Annotation


Реальность для каждого своя. А если не знаешь, какая из них твоя? Страшно? Это смотря как отнестись к этому… ведь можно выбрать понравившуюся, да так и остаться в ней. Или нельзя? (предупреждение - слэш)





* * *





* * *





1 глава.

- Эльза, ты сегодня вечером пойдешь с нами в караоке? – в который раз за эту неделю спрашивала меня Иринка. Приходится изворачиваться, чтобы не обидеть, и это немного раздражает. Зачем спрашивать меня об одном и том же каждый день, если знает, что я никуда по вечерам не выхожу? Мое увлечение, правда тайное, замечательно скрашивает все свободное время.

- Эль, ты никогда никуда с нами не ходишь. Это неправильно. Мы твои одноклассники. Ты отбиваешься от…

- От стада, что ли? Ир, отстань, а? Кому надо, чтобы я там была? Только если тебе. Не будь ты старостой класса, и тебе было бы наплевать.

- Неправда!

- Правда. И не прикидывайся. Давай начистоту. Никто даже не заметит, пришла я или нет. И меня такое положение вещей вполне устраивает. А если тебе так важно произвести хорошее впечатление на классуху, то скажи, что я заболела, а ты – молодец, организовала все и со всеми. Тебя погладят по головке, и от меня отцепишься, наконец-то.

- Эльза, ты меня достала, – тут же вся показная милая пушистость слетела, как шелуха. – Из-за тебя меня постоянно допекают. И сколько раз за этот год я находила отговорки, почему ты не участвуешь в жизни класса! Осталась какая-то четверть, и мы закончим школу, поэтому давай после этих каникул хотя бы раз согласись на мое предложение и проведи время с классом. Ты меня подставляешь, а это бесит, знаешь ли! Один раз, для галочки, тебе сложно выползти, что ли?

- Мне это не интересно, – не обращая никакого внимания на недовольство одноклассницы, я продолжала складывать в рюкзак тетради.

- Зачем только ты попала в наш класс?! Последний год оставалось спокойно отучиться, а тут ты приперлась со своими заморочками!

– Пока, – закинув на плечо рюкзак, я вышла из опустевшего класса.

Оставив за своей спиной пышущую гневом старосту, заскочив в раздевалку, схватила куртку, сунув в нее руки, выбежала на улицу. Весна это всегда здорово! Солнце начинает греть, снег почти растаял, птицы поют, природа словно оживает, и ты вместе с ней. На душе так радостно. И хочется глупо улыбаться…

Я торопилась домой. Там, в глубине моей небольшой комнатки стоял персональный экспериментальный образец новой виртуальной игрушки. Подобная игрушка для меня не первая, надеюсь, и не последняя. Некоторые я забраковала, а некоторым дала добро. И не надо удивляться, что в мои семнадцать я испытываю и тестирую подобные сложные образцы. Это все мой папочка виноват. Не изобретал бы в своем центре подобных вещей и не подсадил меня на них еще в раннем детстве, то может, и я бы была как та самая Иринка, и скиталась по вечерам по барам и караоке. А так…

Мне нравится! Нет, не так. Я обожаю зависать в виртуалке! Это здорово! Там новый мир, новые возможности, и с каждым разом все круче и круче. Ты можешь совершенствоваться, к чему-то стремиться, добиваться цели, узнавать новое и удивляться… И самое главное – ты не умрешь; даже если и совершишь смертельную ошибку, в отличие от реальной жизни, можешь исправлять ее снова и снова.

Новая игрушка под названием «Выбери реальность» состояла из небольшой кабинки, панели управления и удобного кресла, в котором с комфортом можно пролежать не один час.

Удовольствие удовольствием, но нельзя забывать, что тело нужно еще и подкармливать. Наскоро перекусив тем, что приготовила мама, понеслась в свою комнату. Мне не терпелось опробовать вирту как можно быстрее. Главное, что завтра не надо идти в школу, весенние каникулы – класс! Отец, как всегда, завис в своем центре и будет неизвестно когда, впрочем, как и мама. Так что я привычно осталась один на один с моими игровыми мирами.

Одно нажатие кнопки, и кабинка осветилась огоньками. Пройдясь благоговейно по джойстикам и панели управления, заметила кое-что новенькое даже для меня. Большая синяя кнопка с неизвестным иероглифом.

Надеваю прибамбасы на голову, вирт-очки на глаза, процедура не особо приятная, так как определенные волны ввинчиваются в мозг как иглы. Приходится перетерпеть. Слияние – это плюс для игры, так более правдоподобно будет в игровом мире. Последний штрих – это перчатки с датчиками, которые помогают быстрее и правильнее реагировать. Жму кнопку «вход» и тут же проваливаюсь в новый, еще не узнанный мной мир.

- Эльза, я хотел как обычно дать вводную по этой игре. – Проекция отца, сидящего за своим лабораторным столом в белом халате, привычным жестом поправила свои очки.

- Привет, пап, – улыбнулась я.

- Не отвлекайся, – произнес отец в записи, заранее зная, что поздороваюсь. – Эта машина является не совсем игрушкой. Данная информация засекречена, и я не могу сообщить ее даже тебе. Поэтому прошу, будь внимательна и осторожна. Запомни главное: она отличается от тех, что были ранее. Мы с мамой рискуем головой, давая тебе ее тестировать, но думаю, ты в ней быстро разберешься... Я уже говорил, что это не совсем виртуальная игра?

На заднем плане послышался какой-то шум. Отец, снизив голос на полтона, продолжал.

- Эльза, у нас с мамой много работы, поэтому мы не скоро появимся дома. Домработница уже нанята, чтобы убирать и готовить. Ты главное учись. И еще играй… Если тебе понравится, и машина примет тебя, то это поможет решить многие проблемы…

- Какие проблемы? – вырвалось у меня.

Меня тревожил и его тон, и этот шепот, и эта таинственность… Последнее настораживало больше всего.

- Эльза, я рискую… нет, мы рискуем… у нас проблемы… но мы решим… – отец почти шептал. – Эта игра другой мир… и Эльза, в ней так же можно умереть, как и в реальном… И еще, никогда не нажимай синюю кнопку под непонятными для тебя символами. Запомни: это важно. До тех пор, пока у тебя не останется другого выхода… до последнего ча…

Разговор странно прервался на полуслове. Забивать голову, отчего так и почему, не стала. Придет время, и родители объяснят, что к чему. Непонятный разговор сразу же вылетел из головы, стоило мне войти в вирт-дверь. Над ней висело несколько табличек. «Настройки», «играть», «награды» и непонятная синяя дверь все с теми же символом, что и над кнопкой. Чутье подсказывало туда пока не соваться, не готова. Махнув на нее рукой, выбрала «настройки».

Пустая серая комната, в отражении огромного зеркала невысокая миловидная блондинка с серыми глазами, небольшой грудью и стройной фигуркой. Не красавица, но очень даже милая…

- Приветствую Вас, испытуемый, – раздался приятный женский голос. – В этом разделе вы можете выбрать и настроить параметры для прохождения миров. Вы готовы выбирать?

- Да.

- Предложение: «оборотень», «вампир», «дракон», «эльф», «человек».

Куда бы ткнуть? Хм… оборотень? Не хочу бегать по лесам, вонять псиной и быть покусанной блохами. Знаю, играла как-то. В виртуальной игре слишком все реально. Тем более отец вроде сказал, что я могу ноги протянуть в этой реальности по-настоящему. И от охотников с серебряными пулями убегать не желаю.

Дальше… Вампир – однозначно нет. Бродить по ночам, сходить с ума от жажды не мое. Колья, кресты... нет уж.

Человек: тоже нет. Набылась. Хватит мне этого счастья и в реальности. Остаются дракон и эльф… Надо подумать… Дракон сильный, но откладывает яйца, и летать надо, а еще если придется за территорию биться или у местного населения принцесс утаскивать…

- Запрос на добавление расы «Демон»?

- Отклонен. В изменениях нет подобной расы.

- Выбор сделан. «Эльф», – ответила я, сожалея, что демоном быть не получается, а так хотелось.

- Ваш выбор принят. Прошу продолжить выбор настроек.

И снова передо мной таблички.

«Светлый», «Темный».

У светлых слишком все занудно, выбираю темных. Дальше замелькали таблички, на которые я нажимала, практически не думая, понимая, что игра будет еще долго выспрашивать, чтобы максимально подстроиться под меня.

«Чистокровный» «Полукровка»

Выбор: «Полукровка».

- Переходим к настройке внешнего вида. – Любезно сообщила программа. – Выберите примерный образ, пожалуйста.

Передо мной появилась заготовка человеческого тела.

- Рост средний. Цвет кожи смуглый. Волосы до плеч, прямые темные. – Программа сразу же на образце создавала все то, что я говорила.

- Глаза немного узкие, насыщенно синие. – Ну что я поделаю, нравятся мне такие глазки, и всегда хотела подобные, но не получилось.

- Предлагаю Вам такой тип. – Сказала программа.

- Согласна. – Брови тонкие и изящные, как нарисованные, тонкий прямой нос и нежно розовые и совсем не пухлые, как у меня, губы. – Красавэц.

- Переходим к выбору умений. У Вас есть свои предпочтения?

- Полет, владение оружием, знание языков, магический дар.

- Подождите, мы проверяем возможности этого выбора. – Программа замолчала. Странно, раньше этот выбор не обсуждался. Но может, эта игра более реалистичная, и я для начала слишком много запросила?

- Умение «полет» – принято. Умение «владение оружием» – принято. Умение «знание языков». Полное. Умение «магический дар» – отклонено.

- Разъяснить, – потребовала я, недовольная решением программы.

- Вам добавлены крылья. Позволяет выбор «полукровка». Совершенствование «владения оружием» – по Вашему желанию самостоятельно. Полное знание любого из выявленных языков реальностей. Магический дар – отсутствует. Полная невосприимчивость к магии.

- Ясно.

- Ваш выбор: Семья? Супружество? Одиночка?

- Одиночка я и в своей реальности. С моим увлечением могу ей и остаться. Насколько я знаю по другим играм, мой герой будет просто стремиться к логическому завершению прохождения. Значит, пусть моей окончательной целью будет создание семьи и супружество.

- Принято.

- Хочу боевую добавку.

- Разрешено. Выбор.

- Хочу иметь боевую трансформацию.

- Выбор: эльф-полукровка – может позволить по желанию способности к частичной трансформации.

- В кого?

- Запрос отклонен.

- Понятно. Кот в мешке.

- Решение?

- Согласна на частичную трансформацию. Только без жажды крови и боязни серебра! И без шерсти.

- Принято. Пол и имя?

- Не будем мучиться выбором. И так от вопросов голова уже раскалывается. На усмотрение программы. Оптимальный вариант.

- Выбор принят. Герой сформирован. Пол выбран. Гарус внесен в базу данных. Идет перестройка.

- Это что за имя?! Я буду играть парнем? А я выбрала… Ой, мамочки! Я не согласна! Отмена! Хочу отменить «супружество»! Не надо мне жену!

- Три… два… один…

Зеркальное полотно напротив меня стало мутным и расплывчатым на доли секунды, сразу же проясняясь, показывая моего героя в этой игре.

Теперь я выглядела симпатичным кавайным мальчиком с недовольным выражением лица и потрясающими синими глазищами.

- Лапочка, конечно, но... – улыбнулась я зеркалу, чуть покраснев. Мне нравилось то, что я видела в отражении. – Ладно, фиг с вами, я согласна.

- Загрузка тестирования…

Я привычно закрыла глаза, потому что созерцание мельтешащих ярких всполохов плохо сказывается на организме, вызывая тошноту. Ощущение полета в трубе на световой скорости тоже может быть довольно неприятным.

- Одна из возможных реальностей. Прохождение обучения, – и сопровождающая меня программа замолчала. Функции ее на данный момент, видимо, были выполнены.

Передо мной расстилался потрясающий мир. Изумрудный, голубой, солнечный и первозданный. Именно в таком я бы хотела жить по-настоящему. Нет ни загазованности, ни транспорта, ни бетонных монстров. А воздух настолько сладкий и чистый, что кружится голова.

- Потрясающая передача ощущений, – поразилась я. – Отец превзошел сам себя.

Осматриваю себя, и понимаю, что я экипирована… как воин: двумя небольшими эльфийскими клинками за плечами, сложенными крест-накрест. В кожаной безрукавке – по-моему, это постоянный атрибут крутого парня в любой игре, да плотных темных шароварах, не стесняющих движения. Я оказалась на небольшой площадке, совершенно гладкой и как-то искусственно подсвеченной. Шагнула по направлению к лесу, чтобы спуститься в низину, где я видела небольшое поселение, но не получилось. Столкнувшись лбом с невидимой преградой, прозрачной как воздух, поняла, что меня не пропускают. Прощупав руками почти весь круг, пришла к выводу, что нахожусь под куполом.

- Программа, запрос. Движения за купол запрещены?

- Защитное поле для прохождения обучения, – пояснил женский голос.

- Это что еще такое? – опасливо покосилась я на шприц, зависший в десяти сантиметрах от моего плеча.

- Специальное вещество для создания заданных параметров.

- Каких параметров?

- Выбранных Вами.

- Если я откажусь от подобной процедуры?

- Продвижение дальше будет невозможно.

- Так бы и сказали, что выбора все равно нет. Я надеюсь, в настоящем мире это никак не отразится на моей юной психике? Не станет же родной отец подсовывать мне смертельную гадость. Давай, коли, и продолжим.

- Сканирование, – проговорил механический голос после болезненного укола. – Инъекция прошла удачно.

- А могло еще и неудачно? – прошептала я. Мне не ответили, зато купол стал виден, начиная работать.

Передо мной появилась голограмма необычного существа. Небольшой мохнатый клубочек с трогательно милыми большими фиолетовыми глазками и яркой пятнистой окраской. Я умильно рассмеялась и подбежала к нему, желая погладить. И эта «душка» вдруг выросла в шар размером со слона и огромной зубастой пастью, которая меня и перекусила пополам.

«Вот я дура!» успела мелькнуть мысль.

Боль захлестнула меня таким потоком, что я заорала.

- Отключение, – заговорила программа.

Я, корчась от боли, скинула с себя все причиндалы и вскочила с кресла, пытаясь отдышаться и успокоиться.

- Ничего себе игрушка!

Я, конечно, рада, что они сделали такое обучение, но если игра выдает такую боль только в режиме с голограммой, что же будет, когда игра выйдет из режима обучения?! Ох, кажется, отец был прав, говоря, что в ней можно действительно умереть. Сходив на кухню и выпив для успокоения немного мятного чая, тяжело вздохнув, снова села в кресло.

- Запуск, – теперь, когда игра на меня настроилась, мне не нужно было проводить никаких хитрых манипуляций, а только отдавать команду голосом.

Снова мельтешение перед глазами, и я на той самой серебристой площадке.

В этот раз я не бежала к милому лохматику как угорелая, а вытащила свои клинки и выставила их вперед. За столько лет виртуалок я довольно неплохо владела разным оружием, но вот ощущать его реальный вес и как мышцы работают и устают, мне еще не доводилось. В этой игре полностью ощущалось присутствие, словно я сама стояла тут и жила этой жизнью. Через минут пять отбиваний от атак монстра я стала уставать. Он же прыгал на меня, не переставая.

- Прошу помощи. Слабые места, – взмолилась, обращаясь к программе. И это самый слабый хищник, потому что сильных в программах на первом уровне не ставят. С моим опытом должно быть стыдно. Но у меня никак не получалось добраться до него и успеть ранить. Слишком большой, слишком подвижный, и пасть опасная.

Бой приостановился. Голограмма замерла.

- Подсказки на обучение не ограничены.

- Ух ты! – обрадовалась я. Теперь-то можно будет постоянно спрашивать, что и как.

- Чем чаще переселенец использует подсказку, тем слабее он будет при вступлении в реальность, – вежливо выдала программа.

- Замечательно, – сдулся весь мой радужный энтузиазм. Решив для себя, что возьму не более трех подсказок, как в обычных стандартных играх, все же решила эту подсказку использовать.

- Зубир – представитель класса растущих. Живут небольшими родами со строгой иерархией, которые отличаются раскраской. Постоянно воюют между собой за территорию. Всеядны. Имеют маленькую форму, чтобы привлекать потенциальных жертв. Живут не более ста лет. Откладывают яйца, но редко. Однако вымирание не грозит. При встрече с Зубиром предлагается залезть на дерево, рассчитывая на их прыгучесть. И запрашивать помощь.

- При вынужденной самообороне что делать? – не выдержала я ненужных сведений.

- При нападении стаи Зубиров выбрать вожака, он всегда с ярко красной окантовкой вокруг глаз, и убить. Лишенные лидера Зубиры нападение прекращают. Глава рода сильнее, чем обычный Зубир. Вступать с ним в бой не рекомендуется.

- Требую разъяснения по ведению боя, – рявкнула я. Что-то понесло программу не туда.

- Сила: прыгучесть, массовость, размеры, сильная и большая челюсть.

- Слабость: медлительность, при больших формах неповоротливость, сжатие челюсти при укусе и слабость при ее разжатии. Боязнь Криперов, естественных врагов. Уязвимое место: нёбо во рту и глаза.

- Продолжить бой, – приказала я. Голограмма, моментально ожив, прыгнула на меня. Уворачиваясь, просовываю руку с одним клинком, держа его лезвием вверх, ему в рот. И еле успеваю убрать свою конечность. От силы сжатия собственной челюсти, он пронзает себя и замертво валится на землю.

- Повтор боя для закрепления, – произносит женский голос, и я успеваю схватить свой клинок, оставшийся валяться на земле после исчезнувшей голограммы. Теперь на меня нападает совершенно черный Зубир. Отмечаю, что он более прыгучий, но челюсть у него поменьше. Боясь в этот раз остаться без руки, я мечу клинок ему в глаза. Оказывается, это не так легко, как кажется. Но попытки с третьей все же удается, и стоит только рубануть по глазам, как шаро-слон замертво падает.

- Закрепление боя, – произносит программа, а я уже и так вся мокрая от пота и уставшая, когда передо мной появляется зверюга раза в два больше предыдущих, красноглазый Зубир, глава рода.

- Определенно, в дальнейшем обхожу этих зверьков стороной, – прошипела я.

Зубир не нападал так неистово, как предыдущие его сородичи, а выбирал момент и делал обманные движения. Несколько раз в опасной близости от моих рук и головы щелкала его пасть, и попасть ему в глаза помогла лишь моя эльфийская ловкость и человеческая хитрость. Откинув один клинок, на который он отвлекся, я воткнула второй ему в глаз, радуясь, что выбрала расу темного эльфа и смогла допрыгнуть до этих самых глаз. Зубир, наконец-то, повалился замертво.

А я обессилено растянулась на траве.

- Если бы выбрала дракона, то просто плюнула бы на них огнем, и все. А человеком, наверное, склонила бы голову, чтобы побыстрее сожрали.

- Первый круг обучения закончен, – оповестила меня программа, и самостоятельно отключила от игры.

Из кресла я выбиралась с кряхтением, как будто дралась в реальности. Все тело нестерпимо ныло. Я доползла до кровати и завалилась спать.

Утро почему-то облегчения не принесло. Тело по-прежнему ныло, словно после настоящих физических нагрузок. Слишком реалистичная игра, что не особо хорошо в действительной жизни.

Приходившая, пока я спала, нанятая домработница прибралась и приготовила поесть. В мою комнату она все равно попасть не смогла бы. Я предусмотрительно запираю ее на ключ, и к тому же стоит датчик на передвижение с сигналом. Все же «игрушки» соприкасаются с моим мозгом, и мне не хочется от какой-нибудь ошибки, сделанной при вытирании пыли ретивой домработницей, изжариться в виртуале, как на электрическом стуле.

Зазвонил телефон. На дисплее высветился «отец».

- Да?

- Ты уже ознакомилась?

- Да.

- Что-нибудь необычное происходило?

- Игра очень реальная. Мне нравится. Только утром все тело ломит, как будто по-настоящему клинками махала. Можно как-нибудь снизить это ощущение?

- Нет. Игра… – отец запнулся, – очень реальна. Проходи все уровни подготовки тщательно. В дальнейшем от этого будет зависеть твое выживание.

- Пап, что-то мне не нравится твое настроение.

- Все нормально. Мама тебе передает привет.

- А сама позвонить не может?

- Ты же знаешь, что звонки запрещены, – усмехается отец. – Это я могу иногда нарушать правила.

- Маме тоже привет.

- Доча, через два дня сдашь анализ крови. Я пришлю тебе женщину. С самого утра.

- Зачем?

- Все, мне пора. Я люблю тебя.

И отключился.

К подобному, для кого-то странному, разговору я отнеслась спокойно. Мои родители всегда были не от мира сего, ну и я заодно с ними.

- Поиграем? – после сытного завтрака потянувшись и размявшись, я снова залезла в кресло.

- Приветствуем тебя, испытуемый Гарус, – заговорил механический женский голос. И я через секунду после подключения оказалась на уже знакомой тренировочной площадке.

- И кого же вы мне приготовили на сегодня?

- Повторение предыдущего уровня. Бой с Зубиром, главой рода.

- Опять? – со вздохом вытаскиваю свои клинки.

В этот раз бой занял всего минут десять, но побегать он меня заставил прилично.

- Итог: уровень слабый. Время – недостаточное.

- Требую разъяснения! Это что получается, я его за минуту должна убивать?!

- Дополнительные изменения настроек, вызванные ошибочным построением фразы, – добавила программа, и замолчала.

- Черт! – понимаю, что происходит, сталкивалась с этим в прошлом. В программе обучения заложено определение моего пола. То есть сейчас я высказалась в женском роде, хотя здесь прохожу как парень. Это не соответствует процессу обучения и приравнивается к ошибке. Отсюда и молчание виртуалки. Это тоже своего рода обучение на закрепление пола. Видимо, второй этап. Программа начала подготовку для правильного определения героя. Согласилась быть парнем, вот и вперед, говори о себе в мужском роде.

- Требую пояснения о моем недавнем бое. Какой лимит времени отведен на бой?

- Бой с Зубиром должен длиться не более минуты. При выполнении этих требований Вы будете переведены на новый уровень.

- Минута?! Требую легкий вариант боя.

- Не предусмотрены разделения на легкий и усиленный режимы.

- Повторить бой, – со вздохом становлюсь в стойку, ожидая Зубира. Так хочется поиграть нормально и поскорее пройти это несчастное обучение. Но игра слишком реалистична, а получать раны, которые чувствуешь и в жизни, я не хочу. Поэтому ничего не остается, как принять правила игры и научиться убивать за минуту этого прыгучего мамонта.

Утром я снова была разбитой. Мышцы ныли, вставать с кровати не хотелось. Звонок в дверь все же заставил подняться и впустить в квартиру миловидную женщину лет сорока с небольшим серебристым кейсом.

- Я за кровью, – улыбнулась она.

- Не знала, что вампиры существуют, – немного скривилась я в подобии улыбки. – Проходите. Отец предупреждал.

- Уэх… – вырвалось у меня при резком развороте. Больно…

- Сегодня третий день? – поинтересовалась она, раскрывая свой кейс, который она положила на стол в зале. Я села в кресло, блаженно откидываясь на спинку.

- Если Вы о том, сколько я играю, то да, третий. – Понимаю, что раз отец отправил ее ко мне, значит, она в курсе виртуалки, по вине которой я сейчас мучаюсь.

- Мышцы болят?

- Вижу, Вы знаете, о чем спрашиваете. Может, просветите и меня заодно? Это так и должно быть? Побочный эффект игры?

- Давай так: через два дня я приду за повторным анализом крови, вот тогда и объясню более подробно, что и как. Ты же сейчас на каникулах?

- Эту неделю.

- Замечательно, – улыбнулась она, прокалывая иглой мою кожу. – Из дома лишний раз не выходи. Больше пей воды и спи.

- Играть-то можно? – иронично отреагировала я на такую заботливую «мамочкину» интонацию.

- Нужно, – оскалилась она рядом ровных белоснежных зубов.

- Нужно, значит, – прошептала я, закрыв за гостьей дверь.

- Алло, пап? – наконец-то отец ответил на мою трезвонь, которая длилась почти в течение часа. Получилось дозвониться только с обычного мобильника, и на этом спасибо.

- Слушаю.

- Рассказывай.

- Что?

- Па-ап? Я позвоню маме, – надеюсь, угроза подействует.

- Она не в зоне доступа, – глухо отвечает отец.

- Пап, я жду? Почему нужна моя кровь, и отчего у меня всё болит, как будто я по настоящему сражаюсь?

- Не могу сказать.

- Что, совсем ничего? Это плохо, или так и должно быть?

- Хорошо, – шепчет отец, и я понимаю, что голос у него очень уставший. – Тебе все расскажут. Иди, играй и постарайся поскорее пройти обучение. Не обращай внимания на изменения. Так надо. И еще… помни, что мы тебя любим.

- Пап?! Пап! – кричать в трубку бесполезно. Пробую еще раз дозвониться, но мне сообщают, что телефон выключен.

- Черт! Но что же это такое?! Какие-то секреты! Хорошо, так и быть, подожду этих несчастных два дня, и все из нее вытрясу, в крайнем случае пойду на работу к отцу, а еще лучше позвоню матери. Должна же она вылезти из своей лаборатории хоть на пять минут в день, чтобы увидеть, что ей любимая дочь звонила?!

Сажусь в уже привычное кресло и вхожу в игру.

- Приветствую, испытуемый, – я поежилась от последнего слова, словно оно с угрожающим подтекстом.

- Повтор боя с главой рода Зубиров, – продолжает программа. Ух, как я зла! Меня бесит, что я не знаю замысла моего отца, а быть ведомой ненавижу с детства. Мне хватает и полминуты, чтобы прикончить Зубира.

- Давай следующего, – выкрикиваю я. Сейчас эта тренировка для меня полезна, потому что есть куда спустить пар.

- Переход на второй уровень. Крипер. Естественный враг Зубиров. Опасен. Как правило, ведет ночной и скрытный образ жизни.

- Установочное время! – рявкаю я.

- Пять минут.

Передо мной возникает длинная, с меня ростом, многоножка с хищными челюстями. Судя по ее телу с маслянистыми рыжими усиками, она мало того что ядовита, так еще и довольно подвижна и вертлява.

Решение приходит за секунды. Беру клинки на манер метательных ножей и один за другим бросаю в сочленение между головой и телом. Подобный финт мог выйти мне боком, но кажется, сегодня мой день. Я чисто интуитивно предугадала, в какую сторону эта тварь вильнет. Как итог: моя мишень неподвижной тушкой валяется на земле.

- Переход на третий уровень, – без эмоций сообщила программа.

Я даже не запыхалась, но вот когда увидела моего будущего противника, как-то поплохело сразу. Ну не могу убить такое чудо природы! Прекрасный золотистый единорог с небольшими лиловыми разводами на шкуре смотрел на меня своими серебристыми глазами.

Единорог фыркнул.

- Прошу подсказку и характеристику. – И пусть это уже вторая подсказка, но не поднимается у меня на него рука, хоть ты тресни. Так бы просто и стояла, любуясь прекрасным созданием.

- Кульч, или Ложный Единорог. От настоящего белого единорога отличается окрасом. Хищник. Нападает стремительно. Живет на открытых местностях, в небольших табунах. Сильные стороны – количество, скорость. Слабые стороны – неповоротливость. Рекомендуется бить в шею или по ногам.

- Хищник, значит, – я по-новому взглянула на золотистого красавца. – Лошадь, она и в Африке лошадь. Но красивая.

Однако после демонстрации острых как у пираньи зубов вся «нежность» к этому созданию пропала. Сожрет же, сволочь, и не подавится! Раз так, то…

Не знаю почему, но было очень даже несложно. Всего-то уклониться от довольно острых зубов Кульча, полоснуть по ногам, а после того, как он упал, перерезать горло. Мертвый зверь растворился, словно его никогда и не было.

- С каких пор я стала такой кровожадной?

- Вы прошли три уровня обучения. Прошу сменить оружие на лук и стрелы.

Материализовались нужные вещи. Я сняла перевязь, пристраивая за плечом колчан со стрелами и пробуя натяжку лука, и поражалась, насколько ощущения правдивы.

Стрелять из лука любила всегда.

- Три мишени на расстоянии двадцати метров.

Натягиваю тетиву и отправляю стрелы, одну за одной, в полет.

- Цель поражена. Три мишени в пятидесяти шагах.

Снова стреляю. Попала!

- Три движущиеся мишени в ста шагах.

Это уже сложнее, но так даже интереснее. Стреляю и не промахиваюсь, мало того, попадаю точно в центр. Ай да я, молодчинка!

- Уровень пройден.

- Обучение закончено? – с надеждой спрашиваю я.

- Обучение не закончено, – отвечает механический женский голос. – Параметры требуют Вашего отключения для отдыха. До следующего раза.

Меня тут же выкидывает из игры, и только когда я вываливаюсь со стоном из кресла на пол и не могу встать, понимаю, насколько сильно устала.

До кровати буквально доползла по-пластунски, кое-как забралась на нее и отрубилась.

Утром тело болело так, что на глаза наворачивались слезы. Да что же это такое?! Со сжатыми зубами доползла по стенке до кухни и без аппетита поела. Набрала номер отца, но сколько ни звонила, так и не смогла дозвониться. Ни отец, ни мать не отвечали. Психанув, выключила телефон и потащилась в обратном направлении. Что-то со мной происходит, и это «что-то» мне совсем не нравится.

Виртуалка стала для меня обезболивающим, и это пугает.

И снова я в игре.

- Приветствую тебя, испытуемый, – заученно произносит женщина. – Уровень пятый. Раскрытие магического потенциала.

- О, это уже интересно, – в игре я чувствую себя полной сил.

- Отсутствие магического дара. Уровень не требует прохождения.

- Стоп! Я требую проверки! Я не согласна… сен! У меня должен быть дар! Требую проверки! И изменения параметров!

- В Вас нет магии. Вы не восприимчивы к магии.

- И все же я требую проверку! Хочу убедиться самостоятельно! – Я уже давно мечтала побыть магом. Да все никак не удавалось. А тут еще такие спецэффекты реалистичные, что грех не попробовать. Хочу и все тут!

- Во время проверки есть риск получить травму.

- Проверку! – уперлась я рогом.

- Предупреждения сообщены. Ваше решение принято. Начальный уровень. Магия воздуха.

- Ч-что? – смотрю, как на меня летит самый настоящий смерч, и пячусь назад. Он уже совсем близко; с перепугу кричу и выставляю вперед в бессмысленной попытке прикрыться руки. Все мгновенно замирает.

- Э… – открываю один глаз, смерча не наблюдается. Открываю второй глаз намного смелее.

- Магическая способность к управлению воздушной стихией отсутствует. Следующая…

- Начальный уровень. Огненная стихия.

- Твою же мать! А шарик-то самонаводящийся. – Пока я как горная коза, вернее козел, скакала по поляне, убегая от огненного шара, преследующего меня попятам, вся взмокла. – Требую заменить другим тестом! Есть варианты?

Шарик с треском пропал.

- Владение магией огня отсутствует. В наличии есть другой тест. Поверхностное обследование всех магических направлений.

- Применить, – приказываю я, мои нервы больше подобных проверок точно не выдержат.

- Прошу дотронуться до шаров поочередно.

Передо мной всплывает панель с парящими над ней разноцветными, размером с теннисный мяч, шарами.

Дотрагиваюсь до всех поочередно. Все шары пропадают, кроме одного перламутрового, как жемчужная раковина.

- Результат получен. Абсолютная антимагичность. Небольшой дар общения с животным миром.

- Пояснение к слову «антимагичность».

- Полное не восприятие наведенной на Вас магии. Невозможность причинить Вам магический вред.

- Что значит «небольшой дар общения с животными»?

- Мысленное общение с некоторыми из видов полуразумных существ, населяющих реальности.

- Прошу перечисление видов, – начала было, как меня перебили.

- Параметры требуют Вашего отключения для отдыха.

И меня снова выкинуло из виртуалки. В этот раз я уже с кресла упала, моментально отключаясь.

- Все происходит быстрее, чем планировалось… Да знаю я! Нет. Нет. Изменения уже видны. Я и говорю, что быстро. Видимо, совместимость отличная. Скоро должна. Да. Хорошо. Я поняла. Расскажу. Анализ уже взяла.

Звук сброса вызова с мобильного телефона, и новый звонок, на который знакомый голос приходившей за кровью женщины через несколько секунд начал отвечать.

- Я оставлю обезболивающие. Нет?! У нее меняется мышечная структура, не говоря уже об остальном! Вы хоть представляете, насколько это болезненно?! Да. Извините. Всё. Я сделаю.

- Чертов ублюдок! – выругалась она.

- Э… эм… пить, – шевелиться было чертовски больно. Ныла каждая частичка моего тела, а в горле было сухо. Поддерживая мою голову, женщина помогала пить. Я сейчас даже кружку бы в руках не удержала. Она же взбила мне подушку, чтобы мне удобнее было на нее смотреть. И начала делать непонятные манипуляции: стала снимать с себя украшения, отложила в сторону свой мобильник, подвигав руками, образовала большой шар, похожий на мыльный пузырь, и, взяв за края, растянула его, накрывая нас как куполом. Неожиданно купол заискрился красным.

- Вот суки! – снова очень тихо ругнулась она, отстегивая заколку с волос и отбрасывая ее в другой конец комнаты.

- Жучок. Прослушка, – пояснила она.

Мы оказались полностью отрезаны от внешнего мира внутри шара, то есть он накрыл и меня, лежащую бревном на кровати с отвисшей челюстью, саму кровать, и женщину, сидящую рядом.

- Слушай. Не перебивай и запоминай. Это очень важно и серьезно. Спросишь, когда я разрешу. Поняла?

Я кивнула.

- Молодец. Я работаю в той же организации, что и твои родители. Мы все работаем на Правительство. То, что тебе скажу, это разглашение государственной тайны, но я как близкий друг твоих родителей, поступаю, как считаю правильным. К тому же… Ладно, по порядку. Где-то год назад случился прорыв в науке. Мы изобрели новую виртуальную игру, но каково же было наше удивление, когда оказалось, что это не игра, а самая настоящая дверь в другой мир. Никто не думал, что полученные нами записи одного бесследно пропавшего исследователя могут создать подобный проход… Хотя эта информация для тебя неважна. Я о другом. Мы пытались проскользнуть в него, но оказалось, что это невозможно сделать, не пройдя определенную адаптацию. Правительство не скупилось на подопытный материал. Так нам удалось выяснить, что пройти можно лишь людям не старше двадцати пяти лет, к тому же совершено здоровым. Месяца три назад нам удалось провести в тот мир одного из людей, но не прошло и пары минут, как мы наблюдали его смерть от каких-то тварей. А на следующее утро мы с ужасом увидели, что игра перестала быть таковой – ее переделали. Кто-то или что-то поставило щит на вход в мир, и теперь те уровни, что проходишь ты, и есть тот своеобразный тест и разрешение на проход.

- За…

- Тшш! Подожди. Дослушай. Подопытные перестали получать доступ хотя бы ко второму уровню проверки. И неожиданно месяц назад поступил приказ… Сделать кроме основной машины еще три и отдать на прохождение наиболее сообразительным детям-подросткам сотрудников. Ты же знаешь, твой отец гений. Он предполагал такой исход и постарался, чтобы основная, именно та машина, из-за которой случился этот прорыв, попала именно к тебе.

- Для чего?

- У нас начали пропадать ученые, недовольные экспериментами над людьми. Затем те, кто был против испытаний на детях сотрудников. Твоя мама пропала три дня назад.

- Как пропала?! А отец?

- Мы все обречены, понимаешь? Мы же просто создавали вирт-игрушки, а это уже уровень повыше, еще неделю назад в лаборатории появились новые сотрудники, с военной выправкой. От…

На столе заиграл мобильный телефон.

- Если ты останешься здесь, то станешь подопытным кроликом для военных. Твой организм уже подвергся необратимым изменениям. Не поддавайся панике, когда посмотришь в зеркало.

- Мне уже страшно, – правду прошептала я.

- Что выбрала, то и будет. У тебя еще в запасе два дня точно. Обычно превращение проходит больше недели. Ты справилась удивительно быстро. Не прекращай играть, иначе сойдешь с ума. Тот мир как лекарство для тебя, без него умрешь.

- Что за бред!

Телефон снова зазвонил.

- Черт! Мне надо ответить. Слушай, твой отец сказал, что надо нажать на синюю кнопку, когда пройдешь все уровни. И помни, что обратной дороги все равно нет. Ни для нас, ни для тебя. После переноса основная машина будет уничтожена, и цепной реакцией остальные тоже. Прореха в пространстве закроется. Тебе придется жить в том мире. Там будет твой дом.

Мне было больно и до безумия страшно одновременно. В голове был хаос.

Женщина щелкнула пальцами, и шар исчез, затем она подошла к столу и ответила на звонок.

- Да? Прощу прощения, небольшие проблемы со здоровьем. Простите, я дала ей снотворное с обезболивающим. Да, понимаю. Нет. Согласна понести наказание. Да. Буду через пятнадцать минут.

Надев на себя снова украшения, она наклонилась к моему уху и еле слышно прошептала.

- Пройди все уровни как можно быстрее. Не забудь: синяя кнопка.

Я еще с час лежала и переваривала всю информацию. Правда, через силу дотянулась до мобильника и позвонила отцу. Никто не ответил. Стало страшно и одиноко. И то, что ничего не образуется и не станет прежним, было ясно, раз отец не звонит. Не знаю, верить ли, что мама пропала, этой женщине? Но то, что со мной происходят изменения – правда, и тело, немилосердно болящее, это подтверждает. В этом я уверена. У меня не было такого темно-шоколадного цвета кожи, и руки у меня не такие жилистые и большие. К тому же я не знала, плакать или смеяться, когда поняла, что грудь явно уменьшилась, а вот между ног отросло что-то, пока еще небольшое, но явно не женское. Волосы стали длиннее, но какого цвета, пока увидеть не удалось. Через десять минут я разревелась, воя в голос от безысходности и охватившего ужаса. Оказывается, очень страшно начать жить по-другому…

Таблетка, которую впихнула мне в рот перед уходом женщина начала действовать. Глаза закрылись сами собой. Проснулась я резко, совершенно потерявшись во времени. Ужасно хотелось есть.

- Мне бы сейчас наперегонки с черепахой бегать, – язвила я, подбадривая себя, пока ползла на кухню. Кое-как поев, потопала в коридор. Там у нас висело зеркало во весь рост, где я надеялась рассмотреть обновленную себя. Не зря же терплю и пока еще не срываюсь .

- Мать моя женщина! – взорвалась я, когда увидела себя в зеркале. Даже ущипнула и облапала, чтобы понять, я это или мне мерещится. Из зеркала на меня смотрел дроу с необыкновенно синими глазищами. Именно такое отражение я видела в зеркале виртуального мира. Но ведь я же была девочкой, а теперь я парень. Парень! И причем явно эльф. Здесь, в моем мире, в настоящем! В голове не укладывается, что происходит?! Потрогала свои уши. Настоящие. Таких длинных с острым кончиком ушей у людей не бывает! Доигралась… Ох, хорошо, что дракона не выбрала…

Сползла на пол и разрыдалась. Значит, все это правда, и я меняюсь… вернее, уже изменилась.

Реветь перестала из-за усиливающейся боли в голове, поэтому тихонько поднялась и пошагала к вирт-машине. Мне же сказали пройти уровни, и чем быстрее, тем лучше. А отец никогда и ничего просто так не скажет.

Машина приветливо мигнула огоньками на панели, включаясь. И вот я снова на площадке. Как же здорово, когда ничего не болит. Я с наслаждением размялась.

- Приветствую тебя, испытуемый, – вот теперь понятно, что так и есть. – Проба полетов.

- Крыльев же нет, – растерялась я, или уже правильнее растерялся…

- Сделайте первый взмах, – продолжал женский голос.

- Не могу, – начала раздражаться я. – Нечем махать.

- Расправьте крылья, – повторила машина.

- Да как я должен это сделать, если я бескрылый!?

- Представьте крылья.

- Хо-ро-шо, – процедила я сквозь зубы. Зажмуриваюсь, представляя прекрасные ангельские крылья, и с ужасом ощущаю, как начала зудеть спина, затем еле уловимое неприятное ощущение, и я чувствую свои крылья. Открываю глаза в предвкушение больших белых крыльев, и…

- Это что за фигня?! – возмущению нет предела. Какие «ангельские», тут даже мышиными не пахнет! За спиной мило переливались, словно горящие огнем в ночи, с черными разводами и рваной бахромой по краям, мои крылья… бабочки, но более плотные, чем у милых насекомых. Я такие на картинке видел, кажется, бабочку называют Углокрыльница. Нет, ну что это такое?! Дроу с крыльями бабочки?! Это белиберда какая-то!

- Взмахните крыльями, – напоминает о себе виртуальный инструктор.

- Обалдеть! – мне впервые так весело. Крылья подняли меня как пушинку, и летать удобно. Даже опускаться обратно. И вообще, они у меня очень красивые, и смотрятся шикарно на фоне темной кожи.

- Уровень пройден. Уберите крылья. Боевая трансформация.

- У меня и это есть? – что-то я не рада стольким наворотам. – Я про нее и забыла. То есть забыл.

- Внедрены гены эльфов, с изменениями, – поясняет Вирт-женщина. Видимо, на этом этапе уже и так понятно – деваться испытуемому некуда, вот и упомянули о генной добавке, что в меня ввели. Это пока я здесь скакала, в реале мне машина что-то впрыскивала? Весело, ничего не скажешь. Не знаю, родители, радоваться мне вашей заботе или плакать…

Раздался какой-то жужжащий звук, проникающий прямо в голову и заставляющий закрыть руками уши, чтобы перестать слышать его. Неприятно…

- Необходимая помощь при первом обращении, – выдает машина. А меня уже разрывает ярость от неумолкающего звука, и я рычу. Чувствуя, как удлиняются мои ногти… э, нет – когти… Сама не стала ни выше ростом, ни шире в плечах, но по ощущениям гораздо сильнее. Нюх, слух и зрение обострились, а также появилась животная ярость, еле сдерживаемая внутри меня.

Передо мной возникает голограмма Зубира, которого я спокойно разрываю, рыча так, что самой страшно. С этой демонстрацией понимаю, насколько я сильна… силен… тьфу, ты запуталась…

- Уровень пройден. Вернитесь в спокойное состояние. Дышите глубоко, расслабьтесь.

- Зачем тогда я проходил на первом уровне бой на мечах с Зубиром, если есть боевая трансформация? – я сейчас обижена как ребенок.

- Не всегда есть возможность трансформироваться в боевую ипостась, – резонно ответила вирт-тренер. – Уровень пройден. Параметры требуют Вашего отключения на отдых.

И меня выкинуло в реал. Я уже приготовилась окунуться в боль, но ничего не произошло. Подвигала рукой… не болит. Ногой… все нормально. Улыбнулась. Пусть вокруг меня и со мной в частности творится не пойми что, зато боль прошла, а это для меня на данный момент главное. За окном уже вечер. Пора бы перекусить и отдохнуть. Интересно, сколько еще там уровней? И папе надо попробовать дозвониться. И маме… вдруг она нашлась, если вообще терялась…

Приходившая прислуга снова все убрала и приготовила поесть. Я накинулась на еду, как будто все это время меня морили голодом. Поэтому наевшись и почувствовав себя колобком, катилась в спальню. Закрыла дверь на ключ, врубила сигналку и на боковую, видеть сладкие сны…

Замечательно выспалась. Чудесное утро. Превосходное настроение. Мое новое тело прекрасно себя чувствует, и я с ним заодно. Сразу же потянулась за телефоном, позвонить родителям, но ни один номер мне не ответил. Ни через полчаса, ни через час, ни через три. Я волновалась, но выходить в таком виде на улицу не решилась. К тому же вряд ли найду что-то подходящее для парня в своем гардеробе. Хотя можно было бы пойти в полосатых лосинах, что сейчас на мне. Смотрится улетно! Бабок у подъезда точно кондратий хватил бы.

Я дергано позавтракала и снова пошла к вирт-машине. На какое-то мгновение нахлынул безотчетный страх и так же резко пропал. Я даже не смогла понять его причину. В ванной умылась прохладной водой, стараясь прийти в себя и перестать волноваться. Из комнаты послышалось пищание машины. Рванула на звук и дрожащей рукой нажала кнопку связи, чтобы ответить.

- Папа! – обрадовано закричала я, смотря, как в знакомой белоснежной комнате на высоком стуле сидит усталый и какой-то потрепанный отец, поправляя таким родным движением свои очки. Захотелось от облегчения расплакаться.

- Эль? – ошарашено переспрашивает он. – Кого ты выбрала?

- Дроу, – оскаливаюсь я в улыбке. – Пап, а что за эксперимент? Это пройдет? Вы с мамой когда придете? Я соскучилась.

Говорю, а у самой слезы на глаза наворачиваются.

- Ты прошла уровни? – напряженно спрашивает отец, игнорируя мои вопросы.

- Нет.

- Сколько еще?

- Не знаю. Пап, да что происходит? Это всё правда? А мама… мама где?

- Эль, немедленно садись и проходи. К тебе уже направлена группа для захвата.

- Пап…

- Не перебивай. Проходи немедленно всё, что осталось, и жми на синюю кнопку, затем зайдешь в такого же цвета дверь.

- Пап, – я всхлипываю, в душе всё вопит об опасности и расставании.

- Я люблю тебя, Эль. Прости, что мое желание открытий разрушило нашу жизнь. Но кто же знал, что и создавать игрушки может быть опасно.

- Пап, – ревела я в голос. – Где мама?

- Я не сумел ее уберечь, Эль. Поэтому играй, моя милая, и живи. Я не позволю сделать из тебя подопытную крысу.

На экране появилась рябь, как от помех.

- Пап! Ты пропадаешь! – почти уткнулась я в экран.

- Эль, проходи и уходи. У тебя очень мало времени. Не больше получаса. Не забудь, синяя кноп… – экран моргнул и погас.

- Пап… Пап! – на меня накатила истерика вместе с паникой. Разревелась… Так, надо успокоиться… Вдох и выдох… Отец сказал: надо играть. Мало времени…

Привычный вход в игру. Теперь расслабляться некогда. Это уже не игра, а шанс на спасение. Зная своих родителей, уверена, что не на пустом месте предупреждение. А значит… играть, и побыстрее.

- Приветствую тебя, испытуемый, – завела знакомую песню вирт-женщина.

- Сколько уровней осталось пройти?

- Один.

- Продолжаем.

- Назовите себя.

- Эльза Раде…

- Неправильно. Назовите себя.

- Да, блин! Что за?! Эльз Ра…

- Неправильно. Назовите себя.

- А… – дошло до меня. – Гарус. Дроу. Полукровка.

- Уровень пройден. Отключение.

- Э… Как?! Почему?! – это я уже орала в реальности. Машина была выключена и запускаться вновь не желала. Я долбила по кнопке пуска, но игра молчала.

На улице послышался слишком сильный шум и топот множества ног. Спрыгнув с вирт-кресла, выглянула в окно. И сердце испугано екнуло: внизу люди в камуфляже забегали в мой подъезд. Надеяться на то, что они не ко мне, было глупо.

Метнулась к машине, попыталась ее снова включить, но ни черта не получилось. Тогда со всей дури нажала на синюю кнопку, и передо мной совершенно реалистично на стене появилась синяя дверь, проецируемая лучами, идущими от вирт-машины. Знакомый голос произнес:

- Назовитесь.

- Гарус. Дроу, – слыша топот на своей площадке. Слух действительно стал намного лучше.

- Принято. Господин Гарус Эн Нарилес. Возраст пятьдесят лет, совершеннолетний. Дроу, полукровка. Добро пожаловать в наш мир и Ваш новый дом.

Дверь распахнулась, слепя ярким светом, и я шагнула в нее, прекрасно слыша, как разлетелась в щепки входная дверь моей квартиры.



- Господин полковник, ее нет.

- Как? Неужели упустили?! Что это за вибрация?

- Это от машины…

***Выписка из рапорта, с грифом «совершено секретно».

«Взрыв в квартире уничтожил всех, кто там находился, включая и саму машину. Следом за ней произошли взрывы дополнительных вирт-машин, а также самими учеными было подорвано здание, в котором проводились эксперименты по проходу в другой мир. Выжило лишь нижнее звено сотрудников. Восстановить проход нет возможности. Все данные уничтожены. Приказано дальнейший поиск и продвижение в этом направлении считать бесперспективным и закрыть».



ГАРУС – ЭЛЬЗА



Я проваливалась в никуда, и в то же время парила. Неожиданно закружилась голова, и я потеряла сознание.

- Он приходит в себя, – раздался чей-то обрадованный голос.

- Не суетись, Лем. Сядь.

- Э… – я открыла глаза и уставилась на нависшую надо мной мордашку светловолосого голубоглазого мальчишки лет пятнадцати. Ой, какая няшка… Как-то само по себе получилось улыбнуться.

- Лем. Сядь, – снова повторил более строгий мужской голос.

Я приподнялся на руках и посмотрел на говорившего. «Няшка» отошел в сторону и, обиженно надувшись, сел на стул рядом с кроватью. Напротив меня сидел мужчина – крупный, тоже светловолосый, только глаза серые в отличие от сыновьих. Однозначно родственники, ошибки быть не может.

- Привет, – глупо ляпнула я, мельком осматриваясь. Стены сложены из бревен. Сруб. Комната с высоким потолком, светлая и сухая. Небольшая, но уютная. Кровать добротная и широкая, массивный шкаф на полстены , и всё.

- Как ты себя чувствуешь? – поднялся мужчина, подходя ко мне. Я невольно поежилась от его обманчиво медлительных движений. Как бывает: вот смотришь, вроде большой, но в нем сила чувствуется немереная, так и с этим «блондином-старшим». Ручищи что кувалды, сразу видно: тяжелой работы человек не гнушается. И удар, скорее всего, не как пушинкой погладил, вырубит сразу и надолго.

- Нормально, – покрутив головой и поработав руками и ногами для полной уверенности, добавила, – ничего не болит.

- Ты как у околицы оказался? Да еще без сознания? – начал допытываться мужик.

- Не помню, – честно ответила я.

- Вот и странно, что эльф у нашей деревеньки забыл, да посреди чистого поля? До ближайшего леса дня три пути. А до города так все пять. Не расскажешь?

- Если бы знал… – еле успела окончание проглотить. – Честное слово, сказал бы.

- Ладно. Раз ничего не болит, пошли, поедим, – проверив рукой мой лоб на наличие температуры и не обнаружив оную, хлопнул рукой по ноге и пошел на выход. Я села и попыталась встать. Голова на секунду закружилась. Но быстро все прекратилось. Понятно только одно: я запуталась, как о себе правильно говорить. Ну не оно же я, хотя очень на это похоже. Решила наконец даже мысленно придерживать себя, чтобы говорить в мужском роде. Тяжело вздохнула… блиииин... ну вот опять… Вздохнул… Вздохнул я. Я мужчина. Я мужчина… Нет… не особо что-то помогает самовнушение. Ладно, буду пока себя чаще одергивать, а там, глядишь, и привыкну.

