли на темной коре длинные светлые полосы, в ярости кромсая ни в чем не повинное дерево.

Я не на шутку испугалась. Что это? Он сошел с ума? И я в одном доме с буйно помешанным? Я уже хотела бежать из дома и звать на помощь, но тут какое-то движение привлекло мой взгляд.

С той стороны забора, соблазнительно мурча и выгибая спину, кралась знакомая песочная львица. Одним прыжком она перемахнула через невысокую изгородь и грациозно приземлилась перед черным львом на все четыре лапы. Он встретил ее предостерегающим рычаньем, но она лишь призывно мурлыкнула и теперь ползла к нему, буквально распластавшись по земле и издавая жалобное мяуканье.

Хищник зарычал, ударом лапы перекинул ее на спину, словно собираясь разорвать, навис над ней темной громадой, но она даже не пыталась сопротивляться. Наоборот, знакомое золотистое сияние окутало ее - и вот уже под черным зверем лежит обнаженное женское тело. Тонкие руки и ноги без боязни оплетают моего льва, зарываясь в антрацитовый мех, будто лианы. Я слышу его рычание, но в нем, скорее, недоумение, чем злость...

Я отшатнулась от окна. Не хочу этого видеть. Не хочу! Кинулась обратно в кровать, натянула на голову одеяло, заткнула уши. Повторяла про себя, словно мантру: плевать! плевать! на все плевать! Но больно... Почему так больно? Почему слезы стоят комком и от тоски перехватывает дыхание? Он мне никто, я же его совсем не знаю... и знать не хочу! Пусть делает, что хочет и с кем хочет, я ему ничего не обещала. И вообще, может у них так принято: свободная любовь и все вытекающие...

****

Во второй раз я проснулась уже поздним утром, плавно переходящим в полдень. Брейнора в доме не было, а дверь в его комнату оказалась распахнутой настежь. Постель была нетронутой, видимо, он этой ночью даже не ложился. Стиснула зубы сильнее: мне все равно! все равно!.. Если повторить это миллион раз, может и правда, станет все равно?

На кухне была только Эйслит - кухарка. Поджав губы и не желая разговаривать со мной, она небрежно сунула мне под нос тарелку с отбивными и хотела уже идти, но я остановила ее.

- Эйслит, в чем дело? По-моему, я никому ничего не сделала, чтоб заработать такую неприязнь.

- Не сделала,- неожиданно легко согласилась она, уперев руки в бока и окидывая меня оценивающим взглядом, словно сомневаясь, стоит ли вообще со мной разговаривать.- А могла бы!

Я поперхнулась.

- Это ты о чем?

- Сама знаешь! Все вы эльфы такие.

Она неожиданно уперлась в стол, нависая надо мной своим шестым размером и с неприкрытой ненавистью заявила:

- Приходите на чужую территорию, берете все, что вам нравится, играете нашими чувствами! Ты ведь знаешь, что у веров пары создаются раз и навсегда? Что он теперь ни с кем не сможет? Будет сохнуть от тоски? Чем тебе Брейн не угодил? Не достаточно благороден для вашей светлости? Наш альфа мелковат для тебя? Может, ты прЫнца ждешь?

Я молчала, не зная, куда девать взгляд. Если б я сама понимала, чего хочу! Она с презрением сплюнула на пол, приняв мое молчание за знак согласия. После этого гордой походкой вышла, но на пороге не выдержала и от всей души грохнула дверью.

До вечера я безвылазно просидела в своей комнате, боясь встречи с другими верами. Я почему-то была уверена, что Эйслит высказала их коллективную мысль. А на закате появился Брейн. Я не хотела с ним встречаться, мне нечего было ему сказать, да и его слушать я была не в силах. Слишком уж четко перед моими глазами стояло обнаженное тело Мийры на фоне черного меха.

Я сделала вид, что сплю. Забралась в постель и укрылась с головой. Несколько минут он топтался у двери моей комнаты, словно раздумывая, стоит ли входить, но потом все же решился.

Его шаги замерли у самой кровати. Я изо всех сил пыталась сохранить хладнокровие, хотя внутри у меня бушевала буря. Боль от предательства не унялась, она, подобно кислоте, разъедала мне душу, заставляя страдать. Разумом я понимала, что он мне ничего не должен, но сердцем... сердце мое словно истекало кровью.

Я почувствовала, как Брейн опустился на колени рядом с кроватью и взял мою руку в свои ладони. Его сухие губы прикоснулись к моим пальцам невесомым поцелуем, да так и замерли, словно не в силах оторваться. Я сжала зубы, пытаясь подавить в себе порыв броситься ему на шею. По виску стекла одинокая слезинка и затерялась где-то в волосах.

Наконец он ушел, оставив меня молча рыдать в подушку. Вот так, ничего не сказав, ничего не спросив... Я услышала, как хлопнула входная дверь и, уже не таясь, взвыла в полный голос.

****

Как и ожидалось, завтракать мне предстояло в одиночестве: Брейн вновь ночевал неизвестно где, а Эйслит едва не плюнула мне в тарелку. Похоже, что больше всего ее раздражало мое эльфийское происхождение и то, что она должна прислуживать мне. Я даже не стала делать вид, что мне интересно содержимое тарелки, просто равнодушно отодвинула ее в сторону и опять заперлась в комнате. В душе клокотала настоящая буря, заставляя меня то в ярости сжимать кулаки, то рыдать взахлеб от бесконечной жалости к самой себе.

Где-то к обеду мне надоело рефлексировать и я начала рассуждать логически. Итак, все в клане считают меня дочерью герцога Анторийского, захватчика, одного из тех, кто изгнал их с родной земли. Лишь трое знают, что это не так: Арлет, Савьен и Брейнор, но даже им я не открыла всей правды. Каждый раз, когда признание уже готово было сорваться с губ, меня что-то удерживало от излишней откровенности. Я догадывалась, что эльфов здесь ненавидят, а поскольку я одна из них, то эта ненависть распространялась и на меня. Но сказать, что я вообще из другого мира и неизвестного происхождения... нет уж, лучше смолчать и посмотреть, что будет дальше.

Только вчерашние слова Эйслит никак не вписываются в эту картину. Была бы я настоящим эльфом, то и сама бы все поняла, но я появилась в этом мире всего несколько дней назад и ничего не знаю о его законах и обитателях. Те крохи, которые дал мне Деус, касались эльфийского этикета и немного общей истории, но этого было абсолютно недостаточно для того, чтобы я в полной мере осознавала действительность. У меня образовалась куча вопросов, и я знала только одного человека, вернее - вера, который мог бы мне помочь. Поэтому, едва глянув на накрытый на одну персону обеденный стол, отправилась искать Арлет.

Как и ожидалось, деревня встретила мое появление гробовым молчанием. Никто из селян не горел желанием общаться со мной, ведь для них я была всего лишь ненавистной эльфийкой. Я шла по единственной улице, сопровождаемая молчаливым презрением и ненавистью, и от этих взглядов мне хотелось провалиться сквозь землю. Я и подумать не могла, что будет так трудно. Мужчины старались не смотреть на меня, а вот женщины не скрывали своих чувств, особенно Мийра, на которую я случайно наткнулась.

- Рано радуешься!- прошипела она мне в лицо, заступая дорогу. Я отшатнулась, всерьез опасаясь, что она попытается выцарапать мне глаза.

- Оставь ее,- незнакомая львица оттянула шипящую подругу в сторону, кинув мне в след осуждающий взгляд, словно это я была зачинщицей ссоры.

Наконец, вот и дом моей бывшей горничной. На крыльце пара незнакомых веров, с явным недовольством встретивших мой приход. Я замерла у забора, не решаясь толкнуть калитку и войти без приглашения. Но они не торопились заговаривать со мной, просто сидели на деревянных ступеньках и молча наблюдали за моими действиями. Что мне оставалось? Войти без спроса? Но войти на территорию вера без его разрешения чревато последствиями. В них слишком развит инстинкт собственника - это я уже давно поняла. Они до последнего будут защищать свою пару, своих детей, свою землю. И никогда не простят врага, который отнял у них все это, а я сейчас была для них именно врагом, пришедшим к ним в дом.

Я не стала даже здороваться, знала, что не ответят. Не хотела доставлять им удовольствие видеть мою растерянность. Просто села под забором прямо в пыль и приготовилась ждать. Мимо сновали прохожие, кидая на меня кто недоуменные, кто злорадные взгляды. Несколько раз мне даже чудился злобный шепот за спиной, но я продолжала сидеть, только глаза закрыла, а через некоторое время даже задремала. Да и не мудрено, на такой жаре любого человека клонило бы в сон, а я еще и не выспалась, пол ночи ждала, когда придет Брейн... а он так и не пришел.

- Эли! Что ты здесь делаешь?- раздался над головой изумленно-испуганный голос Арлет.- Что-то случилось?

Я пошевелилась, пытаясь вернуть чувствительность затекшим мышцам. Это сколько ж я здесь просидела? Наверное, час - не меньше. Глянула на львицу извиняющим взглядом. Всё-таки я пришла просить помощи - просить, а не требовать, так что будем вести себя соответственно. То, что она относится ко мне лучше, чем ее соотечественники, ни о чем не говорит. Наоборот, может доставить проблем и ей тоже. Если сородичи решат, что она проявляет ко мне лояльность, могут серьезно обидеться. Я для них враг, а кто помогает врагу... в общем, выводы напрашиваются сами.

Встала с земли, отряхнула то место, на котором сидела.

- Мне нужна твоя помощь,- сказала, краем глаза наблюдая за теми двумя, что так и сидели на крыльце все это время. Вон как уши навострили.

- А почему ты здесь?- удивилась молодая женщина.- Почему в дом не заходишь?

- Меня не пригласили,- я равнодушно пожала плечами.

Она укоризненно глянула в сторону родственников и открыла калитку, пропуская меня вперед.

- Пойдем,- сказала она, тяжело вздохнув,- похоже, действительно нужна помощь.

****

Что ж, Арлет помогла расставить все точки над "i". Сначала отругала за добровольное голодание, видимо, Эйслит нажаловалась ей, что я не выхожу из комнаты и не желаю есть. Первый вопрос, кому я хочу сделать хуже, был мной попросту проигнорирован. А что я могла ей сказать? Что у меня раз в месяц крыша едет на почве пмс? Ну да, есть за мной такой грешок: у кого живот болит, у кого - голова, а меня из крайности в крайность бросает. То реву весь день напролет, пестуя несуществующие обиды, то начинаю ненавидеть всех и вся. С утра как обнаружила, что Брейн опять не ночевал в доме, так вообще чуть с катушек не слетела. Такая ярость зародилась внутри, что хотелось разнести этот мирок по бревнышку! Вот и заперлась в комнате, накручивая себя и свою слепую злобу, упиваясь ею и получая извращенное удовольствие от собственных страданий. Умом-то, вроде, понимала, откуда у всего этого ноги растут, но мне так хотелось побыть жертвой и жалеть себя, жалеть, жалеть... И сейчас вот снова, успокоившиеся, было, нервы готовы вновь дать сбой.

Понятное дело, что Арлет я ничего об этом говорить не стала, но все-таки пришлось кое-что спросить. Если физиология местных женщин похожа на человеческую, значит, какие-то средства гигиены должны существовать. Выслушав меня, львица несколько секунд пыталась что-то сообразить, а потом хлопнула себя рукой по лбу и облегченно рассмеялась:

- Так вот в чем дело!