- Я Лем.

- Э… – чуть не назвалась старым именем. Нет, надо привыкать как можно быстрее к себе новому. – Гарус.

- И все? – явно очень удивился мальчишка.

- Да. А что еще что-то надо?

- Обычно у эльфов витиеватое представление, – улыбнулся Лем.

Я пожал плечами вместо ответа.

- Пойдем кушать, а то отец не любит ждать. Тем более еще работы на сегодня много.

Отец… А что сейчас с моими родителями? Надеюсь, они хотя бы живы. И мама… мама тоже…

Тряхнув головой, отгоняя от себя мрачные мысли, пошла следом за вкусным запахом выпечки.

Кухня была довольно вместительной. Мы с Лемом уселись за стол, где стояли чугунки, маня ароматным запахом, от которого сводило желудок, заставляя исходить на слюну.

Ничего нового из пищи я не увидела... увидел. Картошечка, курочка, огурчики, лучок. Да молоко в большом кувшине рядом с ломтями душистого хлеба. Деревенская благодать. Умяла… умял я все быстро, впрочем, как и они.

- Пора поработать, – отодвинув тарелку в сторону, сказал хозяин дома, поднимаясь вместе с сыном из-за стола. А я продолжала… продолжал сидеть, (да когда же привыкну-то?!), не зная, что мне делать.

- Хочешь иди, поспи еще, – предложил мужчина. – Если слабость чувствуешь.

- А можно с вами?

- Зачем? – удивился отец Лема.

- Интересно, как вы тут живете. И мне скучно одному будет, – делаю глазки а-ля просящий мокрый щенок. Мужчина почему-то передергивается, а я чертыхаюсь, вспоминая, что я тоже мужчина, и женские штучки в моем теперешнем исполнении выглядят как минимум дико, максимум пошло.

- Если хочешь, то можешь идти с нами.

Выходим из избы, и я останавливаюсь осмотреться. Деревни, наверное, в каждом мире из одинакового образца клонируются, только жители меняются. Дома – избы, заборы – штакетник, конуры с лающими собаками.

Кто бы сомневался, что на меня будет глазеть вся деревня, как на чудо. Хорошо, что топать пришлось недолго. Пришли мы к кузне. Я даже не удивился. О, я делаю успехи, не ошиблась… ошибся. Ну вот, опять…

Что можно интересного увидеть в кузне? Да ничего! Огонь, наковальня да железо. Отец Лема, кстати, надо будет узнать, как его зовут, привычно занялся растопкой печи, а сын пока был свободен. Этим я и воспользовался. А то все как-то быстро, и я еще ничего не успел понять и осмыслить. Мне нужна информация.

- Лем, а как ваша деревня называется? И вообще, что это за место такое?

- Горлинка. Близь города Пада. Королевство Сантэла.

- Чьего королевства-то?

- Людского, – хлопает глазами парень.

- Король кто? – поясняю я.

- Его Величество Рудар Первый.

- И как он? Хорошо правит?

- Не смеем жаловаться, – испуганно пролепетал парень, а сам на отца поглядывает, вроде как спасения ищет. Надо больше не задавать вопросов о местном корольке, а то вон как заяц трусится.

- Это хорошо, – улыбаюсь я как можно дружелюбнее. – А еще что есть поблизости, кроме Пада?

- Великий лес эльфов, – оторопело выдает Лем. И чего он так пугается моих вопросов?!

- Лем, ты же помнишь, я память потерял, вот и приходится все узнавать заново, – парень заметно расслабился, даже улыбаться начал.

- А Великий лес, он что, один?

- Почему же один? Много лесов в мире раскидано, но все соединены небольшими лесочками в один. Светлые эльфы там и живут.

- Так я из этого леса?

- Нет, – уверенно покачал головой парень.

- Почему? – удивился я. – Я же эльф.

- Полукровка. А в Великом лесу «такие» не живут, если верить слухам.

- А откуда ты знаешь, что я полукровка?

- Глаза, – улыбнулся Лем. – Вертикальных зрачков у эльфов не бывает. Да к тому же, они чаще светловолосые. Разве что в тебе большая часть от дроу.

Удивлен. Но говорить, что у меня еще и крылья есть и боевая ипостась имеется, я уже не стал. И так понял, что я сборная солянка не пойми кого.

- К тому же, скорее всего, ты энталь, – продолжал размышлять Лем. – Может даже сбежал от этаса.

-Энталь? Этас? – повторил я незнакомые слова. И откуда у него такие познания?

-Энталь, – это как у людей младший Лорд.

-Не понимаю, – растерялся я.

-Например, у людей: Старший Лорд – это богатый, знатный человек. Высшая знать. Младший Лорд подчиняется старшему. У эльфов этас – старшая знать, энталь – младшая, и соответственно полукровки, как ты. У вампиров совсем просто: высший, низший. А у драконов Дорж – это старший, а Дес – младший. Вот с ними лучше не ошибаться, могут и убить. Хотя со всеми старшими лучше не сталкиваться, кто его знает, что у них на уме в данный момент будет.

- Они что хотят, то и делают? – как-то мне не улыбалось подчиняться не пойми кому. Итак: В лес мне дороги нет, как я понял, полукровок там не приветствуют. К вампирам и драконам как-то тоже не хочется, еще пообедают мною. Остаются дроу… Хотя…

- Любят поприказывать,- усмехнулся Лем.

- Лем, я слышал, что где-то есть Академия магии, – наобум спросил я. Всегда во всех фэнтазийных мирах, что я проходила… ил в играх, были эти самые магические академии.

- О! Есть такая. Каждый мечтает в нее попасть, но не у всех есть способность к магии. А даже если и есть, то не всегда достаточного уровня.

- И где она находится? – пусть магии во мне нет, но там же нужна прислуга и без магического дара, я надеюсь. К тому же где, как не в академии с ее учениками, в будущем элитой этого мира, следует получать информацию о новом для меня мире? Да и нужно же какое-нибудь место для пристанища. Не в деревне же оставаться.

- На острове Магов, – оригинальное название, ничего не скажешь. А главное не догадаешься, кто там живет… а-ха… Конспираторы.

- Почему на острове? Их что туда сослали что ли?

- Почему сослали? – искренне удивился он. – Просто так безопаснее для всех. Летом, когда практика у магов начинается, поразъедутся кто куда, и к нам, бывает, забредают. Так вот, правильно, что на отдельном острове их обучают. А то как натворят чего, потом с трудом старшие маги разбираются, чтобы в изначальное состояние вернуть. Я даже подумать боюсь, что не обученные молодые маги творят по первости… Брр. Остров это хорошо.

- А тебе-то откуда это знать? Сам еще малец.

- Ага, – вскинулся Лем. – К нам уже два года подряд маги приезжали. Так я насмотрелся, что они выделывают.

- Что, настолько все плохо? – может, мне и не стоит стремиться в эту Академию?

- Нет, они, конечно, помогают, – замялся парень. – И урожая с их помощью больше. И болеют все меньше, и вообще… Только иногда такие казусы бывают, обхохочешься.

- Расскажи, – мне стало любопытно, что могут учудить молодые маги.

- Один воду в колодце песком заменил. Как потом объяснял, хотел более чистой сделать. Профильтровать. Второй вместо покраски дома его мхом покрыл. Затем он же собаке всю шерсть удалил, вместе с блохами, что собирался вывести. А еще один по просьбе старосты бороду должен был убрать, чтобы больше не росла. Он ее-то убрал, да только почему-то староста весь позеленел да бородавками покрылся. Так и ходил, пока через месяц наставник мага не приехал принимать практику да не исправил все, что натворил ученик. Не думаю, что староста будет очень рад очередному магу в этом году. Хорошо, что год только начался.

- Лем?! Ты где прохлаждаешься?!

- На обеде увидимся, – махнул мне парень, скрываясь внутри жаркого помещения.

- Дроу! Дроу! – радостные крики детей разлетелись по всей деревушке. Молот перестал стучать, и из двери кузни высунулась голова отца Лема.

- Еще, что ли? – спросил он у меня. А я откуда знаю? Дети так орут, может и правда прибыли?

- Не видел.

- Пошли, посмотрим, – вытерев пот, скинул с себя фартук мужчина. – Лем, поддерживай огонь, я скоро вернусь!

Иду следом. Людей что-то многовато. Глазеют. И тут я увидел эльфов. Обалдеть не встать! Дайте мне срочно губозакатывающую машинку. Кто их лепил?! Это надо же создать столько прекрасных мужчин и сразу. И что самое странное, ведь не выделишь ни одного из них, сказав: «А вот этот красивее, чем тот». Хороши все. Все четверо. Самый темный, с длинной черной косой, с наконечником в виде заплетенного в него клинка, смотрел на меня с облегчением во взгляде серых глаз. Он же ко мне первым и подошел, склонив голову в поклоне.

- Ваша новая семья приглашает к себе. Нам оказана честь сопроводить Вас.

- Да? С-спасибо, – выдавил я. – А Вы уверены, что ничего не перепутали? И Вам нужен именно я?

- Вы Гарус Эн Нарилес? – спросил он, я согласно кивнул. – Значит, мы уверены.

- Ну, раз так, тогда ладно, – с сомнением произнес я. Откуда у меня сразу же семья образовалась? Странно все это.

- Я старший в группе. Зовите меня Натин. Это Ларкан, Диэль и Артен.

Между эльфами чисто внешне явно прослеживалось родство, или же они все друг на дружку слегка похожи чертами лица. Смуглые, черноволосые и остроухие. Разобрать, сколько им в действительности лет, невозможно. Молодые, красивые. Пожалуй, возраст попытаться определить возможно лишь по взгляду. Этакий мудрый – взрослый взгляд все же выделял среди них у Натина. Не зря он и старший в группе. Ларкан и Артен определенно мечники. А вот Диэль лучник, о чем говорит лук за его спиной. Он смотрел на меня с восхищением, Артен холодно, Ларкин равнодушно, а Натин оценивающе.

- Вы согласны отправляться, энталь Нарилес? – слегка склонив голову в поклоне, спросил Натин. Я бы в удовольствием отказался, но пока не знаю, что именно буду делать дальше. А раз так, то какая разница, в какую сторону мне двигаться? К тому же меня вроде ищет семья. Посмотреть на своих новых родственников любопытно.

- Да, конечно.

- Тогда прошу, – произносит старший. Артен моментально подводит ко мне коня. Я, честно говоря, обрадовался, что хотя бы лошади в это мире привычные для меня, без клыков и когтей.

- Спасибо за гостеприимство, – благодарю я кузнеца. Вещей нет. Всё своё уже с собой. Лем, высунувшись из дверей кузни, улыбаясь, машет мне рукой. Сажусь уверенно на коняшку и, больше не оборачиваясь, неторопливо скачу рядом с дроу в совершенно неизвестном направлении. С одной стороны, сомнения, конечно, есть, что могут и грохнуть, либо в рабство продать, и вообще все это подстроено. С другой стороны, кому я нужен? И интуиция молчит, об опасности не предупреждает. Буду надеяться, что все будет хорошо.

Я уже собрался трястись в седле долгое время, как стоило нам скрыться с глаз, старший дроу остановил всех движением руки и полез снимать какую-то безделушку со своей шеи.

- Это артефакт мгновенного переноса. Он одноразовый. Это Вам, возьмите.

- Спасибо, – круглый серый кулон с какой-то завитушкой посередине моментально засветился следом за такими же в руках дроу, и я только успел глазами моргнуть, как вместо дороги оказался во дворе какого-то замка. Вот всегда бы так путешествовать. Не успел устать, а уже в нужном месте.

Суета. Беготня. И на пороге с радушными улыбками, но все же напряженные, стоят несколько дроу. Двое мужчин, две женщины и двое детей, мальчик и девочка. Тут и думать нечего, вот это и есть моя новая семья?

И кто тут «мои» мама и папа?

- Мы рады наконец-то приветствовать в нашем доме жениха нашего сына, – расплылась в акульей улыбке старшая женщина. Я впал в ступор. Кого они приветствуют? Жениха? Меня?! Но как же прогресс во время игры? Почему так быстро и сразу?! И вообще, какой на хрен жених?!!! Я сам парень, теперь!

- Извините, мне кажется, что вы ошиблись. Привезли не того. У меня нет никакого жениха, – попятился я назад.

- Ларкан, Артен! – щелкнула старшая дроу пальцами, моментально растеряв все свое радушие. И повинуясь ее приказу, меня подхватили за руки, не позволяя двинуться.

- Это ошибка! – дернулся я. Идти на открытый конфликт не хотелось, поэтому пока позволял эльфам себя удерживать. – Я не тот, кто вам нужен!

- Ты и так выставил нашу семью на посмешище, постоянно откладывая дату заключения союза. Достаточно. Напутешествовался, – словно не слыша меня, злобно и с королевским высокомерием шипела она.

- Но я… – я растерянно смотрел на разозленную дроу, прокручивая в голове полученную информацию. И судя по взглядам «родственников», ничего хорошего мне здесь не светит. К тому же у дроу, если мне не изменяет память, матриархат. А следовательно, особо рот мне открыть не дадут. Меня быстро и профессионально разоружили. Хорошо, что не раздели. – Да вы не того привели! Нет у меня никакого жениха! Я вообще никого здесь не знаю! Отпустите!

- Достаточно! – рявкнула хозяйка дома. И тут же поправив свою прическу, гордо вскинула голову и спокойным ровным голосом продолжила. – Итак, «долгожданный» родственник, позволь представить тебе твою будущую семью. Я глава рода. Обращаться ко мне – Ларита. Моё слово для живущих здесь закон. Как теперь и для тебя. За непочтительное отношение к себе я наказываю жёстко. Искренне советую всячески избегать подобного опыта. К сожалению, моего сына сейчас нет, но он скоро появится. Но вы с ним и так уже раньше виделись. А вот остальных я тебе представлю. Моя дочь Дарса, – указав на стоящую за ее спиной симпатичную девушку. Взгляд представленной прожигал презрением, однако легкий кивок в мою сторону она сделала. – Ее дети и Ортис – супруг.

Мужчина смотрел с неким снисхождением. Я подавил в себе желание хмыкнуть, потому что он явно был старше меня, а вот выглядел как подросток. А на фоне высокой и мускулистой жены вообще казался задохликом. Он же дроу, а значит, внешность вполне может быть обманчива. Он скорее поджарый, чем хилый. Второй мужчина смотрел на меня таким же взглядом, что и Натан до этого, оценивая. Высокий, крепкий, с черными как уголь глазами. Захотелось поежиться, чтобы стряхнуть с себя его взгляд. Боюсь даже представить, какой из себя будет так называемый жених!

- Отведите гостя в приготовленную комнату, – распорядилась Ларита. И уже мне:

- Обряд состоится завтра, на закате. До этого времени покидать свои покои не можешь. Приятного тебе отдыха.

Её свита даже слова ни одного не произнесла. Все так же молча развернулась и исчезла вслед за хозяйкой.

Меня приподняли и буквально внесли в дом, шустро пронесли по лестнице, и, втолкнув в небольшую комнатку с заколоченными наглухо окнами, заперли. Спасибо, что на цепь не посадили. Вообще ни черта не понимаю, что тут происходит?! Придется выждать время, чтобы понять. Понятно только одно, что мой двойник судя по всему не горел желанием тут оказаться, а мне вот «повезло». Надо осмотреться. В комнате кроме кровати и большого чана для воды ничего не было. Тускло светил единственный светильник. Плюнув на всё, завалился на кровать и моментально уснул. Сквозь сон донесся характерный звук открываемого дверного замка.

- Завтрак, – в комнату вошел... э… как его, а… вспомнил, Артен, поставил мне на кровать поднос с едой, и не говоря больше ни слова, вышел. Тут же послышались щелчки замка. Снова заперли.

- И чем нас кормят? – потянул я носом. – А неплохо.

Пышные теплые булочки, аккуратно нарезанные дольками фрукты и чудный ароматный чай. Умяв все это в один присест, я довольный растянулся на постели. Все замечательно, конечно, и кормят и вроде бить не собираются. Но! Я заперт, меня заставляют выйти замуж, и к тому же не факт, что после того, как они получат, что им надо, я вообще буду жить. Кто его знает, что у этих дроу на уме? К тому же я терпеть не могу, когда меня к чему-то принуждают. Надо искать выход. Поднявшись с кровати, под все такой же тусклый свет, начал осматривать стены комнаты. Ничего. Ни малейшего шанса на побег. Хм… Можно подумать, они меня бы поселили в комнату с подземным ходом.

Послышались шаги. Звук замка. Я еле успел прыгнуть на кровать, изображая из себя ленивую разморенную от еды тушку.

- Мы пришли подготовить Вас к проведению обряда, – в дверном проеме стояли трое эльфов с довольным оскалом на мордах.

- А если я против? – зло спросил я, понимая, что это глупо и бесполезно. Мне бы сюда мои клинки, я бы им показал, какое у меня настроение!

- Ваше желание нам приказано не учитывать, – совершенно спокойно ответил мне один из пришедших. Если не дать в морду, так хоть плюнуть. Не дали…

Меня привычно приподняли за локти и понесли в дальнюю по коридору комнату. Похоже, у них такой способ передвижения начал входить в привычку. Я из вредности ноги под себя сильнее прижал, пусть тащат и мучаются. Меня внесли в огромную по размерам комнату, где оказались еще штук пять суетившихся дроу. Кругом цветы, цветы, наряды, ткани. Предпраздничная суета. Я испуганно выдохнул. Меня передали из рук в руки. И понеслось…

Крутили, обмеряли, расчёсывали, одевали, что-то говорили. Я молчаливо выполнял все. Прокручивая снова и снова все, что видел и слышал, ища выход, и не находя его. В голове начинала зарождаться паника. Понятно, что побег совершать надо бы, а вот как и когда, не понятно. Даже если проведут этот дурацкий обряд, мне будет наплевать. Я не считаю его настоящим. Если я добровольного согласия не давал, значит, и требовать от меня соблюдения каких-то правил и традиций – бесполезно.

Меня раздели донага. Облачили в длинную, похожую на ночную рубашку тунику. И в завершение моих мучений на голову накинули какую-то полупрозрачную тряпку, свешивающуюся до пола. Фата, блин. Так я и стоял посередине комнаты растерянный и босоногий.

- Вас ждут, – вежливо, но не дружелюбно произнес один из одевавших меня. Остальные эльфы незаметно испарились, как туман по утру. Передо мной открыли дверь, приглашая. Я невольно бросил взгляд на огромное окно позади. Мелькнула мысль рвануть на волю прямо сейчас. Но эльфы не такие уж и дураки, что и бесит. Двое уже знакомых мне дроу привычно подхватили под руки и понесли вперед. Я привычно поджал ноги, пусть тащат, если им так нравится. К тому же я босой, а мерзнуть мне не хочется.

Пока меня несли, хорошо что не волокли, голова крутилась в поисках выхода. Однако удача не улыбнулась. Когда мы появились в большом зале, украшенном цветами, набитом до отказа дроу, и с ожидающим меня с надменным взглядом моим «женишком», мне стало страшно. Неужели это происходит по-настоящему?! Нет! Я не хочу! Да пошли вы! Все равно сбегу!

А женишок ничего так, представительный мужчина. Есть на чем глаз остановить. Вот не был бы такой гнидой, может и изошел бы по нему слюной, а так лишь глухая злость внутри и желание прибить его побыстрее. Окинув меня оценивающим взглядом, как скаковую лошадь, ухмыльнулся. Вот же сука! Чтоб тебя подбросило и перевернуло! Да ни черта ты не видишь под этой «фатой», жаль, что не могу вместо себя какую-нибудь страхолюдину тебе подсунуть. А то бы с удовольствием посмотрел, какая у тебя была бы морда, когда тряпочку приподнял после обряда.

Меня поставили на ноги в начале длинного золотистого ковра, который вел прямиком к алтарю и надменному дроу. Я замер. Ларита одним убийственным взглядом дала мне понять, что лучше бы мне все же двинуться с места, иначе участь моя будет ужасная. Я пошел. Как на казнь, медленно передвигая ватные ноги. Вот бы сейчас порезать на куски эту холодную морду, что смотрит на меня, женишок долбаный. Но красивый, не отнять. Выше меня где-то на голову, поширше в плечах, помускулистее в руках. И вообще фигура воина, а не как у меня – подростка. Черные шелковистые волосы заплетены в сложную косу, в ухе поблескивает серьга. И потрясающие янтарные глаза, отличающиеся от остальных дроу. Что-то ни у отца и ни у матери таких глаз я не видел. Взгляд завораживает, но и пугает. Взгляд хищника, притаившегося в засаде. Ох, а вот добычей мне быть совсем не хочется.

Пока шел, как на казнь, к алтарю, споткнулся, но быстро выровнялся, успев заметить пренебрежительную улыбочку, скользнувшую по его губам. Тварь!

- Приветствую всех здесь собравшихся, – начал у алтаря местный «священник». – Каждая новая пара это радостное событие для…

Я не слушал весь это бред, прекрасно зная, что в итоге будет. Галочку в книге поставят и в постель на отработку отправят. А я не хочу! Обегаю глазами зал. Слишком много дроу. Черт! Так-с, вдохнуть и выдохнуть. Расслабляемся. Священник продолжает бубнить. В ту дверь, что я заходил, мне не выбежать. Отпадает, значит. Боковая дверь слишком маленькая и уходит в нишу. Скорее всего, это внутренние покои. От них мне никакой пользы, только в ловушку себя загоню. Что же делать?!

- …протяни свою руку, дитя, – мне наступили на ногу. А? Смотрю, не понимаю, чего от меня хотят. Рука моего жениха порезана на ладони, и окровавленным ножом проводящий обряд старый дроу тычет на мою руку. Ага, счаз! Разбежался!

- Протяни руку, дитя. Не бойся, это не больно, – улыбнулся мне старичок. И такой доброй улыбкой, что невольно улыбнулся ему в ответ. Обижать его не хотелось, пришлось со вздохом протягивать свою ладонь. Резкое движение, я даже не успел пискнуть, как на ладони порез набухает красным. Совсем не немощными ощущаются руки «дедка», удерживающие наши сложенные вместе ладони, порезами друг к другу. Я невольно зашипел, когда порез начало жечь. Женишок даже бровью не ведет, а я не могу вырвать свою руку, дедок не дает, и что-то все распевает, распевает. А вот когда наши руки окутало зеленоватое дымчатое облачко, я, взвыв, все же вырвал руку, но было уже поздно. На моих глазах порез затянулся, а на смену ему появилась странная вязь, плавно ползущая всё выше по руке. Я в ужасе попытался ее стереть, не получалось, она просто перепрыгнула на другую руку, и стала рисовать на ней.

- Что это такое?! – смотря на дедка, заорал я. – Уберите от меня эту гадость!

- Это брачная вязь, – несколько растеряно смотря на мои истеричные действия, ответил священник.

Я глянул на руки «жениха», на них вязь была лишь на ладонях, в отличие от моих рук, покрытых полностью до самых кистей причудливым узором.

- А почему у него нет такой гадости?! – в запале выкрикнул я, тыча разрисованным пальцем на руки стоящего рядом дроу.

- Он старший супруг, – кажется, старика начало раздражать мое поведение. – Хватит затягивать обряд. Поцелуйтесь уже, и закончим.

Ненавистный дроу быстрым движением откинул с меня покрывало и, застыв на секунду, как будто растерявшись, наклонился и собственнически поцеловал. А целоваться эта сволочь умела. У меня чуть ноги не подкосились сначала, пока не вспомнил, каким образом я здесь оказался.

- Обряд завершен! Пусть сегодняшняя ночь станет для Вас незабываемо сказочной! – торжественно провозгласил старый пень, улыбаясь во все зубы.

- Ночь? – пошатнувшись после прерванного поцелуя, пролепетал я. Ночь?! Какая ночь?! Еб, твою! Первая брачная! Ну, уж нет! Да пошли вы все, вместе взятые!

Женишок, а хотя нет, теперь супруг, чтоб его… Стоял рядом каменным изваянием.

Мы стояли, а к нам подходили дроу и поздравляли с таким значимым событием. Одним из поздравляющих оказался Натим. Я, затаив дыхание, ждал его приближения. Меня его поздравления совсем не интересовали, а вот знакомый мне серый камешек, что болтается у него на шее, нужен как воздух. Решение созрело моментально. Сейчас или никогда! Стоило дроу склониться в поклоне перед нами, я одним рывком дернул шнурок с камнем и, отпрыгнув в сторону, сильно сжал его в ладони и, зажмурившись, пожелав оказаться как можно дальше от этого места.

2 глава

2 глава.

Яркий свет окутал меня подобно кокону и тут же пропал. Открывать глаза было страшно. Прислушался. Тихо. Нет воплей дроу, и эха не слышно. Значит, не в зале. Жарко очень и тихо…

- Ого! – присвистнул я, решившись все же посмотреть, где оказался. Нет, это был не зал, и даже не двор знакомого дома. Я стоял среди песков, под палящим солнцем. Куда ни глянь, везде сплошное полотно из песка. Пустыня. Ни деревца, ни кустика, ни травинки. Перенестись-то у меня получилось, и что теперь? Оружия нет, воды и еды тоже. Покрывало на голове, да туника. Под ногами пекло, но хорошо, что приземлился я на свою «фату» ногами, а то поджарился бы на этой сковороде. Что делать? Куда бежать? Кого звать на помощь?!

- Что дальше?! – заорал я во все горло. – Что?! Я хочу домой! Верните меня домой, уроды! Согласен поселиться в самом отдаленном уголке планеты, лишь бы на своей старушке Земле!

Камешек, что лежал в моей ладони, вдруг рассыпался прахом.

- Вот значит как, – с сожалением отряхивая руки, прошептал я. Всё. Теперь только ножками и неизвестно куда.

Еще раз окинув пустыню взглядом, решил не ждать чуда спасения, а действовать. Во-первых, я же крылья имею, а следовательно, вполне могу полететь. А во вторых, скоро пить захочется.

Стащив с себя покрывало и тунику, быстренько, с помощью своих когтей располовинил одежду, завязав узелки так, чтобы получились короткие бриджи и топик с полностью открытой для крыльев спиной. А из своего покрывала сделал обувь. Хотя это народное творчество скорее напоминало намотанные на ноги портянки, чем что-то другое. Остатки покрывала удобно пристроил на голове и постарался полностью прикрыть обнаженную спину. Местный загар мне сейчас совершенно не нужен. Кстати, прикольно наблюдать, как ногти меняются на когти и вытягиваются. Спасибо, что происходит подобное действо безболезненно.

Взглянув на огненный шар, палящий надо мной, решил двигаться спиной к нему. Прикрыв глаза, настроился на свою внутреннюю сущность. И ничего сложного. Просто представляешь, как появляются крылья, и всё. Крылья распустились подобно пламени.

- Уфф, – выдохнул я, взмахнув и ощутив ветерок от крыльев, пусть и не несший прохлады в этом удушающем зное. Крылья с легкостью приподняли меня над песком, и я, улыбаясь во все свои тридцать два, полетел вперед.

Вроде несложно, но вот подучиться держаться на одной высоте, а не дергаться вверх-вниз, надо будет обязательно.

Уже через полчаса я отлично понимал, что не все так радужно. Крылья оказались не просто так прикреплены ко мне, а были одни целым со мной. Мышцы спины стали уставать, к тому же нещадно палящее солнце сушило их поверхность. А это все-таки крылья бабочки, а не перьевые, поэтому защиты у них от жары никакой. Ужасно хотелось пить. Так что показавшийся вдалеке небольшой оазис вызвал бурю восторга и усилий с моей стороны, чтобы поскорее оказаться в нем. Спустя десять минут, стоило только пересечь границу тени от ближайшего дерева, сложил крылья и, блаженствуя, растянулся на скудной, но такой приятной, травке.

- Долетел, – прошептал я, еле шевеля пересохшими губами. Как же хочется пить! Перевернувшись на четвереньки, все же медленно приподнялся, поиграл спинными мышцами. Крылья, словно их никогда и не было, исчезли. Стало легче. И я поплелся к небольшому озеру. Но зная, что в подобных местах вполне могут жить хищники, растерянно остановился метрах в пяти от воды.

- И как попить? – разговор с самим собой вслух почему-то успокаивал. Очень похожие на пальмы деревья с огромными, похожими на лопасти листьями в данный момент мне помощниками стать не могли. А пить хотелось нестерпимо. Присев метрах в трех от озера, усердно стал выкапывать ямку. Небольшую, главное, чтобы мне хватило на несколько глотков. Затем, медленно и внимательно смотря по сторонам и особенно в воду, вырастил когти и быстрым движением провел борозду от кромки воды до моего импровизировано питьевого бассейна. Потратив на резкие движения последние силы, упал рядом с выкопанной ямкой.

Вода скользнула в русло и быстро побежала к выкопанной чаше. Я, радостно взвизгнув, припал к живительной влаге.

После третьего глотка, когда я стал нормально воспринимать окружающий мир, незнакомые звуки насторожили. Плюх воды и какое-то шебуршание в траве, справа от меня. Решив не рисковать, моментально раскрыл крылья, поморщившись от болезненных ощущений в перетруженных с непривычки мышцах, и взлетел на ближайшее дерево. Всё же хорошо иметь крылья! Причем сделал я это вовремя. Из воды и из кустов, с двух сторон выкатились старые знакомые. По меркам их вида, небольшие еще, но вполне опасные для меня, Зубиры. Покрутившись на месте и так и не поняв, куда сгинула их предполагаемая жратва, недовольно посапывая, раскатились в разные стороны.

Дальнейший отдых здесь был уже невозможен. И даже спуститься попить я боялся. Не дурак же. Тяжело вздохнув и отметив про себя, что солнце, к счастью, катится к закату, расправив уставшие крылья, полетел дальше. Вода придала сил, но не слишком-то и много.

Сколько времени я махал своими крылышками, не знаю. Время для меня слилось в монотонное движение крыльев. Спина ныла. Хотелось есть и пить. На пустыню опустилась ночь, что мне совершенно не мешало. Ночное зрение было прекрасное, видел все как днем. Ну, почти как днем. Менее четкие очертания предметов, да и не так далеко видно, однако любое попавшееся мне живое существо спокойно смог бы рассмотреть и даже увидеть морщинки на морде, если это, конечно, будет именно морда.

Лететь становилось все сложнее. Крылья, махающие не один час, двигались все тяжелее. Тело болело по-настоящему, как будто отмахал хороший кросс с приличным весом за спиной. Поняв, что еще чуть-чуть, и просто упаду, а это чревато как травмами, которые для меня могут стать смертельными, так и другими, не менее опасными проблемами, решил снижаться. Пустыня отнюдь не необитаема, пока в отключке буду находиться, могут и сожрать.

Но как я ни старался бодриться, а стоило опуститься на песок, как ни странно для меня, прохладный, моментально уснул. И даже если бы меня кто-то сейчас стал есть, даже тогда не смог бы проснуться.

Сколько бы еще мое забытье длилось, не знаю, но ощущение поджаривания привело в чувство. Солнце, чтоб ему, палило нещадно. Я, целый и невредимый, на удивление, лежал, усыпанный наполовину песком, как одеялом.

- Ааа! – вырвалось у меня, когда я с темными кругами от боли перед глазами расправлял свои крылья. Ощущения были ужасные. Казалось, что каток по мне не только проехал пару раз, а видимо, еще и лезгинку станцевал. Скрипя зубами, я все же поднялся в небо, и на пределе своих возможностей усиленно замахал крыльями. Понимаю, что еще минут десять, и я снова повалюсь на горячий песок, и тогда все, что мне останется, это идти ножками. Далеко не уйду, и уставшие крылья раскрыть не смогу. Поэтому тихонечко поскуливая от боли в спине, заставлял себя лететь дальше. Сейчас я должен выдать предел своих возможностей, потому что второго шанса пустыня мне не даст. И очень хочется пить… Маленький глоточек…

- Ура! – хриплый вопль вырвался из моего пересохшего горла, когда увидел чернеющую впереди полоску, то ли леса, то ли земли. Теперь я очень хорошо знаю, что чувствуют моряки после долгого путешествия в море, когда видят землю. Это чувство радости и надежды словами не передать!

Как ни старался усиленно махать своими бабочкиными крылышками, темная полоса приближалась мучительно медленно.

Сдох я на полпути до неё. О, да! Я уже видел дома вдалеке. Деревья, колодец, что находился рядом с зелеными насаждениями. И самое главное, все это великолепие с темной полосой земли уходило дальше, а не прерывалось очередными пластами песка. Значит, там конец пустыни и моих страданий. Люди помогут. Поесть дадут, воды попить. Были бы только силы до них добраться.

Повалившись на песок и с трудом поднявшись, нашел крохи сил, чтобы полностью убрать повисшие тряпочкой крылья. И еле передвигая ноги, на чистом упрямстве пошел к спасительному маяку – колодцу. Идти по раскалённому песку, как оказалось, еще та пытка. Песок залетал куда только можно, больно царапая ноги, подобно мелким граненым камушкам, к тому же ощутимо припекая ступни. Пекло сверху и припекало снизу. Горячий воздух жег горло. Ужасно! Я ощущал себя курицей, запекающейся в духовке. Моя упертость дала силы доползти, в буквальном смысле, последние несколько метров до колодца. Мне повезло, что кто-то недавно набирал воду, и в ведре все еще осталось несколько капель. Пусть и на глоток, но это был самый потрясающе вкусный глоток прохладной воды в моей жизни. Все, конечно, чудесно. И я долетел в конце-концов, и воды напился, но вот жрать охота до одури. А местные, что-то смотрю, не рады меня видеть…

На меня недобро поглядывая, надвигались с выставленными перед собой дрынами несколько человек. Женщины испуганно жались чуть поодаль, а мужики молча, шажок за шажком, сужали круг. Чего бояться, не пойму? Не съем же я их.

- Эй, уважаемые, вам что, воды жалко? – прохрипел я. Сухость все еще не ушла. Воды бы побольше попить.

- Ты кто? – спросил мужик с желтым тюрбаном на башке и козлиной реденькой бородкой. Лет эдак пятидесяти с небольшим на вид, и явно главный в этом поселении. Что же, попробуем договориться, умирать по-глупому как-то не хочется.

- Усталый путник. Прошу у вас лишь пищи, воды и крова, чтобы отдохнуть. И я пойду дальше.

- Путник? И откуда же ты такой взялся?

- Оттуда, – махнул я за спину рукой, где красовались пески. Говорить сложно. Горло дерет. Устал я.

- Это мы и так поняли. Но откуда я знаю, что ты не несешь нам угрозы, чужак? Ты же не человек, – не унимался бородатый. А мужики все так же настороженно продолжали держать свое примитивное оружие перед собой.

- Могу слово дать, что не замышляю ничего плохого. Я просто ужасно устал, хочу есть и спать. И именно в таком порядке, – я уже стоял еле-еле, глаза сами закрывались. Еще немного, и рухну прямо здесь.

- Слово твое что ветер. Думаю, стоит тебя отправить обратно.

Я, плюнув на все, просто сполз у колодца и закрыл глаза. Хотят убивать пусть убивают. Хотят выкинуть обратно в пустыню – пусть выкидывают. А я пока посплю…

Проснулся я… Ага, прям на перинах, как же! Можно губу закатать. Проснулся я на земле, возле колодца, замерзший как цуцик. Только хотел послать всех за гостеприимство, как заметил небольшой кувшин, накрытый большим ломтём хлеба. Еда!

О! Блаженство! Молоко! Хлеб! Как мало, оказывается, надо человеку для счастья. Ну хорошо, не человеку, а дроу. Но всё же. Ел я аккуратно, хотя желание по-звериному наброситься на еду было. Жителей я не видел, а вот благодаря нюху и ночному зрению заметил свою охрану, приглядывающую за мной из-за ближайшего дерева.

Сытно потянувшись, я, свернувшись калачиком, чтобы согреться, снова погрузился в сон. Проснувшись с первыми лучами солнца и порадовавшись спасительной листве деревьев, сладко потянулся. Краем глаза заметил передвижения людей. Ко мне шел староста деревеньки, как я его про себя окрестил, с явно воинственным настроением. Вон как размашисто и уверенно шагает.

Пришлось подняться и встречать народ с улыбкой на губах. Может, хоть так, они перестанут меня опасаться. Силы не вернулись, но чувствовать себя стал получше. Однако в драку бросаться в случае чего бессмысленно. Если только попробовать убежать, потому что и лететь сил уже нет.

- Мы выполнили долг гостеприимства, – сразу же начал староста. – Ты отдохнул. Теперь уходи.

- Милые вы, – с сарказмом выдал я. – Спасибо за пищу. Честное слово, очень благодарен. А может, напоследок еще и дорогу укажете?

- Тебя выведут за пределы нашего поселения, а остальное нас не касается. Иди куда пожелаешь.

- Вот от такого отношения и получается говно в мире. Я так понимаю, ни воды, ни пищи в дорогу просить не стоит? – посмотрел я на хмыкнувшего мне в ответ старосту. – Про нож даже не заикаться?

- Уходи.

- Ухожу уже, не волнуйтесь, – встряхнувшись, чтобы мышцы, пусть и ноя, но немного разогрелись, пошел прочь. До самой околицы меня провожали под усиленной охраной, близко не подходя, но и насторожено следя за каждым моим движением.

- Для твоего же блага не возвращайся обратно. – Предупредил меня староста.

- Вы бы хоть объяснили, за что такая немилость-то? – решил я спросить напоследок.

- Мы мирные жители, только поэтому не убили тебя. Уходи, второго шанса мы тебе не дадим! – припечатал староста. А мужики недвусмысленно ухватились покрепче за свои дубины и с недобрым оскалом шагнули ко мне.

Ничего не оставалось, как, не понимая, что собственно происходит, уйти.

Впереди оказалась проезжая дорога. У нас такие в поселках бывают. Пока дождей нет, пройти можно, а вот стоит пройти дождю, и дорога исчезает, размытая водой. Ничего так, широкая, травкой позаросшая, но сразу видно, используемая. Сначала двигался по ней. Потом прикинул, что неспроста в деревне ко мне так по-свински отнеслись, сошел в лесок и побрел уже вдоль нее. К тому же надо было что-то раздобыть для еды.

Отойдя от деревеньки на приличное расстояние, решил сделать привал. Не знаю, кто водится в этом лесу, но жрать и пить охота зверски. Ручеек я нашел быстро. А вот как быть с поисками еды, не знаю. Решив использовать свою вторую сущность, под стоны от боли в натруженных мышцах кое-как перекинулся в свою боевую форму. Сразу же стало легче. Запахи разом наполнили мой нос. Добыча. Рядом. Я рыкнул. Есть! Хочу есть! Еда!!!

Какая-то зверушка, не больше кролика, побегав от меня несколько минут, с чавканьем пожиралась мной. Прямо так. В сыром виде. И это было чертовски вкусно. Кровь текла по подбородку, а, я урча от наслаждения, впивался зубами в мясо и отрывал куски, моментально их глотая. Сытно рыгнув, развалился на траве, спокойно принимая свой человеческий облик.

Никаких душевных терзаний и самоосуждений, что веду себя как животное, у меня не было. Я уже не человек, и я хотел есть. К тому же будучи еще девушкой, я никогда не страдал излишней показной сострадательностью. Мясо-то мы все ели, и глупо плакать об убиении невинных животных или птиц, когда открываешь холодильник и достаешь оттуда тушку. Если тебе их жалко, не ешь мясо. А я люблю мясо, так что…

- Спасибо, зверек, ты мне жизнь спас, – глянул я на шкурку. Решив не тратить время на закапывания остатков моего обеда, умылся и замыл кровь на одежде, пошел дальше. Организм, получив нужное, быстро восстановился. И я уже не ощущал себя, как старый болезненный дед.

Скоро сядет солнце, пора бы найти место для ночлега. До моего тонкого слуха донеслись звуки движущейся по дороге телеги. Судя по запаху, кроме лошади, на ней едет лишь один человек, и он булочник. Уж больно вкусно от него пахнет сдобой. В животе заурчало.

- Выйти, не выйти? – прошептал я. – А! Была не была.

Дав телеге поравняться со мной, медленно, чтобы не напугать мужика, вышел на дорогу.

- Приветствую вас, уважаемый. До ближайшего поселения не подкинете?

Глаза мужика закатились, и он рухнул в телегу без сознания.

- Эй, ты чего?! – перепугался я. Неужели я такой страшный, что устроил человеку сердечный приступ? Похлопав по щекам и услышав стон приходившегося в себя человека, с облегчением выдохнул. – Вот и хорошо. Вы чего так на меня реагируете? Я же не кусаюсь.

- Не надо было улыбаться, – стукнул себя я по лбу, после того как мужик в очередной раз свалился в глубокий обморок. И вот что мне с ним делать?!

- Но! – дернув поводья, приказал я спокойно стоящей кобыле. Та совершенно флегматично двинулась в путь. Насколько я помню по прочитанному ранее, лошади умные создания и дорогу домой и без понукания найдут. Будем надеяться, что меня в этом поселении не убьют. Хотя сейчас у меня сил достаточно, чтобы смыться в случае чего.

- О, кстати! Я же вроде как с животными говорить могу! – вспомнил я. – Лошадка, ты меня понимаешь? Если понимаешь, проржи один раз. Ладно. Не хочешь ржать, тогда хоть фыркни.

Как шла эта кляча, так и идет. Ни черта она не понимает. И я ее тоже. Мужик в отрубе. Солнце село. Куда еду, хрен его знает.

Эта скотина остановилась на развилке.

- Мужик! Эй, припадочный, просыпайся! – разозлился я. У меня нервы не железные, и так столько всего со мной произошло, а тут кляча недоразвитая идти дальше не желает. – Твоя лошадь не знает куда идти. Слышишь, как волки воют, нас почуяли.

Ну, про волков это я соврал. Никто не выл. Зато мужик моментально очухался. Притворялся, гад!

- Где волки? – закрутил головой булочник.

- Деревня твоя скоро? Я есть хочу! Эй, ты куда опять?! Я же не тебя жрать собрался! Хватит в обмороки падать, как девица перед первой брачной ночью!

- Точно не съешь? – недоверчиво переспросил мужик. Спасибо, что в очередной раз не отключился.

- Я быстрее твоей клячей бестолковой поужинаю, чем тобой.

- Да? Но если господин не против, я могу предложить нормальную еду. Эта кобылка единственное мое средство передвижения. Помилуйте, господин, – осталось ему для достоверности слезу пустить. Фу. Дурак, что ли? Как он себе представляет поедание живой лошади мною? Бэ… Мерзость.

- Как звать тебя? Я Гарус.

- Господин Гарус, – поклонился мужик. – А я Совей. Хлебопек. В соседнюю деревню ездил, свой товар продавал. Ой!

- Ты думаешь, я тебя обворовывать буду? – скривился я, заметив настороженный взгляд мужика, после того как он случайно проговорился о продаже, а следовательно наличии денег с собой. – Если бы надо было, давно бы уже…

- Да что Вы, господин! Даже мысли подобной не было! – ага, так я тебе и поверил. Глазки вон как бегают, вину чуют.

- Далеко еще твоя деревня?

Мужик уверенно направил лошадь в нужную сторону и, поколебавшись, все ответил.

- Господин, Вам не стоит ехать к нам. Убьют же.

- Это почему еще? Я же вроде ничего плохого не сделал? Или у вас к эльфам такая неприязнь?

- Так вы же против нас воюете, – недоуменно пролепетал Совей.

- Чего?! Это когда?! Почему? – растерялся я.

- Да давно уже. Лет пять длится. По первости нас ваши хорошо потрепали, а теперь и мы им задницу надираем, – усмехнулся мужик и тут же виновато потупился, поймав мой взгляд.

- И из-за чего воюем? – в мыслях творилось черт те что. Куда теперь деваться? Где я вообще? Есть хочу. Спать. И вообще, я устал! Как отреагируют мои так называемые сородичи, когда встретят? Я же полукровка, и причем таких, как я, точно нет и не было.

- Да шут его знает! – пожал Совей плечами. – Правители что-то не поделили, а мы отгребаем. Но как бы ни было, лучше Вам к нам не показываться. Толпа она ого-го что может натворить, не разбираясь. А я грех на душу брать не хочу, что привел и не предупредил.

- Спасибо, Совей. Как думаешь, а эльфы меня примут?

- Так Вы же их племени. Чего не принять? – удивился мужик. – Я Вам тропку покажу, по ней пойдете, аккурат к своим и выйдете.

- А не знаешь ли, Совей, земель без войны? Не хочу в этой сваре участвовать.

- Хм… Как же иначе-то?

- Может, земли каких-нибудь оборотней или гномов?

- Когось? – опешил булочник. – Я отродясь о таких не слыхивал. Пока мы едем до тропки, Вы бы покушали.

Передо мной возник небольшой мешочек, который умопомрачительно пах и уже давно сводил с ума. Но как воспитанный чело… то есть эльф, я не смел без приглашения хозяина его потрошить. В руку мне дали большую часть хлеба и полпалки колбасы. Это просто пир какой-то!

- А вот и тропка, – негромко произнес Совей. – Идите по ней и никуда не сворачивайте. Справа болото будет. Топкое. – Вот возьмите в дорожку.

Я чуть не прослезился, когда он протянул мне небольшой мешочек с оставшейся у него едой.

- Спасибо тебе, Совей. Не знаю, как правильно благодарят у вас.

- Пусть Боги будут благосклонны к тебе, – пожелал мне булочник, добродушно улыбнувшись.

- И к тебе. Спасибо за всё.

Тропинка была узенькая и еле приметная. Шел я долго. Успел и ночь на дереве провести и еще полдня пройти. Но, как и говорил булочник, вышел к незнакомому поселению. Это я понял, когда перед носом наконечник копья нарисовался. Я даже не заметил, как ко мне подкрались.

- Стой! Куда? Кто такой? – раздалось из-за зеленого куста.

- Отвечать на все и сразу? Куда – туда. Кто такой – эльф.

- Умный? – с иронией протянул голос. – А если сделаю сейчас в тебе лишнюю дырку?

- Я так устал, что если есть желание – делай.

- Иди за мной. Пусть старейшина с тобой разбирается.

Из-за куста появился темнокожий эльф. Я на представителя эльфов этого мира почти не смахивал. Мало того, что уши у него были раза в два длиннее, а кожа темная, что ночь, а глаза совершенно красные, жуткие, так еще и волосы, заплетенные в сложную длиннющую косу, были белыми, как снег в горах. Я на фоне его вроде как тот недожаренный хлебный тост, помимо всех остальных отличий.

Эльф привел меня к какому-то дереву. Заумно постучал, и дерево, словно сделав вдох, раздвинуло свое нутро. Идти в нутро не хотелось, но делать нечего. Пошел следом за эльфом, неторопливо переступая ногами по винтовой лестнице.

Остановились перед появившейся перед нами дверью. Она открылась по знакомому принципу, и я шагнул в просторный зал. За столом сидел эльф и читал какие-то бумаги; он был очень похож на моего провожатого, но с какой-то тиарой на голове. Правитель, что ли?

- Нашел на западной границе, – показал на меня эльф. – Что с ним делать?

- Иди, я разберусь, – окинув меня любопытным взглядом, приказал главный.

А я себя поймал на мысли, что по идее не должен понимать их языка, а понимаю. Странное, но очень полезное умение!

- Итак, кто ты? – уперся в меня своим жутким взглядом эльф.

- Гость? – предложил я.

- Гость? Так сразу? Вряд ли. Сначала назови себя полным именем, чтобы понять, где такой, как ты, появился на свет.

- Гарус Эн Нарелес, – мое имя ему явно ни о чем не сказало. – А у вас все эльфы такие?

- Какие? – удивился он.

- Такие, как Вы. Чернокожие и длинноухие.

- А бывают другие? – усмехнулся он. – Необычное у тебя имя, чужеземец. Откуда ты?

- Не знаю. Через портал прошел, а где оказался, до сих пор разобраться не могу.

- Через портал?!! – резко вскочил эльф, разметав лежащие на столе стопки документов. – Стража! Вторжение!

- Вы больной?! – прижался я к стенке, ошарашенно смотря на ощерившегося в оскале эльфа с ножом. – Я же ничего плохого Вам не сделал!

Влетевшие несколько воинов ловко скрутили мне руки. Я настолько опешил, что даже не сопротивлялся. Эльфы, зло подталкивая в спину, отконвоировали в какой-то погреб и оставили в кромешной темноте.

Сколько часов я просидел в своей темнице, не знаю. Но я ужасно промерз, устал и проголодался.

Послышался звук открываемой двери.

- Выходи. Старейшина судить будет.

Со связанными руками и в своем грязном тонком тряпье я походил на беглого каторжника. А запашок от меня еще тот шел. Фу.

- За что судить собрались? Я же ничего не натворил.

- Умолкни. На суде рот откроешь, – толкнул меня древком копья в спину один из охранников. И с гадкой улыбочкой добавил, – если разрешат.

Вообще ничего не понимаю. Что происходит?! Как я умудряюсь из одной проблемы выползти и моментально найти другую?!

Суд проходил до ужаса банально. Поляна. На пнях сидят недовольные эльфы. Главный, что упек меня в темницу, громко вещает о чем-то. Театр.

- Все знают наш закон! Нерождённый в нашем мире должен быть уничтожен! Все согласны с приговором? – окинул он взглядом эльфов. Ни одна сволочь не возразила.

- Я не согласен! – рявкнул я. – Я не виновен!

Эльфы возмущенно заговорили. Возмущенно?! Они что, реально думают, что я должен радоваться подобному приговору?!

- Он имеет право знать! – снова примирительно заговорил главный. – Я объясню. Послушай, чужеземец. Закон принят не просто так. Каждый раз, как только появляются иномиряне, эльфов ждет какая-нибудь гадость. Последний раз, лет четыреста назад, к нам пришел подобный тебе и принес с собой болезнь. Из-за нее мы потеряли почти треть нашего населения. Стоило принести его в жертву, как болезнь бесследно исчезла. Теперь ты понимаешь, что тебе необходимо смириться и принять свою смерть?

- Отпустите меня, и я просто уйду. Зачем убивать-то?

- Нет. Эльфы стоят на страже этого мира. Ты представляешь опасность, и ты должен понять, что выбранный мною путь единственно правильный.

- Да вы придурки ушастые! Вы сумасшедшие! Отпустите меня! – на меня накатила такая злость вместе с безысходностью, что я, уже ничего не соображая от страха, бился в руках моих конвоиров.

- Отведите его к жертвенному алтарю. Время до заката у него есть.

Как я ни дергал цепи, которыми меня приковали к большому гладкому камню, вырваться или даже малость ослабить их не получалось. И что странно, я не мог использовать свою оборотническую сущность.

- Уроды, чтобы ваш лес выкорчевали! – ярился я. – Чтоб вы вымерли, как мамонты!

- Пора, – проговорил появившийся предо мной главный эльф, смотря как садится солнце.

Как я ни извивался, но против такого количества эльфов был беспомощен. Меня распяли на камне.

- Неужели всё? – прошептал я, ощущая как плачу.

- Твоя смерть, может быть, спасет много жизней, – ласково прошептал мне эльф, погладив по голове, как ребенка.

- Да пошел ты! – плюнул я ему в лицо, с радостью смотря, как перекашивает его физиономию.

Смотря на отблеск заходящих лучей солнца на клинке, занесенном надо мной, я лишь думал, как глупо умереть вот так. Сейчас. Не успев полюбить и почувствовать жизнь…

- Сбой программы переноса. Перестройка, – неожиданно раздался знакомый механический голос, и яркая вспышка.

3 глава

3 глава.

Звук автомобильного сигнала вернул в реальность. Еле увернулся от пронесшейся рядом машины. Еще одной, и еще одной. Отбежав в сторону с проезжей части, тяжело дыша, ошарашенно осмотрелся. Позади лес, впереди ночной город лежит передо мной как на ладони. Хотя что-то слишком современный… Над каньонами они его, что ли, построили? Островки, окаймленные глубокими пропастями. Не вижу привычных для меня с детства человеческих построек. Нет ровных линий, все округлое. Странный приглушенный голубой свет, исходящий от города. С первого взгляда в глаза сразу же бросается необычное высокое здание, больше похожее на мороженое или накапавший горкой мокрый песок. Ни одного острого угла. А машины...

Я с любопытством посмотрел на оживленную трассу. С большим трудом этот вид транспорта можно назвать автомобилем. Пожалуй, им самое место в далеком будущем, до которого в моем бывшем мире еще топать и топать. Во-первых, они развивали чудовищную скорость, и мне просто чертовски повезло не попасть под одну из них. Но не из-за моей эльфийской шустрости, а просто потому, что они двигались не по земле, а пролетали над ней. А я чудом оказался между асфальтом и машинами. И зачем им асфальт и дороги, если летают? На мой вопрос ответ последовал незамедлительно. Они еще и по земле передвигаются, если надо. Одна из машин смешного полосатого желто-черного цвета, притормозив, выпустила колеса, словно самолет – шасси, и припарковалась в нескольких метрах от меня. Вот жопой чую, что по мою душу. За глухо тонированными стеклами разглядеть, кто именно сидит за рулем, просто не представляется возможным. Стою. Жду. В голове сотни мыслей. То ли сбежать, то ли дождаться.

Водитель не вышел, зато из яйцеподобной машинки появился пассажир. Лучше бы я вообще не садился играть или остался с мужем! Он же меня сожрет нафиг!

Первым встретившимся мне представителем этого мира был Иной. Совершенно чуждый для моего восприятия. Он был… пугающим. Метра два, а то и больше, ростом. В серебристой форме, облепившей его от шеи до кончиков пальцев, как презерватив. Кстати о пальцах. Они были очень длинные и тонкие, гораздо длиннее человеческих. Неприятно. Меня даже передернуло внутренне. Большая голова, в раза два больше моей, но вполне пропорциональна для его массивного тела. Не удивлюсь, если этот индивидуум окажется каким-нибудь андроидом. Ну не бывает настолько больших людей! Это я о чем? О людях?! Да какие к черту люди! О чем я думаю?! От человека у него только такое же строение тела да наличие подобных конечностей. И ВСЁ! Кожа темно-синего цвета. Глаза круглые, большие, серебристые и смотрят так внимательно, цепко. Аж до костей пробирает. Волосы короткие, рыжие и топорщатся, как колючки на кактусе. Я бы рассмеялась, если бы не зубки, острые, мелкие… и в энном количестве, что показались у него во рту после легкой улыбки. И куда это он полез? Что там достает из-за спины?

Синий что-то басовито проговорил, обращаясь ко мне. Но этот странный набор слов и звуков ничего мне не сказал. А ведь говорили, что я по идее должен знать любой язык из реальностей. Или это уже неизвестная реальность? Опять сбой какой-то что ли?

В ответ пожимаю плечами и не успеваю даже сообразить, не то что увернуться, как этот верзила кидает в меня какой-то маленькой штучкой, вытащенной из-за спины, и спокойно подходит ко мне, уже опутанному сетью и удивленно хлопающему глазами.

- Э… А за что? – очень умные мысли в моей голове.

Синий что-то тараторит, пока как куль несет на заднее сидение своей машины. Неужто права зачитывает?! Закинув меня, спокойно садится вперед. Я лишь могу слегка скосить глаза в сторону водителя и убедиться, что и второй точно такой же. Они что-то обсуждают всю дорогу. Меня слегка укачало, зато я начал понимать их речь. Видимо, все же способность работает не сразу, а только после того, как наберет определенно количество незнакомых слов. Голова-компьютер, ага.

Остановились. За ноги вытащили из машины, тут же закинув меня на плечо, и направились в какое-то здание. Судя по количеству таких же закомбинезованных монстров и полосатых машин, это скорее всего что-то вроде нашего полицейского управления. Буду надеяться.

Меня поставили на ноги, все так же упакованного, и поймавший стал докладывать такому же «красавцу», что сидел по другую сторону стойки.

- Доставил.

- Это по сигналу о животном на трассе? – окинул меня взглядом с головы до ног начальник. – Он хоть говорить умеет?

- Речь не понимает. Молчит, – пожал плечами поймавший.

- Это еще не повод записать его как неразумного, – нахмурился начальник. Пора.

- Извините, – вежливость еще никому вреда не приносила, – но я уже понимаю ваш язык.

- Опа! – стол содрогнулся от мощного хлопка ладонью по нему. – А ты говоришь: «не понимает». Разумный.

- А может, не станешь указывать, что это я его нашел, а? – видеть жалобную мину на морде здоровяка, притащившего меня в этот участок, было, по крайней мере, забавно.

- И написать, что он неразумен?

Не понимаю ни черта! О чем они?!

- Э…

- И засунуть в зверинец? – недовольно продолжал начальник, грозно нахмурившись.

- Но я не умею с ними обращаться! – отчаянно возмутился «мой».

- Инструкцию тебе я не дам, но ты не первый. И не последний, думаю. Законы ты знаешь. Или мне тебе их напомнить?

- Нет. Знаю.

- В таком случае улаживай свои дела, а я пока запишу твою находку.

Поймавший меня как-то слишком обреченно вздохнул, кинул на меня потухший взгляд и, как я понимаю, выругавшись, ушел. Я остался стоять у стойки, причем из-за разницы в росте над ней у меня торчали только глаза и то, что выше.

- Итак, начнем. Имя? Вид? Откуда? Общественное устройство? Твое положение в нем? Умения? Особенности вашего вида? И напоследок, пол и возраст?

- Хм… – я даже несколько растерялся от обилия посыпавшихся на меня вопросов.

- В состоянии сам это заполнить? – мне протянули планшет со светящимися на нем какими-то закорючками. Я отрицательно замотал головой. Письменность, как я понял, не знаю.

- Читать и писать ты не умеешь, – сделал вывод он. – Начнем сначала. Ты явно не из нашего мира, поэтому постараюсь объяснить основное, а остальное разъяснит твой опекун.

- К-кто? – вырвалось у меня.

- Тот орт, что тебя привез. По нашим законам, нашедший разумное создание – не жителя Ортеда обязан опекать его на протяжении первого полугодия.

- И много таких, как я, у вас попадается?

- Таких как ты, немного. Твой вид я вижу впервые. Мы отвлеклись. Итак. Наш мир носит название Ортед, и мы, живущие в нем – Орты. Твоего опекуна зовут Шоруш.

- Извините, а если он еще кого подберет, тоже опекуном станет? – не хотелось бы оказаться в доме полном разной живности.

- Опекать разрешено лишь одного одновременно. А вот по истечении срока опеки твое место вполне может быть занято и другим, если ему такой попадётся.

- Это поэтому водитель не вышел. Они решали, кто займется моей опекой! – осенило меня.

- Мое время ограничено. Давай уже начнем.

- Гарус Эн Нарилес. Эльф. Откуда – и сам не знаю. Общество… Вполне могу привыкнуть к чужому укладу жизни. Положение? Даже не знаю. Но не простой рабочий, это точно. Умения? Пожалуй, я не плохой лучник и мечник.

- Хорошо. Есть какие-то особенности вашего вида? – удовлетворенно кивая, записывал орт.

- Не понимаю, о чем именно Вы спрашиваете.

- Не знаю. Например, питаетесь чем-то необычным? Размножаетесь по-другому?

- Простите, сначала мне надо сравнить, как это делаете Вы, – усмехнулся я.

- Пропусти этот пункт, Шоруш сам потом доложит по наблюдениям. Пол и возраст?

- Я мужчина, – для верности добавил, – самец.

- Понимаю, – оскалился в подобие улыбки орт. – У нас есть разделение на мужчин и женщин. – Последнее. Возраст?

- По последним данным, пятьдесят лет. И я совершеннолетний, то есть взрослый.

- Фух… Это хорошо. А я-то думал, что еще ребенок. Возись с тобой. Вызывай детский отдел. Им только повод дай, дотошные больно. То не так, то не эдак… Ладно, главное выяснили.

- Можно спросить? – не удержался я.

- Да.

- А мой возраст Вас совсем не смущает… не удивляет?

- А?

- Эм… а сколько живут орты? – в лоб спросил я.

- Где-то до трехсот лет. А что? У вас меньше?

- Нет... Это я так просто спросил, для общего так сказать, развития.

- Правильно, тебе надо вливаться в наше общество, – одобрил орт. – Ты довольно симпатичный… эльф… спокойный и дружелюбный. Дам тебе совет. Поменьше показывайся на глаза кому бы то ни было. Ты единственный, насколько я знаю, в этом мире. Раньше твой вид мы не встречали. Поэтому…

- Разберут на сувениры, – скис я, понимая в какую жопу попал! Но видя, что он не совсем меня понял, пояснил. – Растащат на кусочки, каждому свой.

- Именно. Эх... малыш, вернуться бы тебе обратно в свой мир.

- Если бы я мог, – настроение скакнуло к нулю.

- А вот и твой опекун пришел. Шоруш, ты приглядывай за малышом получше. Хороший.

- Ничего себе ты даешь! – присвистнул Шоруш, когда выпутав меня из сети, вышли с ним из здания. – И как ты смог так повлиять на нашего старика? Он же никогда ни о ком не заботится, только ворчать и орать умеет.

Я только пожал плечами. Откуда мне знать, какие у того орта в голове тараканы шастают.

Мы сели в машину и плавно тронулись с места. Из-за невероятной скорости я не решался смотреть в окно. Мне хватило нескольких секунд разглядываний города. Кроме смазанных клякс, я ничего не мог разглядеть. Зато затошнило.

Из машины я практически вывалился, стараясь удержать все в пределах своего желудка.

- Тебе плохо? – Шоруш обеспокоенно попытался заглянуть мне в глаза.

- Укачало.

- Привыкнешь. Идем в дом, я тебя соком напою, полегчает.

Его домом было небольшое одноэтажное здание, странное, как и стоящие рядом строения. Я бы сказал, что он похож на пирамиду, правда, углы сглажены. Из чего сделан, в темноте и не разберешь. Махнув на все рукой, поплелся следом за синим.

- Ого! – присвистнул я, войдя в дом. Такого срача, что творился в доме, я еще никогда не видел. Грязная как посуда, так и одежда валялась, где придётся. Запашок стоял еще тот, от чего затошнило сильнее. И в этом гадюшнике я должен жить?!

- Работаю. Не успеваю, – совершенно спокойно ответил Шоруш, проследив за моим ошарашенным взглядом.

- А убирать? – пораженно выкрикнул я. Синяя же морда спокойно скинув обувь и куртку на пол, устало поплелся в одну из комнат. Когда я все же пришел в себя от шока, то увидел крепко спящего на кровати орта. Чихать он на меня хотел! А я что?! Вроде как обуза этому существу, поэтому, засунув все свои возмущения подальше, решил привести все в порядок. Просто в таком свинарнике я точно не усну. Да и вонь стоит приличная. С моим тонким нюхом это убийственно.

За окном начало светать, когда я, наконец-то, уставший, но чертовски довольный от результатов проделанной работы, повалился на диван. Вокруг все сияло чистотой. Мусор убран и вынесен, пыль стерта, вещи на местах, полы помыты, как и посуда. Красота! Только спать до одури хочется. Свернувшись клубочком на этом же диване, заснул.

- Эй, малыш, просыпайся, – кто-то грубо тормошил меня за плечо. Сон слетел мгновенно.

- Идем есть. Уже обед. Голодный же.

Я встал, довольно покряхтев, потянулся. Хорошо-то как!

- А что у нас на обед? – улыбнулся я.

- Что умею, то и приготовил, – спокойно ответил орт. – И спасибо, убрал тут всё. Я утром, когда проснулся, с перепугу минут пять по дому носился, думал, не у себя уснул.

Я, не сдержавшись, довольно хихикнул.

- Работы много, не успеваю убирать, – почесал он затылок своей ручищей.

- Да, ладно. Я у тебя сейчас нахлебником работаю. Так что уборка и готовка на мне. Но это до тех пор, пока работу не найду.

- Здорово, – обрадовался Шоруш.

Мы сели за добротный большой стол, и передо мной поставили глубокую миску с чем-то подозрительно склизким и шевелящимся.

- Это ч-что? – опасливо дотронулся я до этого «нечто» кончиком вилки. Хорошо, что не палочками едят!

- Сутерри. Ешь. Очень вкусно, – удивленно посмотрел на меня Шоруш.

- Но оно же двигается, – снова дотронулся до слизи вилкой. – Живое.

- Ну не мёртвое же есть, – усмехнулся он.

- Кхм… – попытался я сглотнуть, чтобы приостановить тошноту. – А у вас нет ничего в пищу, что не движется. Не живое?

Это же ужас! Если у них едят только это, то я умру от голода, потому что заставить себя запихнуть эту мерзость в рот сил у меня не будет.

- Ты это не ешь? – обалдел мой опекун. Я только кивнул головой и еще дальше убрал тарелку, чтобы не нервировать себя этой барахтающейся в миске едой.

- Вот там стоит ледник, глянь, может, что-то и найдешь съедобное.

- Ты шутишь, да? – я даже обиделся. В этом леднике, по привычке названном мной холодильником, не то, что мышь повесилась, там даже плесени не на чем завестись.

- Я же говорю, что много работаю. Питаюсь обычно там же.

- А я есть хочу, – устало скуксился я.

- Идем за покупками. Заодно посмотрю, чем ты питаешься, – доев свое, он взял мою тарелку и, протянув мне, еще и вежливо спросил. – Точно не будешь?

Меня хватило только на то, что бы зажать рот и рвануть в туалет.

Минут через пять, приведя себя в порядок и прополоскав рот, вышел в зал. Шоруш был собран и ждал только меня.

- Поехали?

- А можно мы поедем по дороге колесами и небыстро, а? Не хочу снова прочищать свой голодный желудок.

- Колесами? До самого магазина? – растерялся он. Но видимо, мой болезненный вид все же заставил сжалиться над бедным мною. Мы ехали с привычной для меня скоростью, но терпение моего шофера, кажется, скоро закончится. Шоруш что-то ворчал себе под нос, постоянно порывался нажать какую-то кнопочку и надавить на педаль.

- А долго нам ехать? – называется, отвлек, блин!

- Такими темпами часа через четыре приедем, – хмуро ответил орт. Глаза у меня сами собой стали круглыми от удивления. – Вот-вот. Поехали, а?

Я с дури кивнул, соглашаясь. В ответ мне был послан довольный оскал – улыбка орта. Нажата заветная кнопочка, благодаря которой мы приподнялись и зависли над землей.

- Держись, – последнее, что я услышал, перед тем, как меня вжало в сидение и перед глазами все замелькало.

- Ма-ма, – проблеял я, вписываясь в мягкую подушку, появившуюся перед лобовым стеклом, когда Шоруш резко затормозил, перед этим крутанув машину на месте.

- Припарковались, – весело произнес он. А я не знал, как мне прийти в себя после такой поездочки. Мысли, что мне еще с этим бешеным водилой возвращаться обратно, пугали до одури.

- Ты чего такой заторможенный? – вытаскивая меня за руку из машины, поинтересовался Шоруш.





- Тебя бы на мое место, – вяло огрызнулся я. – Ух ты, как красиво!

Я восторженно крутил головой. Город в свете дня все равно выглядел фантастическим. Стеклянные лифты, движущиеся очень быстро вверх-вниз. Практически черные стены зданий, напоминающие сталагмиты. Движения машин высоко в небе над головой, и снующие туда-сюда орты. И только орты, различные, как люди между собой. Но что оставалось неизменным, так это длина и волосы, похожие на колючки кактуса.

- У меня сегодня, благодаря тебе, выходной, поэтому попали в магазин в довольно удобное время. Но еще час – и тут будет не продохнуть. К тому же появятся женщины, а тебе с ними точно лучше не встречаться.

Я, раззявив рот, все еще осматривался, но вполне понимал, что мне говорит Шоруш.

- И правда! Ни одной женщины! А где ваши женщины сейчас? Странно.

- Им разрешено появляться на улицах города в строго отведенное время. Но иногда та, кто более влиятельна, может выйти и раньше времени.

Мы зашли в магазин.

- Офигеть! – все магазины, виданные мной в моем мире, ничто по сравнению с этим гигантом. Бесконечные стеллажи со всевозможными товарами. Отделы, отделы и отделы. Я и приблизительно не могу сказать, где и в какой стороне заканчивается товарный зал. Орты, как и люди, создавали свой неповторимый фон. Наблюдая за ними, я понял, что в магазинах этого мира можно жить практически неделями! Предусмотрено было все, вплоть до мелочей! В каждом ряду стояли специальные строения, где в два этажа располагались специальные комнаты отдыха, оборудованные получше наших, земных, трёхзвёздочных отелей.

В общем, тут можно было купить, поесть, поспать и потренироваться, как впрочем и развлечься.

- Здесь можно купить все, что захочешь, – тихо шепнул мне на ухо с некой гордостью за свой мир Шоруш.

- Мы же здесь еду для меня год искать будем! – расстроился я.

- Почему? Идем, я тебе все покажу.

Мы подошли к продуктовому ряду. Шоруш к электронной панели.

- Выбирай, – через несколько секунд, предложил он.

На экране стали поочередно появляться фото продуктов. Мне оставалось лишь пальцем отмечать понравившееся. И я даже не удивился наличию совершено земных продуктов. Правда, некоторые Шоруш попросил не выбирать, так как они слишком дороги, и ему просто не хватит денег. Выбранное после подтверждения приехало к нам самостоятельно, в небольшой автоматически управляемой тележке. Я все больше и больше удивлялся происходящему. Осталось дойти до кассы и оплатить.

- Слушай, а разве нельзя было все это заказать прямо из дома? – прикинув, до чего у них дошла техника, вполне возможно.

- Подобное оборудование дорого в обслуживании. А я вроде как дома редко бываю, поэтому… – развел руками Шоруш.

- Ага, понятно. Так даже лучше, я столько всего увидел, – стало немного стыдно, что поставил орта в неудобное положение. Хотя судя по его пофигистической морде, ему все равно.

- Нам пора, – отчего-то мой опекун стал несколько дерганным.

- А чего? – начал было я, но заметив слишком заинтересованные взгляды от все же обративших на меня ортов, самому стало не по себе. Никогда бы не подумал, что просто от взгляда захочется сбежать куда-нибудь, забиться в угол и не высовываться.

- Иди быстрее, – схватив меня за локоть, потянул за собой Шоруш. До машины он шел быстрым шагом, а я почти бежал, еле поспевая. – Вот я Идиот! Надо было тебя хоть как-то замаскировать. Пикнула сигнализация, дверцы машины автоматически открылись, но я не успел юркнуть в машину, как произошло два действия одновременно. Шоруш сквозь зубы выругался, при этом поклонившись кому-то за моей спиной, и я медленно с опаской повернулся, уже чуя, что все это не к добру.

За спиной стояла мощная тетя, от вида которой у меня подкосились ноги, и моментально пересохло горло. Эта была не женщина, это был бронепоезд на ножках. Если я говорил, что Шоруш большой, то сейчас можно было смело истерично рассмеяться. Дамы в этом мире оказались гораздо крупнее. Что говорить обо мне на фоне этой тёти? Пришибет одним движением рук и не заметит.

- Эм… здрасте – выдавил я. Тётя окинула меня оценивающим взглядом и улыбнулась. Ой, мама! Да у нее зубки поострее Шорушиных будут! Все, я хочу домой! И в туалет!

- И долго ты еще собираешься бегать от меня? – выдала она недовольным голосом. Охрана в лице четырех ортов, что стояли по бокам от тётки, даже не шевельнулась. А меня чуть не снесло звуковой волной. Но оглушить, точно оглушило. Вот это бас!

- Ну мааам, – протянул мой опекун жалобным голоском. А я выпал в осадок, рот открылся сам по себе и по-видимому надолго.

- Через три дня жду дома. Возражения не принимаются. Пора уже повзрослеть, Шоруш, – не терпящим голосом приказала она. Сыну пришлось лишь тяжело вздохнуть, опустив голову. – И чей это малыш?

Я проследил за направлением ее толстого пальца, указывающего на меня, и закрыл рот, решив все ответить.

- Я его опекун, – опередил Шоруш.

- Как интересно. И малыша возьмешь с собой, может, кто и захочет разнообразить свой род.

И развернувшись, величественно, насколько у нее получилось, ушла.

- Садись быстрее, пока еще на кого-нибудь не натолкнулись, – прошипел Шоруш. – Хотя уже хуже некуда.

- Это твоя мама? – решил я все же прервать гнетущую тишину, когда мы остановились, прилетев к дому.

- Да.

- А у вас все женщины такие… – решив подобрать более неоскорбительное выражение, добавил, – большие?

- Да.

- Они специально и все ходят с охраной?

- Да.

Вот достал! Как попугай. Ладно, попробую по-другому.

- И куда нас пригласили? Тебя что, женить собрались, что ты так хмуришься?

- Да.

- Не понял?! Что «да»? Куда твоя маман нам приказала прий…

- Слушай, ты меня уже допек! Ты можешь замолчать?! Сначала ты попадаешься мне на пути, и мне приходится с тобой возиться! Теперь мать решила меня заставить выполнить свой долг перед семьей! Мало того, так еще и за тобой придется приглядывать! А на тебя точно спрос будет. У моей матери подружки еще те, извращенки.

- Вот о последней реплике, пожалуйста, поподробнее. Очень интересует, как бы.

- Выпить хочешь? – ставя пакеты на кухонный стол, потянулся к небольшому шкафчику Шоруш. На свет появились два стакана и бутылка выпивки.

- Хочу. Но в процессе ты мне все объяснишь. Идет?

- Да куда я денусь, – устало отмахнулся Шоруш, разливая янтарную жидкость по бокалам.

Я с радостью опознал в спиртном коньяк. Хороший, должен заметить, коньяк.

- Итак?

- Не отцепишься теперь? – я отрицательно покачал головой. – Ладно. Не знаю, как у вас, а у нас женщины негласные лидеры. Их мало, поэтому они ценны. Но в тоже время у них много ограничений.

- Как, например, выход в город строго по времени, – поддакнул я.

- И это тоже. Суть не в этом. Когда мы вырастаем, то у каждого живущего в этом мире орта есть определенный долг продолжить свое потомство.

- Спариться, – влез я.

- Спар… тьфу ты! Вот же слово какое противное. Завести потомство, так правильнее.

- И в чем проблема?

- Проблема? Да ни в чем, – зло глотнул коньяка Шоруш. – Просто если ты будешь последним в процессе, тебя просто выпьют.

- Не понял? – напрягся я, всю расслабленность как корова языком слизала.

- Я же говорю. Последнего выпивают.

- Последним, это как? У вас очередь, что ли? Ни черта не понимаю! Ты можешь мне подробнее все объяснить, а?! Я ведь тоже твою маман заинтересовал. И мне с ней точно не тягаться. Шоруш!

- Назначается день для спаривания. Тьфу, от тебя нахватался. И ладно, пусть так и будет. И приходит определенное количество мужчин. Пьется специальный напиток. Он притупляет чувство опасности и усиливает желание. Тянется жребий. Все поочередно спа... спариваются со ждущей женщиной. Последний по жребию вполне может кинуть вызов одному из мужчин, победив, поменяются порядком очереди. Проигравший, то есть умерший, уступает свою очередь стоящему перед ним, и тот становится последним. Вот так вот.

- Вы, что трахаетесь группами, что ли? Ну ничего себе!

- Слово не понял, но смысл твоего вопроса понятен. Мужчин как правило всегда много на одну женщину. Один просто физически не вынесет. Поэтому и мужей у каждой из женщин в нашем мире много.

- А ты, что не можешь отказаться от женитьбы?

- Опозорю свою семью трусостью. Это так будет выглядеть. Потеряю работу, семью и уважение. Нет! Я не могу не пойти.

- Скажи еще, что того, кого выпивают, считается героем, – съёрничал я.

- Именно так.

- Дурдом! – ужас.

- Последний, насыщает будущего ребенка своими соками, поэтому почти всегда дети похожи на него. К тому же дети получают признание семьи ушедшего.

- Получается, что кто-то из подружек твоей матери захочет, чтобы я поучаствовал в отборе? И судя по твоим объяснениям, непременно последним? – кивок Шоруша. – Вот я влип!

- Мы влипли, – удрученно добавил он.

- Надо придумать, как выпутаться. Может, женишься на мне? Фиктивно.

- На тебе? – растерялся Шоруш. – Ты же мужчина. У вас что, так можно?

- А чего так удивляться? Миры-то разные, – пожал я плечами. – Зато со своим же полом интереснее.

Голос совести я спокойно заткнул. Ну и что, что я еще не пробовал, то о чем говорил! Зато муж у меня уже есть?! Есть.

- Я о таком никогда не думал, – и по-настоящему задумался.

- Давай я лучше что-нибудь приготовлю, а то на голодный желудок пить глупо, – предложил я.

Все последующие дни я ловил на себе задумчивый взгляд Шоруша. И что напрягало, так это то, что как только он замечал, что я смотрю на него, тут же отворачивался. Немного пугает, до чего может донапридумываться этот орт.

В день «Х» мы вылизали себя с иголочки, оделись в заранее приготовленные костюмы и вышли из дома. Ощущение такое, что дорога в один конец. Прям как на битву уходим.

Тишина во время поездки неслабо давила на психику. И я не выдержал.

- Шоруш, что делать-то будем?! Просто так сдаться в руки в качестве закуски я не согласен. Ты уже три дня молчишь как рыба, может, предложишь хоть что-то?

- А что я могу сделать?! – руль жалостливо хрустнул.

- Получается, надеялся я зря. Жаль.

- Посмотрим, что там будет. Отказаться мы все равно не можем. Ни ты, ни я.

- Какого лешего меня занесло именно в ваш мир?!

Шоруш плавно ввел машину к большому особняком стоящему дому, сразу же видно, довольно богатому.

- Знаешь, мне как-то не хочется туда идти, – пожаловался я, неосознанно вцепившись в руку Шоруша.

Орт, тяжело вздохнув, перехватил мою ладошку в свою лапищу и твёрдым шагом направился к центральному входу, где по стойке смирно стояли, как я понял, слуги.

- С прибытием, хозяин, – с лёгким поклоном произнес один из слуг. – Хозяйка ждет вас в золотой комнате.

- Сколько претендентов прибыло?

- Около двадцати.

- И как они?

- По моему мнению, половина уйдет ни с чем, – все так же со спокойным тоном и ничего не выражающей миной, ответил слуга.

- Кто? – слуга понимал своего хозяина без слов. И я тоже.

- Госпожа Ростиш.

- Это еще хуже, чем я ожидал, – покачал головой Шоруш, еще больше меня нервируя.

- Вы задерживаетесь, – от голоса его матери я испуганно подпрыгнул на месте. У меня с такими орами скоро нервный тик разовьётся! – Хорошо, что привел своего подопечного. У меня как раз на него Сариш посмотреть хотела.

- Мама, он не будет участвовать в отборе, – уверенно произнес Шоруш. Ах ты же мой герой!

- Это мы еще посмотрим, – отмахнулась маман. Ведьма!

В зале собралось прилично народа. Я бы мог скользить между этими громадинами, как мышь, но в тоже время мне стоило опасаться, чтобы не раздавили ненароком. Женщины, коих я насчитал целых четыре штуки, внушительно выделялись на фоне мужчин. Надеюсь, что спариваются они раз в год, а то такие тушки не прокормишь «последними».

Не успели мы с Шорушем тихонечко заныкаться в уголок, как бронепоезд в лице его мамы прибуксировала к нам еще такую же тётку, только поуродливее мордой. Расплывшись в оскале, что зовётся в этом мире улыбкой, показала своей лапищей на меня.

- Вот Сариш, это тот, о ком я говорила. Экзотика.

- Какой интересный экземпляр, – осматривая меня, как сувенир за прилавком, пробасила новопришедшая. Не знаю, видимо нервный срыв я уже заработал, потому ржать я начал в голос и сразу.

- Он странный. Больной? – с неким испугом вперемешку с сочувствием спросила Сориш у моего опекуна.

- Очень, – тут же сориентировался Шоруш. Я согласно закивал, как китайский болванчик.

- Обманщик, – пригрозила она мне пальчищем, при этом лукаво сощурившись. Ну, буду считать, что лукаво… – Я подумаю об его участии в выборе. Детки получатся забавные.

- Мелкие только очень, – несколько пренебрежительно заметила маман.

- Да? Но какие симпатичные, – все же не сдавалась Сариш, отходя от нас.

- Я в жопе? – чуть не плача, глянул на притихшего Шоруша.

- Мы в ней оба, – напряженно смотря куда-то за моей спиной. Я скоро орать начну от таких взглядов, и все за спину! Поворачиваюсь и делаю шаг назад к стене, что бы не свалиться.

К нам ледоколом двигалась группка ортов во главе со вторым бронепоездом, немного меньших размеров, чем пресловутая маман Шоруша.

- Сейчас заставит участвовать, – сквозь зубы процедил орт. – Я ее терпеть не могу.

- Страшная, – подтвердил я.

- А с мужчинами действительно можно спать? – зачем-то скороговоркой спросил он.

- Да, – и чего это он все же задумал?!

Шоруш, резко схватив меня за руку, рванул в сторону. Я себя знаменем на ветру почувствовал, так же гордо позади него развевался. Мы влетели в коридор, попутно снеся и прихватив кого-то с собой.

- Ты чего? – услышал я удивленный голос какого-то орта, что прижимал к стене Шоруш. При этом взгляд у моего опекуна был какой-то бешеный.

- Паруш, ты никогда не думал, что мы могли бы жить с тобой вместе? Стать супругами и не подчиняться женскому отбору, как занятые?

Выглянув обалдело из-за спины Шоруша, признал в этом опешившем от такого заявления орте его недавнего напарника, того самого водителя.

- Ты… ты серьезно? – растерялся Паруш.

- Если ты согласен на мое предложение, то я прошу прямо сейчас дать свое согласие на супружество, – припер к стенке еще и морально Шоруш.

Я в тихом офигении смотрел за разворачивающимся действием. Но при этом заметив, что та каракатица уже прется и сюда.

- Разве могут мужчины жить вместе?

- Могут. В его мире живут, – добил Шоруш.

- Да. У меня даже супруг есть, – ляпнул я, сам не понимая на кой черт это сделал.

- И мы не должны будем участвовать больше в выборе?

- Нет. Закона, запрещающего такое супружество, нет.

- Потому что такого еще никогда не было, – возразил Паруш.

- Мы будем первые, Паруш. Ты знаешь, что союз невозможно расторгнуть, а раз он есть, то и запретить остальным никто не может.

- Ребят, вы конечно меня скоро психически неуравновешенным сделаете, но вам бы поторопиться с решением, потому что через минуту здесь будет твоя страшилища, Шоруш, – влез я, нервно поглядывая на хмурую морду каракатицы.

- Согласен, – выдал Паруш.

- Согласен, – повторил Шоруш.

И у всех на глазах, поцеловал. Хотя нет! Не хило так засосал своего новоиспечённого супруга.

- Как ты посмел! – взревело рядом. Я, маленький хрупенький эльфик, скоренько спрятался за большими спинами своих ортов, и незаметно посматривал за происходящим. – Ты отказался от выбора! Трус!

- Я сделал свой выбор. – Совершено спокойно и с достоинством ответил Шоруш. Я даже загордился им в этот момент. – Мой супруг – Паруш.

Во дают! Поцеловались, и уже супруги!

- Как это?

- Он выбрал мужчину?

- Может не участвовать в выборе?

- Не нарушил закона…

- Я тоже хочу так…

Голоса раздавались все громче и уже каждый из присутствующих ортов обсуждал произошедшие. И у многих мужчин в предвкушении загорелись глаза. Кажется, я сделал не хилый такой переворот в масштабе целой планеты.

Перехватив злой взгляд, направленный на меня маман Шоруша, я понял, что линять мне из этого мира надо как можно скорее. Убьют меня бабы, это к гадалке не ходи!

- Чуть не забыл, зачем пришел, – хлопнул себя по лбу Паруш. И повернувшись ко мне, произнес то, чего мне для полного счастья явно не хватало. – Мы еще троих таких же, как ты вчера нашли. Хочешь повидать сородичей?

- А желтоглазый среди них был? – с трудом сглотнув пересохшим горлом, уже зная ответ орта на мой вопрос, все же спросил я.

- Был. Про тебя спрашивал.

Муж. Меня нашел этот самовлюбленный эльф! Значит, решил найти и наказать, чтобы не повадно было сбегать. Ну еще бы! Его мамаша наверное рвет и мечет! Какое вопиющее неуважение, жених сбежал прямо из храма, после церемонии. Вернее, супруг. Младший супруг! Который по идее должен был молчать как рыба и выполнять все приказы ее самовлюблённого сынка! А фигу! Спрыгну в ущелье. Если меня в прошлый раз перенесли в другой мир, чтобы не окочурился, может и сейчас получится. А нет… Так лучше так, чем бессловесной скотиной жить.

- Шоруш, помоги мне, – тихо попросил я.

- Ты для меня такое сделал! Такое!!! Я счастлив, ты не представляешь, как я рад! Я для тебя все сделаю, говори!

- Отвези меня на край, к пропасти.

- Зачем?

- Прыгать буду.

- Мал…

- Не бойся, я с ума не сошел, – улыбнулся я, как можно достовернее. Может, и сам в эту байку поверю. – Там дорога в мой мир.

- Ты уверен?

- Да.

Под царивший в доме хаос, мы втроем смылись. До пропасти оказалось совсем чуть-чуть.

- Я не хочу, чтобы на моей совести было твое самоубийство, – обеспокоенно сказал Шоруш. Паруш всю дорогу молчал и не произнес ни слова.

- Вспышка будет означать, что я переместился, – успокаиваю.

- А если ее не будет? – все же решил вмешаться Паруш, недовольно хмурясь. – Не нравится мне все это.

- Все будет отлично. Рад, что вы вместе. И... Шоруш, спасибо тебе за все, – и пока не струсил окончательно, на своих трясущихся от страха ногах шагнул в пропасть. Полет. Крики ортов сверху. И яркая вспышка. Отмечаю про себя, что орты теперь спокойны будут, да и я не соврал.

- Ошибка программы. Перенос, – знакомый механический

- Здравствуй, новый мир, – шепчу я, прежде чем провалиться в темноту.

голос.

4 глава

4 глава.

Земля.

Вот, казалось бы, с такой способностью перемещаться между мирами я должен радоваться до упаду. Но все не так просто и радужно, как хотелось бы. И я это понял еще до того, как попал в этот мир.

Не думал, что меня может так пробрать до мурашек по коже от одного только взгляда на новый мир! Надо мной нависло серое небо, закрытое густыми облаками, и через них едва пробивается тусклый солнечный свет. Небоскребы, наравне с небольшими зданиями, все как один сильно разрушены. Ясно, что жизни в них нет и не может быть. Жухлая трава. Ни одного сочного зеленого пятнышка. Чуть в стороне обломки машин и самолета. Унылая, безрадостная картина этого мира угнетала.

И я, как одинокий призрак в центре катастрофы. На какой-то момент я выпал из реальности, пока мозг анализировал окружающую картину. Понял. Ужаснулся. И чуть не заорал, когда по ушам долбануло множество незнакомых звуков этого постапокалиптического мира!

В уши ввинчивались самые разные звуки: звериное рычание, птичий ор, какие-то постукивания, завывания и визги. Они пугают! А ведь сейчас еще день, пусть и смурной, но день. Что же тут происходит ночью?! Куда податься? Прятаться на редких деревьях, что некогда составляли парк этого города, глупо. Кошки, к примеру, прекрасно по ним лазят. Значит в здание, но не факт, что это не будет опаснее для меня, чем оставаться на этом месте. Как бы там ни было, практически разрушенные дома – все же хоть какая-то защита. Недалеко раздался рык крупного животного, отчего волоски, все, что есть на теле, встали дыбом от страха. С удивлением посмотрел на свои руки с длинными когтями. Не заметил смены на боевую форму.

Выпустив крылья, взлетел вверх, чтобы осмотреться лучше. Но к моему удивлению, вверх я так и не смог подняться, как ни старался. Не больше двух метров и зависаю. Я не ученый, чтобы объяснить себе, что за ерунда творится, но летать в этом мире я не могу. А это еще один жирный минус. Спасаться от зверья придется на своих двоих.

Из оружия – когти и зубы. Маловато будет. Рычание раздалось еще ближе, как я ни крутил головой, но увидеть зверюгу не получалось. Слишком много обломков и мусора. Выскочить могут откуда угодно. Не раздумывая, рванул к ближайшему более–менее целому зданию, когда-то насчитывавшему три этажа. Подъезд с потрескавшимися стенами, обломанными через одну ступеньками не спасет. Дверные проемы, некогда закрывавшиеся дверьми, зияли пустотой, либо на них висели раскуроченные двери. Нашел! Спиной ощущаю, что на меня уже охотятся, и время идет на секунды. Рывком открываю дверь и моментально захлопываю за собой, с ужасом смотря, как огромная серая кошка размером со льва, с не менее внушительными клыками прыгает в мою сторону. Дверь сотрясается от ударов. Пячусь. В голове паника. Дверь долго не выдержит такого напора. Меня спасает, что мне повезло наткнуться на металлическую, иначе давно бы все разлетелось в щепки. Заскакиваю в кухню: в ней только окно. Не сюда! Другая комната, не то! Следующая, вот и балкон с пожарным спуском. Бегу быстрее к нему. Надо успеть спуститься и снова куда-то забраться. Наперегонки с хищником бегать не разумно. Я уже на земле, а из квартиры раздается громкий хлопок и довольный рык зверя. Секунда, и он замечает меня, стоящего и смотрящего на него. Прыгать так высоко он не может, поэтому резко разворачивается, и я не сомневаюсь, что он возвращается тем же путем, что и пришел. Но теперь есть отличие, он точно знает, на кого он охотится!

Впереди метрах в двухстах еще одна пожарная лестница, и там можно подняться прямо на наполовину уцелевшую крышу полностью разрушенного дома. Никаким другим путем на крышу не попадешь. Это обнадёживает. Но если зверь засядет внизу, я просто умру голодной смертью. Я еще никогда так быстро не бегал! Несколько раз кубарем перелетая остатки машины, получая незначительные порезы, все равно бегу дальше. Мозг отмечает, что кровь еще больше раззадоривает зверя, но выхода я все равно не вижу. Я уже подлетаю к спасительной лестнице, когда меня резко что-то окутывает и в одно мгновение утягивает в подъезд другого дома. Я отчаянно пытаюсь вырваться. Неужели здесь и пауки такие огромные?! Выпускаю когти и начинаю остервенело рвать сеть, помогая и зубами. Меня как на лебедке тянет в подвал, а я все никак не могу выбраться. Казалось бы: вот она, свобода – одна рука уж оказалась на снаружи, и я ринулся в отверстие всем телом.

- Шустрый, – раздалось над головой, и сильный удар отправил в темноту отдыхать.

Все болело. При попытке пошевелиться понял, что крепко связан.

- Очухался? – снова тот же голос. Поворачиваю голову в сторону голоса и ору в испуге!

Смотреть на ухмыляющегося зомби – это выше моих сил. Я попытался вырваться из пут, но ничего не получалось.

- Угомонись. Никто тебя жрать не собирается. Поговорить хотим.

- О чем? – в душе холодеет, он сказал во множественном числе. Получается, он тут такой не один. И что, значит, жрать они меня пока не собираются?! А «пока» – это надолго? Час? День? Неделя?!

Отворачиваюсь, не могу я смотреть на синюшный труп с отвалившимися кое-где кусками мяса. Хорошо, что не воняет от него.

- Ты такой же, как до взрыва. Почему? Откуда ты? Вас много таких?

Я сильнее зажмурился, когда лежа на какой-то плоской поверхности, связанный по рукам и ногам, заметил движения по всей комнате. Он не один! Он точно не один! Я одеревенел, ожидая, что вот сейчас в меня вцепятся зубы всех зомби и начнут рвать на сочные кровавые куски.

- Ответь. Мы не причиним тебе вреда, – сказал, склонившись надо мной, этот зомби.

- Раз-развяжите, – еле нашел в себе смелость попросить я. Хрипло, испуганно, неуверенно.

- Ты не попытаешься убежать? А то кошара все еще бродит поверху. Тебя ждет, – потянул он за первый узел, в ожидании моего ответа остановился.

- Не убегу, – меня развязали, я сел. Оказалось, что я лежал на импровизированном столе, состоящем из каких-то кусков блоков и дверного полотна. Осмотрелся. Зомби штук пятнадцать. Даже с моим зрением различить в темноте комнаты, кто из них женщина, а кто мужчина, не получилось. Да и вид у них такой, что разглядывать лишний раз желание не возникает.

- Пообещайте, что я выйду от вас целым и невредимым, и я отвечу на ваши вопросы.

- Мы же сказали. Не тронем, – недовольно ответил он.

- Я ничего не могу рассказать вам, так как я сам из другого мира. И только несколько часов назад перенесся в ваш мир. Мне и самому интересно, что у вас тут произошло? – выпалил я практически на одном дыхании.

- Жаль, – и такая тоска в его голосе, что самому тошно стало.

Зомби тихо и молчаливо стали расходиться, а поймавший меня остался.

- Ты знаешь, как вернуться в свой мир? – после нескольких минут молчания.

- Знаю.

- Это хорошо, – просто ответил он. – Этот мир обречен. Мы последние из выжившего человечества.

- Как все произошло, и что именно случилось? – усталый вздох зомби прозвучал для меня дико.

- Люди. Всему виной наша беспечность. Мы издевались над природой, создавали оружие, убивали себе подобных. Несли только разрушение и разрушили свой же мир. Взрывы произошли практически одновременно. В одно мгновение были стерты с лица земли огромные города и все живое. В первый день, когда все утихло, мне казалось, что я уцелевший счастливчик. Так думал каждый из нас. Но самое страшное было впереди. Выжившие стали изменяться. Все. И люди и звери. Мне смешно даже вспомнить те глупые высказывания, навроде: «Человек – царь природы». Наивность людей мы поняли сразу же. Те, кому, как мы считали, посчастливилось, умирали группами. Организм не мог никак адаптироваться, а вот звери проходили это намного быстрее, становясь сильнее и умнее с каждым днем.

Я слушал, затаив дыхание, осознавая, что это вероятное будущее моего мира. И вот в таких существ может превратиться все наше беспечное человечество. Ему уже не надо ни высокоразвитых технологий, ни денег, ни карьерного роста. Этот недозомби хотел просто жить, и всё!

- Через десять лет стало понятно, что мы изменились. Первым признаком стала возможность прекрасно видеть в темноте и улавливать наравне с животными запахи и звуки. Но и внешние изменения не прошли мимо. Мы стали походить на зомби. Спать мы могли теперь раз в неделю, как и есть. Но в пищу требовалось именно сырое мясо, и ничего больше. Дети не выжили. Взрослые же не могли иметь детей. Круг замкнулся. Мы последние из разумных этого мира. Мы доживем свой век, и планета продолжит существовать без нас. Мне всегда казалось, что именно так Земля стряхнула предыдущих людей, очищаясь и возрождаясь для новой жизни. Но видимо, наш удел совершать все те же ошибки, что и раньше.

- Как называется ваш мир? – спросил я, когда он замолчал.

- Земля.

- Что?! – подскочил я. – Год! Какой год?!

- Две тысячи четыреста тридцать пятый.

- Будущее, – прошептал я, оглушенный своей догадкой.

- Так ты из прошлого? Страшно увидеть подобное, да? – грустно усмехнулся он. – А я бы с удовольствием пожил в твоем времени. Увидеть голубое небо. Ощутить вкус сочного яблока. Окунуться в прозрачную озерную воду. Да просто посмаковать горячий пышный кусочек хлеба. Все бы отдал!

- Прости, – я не знал, за что извинился. Может, за то, что разбередил зарубцевавшуюся душу ложными надеждами?!

- Жем! Жем, там еще трое таких же! Кошары их атаковали! – влетел какой-то зомби в комнату.

- С тобой? – коротко спросил мой собеседник. Я уже понял, кто это за мной следом пожаловал.

Мы бежали по лабиринтам подвала, как ненормальные.

- Если там есть женщина, может, она сможет родить, – на бегу говорил Жем. – А если и мужчины, может, боги смилуются над нами, и одна из наших женщин понесет.

Мне его мысли совершено не понравились. Использовать себя я точно не позволю, как и своего желтоглазого. Стоп! Это с какого перепуга он стал моим? Я не должен за него переживать! А если не должен, то чего я как ненормальный спешу ему на помощь?!

Картина, открывшаяся перед нами, была ужасной. Кошек было две, и нападали они с двух сторон, довольно слаженно. Три эльфа, используя все свое мастерство, отбивались как могли. Однако у одного из них грудь уже была в крови, да и мой супруг получил несколько ран.

На какое-то время я выпал из реальности, завороженно следя за плавными, грациозными движениями желтоглазого. Он такой же хищник, как и напавшие на него. Точные, скупые, но опасные удары мечей. Кошкам никак не удается подобраться к своим жертвам ближе.

- Тсс, – вырвалось у супруга, когда тварь все же вскользь полоснула его когтями по бедру. А я очнулся. Надо помочь, иначе его убьют. Я не прощу себе, если из-за меня он умрет! Зомби вообще не собирались участвовать в бойне. Чьё мясо им достанется в пищу, видимо, волновало их мало.

Делать нечего, надо зверя отвлечь. Выйдя на середину улицы, резко распахиваю крылья с громким криком.

Кошки моментально забывают про эльфов, во все глаза уставившись на мои огненные крылья, что в этом сером мире – единственное яркое пятно. Инстинкты срабатывают, вызывая интерес. Кошки не настолько голодны, чтобы не полюбопытствовать, кто это у них тут нарисовался.

- Жем, помоги им, – ровно, стараюсь не спугнуть медленно крадущихся ко мне животных, попросил я. Зомби понял все правильно, кинув на меня полный сожаления прощальный взгляд. Мне остается только развернуться и бежать. Самое идиотское, что мне пришло в голову, и я это сделал. Далеко ли убежишь от зверя, способного совершить прыжок в четыре метра?!

А я, надеясь, что жрать они меня начнут уже мертвого, выкладывался по полной. А еще была надежда, что меня снова переместят. Ну не стали бы они просто так таскать меня по мирам, чтобы спокойно дать убить. К тому же пожеванное тело вряд ли исцелится в другом мире.

- Я надеюсь на комфортные условия в следующем мире за такой стресс! – выкрикнул я на ходу, прежде чем почувствовал сильный болезненный росчерк когтей по своей спине, и яркий свет окутал меня с головы до ног. Без всякого механического напоминания, в полной тишине.

МИР Элея

Чистый аккуратный городок, насколько я могу судить, в ночном его варианте. Огни поздно работающих магазинов. Совсем мало народа, а если и есть, то явно спешащего поразвлечься. Макияж, стиль одежды, все говорит именно об этом. Вроде ничего опасного. Да и обратил бы внимание на одну существенную вещь, если бы был поумнее и не такой уставший от недавней нервотрепки. На улице этого города я не видел мужчин! Но осознание своей ошибки пришло позже, когда я как загоняемый дикий зверь несся по ночному городку прочь от полиции, стараясь найти нору, чтобы хотя бы перевести дух и собраться с мыслями. А вроде такой невинный вопрос, и вот последствия!

5 глава

5 глава.

Мир Элея.

Спросил-то всего-навсего: «Не подскажете, где здесь можно остановиться?»

Стройная длинноногая брюнетка, растерявшись лишь на секунду, сделала надменное лицо и пренебрежительно поинтересовалась: «Где твой ошейник? И почему без хозяйки?»

До меня моментально дошло мое плачевное положение, но думать времени не оказалось. Эта стерва орала как резаная, зовя полицию. Я же ее убивать не собирался! Ошейник получить не хотелось, поэтому я, как испуганная лань, рванул прочь.

Самое ужасное, что каждая, что бесит больше всего, каждая встречная тварина показывала бегущим за мной полицейским, куда я свернул!

Бегу. Удивляюсь прыти этих мамзелей, что не сильно–то и отстают от меня. А я все-таки эльф! То ли они тоже мутировали, как предыдущие, то ли это я слабак для этого мира. Тенденция какая-то ненормальная прослеживается! С каждым миром я все больше ощущаю себя слабым человеком, а не грозным сильным эльфом.

Впереди тупик, и высоченный забор. Перепрыгнуть его можно, и даже перелететь, но это займет некоторое время. Меня вполне могут успеть поймать!

Спасение приходит откуда и не ждал. Справа от меня отрылась дверь, и какой-то молоденький паренек в массивном кожаном ошейнике махнул рукой, подзывая. Размышлять некогда. Я рванул в проем. Дверь моментально закрылась за спиной, и меня, ведя бесшумно по темному коридору, быстро повели куда-то вниз. На улице бесновались недоумевающие из-за моего исчезновения бабы, а мы продолжали куда–то идти.

- Где-то это уже было, – хихикнул я про себя.

Темнота для меня помехой не являлась, впрочем, как и для моего провожатого. Шли мы долго. Это напрягало. За это время я успел рассмотреть спасшего меня паренька. Невысокий, худощавый, светловолосый. Лет восемнадцать-девятнадцати. Из одежды только сандалии с витыми ремешками чуть выше щиколотки, на манер римских, набедренная повязка, да ошейник. Такой прикид просто кричал, что парень раб. И меня хотели закатать под это?! Еще чего!

Винтовая лестница с крутым спуском. Один неосторожный шаг, и собирать тебя будут в качестве желе, где-то у ее подножья. И наконец-то массивные двери, которые открылись на удивление тихо, плавно закрываются за моей спиной. Загорается тусклое освещение.

- Это наше убежище, – заговорил паренек. – Я провожу тебя к Стури. Он старший.