- Какое дело?- не поняла я.

- Да весь клан уже второй день голову ломает, чего это наш альфа с утра до вечера истязает себя на плацу, а ночами гоняет по лесу, словно ему перцу под хвост насыпали! Совсем извелись в догадках, думали даже, что ты нарочно мучаешь его.

Я скептически подняла брови. Так Брейн не с Мийрой? Или Арлет просто хочет меня утешить?

- Я не пойму, как моя проблема связана с поведением Брейна,- я вопросительно уставилась на подругу. Та присела рядом со мной на край кровати, взяла за руки и, глядя на меня с какой-то материнской теплотой, сказала:

- Какой же ты еще ребенок! Каждый мужчина-вер чувствует, когда у его женщины наступает овуляция. Сама природа наградила их этой способностью, чтобы наш вид не исчез. А уж если овуляция у истинной пары, то тут вообще практически невозможно сдержаться. Ты не должна злиться на Брейна или в чем-то подозревать, неужели не понимаешь, что ты для него значишь?

Я отрицательно покачала головой. Ну да, нравлюсь ему, да и он мне. И хочет он меня - это тоже невозможно отрицать, но что-то еще? Да мы знакомы меньше недели, о каких чувствах может идти речь?

- У нас все немного не так, как у эльфов,- Арлет кинула на меня немного виноватый взгляд.- У вас пару выбирают с помощью кристалла обретения, сразу подбирая идеального партнера, а мы ищем по запаху. И поиски могут длиться десятки лет, но это никак не влияет на размножение. У нас браки заключаются только между истинными, но истинный партнер не всегда означает сильный, а каждому роду нужны сильные мужчины. Вот поэтому наши предки ввели ночь выбора. Раз в год любая женщина может зачать котенка от самого сильного мужчины в клане, а поскольку самый сильный это альфа, то обычно к нему и обращаются. Только благодаря этому наши сыновья вырастают сильными львами, и в этом нет ничего предосудительного, обыкновенная необходимость. Но если вер находит свою пару, то для остальных женщин он становится бесполезен. Ты, можно сказать, ограбила клан, присвоив себе нашего альфу. Теперь он только твой, и в твоей власти сделать его жизнь праздником или превратить в кошмар.

Я ошарашенно взирала на нее, не в силах вымолвить ни слова. Я истинная пара Брейна? А как же тот асур, которого мне показал кристалл в замке? Или возможны варианты?.. или это любовный напиток начал действовать!- внезапно озарило меня понимание. Так вот что означали слова Деуса! Он предупреждал, что идеальных партнеров может быть несколько и что у меня могут возникнуть проблемы, но я тогда только отмахнулась от его слов, так мне хотелось поскорее обезопасить себя. Но старалась-то я для жениха, а вышло вон как... И что теперь делать?

- Жить,- пожала Арлет плечами. Похоже, что последний вопрос я задала вслух.

- Еще бы знать как,- прошептала я, не задумываясь.- Меня же здесь ненавидят, потому что я эльф.

- Кто тебе сказал такую чушь?- молодая женщина удивленно вздернула брови.

- Да все!- я вдруг почувствовала острое желание выговориться.- Никто со мной не разговаривает, все смотрят с таким презрением, будто я грязь под ногтями!

Похоже, что Арлет опешила.

- Вовсе нет!- она не могла скрыть своего удивления.- Ты все неправильно поняла. Твое происхождение здесь ни при чем, но нам трудно осознать, что сильнейшего мужчину в клане присвоила не львица, а эльфа. Теперь он потерян для всех остальных, но и ты не подпускаешь его к себе. Он страдает, Эли, а вместе с ним страдает весь клан. Это не ненависть к тебе, это просто непонимание твоих поступков. Почему ты отказываешь ему? Проверяешь его на прочность? Ждешь, когда он приползет на коленях, умоляя тебя о снисхождении? Он наш альфа и стал им только благодаря своей силе и выдержке, а ты лишаешь его и того, и другого. Так нельзя, ты должна что-то сделать.

Она осуждающе покачала головой. Ну вот, опять я должна. Брейну плохо - я должна его пожалеть, предоставить, так сказать, свое тело к его услугам... А как же я? Мои чувства, мои желания? Или это в расчет не принимается?

Неожиданно что-то насторожило нас. Какая-то неправильность ощущалась в окружающем пространстве, словно сам воздух был пронизан тревогой и ожиданием. Как по команде, мы обернулись к окну и обомлели. Небо, которое еще минуту назад сияло бирюзой, внезапно затянули грозовые тучи, поглощая солнечный свет, и на землю словно опустились густые сумерки. Гигантская молния разорвала небосвод напополам, а следом прогремел оглушительный раскат грома. И все это случилось буквально в одно мгновение! В небе затанцевали голубые искры статического электричества, весь воздух был насыщен неведомой силой.

Мы бросились к окну. Перед нами разворачивалось невероятное зрелище! Прямо посреди единственной деревенской улицы, яростно скалясь, стояли друг против друга знакомый черный лев и темно-фиолетовый дракон. Первый живой дракон, которого я видела! Вытянутая узкая морда с впечатляющим набором клыков, над глазами на лбу роговые наросты, напоминающие корону, поджарое гибкое тело, опирающееся на четыре монументальных лапы с далеко не детскими когтями. Длинный мускулистый хвост, украшенный гребнем, идущим вдоль всего тела от самой головы, но самое потрясающее - огромные, лиловые, кожистые крылья, похожие на крылья птеродактилей или летучих мышей. Они словно два гигантских паруса вздымались над фиолетовой спиной, ловя потоки воздуха, и вокруг них сверкали яркие искры электрических разрядов. Я задохнулась от восхищения, высунулась в окно до самого пояса, даже не подумав, что могу упасть.

-Какая красота!- не сдержала я искреннего восхищения.

-Владыка Эрионар!- почему-то испуганно пискнула Арлет и воззрилась на меня с непередаваемым ужасом.- Что теперь будет...

Я обомлела. Так вот эта зверюга с крыльями и есть мой официальный жених?! И сейчас он, по всей видимости, выясняет отношения со вторым кандидатом на роль идеальной пары... От осознания действительности даже голова пошла кругом. Фентезийное существо, которое не должно существовать в природе, сейчас находится здесь, перед моими глазами и является моим будущим мужем! Бред какой-то... Я еще ко льву не привыкла, а тут дракон. Впору начинать падать в обморок.

- Арлет,- спросила я немного охрипшим голосом,- а они не поубивают друг друга?

- Не должны,- так же хрипло ответила львица.- Владыка всегда был к нам добр и позволял охотиться на своих землях... но он пришел забрать пару нашего альфы.

В этот момент дракон вскинул голову, словно почувствовав мой очумелый взгляд. Его темные, как ночь, глаза сверкнули, словно две молнии. В них невозможно было ничего прочитать, но от этого непроницаемого взгляда у меня по спине побежали мурашки, и это было вовсе не возбуждение! Внутри у меня все похолодело: что-то не похоже, чтобы это существо выглядело безумно влюбленным, скорее - наоборот! Вот он дернулся в мою сторону, раздувая ноздри и не обращая больше никакого внимания на своего оппонента. Тот взлетел в прыжке, будто камень, выпущенный из пращи, острые когти вспороли воздух и... промахнулись! Почти незаметным глазу движением, дракон легко ушел из-под удара и небрежным движением хвоста заставил льва отлететь на приличное расстояние. Тот со всего размаха приложился об землю, подняв клубы пыли, но тут же вскочил вновь, намереваясь продолжить поединок. Только вот продолжать было уже не с кем.

Едва откинув льва, дракон развернул безумно прекрасные крылья и в одно мгновение поднялся в воздух. Спустя пару секунд был уже рядом с моим окном. Я еще смогла отшатнуться в комнату, отталкивая Арлет, но больше ничего не успела сделать. Покрытая фиолетовой чешуей когтистая лапа с быстротой молнии возникла у меня перед глазами, заставив в одно мгновение вспомнить всю свою жизнь. Теперь я точно знаю, что такое обливаться холодным потом! Я даже умудрилась открыть рот и завизжать, но это не изменило действительности.

Мир внезапно перевернулся, тошнота ткнулась в горло, заставив захлебнуться собственным визгом. В лицо ударил порыв ветра, выбив воздух из легких. Я услышала, как яростный львиный рык переходит в тоскливый вой, но у меня уже не было сил, чтобы хоть каким-то образом отреагировать на это. Я просто обмякла безвольной куклой, задыхаясь от ужаса, боясь, что огромные лапы сейчас сомкнуться и раздавят меня или, наоборот, когти разожмутся, и я полечу вниз.

Дракон заложил вираж над домом альфы, легко набирая высоту. Он покидал деревню веров, а в его лапах, под брюхом, болталась я, желая, как никогда в жизни, потерять сознание и ни о чем не думать. Откуда-то я знала, что в обмороке не так страшно!

****

Что должна думать и как себя вести среднестатистическая девушка, вися под брюхом у дракона, который летит на приличной высоте и с крейсерской скоростью?

Первые пять минут полета я визжала, как резаная, время от времени переходя на ультразвук. Потом, еще пятнадцать - кашляла, проклиная эту ящерицу, из-за которой сорвала горло. И все это время мое сердце не переставало гулко биться где-то в горле, сжимаясь в ужасе. В голове застряла только одна мысль: разожмет он лапы или нет. Но поскольку ничего подобного не происходило, я устала бояться и просто расслабилась, правда, открывать крепко зажмуренные глаза не спешила. Зато в голове начали появляться умные мысли, видимо, кое-какая часть мозгов всё-таки осталась при мне.

Итак, что мы имеем? Несет меня лиса за темные леса... точнее, дракон, но сути это не меняет. И дракон этот, по всей видимости, официальный жених Элении Анторийской. Вернее, жених-то асур, но они же в драконов обращаются, так что конкретно этот индивид должен быть разумным, все же не за животное меня замуж отдавали. Ему, скорей всего, как-то сообщили, что невеста сбежала с верами, и он отправился на поиски неверной... Теперь вопрос: что делать дальше?

Я начала размышлять, стоит ли признаваться в самозванстве сразу или ждать, пока он сам догадается. Может, для начала попробовать установить с ним контакт? Я осторожно приоткрыла один глаз и глянула вниз, но лучше б я этого не делала! Далеко внизу проплывал зеленый ландшафт: равнины сменялись холмами, леса - долинами, а реки - озерами. Ветер свистел в ушах, но больше никакого дискомфорта я не ощущала, воздух не был холодным, не бил в лицо, разве что тошнота не отпускала. Я удивилась, было похоже, что меня окружает прозрачный купол, защищающий от стихии.

А чему я удивляюсь? Это же тысячелетний асур! Самая магическая раса в этом мире, вот и наколдовал мне комфортные условия. Может, попробовать договориться с ним? Он меня отпускает, а я ему за это... я ему... а что я ему? И куда он меня отпускает? В деревню к верам? Тоскливый вой Брейна все еще отдавался эхом у меня в душе, а еще душила совесть, ведь страдал он по моей вине.

****

Я не знаю, сколько продолжался наш полет, но этого времени мне хватило, чтобы успокоиться и попытаться примириться с действительностью. За все это время дракон ни разу не взглянул в мою сторону и, ни разу его лапы, державшие меня крепко, но осторожно, даже не дрогнули.

Наконец, мы оказались в долине, окруженной высокими скалистыми горами. Солнца Эретуса уже склонялись к горизонту - похоже, что летели мы почти пол дня. Я была измучена неизвестностью, страхом и голодом, и боялась того, что могло случиться дальше. Дракон, завернув крутой вираж, опустился на базальтовую площадку перед входом в пещеру, и, наконец-то, выпустил меня из лап. Онемевшее тело не выдержало и кулем свалилось прямо под ноги опешившему ящеру. Ах, как это символично,- мелькнул в голове ехидный голос,- сбежавшая невеста вымаливает прощение у ног оскорбленного жениха.

Никакого золотистого сияния не было. Едва я упала, как по телу дракона пробежала мелкая дрожь, и вот уже ко мне кинулся тот самый фиолетововолосый красавчик, который явился мне в замке герцога. Правда, если тогда я едва не растаяла от его внешности, то теперь почти не обратила внимания. То ли мозг мой был перенасыщен красавцами, то ли обстановка не располагала, но когда его руки подхватили меня у самой земли, а глаза пытливо заглянули в мои, я не ощутила ничего, кроме боли во всем теле от сведенных судорогой мышц.

- Эления?- хрипло спросил он. В отличие от веров, которые перекидывались голыми, асур был вполне одет. Белая рубашка, вышитый серебром камзол и узкие бриджи, заправленные в высокие сапоги делали его похожим на кавалера XVIII века, а широкая перевязь на груди и весьма внушительная шпага с боку только усиливали сравнение. Я даже слабо удивилась: в замке были мечи, а тут шпага... не сходится.

Его руки были теплыми, крепкими и какими-то надежными, словно созданными для меня... или я для них. Едва очутившись в его объятиях, я расслабилась, отдавая себя на волю случая. Больше не было сил сопротивляться, спорить, куда-то бежать. Захотелось присесть хоть на минутку, отдохнуть, прижавшись к этой груди, и ни о чем не думать. Я была как потрепанный бурей корабль, который после долгих странствий пришел в свою гавань.

- Что с вами?- допытывался асур, пытаясь поставить меня на ноги. Ну да, эльфы ж не страдают от судорог после нескольких часов лежания в одном положении! А я всего лишь человек, да еще не самый крепкий. Сказать ему?

- Простите,- пискнула я, подписывая себе приговор,- вы ошиблись.

Он нахмурился, не понимая. Фиолетовые глаза впились мне в лицо, словно хотели прочитать мои мысли.

- Я никогда не ошибаюсь, девочка,- покачал он головой и сильнее стиснул мое тело.- Просто ты этого еще не знаешь.

Я даже не поняла, что произошло дальше. Только вдруг нас на мгновение окутало ярким светом, теплый ветер взметнул наши волосы, переплетая белое золото с фиолетовым шелком. Я почувствовала, как асур подхватил меня, поднимая на руки, и шагнул навстречу свету.

****

Всё-таки мозг не выдержал перегрузок и я отключилась. Поэтому дальнейшая транспортировка моего бренного тела осталась за пределами сознания.

Очнулась я на широкой кровати под бархатным балдахином, отдохнувшая и посвежевшая. С удовольствием потянулась, разминая мышцы и суставы. Чувство было такое, будто я несколько часов провела в элитном спа-салоне.

Поднялась на локте, озираясь. Спальня, а это была она, поражала своими размерами и обстановкой: на постаменте в центре помещения располагалась гигантских размеров кровать, на которой я едва виднелась, а над ней возвышался прозрачный куполообразный потолок, украшенный цветными витражами. Солнечный свет проникал сквозь них, окрашиваясь в различные цвета, и яркими пятнами ложился на постель. Комната была круглой, без единого угла, зато с высокими стрельчатыми окнами по всему периметру, а небольшие простенки, не больше метра шириной, покрывали вышитые гобелены. На полу, покрытом толстыми коврами, в художественном беспорядке валялись бархатные подушки и стояли кованые сундуки, невольно делая помещение похожим на пещеру Али-Бабы. Между подушек затесался низенький столик, накрытый, видимо, для меня. Дымящийся напиток в фарфоровой чашке, ваза с фруктами и блюдо с пирожными должны были, по всей видимости, изображать завтрак.

Я вскочила с ложа (назвать кроватью этого гиганта мебельной промышленности язык не поворачивался). Удивилась, увидев на себе вместо платья полупрозрачную кружевную сорочку. В голове мелькнуло смутное воспоминание о фиалковых глазах, с тревогой ловящих мой взгляд. Уж не женишок ли меня переодевал? Да вроде не должен, он же, как бы главный среди своих, значит, служанку мог мне выделить. Отогнала дурные мысли и подбежала к окну.

Открывшаяся панорама заставила задохнуться от восхищения и ужаса, смешавшихся в равных частях. Это был огромный замок в средневековом стиле, наполовину вырубленный в скале. Посреди квадратного двора, окруженного тройной стеной, высилась каменная башня донжон. Задевая своими зубцами облака, она располагалась как раз на уровне моих глаз. Видимо, комната, в которой я была, тоже находилась в подобной башне, отсюда и отсутствие углов. Дверей я, правда, так и не обнаружила.

Оббежав все окна я поняла, что действительно нахожусь в башне, причем самой высокой в этом замке. Вокруг, на сколько хватает глаз, только скалы и небо, и ни одного живого существа. Покинуть помещение невозможно: выхода я не нашла, хотя тщательно простукала все стены на предмет тайных ходов. Только небольшая уборная да спартанская ванная за одним из гобеленов. Правда, снаружи, под окнами, находилось нечто вроде открытой галереи, опоясывавшей башню по кругу, но открыть окон и выйти я так и не смогла. Зато в сундуках обнаружились груды золотых монет и драгоценных камней вперемешку с украшениями, а так же вполне подходящая одежда. Все больше и больше эта комната напоминала мне некий склад сокровищ, а не жилое помещение. Мелькнуло видение фиолетового дракона, развалившегося посреди бархатных подушек и гор золота...

Я закуталась в найденный халат в восточном стиле - длинный, шелковый с вышитыми драконами и широким кушаком вместо пояса. Расплела растрепавшуюся косу и с тоской вспомнила Брейна и Арлет. Первый всё-таки запал мне в душу, а вторая стала для меня единственной подругой в незнакомом мире. И вот теперь, похоже, что я лишилась их обоих. Я почти пожалела о том, что отказала альфе. Но всё же это было не мое, я бы никогда не смогла принять свободные нравы веров.

Будущее снова покрылось дымкой неизвестности. Мне оставалось только ждать, а заодно попытаться продумать свое дальнейшее поведение.

****

Я даже не заметила, когда за моей спиной порыв ветра распахнул окно. Оглянулась, резко вскакивая на ноги. На каменном парапете галереи сидел, сложив крылья, знакомый дракон. Вот он шагнул в мою сторону, одновременно обращаясь в мужчину, и я ахнула. Ну, надо же! Только сейчас заметила на лбу, на границе роста волос, небольшие роговые образования, напоминающие рога. Мой взгляд метнулся ниже: есть рога, значит, должен быть и хвост! Асур не разочаровал: пятая конечность, длинная и гибкая, как змея, с лиловой кисточкой на конце, нервно постукивала по полу рядом с его ногами. И почему я раньше этого не замечала?

- Потому что я не хотел.

Голос асура заставил вздрогнуть. Неужели он мысли читает?!

- Я много чего могу. Асуры вторые по силе после демиурга, создавшего этот мир. Но ты ведь не об этом хотела узнать, не так ли, девочка из другого мира?

Как он догадался? Я замерла, пытаясь просчитать его дальнейшие действия. Но он просто вошел в комнату через окно, которое медленно закрылось за его спиной. Встав напротив, он окинул меня долгим изучающим взглядом, а потом заглянул в глаза. Мне на миг показалось, будто сама бездна смотрит мне в лицо.

- Тебя мучают сомнения,- усмехнулся он,- ты хочешь знать, откуда мне известно о тебе? Я всегда это знал.

Откуда? Изумление так ясно отразилось на моем лице, что он рассмеялся:

- Помимо чтения мыслей некоторые из нас обладают даром предвидения. Когда-то давно мне предсказали, что моя виалле будет из другого мира. Ты знаешь, я поверил сразу и безоговорочно, ведь собственной матери нельзя не поверить. Но ожидание настолько затянулось, что я начал терять надежду. Знаешь ли ты, как это жить веками и видеть рядом с собой счастливые пары, и знать, что среди окружающих тебя красавиц нет ни одной, способной затронуть сердце? День, когда ты явилась мне в ореоле света, стал самым счастливым в моей жизни. А когда я узнал, что веры похитили тебя, то едва не разнес их жалкие деревушки! Ты не представляешь, чего мне стоило сдержаться. Пора проверить, сбылось ли пророчество...

Во время своей прочувствованной речи он незаметно двигался в мою сторону, и в последний момент, вдруг, резким движением схватил меня за руки и буквально впечатал в свое тело. Я только пискнуть успела, а горячие губы уже сминали мой рот яростным голодным поцелуем. Он, словно к источнику, припал к моим губам, не давая вырваться, сметая волю. Но вот его губы из жестких стали необыкновенно мягкими и нежными, будто пытались загладить неистовый порыв. Он ласково коснулся меня в уголках рта и отпустил. Я едва не упала, пытаясь выровнять дыхание. Все мысли куда-то разлетелись, не осталось ни одной.

- Что и требовалось доказать!- хрипло прошептал он. Затем еще раз окинул меня непонятным взглядом:- До нашей свадьбы ты будешь жить здесь. Все необходимое я сам буду приносить тебе, поэтому можешь говорить, что тебе надо. И не думай, что твой лев рискнет пойти против меня и придет за тобой. Ты моя, так что забудь о других.

Я только молча хлопала глазами. Он что, решил запереть меня в башне, как Рапунцель? Ах да, драконы ж, вроде, похищают прекрасных дев и стерегут их в башне - так во всех сказках пишут. Видимо, конкретно этот дракон решил следовать канону.

- Сокровища, которые ты здесь видишь,- продолжал он,- это мой свадебный подарок. Я должен был бы передать их герцогу Анторийскому, как твоему отцу. Но решил, что обманщик этого не стоит, поэтому, оставляю их тебе. Сбежать отсюда невозможно, так что не надейся. Я знаю, что ты боишься меня, но это не имеет значения. Свадьба через три дня, в день Первого солнцестояния. Я устал ждать...

Он оборвал свой монолог и потряс головой, словно отгоняя наваждение.

- Зря ты выпила эльфийский напиток, я могу не сдержаться.

- Почему?- задала я самый глупый вопрос, на который только была способна.

Он рассмеялся хриплым смехом:

- Наивная девочка... ты нравишься мне такой. Почему ты не ела?- его взгляд внезапно наткнулся на нетронутые яства.

- Я такое не ем,- неожиданно капризно заявила я. Вот сама не знаю, что со мной случилось, только вдруг мне захотелось взбунтоваться, надоело плыть по течению и позволять всем, кому не лень, управлять моей жизнью. Какая разница, что ему там предсказали! Слишком много желающих на меня одну. И почему-то никому не придет в голову спросить, а чего хочу я.

- Чего хочешь ты?- он усмехнулся, увидев мой изумленный взгляд.- Я имею ввиду на завтрак.