- Спасибо, что спас. Я Гарус.

- Свободных осталось мало. Нам надо помогать друг другу. Идем.

Паренек определено не был особо разговорчивым. Наше общение сошло на «нет». К тому же осталось только подождать, и получу ответы. Впереди слышался шум, как в пчелином рою. Именно на этот звук мы и шли.

Большая подвальная комната практически до отказа забита полуголыми мужиками в ошейниках. С моим появлением наступила мгновенная тишина, и десятки пар глаз уставились на меня, разглядывая.

- Новенький, – сквозь толпу прошел невысокий коренастый мужичок лет сорока с неприятным скользким взглядом. Небрежно откинув густую смоляную шевелюру с глаз, поцокал языком. – Урод какой-то.

- И ты не красавец, – скривился я, не оставшись в долгу. Друзьями с этим придурком мы точно уже не станем.

- Он один из нас, Идир. Попридержи свой ядовитый язык, – из-за спин стоящих впереди мужчин вышел высокий крепкий мужчина лет тридцати. – Я Стури, старший здесь.

- Гарус, – с интересом я разглядывал этого блондина с большущими ясными голубыми глазами. А ротик у него что надо, так и просится на грех. Губы красные, пухленькие… Тпру… Понесло не туды.

- Кто ты? Кожа у тебя темная, – осторожно провел Стури рукой по моему плечу. Контраст между нами поражал, вырвав у некоторых вдох. Даже расшифровывать не берусь, о чем они в этот момент подумали. Мозг целее будет. – Бархатистая. Приятная. У нас так в элитных гаремах подготавливают. Ни волоска.

- Стури, я, конечно, понимаю, что зверушка в моем лице вас очень интересует, но можно не вести себя так соблазнительно? Я не отреагирую, а вот твои друзья, кажется, уже слегка поплыли. – Не хочу быть разобранным на лоскуты. К тому же такой злобы, что я увидел в глазах Идара, я никогда не видел. Змея. Самый настоящий гад, спрятался и ждет когда бы укусить и пустить в меня яд.

- Заносит иногда, – смешно сощурившись, виновато почесал кончик своего носа Стури. – Люблю всё красивое и необычное.

- Спасибо, – усмехнулся я. – Может, лучше объясните, что тут у вас происходит?

- Да надоели вы, иномиряне, – скривился презрительно Идир. – Как попадаете в наш мир, сразу же все вам расскажи и покажи, как спастись.

- И многих ты иномирян встречал? – резко осадил его Стури. Идир лишь поджал губу и отвернулся. – Не стоит говорить о том, чего не знаешь. Мне вот, например, интересно, откуда ты и как у вас там живут? Ты не пугайся, тебя никто из нас не обидит. Мы сбежавшие рабы. А ты пока свободный, и мы постараемся тебе помочь им и остаться.

- Спасибо, – искренне поблагодарил я. Желудок громко заурчал.

- Голоден? Пойдёмте, и мы поедим, заодно узнаем о нашем новом друге побольше.

Я шел за Стури, затылком ощущая полный ненависти взгляд шагавшего позади Идира. Обеденный зал не имел излишеств. Длинный деревянный стол и стулья, сделанные из чего придется.

Похлёбка, сплошная вода и немного крупы, показала мне, насколько скудно они живут. Вернее, выживают.

- Рассказывай, – попросил Стури, отодвинув мою уже пустую тарелку. Мне даже совестно стало, что все время терпеливо ждали, пока я наемся. А совестно было от того, что как бы я ни был голоден, а похлебкой я буквально давился. Пресно и невкусно.

Я честно рассказал, кто я, откуда изначально. Приплел свой земной мир к себе такому, не заостряя внимание на том, что там у нас люди, а не эльфы. И умолчал, что перемещаюсь по мирам довольно странным способом, и у них задерживаться не собираюсь. Меня расспрашивали о мелочах, чаще удивляясь им. И все были в ступоре от того, что мужчины у нас совершенно не на вторых ролях в мире.

- А как в свой мир вернуться, знаешь? – влез с вопросом Идир.

- Знаю. Но тебе не скажу.

- Стури, нам пора отдыхать, – сказал один из мужчин.

- Гарус, Идир тебе покажет, где сможешь отдохнуть. Подъем у нас ранний. Пропитание добываем с восходом солнца, до пробуждения города. Мешкать нельзя, иначе будем схвачены и возвращены своим хозяйкам.

Приподняв на боку тунику, Стури показал мне глубокий шрам, что тянулся от бедра по всему левому боку.

- Это был отказ хозяйке.

- Сколько вы уже скрываетесь? – дитя чужого мира, в котором в чудеса давно не верят, я не думаю, что они долго продержатся. Им некуда деться. Если только сбежать в другой мир. Но я не думаю, что у меня получится перетащить хоть кого-нибудь с собой. У меня личный именной лимит в перемещениях. Да и то, я не думаю, что и он бесконечен.

- Два месяца, – с гордостью ответил Стури. А я сразу же подумал, что это совсем не срок.

Я уснул сразу же, как только коснулся головой дощатого настила, что служил им вместо кровати. Непонятное чувство тревоги разбудило среди ночи. Полежав еще немного, я так и не смог уснуть и решил выйти в первое подземное помещение, там было попрохладнее и свежее. Стараясь никого не разбудить, я тихонько крался. Что-то, а это я умел в совершенстве.

- Я же просил не приходить сюда, – шептал знакомый голос Идира кому-то по ту сторону железной двери. Осторожно выглянув из-за стены, увидел небольшую щель в двери, через которую он с кем–то общался. Я притаился.

- Мог бы и наверх выйти, – чей-то недовольный голосок. Молодой. Парня. Но с нотками брезгливой капризности. – Здесь воняет, как в конюшне. Фи.

- Не могу я сильнее дверь открыть, скрипеть будет. Да ты и так это знаешь, я уже говорил. Давай, чего хотел, говори, и я пошел. Попадемся же.

- Хозяйка просила передать, что завтра в обед. Будь готов. И учти, где переждать и как, это твоя забота.

- Я получу то, что просил? – напрягся Идир, и я с ним на пару.

- Твой он будет, твой. Но сначала твой Стури получит наказание, – хихикнул невидимый собеседник. – До конца не убьют, может, хозяйка слегка покалечит его, чтобы понял, как правильно себя вести. Ты-то сам спрячься получше.

- Понял, – дверь медленно закрылась. Я еле успел спрятаться в одной из ниш, затаив дыхание. И тут без предателя не обошлось. Везде какая-нибудь гнида отыщется. Надо Стури предупредить.

Но никто не стал ждать никакого обеда, и даже рассвета. Сильный удар по двери отшвырнул ее в стенку, и убежище стало быстро наполняться захватчиками. Под экипировкой не было понятно, кто нападает, мужчины или женщины. Но действовали они на удивление слаженно. Я попытался отразить нападение, когда на меня накинули сеть и огрели по голове. «Дежавю» – крякнуло в голове, и темнота…

Лучше бы я не приходил в себя. Прикованный за металлический ошейник длинной цепью, подобное никак не входило в мои понятия о гостеприимстве. Вонючий, пропахший сыростью и немытыми телами подвал. Ни одного светлого пятна, сплошная тьма. Уже два раза я видел, как нам приносили пищу в небольших мисках, ставили на пол посередине помещения и уходили. Цепи как раз позволяли дотянуться до них, но хоть и хотелось есть, однако заставить запихнуть это в рот я не мог. Отвратительный запах протухшего супа вызывал только рвоту. Наши тюремщики, приходя, приносили с собой немного света. Мизерные несколько минут, чтобы вспомнить о том, что где-то там все еще есть жизнь. Небо над головой, травка, и насыщенная свободой жизнь. Хотелось туда. На волю. Но… Просить о милости не пойми в чем я не решался. Такие же прикованные к стене мужчины молчали. Мое зрение позволяло видеть их лица. И пусть не столь четко, как хотелось бы, но понимание того, что они смиренно ожидают своей участи, убивало и мою надежду.

Была еще мысль, что неплохо бы найти какую-нибудь крышу повыше, чтобы спрыгнуть. Авось опять перенесут? Получать наказание не хотелось, тем более, чтобы убили. Не факт, что после, к примеру, четвертования, я смогу хоть куда-то переместиться.

Очередное посещение нас тюремщиками состоялось раньше времени. Зашли они не одни, а с какой-то женщиной. Привычка повелевать и знать, что приказы будут выполнены тут же, говорила о многом. Хотя бы о том, что дамочка богата и стервозна.

- Фу… какая вонь, – скривилась она. – Могли бы и проветрить перед моим приходом.

- Простите… – решился залепетать один из тюремщиков, при этом так и не разгибая спину. Как склонился в поклоне, так в нем и застыл.

- Хватит, – резко оборвала она. – Не хватало мне еще с тобой разбираться. Показывай новеньких. Надеюсь, они не успели подцепить еще никакой гадости.

- Здесь только один из последних доставленных, – подобострастно пропел второй тюремщик. – Очень симпатичный. Думаю, он чей-то эксперимент.

- Думать рабу вредно, – жестко проговорила она. – Показывай.

Совсем не нежно меня, тяня за цепь, выволокли на центр, так, чтобы свет из коридора мог осветить мою тушку.

- О… Надо же, иномирянин. Хм… Думаю, моей дочери ты понравишься. Эй, – меня ткнули носком глянцевой туфли в грудь. – Ты же не думаешь, что сможешь сбежать от нас?

Во мне начала подниматься злость. Да кто ты такая, чтобы обращаться со мной, как с животным?!

- Хм… взгляд непокорный. Интересный мальчик. Но ничего, и не таких ломали.

- Госпожа его забирает? Подготовить?

- Да, забираю. Одевать не надо, пусть привыкает, – хищно улыбнулась она. – И… облейте водой, что ли? Дышать же рядом с ним невозможно.

Один ушел вместе с этой дамочкой, а второй, поковырявшись с моим ошейником, снял его. Я уже было решил: вот он мой шанс на побег, как получил удар, вырубивший меня.

- Ааах! – завопил я, приходя в себя. Ощущение, что меня окунули в прорубь посередине зимы, было вызвано ледяным водопадом, обрушившимся на меня.

- Вот и помыли, – гнусно ухмыляясь, выдал тюремщик. – Вставай, пошли.

Я бы с радостью, может, хоть движение позволит согреться, но ноги… Затекли, и я не мог сделать и шага.

- Какой ты неженка, – фыркнул мой тюремщик, водружая меня на свое плечо, предварительно проверив, насколько хорошо связаны мои руки, и наклонившись, связал еще и ноги.

Меня буквально закинули в какую-то крытую повозку, не позволяя осмотреться. Ехали мы часа три. Я, все так же с связанными руками и ногами, думал, что же делать дальше. План побега никак не складывался в голове. Все сильнее накатывала паника и отчаяние. К тому же мне казалось несколько смешным подчиняться женщине, будучи изначально представительницей того же слабого пола. Ну не спать же она со мной будет?! Правда, смотря к какой суке попаду. Знаю, девчонки бывают еще теми тварями.

Из телеги меня выволокли вообще как мешок муки. За руки и за ноги.

Уже знакомая дамочка раздавала приказы налево и направо. Я особо не прислушивался, но что касается себя, слушал с затаенным страхом.

- Дурза, живо приведите его в порядок. Это подарок Малише на совершеннолетие. Пусть развлекается. После мытья приведешь его к Лорри. Отчитаешься.

- Как прикажете, госпожа, – ответил невысокий пухленький мужчина лет тридцати…

- Ах, да… чуть не забыла… Покорми его, что ли. Мне сказали, что он не ел в распределителе. И, Дурза, он еще не обучен подчиняться, – эта дамочка преклонного возраста меня раздражала.

- Не беспокойтесь, госпожа, я объясню все, что он должен знать.

- Ты лучший, – оскалилась она, быстро уходя.

Меня дотащили в какую-то комнатку, более осторожно положили на пол, и только тогда я понял, что попал в своеобразную ванную комнату с небольшим бассейном.

- Раздевайся, – появление Дурза с двумя внушительными по габаритам мужчинами не осталось мной не замеченным. Но он что, издевается? Что с меня снимать?! Грязную рваную тряпочку, что еле-еле прикрывает самое дорогое?!

Надо, пусть сами с меня снимают. И вообще…

- Развяжите. Я уже ни черта не чувствую.

Дурза кивнул одному из стоящих мордоворотов, и тот ножом перерезал сначала веревки, а затем и мою набедренную повязочку.

Меня посадили на край ванной или бассейна, смотря для кого и с чем сравнивать. Так вот. И начали мыть. Мне, конечно, приятно, когда меня моют, но не в четыре же руки! Да еще какие руки! Трут так, что скоро я дырами пойду! Не сдержавшись, зашипел от боли.

- Потише, дурни! Он же слишком хрупкий! – заорал Дурза.

- Но он же такой грязный, – выдал детина, растирая мою грудь пенной мочалкой.

- Это цвет кожи такой, идиотина, – не выдержал я, пытаясь отобрать у него орудие пытки.

- Ух, ты! А я думал, такой грязный, – улыбнулся балбесина. А второй даже, ущипнув меня за руку, перетер между пальцами кусочек защипнутой кожи.

- И правда, такой необычный, – подтвердил второй.

- Он иномирянин, – с усталым вздохом сказал Дурза. Видимо, он уже смирился с умственными данными своих помощников.

- Ага, вот почему у него такие уши! – радостно выдал один из мужчин.

Меня отдраили. Вымыли волосы, заплели в косу. Накинули огромное мягкое полотенце, укутав в нем по самые пятки, и подхватив на руки, понесли в какую-то комнату. Я уже обрадовался, что сейчас нормально оденут. Мечтам сбыться не удалось. Меня посадили за стол. От аромата еды потекли слюнки. Уминал, слыша только хруст за ушами.

- Наелся? – смотря на меня, как папаша на своего ребенка, с неким умилением поинтересовался Дурза.

- Что теперь? – все еще кутаясь в полотенце, спросил я.

- А теперь нас ждет Лорри.

- Кто это?

- Узнаешь, – меня снова подхватили на руки и понесли теперь уже куда-то в подвал. Не нравится мне происходящее. Но делать нечего. Я, конечно, могу вспомнить, что я не человек и когти есть. Но не думаю, что далеко убегу, а куда именно бежать, вообще не знаю.

Я уже решил, что увижу мрачное подземелье, как меня занесли в довольно светлую комнату, но с окнами под самым потолком. И заходящее солнце, тепло освещая помещение, высветило то, что по здравом размышлении совершенно не должно было здесь находиться.

- П-пыточная? – выдавил я, чувствуя, как волосы начали становиться дыбом.

- Лорри, новенького пометь, – невозмутимо сказал Дурза.

- И для кого такой котенок? – подойдя ко мне, высокий здоровенный блондин приподнял мой подбородок повыше и заглянул своими практически прозрачными глазами в мои. Не тебе со мной так себя вести! Я дернул подбородком, с гордостью скидывая его пальцы. – Дерзкий котенок.

- К-как вы собрались меня метить? – с трудом сдерживая свой испуг, постарался как можно увереннее спросить я, переводя взгляд то на Лорри, то Друза.

- Тебе повезло, что нравы изменились, – лекторским тоном начал мне рассказывать Лорри, между делом роясь в своих устрашающих инструментах. У меня в голове уже вовсю стоит вопль от догадок, как именно меня собрались метить. Я выдержу клеймо, пусть прижигают! Только бы не на лоб. Я где-то читал, что многим рабам ставят клеймо на лоб, все равно став однажды рабом, им и помрешь. Я не хочу! Лучше сразу сдохнуть! Мне все равно, если его не будет видно, но ведь на то оно и клеймо, чтобы выставлять принадлежность раба на общий просмотр.

- Еще каких-то пятьдесят лет назад клеймо выжигали. Запах от паленого мяса не столь приятен, как многие думают. Да и уход потом требуется долгий. Чуть что, сразу воспаление. А иногда даже и смертью заканчивались. Теперь все по-другому. Артефакт нашли, очень помогает.

Перед моим лицом появился какой-то штырь, на конце которого красовалась самая настоящая выточенная из дерева печать.

- Откуда артефактик надыбали? – тяну время… понимаю, что бесполезно, но ведь так страшно! Меня поняли. Палач ухмыльнулся. Друза скривился, а два твердолобых охранника заржали. Весело им! Вас бы на мое место!

- Нашли, – просто ответил Лорри. Я зажмурился, напрягаясь, когда он понес эту штуку к моему плечу, готовясь к боли. Но… – Ничего не понимаю. На него печать не ставится.

Растерянный взгляд был очень красноречив. Друза даже потер место, куда прикоснулся артефакт.

- Ни следа, – поцокал он языком.

- Придется по старинке, – недовольно поморщился Лорри. – А так не хочется портить такую нежную кожу.

- Подожди! – вырвалось у меня. Нет! Я не хочу никакого клейма, от коленного железа. – Попробуй еще раз. Пожалуйста.

«Пожалуйста, пусть хоть какая-то ерунда вылезет, лишь бы не железо!» – шептал я про себя.

Приставленный к плечу артефакт засветился ярким синим светом. Я как завороженный смотрел на этот свет. Никакого дискомфорта совершено не ощущалось.

- Я такое вижу впервые! – удивленный возглас и круглые глаза Лорри вызывали желание рассмеяться.

- Что это за знак? – нахмурился Дурза. – Госпожа может быть недовольна.

- Аррр! – зло зарычал Лорри. – Ты… ты… Ты!

Держа в руке мелкую крошку – все, что осталось от рассыпавшегося в прах артефакта, в бешенстве орал он.

- Уходим, – тихо, но понятно, что лучше побыстрее смыться, прошептал побледневший Друза.

Один из бугаев шустро подхватил меня на руки, и мы рванули вон из комнаты, слыша, как все в бешенстве крушит разозленный палач.

- Я не понимаю, что сейчас произошло. Надеюсь, Госпожа не станет меня наказывать, – обеспокоенно шептал Друза. – Надо поскорее с тобой закончить.

- Можно подумать, я понимаю, что произошло. Я вообще не рад здесь находиться.

- Слушай сюда, – резко остановился Друза, шипя на меня не хуже змеи. – Ты ничто. Я ничто. Мы все, мужчины этого мира, ничто и никто. Мы вещи. Нас могут наказать, убить, заморить голодом, и много что еще. Я думаю, ты не дурак, и сам додумаешь все остальное. Любое желание твоей госпожи для тебя закон. Не станешь подчиняться – умрешь. Будешь ерепениться – умрешь. И поверь, уже через минуту тебе найдут замену, купив на очередном рынке очередную игрушку. Я очень многое вынес, прежде чем получил подобную привилегию и статус. Думай, прежде чем делать. Ты меня понял? И еще…

- Что? – глухо буркнул я.

- Если госпожа решит все же исправить клеймо на твоем теле, то никто не посмеет возразить, – поставил он точку в нашем разговоре.

Я влип…

Меня принесли в небольшую, но довольно светлую комнату. Поставили на мягкий коврик у кровати и забрали полотенце. Стоять голым перед столькими глазами было, по меньшей мере, стыдно.

Друза нырнул в глубь шкафа, что–то ища.

- Нагни голову, – в приказном порядке сказал он. Я очумело затряс головой.

- Я это не надену. Нет. Нет. Нет! – попятиться не получилось, тут же наткнувшись на стенку в лице одного из амбалов.

- Не хочу применять силу, но мы и так уже опаздываем к Госпоже. Давай сам. Добровольно, а?

Широкий кожаный ошейник, такой же, как у меня носила моя собака, лежал на ладони Друза.

В душе творилось черт те что. Гордость бушевала, здравый смысл раздражено уговаривал. Он и победил. С неохотой, с трудом пересиливая себя, рыча сквозь зубы, я все же склонил голову и позволил надеть на меня это.

- Даже не поморщишься? – с каким-то подозрением уставился на меня Друза. – Должно же покалывать от магии подчинения.

- Ой… Колется, – моментально среагировал я. Пусть думают, что сработало. Я готов был заорать от счастья, что никакое подчинение на меня не подействовало! Ура! Но никому больше об этом знать не обязательно. Хмурая складка между бровями Друза разгладилась, он поверил, что ошейник сработал как надо.

Меня не одели, как мне ни хотелось этого, а просто нацепили очередную тряпочку на бедра. Дали какие-то сандалии, что радует. Но омрачило другое… Тонкая цепь из прочных стальных звеньев, пристегнутая к моему ошейнику, еще больше делала из меня животное.

- Мы готовы. Идем, – вот таким меня и привели в кабинет той самой госпожи.

- Хм… он выглядит намного лучше, – подойдя ко мне и обойдя кругом, одобрительно сказала она. – Где клеймо? Друза!?

- Артефакт после его применения рассыпался. Появился вот такой знак, – виновато пролепетал раб.

- Даже так, – удивилась она. – Интересно. Да ладно, такого знака точно ни у кого нет. Ну и досталась же тебе метка.

Была бы моя воля, честное слово, уже в морду ей дал. Нефиг так ехидно скалиться. И мне можно, я сам раньше женщиной был, так что мужское благородство не нужно.

- Дурза, где Малиша?

- В своей комнате, Госпожа.

- Превосходно, – хлопнула довольно в ладоши. – Идем. Преподнесем ей подарочек.

- Как прикажете, госпожа.

- Как тебя зовут? – надо же, а я-то уже думал, что мне кличку дадут.

- Гарус.

- Обидишь мою девочку. Гарус, и будешь молить о быстрой смерти, – таким взглядом только лягушек препарировать. Страшно до жути. Понимаешь, что вся власть в ее руках, а ты действительно самая настоящая игрушка. Как же я хочу исчезнуть из этого мира!

За цепочку по коридору теперь меня вела она сама. Мы остановились перед дверью в комнату. Меня быстренько окинула оценивающим взглядом, и не найдя к чему придраться, уверенно постучала в дверь.

Дверь открылась, и я увидел на кровати неземное создание. Легкий ветерок из открытого окна с нежностью ласкал длинные белокурые волосы, как и тонкие воздушные занавески на окнах, они слегка покачивались. Девушка, листая какую-то книжку, тоненько напевала. Милый голосок.

- Малиша, – не услышал бы, ни за что бы ни поверил, что у этой грозной тетки может голос звучать с такой теплотой. – Я тебе кое-кого привела.

- Подарок? – изумрудные глазища распахнулись с явным восторгом. – Я обожаю подарки!

- Это Гарус. Твоя новая игрушка, – меня вытянули за цепочку и, толкнув в спину, поставили перед этой милой девушкой. Несколько резануло «новой», но глядя на это невинное чудо, все пролетело мимо.

- Ух ты, какой красивый! Какие ушки! А кожа, кожа-то какая! Он лапочка. Спасибо, мамочка! – повисла, радостно визжа, на госпоже Малиша.

- Пользуйся, – поцеловав в щечку свою дочь, захватив всех лишних с собой, она ушла. Я стоял и не знал, что делать дальше. Разговаривать-то можно? Или нет? Что-то чересчур я трусливым стал. И к тому же эта девушка довольно милая, а значит, не может быть стервой. Может, сжалится и отпустит на все четыре стороны?!

- Не терплю слезливых историй, – неожиданно довольно резко сказала она. И голос… Такие интонации не могут быть у такого ангелочка. Следовательно, внешность явно бывает обманчивой.

Восхищенное настроение смыло в никуда. Передо мной стояла смазливая сучка, и только.

- Мы сейчас сходим в парк, прогуляться. Хочу похвастаться тобой перед девчонками, – защебетала она, снова становясь лицемерной лапочкой-ангелочком. Хорошо, что я не стал ей доверять.

Я хотел есть, я хотел спать, и я хотел убить этих тварин! Я уже более трех часов сидел в ногах, рядом со скамейкой, прямо на траве в парке, пока Малиша трепалась со своими подружками. Но прежде меня всего ощупали, повертели, как хотели, буквально в рот заглядывали. Подергали за уши, одна даже член потрогала. Еле сдержался, чтобы не ударить. А Малыша, видимо, только и ждала повода, чтобы наказать. Какое удовольствие я получил, когда заметил ее разочарованно скривившуюся мордашку, когда мне мяли яйца, а я даже бровью не повел. Но в душе… там внутри себя, мне было так гадко и до ужаса омерзительно.

- Когда ты его попробуешь, поделишься? – все та же, что лапала, где нельзя, полюбопытствовала у Малиши.

- Я сама еще не наигралась. Сегодня у нас первая ночь.

- Какая ночь? – вырвалось у меня. Все с таким презрением посмотрели на меня, что стало страшно. А взгляд Малиши вообще ничего хорошего не предвещал.

- Он не воспитан. Как ты такое упустила, Малиша? – протянула одна из тварин.

- У нас все еще впереди, – скорее мне сегодня перепадет. Как же я хочу домой! – Девчонки, мне пора. Хочется немного повоспитывать свою игрушку.

Меня дернули за цепочку, я еле поднялся. Ноги затекли и не хотели слушаться.

- Не забудь, когда наиграешься, подаришь мне! – крикнула ее подруга нам вслед.

- Ага. Как же. Жди, – огрызнулась Малиша, при этом повернувшись с очаровательной улыбкой, махнула подругам рукой.

В комнату меня втолкнули. Не сама Малиша, а уже знакомые мне амбалы. Мне совсем не понравилась появившаяся в ее руке плетка. И ее настроение.

Цепочку поводка прицепили к крюку, и как я его раньше не заметил, и незамедлительно последовал удар. Хлесткий, со всей злостью, болезненный. Я взвыл, попытался избежать их. Но Малиша отлично знала свое дело. Удары сыпались без передышки один за другим. Тонкие плети оставляли красные рубцы по всему телу. Я только смог скрутиться комочком, прикрыв и лицо и голову.

Экзекуция прекратилась внезапно. Малиша устало дыша, упала на кровать, и через минуту, когда я смог более менее начать соображать, сдержав все же слезы и всхлипы, спокойно, как маленькому ребенку объяснила.

- Никогда не разговаривай, пока не спросят. Ты же меня понял, да? Мне так неприятно тебя наказывать. Хорошо, смуглик, ты больше не будешь меня разочаровывать?

Я еле сдержался, чтобы не вцепиться ей в горло, когда она притянула меня за цепочку и ласково погладила по голове, как какую-то собачонку.

- Ничего, ничего, спинка скоро заживет. И больше не будет болеть. Ты же не станешь непослушным, смуглик?

Я боролся с жаждой убить ее, свернув тонкую шейку.

- Ведь так, смуглик? – прошипела она, дернув сильнее цепь, когда я никак не отреагировал. Я кивнул.

- Вот и умница, – и снова рука, гладящая меня по голове, словно пса. – Иди, сполоснись, и приходи. Я жду тебя.

Сжав зубы от боли, я вошел в ванную. Вода, падая на спину, заставляла поскуливать. Оперевшись руками в стенку и стоя под душем, смотрел, как покачивается перед глазами цепочка. Может, сдохнуть? И веревку искать не надо… Нет! Я выберусь из этого мира, но перед уходом я отыграюсь на этой твари в теле ангела.

- Смуглик, ты скоро?

- Чтоб ты сдохла, сука.

В комнате меня ждал «сюрприз». Малиша совершено голая, соблазнительно выставила передо мной все свои прелести. Ну, для нее может и «соблазнительно», а меня чуть не стошнило. Я не могу спать с женщинами! У меня в мозгах что-то клинит! И в то же время я понимаю, что если у меня банально не встанет, простой поркой я уже не отделаюсь. Ничего нет страшнее обиженной женщины, хотя если ты еще и раб, то это определённо страшно смертельно.

- Что-то не нравится мне твоя реакция, – нахмурилась она. Я же в душе уговаривал себя представить, что это мужчина. Пусть и немного странный, но… ни черта не получалось. Я даже покраснел от натуги.

Малиша истолковала мою потемневшую физиономию по своему.

- Ты девственник? – чуть не мурлыкнула она. А? Точно! Это выход.

Киваю.

- Ой как мило, – хихикает эта тварь. – Иди ко мне, я немного с тобой поиграю.

Буду уповать на мужскую физиологию, лишь бы встал.

- Целуй меня, – приказывает она, томно вздыхая и проведя пальцами по соскам. Не спорю, тело у нее божественное, но меня не возбуждало совершено. Слюнявлю ее тело, медленно опускаясь вниз. Поколебавшись секунду, спускаться ли ниже пупка, решил не рисковать и не нарываться на очередное недовольство. Поцеловал ниже и еще. Мою голову резко прижали к клитору, дав команду «лизать».

Лижу, слушая ее стоны, и думая, когда же все это закончится. Кисти резко опалило, я зашипел.

- Что не так? – недовольно рыкнула Малыша.

- Извините, госпожа, – с удвоенной энергией продолжил свое дело. В голове щелкнула догадка. Это моя брачная вязь дала о себе знать. Руки горели огнем, но останавливаться я не имел права. Не объяснишь же, что я не могу, потому что замужем. Нет. Значит, буду терпеть.

Стоны Малиши стали громче, а у меня была большая такая проблема. Не стоял. Дайте мне кто-нибудь палочку, я ее привяжу!

- Уже можно, – прошептала она, думая, что это очень сексуально, так говорить с придыханием. Бесит.

Пока ползу по ней вверх, зажмуриваю глаза и, представляя перед собой желтые глаза моего ненавистного супруга, его руки, ехидный взгляд и как я его имею. Грубо, вырывая из его горла хриплые крики. Покусывая спину, и сжимая до красных отметин бедра. И там, насколько по рассказам знаю, тесно и горячо. Меня обволакивает…

Желание волной прокатилось по венам. Пока я могу, шустро ворвался в нее и, взяв заоблачный темп, старясь не открыть глаза, довел ее до предела и так же, не смотря, вышел, кончив на живот.

- Мне понравилось, – мурлыкнула она, прижимаясь ко мне. Хотелось оттолкнуть, пнуть ногой, чтобы упала с кровати. Лежу не двигаясь, делаю вид, что сплю. – Ничего, у нас много времени, я научу тебя, как надо меня любить, смуглик.

Надо что-то придумать. Бежать и еще раз бежать. Второго раза я не выдержу, и даже фантазия, боюсь, не поможет.

Дождавшись, когда она уснет, сполз с кровати, придерживая цепочку, чтобы не звенела. Даже на ночь ее не сняла, сука. А сам я побоялся. На цыпочках дошел до ванной. Свет вспыхнул сам. Откуда он вообще берётся, меня волновало в последнюю очередь. Я боязливо глянул на свои руки. И увидев, что вязь на половину стерлась, что вызвало огорчение и вину перед своим супругом. Измена убирает рисунок. Если он почувствовал то же, что и я, и на его руках супружеская вязь стала меньше, то после нескольких ночей с Малишей наш брак будет расторгнут. Я хотел бы избавиться от такого ярма, но не таким поганым способом. Увижу желтоглазка, извинюсь, все же не он мне первым изменил.

Как я ни ломал голову над побегом, жизнь шла своим чередом. Прошел месяц. Месяц постоянных фантазий с моим супругом, и измен с Малишей в реальности. Брачный рисунок остался лишь на кончиках пальцев, и я с каким-то ужасом понимаю, что еще пару ночей с ней, и связь между нами с эльфом исчезнет, как дурной сон. Я цепляюсь за эти мазки на пальцах, как за прошлую свободную жизнь. Мне кажется, что вместе с рисунком исчезнет и мое желание бороться.

Сегодня все шло не так как всегда. Меня забыли покормить, так и оставив прицепленным к изголовью кровати. Малиша появилась вечером раздраженная и сразу же легла спать.

Утром о том, что я существую, Малише напомнила трель моего голодного желудка.

- О, смуглик, – виновато протянула она. – Ты голодный.

Слуги появились мгновенно, стоило только Малише их позвать, как и еда передо мной.

Пока я ел, Малиша решила поговорить. Чем больше она говорила, тем сильнее росло желание бежать. Немедленно.

- Смуглик, мама решила, что мне пора уже заводить детей. Мужчину подобрали. Мама сама лично отбирала в элитном распределителе, – мечтательно проговорила она. – Дети получатся сильные. Ты у меня хороший, смуглик, только я никак не могу иметь детей от тебя. Не нужны нам такие непонятные зверушки.

Я чуть не поперхнулся. Вот же сука!

- Ты больше не можешь быть со мной рядом. Мама предложила перепродать тебя, но я не согласилась. Лучше я тебя подарю Рарике. Помнишь, в первое твое знакомство она проявила к тебе интерес. Правда она в играх с рабами немного жестока, но думаю, тебя она сразу калечить не станет.

Я в офигее! Нет, ну какая же тварь, а?!

- Госпожа, а можно попросить Вас сделать Вашему преданному смуглику прощальный подарок, – мурлыкнул я, мило улыбаясь. – Ведь новая хозяйка не будет такой милой, умной, красивой и доброй, как Вы.

Мое поведение сразу же сбивает ее. Обычно я так себя не веду, а тут и игривые взгляды и мурчащие звуки.

- Какой-ты завораживающий, смуглик, – пораженно выдохнула она. – Жаль, что мама запретила мне расслабляться с тобой. И что бы тебе хотелось? Свободу рабам не дают.

- Я понимаю, госпожа, – смиренный взгляд в пол. Я в ударе сегодня! Даже смешно, как она тихо обалдевает от такого меня. – Просто я так и не видел ваш прекрасный город. Я хотел бы забраться на самое высокое здание и посмотреть на город.

- И всё? – удивлена она. – Такое простенькое желание?

И вот спустя час я стою на крыше самого высокого здания в этом городе. Малиша с гордостью показывает мне на движение внизу, а у меня улыбка до ушей так и не сходит с лица. Как появилась еще в лифте, когда поднимались сюда, так и осталась.

- Ты доволен, смуглик? – заглядывая мне в глаза, спрашивает она.

- Более чем, – набираю в грудь такой манящий меня воздух свободы. Когти отрастают мгновенно, теперь мне не надо прятаться и опасаться за свою жизнь. Быстрый росчерк по ее лицу, чтобы помнила меня и не забывала. Громкий крик. И я с улыбкой, оттолкнувшись, прыгаю вниз. Еще никогда я не испытывал такой эйфории. Яркое свечение, окутавшее меня, обрадовало до чертиков. И снова темнота…

6 глава

6 глава.

Я, блаженствуя, растянулся на зеленой травке.

- Ля-по-та, – выдохнул я, размахивая руками и ногами, лежа в позе морской звезды. В этом мире я уже третий день. И мне здесь нравится… почти. Как всегда, есть одно большое такое «НО». Здесь нет ни одного разумного существа. Нет, я, конечно, не спорю, может, где-то они есть. Но на той территории, что я смог облететь, а это немало, кроме красот природы, нетронутой цивилизацией, ничего не увидел. Коротать время в мире, в котором самой разумной личностью, которую есть шанс встретить, оказывается попугай, не улыбалось. Но и прыгать, как обычно, с самого высокого дерева я не торопился.

Тепло, хорошо и мухи не кусают, впрочем, как и комары, что сначала казалось странно. Я сразу же разобрался, отчего не долетая до меня, насекомые дохнут. Это все татуировка, что приобрёл в прошлом мире. Она создавала какой-то своеобразный защитный прозрачный кокон. Не могу понять, почему не защищала, когда мне в воспитательных целях полосовали спину? Или у этого оберега была своеобразная привязка к хозяйке, как и маячок в ошейнике, сообщающий о моих передвижениях? И ведь, сука, я этот долбаный ошейник раз двадцать снять пытался! Не открывается застежка, и хоть ты тресни! Удача, что при перемещении он исчез, а то я бы точно взвыл, продолжая таскать его на шее!

А этот мир – Рай, да и только. Еда на деревьях растет, протяни руку – и готов завтрак. Зверья много. Хищников пока не встречал, и намеков на особо крупных животных еще не видел. Буду надеяться, что и не увижу.

Хм… интересно, а муженек попал в предыдущий мир, или ему повезло его проскочить? И вообще, надо будет в следующий раз с ним хоть парой фраз перекинуться. Для чего за мной скачет? Жить с ним я все равно не собираюсь.

Прозрачной прохладной воды попил из родника, сочными вкусными фруктами набил желудок, приятно потянулся всем телом, и поднявшись, распахнул свои крылья. Оказывается, узнав однажды прелесть полета, отказаться от него уже невозможно. Сегодня я в очередной раз лечу дальше, чтобы все же подтвердить свою догадку о том, что в этом мире не обитают разумные. А вдруг ошибаюсь?! Надо проверить.

Все время, что я передвигался по воздуху, подо мной простирался практически один зеленый цвет, только оттенки меняются. О! Впереди замечаю черное пятно. Чем ближе подлетаю, тем становится понятнее, почему оно такое. Пожар прошелся здесь недавно, но видимо, еще до моего появления в этом мире, иначе я бы точно увидел в небе такое зарево. Не знаю, сколько гектаров леса уничтожено до золы, но немало.

Останавливаться на этом пепелище бессмысленно, лечу дальше. Впереди маячит лента реки, вот туда я и направляюсь.

Уставший, опускаюсь на берег реки и удрученно вздыхаю. И сегодня я не нашел ни одного человека. Начинаю понимать чувства Робинзона Крузо, попавшего на необитаемый остров. Одно дело – знать, что где-то есть люди, и просто жить в отдалении по своей собственной прихоти. И совсем другое – вынужденно оставаться единственным человеком на планете. Может, все же на другом конце этого маленького мирка есть люди? Или подобные нам разумные?

Дни я как заправский попаданец начал отмечать зарубками на большом толстом стволе растущего недалеко от моего шалаша дерева. Поселившись рядом с водой и плодовыми деревьями, я зажил припеваючи. Спал, ел, гулял, летал, и больше ничего. Правда, мысли об одиночестве стали долбить сильнее.

После трех месяцев в этом Раю стал себя ловить на том, что веду диалоги с самим с собою. Как бы не рехнуться окончательно!

До точки я дошел после полугода на этой чертовой планете. Устав буквально от всего! От утренней росы, от постоянного пения птиц, от подтирания своих полушарий после справления нужды листами местного аналога лопуха, от фруктов, на которые я уже смотреть без содрогания не могу. И вообще, я хочу услышать нормальную человеческую речь! С уверенностью начинающего сходить с ума, могу сказать абсолютно точно, что после стольких лет жизни на необитаемом острове Робинзон Крузо был чокнутым.

В один из вечеров я выбрал дерево повыше: прыгать так прыгать. Просто взлететь вверх и сложить крылья, чтобы упасть камнем вниз, мне не даст инстинкт самосохранения. До этого, когда я прыгал в других мирах, у меня не было особого выбора, поэтому я практически выбирал смерть. А тут… вроде всё хорошо, так чего убиваться?

Свив из травы веревку для того, чтобы обвязать себя, повесил на пояс и побрел к своему деревцу. Идти до него минут двадцать, так что времени попрощаться с этим опостылевшим мне миром предостаточно.

Резкий нарастающий гул вверху заставил поднять голову, чтобы увидеть падающий с неба округлый предмет. Метеорит? В одну секунду планы поменялись. Я вернулся обратно к своему шалашу, где не настолько густо росли деревья и можно было без особых препятствий взлететь. Поднявшись в небо, заметил след от падения и направился именно туда.

В небольшом кратере лежал самый странный из виданных мной до этого предметов – большое металлическое яйцо. Раздалось шипение, и одна его часть с шумом отъехала в сторону, открыв внутренности; яйцо, мигнув лампочками на панели, погасло. Сдох кораблик. И страшно, и любопытно. Медленно опустившись на землю, подобрался к яйцу, все больше понимая, что внутри кто-то есть.

- Бля! – отскочив в испуге на несколько метров назад, непроизвольно выкрикнул я. Из яйца вывалилось какое-то существо и, сделав один шаг, плашмя лицом вниз растянулось на траве.

- Эй, – тихо позвал я его, подходя мелкими шажками к тушке. Оно не реагировало. Набравшись смелости, присел рядом, переворачивая его на спину. И присвистнул от удивления. Передо мной лежала самая настоящая курица, правда было несколько отличий. И чем больше я рассматривал существо, тем отчетливее понимал, что это вовсе не курица. Перья на ощупь были более мягкими, от хохолка из тех же перьев, что напоминали гребешок, по шее шли несколько красных линий, ярко контрастировавших с белыми перьями. Только отчасти похожими на куриные являлись острые коготки и клюв. Кроме этого, у существа были кошачье тело и небольшой рысий хвостик. Интересно, какие у этого зверька глаза? А вдруг он еще и разговаривать умеет?

- Естественно умею, – раздался у меня в голове недовольный тонкий голос. Я, заорав как ненормальный, отскочил от инопланетянина. – Ты чего так орешь? Лучше помоги. Не видишь, плохо мне? Пить хочу.

- Это ты говоришь? – тронув это существо пальцем, вслух спросил я. Сейчас я сам себе напоминал обезьяну в зоопарке, которая впервые увидела очки.

- Повезло же мне, – недовольно произнес голос в голове. – Тупой попался.

- Сам дурак, – огрызнулся я, начиная соображать, что этот экземпляр разговаривает мысленно. – Может, глаза откроешь, а то как мертвый?

- Сил нет, – пришлось брать его на руки, поражаясь, насколько он легкий, и лететь до лагеря. Влив несколько глотков в приоткрытый клюв, нервно захихикал. Я лечу странную курицу, и у меня в голове чей-то голос. Я точно тронулся!

Надеюсь, эта курица и правда разговаривает.

Утром меня разбудило шевеление под боком. Этот существо залезло ко мне под бочок и, свернувшись клубочком как кот, спокойно себе посапывало. Интересно, а у него в роду точно куриц не было?

- Хватит звать меня курицей, – обиженно выдал голос в моей голове. При этом на меня с неодобрением смотрели зеленые кошачьи глаза. – Я котикс.

- Не слышал о таких, – честно ответил я. – А ты по другому разговаривать не умеешь? Вслух.

- Эта примитивная функция моего организма уже очень давно утрачена – еще нашими предками, – фыркнули снова в моей голове.

- Ты вообще какими судьбами в этом мире? Кстати, мое имя Гарус. Можно Гар.

- Я Коть. Вдаваться в подробности не стану, скажу только, что на мою родную планету мне возвращаться нельзя. Заказали, сволочи. И скорее всего, уже все мои богатства к когтям прибрали родственнички. В общем, везли меня на продажу. Удалось сбежать. Был знатным котиксом, а теперь нищий и одинокий. Хотя… С тобой жить буду.

- Не боишься первому встречному о себе рассказывать? – смирившись, что если я и двинулся умом, то меня вполне устраивает, что в такую сторону. Да и Коть реальный… надеюсь.

- Раз спас, вреда не причинишь. – Железная логика Котя вызвала улыбку.

- Я вообще-то тоже в этом мире случайно оказался. Уходить собирался, а тут ты. Ты случайно между мирами перемещаться не умеешь? – с иронией поинтересовался я.

- Нет, – сник он. – Но я могу прицепиться к тебе, мы это умеем.

- Тогда давай переместимся в другой мир, этот мне уже осточертел, – вставая и беря на руки все еще слабого Котя, расправил крылья. – И… Коть… будь мне другом.

- С удовольствием, – муркнул он.

- Кошак, – рассмеялся я.

Взобравшись на самую верхушку дерева, обвязался верёвкой, чтобы не открылись крылья, и чтобы державшийся за всё ту же веревку Коть не упал, приготовился и шагнуть вперед.

- А более нормального способа перемещения у тебя нет? – с некой паникой в голосе, что даже при обмене мыслями отчетливо ощущалась, спросил Коть.

- Пока еще не узнал. Держись, – прижав его к своей груди, шагнул в вниз.

Полет. Привычная вспышка и механический голос, вещающий о сбое очередной настройки переноса.

7 глава

7 глава.

- Чтоб я еще раз! – развалившись в моих руках, недовольно орал Коть. – Я не для того спасался, чтобы тут же окочуриться.

- Можно подумать, я обожаю каждый раз спрыгивать с высот. К тому же я даже не знаю, перенесет ли в следующий раз или нет.

- Ч-что?! – тут же взъерошил перья Коть, смотрелось уморительно. – Это мы что, по-настоящему разбиться могли?! Я тебя сейчас покусаю и клюну!

- Ой, да не ори ты так! У меня уже голова раскалывается от твоего вопля!

- Вопля? Вопля?! Да я еще и не орал! – продолжал горлопанить Коть, причем голосить у него прекрасно выходило и без всяких слов.

- Научи, как от тебя закрываться, а то свихнусь, – простонал я, хватаясь за пульсирующую болью головушку.

- Ага, счаз, только когти подровняю, – фыркнул этот вредный котикс.

- Коть, ты иногда такие выражения знакомые выдаешь. Ты случайно на Земле не был?

- Почему это «случайно»? Был, и не раз.

- Правда? А когда последний раз?

- Лет эдак семь назад. Прикольное местечко, эта твоя Земля. Мне нравится.

- Как думаешь, мы сможем на нее когда-нибудь попасть?

- На опыты, что ли? – с иронией выдал он. – Ты на себя в зеркало смотрел?

- Ты же не попал, – огрызаюсь я. Коть как–то сразу же сник и отвернулся. – Эй, котик, ты чего? Обидел там кто?

- Нет. Просто… – замялся он. – Просто меня там тоже за курицу принимали… иногда. Один раз даже сожрать хотели. И ведь не доорёшься до этих придурочных Землян! Кричишь им, кричишь, а они знай своё: «Какая курица странная, лучше на суп пустить. Вдруг мутирует».

Обиженная мордочка Котя смотрелась настолько уморительно, что я не выдержал и залился смехом.

- Это тебе сейчас весело, а мне тогда совсем не до смеха было, – буркнул он. – И не радуйся, все равно на нее уже не попадешь.

- Почему? – вся веселость моментально пропала. – Все таки взорвали, да?

- Кто?

- А я откуда знаю! – взмахнул я руками.

- И я не знаю. Кто их знает, этих Землян, может и взорвали. А попасть туда без специального разрешения уже нельзя.

- Раньше, что ли, можно было? – усмехнулся я.

- Они же дикие, – взмахнул Коть лапкой. – К ним туристом, а они сразу изучать и резать. Кто же захочет в такие «гости» летать? Спасибо, но дураков нет! Теперь доступ на Землю ограничили, и правильно сделали. Научные экспедиции нет-нет, да летают. А туристам доступа нет. И Гар, я тебе как друг говорю, не стремись ты туда. Там же постоянно какие-то войны случаются, варвары. Живи ты себе в свое удовольствие. Скачешь из мира в мир, вот и скачи.

- Скучаю просто, – правильно все Коть говорит. Понимаю. А все равно увидеть Землю хоть еще разочек ох, как хочется. Там же родители… были… остались…

- Не грусти, дружок. Ты только жить начинаешь, – мурлыкнул Коть. – И, кстати, ты осмотреться не хочешь? Солнышко-то садится, а мы неведомо где находимся!

- А ты с рук слезть не хочешь? – передразнил я.

- Мне и так хорошо, – нагло устраиваясь поудобнее, ответил этот гад.

Пустыня. Опять, что ли, проверка на выдержку?! Один песок кругом, а дело движется к закату. Однако почему–то не настолько жарко, как в той пустыне, которую я прошел ранее. Впереди возвышался высоченный бархан, с других сторон раскинулась сплошная равнина, занесенная белым песком.

- Взбираемся? – с обречённостью человека, которого заставляли быть первопроходцем, высказался я.

- Я сам, – выскочил из рук Коть. Пожалел, что ли?

Оказывается, взбираться по бархану, утопая ногами в ссыпающимся вниз песке – еще то мучение. Зацепиться, чтобы удержаться, не за что. Песок течет как вода, стоит наступить на него, и задерживаться надолго нельзя, сразу же увязаешь. К тому моменту, когда мы растянулись на вершине бархана, ноги ныли, перед глазами мелькали мушки, а во рту было сухо, как в пересохшем колодце.

- Доползли, – простонал в моей голове голос Котя.

- Доползти-то доползли, а вот куда? Вернее, к кому? – пробормотал я. Ощутив на своей собственной шкуре, что не все миры гостеприимны, я со страхом смотрел на очередной город, который раскинулся передо мной. Величественный темный город жил своей жизнью. Мое ночное зрение выхватывало из ночи его виды: высокую толстую стену с зубцами, широкие ворота. Колоны, здания…

- Какое-то знакомое чувство. Где-то я уже видел что-то подобное…

- Ты раньше здесь бывал? – отчего-то атмосфера этого города давила, даже Коть проникся, спрашивая тихонечко даже мысленно.

- Ты-то чего шепчешь? Все равно тебя никто, кроме меня, не слышит, – вот я действительно прошептал вслух, все еще не привыкнув общаться без слов. – И нет, я не был в этом мире. Чего-то не хватает для полной картины. Чего же? О! Точно! Сфинксов!

- Тшш, – зашипел Коть. На башенках стены неожиданно вспыхнули факелы. Однако людской суеты я не видел. Странно.

- Коть, на Земле раньше очень похоже строили. В Египте. Но знаешь, если мы каким-то образом попали в мир, где правят так же, как в моем мире в то время, то мы влипли по уши.

- Я не увлекался земной историей. Так что не молчи, рассказывай.

- Это тебе хорошо: говоришь телепатически, никто не слышит. А я так не могу.

- Учись.

- У меня почему-то внутри все так напряжено, драпануть хочется отсюда и подальше.

- И мне тревожно. Что за мир?

- В Египте правил фараон. Его слово считалось божественным законом. И вообще, кто был богат, тот и прав. Там нормальным считалось рабство, всевозможные поклонения богам, и… мумии.

- А мумии при чем?

- Боюсь я их, – поежился я. – Вдруг встанут и пойдут. Я тогда сразу же сам лягу. Навечно.

- Кто-то летит, и надо думать, что именно к нам.

- Где? – в ночном небе в нашу сторону направлялись три большущие такие летучие мыши – эти создания напоминали представителей летучих мышей внешним видом, но никак не гигантскими размерами. – Это что за птеродактили ?

- Не нравятся мне они, – подозрительно отзывался Коть.

«Но бежать-то некуда», – мысленно ответил я.

Подлетевшие мыши-переростки в количестве пяти штук опустились на песок и стали людьми.

«А я думал, они уже вымерли» – восхищенно выдал Коть.

«Лучше бы вымерли» – отозвался я. Выдавать, что я могу общаться мысленно со своим другом, не хотелось. Так же и показывать, что Коть разумен, придерживая для себя возможность спасения, на всякий непредвиденный случай.

- Кто такой? – спросил один из них. Зная по рассказам своего мира, какими вампиры могут быть жестокими и хитрыми, я не знал, как и что именно ответить. Внешне они вполне походили на людей, но красные глаза и бледная кожа, что хорошо выделялись в ночи, свидетельствовали об обратном. Вампиры, короли ночи, вернее, ночные хищники.

«Ответь, а то нарвемся на неприятности».

- Странник, – стараюсь держаться уверенно.

- И что же «странник» делает в полнолуние за пределами города? – не менее ехидно спросил второй вампир.

«Гуляем», – хихикнул Коть.