****

Он ушел, а я наконец-то дала волю слезам. Три дня! Всего три дня - и я стану женой сказочного существа с тысячелетней историей. При мысли об этом, меня начинал разбирать истерический смех. Нет, ну выглядел он лет на тридцать - тридцать пять, не больше, но стоило заглянуть в его глаза цвета грозового неба, как появлялось странное ощущение, будто стоишь на краю бездны и вот-вот упадешь. А еще эта его способность читать мысли... Как жить с человеком (относительно человеком), который знает все твои тайны и все, что ты о нем думаешь? Я себе этого даже представить не могла.

Я бы, наверное, сбежала и вернулась назад в деревню, если б не была уверена, что Эрионар найдет меня там. И как сбежать из башни над скалой, не имея никакого снаряжения, да еще и в одном халате? Похоже, что на этот раз ловушка захлопнулась...

****

Два дня протекли в полном однообразии, нарушаемом лишь редкими приходами асура. Я старалась не смотреть на него, хотя его внешность притягивала меня как магнит. Да, впервые в жизни я испытывала к мужчине что-то, помимо женского любопытства. Это было странное чувство: легкое возбуждение, интерес, желание потрогать, прижаться... Хотелось запустить пальцы ему в волосы, проверить, так ли они шелковисты, как выглядят. Хотелось положить руки ему на грудь и почувствовать крепость мышц этого стройного гибкого тела. Хотелось почувствовать тепло его объятий и вдохнуть запах его кожи... но я старательно делала вид, что мне все равно и нарочно отводила взгляд. Я видела на его губах понимающую усмешку, он точно знал, что происходит со мной, но молчал, давая мне время смириться с этим. Но мириться я не собиралась.

Он исправно выполнял все пожелания, касающиеся моего содержания, но ни разу не дал выйти даже на площадку за окнами. Боялся, что я спрыгну или отращу крылья и улечу? Он завтракал со мной, обедал и ужинал, постоянно следя своими странными глазами с пугающей тьмой на дне. Иногда рассказывал ничего не значащие истории из жизни асур. Я чувствовала себя пленницей в собственном теле, рабыней из восточных сказок, но никак не невестой, у которой вот-вот будет свадьба.

Вечером второго дня Эрионар предупредил, что завтра прибывают его родственники для знакомства со мной. Они уже знают, что я из другого мира, но готовы научить меня местным обычаям и традициям. И опять меня поставили перед фактом, не спросив моего мнения. Видимо, женщины у этих асур были абсолютно безынициативными существами, полностью подчиненными своим мужчинам, что абсолютно не устраивало меня. Я не была готова стать тенью своего мужа и жить по его указке. Во мне все больше и больше назревал бунт.

А ночью мне снова приснился тот самый лес и ручей. Только на этот раз я словно выходила из тумана на зеленую полянку, залитую лунным светом, а на ней, повернувшись спиной ко мне, уже сидел мой таинственный незнакомец. Странно, я была в том, в чем легла спать: коротенькая шелковая сорочка розового цвета едва прикрывала бедра, босые ноги вымокли в росе, а ночная прохлада заставляла бежать мурашки по плечам. Словно это был не сон, а реальность.

- Привет,- тихо произнесла я, останавливаясь за его спиной. Он медленно поднялся, поворачиваясь ко мне. Я замерла в предвкушении: вот оно! Сейчас я увижу его лицо...

Стон разочарования невольно сорвался с моих губ. Он повернулся ко мне, блестя веселыми глазами, но их цвет скрывали сумерки, а лицо пряталось за высоким воротником плаща.

- Разочарована?- его голос, вкрадчивый и тихий, заставил вспыхнуть мои щеки. Я ощутила легкий трепет внутри себя, прокатившийся по всему телу теплой волной.

- Почему?- еле выговорила я пересохшим горлом.

- Почему - что?

Он начал приближаться ко мне, скользя, словно тень. Я замерла, боясь даже вдохнуть. Но он остановился в шаге от меня и, протянув руку, тронул тонкую бретельку на плече.

- Холодно?- спросил, заметив мою дрожь,- Прости.

- Кто ты?- прошептала я, как завороженная, следя за его рукой.

- Твоя судьба.

- Еще одна?- я скептично выгнула бровь.

- Единственная.

Он вдруг скинул с себя плащ и в следующее мгновение уже заворачивал в него мое тело, подхватив на руки. Я даже пискнуть не успела, как оказалась закутана с головы до ног. Какой странный сон, мелькнула в голове смутная мысль. Я слышу запахи и звуки, ощущаю холод и тепло... Если б я не была уверена, что сплю, то поверила бы, что все это происходит в действительности.

- Знаешь, где ты?- прошептал он мне в самое ушко, опаляя его своим дыханием.

- Во сне?- я с сомнением заглянула в его глаза. Вот странно, лицо его было теперь открыто, но его черты ускользали от меня, я никак не могла их разглядеть. А голос, такой низкий, бархатистый, с таинственной хрипотцой, будил во мне дрожь предвкушения. Я на мгновение представила, как он шепчет мне слова любви и страсти - и мое сердце замерло, пропустив один удар, чтобы потом с неимоверной силой забиться вновь!

- Во сне,- его шепот горячей лавой прошелся по венам, зажигая каждую клеточку, а губы, словно невзначай прикусили мое ушко. Я вздрогнула, но он не отпустил.- Скажи, чего ты хочешь?

Он словно змей-искуситель соблазнял меня, лаская мою шею легкими прикосновениями губ, шепча мне, что он хочет сделать со мной и что сделает, едва я скажу "да". Руки держали надежно и крепко, но от их прикосновений бросало то в жар, то в холод... Я млела в его руках, мысли уплывали в никуда, все было словно в тумане. Я так хотела ощутить вкус его губ, но он будто нарочно не касался моего лица. Еще чуть-чуть и я готова была сама умолять его о поцелуе...

- Ты мой сон,- простонала я на грани сознания.

- Твой сон,- словно эхо раздался его шепот, похожий на шелест листвы.

- Я хочу увидеть тебя!

Я попыталась вывернуться из его рук, но мое тело предало меня, не собираясь оставлять такие нежные объятия. Он приблизил свое лицо к моему так, что его глаза заслонили от меня весь мир.

- Я приду за тобой,- сказал он просто. И в этой простоте была такая непоколебимая сила, что я поверила сразу и безоговорочно...

****

Разбудило меня ощущение чужого присутствия. Стараясь не показать, что уже не сплю, я осторожно приоткрыла глаза и сквозь ресницы окинула взглядом видимую часть комнаты. На кровати рядом со мной сидел Эрионар. Лоб его был нахмурен, губы плотно сжаты и все лицо носило отпечаток усиленной мысленной работы. Асур о чем-то напряженно размышлял, не сводя пристального взгляда с носков своих сапог. Даже интересно стало, чем это так озаботился всегда невозмутимый Повелитель Молний.

Почувствовав, что я проснулась, он вскинул на меня затуманенные глаза и несколько мгновений молча вглядывался мне в лицо, словно пытался отыскать ответ на мучающий его вопрос. Затем как-то криво усмехнулся и сказал:

- Ниэра Эления, сегодня прибывают мои родители и сестра для знакомства с вами. После завтрака я открою портал прямо в эту комнату, чтобы слуги помогли вам приготовиться к обеду. Моя мать лично предсказала ваше появление в этом мире еще девятьсот лет назад, и теперь она с нетерпением жаждет познакомиться с вами.

Я взирала на него раскрыв рот. А где же тот сексуально-озабоченный, что тискал меня пару дней назад и кричал: "Ты моя! Только моя! Про других даже думать не смей!" Нет, этот хладнокровный и спокойный асур ничем не напоминал вчерашнего себя. Еще за ужином он целовал меня так, что кружилась голова, и шептал о том, что боится не сдержать свою тягу ко мне, а теперь такой официоз - ничего не пойму, его словно подменили. Может, это эльфийское зелье перестало действовать? Асур вышел из любовного дурмана, прозрел, так сказать, и теперь не знает, как от меня избавиться? А что, тоже вариант.

Не обращая внимания на мое смятение, Эрионар пододвинул ближе низенький столик, заставленный тарелками с разнообразной едой и, поклонившись, молча вышел. Я осталась сидеть на кровати, глупо хлопая глазами. Как-то я уже привыкла за эти дни, что все меня любят и все меня хотят, а тут ни с того, ни с сего такое равнодушие... обидно даже. Смутный червячок сомнения завозился в моей душе. А может, все дело вовсе не в моей привлекательности? Может, я чего-то не понимаю? Странно все это, странно и непонятно, и от этого даже страшновато. А вдруг действительно решит, что я ему больше не нужна? И что я тогда буду делать?.. Нет, лучше пока об этом не думать, не буду пугать себя раньше времени.

Встала с постели и, засунув в рот виноградину, протопала в ванную. Набрала холодной воды, вкинула красный камешек, предназначенный для подогрева. За полторы недели в этом мире я уже вполне ориентировалась в бытовых артефактах. Знала, какой кристалл воду нагревает, а какой кипятит. Чем волосы сушить, чем одежду: у веров слуг не было, но Арлет и Эйслит научили меня некоторым домашним мелочам. Я схватывала информацию буквально на лету. В ванной Эрионара не было ничего, о чем бы я уже не знала, да и ванная была не настолько роскошна, как в Анторийском замке, скорее претендовала на лаконичный минимализм: ничего лишнего, все только самое необходимое.

Один камешек нагревал воду градусов на тридцать пять - сорок и держал температуру около получаса. Хочешь погорячее - кидай камешков побольше, но мне хватало и одного. Быстренько раздевшись, я с наслаждением погрузилась в теплую воду и невольно засмотрелась на свое отражение в зеркале, занимающем всю противоположную стену. Нечто странное привлекло мой взгляд, то, чего ни в коем случае не должно было быть! От неожиданности, я резко дернулась и едва не ударилась затылком о бортик.

Выскочив из воды, мокрая и дрожащая, я с опаской приблизилась к зеркальной стене и замерла, потрясенно взирая на свое лицо. Еще вчера моя кожа была чистой и гладкой, а сегодня на щеках сияли непонятные узоры, чуть темнее, чем ее основной цвет. Затаив дыхание, я осторожно коснулась пальцем загадочной завитушки, напоминавшей вытянутый лист ландыша, которая начиналась немного выше линии бровей. Странное образование пересекало мой правый глаз и спускалось чуть ниже скулы, а с левой стороны еще одна завитушка, похожая на стилизованный цветок, расцвела прямо на скуле, захватив височную часть. Это не было тату, это нечто появилось само собой, буквально за одну ночь и если бы я не глянула случайно в зеркало, то так бы и не узнала о своем новом украшении... Уж не оно ли заставило Эрионара стать таким серьезным? Если так, то он должен знать, что это!

Быстренько ополоснувшись, я замоталась в полотенце и вернулась назад в спальню. Схватив ручное зеркальце, залезла на кровать и стала пристально изучать свои новые украшения. Выглядели они необычно, я бы даже сказала - оригинально, но беспокоило меня то, что они, по всей видимости, появились не просто так, а несли в себе какой-то тайный смысл. Может, во мне дремали магические силы, а теперь вот проснулись? Хорошо бы... Я прислушалась к себе. Так, взволнована, есть хочу... узоры, вроде, немного перламутром отсвечивают, если на них попадает солнечный свет... и все - больше ничего нет. Никакого намека на магию или что-то подобное. Обидно даже... Еще раз вернулась в ванную и тщательно изучила свое тело, но нет, узоры появились только на лице. Разочарованно вздохнув, отправилась поглощать свой завтрак и ждать прихода Эрионара. Уж у него-то точно должны быть ответы на мои вопросы!

****

Как же раздражает ожидание! Секунды превращаются в часы, а несколько минут становятся бесконечностью. Сколько времени я промаялась, разглядывая свое отражение и пытаясь то ли оттереть, то ли отщипнуть свое необычное приобретение, пока в комнате не засиял овал временного портала.

Эх, в мире, где водятся такие штуки, вряд ли когда-нибудь появится техника на колесах. Теперь-то я знаю, почему эльфы предпочитают гужевой транспорт - другой им просто ни к чему. Любой маг - эльф или асур - мог создавать кристаллы одноразовых порталов, маги средней категории изготавливали мобильные порталы многоразового использования, а маги высшей категории строили стационарные порталы в любой точке мира, через которые проходили целые торговые караваны.

Но Владыки асуров, к которым относился и Эрионар, не используют магию в ее обычном смысле. Они сами являются магией, вернее, ее источником, из которого черпают силу все живые существа Эретуса. И для того, чтобы открыть портал и зафиксировать его на неопределенный срок, Повелителю Молний стоит лишь подумать об этом: материя этого мира, пропитанная магией, как вода - кислородом, сама разрывала и соединяла свои пространственные нити, подчиняясь желанию высшего существа. Похоже, что "асур" в этом мире тождественно слову "бог". Нет, они не были создателями, для этого существовали некие демиурги, но именно асуры поддерживали баланс уже созданного мира, источая магию, как цветок источает аромат. Некоторых, таких как веры, это свойство заставляло преклоняться, а других, подобных ненасытным эльфам, наполняло завистью и жадностью.

Деус рассказывал мне о войне остроухих с драконами. Официальная версия - земли - при ближайшем рассмотрении показалась мне наивной. Скорее всего, их интересовала именно магия. Эльфы стремились к могуществу, но не смогли управлять силами даже самых слабых асур, попавших к ним в плен. Что-то пошло не так, но что именно - я не знала, поняла лишь то, что драконы победили в той войне с разгромным счетом.

Я невольно усмехнулась. Слабый асур! Да, это явно было не про Эрионара. Если каждый из них магический источник, то конкретно этот асур представлялся мне полноводной Амазонкой. В его присутствии я всегда ощущала странное напряжение, словно по телу пробегали невидимые искры. Он словно генерировал бесконечный поток мельчайших частиц, наполняя пространство вокруг себя на многие километры. Так деревья генерируют кислород, солнце - тепло и свет, а молния - электрический заряд.

К сожалению, я плохо разбиралась во всех этих хитросплетениях иномирных интриг, но глядя на то, как Эрионар, играючи, создавал пространственные порталы и подобные им чудеса, испытывала ни с чем несравнимые восторг и уважение. Вот и сейчас, глядя на переливающуюся, как ртуть, рамку портала, я невольно затаила дыхание.

Первым появился сам Владыка, такой же серьезный и нахмуренный, как и несколько часов назад. Лишь мельком взглянув в мою сторону, он отрывисто произнес:

- Ваши служанки, ниэра.

Три девушки, ничем не отличающиеся от людей, впорхнули в комнату, словно стайка экзотических птиц, столь чудесен и ярок был их внешний вид. Длинные черные волосы, перевитые нитками речного жемчуга, разноцветные одеяния, напоминающие индийские сари, расшитые узорами туфли без задников - все это делало их похожими на красавиц из восточных сказок, но уж точно не на служанок.

- Кто они?- невольно вырвалось у меня.

- Мы апсары, ниэра,- ответила одна из девушек, отвесив низкий поклон. Я невольно задумалась. Эльфы, дварфы, орки, тролли - герои кельтского эпоса, но асуры и апсары - это уже из восточной мифологии. Или я чего-то не понимаю, или здесь кроется какая-то тайна, что, в принципе, одно и то же. Я уже открыла рот, чтобы спросить, но Эрионар знаком приказал мне молчать и заговорил сам:

- Я рассчитывал, что сегодняшний обед пройдет в семейной обстановке, но неожиданные гости нарушили мои планы. Дипмиссия от короля дроу прибыла несколько раньше, чем мы предполагали. Среди дипломатов находится наследник трона, поэтому я не могу проигнорировать его присутствие, это будет невиданным попранием его достоинства. Дроу очень вспыльчивые, а принц Айренир Ден' Эррайн отличается крайней несдержанностью и весьма болезненным чувством собственного достоинства, поэтому мне придется проявить по отношению к нему излишнее гостеприимство. Вы же не будете против?

Он кинул на меня быстрый, но очень внимательный взгляд, значение которого я не смогла разгадать. Но меня весьма удивило, что он вообще спросил мое мнение. Такое было впервые. Но в ответ я лишь равнодушно пожала плечами: какая разница, кто будет на этом обеде, я ведь все равно никого не знаю.

****

Как оказалось, девушки-апсары должны были не только приодеть меня к светскому рауту, но и сообщить необходимую информацию о гостях. Укладывая мне волосы, подпиливая ногти и подавая предметы туалета, они не переставали щебетать. И вот что я узнала.

Оказывается, асуры не имеют собственных женщин, а потомство могут получить только от таких же магических существ. Именно поэтому был заключен столь странный договор с эльфами. Кроме лесного народа они вступали в браки с дроу, дэвами и парвати. Последние, кстати, были исключительно женским обществом и рожали только дочерей, таких же парвати. Дети от дроу, эльфов и дэвов так же не были полукровками: сыновья рождались асурами, дочери получали расу матери. В этом мире не было полукровок, демиурги позаботились о чистоте крови для своих созданий и каждое дитя, рожденное от двух рас, получало все данные того из родителей, чей пол наследовало.

Так матерью самого Эрионара была темная эльфийка Джанна Эл'Селверин - единственная племянница короля дроу. Правда, сами они называли себя илитиири, а дроу - отступник, предатель - их прозвали светлые собратья. Когда-то давно и те и другие пришли в эти земли из неведомых миров. Темнокожие и среброволосые потомки древнего рода Ссри-Тел'Квессир покинули свой дом после того, как основная часть ушла под землю и начала исповедовать кровавый культ паучьей богини. Горстка несогласных объединилась с лесным народом для перехода в иной мир, но и на Эретусе они не нашли покоя. Только на этот раз именно светлые братья, ощутив свою силу и безнаказанность, загнали их в подземные пещеры, возжелав принадлежащие темным земли.

Вступив в брак с Владыкой Леорвином, отцом Эрионара, Джанна заключила союз на века между асурами и дроу. Ее двоюродный брат и наследник темных эльфов Айренир так же будет присутствовать на обеде. Хоть он и младше Повелителя Молний почти на пятьсот лет, но приходится ему дядей и по правилам этикета именитый племянник обязан оказать ему честь.

Что касается сестры Эрионара, Арейны, то она такая же дроу, как и мать. Говорят, что внешность всех темных довольно специфична, а еще они непревзойденные воины и маги, и вообще единственная раса на Эретусе, где женщины полностью равноправны с мужчинами, как в любви, так и на войне. Так что Джанна и Арейна вовсе не нежные лилии, а скорее дикий шиповник: ароматный, привлекательный и очень колючий. У этой расы в чести сила, боевые заслуги и твердость духа. Интересно, как они отнесутся ко мне? Не слишком приятно ощущать себя самым слабым существом на этой планете. Особенно, когда предстоит встреча с местными амазонками!

Наконец парвати оставили меня в покое, и я смогла подойти к зеркалу. Что ж, весьма неплохо. Вышитые золотом шаровары и такой же лиф с короткими рукавами оставляли живот и руки полностью обнаженными, сверху одевалась полупрозрачная туника со скромным вырезом и длинной до пят. Под газовой тканью смутно угадывались линии силуэта, а завершали туалет многочисленные звенящие браслеты и нити драгоценных камней, нанизанных на золотую струну. Такими же нитями были перевиты мои косы, уложенные в искусную корону, только на затылке остались виться несколько коротких пушистых прядей. Парвати насурьмили мои золотистые брови и ресницы, от чего глаза стали глубже и выразительнее, делая меня еще менее похожей на человека. Странные узоры на лице переливались жемчужным блеском, светились мягким перламутром, точно живые. В сердце закралась тоска по своему прежнему облику и прежней жизни. Я смотрела на себя в зеркало и понимала, что это уже не я. Почему-то именно сейчас меня вдруг накрыло осознание правды: я никогда не вернусь домой, потому что мой дом теперь здесь, хоть я его еще и не нашла. За эти дни я изменилась не только внешне. Какое-то странное чувство тревожного ожидания бередило мою душу, заставляя нервничать. Я уже не могла считать себя представителем человеческой расы с такой-то внешностью! Но кто я? Лишенный магии эльф или вообще новое, не известное науке существо?

****

Ровно в полдень, когда орбиты двух солнц сошлись в зените, Эрионар пришел за мной. Он лишь мельком взглянул на мой наряд, а вот лицо изучил более тщательно. Жестом пригласил войти в портал, пропуская меня вперед. Я даже вздрогнула от предвкушения. Неужели я наконец-то выберусь из этого заточения! Клетка, хоть и золотая, все равно остается клеткой. Чем больше времени я проводила наедине с сундуками, полными золота, тем более привлекательной мне казалась жизнь в деревне веров. Там, по крайней мере, меня не запирали на замок!

Я отважно шагнула в светящийся овал и через мгновение уже стояла в комнате, похожей на гостиную. Выполненная в сиренево-золотых тонах, она поражала воображение роскошью и величием, напоминая убранство версальских дворцов. Золотая лепнина покрывала стены и потолок, оббитая бархатом и атласом мебель с резными ножками и богатой инкрустацией словно перенеслась сюда из эпохи рококо, а тяжелые гардины с изящно присборенными ламбрекенами в сочетании с гобеленовыми коврами, покрывавшими мраморный пол, придавали необходимую толику уюта.

Прямо передо мной, в резных креслах, восседали гости Эрионара. Один из них - величественный и статный асур с темно-синими волосами, спускавшимися толстой косой до самых колен, был, по всей видимости, его отцом Владыкой Леорвином. Его глаза, смотревшие твердо и цепко из-под нахмуренных бровей, острые когти на руках и кисточка на длинном хвосте были такого же оттенка, что еще больше оттенял камзол светло-коричневого бархата с золотым позументом и широким алым кушаком с длинной золотой бахромой. Высокий умный лоб асура украшала диадема с голубым сапфиром размером с мой кулак.

По обе стороны от него стояли две женщины весьма необычной наружности. Это были те самые Джанна и Арейна, но невозможно было понять, кто из них мать, а кто дочь, настолько молодо они выглядели. Длинные волосы цвета платины уложены в замысловатые прически, открытые шелковые платья с обилием золотой вышивки, множество дорогих украшений - вот и все, что делало их привлекательными. Кожа не черная, как ожидалось, а темно-серая, узкие плечи, маленькая грудь и острые хищные черты лица делали их похожими больше на мальчишек-подростков, чем на женщин. Под полупрозрачными рукавами перекатывались гибкие стальные мышцы. Женщины дроу действительно были воинами. Вряд ли они махали мечом, но кинжалами и луком владели наверняка.