- Заблудился.

- Необычно от тебя пахнет, – принюхался один из вампиров.

- А как должн… – договорить мне не дал вой. – Волки? В пустыне?

- Следуй за нами, – встревоженно приказал вампир, превращаясь в мышь. Вой приближался. Волки вели между собой перекличку, и судя по ней, там была не одна особь.

«Если в этом мире есть вампиры, то вполне могут быть и оборотни» – боязливо всматриваясь в ночную пустыню, сказал я Котю. Вдалеке уже виднелись с десяток стремительно бегущих к нам огромных животных, и определенно покрупнее земных волков.

- Он же не может превращаться, – осадил своего собрата вампир. – Кто его понесет?

- Я сам, – сказал я и распахнул свои крылья.

- Как огонек в темноте. Они же по тебе ориентироваться будут, – нервно выдал последний, еще не превратившийся в мышь, вампир. – Нет времени. Летим. Они быстро бегают.

Словно подтверждая его словам, оборотни, подвывая, уже карабкались на бархан.

Я никогда в жизни так усердно не работал крыльями!

«Догоняют! Поднажми! Давай маши! Маши! Маши! Гар, что ты как вялая моль?! Нас же сожрут! Маши!» – это так подбадривал мысленно котикс, при этом повиснув на моем плече моськой в сторону бегущих за нами оборотней.

«Долетим» – даже мысленно я запыхался, перевел дыхание и продолжил:- «пущу на перьевую подушку».

- Закрыть! – влетев в город, приказал один из вампиров часовому. Никакой паники. Ни криков: «Спасите! Нападают! Оборотни!». Совсем ничего. Все шустро, уверенно и молча. Ворота закрылись в ту же секунду, как мы пересекли определенную черту. Часовые заняли свои позиции на башенках. В огненных отсветах факелов изредка сверкали серебряные наконечники арбалетных стрел. Те же вампиры, которые были вооружены клинками, спокойно наблюдали за приближающейся стаей, не мешая арбалетчикам.

- И часто у вас нападения бывают? – обратился я к стоящему рядом вампиру, что прилетел со мной.

- Каждое полнолуние.

- Вечные враги?

- Непримиримые, – с ненавистью ответил он. Я предпочел больше ничего не спрашивать.

И снова волчий вой, но теперь он звучит под самыми стенами города. Вампиры оживились, со злорадными улыбками расстреливая ярящихся внизу оборотней.

- Кому-то сегодня повезет увеличить количество рабов, – с мерзкой усмешкой произнес стоящий рядом со мной вампир.

- Вы из оборотней делаете рабов? – в душе сразу же зародилось отвращение к клыкастым. Коть недобро молчал.

- Они для этого и созданы, – вот же тварь клыкастая!

- Если они знали, что их ждет при нападении, то почему все же совершили такой глупый шаг? – подавив в себе желание вцепиться в глотку этому хладнокровному, хрипло спросил я.

- За своими щенками пришли, – скривился вампир. Больше спрашивать ничего не хотелось. Когти сами поползли из пальцев…

«Остановись. Ты им уже ничем не поможешь, сам погибнешь. Остынь. Подумай. Такие дела на горячую голову не делаются» – очень серьёзным тоном уверенно шептал мне Коть. – «Поверь мне, Гар, мы поквитаемся с этими кровососами. Я так же мог стать рабом, и никому не пожелаю такой участи».

«Я просто так из этого мира не уйду» – дал я клятву. Безумных трудов стоило спрятать свои когти обратно, успокаиваясь. Волчий вой затих.

- Превосходно. Сегодня быстро справились, – похвалил все тот же стоящий рядом вампир проходящего мимо сородича. – Всех не раздавай, оставь мне парочку не особо раненных.

Я, не желая смотреть в ту сторону, откуда сейчас начнут заносить раненых оборотней, чтобы не сорваться, решил выяснить об оговорке одного из его друзей.

- Скажите, – вежливо обратился я к вампиру, хоть клыки так и чешутся впиться в его шею. – Чем мой запах так необычен? И что меня ждет в дальнейшем?

- Темных эльфов не часто встретишь в нашем мире. Несколько сейчас у нас гостят. С этими проклятыми псами я позабыл, куда хотел тебя отвести. Идем, познакомлю тебя с хозяином и с твоими сородичами.

«Коть, могу спорить, что по закону подлости гостем этих упырей будет мой муженек».

«Посмотрим» – Котикс одним глазом поглядывал за мою спину, и виденное им явно не было приятным.

«Отвернись, не накручивай себя. Ты прав, котикс, всему свое время».

Мы шли по улицам под пристальными и изучающими взглядами прохожих. Я же по сторонам не глазел, мне было противно. Еще в начале улицы я заметил двух довольных жизнью вампиров, ведущих на поводке хрупкого не раз высеченного паренька лет семнадцати. Некоторые раны от плети еще не до конца зарубцевались.

«Это же как надо бить, чтобы на оборотне не заживало!» – бесился я.

«С серебром» – бросая злые взгляды на идущих с рабом вампиров, прошипел Коть.

- Нас ждут, – с высокомерием произнес вампир стражам на парадном входе в замок. Я бы с удовольствием повосхищался красотами этого мира, умением зодчих строить, если бы не виденное ранее зрелище. Замок в готическом стиле навевал какую-то беспросветную обреченность и страх по отношению к хозяину этого строения.

- Сюда, – распахнув передо мной дверь, оскалился вампир в подобии улыбки.

«Не нравится мне все это» – в который уже раз зашептал Коть. Согласен. Полностью.

Представлял себе, что сейчас войду, а там трон. И на нем сидит какой-нибудь красивый внешне, но совсем холодный внутри мужчина, или же не менее стервозная дамочка… Но, войдя, я непроизвольно попятился.

«Кто это?» – удивленный моим поведением, поинтересовался Коть.

«Муженек» – выдохнул я.

- Натес, а ты мне не говорил, что у тебя такой хорошенький супруг, – произнес стоящий рядом с моим ночным кошмаром высокий худощавый вампир. – Одолжишь пошалить?

- Может быть попозже. Я еще сам не играл с моей игрушкой, – оскалился мой супруг.

В зале находилось с десяток вампиров, и еще двое уже знакомых мне эльфов. Именно они привезли меня в том мире на свадьбу.

Я затравлено осматривал зал, ища лазейку для побега, понимая, что со всеми не справлюсь. Амулета для переноса в этот раз у меня нет, Котя тоже не бросишь, а бежать надо!

- Будь послушным мальчиком, – злой взгляд и лживо нежный тон. Я понял, насколько по-крупному попал, когда на моей шее застегнулся ошейник. Этот проклятый вампир нацепил мне на шею ошейник! И проделал это с такой скоростью, что я и не заметил. Хотя я же, придурок, не отрываясь следил за своим супругом, совершенно не обращая внимание на другую проблему. И вот я опять в ошейнике, как пес!

- Прости, – прошептал я Котю, откидывая его в сторону. – « Я лучше сдохну, чем снова в рабство!» Трансформация прошла быстро. Схватившись за чуждую полоску кожи, на моей шее, разорвал ее в клочья.

- Какой сильный, – восхищённый возглас хозяина замка, но мне на это наплевать. Моя цель сбежать, убив всех, кто здесь находится. Особенно этого урода, что зовётся моим супругом.

Я, может, и не такой уж внушительный с виду, но сил у меня поболее, чем у вампиров. В этом убедились первые из них, кто сейчас лежат с оторванными головами. Нападать стали со всех сторон, не давая ни одной секунды на передышку. И что самое поганое, я никак не мог добраться до своего супруга, постоянно кто-то мешал. Вампиры, казалось, не заканчивались, а я все так же толкался на месте. Злость, ярость переполняли меня. Рыча в отчаянии, они же усилили свои атаки.

В какой-то миг я прорвал круг и добрался до эльфа.

«Вот и ты» – обрадовался я. Эльф уходил от моих атак, не скажу, что играючи, нет. Но! Этот урод уворачивался с особой завораживающей грацией.

- Мальчик решил поиграть, – издевался он.

- Решил, – рыкнул я, черканув ему по смазливому лицу своими когтями. Прекрасным алым цветом взбухли рубцы. Эльф в бешенстве накинулся на меня. Теперь уклоняться от его клинка приходилось мне. Несколько минут… и… я снова нападаю, при этом успеваю отбить атаки нескольких вампиров. Понимаю, что силы стремительно тают, а выхода уже нет.

- Ты моя цель,- рычу я, решаясь убить эту тварь, чтобы не так обидно было уйти в мир иной. Не соберет уже чудо-машинка меня, покромсанного на куски. Но пусть так, чем по-другому!

- Не глупи, – на долю секунды мне показалось, что в ледяном взгляде эльфа, мелькнула озабоченность.

В ответ я из последних сил растягиваю губы в улыбке. Умирать, так с боем.

И завертелось. Раздаю удары направо и налево. Успеваю располосовать руку супругу, и уже даже не злюсь, что так мало ему достается. С каждой секундой все сложнее удерживать заданный мной же темп. Количество нападающих не уменьшается. Моей кровью из ран давно измазан пол. Может, именно поэтому вампиры такие бешеные?

- Поиграли, и хватит, – громко рявкнул хозяин замка так, что стены дрогнули. – Зверюшку – в клетку, этого – в цепи.

- Попробуй, подойди, – ухмыльнулся я, придерживая рукой глубокую рану на груди и тяжело дыша. Ноги почти не держат. Я в ступоре смотрю на окровавленного Котю, который явно не стоял в сторонке. Вон сколько валяется постанывающих вампиров с глубокими рваными ранами от таких на вид безобидных когтей и клюва котикса.

«Зачем полез?» – не выразить словами, как я благодарен этому маленькому созданию за то, что не бросил меня. Но и в то же время жаль, что все так вышло. – «Прости меня, Коть».

«Дурак» – еле слышно доносится до меня.

Когда в зале появились арбалетчики, я не заметил, зато превосходно ощутил впивающиеся в меня стрелы с острыми серебряными наконечниками. То, что они серебряные, мне плевать, но однако, это все же стрелы, и меня нашпиговали, как куропатку на охоте дробью. Я покачнулся, опускаясь на одно колено.

- Упрямый малый, – я не сразу сообразил, что говорят прямо над моим ухом. Проморгал. Не повезло. А дальше одна темнота…

Возвращение в сознание было ужасным. Лучше бы я и дальше оставался в той ласковой темноте. Болел каждый кусочек моего многострадального тела. Мало того, я был распят на кровати так, что даже трепыхнуться не получилось. Котикс не откликался. Думать, и то было больно…

- Проснулся? – ненавистный спокойный голос супруга. – Ты видел, что рисунок практически исчез? Мне бы очень хотелось узнать, где ты так успел загулять?

- Пошел ты, – с усилием прохрипел я.

- С удовольствием, но только после закрепления уз. Но, так как ты непредсказуем, обряд доведем до конца, не дожидаясь полного твоего выздоровления.

- Сволочь, – словно выплюнул, произнес я, смотря в потолок.

- Нежным с тобой мне точно быть не стоит, не первый раз.

- Зачем тебе? – договаривать я не стал, и так сложно произносить слова. Горло мало того, что сухое, так еще и сильно стянуто веревкой. Эльф меня понял правильно.

- Хочешь узнать, почему я ношусь за тобой по мирам, вместо того, чтобы остаться в своем мире и наслаждаться жизнью? – медленно растягивая слова, говорил он, между делом устраиваясь между моих ног. Мне же хотелось выть от бессилия. Так же мной пользовалась и та стерва, что оставила в память о себе пару шрамов на моем теле. Даже мои способности не убрали этих меток. Пресловутая защита еще ни разу не уберегла меня в этом мире, оставаясь простым рисунком. Эльф же, не желая понимать моего панического липкого ужаса, что охватывает душу, продолжал спокойно пристраиваться к заднице.

- Так вот и мне бы хотелось знать, какого хрена меня с парой эльфов вышвырнуло следом за тобой?! – взъярился он и одним резким движением вошел в меня.

- Ааа! – выгнулся я от боли. Мне казалось, что вовнутрь загнали раскалённый нож, разрезавший меня пополам и в тоже время проткнувший позвоночник. Слезы текли по щекам, я пытался уйти от раздирающей боли, но эльф что-то еще говорил, не переставая вколачиваться в меня. Перед глазами все поплыло, веревка, впившись в шею, душила. Я впервые был рад полуобморочному состоянию. Неправда, что через какое-то время становится не больно. Врут. Неправда, что можно привыкнуть к насилию и отключиться. Врут. Боль не исчезла, она просто стала другой. Я не переставая хрипел, перед глазами прыгали черные точки, мир плыл. Я ничего не чувствовал, кроме ада, творящегося внизу, а в душе разливалась пустота и холодная ярость. Если выживу – отомщу!

«Гарус, потерпи, маленький. Гар, прости, не могу помочь» – где-то там плакал Коть. Смелое бесстрашное существо. Мой друг.

- Смотри, связь установилась. Из-за тебя чуть не стал посмешищем всего рода! Меня бы лишили наследства. И все потому, что ты сначала отказывался от союза, а потом и вовсе сбежал! Но ничего, я научу тебя, как должен себя вести младший супруг.

- Проклятье! – затуманеный болью, я все же услышал, как выругался отстранившийся от меня эльф. Мне показались нотки гнева и сожаления в его голосе. Показалось, наверное. Сейчас мозг может выдать все что угодно. Громко хлопнула дверь и он ушел.

Как я ни желал провалиться в темноту, не получалось. Тело горело огнем, я выл в голос, не заботясь ни о чем. В какой-то момент пришло понимание, что это всё. Я больше так не могу! Хватит! Собрав все свои силы, тот мизер, что остался, начал изменяться. Веревки стягивали все сильнее. Распахнув кое–как крылья, переломав одно из них, я все же попытался еще и подняться над кроватью, чтобы усилить давление на веревку. Удалось освободить сначала одну ногу, затем и вторую, и только потому, что веревка не выдержала смены ипостаси и натяжения. Но шею затянуло настолько туго, что перед глазами периодически темнело из-за нехватки воздуха. Отступать я не собирался, на кону стояла моя жизнь. Силы утекали как вода, я и так не оправился от предыдущей схватки.

- Я смогу. Я смогу, – как мантру, твердил я.

Решив согнуться так, чтобы оттолкнуться ногами от спинки кровати, от боли чуть не откусил язык. Плача и скуля, все же смог извернуться, уперевшись в стойку кровати, и после нескольких попыток все же удалось ее сломать. Рук практически не чувствовал, слишком долго перетянутые кисти давали о себе знать. С трудом освободив руки и шею, судорожно попытался сделать вдох полной грудью, тут же закашлявшись.

«Коть, ты где?»

«Повернись» – со слезами прошептал он.

Стараясь не упасть, потому что вряд ли хватит сил потом подняться, повернулся. Котикс выглядел не лучше меня. Сильно побитый, но живой и в клетке.

Пошатываясь, я медленно брел, держась за стенку одной рукой за стену, вторую совсем не чувствовал. Пол плавал, как и стены. Я понимал, что шанса больше не будет, в любую минуту может вернуться эльф, и тогда я точно предпочту себя убить.

Шаг. Еще шаг. Клетка. Тяжелая. Мир пошатнулся. Распрямляюсь. Раскрываю крылья как можно сильнее. Одно крыло сломано, но превозмогая боль, я вполне могу им махать. Но ведь этого не надо. Шаг. Еще шаг. Окно. Маленькое, но хватит места залезть на него и спрыгнуть.

«Нам нужно упасть» – сил открыть рот просто нет.

«Падай» – и я отталкиваюсь от карниза, обхватив клетку с котиксом, с радостью летя вниз. Даже если не перенесет в следующий мир, лучше смерть, чем повторение. Света портала ни один из нас уже не видит…

Приходя в себя, я попытался пошевелиться и застонал от боли. Все раны, сломанные кости и порванные связки разом напомнили о себе. Надо открыть глаза и понять, куда нас перебросило.

- Лежи и не трепыхайся, ушастый, – спокойный старческий голос неожиданно раздался рядом. Чьи-то сильные руки прижали меня обратно к постели. – Еще не совсем оклемался. Выпей.

Глаза отчего-то сил открыть нет, как и пошевелить даже пальцем. В губы что-то ткнулось; приоткрыв рот, я медленно глотал горький напиток.

- О, как сморщился, – хрипло прокхекал дед, видимо, так звучал у него смех. – Не отравлю, не опасайся. Поспать тебе надо.

Подобные действия повторялись еще пару раз. Я выпивал отвар и тут же засыпал безмятежным сном.

- Г-где… – говорить с первого раза не получилось, из горла вырвался хрип, а затем пустой звук.

- Ты о той птичке беспокоишься? Не переживай, все с ним в порядке, на поправку пошел. Выпей лекарство, завтра здоровым проснешься.

Как-то в одно мгновение проснулся, понимая, что уже выспался. И в то же время не зная, какой сегодня по счету день и какое время суток. Небольшая комната была полностью лишена окон. Размявшись, сидя на кровати, с радостью ощутил свое совершенно исцелившееся тело. Жутко хотелось есть.

«Коть, ты где? Ответь!»

«Наконец-то проснулся! Выходи, мы устали тебя ждать, соня».

Хорошо, что я вижу в темноте, а то давно бы уже сломал себе шею, обходя всевозможные полочки со скляночками. Через длинный темный коридор двигался в сторону тусклого мигающего отсвета огня, мелькающего из-за полуприкрытой двери.

- Э… Можно? – за небольшим столиком с расставленными на нем шахматными фигурками сидел сухонький старичок в длинном потрепанном балахоне, с седыми волосами, заплетенными в толстую косу, кольцом лежащую на полу у его кресла. Красные, как горячие угли, глаза, уставились на меня, изучая.

«Заходи».

- Проходи, ушастый, – этот хриплый голос я узнал. – Занятный у тебя друг. Говорить не говорит, но все понимает. Сыграть не хочешь?

- Извините, но я не умею. Простите, а можно спросить?

- Спрашивай, – кивнул головой дед, при этом кому-то махнув за моей спиной. Но я же никого там не видел?! Обернулся, чтобы удостовериться. Нет никого. Темнота сплошная. Хотя в одном углу слишком уж сгустилась тьма, даже очертания стены не просматривается. Надеюсь, этот невидимый «кто-то» не нападет со спины.

- Это же Вы нас спасли? – старик кивнул.

«Он» – подал мысль Коть. – «Классный старик, но иногда такой страшный становится, что хочется в уголок забиться от испуга и мяукать, как котенок».

- Так и знал, что мысленно общаться можете, – обрадованно выдал дед. Интересно, сколько этому сухофрукту веков? И как он понял?! В ответ на мой недоуменный взгляд дед кхмыкнул еще раз, и пояснил: – Слишком долгие паузы делаешь и при этом в глаза своей птички таращишься.

«Я котикс!» – обиделся Коть.

- Он не птица. Котикс.

- Не слышал о таких. Как интересно. Оказывается, и на старости лет еще можно узнать много нового. Давайте знакомиться, что ли?

- Спасибо, что спасли нас, – моментально вспомнил я.

- Надо будет еще, обращайтесь.

- Лучше бы не надо, – добавил я.

- И то верно, – ничуть не обиделся дед моим необдуманным словам.

- Я Гарус, эльф полукровка, а это мой друг – Коть, котикс. А Вы?

- Я? – показалось, что старец задумался, но улыбнувшись краешком губ, все же ответил. – Марген.

«Не думаю, что у такого древнего вампира такое кроткое имя» – мысли Котя полностью совпадали с моими. – «Как думаешь, что ему от нас надо?»

- И всё? – вырвалось у меня. Вампир знакомо кхмыкнул, ничего не ответив.

- Достаточно. Ты мне лучше расскажи, почему в таком состоянии был? Прыжок из окна моего замка никак не мог привести тело в такую негодность.

«Мы не переместились в другой мир!» – взорвалось в голове. – «Но как же так?!»

«Я думал, что ты это уже понял».

«Наверное, падение не было смертельно для меня, поэтому не сработало. Получается, Натес где-то рядом! Коть, что делать?! Я не могу с ним встретиться! А что, если нас выхаживали по его приказу?! Коть! Что делать?!»

«Для начала глубоко вдохни и постарайся успокоиться. Мы выберемся, Гар. Постараемся выбраться».

«Я боюсь» – чуть не плача признался я.

- Прекрати трястись, не собираюсь я возвращать тебя туда, откуда ты таким глупым и опасным путем сбежал, – невозмутимо заметил вампир. – Я предпочел бы, чтобы ты подробнее объяснил, что происходит. А то ты так у меня от страха помрешь.

Мне начхать, кем он там меня считает, хоть трусом, хоть придурком. Я не выдержу повторения! Я не смогу!

- Ты слишком дерганый, ушастый. Хочу спросить у тебя, ты хотя бы заметил изменения в своём теле? Скорее всего нет, потому что тебя бы в этот момент заботило немного другое. – И уставился, выжидая моей реакции.

Это еще хуже. Стало безумно страшно. Что с моим телом?! Что еще не так?!!!

«Коть!»

«Посмотри на руки» – котикс виновато отвел глаза в сторону.

- Я пока обезболил, – не вытерпел вампир, когда я, как рыба, в немом крике открывал и закрывал рот.

- Как же так?! – сполз я на пол, разревевшись.

- Бывает, ушастый. Не получилось мне спасти твою конечность.

Я был в отчаянии и не понимал, как я мог не заметить, что лишился правой кисти руки?! Как я теперь буду дальше жить калекой?

- Ой, и любите вы, ушастые, сырость разводить, – недовольно поморщился дед. – Будет у тебя конечность, не убивайся ты так. Вон Тенька же бегает. И тебе что-нибудь придумаю.

«Гар, он сказал, что руку тебе отрастит. Я его сам спрашивал. Честно. Ты только не плачь так. А то я не знаю, как успокаивать надо» – ныл голосок Котя.

- Ч-что? – сквозь слезы посмотрел я на деда. И кто такой Тенька? Еще один ушастый?

- Хватит пол заливать. Не тебе убирать-то, – прикрикнул на меня старик. – Кстати, Тенька тебя с твоим котиксом и притащил еле живых. Тебя так вообще по кусочкам собирал. Там косточку, там мышцу, своей крови подлил.

Я даже отшатнулся от вампира при упоминании о его крови во мне.

- Да ничего она тебе не даст, разве только немного силенок прибавится, – махнул он тонкой усохшей рукой с длинными когтистыми пальцами. Рассказывай все подробно. Слушаю.

Через полчаса, когда я уже порядком успокоился и уверился, что и будучи калекой, отомщу эльфу, старик, задумавшись, развалился в кресле.

«Как думаешь, поверил?»

«Ты же мне поверил» – ответил я Котю.

«Я по мирам летал, когда тебя еще в проекте не было» – огрызнулся Коть. – «А этот вампир, наверное, сотворение миров видел. Гар, просто прикинь сколько ему годков, если он такой иссохший, как мумия».

«Вот только не надо про них» – взмолился я. – «Сколько бы не было, мы для него всего лишь дети».

«Это верно. О, смотри, оживает».

- Занятную историю ты мне рассказал, ушастый. То, что ты не из нашего мира, я и так понял. Последний раз я эльфа видел еще в юности. Не считая, конечно, недавно прибывших. И то они тогда со своей делегацией прибыли, хотели к нам переселение устроить. Отец был против. И я с ним согласен… Ладно, это дела давно минувших столетий… Не повезло тебе, парень, с таким мужем, но бывали случаи и похуже, уж поверь мне. Я заметил на твоей руке брачный рисунок. Он не закрепился, ты видел?

- Только пальцы? Во время ритуала были покрыты обе… – глянув на обрубок второй руки, с усилием сглотнул комок слез, вставший в горле, – были покрыты полностью обе руки.

- Насильно любви не построишь. Хотя радоваться тебе не стоит. Твой супруг на правах старшего, вполне может запереть в комнате или темнице и забавляться с тобой как пожелает. – Меня ощутимо передернуло от подобной перспективы, а сердце загнанно застучало от страха. Вампир невозмутимо продолжал. – В нашем мире никто бы не вступился за супруга, считая узы священными. Но у нас так же не принято навязывать свою волю. Редко бывают случаи насильного заключения брачного союза. Помогу я тебе сбежать от твоего супруга, даже окно в другой мир открою и скажу к кому обратиться, чтобы союз ваш разрушить. Если пожелаешь, конечно.

- Я был бы Вам очень благодарен, – я сам не понял, как оказался на коленях перед стариком, хватаясь за его руки. – Пожалуйста, помогите.

- Всё, всё, – похлопал он меня по плечу с теплой, все понимающей улыбкой. – Помогу. И даже верну конечность, не совсем такую, какая была, но действенную. Однако…

- Я выполню любое Ваше приказание, – если я правильно догадываюсь, то все происходит неспроста и не за бесплатно.

- Верно, ушастый. За все надо платить, – невозмутимо подтвердил мои догадки вампир. – Я хоть и стар и практически ушел от дел, но меня тревожит, насколько мои дети уверовали в то, что им всё дозволено в этом мире. Много веков назад я ушел сюда, потеряв самое дорогое, что у меня было.

Несколько минут тишины ни я, ни Коть прерывать не хотели. Сидящий перед нами старик с изрезанным морщинами лицом в какой-то миг преобразился, как будто помолодел, и в глазах пропала усталость.

- Когда-то у меня был любимый супруг. Оборотень. В то время мы жили в мире, смеясь и плача вместе, рука об руку. Мой Дарт… – улыбнулся он. – Дикий, необузданный, сильный… Неутомимый любовник, преданный друг. Но судьба сложилась так, что он погиб. Случайность. И мир перевернулся для меня. Меня больше ничего не интересовало. Я впал в отчаяние. Несколько лет после его похорон я до сих пор вспомнить не могу. И если быть честным, то и не хочу… Свое место правителя я уступил сыну, а сам ушел. Здесь моя жизнь текла по-своему. Тихо и спокойно. Созданный мной Тень скрашивал мое одиночество, но и мучил меня невозможностью вернуться в прошлое.

- Тень – кто это? – когда молчание старика затянулось, все же решился полюбопытствовать я.

- Мой любимый супруг, – с тенью грусти ответил Марген.

«А разве он у него не умер?» – удивился Коть.

- Он же мертвый.

- Да. И давно. Но я же древний и мудрый вампир, и мне многое подвластно. Вот только не в моих силах вернуть разум и душу полностью, как было.

При этих словах вампира из тени к нам шагнула самая настоящая мумия, увитая широкими бинтами из какой-то серой ткани. Открытым оставались черные провалы глазниц с горящими красными глазами и оскаленный рот.

- Ааа! Уберите! Мумия! – орал я, зависнув над потолком и жалея, что нет способности просачиваться свозь препятствия.

«Он безобидный. Спускайся» – посмеиваясь над визжащим мной, уговаривал Коть. Марген ржал в голос. Тень же стоял и, склонив голову набок, равнодушно разглядывал меня.

- Спускайся. Он сейчас уйдет. И кстати: не вежливо так себя вести со своим спасителем.

- П-прошу п-прощения, – пролепетал я, но снижаться не собирался. – Сейчас попробую успокоиться.

- Только крылья не убирай. Они у тебя красивые, никогда таких не видел, – с непосредственностью ребенка попросил вампир.

Тень исчез, отступив к стене. И я, все еще в шоке от неожиданного появления мумии, опасливо косясь на стену, спустился.

Вдоволь нащупавшись моих крыльев, Марген решил поговорить.

- Нам пора поесть, поэтому буду рассказывать о главном. Твоя невосприимчивость к магии нам очень кстати. Я сам проверял. Ты не поддаешься вампирскому внушению, и ни один ошейник на тебя не действует. Это огромный плюс. Я ощущаю, как мое время утекает. Скоро я уйду в вечный покой, поэтому хочу вернуть в этот мир то, что было раньше. Мне больно слышать, как поступают вампиры с оборотнями. Открытое столкновение мне, к сожалению, не по силам. Заразу удаляют, действуя хитро, искореняя под чистую.

«Ты начнешь реакцию» – шепнул Коть.

- Тень проведет тебя в подземелье, и он же предупредит ожидающих условного знака оборотней. Там же находится лаз с механизмом, открывающим потайной вход в замок. Вам с котиксом надо будет его задействовать.

- Не стоит подвергать опасности и Котя.

- Лаз узкий. Тебе не протиснуться. Тень и я не можем проделать этого из–за охраняющей его магии. Замок не позволит открыть потайной ход, ощущая от этих действий угрозу.

- Но Коть может пострадать. Он же к магии восприимчив.

- Насколько я понял по твоим рассказам, тебе достаточно его просто держать, чтобы с ним ничего не произошло. Через миры же ты его протащил.

Больше крыть было нечем. Пришлось смириться с решением вампира. Мы перешли к столу, который расторопно накрыл Тень. Перед вампиром стоял бокал с кровью – я по запаху понял, что там. А перед нами вполне человеческая аппетитно пахнущая еда. В животе предвкушающе заурчало.

- Гарус, нам пора сделать тебе новую кисть. Иди за мной, – стоило мне положить вилку и отодвинуть пустую тарелку, сразу поднялся из-за стола дед.

«У меня от его глаз мурашки по коже бегают. Знаешь, такой взгляд у сумасшедших ученых бывает».

«Ты думаешь, что живя в таком месте, он мог остаться нормальным?» – с иронией спросил я. – «Надо быть благодарным за помощь».

Лаборатория, если эту пыточную можно так назвать, была мрачной. Антураж состоял из металлического стола с ремнями для удержания пациента, расположенными на вспомогательном столе рядом всевозможными инструментами очень устрашающего вида и жаровни.

«Я подожду тебя за дверью» – попытка Котя смыться не удалась. Я, схватив его за шкирку, усадил у стены.

- Ложись – мило предложил мне Марген, указывая на стол.

Пришлось сжать зубы и лечь. Холод от стола проникал в каждую клеточку тела.

- Расслабься, я же не резать тебя собираюсь.

- Фух… – вырвалось у меня, однако облегчения это не принесло. Меня пугали и нервировали непонятные действия вампира.

- Тень, – приказал он, и мумия, плавно подплыв ко мне стала шустро закреплять ремни на моих руках-ногах. Я даже пошевелиться не могу. От пронизывавшего меня ужаса только и хватает, что таращиться в глаза мумии, как болван.

«Тебя уже спасать, или еще рано?»

«А?» – оторвав взгляд от уплывшей мумии, я уставился на склонённого надо мной Маргена. Не нравится мне его улыбочка. С ней он точно на психа похож.

- Будет больно, придется потерпеть.

- А! – глаза от боли полезли на лоб, а этот садист что-то увлечено кромсал на моей культе.

- Терпи, ушастый, терпи. Надо, чтобы рана была открытой, иначе не приживётся. – Его слова доносились до меня словно сквозь толстый слой ваты, и я через раз понимал, о чем он говорит. – Еще секунду. Да! Теперь его. Какой я молодец, что сохранил этот образец. Ты знаешь, ушастый, что это представитель вымершего вида. Тебе просто несказанно повезло, что я смог его сохранить.

С громким чавком к руке присосалось что-то черное, с небольшими пупырчатыми щупальцами. Сквозь боль я ощущал, как каждый нерв словно дергают за ниточку.

- Превосходная совместимость, – радостно потирая руки, наблюдал за мной вампир. – Чувствуешь, как боль проходит? Он словно был создан именно для тебя.

- Да. – Щупальца перестали извиваться, замерев, и вместе с этим движением ушли и болезненные ощущения.

- Сожми и разожми пальцы, – попросил Марген.

«Ничего себе протез!» – пораженно выкрикнул Коть, а я завороженно смотрел на свою, теперь уже точно свою, странную конечность. Я полностью ощущал новую руку невероятной формы. Попытка ущипнуть отозвалась вполне логичной болью.

- Великолепно, не правда ли? – улыбнулся вампир. – Теперь это твоя рука. Впечатляет?

- Необычно как-то, – замялся я, при этом то разжимая, то сжимая пальцы. – Если бы не знал, что это настоящий ее вид, подумал бы, что это такая специфическая перчатка.

- Кажется, что и не терял руки?

- Да, – кивнул я. Мне еще предстоит привыкнуть, что у меня такая вот необычная конечность. Щупальца стали плотнее, полностью повторяя формы пальцев нормальной человеческой руки, вот только вместо ногтей – длинные щупы, а вместо смуглой кожи – прочное черное, словно панцирь, покрытие.

«Покажи, как ты можешь ею владеть».

- Попробуй, – отойдя в сторону, предложил мне действовать вампир. Когда успел расстегнуть ремни Тень, я даже не заметил, слишком был занят. Сев, я решил взять стоящую на столе склянку, и уже даже привстал, как молниеносным движением удлинившиеся щупальца, присосавшись к стеклу, притянули ее прямиком в руку.

«Ого!» – восхитился Коть.

«Сам в офиге».

- Удивительно! У меня получилось! Всё, идите отдыхать. Начнем завтра. Тень вас проводит.

Нас попросту выперли из помещения. Я и без подгона, сам практически бежал впереди, так как мумия плыла следом. Коть тихо посмеивался над моим поведением. Спасибо, что не озвучивал. Комната оказалась той, что я занимал ранее. Стоило голове коснуться подушки, как я заснул.

Утренняя побудка была дикой. Марген меня укусил прямо в запястье и пока не напился, так и не отпустил. В этом обманчиво иссохшемся теле оказалась недюжинная сила.

- Не беспокойся, я выпил не более ста грамм, – облизываясь, успокоил меня он.

«В следующий раз я сплю под кроватью» – выглядывая из-под угла кровати, предупредил котикс.





«Чего не предупредил?»

«Меня так же разбудили» – обиженно показал мне лапку Коть.

- Интересно же, какой у его крови вкус, – проследив за моим ошарашенным взглядом, которым я осматривал котикса, пояснил довольный вампир. – Должен заметить, твоя мне понравилась больше.

Позади вампира появилась фигура Тени.

- Пора, – поднялся он, протягивая мне лист бумаги. – Здесь указано место, куда тебе следует отправиться. Спросишь Жашира, скажешь, что от меня. Он поймет. Не знаю, получится ли у него прервать твой союз, но если этого не сможет он, то тебе не поможет больше никто. Ты должен быть готов, что из-за все той же связи между вами, твой эльф последует за тобой. Магия просто перекинет его в тот мир. Удачи тебе, ушастый.

- Спасибо за всё, – искренне поблагодарил я. Коть муркнул.

- И тебе удачи, котикс.

Тень, тихо шелестя впереди, провел нас в темное подземелье замка. Стены этого уровня никогда не видели света. Где-то капала вода, и кто-то невидимый, попискивая, копошился рядом. Тень застыл рядом с неприметной стеной. Тьма стояла настолько густая, что даже с моим отличным ночным зрением я видел лишь смутные очертания.

«Кажется, я нашел», – Коть где-то снизу куда-то юркнул в глубь стены.

«Стой! Там же магия!» – я рыбкой нырнул следом, чуть не протаранив головой край небольшого лаза. Он действительно был слишком узким, даже Котю приходилось протискиваться в него. Я еле успел схватить это чудо за ногу, как впереди что-то заискрило.

«Чуть не прибило» – с облегчением выдохнул он.

«Ничего, еще не вечер. Вылезешь, я самолично этим займусь».

«Нашел. Тут что-то вроде кнопки. Не достаю! Протиснись побольше!»

«Да я по плечи влез, и между прочим, еще чуть-чуть, и застряну».

«Не дотягиваюсь совсем немного».

Кое-как сжав зубы, дернулся вперед, не отпуская ногу котикса. Раздался щелчок, и негромкое дрожание усилилось.

Из дырки меня в один рывок выдернули чьи-то руки. Оказалось, Маргена.

- Осталось последнее, – указывая на темный проем во всю стену, сказал он, – сделай вовнутрь два шага.

«Ловушка?» – нахмурился Коть. Меня это тоже не очень воодушевляет.

- Там магическая защита. Просто сделай два шага. Тебе ничего не грозит, – напряженно попросил вампир. – Давай же. Время идет!

Я, переглянувшись с котиксом, все же сделал, как меня просил Марген. Выбора не было. Кожу неприятно пощипало, но больше ничего страшного не произошло. Пожав плечами, я спокойно вернулся обратно.

- Тень. Веди, – приказал вампир. И мумия скрылась в проходе. Я не успел даже рта открыть, как первые оборотни в полуобернувшемся виде появились из потайного хода. За первыми потянулись еще и еще. На третьем десятке я сбился со счета и, плюнув, решил, что пора бы узнать, что дальше.

- А…

- Прими совет от старика. Иногда в любви возможно натворить такое, за что потом стыдно всю свою жизнь. Но это не значит, что в всплеске гнева нет ревностной любви. Пожалуй, ты после поймешь, ушастый. И так. Вы сделали все, что требовалось.

Появившийся светящийся круг буквально засосал нас внутрь, Коть еле успел запрыгнуть мне на руки, а вампир прокричать: «Спасибо, и прощайте».

Нас «выплюнуло» в мир, погружающийся в сумерки, на пустынный пляж с мелким, еще теплым песком. Усталость взяла свое, и мы, отойдя подальше от кромки воды, прижавшись друг к другу, заснули.

8 глава

8 глава

Утро было бы довольно обычным, если бы не своеобразная побудка. Какой-то засранец пихнул меня ногой.

- Торопишься сдохнуть раньше времени? – огрызнулся я, открывая глаза.

«Кто это?» – проснулся Коть.

- Просыпайся, принцесска. Чего разлегся? – надо мной раздался грубый прокуренный голос бородатого мужика, с интересом разглядывающего меня. – Откуда такой, красивый?

- А повежливее? – дерзко ответил я, поднимаясь с песка и отряхиваясь. Рядом с мужиком оказались еще человек пять. Бородатые, одетые в разноцветное безвкусное тряпье, вооружены до зубов и в дополнение образа в ушах серьги болтаются. Смотрят на меня, скалятся в кривоватых улыбках. На головах у кого-то треуголки, у других что-то отдаленно похожее на тюрбаны. – Пираты, что ли?

- Глядите, а паренек-то сразу распознал, – повернувшись к своим товарищам, заржал будивший меня, видимо, главарь этой шайки. Он довольно медленно, для моей эльфийской реакции, вытащил кинжал, направив мне в горло. Хотелось усмехнуться, но не сразу же нарываться? – И что же нам теперь с таким «умным» делать?

- Накормить и отпустить? – с иронией предложил я.

«Мы как, бежим или деремся?» – поинтересовался Коть, шустро взобравшись мне на плечо.

- Ух ты, какой зверек! – как у ребенка загорелись глаза у главаря. – Где такого нашел? Такой удивительный. Дашь потрогать?

- Руки не протягивай, клюнет.

«Еще и по морде когтями пройтись могу» – поддакнул Коть.

- Я осторожненько – не отступал он.

«Коть, мурлыкни, что ли, для этого дитёнка великовозрастного. Нам сейчас лучше друзей заводить, а не врагов».

«Понял, не дурак» – котикс, прогнувшись под рукой пирата, глухо, почти по кошачьи заурчал.

- Какая лапочка. Уй ты мой хорошенький. Мягонький какой. Красивый зверек. Продашь?

- Нет.

- Могу и силой забрать, – предупредил меня пират, тем не менее руки от Котя не убрал, продолжая почесывать ему горлышко.

- Попробуй, – парировал я. Коть тут же зашипел и несильно царапнул мужика по пальцам.

- Умненький, – с благоговением смотря на Котя, протянул он.

- Капитан, может, да ну его, – подал кто-то из его шайки голос. – У вас и так этими зверюшками полтрюма забито.

- Идиотина, – одернул молодого парня более старый пират со шрамом на лице.

- Пока я капитан «Жустины», на моем корабле будет происходить то, что я желаю. – В глазах пирата зажегся злой огонек. – Или есть какие-то возражения?

- Ты капитан, тебе и карты в руки, – снова разрядил обстановку мужик со шрамом.

Пираты загалдели. Капитан окинул нас с Котем задумчивым взглядом, не обращая внимания на команду.

- С нами пойдешь? – предложил мне.

- А есть варианты? – спросил я, заранее зная, что в общем-то у меня их нет.

- Два, – по-акульи оскалился капитан. – С нами и живой, без нас – мертвый.

- Вариант, что «я никому не скажу», не прокатит?

- Хм… – скривился капитан, поигрывая ножичком.

- Тогда я с вами.

«Мурлыкать для этого хоббита я не буду» – честно предупредил Коть.

- Принимайте в нашу дружную семью нового юнгу! – пираты одобрительно заулюлюкали. – Ко мне обращаться «капитан». С остальными сейчас познакомишься. Тебе, принцесска, нужно усвоить одно правило, и будешь жить долго и счастливо.

«С каких пор пираты долгожителями заделались?» – скептически заметил котикс.

- Мое слово на корабле – закон, – без тени улыбки закончил капитан. Я согласно кивнул, мол понял.

- Картиз, – первым подошел, протянув руку для рукопожатия, самый старший из пиратов – со шрамом на лице. Следом потянулись остальные.

- Лар, – представился молодой смешной рыже-веснушчатый паренек, который раньше попытался оспорить желание капитана.

- Ерн, – это был тридцатилетний мужчина со стальными мышцами и внушительными габаритами.

- Тарн, – мне представилась точная копия Ерна; он, улыбнувшись, явил миру милые ямочки на щеках, еле заметные сквозь недельную небритость.

- Пальсит, – последним нехотя представился невысокий хрупкий блондин с холодным взглядом льдистых глаз. Руку, в отличие от своих товарищей, мне не протянул.

«Ты посмотри, какая цыпа» – присвистнул Коть.

«Вот кто принцесска».

«Клюнуть для разнообразия?». Еще раз глянув на высокомерного блондинчика, я отрицательно качнул головой. Коть обиженно вздохнул.

- Гарус, – представился я и, не удержавшись, все же спросил, – Ерн, Тарн, а кто из вас старший?

- Я, – улыбнулся Тарн. А я для себя сразу же сделал пометку, что у старшего серьга в ухе в виде сосульки, в отличие от младшего, предпочитающего кольца. Понимая, что близнецы еще те выдумщики и вполне могут просто поменяться серьгами, незаметно для всех принюхался. Пахли братья одинаково, но для моего острого нюха не составило труда выявить еле уловимый запах корицы, что отличал младшего.

- Нам пора отчаливать, – напомнил о времени Картиз.

- Надо зверька покормить, а то уморите такую пушистую лапочку голодом, – снова переключился на детское сюсюканье капитан, поглаживая Котя. Внешне котикс изображал прибалдевшую мутировавшую кошатину, зато мысленно я наслушался какой-то абракадабры на его родном языке. Просить расшифровку не стал, поняв, что там были явно нелестные эпитеты в адрес ненормального мужика. Мат – он и в других галактиках мат. Со временем научусь и на языке котикса выражаться, какие наши годы.

Оказывается, корабль стоял в небольшой бухте, а нас поджидала вместительная лодка, привязанная к ближайшему дереву. Пираты сели за весла, я с удивлением проследил, как и капитан принялся за это занятие. Меня же, как новичка, усадили в середину лодки, строго-настрого приказав не дергаться и держать своего питомца, чтобы он с перепугу не сиганул в воду или не начал метаться по лодке.

« Я чё, тушканчик неразумный, что ли?!» – ерепенился котикс. – «Не, ты давай держи меня, иначе я сейчас кого-нибудь покусаю, чтобы не обидно было».

«Тогда тебя пристрелят, как взбесившегося» – в гневе котикс такой уморительно-нахохленный, что еле удерживаюсь от смеха.

«Капитан заступится» – эта морда показал мне язык?!

«Хм, а вдруг он зоофил?» – прикинулся я задумавшимся над своим же вопросом. Коть на мгновение замер, зато глаза не переставали округляться. Боясь за душевное состояние друга и подавив смех, все же торопливо выдал: – «Пошутил я. Расслабься».

«Да?» – отмер котикс, но продолжил недоверчиво коситься в сторону ничего не подозревающего капитана, придвигаясь ко мне как можно ближе.

В кораблях я никогда не разбирался. Все, что знаю – так это что у них есть мачта, паруса, штурвал и якорь. Как-то раньше даже не предполагал, что буду юнгой.

Передо мной, покачиваясь на волнах, стоял огромный корабль. Его борт украшало вырезанное из дерева название «Жустин».

- Красавица, правда? – с восхищением и гордостью смотря на эту посудину, спросил капитан. Корыто, что с него взять? Делаю обалдело-ошалелые глаза и с придурковатой улыбочкой киваю.

- Очень красиво. А почему такое название? – выдавил я, надеясь, что мы на ней в ближайшее время не потонем. И заплатанный парус все же выдержит еще одно путешествие.

- Так звали мою возлюбленную, – моментально скис капитан. – Но она выбрала другого, а мне остались лишь воспоминания. И я дорожу ими!

«Пират-романтик – это ненормально» – недоверчиво поглядывая на капитана, размышлял Коть. – «Может, он псих?»

«Не хочу проверять. Лучше исправно мурчи и дальше, пока не смоемся».

«Знаешь ли, Гар, как-то проблематично изображать из себя придурковатую зверюшку, когда опасаешься за свою честь».

«Ты о зоофилии?» – хихикнул я. – «Я же пошутил».

Коть, обиженно надувшись, демонстративно отвернулся. Сдерживаться сил больше не было, поэтому я, закрыв ладонью рот, что мало помогало, ржал в голос.

- Пальсит, проверь, он не свихнулся часом? – отдал приказ Капитан, кивнув головой в направлении ухохатывающего меня. Последний даже не дёрнулся с места.

- Из-извините, – с трудом успокаиваясь, выдавил я. – Перенервничал.

- Слабаков среди пиратов не бывает, – презрительно скользнул по мне взглядом Пальсит.

Веселое настроение пропало. Коть тоже перестал дуться и насторожился. Появившаяся в поле зрения веревочная лестница не давала расслабиться, пока мы забирались на палубу. После очередного представления меня команде капитаном, я перезнакомился еще с двадцатью с лишним пиратами, совершенно не запоминая имен. И с удовольствием поев предложенный обед, развалился на пару с Котем в гамаке, на отведенной нам территории.

До ужина нас никто не трогал, давая отдохнуть всласть. А вот когда с приглашением поесть за нами пришел один из близнецов, я приготовился к допросу.

«Не бойся, прорвемся!» – подбодрил Коть, при этом сам заметно нервничая, то выпуская, то втягивая когти на моем плече.

-Шшш! Полегче. Больно же.

«Извини» – когти мгновенно втянулись обратно, а капельки крови от ранок старательно затерлись котиксом.

Как оказалось, есть мы будем не со всей командой, а только с теми, кто был на берегу. Это обнадеживает, что не надо стараться проглотить кусок под тяжелым взглядом десятков глаз.

- Ты жуй, принцесска, и в промежутках рассказывай, кто, откуда и куда собрался? И где зверька своего поймал? Такого же хочу, – на правах хозяина сидя во главе стола, предложил капитан.

«Ты только всё-всё не рассказывай».

«И не собирался» – ответил я недоверчивому котиксу.

Мы с Котем в наглую набили рты по полной и, блаженно щурясь, насыщались. Наше поведение честно терпели минут пятнадцать, вызывая уважение к пиратской выдержке. Первым сдался Лар. Я уже заметил малую выдержку этого рыжика.

- Капитан, он никогда не плавал раньше, это точно. Видели, как он неуверенно держался?

«Какой умненький малыш» – с иронией прошипел Коть. – «Далеко пойдет, если раньше за болтливый язык не прирежут».

«Не будь таким злым. Он же, по сути, прав».

И тут прорвало всех пиратов разом. Вопросы сыпались градом, я еле успевал отвечать и слушать редактированные версии ответов Котя. В итоге мы повесили пиратам на уши о том, как меня выкрали для выкупа, и из-за неудачно провернутой операции похитителей мало того, что потеряли меня, позволив сбежать, так еще и я почти ничего не помню о себе и своей жизни, чтобы с чистой совестью вернуться домой.

- А зверек откуда? – не унимался капитан, вроде бы поверив в выложенный мной бред.

- Всегда рядом был. Жаль, что он разговаривать не умеет, а так бы я спросил.

Коть на заднем плане мысленно ржал, как конь.

- Ладно, возьмем тебя до ближайшего порта, заодно проверим, выйдет из тебя толковый юнга или нет.

- А сами выкуп получить не хотите? – вкрадчиво поинтересовался я.

- С кого? – скривился капитан. – Я на суше не занимаюсь торговлей. Нам вполне хватает морской добычи. Ты пока погуляй, парни тебя уже не тронут. Но куда не следует, нос все же не суй. А завтра покажу своих зверьков.

Жизнь на пиратском корабле неожиданно для нас оказалась довольно удобной. Команда ко мне не приставала, капитан, на второй же день поняв, что моряка из меня не слепишь, отправил в трюм, ухаживать за его зверьками. Вонь там, конечно, была еще та, но выбирать не приходилось. Коть вообще наотрез отказался «общаться» с красивыми полосатыми белочками, как его ни уговаривал капитан под мой дикий хохот. Зато после чистки клеток и убойного амбре, что обволакивало меня, уже довольный Коть хихикал надо мной.

Дни летели незаметно. Ерн и Тарн оказались любовниками, не вызывая этим неприязни у команды. Со временем мне стало понятно поведение Пальсита. Блондинчик боялся потерять свое фаворитское место рядом с капитаном. Несколько раз я ловил довольный взгляд капитана, обращенный на своего любовника, который, несмотря на его внимание, отчаянно ревновал его ко мне. От греха подальше я старался меньше попадаться им на глаза.

- Гарус, через два дня мы будем в порту, – подойдя к моему гамаку, прогремел капитан. – О, гляди-ка, принцесска, у тебя ухажёр появился.

«Чего?!» – подскочил я, моментально просыпаясь.

«Кто?!» – вторил мне котикс.

Подняв с пола хиленький букетик из трех веточек с голубыми цветочками, капитан протянул мне его.

«Как символично» – хихикнула кошачья морда, утыкаясь носом мне в шею, чтобы не спалиться перед пиратом.

«Дам в глаз» – предупредил я, нервно дернув губами в подобии улыбки, принимая задрипанный букетик.

- Цени, он эти цветы долго выращивал. Такая романтика, еще и в море, – восхитился капитан.

- Знать бы, от кого такой щедрый подарок, – стараясь не злиться на принесшего это идиота, прошипел я.

- Симпатию проявить проявил, а от кого, не сказал. Вот же обалдуй малолетний, – тепло, прямо по-отечески заметил капитан. – Лар это. Он цветы выращивать любит.

«Рыжий в тебя втрескался» – сполз с плеча хихикающий котикс, и видя, что меня начинает потряхивать от злости, не переставая смеяться, отползал все дальше в уголок.

«На кой мне сдался этот прыщ малолетний со своей романтикой? От одного еще не отделался, и этот туда же! Может, ему в морду дать, он и отстанет?»

«И так жестоко разобьешь юное влюбленное сердце».