По правую руку от Леорвина стояло еще одно кресло, которое занимал мужчина-дроу. Видимо, тот самый Айренир. Едва я появилась, как он, словно в нетерпении, подался мне навстречу, приковывая к себе внимание. На первый взгляд я бы не назвала его красавцем, да и на второй тоже. Его серебристо-стальные волосы свободным потоком струились по плечам до самого пояса, удерживаемые надо лбом серебряным обручем в виде стилизованных листьев. Лишь у висков несколько прядей соединялись в две тонкие косы, перевитые черным жемчугом. Темно-серая кожа, худое лицо с впалыми щеками и острыми скулами, глубоко посаженные раскосые глаза с неожиданно красной радужкой, точно наполненные кровью, тонкие губы плотно сжаты, напоминая алую прорезь. Узкие ладони с длинными пальцами впились в подлокотники, притягивая мой взгляд к твердым агатовым когтям. Перстень с огромным черным бриллиантом был единственным украшением, если не считать жемчуга в волосах и серебряного венка. Одежда его так же была цвета темной ночи, без единого цветного пятна: длинный камзол, широкий кушак вместо пояса, сапоги с узкими голенищами выше колен.

Весь его вид вызывал невольные опасения и буквально вгонял в дрожь. Если асуры ощущались боле-менее положительными существами, то этот дроу был ни чем иным, как воплощением тьмы. И не смотря на все это, я вдруг ощутила к нему странное притяжение и интерес. Такой необычный типаж на фоне всех этих модельных красавцев!

Мне показалось, что в его глазах на мгновение мелькнуло нечто вроде узнавания, но почти в ту же секунду этот интерес сменился равнодушием, словно я была предметом меблировки. Заметив остановившегося за моей спиной Эрионара, он тут же придал своему лицу скучающее выражение.

- Отец, мать,- Повелитель Молний согнул шею в приветственном поклоне,- позвольте представить вам мою невесту.

Леорвин с истинно царским величием смотрел мне прямо в глаза. Его пронзительный, пристальный взгляд давил на меня, словно тяжелая длань, прижимая к земле.

- Как тебя зовут, дитя?- его голос был под стать его внешности - величественный и глубокий.- Назови свое истинное имя.

- Лена,- в смятении прошептала я еле слышно. Похоже, накрылась моя игра в крутую эльфу.- Елена Кравец...

Странные полуулыбки скользнули по лицам гостей, только Айренир с отсутствующим видом разглядывал обстановку, делая вид, что его этот разговор не касается.

- Нет, милая, меня не интересует имя, которое дали тебе человеческие родители, назови истинное. То, которое ты получила при первом рождении. Помнишь ли ты его?

Я лишь глупо хлопала ресницами, не в силах понять, что им от меня нужно. Как понять "при первом рождении"? А сколько их у меня было? И что значит "человеческие родители"? Какие еще должны были быть?

- Что ты знаешь о себе? Расскажи все, что помнишь.

Сбиваясь и запинаясь, изложила короткую версию своей недолгой жизни и то, как оказалась так далеко от дома. Родилась, училась, работала... как говорится, "нет, не был, не женат" - будто анкету заполняю. Если они знают, что я из другого мира, то какой смысл отнекиваться? Лучше завоевать их признание своей честностью и открытостью, тем более что Эрионар читает все мои мысли, да и его отец, по всей видимости, обладает таким же даром. Весь мой рассказ уложился в несколько минут, но когда я замолчала, не зная, что еще добавить, никто из присутствующих не нарушил тишины. В полном молчании они сверлили меня глазами, словно пытались прощупать до самого нутра.

- Она действительно ничего не знает!- синеволосый асур ошеломленно откинулся на спинку кресла.- Сын, разве родовая память могла исчезнуть за столько воплощений?

- Нет, отец. Если бы это произошло, не проявились бы тейтры.

И снова все уставились на мое лицо, пристально изучая мерцающие узоры.

- Они появились утром,- сказала я, невольно чувствуя себя экзотической зверушкой в зоопарке.

Одна из женщин, та, что стояла справа от Владыки, ласково улыбнулась мне и произнесла:

- Ее память никуда не исчезла, она просто крепко спит и проявляется только в нужные моменты.

- О чем ты, мама,- нахмурился Эрионар.

- Ну как же, спроси ее, сколько ей понадобилось времени, чтобы выучить наш язык?

- Я его знала,- растерянно ответила я.

- Сколько времени ты потратила на то, чтобы научиться читать и писать на языках нашего мира?

- Полчаса...

- И тебе ничего не показалось странным?

Я осторожно кивнула:

- Да, у меня было ощущение, что я просто вспоминаю давно забытое. Но мне казалось...

Джанна обвела присутствующих удовлетворенным взглядом.

- Девочка, я просто уверена, что это ощущение сопровождало тебя на каждом шагу.

А ведь действительно, все новое, что я здесь узнавала, казалось мне просто хорошо забытым, я словно заново читала книгу, уже прочитанную много лет назад. Но я думала, что это просто память Элении Анторийской, перешедшая ко мне во время перемещения. Ведь Деус был в этом уверен!

- Это она,- вынес свой вердикт Леорвин.- Думаю, нет смысла мучить девочку и дальше. Мы же собрались пообедать, а разговоры можно отложить и на потом.

С этими словами он поднялся, подавая пример остальным. Что Арейна, что Джанна одарили меня открытыми улыбками, показывая свою доброжелательность, а вот Айренир даже не взглянул в мою сторону, хотя я не могла оторвать очей от хищной грации, которой было пронизано каждое движение его тела. Эрионар крепко сжал мою руку, возвращая к действительности. Я с непониманием взглянула на его недовольное лицо.

- Ниэра, позвольте проводить вас к столу,- голос асура был сух и непреклонен.

М-да, узнать что я - не я и спокойно пойти обедать? Неужели они думают, что у меня железные нервы? Нельзя нарушать этикет в присутствии таких могущественных существ, мало ли что придет им в голову, но как сдержать бурлящую внутри заинтересованность? Да я же буквально фонтанирую от нетерпения и опаски. Кто знает, что еще мне предстоит узнать о себе и понравятся ли мне эти знания. Может, правы те, кто говорит: "меньше знаешь - крепче спишь"!

****

За обедом я с трудом заставила себя сидеть спокойно и не подпрыгивать на стуле от нетерпения, а гости и хозяин, будто нарочно, неспешно трапезничали, обмениваясь любезностями. Владыка и его жена поглядывали на меня со странным выражением, будто знали обо мне что-то такое, что не стоит делать достоянием общественности. Смесь сомнения, смущения и твердой решимости в мимолетных взглядах Джанны заставляли меня нервничать, Леорвин же, наоборот, источал спокойствие и хладнокровие. Эрионар был подчеркнуто - официален и вообще старался не смотреть в мою сторону, хотя я несколько раз настойчиво ловила его взгляд, Арейна полностью ушла в изучение содержимого тарелки, а Айренир откровенно скучал, с брезгливым равнодушием перебирая предложенные яства.

Я же не могла проглотить и куска, так велико было мое нетерпение. Зато пару раз приложилась к бокалу с золотистой жидкостью, напоминающей вермут. Небольшая доза алкоголя взбодрила, заставив кровь быстрей бежать по венам, но не дала желанного спокойствия.

Наконец, после двухчасовой пытки, Владыка Леорвин положил салфетку на край стола, показывая, что трапеза подошла к концу. Я едва сдержалась, чтобы не выскочить первой из-за стола, нарушая все правила этикета.

- Ну что ж,- произнес синеволосый асур, едва мы вернулись в гостиную,- этот разговор должен состояться рано или поздно. И чем дольше мы его откладываем, тем хуже делаем и себе, и тебе. Но проблема в том, что это слишком личное и касается лишь тебя и еще одного из присутствующих. Думаю, если вы останетесь наедине, то легче будет пойти на откровенность

Я почему-то думала, что останется Эрионар, но он вышел вслед за всеми, кинув на меня странный взгляд, полный глухого сожаления, а вот его мать задержалась. Она некоторое время молча разглядывала меня, нервно сжимая руки, затем глубоко вздохнула и села в кресло, еще хранившее тепло ее мужа.

- Присаживайся,- хрипло произнесла она, будто слова давались ей с трудом.- Разговор будет долгим и неприятным... для тебя.

Я моментально насторожилась. Интересно, что я уже натворила? Неужели они узнали о планах герцога Анторийского и решили, что я его сообщница? Боже мой, а если меня обвинят в попытке опоить Эрионара? Но почему тогда осталась его мать? И почему она так странно смотрит на меня, будто испытывает физическую боль от одного моего вида?

- Я живу уже очень долго,- начала она бесцветным голосом.- Около двух тысяч лет. Многое из того, о чем я должна рассказать тебе, происходило на моих глазах. Я понимаю, что есть вещи, которые невозможно ни простить, ни оправдать, но мне бы хотелось оградить своих детей... они ни в чем не повинны и не должны пострадать из-за преступления своих предков.

Заметив мой непонимающий взгляд, она добавила:

- Скоро ты все поймешь. Я лишь надеюсь, что не опоздала...

Я устроилась в кресле и с недоумением слушала эти откровения. К чему этот странный разговор? Что за таинственные намеки? И при чем здесь то, что она прожила больше двух тысяч лет? Ничего не понимаю...

- Знаешь ли ты, как определяют наличие магии и ее уровень в магах?- да, очень неожиданный вопрос. К чему бы это?

Я пожала плечами:

- Смутно, как-то не было нужды в такой информации.

- Знаки, проявившиеся на твоем лице - это только вершина айсберга,- неожиданно сообщила она.- Еще несколько дней и тейтры покроют все тело, сигнализируя всем о твоей магической мощи.

- Но во мне же нет магии!- прошептала я абсолютно обескураженная. Что она такое говорит? Как это возможно?!

- Конечно, нет,- Джанна была само спокойствие,- и никогда не будет. У тебя нет магического резерва, да он тебе не нужен.

Я в полном непонимании уставилась на нее. Зачем говорить загадками? Неужели нельзя все объяснить по - человечески? Ах, да: они же не люди и я, по всей видимости, тоже больше не человек...

Дроу откинулась на спинку кресла, не спуская внимательного взгляда с моего лица. Она, похоже, решала, с чего начать разговор, но сомнения в правильности выбранного пути были явно написаны на ее лице.

- Представь себе, что магия - это океан,- начала Джанна, стиснув руки и прикрыв глаза.- Асуры - реки, которые его питают, а все остальные черпают из него для своих нужд. Но океаническую воду невозможно пить без обработки, она слишком соленая. Так и сырая магия не может быть использована без предварительной адаптации.

Она поднялась на ноги и начала расхаживать по кабинету, словно читала лекцию.

- У каждого разумного существа на этой планете, кроме веров, асур и сидов, есть свой магический резерв. Это некий эфемерный сосуд, в котором сырая магия подготавливается для использования, примерно как кристалл-опреснитель делает морскую воду пригодной для питья. Чем больше резерв, тем медленнее он расходуется, быстрее наполняется и тем сильнее маг - такой вот парадокс. Именно по размерам этого резерва мы оцениваем уровень мага. И именно этот энергетический орган отвечает за превращение сырой силы в магическую энергию, свойственную каждому конкретному существу. У кого-то это огонь, у кого-то - вода, кто-то может вызвать слабый дождик, а кто-то ураган. Каждый маг преобразовывает силу в соответствии со своей спецификой.

Я хмурилась, пытаясь все понять и систематизировать. Вспомнилось, как сравнивала Эрионара с Амазонкой, весьма удачное сравнение, если учесть, что его мать сравнила магию с океаном.

- С верами все понятно, они вообще не магические существа. У асур нет резерва,- продолжала она,- он им ни к чему. Они производят магию и живут ею, это как если бы река впадала в океан, но не растворялась, а сохраняла форму и направление. А вот сиды - это особый случай. Их еще называли лунными эльфами. Когда-то они жили в зеленых холмах - сидах, за что их так и прозвали, танцевали лунными ночами, пробуждая природу, наполняя ее гармонией и единством. Они единственные из всех использовали сырую магию и им не были нужны никакие ухищрения, никакие резервы, чтобы быть великими магами. И именно поэтому невозможно было определить потолок их возможностей. Они были как рыбы в этом океане. Естественные в своей естественной среде.

- Почему вы говорите о них в прошедшем времени? - удивилась я, настороженная тоном, которым Джанна обращалась ко мне.

Женщина остановилась прямо напротив меня и резко отвернулась.

- Их уничтожили полторы тысячи лет назад,- глухо произнесла она.- И, предупреждая твой следующий вопрос, скажу сразу: это сделали мы - дроу. За это нас прокляли боги, а эльфы так и прозвали - предатели...

Я в шоке уставилась на нее и растерянно пролепетала:

- Но вы же говорили...

Она со вздохом развернулась ко мне, и я увидела выражение глубокой скорби на ее темном лице, словно весь этот разговор давался ей с большим трудом.

- В начале разговора я не просто так упомянула о своем возрасте. Все, что случилось с лунными эльфами, происходило у меня на глазах и, к сожалению, именно мой род принимал в этом непосредственное участие. Мой отец был правителем клана Эл'Селверин, тогда мы ничем не отличались от других эльфов, только селились в горах, отдав леса и долины другим родам. Полторы тысячи лет назад моему отцу пришлось вступить в войну с иным кланом, более сильным и многочисленным. Он мог откупиться, но непомерная гордыня заставила его обратить оружие против заведомо сильнейшего противника. Нас разбили в первом же бою, наши города пылали, воины гибли, но отец приказал не отступать. Все наши маги искали возможность повернуть ход войны в свою сторону, и одному из них пришла в голову ужасная мысль. Он вспомнил о существовании сидов - маленького безобидного племени пугливых эльфов, скрывающегося в зеленых холмах. Их магия текла бесконечным потоком, но они не умели бороться, у них не было воинов и свой дар они использовали для созидания, а не разрушения. И этот дар стал их проклятьем: огромная сила сделала их практически бессмертными, но при этом почти бесплодными. Их женщины не рожали естественным способом, дети появлялись на свет с помощью магии и очень редко доживали до совершеннолетия. Не удивительно, что это сделало их самым малочисленным народом среди живущих под небом. И вот моему отцу сообщили, что есть способ победить врага. Стоит лишь склонить сидов и их силу на свою сторону. Правителя лунного народа обманом завлекли в столицу нашего королевства. Там маги создали некие артефакты, позволяющие управлять волей лунных эльфов. Когда браслеты подчинения замкнулись на руках короля и королевы сидов, мои соплеменники смогли управлять лунным народом и использовать их бесконечные силы в своих целях, но кое-что не учли... Сиды начали гибнуть без видимой причины, один за другим, целыми кланами... только когда стало уже слишком поздно, маги поняли, в чем дело. Их дар нельзя было использовать для нанесения вреда кому бы то ни было... именно это убило лунных эльфов, а их и так оставалось не слишком много... Те, что были сильнее, протянули несколько недель, иные умирали мгновенно. Когда умер король, мой отец посадил на трон его наследника: престол не должен был пустовать, иначе никто не смог бы управлять сидами. Наследник лунных эльфов оказался слабее своего отца и не выдержал двух недель. Тогда привезли его младшую сестру. Совсем ребенка,- я увидела, как из глаз Джанны покатились по щекам безмолвные слезы. Вся эта история, похожая на страшную сказку, давалась ей с неимоверным трудом, но я не могла понять, как это все касается меня.

- Ей было всего восемнадцать, по нашим меркам почти младенец. Но мой отец уже не ведал, что творил, он сошел с ума от жажды мести. Девочку короновали и заставили следовать воле нашего рода. Она прожила лишь до вечера, но перед смертью успела провести обряд перемещения душ и ушла в другой мир, мир без магии, чтобы заново родиться там и прожить новую жизнь. Ее мертвое тело нашли на утро.

Едва умер последний представитель династии, как оставшиеся сиды покончили с собой. Больше никто не мог управлять ими, но осознание того, что их силу использовали во зло, заставило лунный народ добровольно уйти за Грань. Они не могли сопротивляться или мстить, это было противно их природе, но сами боги выступили на их стороне и покарали нас...

Страшные бедствия обрушились на наш народ, мы были прокляты, изгнаны с лица земли в мрачные подземелья, нам отказали в праве на солнечный свет. Наша внешность - это клеймо убийц: мертвенная кожа и красные глаза... боги позаботились о том, чтобы каждый видел, что мы за существа...

В конце концов, вся ненависть была направлена на моего отца: его убили восставшие маги. Тогда-то и стало ясно, что он давно сошел с ума, месть помутила ему рассудок, но даже его смерть не смогла вернуть жизнь невинно погибших сидов. Младший брат моего отца был предводителем заговора. Когда ему предложили трон, он принял его и в стране дроу наступил относительный покой. Меня оставили в живых, потому что я с самого начала была на стороне дяди, хоть это и не оправдывает все случившееся. Но мы так мучились от сознания своих преступлений, что не выдержали и покинули те земли. Мы укрылись в горах, принеся асурам вассальную клятву. Теперь наш король - слуга Владык, как и мы все. Когда лесные эльфы решили, что наш род не имеет права на существование, именно асуры пришли нам на помощь. Они сказали, что поколения сменились, те, кто нес на себе невинную кровь, давно умерли, а дети не должны отвечать за грехи отцов.

Долгая речь заставила ее голос охрипнуть. Я смотрела на нее и не понимала, зачем она рассказывает мне все это, как дела тысячелетней давности могут касаться человека, которому всего двадцать два? Но что-то заставляло меня молчать и слушать, не перебивая. Может, искренняя мука в голосе Джанны, а может - бесконечная боль в ее глазах. И не понятно почему, но ни эта мука, ни эта боль не вызывали у меня сочувствия, я просто слушала ее со странным отстранением, будто уже знала все это, пережила и забыла.

- Девятьсот лет назад мне было дано право пророчествовать для моего народа,- продолжала Джанна.- Через меня боги дали надежду, что мы сможем исправить нанесенный вред.

Она прикрыла глаза и каким-то чужим голосом, без всяких эмоций продекламировала:

Сойдутся двери двух миров,

Откроет путь любовь и вера,

Оковы ярости падут

Вернется смех, не будет гнева.

И кровь жестокого врага,

Смешавшись вместе с кровью жертвы,

Окажется ключом к тому,

Чтоб победить дыханье смерти.

Она внезапно подалась вперед и впилась мне в лицо пронзительным взглядом.

- Мы так и не смогли расшифровать это послание, пока не появилась ты. Думаю, это любовь эльфийского мага к герцогской дочери открыла для тебя путь в этот мир. Видимо, в его чувстве столько искренности и веры, что твоя душа не могла не откликнуться на призыв... Теперь я знаю, в чем смысл этого пророчества... Но есть еще одно, оно касается моего сына... и разбивает мне сердце...

Она глубоко вздохнула, словно собираясь с силами перед головокружительным прыжком и продолжила:

- Все это время я мучилась вопросом, как бессмертная королева эльфов проживает одну человеческую жизнь за другой, рождается на краткий миг, чтобы умереть через несколько десятков лет, видит, как сменяются эпохи и ничего не может изменить. Это так ужасно для того, кто из-за чужой жестокости лишился дома и родных, и обрек себя на вечное одиночество... Но теперь все стало на свои места... ты просто все забыла.

Ее глаза вдруг сделались пустыми. Крепко сжатые руки говорили о неимоверном усилии, которое ей понадобилось, чтобы вытолкнуть из себя следующие слова. Чужим, бесцветным голосом она произнесла:

- Тебя зовут Эльсамин Тильнаминуэр и ты - последнее воплощение королевы лунных эльфов. Ты сид, Эли, и твои тейтры - неоспоримое доказательство.

Я сначала молча пялилась на нее, недоуменно хлопая глазами, а потом начала глупо хихикать, постепенно срываясь на гомерический хохот. Я - королева без королевства, правительница без подданных? Последняя из своего рода?! Джанна беспомощно взирала на меня, не решаясь приблизиться. Неожиданно ледяная волна застарелого ужаса окатила меня, поглотив, как цунами. Все тело прошибло холодным потом - липким и мерзким, затрясло, как в лихорадке, а безудержный смех перешел в истерические рыдания. Словно древнее заклятье, чужое имя, прозвучавшее из уст Джанны, послужило толчком и внутри меня будто раскрылись темные ворота памяти, прежде скованные цепями боли и слез. Внезапное осознание истины прошлось по мне болевым шоком, выжигая в душе пустые места. Не чужое имя - мое, не чужой мир - мой. И слезы мои, и боль. Одна душа, но тысячи тел - одно сознание, но тысячи жизней. То, кем я была и то, кем я стала. Во мне словно вели незримый бой Елена Кравец, которой я была до этого момента, и Эльсамин Тильнаминуэр, вдруг возникшая из глубины веков. Такое беспросветное чувство, будто жизнь распалась на две части до и после, и душа, и тело точно раздвоились, рассеченные надвое откровением Джанны, а сердце кровоточило, не зная уже, кому принадлежит: то ли человеку, то ли эльфу... Нет, сиду. Последнему сиду в этом мире... во всех мирах...

****

Я лежала в своей кровати в башне с поэтичным названием Семь Ветров и безучастно разглядывала золотую лепнину на потолке. После откровения Джанны прошло уже два дня. Тогда у меня случилась истерика, закончившаяся обмороком и жаром, перешедшим в бред. Я прометалась в бреду два дня, находясь на границе между жизнью и смертью, но теперь мое тело покрывали перламутровые тейтры, а я вспомнила то, кем являлась на самом деле. Но это знание не доставляло мне ни малейшего удовольствия.

Королева сидов? Меня пробрал истерический смешок. Ну да, короновать меня успели... утром, а ночью меня не стало. Недолго же я правила своим народом. Младшая дочь, которой предстояло достичь пятидесяти лет и вступить в династический брак с тем, кого выберет отец. Но все произошло совсем не так. Когда захватили родителей, отец еще успел отдать приказ спрятать меня и брата, но было уже поздно. Помню, как меня вывезли из столицы вместе с сонмом нянек и слуг, но люди Эл'Селверин по дороге перехватили наш обоз. Помню боль и стертые в кровь запястья, помню свой страх и слезы... Мой отец продержался три месяца, совершая преступления против жизни по приказу безумца. Брат не выдержал двух недель. Все это время меня держали в подземелье, не снимая цепей, словно боялись, что слабая девчонка сможет сбежать, но с браслетами подчинения я не способна была и шагу сделать без позволения хозяина. Когда пришли за мной, я уже знала, что моей семьи больше нет. Дроу провели обряд коронации, больше похожий на фарс, и приковали к трону кандалами. Короной мне был венок из сарвейских роз с острыми шипами, поцарапавший лоб до крови. Наши короли действительно носили розы вместо золотых корон, но наши розы были без шипов, они символизировали красоту и безобидность лунных эльфов. А дроу просто поглумились над нашим обычаем и смеялись над моими слезами. Жестокий народ, у которого в чести лишь войны и победы. Они не знают слабостей и презирают слезы. Сиды были для них лишь средством достижения цели, и их не волновало, сколькими невинными жизнями придется за это заплатить.