«Ну вот чего ты ржешь, как сивый мерин?! Я, между прочим, серьезно не знаю, что мне с этим, – и я ткнул я в сторону котикса полудохлый подвявший букетик, – делать».

«Спариваться» – заорал Коть и от смеха свалился с кровати на пол, не переставая при этом смеяться дальше.

«Тьфу на тебя» – я обиженно поднялся и вышел на палубу, и тут же пожалел об этом. Стоящий в пяти шагах от меня рыжик, глянув на руку, где я держал его цветы, расплылся в идиотско-счастливой улыбке. Я судорожно сглотнул. Осталось–то всего несколько дней, и я бы исчез с этого судна. Нарываться на драку не хотелось, но и принимать ухаживания Лара желанием не горел.

«Он тебя в пассиве видит» – нарисовался у моих ног икающий от смеха Коть и добил меня: – «Как раз по комплекции подходишь».

- Грр! – вырвалось у меня, Коть, недоуменно икнув, резко перестал веселиться. А я с трудом сдержался, чтобы не принять боевую форму.

«Надо расслабиться, иначе натворю что-нибудь».

«Иди, не помешает подышать свежим воздухом, – обеспокоился друг.- И… это… извини, что ли? Я больше не буду над тобой в этом плане подшучивать. Просто думал, ты забыл уже…»

«Спасибо, Коть, ты только что мне об этом напомнил» – устало прикрыл я глаза, опускаясь в теньке возле каких-то ящиков.

«Я…»

- Давай тихонько посидим, – нахлынувшие воспоминания ночи с супругом, кажется, выкачали все силы. Прижавшийся ко мне Коть дарил тепло, а я смотрел в безмятежное голубое небо над головой и успокаивался.

«У нас проблемы» – громким звоночком раздался практически кошачий вопль в голове. Я, еще не понимая, в чем собственно проблема, шокировано увидел перед собой глаза рыжика, и в следующую минуту его влажные губы на моих. Противно. Оттолкнув от себя парня, я, взбешенный, вскочил на ноги. Татуировка неприятно покалывала пальцы, напоминая.

- Ты что себе позволяешь?! Не смей ко мне приближаться, иначе я тебя убью! Понял?! – орал я. Мозгами я понимал, что перепуганный и поникший парень, что стоял передо мной чуть не плача, не так уж и сильно виноват, чтобы мне так разоряться. Но адский коктейль воспоминаний о супружестве, насилии и этот и поцелуй без спроса и спровоцировали этот всплеск ярости.

«Гар, хватит уже вопить! Он тебя просто поцеловал, и только. Паренек влюбился, наверное, впервые, а ты орешь, как-будто он тебя…» – замялся Коть. – «Он же сейчас расплачется».

- Да черт знает что?! – сплюнул я в сторону. – Лар, не бери близко к сердцу, я сорвался просто. Не со мной тебе стоит попытать счастья. Извини.

Парень, ничего не сказав, убежал прочь.

«Завтра мы уже будем на суше. Расслабься. Ты все правильно сделал. Лучше его любовь придушить в начале, чем давать ложные надежды. Все правильно, Гар, все правильно».

- Что здесь произошло?! Ты чего орал? – фурией влетел капитан.

Пока я подыскивал, что ответить, капитана просветили находившиеся вокруг пираты, про которых в порыве гнева совсем забыл.

- Ах, вот оно как? Ничего, Гарус, Лар парень понятливый, приставать больше точно не будет. Ну и пронзительный у тебя голосок, принцесска, я аж из каюты примчался. Раз я уже здесь, то пойдем, поговорить надо.

Стоя перед спокойно вещающим про мою будущую участь капитаном и криво усмехающимся Пальситом, оседлавшим один из стульев в каюте, прекрасно понимал единственную истину, существующую, как оказалось во всех мирах. Бесплатно ничего никогда не бывает!

- …ты и меня пойми, мне надо поддерживать авторитет в команде, – продолжал разглагольствовать пират. – Добычи за наше плавание никакой не было, вот и приходится изворачиваться. Если бы не ситуация, я бы ни в жизнь.

Я усмехнулся.

«А ты еще заставлял меня мурчать. Этой суке надо было в первую встречу глаза выцарапать! А лучше евнухом сделать!» – распылялся Коть. Я, сначала опешив от плана капитана, теперь посмеивался над своей наивностью. Грустно, что я ошибся в который уже раз, доверяясь.

- …если бы у тебя были родственники, я бы запросил выкуп у них. Но ты же понимаешь, что мне придется продать тебя купцам. Я попрошу найти тебе достойного хозяина. Ладно, иди. Хотя… Может, есть что сказать.

«О, еще как есть!» – зашипел, вздыбив перья Коть. – «Я тебя сейчас…»

- У меня есть адрес одного человека. Если есть возможность, то первому, кому предложить выкупить меня, это ему. Он должен быть очень богат, – что делать, если пират все равно решил продать меня в рабство, может быть, со знакомым Маргена я смогу договориться и ту сумму, что он за меня заплатит, отдать после?

- Жашир? – неверяще уставившись на меня, капитан протянул бумажку с адресом обратно. Даже у Пальсита вытянулась в удивлении физиономия. – Это же самый могущественный маг. Откуда ты его знаешь? Хотя, пусть тайны остаются тайнами. Жить хочется всем. Мне в особенности. Я, конечно, уважаю великого мага и его друзей, но пиратский кодекс не позволяет мне изменить решение. Ты будешь продан, но могу дать слово капитана, что Жашира я предупрежу первым о твоей продаже.

«Гар, ты не очень обидишься, если я все же придушу ночью эту мразь?»

«Оставь, нам надо двигаться дальше. Я буквально ощущаю, что мой супруг где-то рядом».

«Мы же в море!»

«Не в буквальном смысле, котикс. И не отвлекай меня сейчас».

- При разговоре с магом упомяните, что меня прислал Марген. Он поймет. А если нет, то это будет уже не важно, – с этими словами я вышел. Не желая нервничать всю ночь напролет, я лег спать. И на удивление быстро заснул, под недовольное бурчание Котя и его фантазии о вариантах наказания капитана и его любовника.

Прибыв в порт, меня заперли в каюте капитана. К обеду ключ в двери повернулся, и на пороге оказался капитан с каким-то субъектом, закутанным с ног до головы в черный просторный плащ.

Коть не отходил от меня ни на шаг, сообщив, что опасается полоумного любителя пушистиков в лице капитана.

- Вот он, – показав на меня, капитан протянул руку покупателю. Молча в ладонь пирата опустился толстый кошель с деньгами, и закутанный в плащ человек поманил меня за собой ухоженной рукой с длинными пальцами.

- Пока, – грустно помахал рукой на прощание Котю капитан. Я не знаю, почему он не воспользовался властью и не отобрал котикса у меня, но факт остаётся фактом. С корабля мы сошли втроём. Я, котикс и неизвестный в черном длинном плаще. Стоило мне ступить на землю, как покупатель открыл дверцу стоящей перед нами кареты.

Ехали мы довольно долго, шторки кареты были прикрыты, но мелькающие с краю в щелке между шторой и рамой окна пейзажи и затихающий вдалеке гул голосов явно говорили о том, что мы выбирались из города. Купивший меня молчал, и я не собирался быть первым, кто нарушит эту тишину.

Карета остановилась неожиданно резко, я чуть не полетел на сидевшего передо мной молчуна, успев в последний момент подхватить и Котя.

«Вообще ездить не умеют» – буркнул котикс.

«Как думаешь, нас здесь на опыты не пустят?» – выходя следом за покупателем и озираясь по сторонам, прошептал я.

«Увидим».

«Очень обнадеживает».

- Так это ты от Маргена? – передо мной из ниоткуда материализовался пожилой мужчина в темно лиловом балахоне до пят. Седые волосы на голове и борода нечесаной паклей висели чуть ли не до колен. Зато черные, как ночь, бездонные глаза нешуточно пугали.

- Я. Вы Жашир?

- Что же понадобилось моему старинному другу? Столько веков ни слуху ни духу, и тут какой-то малец с просьбой?

- Я…

- Здесь не место для разговора, – перебил он меня. – Лучше поговорим за чашечкой душистого чая.

Мы с Котем на пару ошарашено осматривали террасу, куда мановением руки были перенесены магом. Сопровождающий нас до этого человек в плаще остался где-то там. Мы же с изумлением смотрели, как чайник самостоятельно разливал по чашкам чай, и аппетитные, еще пышущие жаром булочки укладывались на наши тарелки. Котя, что не менее странно, маг тоже не обделял угощением, выделив за столом место.

- Итак, я внимательно тебя слушаю, – пронзая своими черными омутами глаз, заговорил он, сделав глоток из чашки.

Пришлось рассказать о нашей встрече с Маргеном, и из-за чего и какая именно помощь мне нужна.

- Занимательно, – хмыкнул маг. – Расторжение ритуала, возможно, но это не так просто, как кажется. Магия дама капризная и своенравная, может и наказать. Чтобы разрушить связь, надо добровольное согласие супруга.

«Зря приехали. Хана планам».

- Попрошу не впадать в уныние, – погрозил пальцем опешившему Котю маг.

«Он чё, меня слышит?»

- Очень отчетливо, котикс.

«У…а… ну …да…» – растерялся Коть.

- Как я уже говорил, связь можно не разрушить, а отправить в некую вечную спячку. Однако если тебе еще раз доведется оказаться в постели со своим бывшим супругом, связь не только вернется на место, закрепившись, но еще и усилится, не позволяя никому из вас изменить друг другу. Подумай об этом.

- Этого никогда не случится, – грубо отрезал я.

- Никогда не зарекайся, малец. Судьба любит пошутить.

- Когда связь будет разрушена, он же не станет притягиваться за мной из мира в мир, так?

- Его выкинет обратно в его мир, – подтвердил маг. – Но ты же тоже не знаешь, когда твой круг замкнётся?

- А он должен замкнуться? – опасливо спросил я, уже заранее опасаясь прыгать для следующего перемещения.

- Ничего не бывает просто так, тем более когда вмешивается магия. Я знаю, когда твои перемещения закончатся, но не имею права открывать подобные тайны, – печально сообщил маг.

«А мои?» – напомнил о себе до сих пор тихо сидевший Коть.

- Твои неразрывно связаны с твоим новым братом, котикс. Окончание его пути завершит и твой.

«Я так и думал» – ничуть не расстроился Коть. – «Гар, мы будем проводить ритуал расторжения твоего союза, или нет?»

- Не забыли, что нужно согласие супруга? – усмехнувшись, напомнил маг, спокойно попивая чай.

«Он его не даст».

- Супруг не согласится. Нельзя как-нибудь без него? – так отчаянно хотелось свободы от этих уз, и такой облом! Хочется разрыдаться от безысходности.

- Забавно будет посмотреть, – поднялся со своего места маг и куда-то исчез, чтобы через секунду появиться снова. Магическая сила этого старца поражала.

- Котикс, ты останешься со мной. Ты же, – протянув мне какую-то небольшую склянку, наполненную черной жидкостью, – произнес он, – отправишься к своему супругу.

- Но я не могу! – стало страшно снова оказаться в его власти. Руки непроизвольно начали дрожать.

- Я подправлю тебе внешность. Капнешь ему настойки в питье, будет послушный, как щенок. Но учти, что у тебя на все про все пять часов, затем ты вернешься сюда. Независимо от того, получил ли ты согласие или нет.

Мир, кувыркнувшись, снова стал привычным. И я оказался перед дверьми какой-то харчевни. Сжав сильнее в кармане склянку, поблагодарил провидение, что сделало такого могущественного мага этого мира моим другом, а не врагом. Глубоко вздохнув и выдохнув, смело шагнул в харчевню. Надеюсь, маг все же изменил мою внешность, иначе сдохнуть придётся, но не дасться в руки Нетесу.

В шумном от людских голосов зале харчевни было душно. Окинув всех быстрым взглядом, сразу же заметил того, кого искал. Натес с двумя эльфами сидел в самом отдалённом углу и о чем-то хмуро переговаривался со своими спутниками.

- Гар! – раздался басовитый возглас. – Иди к нам!

Кому надо, тот услышал. Натес резко развернулся и встретился со мной взглядом. Внутри от страха дрогнуло, но я тут же попытался сделать вид, что плевать хотел на этого эльфа с высокой колокольни. Однако магу я еще выскажу, за то, что обманул с внешностью! Если, конечно, доживу до этого момента!

- Иди, иди к нам! Присоединяйся! – обрадованно орали чудом оказавшиеся в харчевне близнецы.

- Привет, ребят! – улыбнулся я, усаживаясь посередине между ними. – Какими судьбами?

- Развлекаемся, – хлопнул меня по спине Ерн, отчего мой позвоночник чуть не ссыпался под лавку.

- Полегче, а то пришибешь парня, – отчитал брата Тарн. – Выпить хочешь?

- Эй, малец, тащи выпивки для нашего друга! – я даже рот не успел открыть, чтобы ответить, как за меня все решил младший близнец.

- И как давно вы здесь развлекаетесь? – народ в харчевне весело гудел. Я всем телом ощущал тяжелый взгляд Натеса, и мне стоило больших трудов улыбаться и дальше как ни в чем не бывало.

- Наедимся, напьемся… – начал Тарн.

- И подеремся, – со смехом закончил его брат.

- Понятно.

- Пей, – грохнул по столу здоровенной глиняной кружкой с пивом перед моим носом Тарн.

- Пей, пей, не отвертишься! До дна! – придерживая мою руку, чтобы я не мог убрать кружку ото рта, продолжая улыбаться, веселился Ерн.

- Я же сразу опьянею! – попытался возмутиться я, но кто меня послушает. Пришлось пить. Пиво текло по краям, я еле успевал его глотать, а в голове тревожно бились мысли, что упьюсь и не смогу провернуть свое дело.

На полпути ко дну кружки меня спас знакомый злой голос.

- Этот парень пойдет с нами, – резко и зло бросил подвыпившим близнецам Натес. Я оторвался от кружки, медленно опустил ее на стол и холодно посмотрел на появившегося.

- Малой, ты хочешь с ними идти? – недоуменно посмотрел на эльфа, а затем на меня Тарн.

- Нет, – резко ответил я, не отрывая взгляда от пыщущего яростью Натеса.

- Вот видишь, ушастый, он не хочет. Так что иди куда шёл, – беззлобно улыбнулся Ерн.

- Он. Пойдет. Со мной, – чеканя каждое слово, повторил Натес.

- На, выпей и расслабься, – все еще улыбаясь, протянул Ерн кружку с пивом моему супругу. Удар по руке, и кружка отлетает в сторону, разбиваясь вдребезги об пол. Стоящие рядом с Натесом эльфы вытащили кинжалы.

- Во как, – перестав улыбаться, задумчиво покачал головой Ерн. – Братик, как думаешь, надо нам преподать урок по правилам поведения в приличном обществе этим ушастым?

- Я даже настаиваю, братец, – с хрустом размяв шею, хищно улыбаясь, елейным голосом протянул старший близнец.

Не раз видя их шуточные потасовки еще на корабле, я предпочел немедленно убраться в сторону.

- Сочувствую, – со смешком сказал я эльфу, отскакивая к стене. Тарн с первого удара и надолго вырубил справа стоящего эльфа, как и Ерн второго. А вот Натеса они, видимо, решили оставить на сладкое. Но как правило, рассчитываешь на одно, а получается совсем другое. Какой-то пьяный придурок, крикнув: «Мочи их!» – ринулся на своего же собутыльника. И понеслось… Я видел раньше, что в драке могут летать стулья, но чтобы дубовые тяжеленные столы?! Этого я еще не видел! Я, спрятавшись под стойку на пару с причитающим об ущербе хозяином, с любопытством нет-нет, но поглядывал, как там держится эльф. Отвлекшийся на потасовку Ерн оставил Тарна один на один с Натесом. У Тарна никак не получалось достать юркого эльфа, зато сам он уже не раз получил по лицу. Странно, что эльф не пользовался кинжалом, что висел у него на поясе. Неужели у него есть какое-то понятие о чести?

Я ошибся! Честью у Натеса и не пахло! Просто – напросто он банально не успевал его вытащить, так как ремешки удерживали кинжал еще и сверху, обеспечивая для дополнительной красоты и место драгоценным камням.

Время меня поджимало, поэтому я, оторвав от переломанной табуретки ножку, незаметно подкравшись сзади к эльфу, от души приложил его по голове. Крякнув, Натес осел на пол.

- Все веселье запорол! – сплюнул на пол обиженный Тарн. – Ерн, заканчивай! Выпить хочу!

Как по мановению волшебной палочки, после ора Тарна драка прекратилась, и все стали расползаться по своим местам, естественно, те, кто мог.

- Ладно, ребят, мне пора, – махнул я им на прощание рукой, с трудом закидывая отнюдь не хилого Натеса себе на плечо. – Приятно было встретиться.

- Если чё, где найти нас, знаешь, – напоследок крикнул мне вдогонку Ерн.

- Угу, – кивнул я, подходя к хозяину таверны.

- Он комнату у вас снял? – указав головой на висящего на плече бессознательного эльфа, спросил я.

- Второй этаж, сразу направо первая дверь.

- Пойду спать уложу. Вишь, как сморило-то, – зачем-то пояснил я хозяину.

Небольшая комната была совсем невзрачной, но ее изыски в данный момент волновали меня меньше всего.

Свалив эльфа на кровать, раскрыв рот, я влил все снадобье полностью и стал ждать какой-нибудь реакции. Минута – тишина, две – тишина, на третьей томный громкий вздох, и я в афиге смотрю на покрасневшего и возбуждённого эльфа.

- Афродизиак, – усмехнулся я, потирая в предвкушении руки. Сейчас я оторвусь по полной на этой скотинке.

- Где я? – прохрипел пришедший в себя Натес. – Ох, голова.

- Привет, что ли, – вкрадчиво прошептал я ему на ухо. Натес попытался было дернуться, чтобы встать, но тело его не слушалось, и он обессиленно прикрыл глаза, откидываясь на подушках. – Странная штука жизнь, не правда ли? Вчера ты, а сегодня тебя.

- Я… запру тебя до конца твоих дней, – с трудом двигая языком, пригрозил он мне.

- Давай разбежимся, а? Ни тебе проблем, ни мне.

- Ты младший супруг. Ты моя игрушка… И когда кончится время этого зелья, ты пожалеешь о своих проделках.

- Какой же ты отвратительный, – схватив его за стоящий колом член через одежду, я резко сдавил его, вызвав громкий стон эльфа. Натес изнывал от желания, это видно невооруженным взглядом. Ну что же, поиграем?!

Достав его же кинжал, уверенно срезал с него одежду и, связав на всякий случай его руки и засунув кляп, поставил в удобную и старую как мир позу – мордой в подушку и задом ко мне.

- А ты похотливее, чем я думал. Нравится насиловать, да? Вот и посмотрим, как тебе понравится ощущать насилие самому.

Жаль мне его не было совершенно. В голове всплывали воспоминания о насилии надо мной, и нежничать я не собирался. Садизмом я не увлекался, поэтому фантазия у меня в этом направлении скудная. Сначала хотелось рвануть в него безо всякой подготовки, но так будет больно и мне. Пришлось себя смазать, и уже одним резким движением вогнать полностью. Натес, громко замычав, выгнулся пытаясь уйти от боли.

- Нет, такого счастья я тебе не предоставлю,- зло рыкнул я, притянув обратно к себе за ягодицы скулящего эльфа и, не переставая, двигаясь в нем.

Заметив, что Натес стал получать удовольствие от происходящего, я хотел было причинить боль, но передумал. Полудохлый эльф может и не дать согласие. Не хочу рисковать. Ласково прикоснувшись к его спине, погладил, затем стал покрывать поцелуями. Действие зелья сильно обострило его восприятие к прикосновениям. Эльф не переставая стонал и, сам извиваясь, насаживался глубже.

- Дотронься до моей руки и скажи, что «согласен», – вкрадчиво шептал я ему на ушко. – Всего одно слово – «согласен», и я дам тебе кончить.

Продолжая медленно и тягуче двигаться внутри эльфа, я сжал головку его члена, не давая возможности разрядиться.

- Согласен, согласен, согласен,- нашептывал я.

Натес сквозь слезы мотал головой. Вытащив из рта кляп, я снова повторил свою просьбу.

- Прошу… дай кончить, – всхлипывал он.

- Сделай, как я прошу, и я…

Быстрое прикосновение к моей руке, хриплое «Согласен», и неожиданное небольшое покалывание. Громкий крик кончающего Натеса, потерявшего сознание.

Не торопясь, я поднялся кровати, обтер себя куском от одежды бывшего супруга, последний раз кинул взгляд на эльфа и шагнул в открывшийся передо мной портал. В какое-то мгновение вид разнеженного от удовольствия эльфа больно кольнул в сердце. Он так красиво и умиртворенно спит... Пройтись рукой по длиным густым волосам, зарываясь пальцами... Но!

- Быстро ты, – схватив меня за руку, куда-то потащил маг. – О, вижу, согласие ты добыл. Надо торопиться провести ритуал, пока магия не воспротивилась.

Мы оказались в небольшой комнатке, освещённой лишь светом одной свечи.

- Пей, – впихнул мне в руки кубок с какой-то приторно пахнущей жидкостью маг. – Не тяни.

Пришлось пить. Слишком сладкое, как сироп, даже противно.

- Полностью, до последней капли, – предупредил он.

Допил, даже перевернул, чтобы показать Жаширу.

- А теперь терпи, – и накрыл своей рукой мои руки, причем и ту, что с необычным протезом, что-то прошипев на непонятном языке.

- Ааа! – по мне словно огонь волной прошелся, опаляя с ног до кончиков волос на голове. Так больно не было еще никогда. Повторения не случилось, и я с облегчением выдохнул. Маг, покачнувшись, тут же сел на неожиданно появившееся за ним кресло.

- Стар я уже такие ритуалы проводить, – тихо сказал он. – И как ощущения?

- Как?! – улыбнулся, с облегчением смотря на совершенно чистые от брачного рисунка руки. – Я счастлив и свободен, как птица в небе! Спасибо Вам огромное!

В душе ёкнуло сомнение, которое почти сразу же исчезло.

- Значит, не зря я столько сил потратил, – устало улыбнулся старец. – Помни про предупреждения, которые я тебе говорил. Проведешь с ним ночь любви, и союз вернется более крепким, чем был. Правда, ты будешь в плюсе…

- А? Это ка…

- Устал я. Выспаться хочу. Надоели вы мне. Брысь. Оба, – прервал меня Жашир и, взмахнув рукой, оттолкнул в ярко сияющую воронку.

-Ааа!!! – заорал я, падая на траву с метровой высоты. – Всю задницу отбил!

«Что это было?!» – вывалился рядом со мной из моментально пропавшего портала с недоеденной сосиской во рту Коть.

- Другой мир, – пожал я плечами, виновато улыбаясь.

9 глава

9 глава.

«И куда нас в этот раз занесло? Надеюсь, не к вампирам. До сих пор в дрожь бросает, как вспомню клыки того вампирёныша» – придя в себя первым, мысленно возмущался Коть.

- Черт! – звонко хлопнул себя я по лбу. При этом потирая другой рукой место ушиба. – Забыл про татуировку спросить!

«А? Прости, друг, и я не напомнил. Закрутилось всё как-то...»

- Жаль, что не узнаю, что за штука эта татушка.

«Что-то после того раза, когда она какую-то слабенькую защиту выдала, больше себя никак не проявляла. Может, ее как-нибудь активировать надо?»

- Я знаю, что ли? Сами же не спросили мага, – раздраженно буркнул я.

«Что это у тебя из кармана торчит?» – лапкой указал котикс на меня.

Из кармана штанов я вытащил аккуратно свернутый листочек, на котором красовались ровным каллиграфическим почерком несколько строк:

«А оберег, что на твоем плече, сущая ерундовина. Воспринимай его, как красивое украшение, так как силу свою он уже исчерпал. Он скоро сам сойдёт с твоей кожи.

Великий маг Жашир.»

«Какой скромный дедушка» – усмехнулся Коть.

- И знал же, что спросить забуду. Ладно. С этим разобрались, теперь понять бы, где оказались, – пробормотал я, оглядываясь.

Поздний вечер, солнце практически село за горизонт. Мы, как два одиноких деревца на ветру, стоим на пустыре. Позади горы вонючих куч. Судя по амбре вокруг нас, мы на свалке. Впереди помигивают редкие огоньки большого города.

- На мой мир похоже, – растерялся я.

- Неприятный же здесь воздух. Как вы им дышите? – закашлялся котикс, смешно морща нос.

- Это от мусорки так несет. Пойдем.

- А зачем вы складируете рядом со своим жильем отбросы? Разве не проще перерабатывать и дышать приятным свежим воздухом? – недоумевал Коть.

- Мы так и делаем. Это просто еще не успели убрать. Наверное, – откуда я знаю, куда вообще пропадает мусор после того, как его привозят на свалку? Никогда таким вопросом не задавался. Жил, как живется.

- Все равно воняет, – обнюхав себя, пожаловался котикс, хотя мы уже на несколько километров удалились от свалки.

- Найдем где, сразу же вымоемся. Тебя такое обещание устроит? – Коть согласно кивнул. – Вот и замечательно, поэтому прекращай ныть. Внимание ненужное привлечешь.

- Так меня же никто кроме тебя не слышит? – хихикнул Коть. А, честно, уже и забыл, что и сам отвечаю постоянно мысленно котиксу.

- Зато скулишь ты в голос, – выкрутился я.

Ночной город встретил нас уличными тусклыми фонарями.

- Масляные, что ли? – остановившись под одним из них, внимательно рассматривал я. – Коть, кажись, это не мой мир. У нас уже электричество изобрели.

- И что делать будем? Ночь. Мы одни. Без денег. И есть хочется.

- Есть и правда хочется. Пойдем прямо?

- Прямо, так прямо. До утра продержимся, а там видно будет.

- Это вообще-то я тебя успокаивать должен, – улыбнулся я котиксу.

В тишине только от моей обуви слышался звук по мостовой. Коть же, как истинный представитель кошачьих, передвигался совершенно бесшумно. А жители этого мира мирно спали в своих двух-трех- этажных домиках. Милый пережиток прошлого моего мира, ставни, наглухо закрывали окна домов. Не слышался лай собак, как бывает в деревнях, или же звук машин, как в городе. Нас окружали ночная тишина и жужжание вездесущих комаров, так и норовящих поживиться моей кровью.

- Меня скоро сожрут. Давай куда-нибудь спрячемся, что-ли? – расчесывая места укуса этих мелких тварей, раздражено прошипел я.

- Куда? – присев? развел лапками котикс, показывая сплошную стену стоящих впритык по обе стороны длинной улицы домов.

Пришлось смириться и идти дальше, периодически шлепая себя с чертыханиями по телу. Так мы дошли до первого перекрестка, и остановились, осматриваясь. Улица продолжала идти вперёд, насколько хватало глаз, такой же вариант был и справа. А вот слева, метрах в трехстах наблюдался еще один небольшой перекресток. Все вариантов для выбора больше нет. Не сговариваясь, уверенно свернули налево.

Не успели мы дойти до второго перекрестка, как нас окликнули. Двое представителей закона, о чем свидетельствовала одинаковая форма с начищенными медными пуговицами, золотистыми эполетами и смешанная каска с коротким конским хвостом.

- Кто такие? – и ладно бы просто грозно спросили, так нет же, оба синхронно потянулись к дубинкам, что явно не для красоты висели у них на боку. – Почему нарушаем режим?

- Мы из другого города. Приехали погостить и заблудились.

- Другого города? – недоверчиво протянул страж порядка, решительно хватаясь за дубинку.

- Вам придется пройти с нами, – не отрывая от нас настороженного взгляда, предупредил второй.

«Не нравится мне что-то их гостеприимство. Давай сбежим, а?»

- А в чём собственно дело? Неужели нельзя прогуляться по ночному городу? Это преступление? – медленно пячусь от наступающих на меня стражей.

- Нарушение режима. Ночью запрещено покидать свои дома. – Поочередно просвещают они меня. – Если ваши слова подтвердятся, то вам нечего опасаться за свою жизнь. Пройдёмте с нами, вас проверит священнослужитель, как и положено. И если ничего не найдет, то Вы будете отпущены.

«Чует мой нос, хреново закончится, если с ними пойдем».

«Мой чует тоже самое» – подтвердил я опасения котикса. – «Приготовься прыгать ко мне на руку, и полетим».

- А если этот ваш священнослужитель что подозрительное и найдет, тогда что с нами будет? – стражи напряглись, замерев на секунду, и теперь уже надвигались на меня с угрозой, а не вежливым предложением.

- Вы обязаны пройти с нами.

- Счаз, – огрызнулся я, и распахнув крылья, поймал прыгнувшего ко мне Котя, и взмыл в небо, слыша как в два свистка со всей дури свистят стражи.

«Знаешь, у меня перья дыбом от этого мира. Я согласен прыгать, откуда скажешь, лишь бы убраться отсюда побыстрее».

- Ты лучше направление говори, вдруг чего интересного заметишь. Одно хорошо, раз техника у них здесь, судя по всему, неразвита, как в моем мире, шансов уцелеть у нас гораздо больше.

- В моём, мы бы продержались от силы полчаса, и потом всё, – поделился со мной своими мыслями котикс.

- Не сомневайся, в моем мы прожили бы чуть дольше, но в препарированном виде.

- О! Я и не сомневаюсь. Уж про твой-то варварский мир я наслышан, – хмыкнул котикс. – Осторожней, впереди стена.

- Ничего себе стеночка, – присвистнул я, смотря, если не ошибаюсь в расчетах, на шести метровую стену. – Не пойму, мы ее с той стороны не видели.

- Да ты внимательней глянь, она же что-то закрывает. Вон по кругу идет.

- Странное какое-то ограждение. Я еще понимаю, когда город окружен стеной, но когда город окружает стену, это похоже на шизу.

- Вот и проверим, что там такое. Перелетай и сразу же приземляйся, а то заметят.

Мы плавно опустились по ту сторону стены. Улицы, к нашему безмерному удивлению, освещались вполне привычным для меня электрическим светом. Дома – нормальные пятиэтажки, даже балконы вполне походили на земной вариант. Выглядывая из кустов, что густо росли рядом с домами, мы учуяли слабый запашок дыма.

- Горит где-то? – потянул носом Коть. Легкий ветерок донес до нас все усиливающийся запах дыма.

Неожиданно раздался вой сирен, а в ночном небе появились отблески огня.

- Не вздумай взлететь, а то еще на какие-нибудь неприятности нарвемся, – дернул меня обратно в кусты котикс. – Смотри!

Я с ужасом наблюдал, как огонь, словно сплошная волна, накатывал на дома. Мельтешили люди, заливая его из пожарных машин. Громкие крики, недоуменные перепуганные вопли внезапно разбуженных людей, полуодетых еле успевших покинуть свои горящие дома, жителей.

- Что тут творится? – не отрываясь от завораживающего зрелища, прошептал котикс. Я и сам не понимал, что происходит, во все глаза смотря на пожирающий строения огонь, кажущийся разъярённым хищником. Пожарные не справлялись, огонь медленно, но верно продвигался дальше. Пожарные, отъехав дальше, снова разворачивали рукава, поливали огонь. В какой-то миг все смолкло, как будто щелчком вырубили весь звук в мире. Даже перепуганные люди замолчали. Я напрягся, чувствуя, что это ощущение возникло неспроста. Огонь, замерев на месте, словно живое существо, поиграл своим пламенем внутри, и резко ринулся вперед. Люди завопили, кто-то не успел увернуться с его дороги. Огонь понесся, не разбирая дороги, не огибая брошенные машины, по прямой, прямиком на нас.

- Бежим! – завопил не своим голосом Коть, больно впиваясь когтями мне в плечо, на которое успел заскочить и отрезвляя тем самым замершего в ступоре от такого ужасающего зрелища меня. А огонь тек быстро, как хлынувшая сквозь дамбу вода, все сметая на своем пути. Крыши домов, ограничивающие движение этого монстра, в мгновение занимались огнем, потрескивая, камни краснели, раскаляясь от жара, люди с трудом успевали, скрыться в боковые улочки, почему-то совершено не затронутые этой все поглощающей стихией.

- За мной! – мне казалось, что я и так бегаю быстро, эльф все же, но схвативший меня за рукав паренек, умудрялся тащить меня за собой. Коть от страха поскуливал, вцепившись в мое плечо и обхватив передними лапками за шею, мешая тем самым следить за дорогой. Я спиной ощущал накатывающий жар. Парень резко свернул в сторону, и, пробежав метров пять, сполз по стене, тяжело дыша. Мы последовали за ним.

Огонь желтым отсветом прошел дальше, совершенно не опаляя стоящие за линией дороги дома. Чудо какое-то.

- Ты откуда такой взялся? – скосил на меня взгляд парень.

- А что это такое было? – меня начало трясти после пережитого стресса, поэтому обхватив себя руками, попытался немного успокоиться.

- Огнец это был, – хмыкнул парень, кинув он на меня изучающий взгляд своих красных, как кровь, глаз. – Вот мне и любопытно, откуда взялся такой идиот, что разинув рот стоял перед Огнецом и даже не думал бежать? Больной, что ли?

- А п-почему огонь не стал жечь другие дома? – постепенно переставая стучать зубами, расслабился я.

- Потому что это магический огонь, – нахмурился парень. – Так ты мне ответишь на вопрос?

- Случайные гости этого города. Путешественники, – уже нормально ответил я. Коть молчал и даже не открывал своих глаз, видимо, все еще приходил в себя.

- Путешественники, говоришь? – усмехнулся парень. – Идем со мной, если не хочешь под зачистку попасть. А про путешественника врать будешь кому-нибудь другому. И зверушку свою бери, если хочешь видеть ее в живых.

Судя по тишине в моей голове, котикс все еще не пришел в себя, потому что на «зверушку» совершенно никак не отреагировал.

«Заметил я, заметил, – подал голос Коть. – Знаешь что, Гар, я с тобой раньше времени поседею. И нечего удивляться, думаешь, только люди от страха седеть могут?!»

- Догоняй! – вскочил парень и резво припустил вперед. Мне еле удавалось поспевать следом. Коть цепко держался на моем плече, я же с содроганием представлял, во что он превратил мою плоть своими когтями, впившимися в кожу.

Я машинально повторял движения несущегося впереди парня, следуя за ним, как нитка за иголкой, умудряясь его рассматривать. Судя по тому, какого у него цвета глаза, он определенно не человек. Волосы светлого пепельного цвета в беспорядке торчали, еле прикрывая шею. Он был чуть выше меня ростом, постарше, с телом подростка, но хорошо развитым. Движения скупые и четкие, как у хищника. И веет от него силой. За таким, как за каменой стеной.

«Размечтался, – прервал мои мысли Коть. – Паренек понравился, да?»

«Чур, меня!» – возмутился я, понимая, однако, что время и жизнь, кажется, все же берут своё.

«Одежонка у спасителя нашего что-то не блещет роскошью и чистотой. Пыли на ней много. Думаю, спит не в комфорте» – заметил котикс.

«Беспризорник, наверное. Тебе не все равно? Главное – он нас спас».

«Ага, а потом окажется, что он какой-нибудь маньяк убийца».

«Тьфу, на тебя! Придумаешь тоже. Коть, не надо быть настолько недоверчивым-то» – чуть не споткнулся я от замечаний пернатого фантазера. Однако на заметку себе все взял, кто его знает, что за существа в этом мире водятся.

- Сюда, – где-то через полчаса нашего крысиного бега по каким-то темным подворотням, минуя суетящихся патрульных этого города, мы остановились у стены. Спаситель отодвинул в сторону кусты, открывая темный лаз. – Ты первый.

«Пусть сам идет первым» – сильнее впился коготками в мое плечо котикс.

- Быстрее, – в нашу строну двигалась очередная поисковая группа людей. Оторвав от меня Котя, парень кинул его в лаз первым. Замешкавшегося меня пихнули следом. Проползя под стеной, мы выбрались с другой стороны, сразу же уступая дорогу недовольно что-то бурчащему парню, который, отряхиваясь, выбрался из подкопа.

Не дав покрутить по сторонам головой, меня потащили дальше. Коть семенил рядом, плечо, даже с моей регенерацией, болело, поэтому доступ на него был котиксу временно запрещен. Однако успеть заметить, что это место отличается как от первого увиденного нами в этом мире, так и от второго, я смог. Дома, по ту сторону стены были похожи на огромные длинные дворцы с обширными земельными наделами. Ни одной многоэтажки или же масляного фонаря я не увидел, как не старался. Уличное освещение так же отличалось. По всей длине улицы сами по себе висели небольшие, с теннисный мяч величиной, голубоватые светящиеся шарики. Определенно магия, просто так в воздухе ничего зависать не может!

- Почти пришли, – подал голос проводник.

«Надеюсь, до утра мы доживем».

«Не будь пессимистом» – устало заметил я. Жутко хотелось спать и есть, можно даже последовательность и не менять. Бесполезная татушка больно обожгла плечо, закрывая меня и инстинктивно прикрытого мною же котикса белесой пленкой. И вовремя. Парень, что вел нас, не заметил подкравшихся сзади чужаков, и один из них хотел напасть на меня, причем с ножом. Что именно он хотел сделать, убить или припугнуть, я спросить не успел, потому как наш спаситель, стремительно переместившийся за меня, приложил покусившегося на меня придурка таким смачным ударом, от которого у последнего что-то громко хрустнуло, и он отлетел на метров шесть в сторону, обмякнув бессознательной тушкой.

«Ни хрена себе!» – присвистнул Коть, выглядывая из-под моей руки. Я захлопнул свою отвисшую от удивления челюсть.

«И кого же нам опять провидение послало?» – я и сам задумался над вопросом котикса. Как бы не вляпаться по полной.

«Не думай так громко – усмехнулся друг. – И да, кажись, нам придется держаться когтями за этого странного паренька, если хотим прожить в этом ужасном мирке хотя бы сутки!»

И не возразишь же. Все правильно. Мысли у нас с котиксом сходятся.

- Ошибочка вышла, Дабир. Прощения просим, – вперед вышел внушительных габаритов светловолосый детина с поразительными разноцветными глазами. Один глаз был серым, зато второй – ярко алый, как и у нашего сопровождающего.

«А у спасителя то имечко есть» – сразу же отреагировал Коть.

«Красиво…» – замечтался я.

«Всё с тобой ясно. Влюбился» – покачал головой котикс.

«Нет, Коть, о любви никто и не говорит. Но я все же живой, и мне хочется, чтобы мной дорожили…»

«Скажи просто: хочу с ним переспать и точка».

«И это тоже, – не став обижаться на вредного котикса, согласился я. – Задолбался я по мирам бегать. Если все удастся, то здесь останусь. С ним».

«Ну-ну» – скептически хмыкнул Коть.

«Надо же с чего-то начинать».

- … мы видели. Так и поняли, что это твоя работа! – с восхищением выдал детина, не отрывая взгляда от спокойного Дабира.

«Всё из-за тебя, пока болтали, я пропустил весь разговор!» – надулся Коть.

«Зашибись, а я нет?!»

Улетевший парень протяжно застонал, приходя в себя.

- Дабир, мы разобрались. Я сам его накажу, идет? – мне показалось, что детина говорит заискивающе с нашим спасителем, или у меня глюки?

«А паренек-то не так прост» – подтвердил мои слова котикс.

- Прежде чем махать ножами, надо узнать, к чьему имуществу ты тянешь руки. Скажи спасибо, что у меня сегодня хорошее настроение, а то на одного идиота в мире стало бы меньше, – скривившись с презрением выговаривал Дабир поникшему детине. Его же шайка вообще дышала через раз, боясь открыто смотреть в нашу сторону.

«Мне как–то не по себе, Коть. К кому мы попали, а?»

«Сам уже боюсь» – подозрительно отозвался он, забираясь осторожно и медленно в этот раз на мое многострадальное плечо.

«Только давай без когтей, опять заживать долго будет» – предупредил я.

Пока мы с Котем переговаривались, парни, поклонившись презрительно кривившемуся им вслед Дабиру, шустро удалились.

- А теперь ты мне скажешь, что за защитный купол ты поставил, маг?

«Не нравится мне этот огонек в его руке» – спрятавшись в моих волосах, пискнул котикс. А мне куда залезть, чтобы не отсвечивать?!

- Я не маг. Я вообще антимагичен, – как-то боязно смотреть в такие холодные сканирующие глаза.

- Если это правда, тогда ты не пострадаешь, – я и пикнуть не успел, как этот… этот… нехороший нелюдь кинул в меня небольшим огненным сгустком. Если меня этот сгусток, вспыхнув, не затронул, то котиксу повезло меньше: ему слегка подпалило перья.

«Я его заклюю!» – прихлопывая все еще дымящиеся перья на заднице, выл Коть так громко, что я боялся в скором времени оглохнуть навечно.

- Не врешь, – отмер этот маг недоделанный. – Будешь жить со мной, все равно ведь идти-то тебе некуда.

Я честно ожидал узнать, что этот странный маг обитает в каком-нибудь полуподвальном помещении, но ни как не был готов оказаться перед таким же, как у всех на этой улице, дворцом. Стоило нам подойти к кованным ажурным узором металлическим воротам, как они распахнулись сами. Затем откуда-то снизу выплыла небольшая платформа и зависла в двадцати сантиметрах над землёй. Дабир на пару с котиксом как ни в чем не бывало забрался на нее. Я же становился на это чудо транспорта с опаской. Поручней -то нет, за что или кого держаться?!

«В моем мире такое тоже есть. Вставай, не бойся, гравитация на платформе своя, упасть не даст, даже если очень захочешь» – подбодрил меня Коть.

Встал. Но прижало так, что при всем желании даже на миллиметр сдвинуться не смогу. Платформа медленно доплыла до главных ворот, у которых нас уже ждали. Двое мужчин в ливреях. Слуги.

- С удачным возвращением, – поклонился один из них.

- Вы как раз успели к ужину, – не менее вежливо проговорил второй.

- Он, – указав пальцем на меня, сказал маг, – будет жить со мной, и зверушка тоже. Приготовьте его на сегодня. Кстати, а как тебя зовут-то?

- Я Гарус, а это Коть, – справившись с бурей, что взвилась внутри от его слов, представил я нас.

«Опять воспоминания» – с сочувствием глядя на меня прошептал котикс.

«Точно таким же тоном – слово в слово – отдавала приказы и она».

«Забудь. Она осталась где-то там, а мы здесь».

«Она-то осталась, – грустно хмыкнул я. – А ситуация до смешного похожая».

- Неволить я тебя не стану, но если и дальше есть желание жить, то тебе стоит принять мое предложение. Обижать не буду. Бить тоже. Станешь моим любовником и только. Взамен – моя защита, место, где жить, и пропитание. Подумай. Позже ответишь.

- А если откажусь? – после этих слов мне стало горько от происходящего, как случилось бы раньше, когда я только начал скакать по мирам, обретя достаточны опыт, я уже смирился с такими порядками в жизни. За всё всегда надо платить, только цена и желания у каждого разные!

- Иди куда желаешь, – просто пожал он плечами.

«Не успеем выйти, как нам каюк».

«Он это прекрасно понимает, поэтому так уверен в моем ответе. А, знаешь что, Коть, может, в кажущейся свободе я и найду свое счастье? Как думаешь? Это же не рабство, как у меня уже было. К тому же чисто внешне он очень даже ничего, и желание к нему у меня есть. Попробовать?»

«Это не мне с ним спать. Решай самостоятельно. Хотя, если уж совсем невмоготу будет, найдем откуда спрыгнуть» – хихикнул котикс.

«Ты у меня самый лучший» – на радостях я сдавил тушку Котя в объятиях, пока он возмущено не зашипел.

- Дабир, я согласен, – выкрикнул я в спину уходящего мага.

- Жду тебя за столом, через час. Готовым, – не оборачиваясь, приказал он и взбежал по лестнице на второй этаж.

Нас проводили в отведённую для гостей комнату. Приготовили чистые вещи. Дотошно показали, как и чем пользоваться, и оставили с котиксом одних. Намывшись от души, скрипя от чистоты, быстро переоделись, последовали за появившимся сопроводить нас в столовую слугой, еле поспевая за ним.

«Ты заметил, что у всех встречаемых нами слуг глаза тоже разные?» – обратил мое внимание на необычную деталь котикс.

«Еще знать бы, что это значило».

«Кстати, старый маг оплошал. Что он там говорил о бесполезности твоего талисмана? Защитил же».

«Непостоянно он как-то работает. То помогает, то ничего».

«Слушай, а если он просто-на-просто накапливает силы, ты же антимагичен, и скорее всего, чтобы помочь тебе, твой оберег расходует достаточно магии. Как иначе он сможет тебя прикрывать, если при столкновении с тобой магия рассеивается?» – выдал умную вещь Коть.

«Думаю, ты прав».

- И как долго ты собираешься стоять истуканом в дверях? Проходи. Зверя покормят на кухне, – махнул маг рукой какому-то слуге, тут же направившемуся к котиксу.

- Но…

«Не стоит из-за этого устраивать скандал. Мне даже так спокойнее будет, а то от взгляда твоего мага, у меня перья дыбом становятся».

Проводив хмурым взглядом слугу, уносившего на руках котикса, уставился на разглядывающего меня мага. И куда только подевался паренек-беспризорник? За большим столом, сервированным как на королевском приеме, сидел истинный аристократ с прямой спиной, хищным взглядом и безупречными манерами.

«Интересно, а в постели он какой из них?»

«Мням... чав… – послышалось в голове. Котикс времени даром не терял, уже что-то уплетая. – Пока не попробуешь, не узнаешь».

«Ехидна. Не подслушивай».

«А ты громко не думай» – парировал Коть.

- Ты постоянно отключаешься? Что за провалы? – наевшись, откинулся на спинку кресла Дабир.

- Психическое отклонение после рабства – предельно правдиво ответил я.

- Рабства? Хм… Спать с мужчинами приучен? – ничуть не смутившись или же разозлившись, спросил он.

- Нет. Хозяйка была женщиной.

- В таком случае я буду осторожен. – поднялся он. – Следуй за мной.

Я мельком бросил взгляд на дверь, за которой исчез котикс.

- Не переживай, никто в этом доме твоего зверька не обидит, – расценил он мой жест по-своему. Я же шел в его комнату как на расстрел. И хотелось, и предвкушалось, но страх брал свое. В голове моментально всплывал «опыт» со своим, к счастью, бывшим супругом.

«Я боюсь».

«Отнесись к ночи с магом, как к терапии. Сколько ты еще будешь шарахаться от мужчин, про женщин я молчу. От последних ты будешь бегать пожизненно».

«Боюсь, что все повторится» – страшно-то как! Вздохнув, решительно вошел в спальню мага. Дверь самостоятельно закрылась за спиной, отрезая дорогу к бегству.

- Расслабься, я не кусаюсь, – вполне серьезно произнес маг, без стеснения раздеваясь. А мне хотелось, как и бежать, так и перебороть свой страх. Упрямство выиграло. Решительно раздеваюсь, при этом стараясь не поднимать взгляда от пола.

- Не копайся. Иди ко мне, – Дабир вольготно растянулся на кровати, похлопывая ладонью по месту рядом с собой.

Послушно ложусь рядом, стараясь не подавать виду, хотя внутри всего трясет.

- А ты красивый, – впервые вижу его улыбку. Поразительно, как всего одно действие меняет холодную внешность мага. – Чтобы ты успокоился, мы можем немного поговорить. Я сегодня не сильно устал. Спрашивай.

- Все, что пожелаю? И ты не разозлишься, если что?

- Что угодно, – кивнул Дабир, нежно поглаживая моё бедро.

- Почему у тебя глаза красные, а у других разноцветные?

- Я чистокровный, они же полукровки, – продолжая гладить меня, ответил он. А приятно, черт подери! – Давай последний вопрос.

- Зачем стена? И почему три разных города, соседствуют друг с другом? Почему те парни испугались тебя? И что за огненная волна была? – выпалил все разом, с шумом вдохнув.

- Это уже не один вопрос, – улыбнулся Дабир, пробегая пальцами по животу. Я вздрогнул. Хочу поцеловать…

- Отвечаю на все и сразу, и на этом вечер вопросов на сегодня закончим. Внешний город – для людей, внутренний город, где я нашел тебя, для стражей. Они не выпускают нас из центрального города, где мы и находимся в данный момент, – переместив руку на мой ожидающий разрядки член, зашептал он, – я наемник, делаю всю грязную работу. Того Огнеца вызвал тоже я. Пока стражи отвлекались на стихию, несколько десятков людей переправили к нам в город.

- А для чего вам люди?

- Кровь, потомство, а кто-то становится таким, каким те, кого ты уже видел. Полукровками, – мне хотелось и сбежать, но его шепот гипнотизировал, заставляя желать.

В какой-то момент глаза Дабира вспыхнули как у дикого зверя. Теперь надо мной нависал настоящий хищник, от этого зрелища я замер как кролик перед удавом, лишенный воли сопротивляться. Он медленно наклонился и провел губами по ставшей удивительно чувствительной коже, вызывая странные и непривычные ощущения не то мурашек, не то жара, медленно разливающегося по всему телу. Маг накрыл своими губами мои губы, нетерпеливо и властно исследуя глубину моего рта, подавляя волю и заставляя задыхаться. Буквально за минуту до того, как я потерял сознание от нехватки воздуха, меня отпустили: дыши! С первым глотком кислорода настигло чувство потери – хочу, хочу еще! Хочу, чтобы сверху была тяжесть его тела, хочу, чтобы его губы не выпускали мои из плена и только где-то далеко-далеко, на задворках сознания слабо колышется прошлый страх насильственной близости. Но его опытные руки вовсю гуляют по телу, оглаживая, лаская, заставляя раствориться в ощущениях, забыть и забыться…

Чувствую его скользкие пальцы у входа и это действует как ушат холодной воды – страшно! Дабир понял мое состояние и не торопится, медленно проникая сначала одним пальцем, безошибочно находя точку удовольствия, и лишь спустя почти вечность добавляя второй.

- Потерпи, – прошептал он и ловко перевернул меня на живот, заставляя принять самую удобную позу.

Я почувствовал снова скользкие пальцы в себе и расслабился. А зря! Он вошел сразу, на всю длину, не церемонясь. Во, бля и верь после этого магам! Как же больно!

- Амх! – вцепившись руками и зубами в подушку, со слезами на глазах, рычал я. Задницу саднило и жгло, а этот мерзавец и не думал останавливаться.

- Тебе понравится, еще сам просить будешь, – самоуверенно говорил он, не прекращая двигаться и придерживая за бедра, чтобы не вырвался.

Сколько прошло времени, когда все изменилось, я не понял: вдруг стало приятно и тело само подалось навстречу движениям. Нереальный кайф накрыл с головой, и я не сразу понял, что это из моего рта вырываются хриплые стоны и крики удовольствия. Впервые в жизни, не зная, как это так можно, не прикасаясь к себе руками, кончаю и почти лишаюсь чувств от оглушительного оргазма.