Теперь я вспомнила и Джанну. Правда, в моей памяти она была другой, такой же, как все эльфы. Она присутствовала на моей коронации вместе с членами своей семьи, но старалась не смотреть на трон из лунного камня, на котором была прикована я. Сколько ей тогда было? Лет пятьсот? Наверное, уже после моей смерти Эл'Селверин настигло проклятье богов, и они обзавелись такой отталкивающей внешностью.

Я неожиданно вспомнила ее племянника Айренира. Он действительно страшен, но его внешность не вызывает у меня отвращения. Я же сид, нам не свойственно ненавидеть или мстить, мы можем только бежать и скрываться. Только кто "мы"? Осталась лишь я.

Внезапно, мне захотелось выйти из этой комнаты на свежий воздух, точно стены давили на меня могильной плитой. Я вылезла из постели, завернувшись в покрывало, и шагнула в сторону окна. Вместе с памятью вернулся и мой дар. Теперь я видела разноцветные потоки магии вокруг меня и светящиеся накопители внутри живых существ. Служанки-парвати оказались слабенькими магичками, а вот у пришедшей проведать меня Арейны магический резервуар сиял ярко-алым, с бордовыми бликами. Он выглядел словно небольшое солнышко, замершее чуть ниже горла, но сиял как сверхновая, слепя глаза. Арейна оказалась огненным магом. Я не захотела с ней разговаривать, но она сказала, что очень сожалеет о преступлениях своего деда. Мне ее сожаление было ни к чему: через полторы тысячи лет все эти слова казались бесполезными и бесконечно опоздавшими.

Я коснулась высоких створок окна, и они легко распахнулись, подчиняясь моим желаниям. Свежий горный воздух коснулся моего лица, взъерошил волосы. Я заново узнавала этот мир, как блудная дочь, наконец-то вернувшаяся в объятия любящего отца.

Вот и мраморный парапет, на котором так любит сидеть Эрионар-дракон, когда думает, что я сплю и не вижу его. Я взобралась на широкие каменные перила и выпрямилась во весь рост, сбросив покрывало и раскинув руки. Ласковый ветер теребил мою сорочку, путал локоны, но мне было все равно. Я вдыхала полной грудью воздух родного мира, куда я возвратилась после стольких веков добровольного изгнания - и не могла надышаться...

Внезапно, чьи-то горячие руки схватили меня и неистово прижали к твердому телу.

- О боги! Что ты надумала!- раздался над моей головой перепуганный голос Эрионара.

Я подняла голову и опешила, увидев как страх исказил его лицо.

- Что-то случилось?- встревожилась я.

- Ничего особенного,- прохрипел он, пытаясь взять себя в руки,- если не считать того, что моя виалле едва не покончила с собой!

- Но я не собиралась...

Он перебил меня, не слушая:

- Еще раз так сделаешь, и я прикую тебя к кровати цепями!

- Не много ли цепей на мой век,- печально усмехнулась я.

Он смешался, испытывая противоречивые чувства злости и стыда, которые не могли скрыть его глаза. Подхватил меня на руки и вернулся в комнату.

- Я прошу тебя,- прошептал он, усаживая меня на кровать,- не делай так больше. За эти дни я едва не сошел с ума от страха, что ты возненавидишь меня за грехи моих предков. Я боялся, что потеряю тебя, не успев обрести. Ты предназначена мне самими богами, ведь если бы не мой дед, мы бы встретились еще много сотен лет назад. Ты моя судьба, моя единственная...

Не договорив, он схватил меня в объятия, сжимая почти до боли, и припал к губам безумным поцелуем. Теперь я все поняла! Увидев мои тейтры, он понял, кто я и был ошарашен тем, что его невеста - вернувшаяся из небытия королева сидов. Он думал, что его родство с уничтожившей мой род династией станет непреодолимым препятствием для нас. Что ж, я не могу сказать, что мне все равно, но время притупило мою боль. Я могла тосковать и плакать об упущенных возможностях, но не смогла бы ненавидеть. Ненависть - темное чувство, а лунный эльф это полностью светлое существо.

Его неистовая страсть пронзила меня подобно стреле, затуманивая разум, лишая рассудка. Мы, как две половинки одного целого, слились воедино в порыве стать ближе друг к другу... Он сжимал меня так сильно, что я задыхалась, но не желала, чтобы он меня отпускал, нет, только бы не прерывался этот яростный и нежный поцелуй!

Неожиданный грохот заставил нас отпрянуть друг от друга. В стороне сияла рамка портала, а рядом с ней стояла обескураженная Арейна. У ее ног валялся перевернутый поднос с моим завтраком. Девушка была так ошеломлена представшим зрелищем, что не могла вымолвить и слова, лишь глупо хлопала ресницами. Эрионар тут же стал каким-то отчужденным, а вот я, наоборот, была рада ее появлению. Страсть асура оказалась столь сильна, что едва не утянула меня в свой омут. Если бы не Арейна, не известно, смогли бы мы остановиться или нет.

- Простите,- девушка отшатнулась в сторону под мрачным взглядом брата.

- Что ты хотела?- грубо спросил он.

- Отец звал тебя... я не знаю зачем, но он сказал, что это важно.

Эрионар тяжело вздохнул и поправил одеяло, заботливо укутывая меня.

- Скажи ему, что я сейчас приду. Ну!- поторопил он нетерпеливо, видя, что она замешкалась, прибирая с полу.- Это работа слуг, даже любопытство не должно заставить тебя забыть о том, кем ты являешься.

Пристыженная Арейна исчезла в светящемся овале портала. Эрионар ласково усмехнулся ей в след и с любовью произнес:

- Она совсем еще дитя, такая непосредственная.

Эти слова наполнили болью мое сердце.

- Сколько ей лет?- спросила я, стараясь не выдать своих чувств.

- Почти триста, но ведет себя как подросток.

- Мне было всего восемнадцать, когда твой дед убил меня,- с болью в голосе прошептала я.- Ему было не важно, что я ребенок. Сейчас я не на много старше, но уже не чувствую себя младенцем...

Он отшатнулся от меня так, будто я его ударила. Фиолетовые глаза на мгновение вспыхнули и тут же погасли. Он резко отвернулся, но я успела заметить, как его лицо исказилось, словно от боли.

- Я должен идти,- глухо сказал он, создавая портал движением руки. Я видела, как он сплетает воедино цветные нити магических потоков и поняла, что тоже умею это делать.- Постарайся поспать.

С этими словами он исчез в переходе.

****

Около получаса мне понадобилось для того, чтобы вспомнить, как создаются порталы на дальние и ближние расстояния. Правда, все это была лишь теория, перенестись куда-либо дальше этого замка я побоялась, ведь для правильной работы нужны точные координаты точки выхода. А то шагнешь в портал наобум и окажешься посреди бушующего океана или впечатанной в камень. Не слишком приятная перспектива. Поэтому я потренировалась, пару раз перенесясь из комнаты на террасу, а потом представила себе гостиную в мельчайших подробностях. Мои пальцы автоматически переплетали магические и пространственные нити, если бы я начала разбираться, как это получается, то наверняка бы запуталась. Это знание было в моей крови, записано на подкорке моего мозга, спрятано в ДНК и не нуждалось в рациональном объяснении. Я как та сороконожка, которая прекрасно бегала, но запуталась в ногах, когда ее спросили, как же она передвигается.

Мерцающий овал портала раскрылся передо мной, возникнув из одной точки и за мгновение увеличившись во весь рост. Я немедленно шагнула в него и тут же очутилась там, где и пожелала. Гостиная Эрионара больше не поражала великолепием, богатство могло привлечь человеческую девушку Елену, но Эльсамин - лунного эльфа - оно оставило равнодушной.

Тихие голоса из-за закрытой двери привлекли мое внимание.

- Я так сожалею, сын мой,- звучал наполненный печалью голос Владыки Леорвина,- но ты должен сделать этот шаг.

- Вы разрываете мне сердце!- глухо простонал Эрионар.- Как я могу отказаться от той, кого ждал столько лет?

- Прости меня, мой мальчик, это мой грех,- а это Джанна и она, похоже, плачет. Что же происходит между этими тремя?- Но ты должен отступить. Я знаю, как тебе больно, неужели ты думаешь, что мне не хочется видеть тебя счастливым, не хочется слышать топот маленьких ног в твоем доме?

- Тогда зачем, мама! Это же ты предсказала, что моя виалле будет единственной в прямом и переносном смысле. Что она придет из другого мира ко мне, потому что наши души едины! - вскричал асур, и что-то загрохотало по полу, видимо, сметенное его рукой.

Снова заговорил его отец. Голос Владыки был печальным, но звучал убедительно, будто он уже принял решение и был уверен, что оно является единственно правильным.

- Ты знаешь, что твоя кровь будет приоритетной в вашем союзе. Если она выйдет за тебя замуж, ваши сыновья будут асурами и не останется никакой надежды на то, что дроу смогут искупить свои грехи перед сидами. Но если она понесет от дроу, ее дети - и дочери и сыновья - будут такими же, как она! Включая всех потомков.

- Откуда такая уверенность?- бросил Эрионар.

- Ты забываешь, что я не только твоя мать, но и верховная жрица Рахвенн - богини жизни,- ответила ему мать.- Я молилась эти два дня, чтобы получить откровение. Это было не просто, ты знаешь, что откровения богов требуют крови своих жрецов. Я едва не погибла, пытаясь услышать свою богиню, но ритуал закончился удачно. Теперь я могу расшифровать прежнее пророчество, головоломка сошлась.

Я прижалась к двери, за которой раздавались голоса, боясь упустить хоть одно слово.

- Если Эльсамин полюбит своего кровного врага - дроу - искренне и беззаветно, и эта любовь будет взаимной, если сочетается с ним браком перед лицом богов, то ее детям навсегда будет дан самый великий дар, о котором мечтают все асуры. Ее дочери и сыновья, внуки и правнуки - все потомки будут приходить в этот мир сидами. Лунный народ сможет вновь возродиться под этим небом, теперь ты понимаешь?

Я услышала, как Эрионар глухо застонал, будто от сильной боли. И почему-то по моим щекам тут же побежали не прошеные слезы.

- Я не могу, мама, я люблю ее,- произнес он так тихо, что я едва расслышала.

- Ты должен,- ответил ему отец.- Такова цена искупления.

"Ненавидящих меня накажу до седьмого колена"- внезапно вспомнила я строчку из Библии. Видимо, и в этом мире боги наказывают детей за грехи отцов. Если бы не дед Эрионара, мы бы встретились еще девятьсот лет назад и были бы счастливы, ибо мы созданы друг для друга. А теперь он должен отказаться от меня, отдать другому, чтобы я могла возродить свой народ... Вот цена, которую всем нам предстоит заплатить. Но готова ли я пожертвовать своим личным счастьем и как полюбить врага - искренне и беззаветно?

****