- Со временем из тебя выйдет неплохой любовник, – хлопнув по моей голой ягодице, усмехнулся маг, встав, ушел в ванную. А я лежал и балдел…

«И как?» – всплыл обеспокоенный голос котикса.

«Лучше, чем я мог себе представить» – расплылся я в довольной улыбке. Накатила лень. Сейчас бы поспать. Слишком нервным выдался день. Я сам не понял, как уснул.

Я только успел в испуге открыть глаза, проснувшись от того, что кто-то вышиб ногой двери спальни, и увидел, как стоявший в дверном проеме человек навел на меня вполне настоящий пистолет и выстрелил.

- И подстилку туда же, – оскалился мужик в черном длинном плаще.

- Аа! – заорал я, ощущая, как проваливаюсь в темноту. В медленно угасающем сознании успела запечатлеться последняя сцена: позади человека лежал обезглавленный труп мага. Голова лежала в десяти сантиметрах от тела и удивлено взирала на меня своими красными помутневшими глазами. И залетевший в комнату потрепанный котикс, намертво вцепившийся в меня своими лапками, что-то жалобно верещал. Белая вспышка отправила меня в спасительный обморок.

10 глава

10 глава

- Открой глаза! Гар! Приди в себя! – сотрясание моей тушки под назойливые завывания, вынудили выполнить просимое. – Живой! Как же я испугался! Лежишь, молчишь и еле дышишь. Ты вот давай, послушай, где моё сердце с перепугу бьется! В пятках!

- Что произошло? – я попытался принять сидячее положение, но со стоном после болезненного укола в груди, снова упал на траву.

- Тебя ранили, – подозрительно хриплым голосом отозвался Коть. Плакал, что ли? – Оберег спас, при этом совсем исчезнув. Видимо, выполнил свою работу до конца. Я даже благодарен ему, иначе лежал бы ты хладным трупиком возле меня. И как я без тебя?! Куда идти одному бедному котексу?

- Ты что, ревешь? – в груди не то, чтобы сильно болело, но ныло неприятно. Надо бы достать пулю, чтобы организм мог регенерировать.

- Еще чего, – отвернувшись и шустро утерев лапкой нос, пробурчал Коть. – Давай я коготком железку из раны поддену и вытяну?

- У меня есть идея получше, но сначала помоги раздеться.

Любое движение сейчас для меня болезненно. Кое-как общими усилиями стянули с меня верхнюю часть одежды. Дальше я уже самостоятельно очень осторожно обмыл рану. Вообще-то мы очень удачно упали, ручей под рукой, никуда ходить не надо. Повезло, что не в сам ручей, слишком каменистое дно, спокойно пробили свои головы при падении.

- Давай приступай, – промямлил я тихо сидевшему рядом со мной котиксу. Закусив зубами скрученную жгутом одежду, чтобы своим ором не привлечь местных обитателей, приготовился терпеть.

- Черная дыра тебя засоси! – выругался котикс, когда в третий раз его коготки соскользнули с застрявшей в моем теле пули. – Скользкая слишком. Да и крови много, не могу подцепить.

Хрипло поскуливая, я после каждой неудачной попытки, взывал как белуга. Перед глазами уже давно мелькали черные мушки, но не время терять сознание.

- Я сам… попробую, – размяв свои новые пальцы, как мог, промыл руку. Особенно тщательно щупальца. Вот и пригодились присоски.

- Ч-ч-чёрт! – сквозь зубы выдохнул я, когда медленно, но верно пальцы, присосавшись к пуле, потянули её за собой. – Не глубоко вошла.

- Оберег сдержал, – согласился Коть. Я, откинувшись обратно на траву, перевел дыхание. – Хорошая у тебя регенерация, Гар, отверстие от пули почти затянулось.

- В этом мне действительно повезло. Ты хотя бы оглядеться успел? Куда нас занесло на этот раз?

- Когда?! Я тут возле тебя пляски устраивал! – праведно возмутился друг. – Если бы кое-кто не был настолько легкомыслен…

- Тихо! – резко сел, слегка покачнувшись из-за закружившейся головы. Насторожил посторонний звук. – Слышишь? Кто-то идет. И если это не глюки от потери крови, то движутся в нашу сторону.

Все еще вдалеке отчетливо раздавался звук кого-то крупного, быстро продвигающегося в нашем направлении. Звук ломающихся веток под большим весом чужака был четко слышан.

- На дерево или полетим? – моментально среагировал котикс.

- С полетом проблема. Мне еще с десяток минут на восстановление надо бы. Если и смогу лететь, то не долго, потеря крови сказывается.

- Тогда на дерево? – я согласно кивнул и сам же, кряхтя и пошатываясь от слабости, заполз как можно выше. Котикс, в силу более лёгкого веса, забрался гораздо выше, решив осмотреться с самой верхушки.

Я во все глаза наблюдал за тем местом, где, судя по звукам передвижения, появится незваный житель этого мира.

Звук стал громче, и под наше дерево выползло нечто устрашающее. Вид сверху потрясал размерами появившейся змеи. Земная анаконда, это что детёныш ужика по сравнению с этой тварью. Сожрет же и даже не подавиться! Я на фоне этой гадины, как ребенок перед терминатором. Я от страха быть обнаруженным даже дышать стал через раз. Внимательно рассматриваю змею, но что-то в ней не так. А что, понять не могу. Мозг от страха тормозит. Вроде и тело змеиное, насыщенно зеленое такое с ромбовидными узорами. Настолько же завораживающе красивое, как и смертоносное. Вот только что-то все равно не так с этой гигантской гадиной…

А когда эта змейка подползла вплотную к нашему дереву и вполне осознанно уставилась на меня вполне человеческими глазами, я чуть было не навернулся от испуга с ветки, на которой сидел. Но вроде бы он именно меня не заметил.

- Где-то здесь, – заговорила змея, в водя меня в ступор. Теперь понятно, что никак не доходило до моего разума, это не змея, это полузмея. Разумный мутант! Куда я попал?!

«Оно еще и говорящее» – испугавшись резко появившейся заинтересованной мордахи котикса прямо перед моим лицом, я еле успел вцепиться в ветку, чуть не полетев вниз.

«В следующий раз, за такие появления я тебя прибью на месте» – пообещал я Котю. – «И, кстати, это наг. У нас про них в мифах писали. Но вот про «такие» размеры там не упоминали».

Наверное, не стоило двигать даже глазами, так как в этот момент наг принюхался, как собака, и резко двинулся ближе к стволу. Забрал голову вверх и… Наши взгляды встретились. Сердце испуганно сжалось.

«Всё хана. Сожрет!»

«Интересно, а чем они питаются?» – раздался лепет не на шутку перепуганного котикса.

- Забавный зверек, – растянул свои губы в подобие улыбки этот змей, показав внушительные тонкие острые клыки, явно не безобидное украшение его рта.

Коть, панически пискнув, рванул выше, я за ним. И куда только вся слабость подевалась?! На самой верхушке дерева, шатаясь на тоненьких веточках, как тростинка на ветру, я расправил крылья и, подхватив дрожащего котикса, рванул ввысь.

Мы не успели и на метр подняться, как наг, резко сжавшись, спружинил в нашу сторону, и обхватив меня руками, а затем обвив кольцами, плавно вернул нас на землю. Но выпускать не торопился, все еще улыбаясь и обнюхивая нас, словно гончая собака – дичь.

«Бежать надо!» – завопил котикс, добавляя паники и мне.

«Я не меньше твоего хочу отсюда убраться! Не вопи! Я не могу даже трепыхнуться, настолько этот гад меня сжал! Черт! Если можешь, беги ты! Крылья! Он мне сейчас их к чертовой матери переломает!»

«Не могу же я…» – не знаю, что именно хотел ответить мне котикс, но в этот момент его прервало шипение нага.

- Не понял, – еле выдавил я из пересохшего от страха горла.

- Вы вкусные? – окинув нас голодным взглядом, спросил наг.

- Нет! Мы ядовитые! – выпалил я первое, что пришло в голову. – Даже надкусывать не советую!

- Да? А по окрасу не скажешь, – удивился наг, покрутив нас в разные стороны, слегка ослабив свои кольца, туго обвитые вокруг наших тел. Даже крылья растянул и потрогал, сволочь! – Раз можете говорить, то буду считать вас разумными зверушками. Откуда вы такие?

- Путешественники. Заблудились, – и почему, как только мне приходиться сказать эти два слова, мы вечно влипаем в какое-нибудь дерьмо?!

Наг, что-то прошипев, оторвал большой лист гигантского лопуха и не торопясь завернул нас в него трубочкой. Не дав даже малейшей возможности посопротивляться, прижав одним из своих колец тела. Я еле успел убрать свои потрепанные крылья.

«Что ты ему сказал?!» – вопил Коть, когда нас, замотав, перевязав лианой, наг легко закинул на плечи и пополз.

«Как всегда, сказал, что заблудились, – тяжело вздохнул я. – Как думаешь, нас сожрут сразу или оставят на ужин?»

«За какие темные дела ты, в наказание, попался мне на пути?! Я не хочу умирать. Ну, зачем ты сказал, что мы заблудились?! Мог бы придумать что-то другое! Нам же вечно перепадает после этого твоего «заблудились»! Фантазия тебе на что?!»

«Чего ты горлопанишь?! У меня уже башка от твоего вопля раскалывается. Я перепугался не меньше твоего, когда эту кракозябру увидел. Что мой мозг выдал, то я и сказал! И, между прочим, я тебя за собой не тянул!»

«Гар… извини» – угас пыл Котя. Дальше мы ехали на наге в полном молчании. В голове шумело от приливший к ней крови. Я потерял счет времени, совершено не видя ничего, кроме мощного зеленого хвоста, виляющего по лесной подстилке. И болезненный удар об землю, выбивший на мгновение дух, оказался полной неожиданностью.

«Если он еще раз так кинет, я его морду разукрашу, как…»

Договорить котику не посчастливилось, нас не церемонясь развернули как конфету от фантика, и я впервые ощутил, как у меня волосы встают дыбом от ужаса.

Котикс, не отличавшийся особой сдержанностью, сразу же после освобождения, одним гигантским прыжком устроился на моей шее, причем впившись коготками в плечи. Боль прошла мимо моего сознания, занятого зрелищем куда более важным. Жителями этой деревни. Нас с интересном рассматривали наги и нагини разных мастей, возрастов и размеров. Пару нагинь, а это именно змейки женского пола, не спутаешь наличие женской груди, да и по размерам они были поменьше стоящих рядом с ними нагов, и изящнее, что ли, двинулись в нашу сторону. Решив, скорее всего, попробовать нас на ощупь, надеюсь, не на зуб. Я непроизвольно попятился, вернее отполз назад, уперевшись спиной в массивные кольца принесшего нас нага.

- Назад! Зверьки мои! – грозно прошипел он, преграждая нагиням путь. Те, обижено пошипев, уползли прочь.

«Кажется, нас не сожрут» – расслабился Коть.

«Сегодня» – добавил я.

«Оптимист» – скривился Коть.

«Какой есть. А этот наг у них за главного» – заметил я для котикса, который крутил головой в разные стороны, осматриваясь на подбирающуюся к нам крупную змеюку.

К нам подполз внушительный наг для нас, но поменьше принесшего нас нага, весь такой белоснежный, с лимонного цвета разводами на теле и длинными, седыми волосами, спускающиеся в свободном потоке до самой земли. Он явно выделялся среди разноцветных, телом и красотой волос, нагов. На лбу атрибут власти – венец с желтым, как солнце, камнем посередине.

- За свою жизнь я таких созданий не видел, – спокойным голосом произнес наг в полной тишине.

«Уж, а мы-то как удивлены» – вставил свое слово котикс.

«Это плохо, что он не видел. Значит мы единственные в своем роде. А это уже вообще кошмарище! Нас же как уникальных зверьков постоянно делить будут».

«Сожрут и все. В моем мире так бы и сделали, чем рознь между своими затевать».

«И кто у нас «оптимист»?» – хмыкнул я.

Затаив дыхание, ожидали решение белого нага, понимая, что от его решения зависят наши дальнейшие жизни. Не зря же даже поймавший нас наг почтительно молчал, склонив голову перед белоснежным.

- Пусть поживут у нас. Понаблюдаем. Дальше видно будет, подарим их богине или же нет. Тши, раз поймал, то и отвечать за них тебе.

«Мне не нравится упоминание какой-то богини. Слышал? А нашего нага, оказывается, Тши зовут. Странные имена» – добавил котикс.

- Я присмотрю – согласился Тши.

- Покажешь Ширшу и Шпошу, где на них наткнулся. Вдруг там еще есть. Я себе тоже такую зверушку хочу, – и ткнул пальцем в меня, плавно проведя по моим ногам до самых пальцев, заставив мою кожу испуганно покрыться мурашками. – Эти два отростка у зверка очень красивые.

- Покажу, – мне показалось, что в какое-то мгновение кольцо под моей спиной напряглось. Тши не понравилось, что ко мне прикасались? Либо это мои фантазии, либо мы опять вляпались дальше просто некуда. – Зверькам требуется уход. Надо отмыть и накормить.

«Отмазался, – хмыкнул котикс, – эй?! Ты чего не отвечаешь?»

«Я не могу одновременно слушать, что они говорят, анализировать и еще с тобой припираться. Помолчи, лучше. Вдруг что путное пропущу».

Тши закинул нас на плечи и шустро уполз подальше от глаз старейшины.

- Хорошо, что ты не проговорился. Бельш бы забрал себе, если бы узнал, что ты говорящий, – оскалился улыбкой наг, затаскивая нас в свою нору рядом с величественным деревом.

«И это он зовет домом?» – недовольно выдал котикс.

«В качестве закуски тебе бы понравилось больше» – огрызнулся я.

- Не беспокойся, я не выдам себя. Буду молчать как рыба.

- А разве рыба молчит? – удивлено посмотрел он на меня.

- А? – было хотел усмехнуться, мол, а что она разговаривать может? Затем подумал, а кто его знает? Не на Земле же.

«Ты чего не возражаешь? Она и у вас разговаривает?»

«Наша молчит. Но у них может и лепечет чего» – дернул ухом котикс. Почувствовав себя в безопасности, деловито стал осматривать наше жилье. В углу накидана солома вперемешку с ветками, очень напоминая гигантское гнездо. Свет шел со стороны двери и еще тускловато с потолка. В общем, самая настоящая землянка с минимальными удобствами.

Желудок издал громкую трель, напоминая, что ели мы последний раз довольно давно и не мешало бы подкрепиться.

- Поползли на озеро, там и вымоетесь и рыбы наловим.

Передвигались мы привычно болтаясь на плече, мордой вниз.

Какое счастье окунуться в прохладную прозрачную воду и смыть со своего тела грязь! Наг скользил где-то рядом, рыбача. Каждую минуту выкидывая на берег жирную трепыхающуюся рыбину. Наловив приличную кучку, выполз на берег сушиться. Как ни здорово поплавать, но вода все же прохладная, и устали мы с котиксом порядочно, так что усталые, но довольные выбрались следом за змеем на берег.

- Ешьте, – приглашающе кивнул он нам на рыбу, сам впиваясь в нее зубами.

- Прямо так? – подняв за хвост все еще подергивающуюся рыбку, с недоумением уставился на уплетающего очередную тушку нага.

«Не, я тоже сырую не люблю» – скривившись, принюхался к добычи Коть.

- Она вкусная, – перестал жевать наг. – Могу зверя какого-нибудь поймать? Будете сочное мясо?

Меня чуть не стошнило от представления картинки, как я отрываю кусок от тушки недавно убиенного животного, при этом отплевываясь от шерсти.

- Давай лучше ее пожарим, а? – предложил я, отвлекаясь на странное золотистое поблескивание между серебристыми чешуйками рыбин.

- Жарить? Это как?

«У них не знают огня… кажется, – пораженно прошипел котикс. – Гар, ты как хочешь, но сырое я жрать не буду. Глистов мне еще не хватало! Будем добывать огонь. И точка!»

«Смотри, что я нашел!» – обрадованно заорал я, поднимая вверх выуженную среди рыб небольшую золотистую рыбку, до одури похожую на золотую рыбку из сказки Пушкина.

«Как переливается!» – заинтересовался котикс, тронув рыбину лапкой.

- Выбрось её! – испуганно заорал наг.

- Почему?! – с перепугу я запульнул ее в озеро подальше, мало ли, может она ядовитая.

- Заговорит до смерти, – пояснил он.

- Заговорит? – как идиот повторил я следом.

- Как начнет говорить, не заткнешь, а убивать ее нельзя, говорящая же. Умная. Богиня не одобрит.

- А жертвоприношение приносить ваша Богиня, значит, одобряет, – брякнул я и сразу прикусил губу. Придурок! Ну, кто меня за язык тянет. Я еще вообще не разбираюсь, что за Богиня и как ей служат, а уже сужу.

- Почему жертвоприношение? – пораженно завис наг с недоеденной рыбой в руке. – Богиня не любит крови. Служить для нее надо по-другому.

«Меня терзают смутные сомнения, как говорил один ваш персонаж из фильма» – скривился котикс.

- А как ей служат?

- Чужаки и провинившиеся идут Богине в услужение. С того момента, как отданный ей входит в храм, больше своей жизнью он распоряжаться не вправе. Бельш, как жрец Богини, доносит нам ее волю.

- Чем обычно занимаются служители вашей Богини? – никак у него нужного не вытянешь. А котикс ехидно на заднем плане подхихикивает, паразит!

- Помогают жителям нашего поселения.

Вот видишь! – обрадовался я. – У них общественно полезный труд в наказание».

- Кому нору вырыть, кому урожай трав собрать, за молодняком последить, кому ночь скоротать. Отказываться они не могут, так как своего слова они более не имеют.

«Про что я и говорил» – хмыкнул котикс.

- Постой, как это ночь скоротать и своего слова не имеют? Это же рабство какое-то! – так-с, получается, если у них этот Бельш, проводник воли Богини, то он негласный король этой деревушки. Как этот белобрысый ляпнет, так и будет. А он еще и на мои ноги запал… Ой, что-то мне не хорошо.

«Коть, бежать нам надо!»

«А то я не догадываюсь. Только вот куда?!»

«Порой меня бесит, что я, став мутантом, все равно влипаю во всякие неприятности как самый обыкновенный человек. Вроде и силы прибавилось, а толку никакого. Вот хотя бы взять этих нагов. Что я могу противопоставить его силе и скорости? Ни-хре-на! А это очень даже обидно!»

«Будем думать. Кстати, раз они не видели никогда таких как ты, то и насиловать тебя не станут. Просто не будут знать как и куда» – хихикнул котикс, через секунду удачно успев отклониться от моего удара в челюсть.

«Шучу я» – обижено отполз от меня он.

«Хороша шуточка».

- Тши, скажи, а Бельш не заберет нас силой для служения вашей Богини?

- Нет! Он не может пойти против закона о первой находке. Древний закон нерушим.

- А если ему Богиня прикажет?

- Если Богиня, тогда и я противиться не стану. Ее воля – закон, – с твердой уверенностью прошипел наг. Настроени вообще скатилось на ноль.

- Бельш может и соврать… – попытался я высказаться, как тут же был схвачен за шею и приподнят над землей. Дышать становилось все сложнее, я судорожно пытался отлепить от себя руки разозленного нага, и бултыхая в воздухе ногами найти хоть какую-то опору.

- Не смей так говорить, зверек, – шипел наг, оголив свои клыки, с которых маленьким капельками скатывалась явно ядовитая ярко синяя густая жидкость. – Жрец не может ослушаться воли Богини, иначе его ждет страшная кара от ее руки. Мы чтим свою Богиню.

- Я… не оскарб-лял—вашу бох—ги-ню… – еле выдавил я. Наг как-то разом успокоился, разжал свою руку, и я кулем свалился под его ноги, кашляя и растирая саднившую шею. Затем он невозмутимо как пиявку оторвал от своего загривка вцепившегося туда зубами котикса и кинул его мне на руки, сам же нырнул в озеро.

«Вот и поговорили» – радуясь, что хотя бы мысленно я сейчас способен общаться.

«Он моих когтей и укусов даже не заметил» – расстроился котикс.

«Я согласен сигать откуда угодно, только бы убраться из этого мира».

«Он нам не даст, – кивнул в сторону купающегося нага, зло прошипел Коть. – На лету поймает».

«Нам бы башню какую-нибудь…»

«Ты еще горы попроси. Тут один лес вокруг! И деревья какие-то хиленькие. Я же тогда думал, что высоко забрался, а он помнишь как подпрыгнул?! Ни с одной верхушки спрыгнуть не даст, это точно!»

Желудок запел, напомнив, что есть сырую рыбу мы отказались, но есть-то что-то надо!

«Давай костер разведем» – предложил котикс.

«Чем? – вздохнул я, престав наконец-то терпеть свою многострадальную шею. – Блин, синяки завтра появятся».

«У вас так раньше индейцы огонь добывали. Я одно время их культурой увлекался».

Огонь котикс добыл. Наг же опробовал яркое пламя рукой. Взвыл, и чуть в запале не обжёгся еще больше. Зато, когда, мы с наслаждением поедали горячую ароматную рыбу, Тши, распробовав, наловил еще с дюжину, и самостоятельно ее зажарил.

Сытые и уставшие мы были возвращены в землянку тем же способом, как ее и покинули, то есть на плече нага. Как заснули, не помню, зато проснулся от настойчиво нудящего в голове голоса Котя.

«Гар, проснись. Да просыпайся ты уже! Там Бельш пришел, и кажется, у нас проблемы».

Мозг при слове «проблемы» проснулся моментально. Мы осторожно подползли к выходу из норы, но увидеть что-либо не получилось. Вход полностью заслоняли кольца Тши.

- Ты согласился, что это я нашел зверьков, – недовольно возразил какой-то фразе Бельша Тши.

- Ты знаешь, что сегодня ночью я буду говорить с Богиней. И я уже сейчас уверен, что она специально привела их к тебе в руки, чтобы они служили ей в её храме.

- Решению Богини я подчинюсь. Но не ранее, – теперь в голосе Тши слышалась некая угроза.

- Я могу и подождать. Но, юный Тши, ты обещал узнать о таких как они, но не держишь своего слова.

- Мы не так давно расстались, чтобы я мог разузнать нужное тебе, Бельш.

- Но ничего, даже если ты не уговорил их показать откуда они. Думаю, я смогу их разговорить в храме.

- Богиня еще не высказала свою волю, – резко возразил Тши. – Ты своими словами заставляешь меня сомневаться в тебе, как в жреце.

- Не дорос еще судить меня, – с яростью зашипел Бельш, но нападать не стал. – Ах, да. Еще кое-что. Ты не забыл, что через несколько дней ты свяжешь себя с Торштрой? Она недовольна тем, что ты ее внимание променял на зверюшек.

- С ней я сам как-нибудь без твоих советов разберусь, – огрызнулся наш наг.

«Дело дрянь» – подытожил котикс. Я только согласно вздохнул.

«У меня мысль созрела! Они же хотят таких же как мы найти, так? Так. Значит, на этом и сыграем».

«Что бы там тебе не пришло в твою голову, я заранее согласен. Не хочу даже предполагать, что со мной могут сделать в этом их храме» – пискнул Коть.

- Не думал я, что он так скоро появится, – хмуро произнес Тши, заползая в нору и разговаривая сам с собой. – Вы, зверьки, не бойтесь. Даже если попадете в храм, Богиня вас не оставит. Позаботится. Может еще и не призовет вас для служения Богиня. Но Бельш так уверен. Еще этот ненавистный союз… Как же она меня бесит, а отказать не могу!

- Тши, – прохрипел я, прокашлявшись. Горло сжало и отпустило, но говорить все равно было сложно. – Мы можем показать тебе, где живут такие же как мы.

- Можете? – пришел в себя Наг. – Я тогда еще одного такого как ты подарил бы своей нагине, порадовал. Ей бы понравилось с вами играть.

«Бежать и даже не думать остаться!» – завопил котикс. Да я согласен, кто же спорит!

- Вызвать могу. Мы же из другого мира. Но нам надо какую-нибудь возвышенность. Башню, обрыв, горы…

- Горы? – зацепился наг. – Они совсем рядом. Поползли, я покажу.

Мы опомниться не успели, как болтаясь на плече, неслись сквозь лес в нужном ему направлении. Минут через десять, когда уже мутило не по детски, Тши поставил на ноги, почти на краю обрыва. Глянув вниз, я отпрянул назад.

Оказалось, что сам лес, в котором мы находились, был очень высоко в горах, а внизу на немыслимом расстоянии виднелась лента реки и густорастущие деревья.

«То, что надо» – подмигнул мне котикс.

- Тши, тебе надо отойти подальше.

- Зачем? – подозрительно уставился на нас наг.

- Ты такой большой – протянул я, помогая себе руками, показывая на сколько тот огромен, – что мы, маленькие зверьки, боимся тебя. И мои сородичи могут и не появиться из-за страха перед тобой.

«Какой бред».

«Главное, он в него верит. Или ты хочешь, чтобы мы, сиганув вниз, были пойманы? Ты видел, какое у него длинное тело? Второго шанса у нас точно тогда не будет. Так что пусть топает подальше».

- Так хватит? – метра три от нас, это для него не расстояние.

- Нет. Дальше.

В конце-концов, я отогнал недовольного Тши на метров сто от нас. Так, что он при всем желании не успеет до нас доползти, когда мы прыгнем с обрыва. И, подхватив на руки Котя, помахал на прощание нагу рукой, улыбнувшись, спрыгнул вниз.

11 глава

Удар об землю вышиб весь дух, и как дополнение к нашим с котиксом неприятностям мы умудрились упасть на косогор, от чего по инерции, набирая скорость, покатились вниз, получая хлесткие удары ветками по телу и лицу. Затормозить никак не удавалось, только добавляли себе царапин.

«Как же меня все достало! – пока кувыркались вниз, орал Коть. – Все перья повыдрал!»

- Ахмм… – с размаху обхватив животом попавшийся на пути ствол дерева, жалобно выдохнув, проскулил я. Но!Кажется, остановился.

- Коть, ты где?

«В заднице» – рядом раздалось недовольное пофыркивание из-под опавшей листвы.

- И куда на этот раз нас занесло? – отлепившись от дерева, со стоном держась за ушибленный живот, сел я.

«Гар, вот скажи мне, почему мы вечно выпадаем то в лесу, то в каком-нибудь таком задрипанном районе, что туда ходят лишь крысы? Неужели нельзя хотя бы раз переместиться в мир, где к нам будут относиться как к королям, а?»

- Откуда мне знать. Список претензий не ко мне.

«Хочу ванную и нормально пожрать!»

- Тихо… Слышишь? – скуление, вой, рык… Мой слух выловил отголоски какой-то драки в ночном лесу.

«Не слышу! И хватит втягивать нас в неприятности. Мы туда не пойдем!» – недовольно вытаскивая из своего оперения засохшую траву и листья.

Я уже не слушал, что так возмущено шипел Котикс, не задумываясь, перекинулся в боевую форму и со всей возможной скоростью бежал к месту событий.

«Я тебя сам потом прибью! Гар, ну куда тебя опять несет?!» – не переставая орать, котикс умело следовал за мной по веткам деревьев.

«Ты со мной?» – спросил я замолчавшего котикса. Я и сам колебался не более секунды, раздумывая помочь или пройти мимо. И все же я тупоголовый герой. И убьют меня, судя по всему, за мою храбрость.

«Я буду первым, если эти твари не прибьют тебя раньше. И с кем я связался?!» – театр в одном лице.

Не могу я игнорировать крики о помощи, пусть и не голосом, а всего лишь поскуливанием. Картинка боя удручала. Двое двуногих покрытых шерстью определенно человекоподобных оборотней, что уже не пугало, в силу и без того богатого опыта посещения разных миров, из последних сил отбивались от трех довольно габаритных ящериц-переростков.

Метра полтора в высоту, с длинным вертким хвостом, черной лоснящейся кожей, скорее всего бронированной, и с мордой очень внешне похожей на нашего тираннозавра в миниатюре. Редкостная гадость. И судя по раскуроченному телу одного из обороняющихся, его пожевали не ради интереса. Ящерицы вполне опасные хищники. А для нас с котиксом они еще более страшны, так как по размерам мы уступали волкам.

Одна из ящериц постоянно пыталась поддеть одного из оборотней своим хвостом, чтобы сбить с ног. Пока попытки были неудачными. Зато попадающие на пути хвоста деревца преспокойно разлетались в щепки после встречи с ее хвостом.

«Мной закусят и не заметят» – поделился наболевшим Коть.

«Но помочь надо».

«Банзай!» – котикс с воинственным воплем запрыгнул на одну из тварей, попытавшись сразу же запустить в ее шкуру свои коготки.

«Она точно бронированная. Чё делать?!»

«Горло!» – выкрикнул я, уходя от удара хвоста одной из хищниц.

«Не помогает. Ты мне совет дельный давай, а то я себя ковбоем чувствую. Может ей еще и депиляцию сделать?!»

«Я занят! – резким движением черканув по морде отвлёкшийся на котикса твари, при этом успев увернуться от пасти ее подружки. – Глаза!»

«Я тебя себе на ремень пущу, сволочь мордатая! – разошелся Коть, полосуя по глазам воющей твари, которая никак не могла ударить юркого котикса.

Измотанные оборотни, видя нежданную помощь, тут же насели на одну из нападавших одновременно вдвоём.

«А мне что делать?» – еле успевая уходить от зубов, лап и хвоста быстрой твари.

Выждав момент, когда эта Годзилла приноравливалась для нового удара, со всей силы черканул когтями по морде. Тварь взвыла, затрясла мордой, но отступать явно не собиралась.

- Промазал, – заметив, что на меня все еще смотрят два горящих ненавистью, как угли в ночи, глаза моей противницы, выругался я.

«Надеюсь, слюна у них не ядовитая, а то я тааак весь изгваздался» – где-то там бурчал котикс.

Решив разделаться с ней поскорее, перескочил к ней на спину, и пока она не поняла, что произошло, всадил в шею когти, при этом разрезая ее как масло ножом. Кожа действительно была сплошной броней, и мне приходилось довольно сильно прижимать, чтобы порезать ее. Второй рукой, вцепившись всеми присосками, удачно удерживался на скачущей воющей от боли твари. Она оказалась на удивление живуча и сообразительна. Поняв, что со спины меня скинуть сложно, со всего маха рухнула на нее. Мне повезло на долю секунды отскочить в сторону. И пока она не поняла, что меня придавить таким образом у нее не вышло, вложив в косой удар всю силу, резанул ей по менее защищенной броней, чем холка, шее, орошая землю тягучей темно-зеленой кровью.

Издав последний звук, ящерица, издохла.

«По-мо-ги» – заикаясь как при скачках, проорал мне котикс. Ослепленная им тварь металась по поляне, сшибая все на своем пути, а зацепившийся за ее шею Коть гордо реял как флаг. Заскочив на спину моей будущий жертве, откинул котикса в сторону, успев услышать облегченный вздох последнего, и обняв одной рукой за шею, второй резко резанул по шее, и спрыгнув, тут же отбежал подальше. Тварь несколько раз попав в ствол дерева, свалилась замертво.

«Коть, ты как?» – котикса я нашел раскинувшимся на траве.

«Меня тошнит» – и торопливо скрылся за деревом.

Вспомнив, что тварей вообще-то было три, глянул в сторону оборотней.

Один из них, со светло кофейной шерстью, осматривал своего погибшего друга. А второй, черный как ночь, срезал с ящерицы кожу. Судя по жилеткам и шортам, что одеты на них, сделаны они именно из кожи этих самых ящериц.

«Фух… Все, я уже готов прыгать в другой мир» – появился передо мной котикс в довольно измученном виде.

«Совсем плохо?»

«Уже нормально. Укачало просто» – хмыкнул он, забираясь ко мне на шею.

Пока они снимали кожу у оставшихся двух тварей, мы с котиксом присели у дерева отдохнуть.

- Спасибо за помощь, – заговорил черный с белым пятном на лбу, наконец-то упаковав свои трофеи в рюкзаки и вспомнив о нас. – Надо уходить, скоро на это место прибудут другие турты. На запах мертвечины пойдут.

- Мы, в благодарность за спасение наших жизней, приглашаем разделить с нами нашу пищу и наш кров, – без каких либо изысков произнес второй оборотень.

«Нам с ними по пути. Не хочу больше встречаться с такими жителями этого мира».

«Может слезешь и сам ножками потопаешь?!»

Коть не среагировал, обвив мою шею на манер воротника, преспокойно уснул. Скинуть эту наглую зверюшку совесть не позволила, поэтому пришлось смириться.

- Спасибо за приглашение, и мы, конечно же, принимаем его, – показывать, что я устал, как мамонт, я опасался. Ну, помогли мы им, не факт, что они окажутся добрыми зверюшками и не сожрут нас на ужин.

- Поспешим, – не дожидаясь, когда я поднимусь с земли, чернявый пошел вперед. Хамло невоспитанное! Светлый хотя бы обернулся, бросив на меня взгляд, мол, помочь? Улыбнувшись, я отрицательно покачал головой. Откуда только силы взялись?!

Странно, как же все это странно. Почему меня не пугают двухметровые двуногие создания с волчьей головой на плечах? Они же не нормальные, в моем понимании. Хотя какое это, «мое понимание»? Я и сам давно не человек, и существ разнообразных повидал предостаточно. Чаще именно от «человеческих» особей мне и доставалось. Может поэтому и реагировал на этих существ более миролюбиво? «И ничуть я не свихнулся от всех этих миров. Просто устал удивляться» – возразил я мелькнувшей мысли о сумасшествии.

«Прекрати хихикать, а то на тебя уже косятся» – одернул меня сонный голос котикса.

«Проверяю, не чокнулся ли я».

«С головой у тебя все в порядке, не переживай. Привыкаешь к новому быстро, вот и ты уже перестал удивляться. А я уже давно утратил такую способность. Но в принципе, не до конца. И ты не потеряешь. Где-то ты же все равно когда-нибудь осядешь. Не вечно же перемещаться из мира в мир».

«Скажи, Коть, а какая у тебя самая заветная мечта, а?»

«Как был ты любопытным, так и остался, ничем не вытравишь, – усмехнулся котикс. – Мечта, спрашиваешь? Хм… Скучаю я по своему миру. Больше всего по ментальным ласкам котис. Это как заниматься сексом у людей, не забывается и ужасно хочется. Чего может желать оторванный от своего мира котикс в самом расцвете сил? Семью, своих маленьких котиксов, играющих со мной… Ай, ладно, хватит об этом, не береди душу. Гар, а ты чего хотел бы?»

«Какие-то у тебя желания человеческие, – поразился я. – Чего хотелось бы мне? Еще совсем недавно я бы сказал, что хочу домой, на Землю. Но сейчас… даже если бы я смог вернуться, то не смог бы жить столь скучно, как раньше. Знаю, что обязательно круг завершится, и что именно меня ждет впереди, совершенно не понятно. Просто… Понимаешь, Коть, ощущение такое, как-будто в душе пусто… не хватает чего-то… и холодно».

«Кого-то, Гар, кого-то…»

«Не знаю, может ты и прав» – настроение для продолжения разговора пропало. Котикс снова задремал. А я молчаливо шел следом за оборотнями.

Их поселение больше походило на лесное убежище наших партизан во время последней войны с фашистами. Все жители в постоянной боевой готовности, чуть что готовые сорваться с места.

Нас встретили настороженно, но при этом свои занятия не бросали, чтобы поглазеть. Человеческих лиц я не заметил вовсе. Высокие, любых оттенков серого, черного и коричневого окраса волки. Двуногие. Явно выделялись среди них женщины, как более изящные, но вот шерсть, хвост, когти, а особенно волчья голова с внушительным оскалом не давала повода подумать о какой-то второй половинке в этом мире для нас с котиксом. Я же ночью от испуга заикаться начну, если такая «красотка», или «красавец», мне улыбнется или склонится. Бррр…

Дети, что резвились на полянке, бегая друг за другом, затихли, и на безопасном расстоянии во все глаза рассматривали необычных для них чужаков.

«Хоть камнями не закидывают» – поделился мыслью так и ехавший на моей шее котикс.

«Они специально нас по всему лагерю провели, хотя, уверен, могли обойти».

С провожатыми мы беспрепятственно дошли до одной из самых больших землянок и, следуя указаниям, в виде кивка головы черного оборотня, шагнули в нее следом за ними.

Тусклый свет от вентиляционных дыр в потолке. Три оборотня, что-то увлеченно обсуждающие, склонившись над каким-то чертежом. Благодаря ночному зрению, в дополнительном свете я не нуждался, прекрасно разглядев не только обстановку, но и хозяев.

Если бы меня спросили в моем изначальном мире, как бы я описал их, то пожалуй одной фразой: альфа – самцы. Оборотни были крупнее уже виданных мною, хотя может это так зрение со мной шутки шутит или маленькое помещение, в котором они своими телами занимали большую его часть. Однако помимо этого от этих мохнатых существ исходила вполне ощутимая аура властности и уверенности в себе и своих силах.

«Как они между собой не перегрызлись? – напомнил о себе Коть. – Братья, что ли?»

- Мы попались трем туртам. Они, – кивок чернявого в нашу сторону, – практически спасли своим вмешательством. Наше гостеприимное приглашение было принято, – отрапортовал наш провожатый и, дождавшись кивка одного из троих оборотней, вышел со своим другом.

Расспрашивать меня не торопились, пристально разглядывая от носок до макушки в три пары глаз.

«Как лошадь на базаре осматривают, – недовольно фыркнул котикс, вполне выражая этим и мою злость. – Гар, смотри на них как на кучу навоза, пусть понервничают».

Да я только «за»! Еще для верности и покривил носом слегка. Оборотни слегка опешили, и переглянувшись… снова опустили головы к чертежу.

«Дальше-то чего? Они вообще обнаглели?! Нам поесть и поспать надо! Мы уста-вши-е!!! Мы же гости! Как они так могут?!»

«Не разоряйся, они-то тебя не слышат, а у меня голова скоро от твоих воплей взорвется, – мысленно зашипел я на возмущённого котикса. – И раз эти три индивидуума делают вид, что я здесь пустое место, то и мы их замечать не станем».

Пусть мое поведение сейчас далеко от взрослого, но меня то оно устраивает! Я, демонстративно, прохожу мимо «тройки», и сажусь на единственную находящуюся здесь кровать, при этом попрыгав на ней проверяя на мягкость. Жестко.

«Одеяло на доске. И это кровать? Как на ней спать-то можно? Лучше на земле в лесу. И то мягче».

«Опа-па, а волчата заинтересовались нашей наглостью. Пойду-ка я их добью».

Я еле сдержался, чтобы не заржать в голос, когда котикс с царской поступью прошел мимо застывших оборотней к одной из ножек стола и, задрав ногу, сделал вид, что сходил в туалет как собака. Затем невозмутимо прошествовал ко мне, ловко забравшись на руки.

Оборотни в остолбенении уставились на нас. Пожимаю плечами, мол я вообще не в курсе, что такого тут ужасного случилось.

- Я к своим, – сказал один из них, совершено черного окраса, хлопнув светло-серого оборотня, смотрящего на нас очень задумчиво, при этом скрестив руки на груди.

Второй, тёмно-серый, глянув на нас с усмешкой, так же не задерживаясь, скрутив трубочкой чертеж, вышел, прихватив с собой и своего друга.

«Как думаешь, нас не убьют?»

«Как-то поздно ты об этом задумался» – ответил я.

- В вашем мире так принято вести себя в гостях? – рычащие бархатистые нотки в приятном мужском голосе завораживали. Я завис, вслушиваясь.

«Ответь ему чего-нибудь» – оцарапал меня коготком котикс, возвращая из мира грез.

- Ааа… мм… Нет. Но у нас так же принято гостей приветствовать, а не игнорировать. И как Вы узнали, что мы не из вашего мира? Нас таких что, много? Часто бываем, да?

- Вопросы закончились? – хмыкнул оборотень, вальяжно садясь на стоящий перед столом стул без спинки, чтобы без стеснения положить свой шикарный пушистый хвост. Нестерпимо захотелось провести рукой по этому шелковистому чуду. Обожаю собак, особенно длинношерстных.

«Ты куда? Сидеть!» – рявкнул Коть. Пришлось еле слышно вздохнуть и убрать тянущиеся руки к манящей меня прелести. Очень надеюсь, что оборотень не заметил моих телодвижений.

- Ты не первый и не последний появившийся в нашем мире пришелец. Я уже имел опыт общения с похожими на тебя. К тому же, как не странно звучит, но наши предки были людьми.

«Что?!»

- Что?! – подхватил я.

- Чему ты удивляешься? Тому, что предки у нас были люди или же тому, что я не рвусь расспрашивать откуда ты, и не тороплюсь убить, как иномирянина?

- Всему и сразу.

«И куда нас опять занесло…»

- Начну с главного. Я вожак своей стаи, и мое слово закон для всех и каждого. И даже для гостей, – добавил он тут же, стоило мне улыбнуться. – За непослушание и оспаривание моего приказа, ждет наказание, иногда со смертельным исходом. Наш мир зовется Ерика. Мы пытаемся выжить. Наши предки, люди, вынуждены были измениться генетически, чтобы иметь возможность постоять за себя. Ты уже столкнулся с нашими врагами. Бездушными туртами, хищниками нашего мира.

«Гар, как только выйдем из этой землянки ищем гору и прыгаем!»

- Чтобы ты больше никого не стал доставать своими вопросами, как это обычно делают иномиряне, скажу сразу. Откуда и почему появились эти твари, никто из нас не знал и не знает. Наш мир словно живой, и помогает как может, скрывая нас от прожорливых туртов.

«Еще и фанатики» – не прекращал отпускать реплики Коть.

«Обалдеть».

- Измененные люди в последствии стали такими, какими ты сейчас нас видишь. К необычному внешнему для тебя виду прибавились сила, скорость и множество других способностей, что позволило нам успешно отбивать нападения небольших групп туртов.

- Хорошо, я уже понял, куда попал. Вернее, во что вляпался. Что требуется от меня?

- Приглашение погостить ты уже получил. Живи. Никуда не лезь, спасать тебя никто не обязан.

- Я могу постоять за себя сам, – резко ответил я, поднявшись. – Это не на меня напали в лесу.

- С характером, – похвалил оборотень. Стало даже как-то неудобно. – Но один на один ты может быть и выстоишь, однако спешу тебя огорчить, герой, они по одиночке никогда не ходят.

«Сижу в землянке, никуда не хожу…» – проникся речью котикс.

- Тебя уже заждались, – сказал вожак, указав головой на выход из землянки. – Можешь идти. И кстати, меня зовут Варг. Темно-серый, что стоял слева от меня, моя омега, а черный, улыбчивый, моя бета. Их приказы выполняются, так же так и мои.

- Гарус и котикс Коть, – представился я уже у самого выхода.

Нас действительно ждали те два оборотня, что так удачно предложили приют.

«Омега и бета это любовники?»

«В нашем мире кто как про них пишет. Не уверен, что мои предположения окажутся верными для этого мира.»

«Я читал, что омега – это как бы уравновешивает отношения в стае оборотней. А бета что-то вроде правой руки вожака» – задумчиво заговорил Коть.

«Но есть и другие варианты. Например, что омеги могут беременеть и приносить потомство. А беты бездушны, вернее, менее эмоциональны».

«Поживем – увидим» – глубокомысленно изрёк котикс.





«Помниться мне один пернатый кричал, что ищем гору и делаем ноги в другой мир?»

«Пока опасности нет, можно и пожить здесь… немного».

- Идем, мы покажем тебе наше жилье, – подошли к нам наши старые знакомые.

Жильем оказалась очередная землянка, правда с несколькими ответвлениями, заканчивающимися небольшими комнатами. Как они только здесь живут? Элементарных удобств и то нет. Неужели прогресс отсутствует напрочь? И им не хочется изменившись обустраивать свой быт? Стулья, стол, минимум кухонной утвари. В комнатах только кровати и корни деревьев вместо вешалок и полок шкафа.

«Если они так живут сотни лет, то не удивительно, что шерстью обросли» – фыркнул Коть.

- Жить будешь в этой комнате вместе со своим зверьком, – заговорил черный оборотень. Судя по его манере общения, он вообще не умеет быть дружелюбным, в отличие от своего друга. Слова, вылетающие из его пасти, резкие, отрывистые, с рычащим эффектом, дающие понять, что нашему присутствию в его землянке он совсем не рад. Сволочь неблагодарная!

«Вот и спасай таких» – согласился со мной Коть.

- Я Тарт, моего супруга зовут Паль, – после представления черным, светлый оборотень мило улыбнулся.

- Гарус. И мой друг – Коть, – не менее вызывающе произнес я.

- Мы благодарны вам за помощь, просто привыкли жить несколько уединенно. Надеюсь, уживемся. Но вы не думайте, что вы не желанные гости в нашем доме, – попытался сгладить накаляющуюся обстановку «кофейный».

- Я понимаю, – хотя свинья твой чернявый, вслух говорить этого я не стану, – свалились неожиданно на ваши головы. Вы не переживайте, обычно мы надолго на одном месте не задерживаемся.

«Чаще самоубийством занимаемся! – хихикнул Коть. – Как бы не допрыгаться…»

- Не торопитесь уходить. Выжить в одиночку невозможно.

- Паль, – требовательно позвал черный.

- Я пойду, костер разведу, – в очередной раз одарив нас добродушной улыбкой. – Вы пока устраивайтесь.

Жизнь в землянке с вечно хмурым и неразговорчивым альфой Тартом и его добросердечным омегой – Палем, текла спокойно и размерено. Спали мы сколько хотелось, ели тоже от пуза. Паль с супругом всегда возвращались с охоты не с пустыми руками. Первые несколько дней мы только иногда и под вечер высовывали свой нос на улицу, чтобы лишний раз не мелькать перед глазами остальных жителей этого поселения. Да и к нам в гости никто не рвался.

Через неделю от ничего неделания хотелось взвыть. Коть нашел не далеко от нашего жилья небольшую полянку, очень удачно укрытую от посторонних глаз кустарником, где я мог в свое удовольствие разминаться. Котикс же свои занятия по поддержанию физической формы проводил, перепрыгивая с дерева на дерево в их кронах.

Где-то недели через полторы выйти на улицу и отдалиться от дома заставило какое-то необычное волнение происходящее снаружи.

Женщины причитали, дети плакали, мужчины злобно рычали до тех пор, пока на всех не рыкнул появившийся вожак. Тишина наступила моментально.

«Вот это авторитет!» – восхищено присвистнул Коть.

- Где? – только и спросил Варг. Я невольно залюбовался этим мощным оборотнем с шерстью стального отлива, двух метровым ростом, и просто невообразимо пушистым хвостом. От него веяло такой твердой уверенностью и силой, что так и хотелось хотя бы коснуться ее, чтобы и в тебя впиталась хотя бы ее капелька.

- На север. В дне от нас. Две группы, – произнес охрипший голос раненого оборотня, виновника переполоха. Он еле стоял, поддерживаемый двумя сородичами. – Я один остался. Все погибли. Должен был предупредить.

Его еле успели подхватить, когда он, потеряв сознание, стал падать.

- Обработайте его раны, – начал отдавать приказы вожак.

- Я соберу двадцатку, – сообщил тёмно-серый оборотень виданный мной в землянке вожака. Если не ошибаюсь, именно он и есть бета Варга.

- Возьмёшь две группы, – добавил Варг. – И… Кари, будь осторожен.

- Не беспокойся, – улыбнулся оборотень своему вожаку, при этом совсем не радостной улыбкой.

- Дан, займись женщинами и детьми, – сказал черному оборотню, стоявшему рядом с ним, Варг.

«А это его омега. Он тоже в землянке был в наше посещение» – заметил котикс.

«Поможем?» – прятаться вместе с женщинами и детьми не позволяла ни гордость, ни совесть.

«Я скоро растолстею с таким отдыхом, – делано возмутился котикс. – Не помешало бы размять свои одрябшие мышцы. Естественно, поможем. Но захотят ли они, чтобы мы вмешивались?»

«Не предложишь, не узнаешь».

Без паники, но быстро лагерь стал сворачиваться. Землянки маскироваться, дети и женщины дружно уходить в лес под предводительством черной омеги вожака.

- Варг, мы можем быть в разведке, – без обиняков сразу же в лоб выпалил я.

- Каким образом? Скорости и силы в тебе меньше, чем в любом из оборотней. Нет.

- Я не спрашиваю твоего разрешения, – разозлился я. Кем он меня считает, ребенком или задохликом?! – Я предлагаю помощь.

- Упрямство не всегда заканчивается хорошо, – нахмурился вожак.

- Сверху передвижения туртов будет видно лучше.

- Сверху? – со смесью удивления и недоверия.

- Котикс превосходно передвигается по верхушкам. А я могу… летать, – и уже скорее с желанием заткнуть рот вожаку, распахнул свои «огненные» крылья. Со всех сторон раздался пораженный вздох. Даже в глазах Варга я уловил восхищение.

- Кари! – рыкнул он, зовя свою бету.

- Я слышал, – появился оборотень. – Они пойдут первыми. Собираться нет времени. Выдвигаемся.

Кинув прощальный взгляд на вожака, не удержался, чтобы вскользь не провести пальцами по кончикам волосков на его хвосте. Кто его знает, чем закончится наш поход? А шанс притронуться к такой красоте упускать не желаю.

«И чего ты к этому хвосту так не равнодушен, не пойму?»

- Хм, – по-детски удивлено посмотрел на меня вожак, вызывая румянец смущения. Чтобы в конец не опозориться, покраснев как красна девица перед оборотнями, уставился в землю и, подкинув котикса на ближайшую ветку, побежал с рванувшимся с места отрядом оборотней. Крылья пока пришлось убрать, чтобы не поранить о сучки.

Бежали мы долго. Два отряда по двадцать оборотней каждый, через несколько часов бега разделился. Во главе нашей двадцатки, мы не в счет, остался Кари, бета вожака. Причем им приходилось заметно снижать скорость из-за меня, вызывая у меня обидную злость. Первый отряд давно скрылся из вида, а мы все бежали и бежали. Ближе к вечеру я стал выдыхаться, мышцы ныли, темп оборотней выматывал основательно. Котикс, не менее уставший, периодически спускался на уровень, видимый для меня, чтобы показать, что с ним все в порядке, и посмотреть, как мои дела. Мы настолько выкладывались, что сил даже на ментальное общение не хватало.

- Привал! – негромко сказал Кари. И я как шел, так и повалился на землю, с трудом переводя дыхание и стараясь успокоить бухающее сердце.

- Молодец. Выносливый. Но лежать тебе сейчас нельзя, потом двигаться вообще не сможешь. Вставай, – он попытался меня потянуть за руку, но я как амеба даже моргать сил не осталось. Тяжело вздохнув, подтянул меня и поставил на мои дрожащие ноги, придерживая за спину и плечи, заставляя медленно, но ходить.

Я даже возмутиться не мог, настолько устал. Но через минут десять действительно полегчало, и Кари оставил меня в покое. Ни одной насмешки я не услышал.

Отдых продлился недолго. И снова был выматывающий бег, и наконец-то мы добрались до цели.

- Ваша очередь, – шепотом сообщил мне Кари.

Расправив крылья, я несколько раз взмахнул ими, чтобы размять мышцы спины, и неторопливо поднялся вверх.

«Сильно не высовывайся, мы не так уж и далеко от них, – предупредил меня котикс. – Я подберусь поближе».

«Не надо. Это опасно!»

«Тебя могут заметить, а вот меня вряд ли».

«Хорошо. Но, пожалуйста, будь предельно осторожен» – попросил я подмигнувшего мне Котя, тут же скрывшегося в зелени листвы.

Взлетев над деревьями, не настолько высоко, чтобы засветиться, я мог увидеть лишь движение туртов. Насчитал двадцать две особи, хотя чутье твердило, что их определенно больше.

«Бодренько идут, сволочи».

«Жаль, что привалов им делать не надо» – отзывался Коть.

Спустившись вниз, рассказал, что и сколько видел.

- У нас не больше получаса. На ловушки времени маловато, но выхода нет, – клацнул в недовольстве пастью бета.

«Их тридцать один всего. Не знаю, как мы с ним справимся? Внушает ужас, если честно. Так что чтобы вы там не придумали, делайте это быстрее, и желательно основательно. Я возвращаюсь, что-то не нравится мне, как эти Годзиллы крутят головами по сторонам».

- У нас проблемы. Тридцать одна тварь. Котикс говорит, что они недалеко и просит поторопиться с решением.

- А твоя зверуш.. .

- Да. Мы разговариваем мысленно. И, да! Он разумен, – оборвал я вопрос Кари.

- Это и правда подождет. Мы возвращаемся. Вторая группа подготовит им «гладкую» дорожку, – оскалился бета.

- В смысле? – не понял я.

- Вторая группа специально отправилась для создания ловушек. Так что в наше поселение дойдут не все турты, – пояснил мне оборотень.

«Вы еще здесь?! Уходим, они ускорились!» – вывалился из листвы запыхавшийся котикс.

- Надо уходить, – перевел я.

- В полную силу, – в приказном прядке сообщал Кари и сорвался с места.

«Я никогда столько не бегал! Очень надеюсь, что и не буду больше!» – стонал где-то там в верхушках деревьев котикс.

Я, отключившись от этого мира, целенаправленно упрямо бежал, еле поспевая за оборотнями.

В наш лагерь мы вернулись уставшие. Я так вообще не мог пошевелить ни рукой ни ногой, растянувшись там, где стоял, провалившись в темноту.

В себя пришел от того, что кто-то заворочался рядом. Открыв глаза, с минуту пытался понять, где я и что перед тем как оказаться здесь происходило?

«Коть, мы давно здесь?» – легонько толкнул я вбок примостившегося рядом со мной и сладко сопящего котикса.

«Ааа… как же я замечательно выспался» – с удовольствием, по-кошачьи потянулся он.

«В том то и проблема. Мы слишком хорошо выспались, – подскочил я с настеленных одеял. – Меня никто не раздевал. И сам я не приходил, значит нас принесли. Кто? Когда? И как давно?»

«Проспали нападение!» – взвился с места котикс, выскакивая из палатки.

Я следом. А вокруг все такое мирное, правда шатров много, и место незнакомое.

«Где мы?» – забрался ко мне на плечи котикс.

- Проснулись? – перед нами появился Варг.

- Много пропустили нового?

- Нам пришлось оставить прежнее место, но подарок тварюшкам мы преподнесли замечательный. Ни одна не уцелела.

«Точно?» – переглянулся со мной котикс.

- Все до единой? – озвучил я.

- Это твой друг интересуется? – заинтересованно посмотрел на котикса Варг.

- Да.

- Услышать его можешь только ты?

- К сожалению для самого Котя, я единственный, кто его слышит.

- Жаль, – нахмурился оборотень.

- И что теперь? Нас больше искать не будут?

- Это небольшая отсрочка, – вздохнул вожак. – Завтра передвинемся дальше на юг. Снова обустроимся. Дальше будет видно.

«Спроси, все ли вернулись?»

- Оборотни все выжили? – снова перевел я.

- Все. И за это твоему маленькому другу огромное спасибо.

- Варг, неужели вы не можете найти одно постоянное место и сделать из него крепость?

- Пробовали… После осады крепости выжили единицы, – с грустью пояснил он мне.

- От нас мало толку в столкновении, но мы с котиксом с радостью подыщем вам такое место, где до оборотней не возможно будет добраться, – сам не ожидая от себя, со счастливой лыбой сообщил я.

«Сбрендил?! Ничего я искать не собираюсь! Ищем гору и прыгаем! И всё!» – заорал как ненормальный Коть.

- Запретить я же не могу? – лукаво улыбнулся вожак, спрашивая с некой иронией в голосе. – Гости вольны ходить, где им вздумается. Но с опаской, договорились?

- Мы будем смотреть в оба глаза, – честно признался я.

«По мне, так бы вообще бинокль купил, для верности!» – буркнул котикс.

Как бы не возмущался котикс, но мы исправно, каждое утро после завтрака, покидали поселение, уже перебравшееся на постоянное место, и продвигалась в выбранное нами заранее направление в поисках «земель обетованных».

На туртов мы, к счастью, не напарывались, но нужное нам место никак не находилось. И это огорчало.

Постепенно мы разобрались в хитросплетениях мира оборотней. Выяснилось, что беты здесь, это действительно правая рука альфы, а омеги своего рода ограничитель, сдерживающий взрывоопасный характер альф. Каждый альфа рано или поздно, но лучше все же рано, выбирает себе бету и омегу, и только после этого может позволить себе завести свою семью. Жениться на женщине, и наплодить детишек. Ну, а что касается любовных отношений между изначальной тройкой, то это строго по желанию каждого из них. Мужчины омеги детей иметь не могли, что несколько разочаровало. Так хотелось в естественном варианте посмотреть на беременного мужчину, но не судьба видимо.

В один из дней мы с котиксом решили, что надо сделать дальнюю вылазку, потому что все возможные окрестности уже осмотрели. Поэтому дав себе на подготовку к походу неделю отдыха, остались в лагере.

По прошествии четырех месяцев нашего проживания в этом мире, в выделенный для себя выходной, мы предвкушающе наблюдали за своеобразной суетой оборотней.

Намечался какой-то праздник, потому дети бегали более радостные, чем обычно, а женщины что-то ароматное готовили на кострах.

Вечером, когда импровизированные столы ломились от еды, а оборотни, весело, но все же сдержанно выпивали, мы с котиксом удобно устроились на одном из поваленных деревьев.

«Прогуляюсь» – подмигнула мне эта маленькая хитрая зараза, скрывшись в темноте. Рядом со мной пристроился вожак, положив между нами свой великолепный хвост. О, да! Этот нехороший оборотень последнее время все чаще пользовался моей маниакальной тягой к его хвостатой конечности.

Вот и теперь я с трудом сдерживался, чтобы не запустить свои загребущие ручки в это меховое чудо.

- Ааа! – не выдержал, когда он специально им вильнул, моментально хватая его руками и прижимая к своему лицу. Какое же это блаженство! Мягкий, пушистый, такой необычный…

- Ты такой смешной, Гар, – расхохотался Варг, даже не стараясь отобрать у меня его. Да и без военных действий это бы не получилось. Присоски впились в волоски намертво. Проще хвост отрубить, или же меня прибить. Не знаю, откуда это сумасшествие, но такие заскоки происходил исключительно рядом с вожаком, на остальные хвосты подобной реакции не наблюдалось.

Оборотни, прознавшие о такой моей особенности, по-доброму надо мной подшучивали, и даже поздравляли Варга с таки красивым любовником, как я.

А я все никак не мог понять, отчего и почему меня как магнитом тянет к этому оборотню, и с какого перепуга так дико реагирую на его серебристый хвост?! Но пытаться разобраться – это одно, а действия – это другое.

- Пойдешь со мной? – с хрипотцой склонившись к моем уху, прошептал Варг.

Дураком я не был, и сразу сообразил «куда» меня зовут. Но и противиться не хотелось. У него такая шерстка, и чарующий голос, затрагивающий что-то в моей душе, а еще я смогу гладить его хвост… Последнее, кажется, стало самым весомым аргументом.

Я согласился, кивнув.

Стоило нам оказаться в шатре, и обвиться его хвосту вокруг моей кисти, как все сомнения улетучились. Я хотел этого оборотня. Я желал начать жить заново, откинув все черные воспоминания прошлого. Я стремился забыть ненавистного супруга. Меня не волновало, что слух у оборотней превосходный, а шатер вожака стоит в самом центре поселения. Все мысли и сожаления отбросил прочь.

Ночная прохлада, даже здесь, за шкурными стенами шатра, вызывала мурашки на совершено обнажённом теле. Хвост мягко скользил по моим ногам, то поглаживая бедра, то скользя по животу. Целоваться с оборотнем у меня бы никак не вышло, все же собачий фэйс никак не способствовал подобному. Поэтому слегка шершавый язык Варга, что вылизывал меня с ног до головы, забирающийся в самые потаенные местечки, заставлял тихо постанывать и желать большего. Сильные и приятно мохнатые руки-лапы гладили меня с такой осторожностью, что я ощущал себя трепетно любимым.

Эти ласки на грани словно излечивали мое сердце и душу. Я беззвучно плакал… От нежности и сдержанной страсти, таящейся в волчьих глазах, смотрящих на меня, как на величайшее драгоценное чудо, щемило в груди. Если бы мой супруг… бывший супруг так смотрел на меня в первый раз, я был бы самым преданным спутником ему до конца дней. Как же больно…

- Позволишь? – натянутый как струна Варг смотрит с надеждой. Взгляд желтых глаз на волчьей голове смотрится несколько жутковато. Но я не собираюсь отказываться, согласно обвивая его шею руками.

То, что творилось дальше, я запомнил смутно, все шло на ощущениях. Так сказочно потрясающе не было еще никогда. Я умирал и рождался снова. Вся темнота, что скопилась во мне, испарилась, и я парил в новом мире, созданном нами с Варгом.

Неделя пролетела, как одно мгновение. Наполненное страстью, жаром наших тел и нежностью, какую ни за что не предугадаешь увидеть в вожаке оборотней.

Я не питал иллюзий о роде наших отношений. Мы были вместе исключительно по обоюдному желанию. По такому же желанию мы и расстанемся, когда придет время. Любви между нами не было, но зато была необузданная жгучая страсть. Последняя ночь перед нашим с Котем походом вышла особенно страстной. На утро, под шуточки оборотней и посвистывания, вполне безобидные, красный как маков цвет я быстренько покинул лагерь.

«Ты меня осуждаешь?» – вырвалось у меня, когда мы с котиксом остались наедине.

«Нет. Наоборот, я очень рад, что твои раны затянулись. Я боялся, что травма, нанесенная тебе, разъест твою душу, – серьезно отзывался Коть, а затем, рассмеявшись, все же добавил, – к тому же ты просто одержим хвостом Варга. Даже не знаю из-за чего».

«Ох, не стоит мне о нем напоминать» – постарался я моментально вылезти из приятных воспоминаний, а то придётся вернуться обратно, в такие теплые и сильные объятия вожака.

Ставшие привычными для нас ночёвки в лесу, теперь все дальше отдаляли от лагеря. Не рискуя лететь, передвигались пешком. Это занимало больше времени, но было безопаснее для крыльев. К нашему сожалению, ничего интересного мы не нашли. Решив, что завтра последний день продвижений вперед и после ночёвки, будем возвращаться обратно. Двухнедельное путешествие подошло к концу. Обратно только на крыльях!

- Стой! – вопль котикса заставил резко тормознуть, и как раз вовремя. Я с замиранием сердца, смотрел как пальцы ног, висят над глубочайшей пропастью. Густо росшие кустарники скрывали от неосторожных путников край обрыва, с которого при следующем шаге я мог свалиться.

- Вот отсюда мы и спрыгнем, – обрадовался котикс. Голова закружилась от высоты, стоило мне глянуть вниз.

- Даже дна не видно, – рассматривая проплывающие внизу облака, либо поднявшийся туман.

- Что дальше? Возвращаемся или перелетаем?

- Естественно, надо узнать, что на той стороне, – крылья словно только и ждали, когда их используют, мгновенно раскрылись. – Держись крепче. Могут быть завихрения от ветра.

Ветерок оказался слабеньким. Мы спокойно перелетели на другую сторону, и когда деревья, что закрывал обзор, закончились, пред нами предстала потрясающая картина. Практически уцелевший замок, поросший кое-где мхом и лианами, окруженный толстыми непробиваемыми стенами, смотрящий в небо остроконечными шпилями, был именно тем, что нам необходимо.

- Как же они его просмотрели?

- Очень просто. Смотри, – я прибавил скорость, облетая замок, и поднимаясь как можно выше. – Это отрезанный от всего мира пропастью огромный остров. Это будущий безопасный дом для оборотней, Коть!

- Думаешь, ящерицы не найдут способ сюда перебраться? Хотя летать они не умеют.

- Лучшего места не найти, – обрадовался я. – Идеально защищенное. Спустимся, глянем, что к чему?

- Отсюда строения выглядят покинутыми.

Замок оказался гигантским.

- Да тут места не одному десятку таких поселений как у нас хватит! – оценил масштабы строения котикс. – Надеюсь, здесь никаких особо прожорливых зверушек не водиться?

- Возвращаемся. Чем скорее мы их приведем в замок, те быстрее сможем переместиться в другой мир, – поднялся я снова в воздух, сцапав ковыряющего мох котикса.

- Тебе не будет жаль отставлять Варга?

- Будет, Коть. Но у него своя дорога, а у нас с тобой своя. Это не наш мир. Ты же понимаешь?

- Не наш. Я тоже так чувствую.

Вернулись мы в лагерь очень даже вовремя. Оборотни видели новую группу ящериц, продвигающихся в нашу строну. Дан, омега Варга, уже собирался уводить женщин с детьми, в противоположную от замка сторону. Варга мы обрадовали в два голоса. Вернее Коть вопил у меня голове, а я пытаясь его переорать, горлопанил в голос. Но никто и слова не сказал против моих восторженных воплей. Некоторые даже расплакались от появившейся у них надежды.

- Вы посланы нам Ерикой. Спасибо вам, – поклонившийся передо мной вожак, как по волшебству вызвал волну опускающихся на одно колено со склоненной головой всех оборотней, не зависимо от пола и возраста.

«Мы герои!» – скакал у меня на плече довольный котикс.

Я лишь растерянно хлопал глазами, не зная, что делать…

Все время, что мы продвигались к замку, нам с Варгом никак не удавалось остаться наедине. И только когда вечером мы вышли к знакомому нам обрыву, вожак приказал остановиться на ночлег, смогли насладиться близостью.

- Послушай, Варг, мне надо сказать тебе что-то очень важное, – решился я на признание.

- Ты разве еще не устал? – попытался он меня пощекотать.

- Это важно, – стараясь не хихикать от щекотки, схватил его руки.

- Я слушаю, – недовольно проговорил Варг, садясь и притягивая меня к себе.

- Мы с котиксом должны уйти. Это не наш мир, понимаешь?

- Именно этого я ожидал, – вздохнул он. – Когда?

- Как только вы обустроитесь в замке. Думаю, там вы определенно будете в безопасности от туртов.

- Не хочется отпускать тебя, Гар. Но я все понимаю, и мне как вожаку скоро надо будет выбрать жену.

Грусть от расставания с Варгом была какая-то светлая. У него впереди еще столько интересного, как и у меня с Котем.

- Ты будешь замечательным мужем, – чмокнул я его в кончик носа, – и превосходным отцом.

- Как это происходит?

- Что?

- Ваше перемещение?

- Обычно мы прыгаем откуда-нибудь свысока, – рассмеялся я, видя, как ошарашенно округлились глаза оборотня. – Просто, те, кто нас перемещают, должны убедиться, что нам грозит смертельная опасность. Потому что даже будучи при смерти, после переноса в новом мире я буду жив и здоров. Вот так вот.

- И, как я понимаю, прыгать вы собираетесь именно с этого обрыва? – кивнул головой в сторону пропасти.

- Ага, – хихикнул я.

- Только не при мне, – прикрыл он глаза с мученическим вздохом.

- Договорились, – снова поцеловал его в черный влажный нос.

- Пока бьется моё сердце, я буду помнить тебя, посланник Ерики.

- Спасибо. И я тебя никогда не забуду, Варг.

- А теперь стоит закрепить нашу память еще покрепче, – хитро оскалился он, нависая надо мной.

Утро встретило меня прохладой и галдежом оборотней.

- У нас проблемы. Группа туртов к вечеру будут здесь. Не знаю, как они поняли, что оставленные нами шатры, это ловушки, и в поселение они не вошли. Движутся в ускоренном темпе к нам. Помоги натянуть веревки через пропасть, чтобы начать переброску.

- Ясно. Я помогу, чем смогу.

- Удачи тебе Гар, и твоему другу.

- И тебе Варг,- улыбнулся я, вслед уходящему оборотню.

«Это больше похоже на прощание. Вы расстались?» – появившийся Коть, удобно обвил мою шею.

«Там будет уже другой мир. Ему надо как вожаку продолжать род. А пришлый любовник с молодой женой как-то не вяжется. Так что, да. Мы расстались».

«Смотрю, ты ничуть не расстроен?»

«Я рад за него. И за себя тоже. Варг мне помог излечиться окончательно. За это я ему и благодарен. А будущего с ним у нас никогда и не было, и я его у себя даже в голове не планировал. Ладно, оставим этот разговор на потом. У нас есть дела поважнее. Ящерицы движутся прямиком к нам. Надо успеть всех переправить на остров до их появления.»

Два тяжелых грубых каната я без труда перенёс через пропасть, привязав к растущим по ту сторону деревьям. И пока по ним перебирались женщины, я не сидя без дела таскал на остров детишек. Котикс принимал радостно голосящую от ощущения первого полета детвору и показывал, куда надо идти.

Оставшиеся оборотни, искусно замаскировали громоздкие не годные к переправе вещи и проворно перебирались на ту сторону. На не безопасной стороне, остались: я, Варг, и прибежавшие последними двое дозорных.

- Турты будут здесь минут через десять – пятнадцать, – сообщил один из них, прежде чем схватиться за веревку, чтобы перебраться на другую сторону. Мы ждали, когда последний оборотень коснётся земли, чтобы перерубить концы веревки, на этой стороне.

- Они идут, – напрягся Варг.

И даже я, не имея настолько острый слух как у оборотня, слышал тяжелую поступь голодных тварей.

- Всё! – крикнули нам с той стороны. Один мощный удар когтями вожака, и веревка обрезана. Оборотни быстро тянут ее, убирая с глаз.

Остались только мы.

- Полетаем? – расплылся я в улыбке, раскрывая свои крылья. Риск не удержать тяжелого оборотня был, но я уверен в успехе. К тому же мне так хотелось сделать что-то необычное запоминающееся напоследок для Варга, что отказать себе в возможности совместить приятное с полезным я не смог.

- Держись крепче, – пискнул я, когда меня обхватили сильные руки оборотня. Сначала с трудом, но я поднялся в небо. Перелететь не составило никакого труда.

- По земле бегать мне нравится больше, – стоило нам приземлиться, сразу же выпалил Варг, вызывая мой смех.

Совершенно неожиданно мимо меня пролетела какая-то аляповатая птица, отчего я непроизвольно отпрянул, совсем забыв, что позади – пропасть.

- Гар! – заорал испуганно Варг.

«А я?!» – завопил Котикс, прыгнув за мной.

«Значит, судьба» – я не стал раскрывать крылья, улыбнувшись Варгу, и получив в ответ все понимающий взгляд.

Стоило мне поймать котикса, как яркая вспышка привычно ослепила нас.

12 глава

Выкинуло нас на что-то жесткое, звенящее и рассыпающееся… Абсолютная темнота даже с моим ночным зрением не позволяла увидеть, куда мы попали.

«Не могу ничего разглядеть», – пожаловался завозившийся рядом Коть.

- Свет бы, – проговорил я вслух.

- Если так вам необходимо, – раздался звучный голос откуда-то спереди, и появившийся огонь поджег приделанный к стене факел, осветив говорившего.

- Ма-ма, – отползать получалось очень даже шустро.

«Капец!» – застонал котикс.

На нас с вселенским спокойствием, положив массивную голову с острейшими зубами, что красовались в его огромной пасти, на свои лапы, взирал самый настоящий огненный дракон.

- Знакомиться будем? – с иронией спросил этот монстр. – Или вы так… мимо проходили?

«Мимо» – шепнул котикс.

- Будем, – прошамкал я пересохшими от ужаса губами. Попробуй, откажи такому, ведь сожрёт и не подавится.

- Начнем, тогда с того, что я не убью вас до тех пор, пока вы не захотите что-либо взять из моей пещеры. К моему сожалению, по-другому не получится. Мне и самому нет никакого желания торчать в этой пещере в одиночестве.

«Это он о чем?» – отмер котикс.

- А зачем нам… – только сейчас до меня дошло, на что именно мы упали. Это же горы золотых монет вперемешку со сверкающими отблесками в пламени факела драгоценными камнями и всевозможными украшениями. Да здесь на безбедную жизнь не одному городу хватит. Если, конечно, судить по смутным очертаниям огромной пещеры.

«Ты видишь то же, что вижу я? Ущипни меня, а? Это же такое богатство. Я бы…» – восторгался котикс, пока дракон не издал предупреждающий рык.

«Золото, конечно, это здорово, но! Не стоит оно наших жизней. И вообще, что на тебя нашло?!» – я и сам торопливо отряхнул ладони от прилипших к ним монет.

«Сам себе удивляюсь» – дернул Коть головой, словно стараясь проснуться.

- Я чувствую ваши намерения, – кажется, что дракон устал от таких как мы. Охочих до чужого добра…

- И часто такие «гости» лезут к тебе в дом поживиться? – мне это золото совершенно не грело душу. Зачем оно мне, кочующему из мира в мир? К тому же, в каждом мире свои ценности.

- Часто. Раз в неделю ужином из очередного недоумка я обеспечен, – снова вселенская усталость в голосе и вздохе дракона. – Хорошо, что вы со мной подольше останетесь. Поговорить хотя бы с кем будет.

«Не завидую я его жизни. Слушай, а зачем ему столько богатства-то?» – развил интерес котикс, окончательно придя в себя.

- А зачем тебе столько золота?

- Зачем? – снова вздохнул он. – Это длинная история.

- Вообще-то мы никуда не спешим, – усевшись поудобнее, приготовился слушать. А куда торопиться? Здесь тепло, светло, а что за мир за стенами этой пещеры, нам не известно. Так, что встреча с новыми «приключениями» вполне могут еще подождать. И, как правило, все мои походы в новом мире для нас заканчиваются не очень радужно.

«Типичный дракон, прет все золотое и блестящее к себе домой, а потом стережет как злобный пес».

«Эй, знаток драконов, – хихикнул я. – Ты сотни повидал, чтобы судить?»

«Нет. Этот первый. Зато я образованный и читал много» – обиделся котикс.

- Все мои злоключения начались несколько сот лет назад, в один, как мне тогда казалось замечательный день, и с совершенно незначительной мелочи, – приятный сильный голос дракона завораживал.

«Из него сказочник вышел бы отличный. Заслушаешься» – вставил свое слово все еще обиженный котикс.

- В ту пору в нашем государстве войн, голода, или еще каких либо напастей не было. Люди жили мирно и счастливо. Мой отец правил народом мудро.

«Космос изначальный! Он принц?!»

«Не вопи. Дай послушать» – шикнул я.

- Как принц, я был довольно избалован. Это сейчас я понимаю, что мои капризы порой переходили все границы. Но тогда… Родители не чаяли во мне души, я же… Я жил, как желал, и творил, так же что хотел. В тот день, когда произошло ужасное и непоправимое, отец созвал бал в честь моего двадцатилетия. Помню, как блистала зала от драгоценных камней, что украшали девушек и юношей, съехавшихся на смотрины со всей страны и соседних государств. Еще бы, такое событие! Принцу исполнилось двадцать и он должен выбрать себе пару! – дракон, зло рыкнув, выпустил из ноздрей темный дымок.

«Отсядем подальше» – не спрашивая, Коть плавно переместился на метра три за мою спину. Решив, что лучше перестраховаться, чем не доглядеть, повторил маневр своего друга. Дракон был настолько поглощён своими воспоминаниями, что наши перемещения не заметил, а может, только сделал вид.

- Я же совершенно не собирался искать себе пару. Зачем? Я только–только получил достаточную свободу, чтобы попутешествовать по миру. Моим самым сильным желанием было увидеть что-то новое! Ни о какой любви, а тем более семейной жизни, и уже точно о детях я не думал и думать не хотел! В тот момент, когда я услышал, для чего именно проводится этот слёт-бал, страшно разозлился. Ничего умнее в мою совсем юную голову не пришло, как сорвать все смотрины. Я дерзил, оскорблял, насмехался над всеми и каждым. В конечном итоге, разъяренный в праведном гневе отец запер меня в комнате, посадив под домашний арест. Он наивно полагал, что я спустя какое-то время одумаюсь и пойму, что у наследного принца есть обязательства и ответственность перед своим народом.

«Я бы глаза своим выцарапал, если бы за меня все решали».

«Не думаю, что его стали бы принуждать. Ты же слышал, родители его любили. Ему позволили выбирать. В моем мире ему бы еще и задницу для профилактики надрали».

- Вечером вещи были сложены, и я решил бежать. Но все же колебался, боясь сделать больно своей матери. Она всегда с особой теплотой относилась ко мне, – говоря о ней, черты дракона, как это не удивительно, словно смягчились на какое-то мгновение. – Однако тяга к неизведанному и обида на родителей из-за этого бала все перевесила. Я выбрался из окна, связав из постельного белья себе довольно роскошную веревку. Спустился по ней вниз и бесшумно скрылся в прилегающих к нашему замку лесах.

В своем побеге я раскаялся уже к вечеру второго дня. Когда зверски хотелось есть, закутаться во что-то теплое и сухое… Теперь не позволила вернуться моя гордость. Я упрямо брел вперед, пока не наткнулся на небольшой бревенчатый дом, стоящий в самой гуще леса. Мне бы тогда, дураку, насторожиться! Подумать головой, почему люди, привыкшие селиться всегда группами, не приняли к себе жителя этой избы, выселяя его в лес?! Но этого не произошло, и в голове у меня были только радостные мысли о еде и крове.

Дракон замолчал, утонув в своих воспоминания.

«Я, кстати, знаком с вашим фольклором, – заговорил Коть. – Судя по его рассказу, в той избе жила Баба Яга».

«Про курьи ножки он не говорил, – усмехнулся я. – Но, вообще-то, согласен, очень смахивает на сказку».

«С другой стороны, сказки же откуда-то берутся»…

Продолжить нашу дискуссию не позволил голос продолжившего свой рассказ дракона.

- Меня гостеприимно встретили. Накормили, напоили и даже предложили переночевать. Семейная пара лет пятидесяти на вид оказалось вовсе не изгоями, как думалось мне вначале. Хозяин, оказывается, был охотником, а его жена – травницей. Им удобнее было жить в самом лесу и носить товары из него, чем каждый день ходить в лес, тратя много времени на дорогу туда и обратно. Люди буквально очаровали меня своим добрым и спокойным характером, и очень мне понравились. Меня несколько удивляло у них отсутствие здорового любопытства к моей персоне, взявшийся ниоткуда, причем в явно не в крестьянских одеждах. Однако кто я и откуда, вопросы заданы не были.

«Он нам так всю свое жизнь рассказывать будет? Меня уже пугает, что было это несколько столетий назад, как он сказал. Я не выдержу столько столетий в таком подробном пересказе, – застонал котикс. – Я жрать хочу!»

«Сиди и слушай, пока тебя не пустили на закуску, нытик».

«Пф…»

- Ближе к обеду я услышал, как к дому подъехала карета, из которой вышла молодая симпатичная девушка, сразу же узнанная мной. Я особо желчно прошелся по огромной бородавке, что красовалась на кончике ее носа. Смеялись и зубоскалили тогда на балу над ней все поголовно, и всё благодаря моему языку. Стало неприятно еще и от того, что она со слезами на глазах кинулась встречающим ее, к моим гостеприимным хозяевам, рассказывая о ее унижении и называя их мама и папа. Голова сработала моментально. Отодрав несколько драгоценных камней от своей одежды, оставил их на столе и, незаметно выскользнув из дома, устремился в лес, подальше от них.

«Думаю, далеко он не ушел…»

- Далеко мне уйти не дали, – усмехнулся, словно вторя мыслям котикса, дракон. – Обиженное семейство решило проучить дерзкого мальчишку, наложив на него заклятие. Травница оказалась колдуньей, довольно сведущей в заклятиях. Мне насильно влили какую-то сваренную ею мерзость в рот, и связав, вывезли в эту пещеру, так тут и оставив. А утром я проснулся вот таким… Большим чешуйчатым созданием с привязкой к богатствам этой пещеры, заклятый на их охранение. Как вам история моей жизни?

- Познавательна, – переглянулся я с Котем.

«Интересно, что стало с той ведьмой?»

- А колдунья жива?

- Не знаю. Я не могу далеко улетать от пещеры, иначе такая боль накатывает, что лучше вам и не знать такого никогда.

«Всегда должен быть способ снять заклятие. Спроси у него, он его знает?»

- Неужели нет какого-нибудь противоположного отвара, чтобы отменить заклятие наложенное на тебя?

- Есть, – снова усталый вздох. – Лет двести назад ко мне в пещеру забрел один ведун. От непогоды спасался. Мудрый дедок попался. А сколько занимательных историй знал, слушал бы и слушал…

«Ближе к делу» – закатил глаза котикс, мол во трепушка драконья.

«Будь снисходительней, человеку и поговорить не с кем».

«Это где ты тут человека увидел?!»

- Так вот, перед тем, как его одолела жадность, он ушел, но успел мне поведать, что частично снять заклятие с меня может тот, у кого чистая душа и он искренне меня полюбит, такого, какой я есть…

- «Частично» это как? – уловил я оговорку.

- Ведун сказал, что суть дракона во мне останется навсегда, и я даже смогу передавать ее дальше, но и человеческая суть пробудится.

«Перевожу на нормальный язык: он станет оборотнем-драконом. И все» – не удержался от комментария котикс.

- Хочу вам предложить сделку, – теперь большие желтые глаза дракона смотрели на нас с холодным равнодушием. – Вы поможете мне снять заклятие, а я перекину вас в другой мир.

«Мы и сами умеем перемещаться» – фыркнул Коть.

- В этом помощь нам не требуется.

- В таком случае, как возможность выйти из моей пещеры живыми?

«Нас устраивает и первый вариант» – моментально сориентировался Коть.

- Но от помощи в переносе мы не откажемся, – жить хочется не меньше. Вот же какой вредный дракон. – Что от нас требуется?

- Для начала съешьте вот эту травку, – указав на внушительный засушенный пучок траву у стены, попросил дракон.

«Его что, весь сожрать?! Я же не травоядное!»

Видимо, прочтя на моем лице такие же мысли, что озвучил и котикс, дракон слегка усмехнулся, и пояснил, что есть надо всего один листочек.

- Дальше что? – еле прожевав горький листок, спросил я. – Кстати, откуда такие познания в травах?

«Врет он, что не может от пещеры далеко улетать. Сам, наверное, колдун».

«Коть, ты же не знаешь, «далеко» для него, это насколько».

- А дальше вы пойдете, найдете для меня чистую душу и приведете ее ко мне. Тогда я помогу вам переместиться в другой мир и дам противоядие.

«Противо... чего?! Вот же тварь!!!»

«Все предусмотрел, хрень чешуйчатая. И почему вечно так, а?! Только сочувствием проникнешься, а оказывается, что лучше бы убить страдающего».

- Сколько у нас времени на поиски? И что ты будешь делать с «чистой душой». Если собрался ей полакомиться, то на нас можешь не рассчитывать.

Коть поддержал мои слова громким шипением. Да и я сам принял боевую форму.

- Надо же, какие необычные существа попали в мой дом, – искренне удивился дракон. – Успокойтесь, я не стану вредить ей, той, которая сможет снять с меня заклятие. Кто же своей паре причинит вред? К слову, знания я почерпнул от всё того же ведуна, который на исходе своего времени пришел ко мне, принеся книги. Я похоронил его за своей пещерой, можете сходить, посмотреть на груду камней, что там навалена. Ты такой интересный. А можно крылья твои потрогаю?

«А кулаком по фейсу?!» – взбеленился котикс, шипя на протянувшего ко мне когти дракона.

- Только осторожнее, крылья у меня хрупкие, не то что твои.

- Какие бархатистые, – умилился дракон, осторожно проведя пальцем по моему крылу. – И такие яркие, как огонь. Я люблю огонь. Он теплый.

«Эй, тпру, кобылка! Это не твоя «чистая душа»! Гар, надо валить, а то у этого дракона от постоянного одиночества крыша точно съехала давно».

- Эм… мы пошли искать, – попятился я к выходу, стараясь обогнуть закрывшего его своей тушкой дракона. Не нравится мне его настрой, он уже и облизнуть меня успел. Как бы не сожрал, чисто по забывчивости, что мы ему вроде как необходимы для выполнения важного задания.

«Фууу… он и меня с тобой заодно своим язычищем облизал. Я весь в слюнях. Противно то каааак…» – кривился Коть.

- Постойте. Без этого артефакта вы не найдете нужного нам создания, – закопошился где-то в стороне дракон, что усиленно разыскивая в куче монет.

- Вот! – обрадованный возглас чешуйчатого, и на свет извлечён какой-то круглый, с блюдце предмет, со шнурком, чтобы удобнее носить на шее было.

«Повесишь эту «прелесть» на шейку и будешь ходить, пригнувшись к земле» – хихикнул мелкий злыдень.

- И как он работает? – повертев в руках эту позолоченную тарелку с нарисованным на ее донце черным закрытым глазом, спросил я у дракона.

- Этого я не знаю, – недовольно махнул он своим хвостищем, который все еще закрывал нам выход. – Не забудьте про время. Я вас жду.



Мы уже час топали по пыльной дороге в сторону поселения, что указал нам дракон. Срок, для возвращения и получения нами противоядия, он отмерил в неделю. На наше возмущение, что мы от силы обойдем три деревни, резонно заметил, что крылья мне на что даны?

Коть пребывал в скверном настроении из-за манипуляции нами этой чешуйчатой ящерицы-переростка и постоянно бурчал. Меня происходящее не радовало, к тому же, как именно найти эту чистую душу вообще не представлял. С чего или кого начать?!

Деревенька предстала перед нами неожиданно, показавшись из-за деревьев. Домов на тридцать – сорок, не больше. Дети шумной ватагой гоняли по дороге визжащего с перепуга поросенка. Взрослые, каждый занят обычным своим делом, не обращали на шалости босоногой малышни никакого внимания.

- Эй, хлопец! – окликнула меня дородная женщина в ярком синем платье.

- Я? – как дурак ткнул себя в грудь.

- Ты, ты. Отколь такое чудо к нам явилось? Ой, бабоньки, гляньте, какой зверёк у него на плече красуется?!

Коть даже грудь колесом выпятил, возгордился от похвалы.

- Ой, ну его. На мою кошку похожий. И тоже, небось, такая же оторва, как и она.

Коть обиженно засопел. Я же не знал, что вообще отвечать, и стоит ли влезать в разговор между ними.

Женщины что-то еще там между собой галдели, а я с ужасом понимал, что отвык от женской трескотни. И сейчас с удовольствием остался бы в мужской компании. Там как-то поспокойнее, что ли.

- Тихо! – спас от взявших меня в кольцо галдящих и щупающих меня женщин солидный мужчина лет сорока, гаркнув басом так, что птицы испугано притихли. Однако женщин это особо не напугало, верещать–то они перестали, а вот руки как щупали, так и продолжали свое привычное дело. Меня обдергали и за уши, и за щеки, руки, грудь, губы, и даже ущипнула пара ретивых за самое дорогое – ягодицы. От чего я вывернувшись, все же выскользнул из окружения.

- Вот же сороки, довели мальца. Вон как глазищами таращится, – пенял он их, покачивая массивной головой на коротенькой толстенной шее. Богатырь сгреб меня своими ручищами, и подхватив под мышку, понес нас с офигевшем котиксом на моей шее в прочь от возмущенных женщин. А орали они знатно, такую необычную игрушку отобрали!

- Да он не человек, Прохор! – орала вслед та самая дородная тетка, что первой меня заметила. – У него уши как у ельфов, из сказок дедовских!

- Ну, ельф и ельф, – добродушно бухтел мужик. – Чего сразу- то на паренька нападать-то?

«Гар, ты там живой? Я в такой ступор вошел, когда эти самки на нас напали, что даже зашипеть на них забыл. Как думаешь, куда нас несут, а?»

«Ох… если этот бугай меня в ближайшую минуту не отпустит, я сдохну от нехватки кислорода…»

- Ах ты, комариный выкормыш! – разжал руки «несун», позволяя мне свалиться бесформенной кучей на землю и судорожно сделать такой долгожданный вдох. – Ты зачем кусаешься?!

Коть тряпочкой болтался в руке мужика, безуспешно пытаясь извернуться и поцарапать его когтями, или клюнуть.

- Отпусти моего котикса. Это он меня спасал.

- А?

- Ты меня сжал слишком, чуть не задохнулся, – поднявшись с земли, попенял я на мужика.

- Верный у тебя зверёныш, – смягчился он, разжимая пальцы. Коть, как только коснулся земли, моментально снова влез мне на шею и насторожено косился на здоровяка. – Ты, это... не серчай на меня. Силой природа не обделила, а я не чую, когда излишек чиню.

- И куда ты нас нес? – решил я перевести тему.

- К старосте. Вы же зачем-то в нашей деревеньке появились. А староста у нас дедок умный, он вам все что надобно и поведает.

- Раз так, то веди, – согласился я, обрадовав богатыря.

«Я пока у этого дуболома здоровенного в руках трепыхался, меня мысль умнейшая посетила, – торопился котикс. – Давай всем скажем, что пришли сюда устраивать смотрины для замужества. Мол, жених нас как гонцов отправил подыскать себе богатому да знатному холостяку жену порядочную и добрую. Возраст и пол значения не имеют».

«Думаешь, купятся на этот бред?»

«Ой, ничего ты не понимаешь. Я пока у вас в мире жил, нагляделся, как в деревнях живут. Ладно, ближе к делу. Им же просто на просто скучно здесь до чертиков. Ничего интересного не происходит, а тут такое событие. Все соберутся, можешь мне поверить. Еще и завидовать будут».

«А как я им объясню, что выбрать надо одного, а другие в пролёте?»

«Ты меня удивляешь, Гар. Не маленький уже. Раз здесь есть магия и артефакты, то не удивятся твои крестьяне использованию артефакта, что на шее твоей висит. Да и вообще, надо же как-то нашему «жениху» определить, кто его суженная. Вот и зачаровал на нее свою тарелку, тьфу ты! Артефакт этот. Понятно?»

«Другого выхода я не вижу».

Я остолбенел, когда из окна увидел образовавшуюся очередь в дом старосты, где мы с его легкой руки и решили проводить смотрины. Артефакт я положил перед собой, стараясь не спускать с него глаз, чтобы заметить любое мало-мальское изменение в нем при новом кандидате в «жены».

- Никифоровна, а ты чего приперлась-то, старая ты развалина? – опешил староста, когда на пороге комнаты в порядке живой очереди нарисовалась скрюченная бабка, с вызывающим видом пошаркавшая до нашего стола.

- А чем я хуже вон той же Вальки? К тому же я девица еще? Не порчена, – моментально взвилась бабка.

- Тебе годов-то сколько, а? На днях девяносто три года отмечали, – всплеснул руками староста. – Какое тебе замужество?!

- Захлопнись, ребенок. Не лезь в дела взрослых! – а старушка то с характером.

- Какой я тебе ребенок?! Мне уже седьмой десяток идет, – взбеленился староста.

- Ой, как был ты мелким вредным, так и остался. Мало я тебя с твоими пацанами крапивой гоняла, – покачала головой она.

- Да когда это было… – начал заводиться староста. Видимо, это уже был давний и неразрешенный между ними разговор.

«Прекращай этот базар, а то мы до утра отсюда не уйдем».

- Уважаемый староста, мой хозяин, – еле сдержался, чтобы не рассмеяться, насколько мужик многозначительно посмотрел на старушку, мол, видишь, как ко мне уважительно относятся, та же лишь хмыкнула в ответ. – Хозяин просил не делать исключение никому. Будь то женщины, мужчины, дети и старики.

- А дети то ему зачем? – насторожился староста.

- Так пока вырастет, ухаживать будет, чтобы будущая наречённая к нему привыкла. Да и под себя жену лучше с раннего возраста воспитывать, чем потом исправлять.

- Ты, это давай проверяй меня твоим артефактом, я за того умного точно замуж согласная, – растянула в улыбки губы бабулька, показав при этом миру один единственный зуб, что еще по какой-то случайности остался у нее во рту.

«Все сейчас ржать буду, ты меня только не урони» – затрясся от сдерживаемого смеха котикс. Я и сам еле-еле удерживал смех.

«Привести дракону такую невесту. С удовольствие посмотрел бы на его глаза в тот момент. Когда она к нему за супружеским долгом бы полезла».

Не выдержав, я сполз под стол и уже не обращая внимание на переругивающихся старосту и бабку, смеялся в голос. Кое-как успокоившись и постанывая от болящих от смеха мышцах живота, сел за стол, чтобы продолжить принимать людей.

Время шло, как и люди, а артефакт ни разу не среагировал.

«Коть, меня сколько настораживает, как мы будем отсюда убегать, когда ни один из живущих здесь не окажется нужным нам? Они же посчитают, что мы над ними посмеялись, и только. Толпе не объяснишь, что и как на самом деле».

«Не переживай, еще не все пришли. Я нюхом чую, что нам именно здесь повезет. А потом мы отведем это чудо к дракону и с чистой совестью перенесемся в следующий мир. Этот меня уже немного подзадолбал».

«Главное, чтоб дракон нам противоядие дал» – напомнил я.

«Вот скажи мне, Гар, какой же он все же сука, а? Мы тут за него всю работу делаем, помогаем. А он? Взял и ядом напичкал? И как после этого к нему относиться? А если не даст противоядие?»

«Попробуем переместиться, обычно все раны у меня заживали. Будем надеяться, что и с ядом поможет».

- Ночь уже на дворе, – устало зевнул староста. У нас у самих уже глаза слипались.

Последней была та самая тетка, что первой меня увидела.

- Э, Маркуша, ты же замужем, – поразился старик.

- И что? Всяк знатный лучше. Давай проверяй.

- Вот скажу я твоему Степану, он тебе мозги через порку вправит, – покачал староста головой, осуждая ее поступок. Женщина как-то сразу дернувшись насупилась. И с недовольным видом покинула дом. Артефакт так ни на кого и не отреагировал.

- Стойте! Стойте! Его проверьте! – в дом влетела девчушка лет четырнадцати, таща за собой светловолосого симпатичного паренька, правда, вонючего и одетого в какие-то грязные лохмотья.

«Ты видел?!» – заорал котикс, показывая лапкой на открывшийся глаз артефакта.

На нас смотрел золотистый глаз с вертикальным чёрным зрачком. Глаз дракона!

- И кто из них? – растерялись все. Перед нами стоял смущённый паренек лет семнадцати и удивлено хлопающая большущими глазами девчонка, все еще не отпускавшая его руку.

- А ну-ка девочка выйди, – попросил я.

- Запросто, – махнув от резкого поворота черной косой, выскочила на улицу. Глаз продолжал смотреть на нас своим пугающим взглядом.

- Как тебя звать, парень?

- Дамин, – тихо произнес он.

- Да это нашей Глашки нахлебник от ее покойной троюродной сестры перекочевал из другой деревеньки. Сирота он. Она за ним как может, так и приглядывает. У самой семеро по лавкам есть просят. Так, что если это он, то повезло парню, ничего не скажешь.

- Для чистоты эксперимента. Ты выйди на чуток, и позови нам твою подружку, ладно?

В дом влетела эта егоза. Но стоило только Дамину переступить порог дома, как глаз закрылся и больше не открывался.

«Не она. Он» – сразу же сообщил мне котикс.

- Дамин, значит. Ну, что же, парень он тихий, хороший. Сжалилась, значит, над ним судьба, – порадовался за паренька староста.

- Дамин, зайди! – крикнул я.

В дом медленно и тихо словно мышка прошуршал парень, и глаз, моментально распахнувшись, зыркнул на нас.

- Поздравляю тебя Дамин, ты выбран как жених для нашего хозяина. Думаю, ты не будешь против, чтобы уехать с нами на рассвете по-тихому без пышных проводов?

- Мне все равно куда. Один я. Глядишь, может супруг вдосталь кормить станет, да на улицу выгонять не будет. Так лучше уж с ним жить.

- Думаю, на это ты точно можешь рассчитывать, – в этом-то я уж точно был уверен.

- А я тебе говорила, – обрадовалась девчушка. – Упрямился, идти не хотел. А оно вона как. Удачи тебе Даминчик, а я побежала, ты же знаешь, тятя сердиться будет, что так поздно, а я ещё не дома.

Чмокнув совсем растерявшегося парня в щечку, вихрем вылетела из дома.

- Ураган, а не девка растет, – с отеческой теплотой проводил взглядом староста выпорхнувшую шубутную девчонку. – И кому такое счастье непоседливое достанется, ума не приложу. А теперь давайте поедим и спать. Устали все.

Утром, только рассвело, мы покинули эту гостеприимную деревеньку вместе с нашей драгоценной находкой, что молча шла рядом с нами.

«Гар, как мы ему про дракона рассказывать-то будем?»

«Как-нибудь. Ты лучше подумай, как он меня во всей красе сейчас увидит, вот что ему объяснять?»

- Дяденька, а мой жених точно не будет против, что я бедняк? – неожиданно раздался полный сомнений голосок парня. Спросить-то спросил, но снова взгляд в землю упер, и на нас не смотрит даже.

- Точно.

«Расскажи парню» – потребовал Коть.

«Потом, когда прилетим».

«Там уже не до рассказов будет, сам дракон нарисуется, и пацана в истерику вгоним. Гаааар…»

«Ладно, так уж и быть. Самому неловко».

- Дамин, ты есть хочешь?

- Нет… Мы же завтракали. И я привык подолгу не есть. А что, надо? – растерялся парень.

«Космос, как он до этого жил?! И это, называется, его родня поддерживала?!»

«Не кипятись».

- Если не хочешь, то насильно никто тебя пичкать не станет.

- Я всегда голодный, – я еле расслышал, что он там себе под нос прогундел.

Котикс шустро спрыгнул с моего плеча, при этом стянув лямки рюкзака. Пришлось останавливаться, устраиваться прямо на траве, и соображать что-то навроде импровизированного пикника, прямо вот так с краю дороги.

Сделав бутерброд, протянул жадно следившему за моими действиями парню.

- Жуй, а я пока тебе расскажу, куда мы направляемся и что тебя ждет там.

«Ты ему сразу про дракона не ляпни, а то задолбаемся его по лесу потом ловить».

«Знаю. Сначала настрою его романтической историей» – согласился я с котиксом.

- Значит так. Ты жуй, не отвлекайся и слушай. Жил был парень. Капризный, считающий, что ему все можно…

«Сука еще та. Нам яда дал, тварина» – отпускал свои комментарии Коть.

- Наступил его день рождения, и исполнялось двадцать лет. По такому случаю собрал его отец много прекрасных дев и юношей, чтобы выбрал его сыночек себе пару. Но у именинника были свои далеко идущие планы. Он хотел приключений и свободы, и, не придумав ничего умнее, как оскорблять всех присутствующих, чтобы не нашлось ни одного желающего стать его парой, приступил к действию. В итоге у него все же получилось. Никто не пожелал связывать с таким идиотом свою жизнь. Рассерженный отец наказал сына. А тот под покровом ночи сбежал из дома, отправившись куда глаза глядят.

- Я бы не за что не променял родительский дом на неизвестность, – выпалил паренёк.

«Я же говорю, принц дебил» – поддакнул Коть.

- Это ты знаешь ценность тепла родных стен, а он не знал. Так вот, слушай дальше. Когда он уже понял, какую глупость совершил, встретилась ему на пути изба с гостеприимными хозяевами. Они отогрели и накормили парня, и даже позволили ему пожить у них.

- Какие добрые люди, – удивился парень. – Таких не бывает. Все кушать хотят, а лишний рот, это уже другим меньше достанется.

«Бедный ребенок» – закатил глаза котикс.

- Нашему беглецу это тоже понравилось, но случилось непредвиденное. Вернулась их дочь, которую он особенно сильно унизил на своем дне рождении. И парень попытался сбежать. Но мать оказалась ведьмой, а отец той девушки отличным охотником. Его поймали и наказали, превратив в дракона.

- Ого! В настоящего дракона?!

- Настоящего.

«Лучше бы его в мумию превратили» – оскалился котикс.

«Не будь таким злобным, тебе не идет».

- И теперь этот заколдованный человек – дракон, уже не одно столетие ждет того, кто его полюбит, чтобы освободиться от чар.

- Столетие? Он так долго живет? Один? Ему не скучно? Ой, это же не по-настоящему, а я у вас столько спрашиваю.

«Добивай парня» – посоветовал довольный котикс.

- Это не сказка. Нас ждет дракон, но вообще-то он очень ждет именно тебя.

- Почему? – опешил парень.

- Потому что только ты сможешь снять с него заклятие.

- Я? Но…

- Раз ты теперь все знаешь, полетели? – и я распахнул свои крылья, у мальчишки дар речи пропал.

«Либо мы потеряем пациента, либо он будет жить» – обеспокоенно протараторил котикс.

- А… можно потрогать? – несмело потянулся он к моему крылу.

- Ну, потрогай, – усмехнулся я. У всех одна и та же реакция на мои крылья.

- Получается, он взаправду есть? – ахнул паренек. – И я смогу увидеть самого всамделишного дракона?!

«Гар, полетели, а? Нам еще с той ящерицы противоядие выпрашивать».

- Вот, надень себе на шею, – с облегчением я избавился от тяжелого артефакта, повесив его на хрупкого юношу. – Это знак для дракона, что ты избранный.

- А он меня не съест? – заволновался паренек, смотря в драконий глаз.

- Не съест. А теперь держись крепче, чтобы я смог нас перенести к пещере. Времени в обрез.

Пока летели, парень то и дело крутил головой по сторонам, восхищенно рассматривая поля и леса, что простирались внизу.

- Мне очень интересно, что будет дальше. Но и я ужасно боюсь встречи с драконом. Они же людьми питаются. Вдруг этот, ваш, тоже захочет мной подкрепиться?

«Он меня уже замучил своим жужжанием. Я даже начинаю сочувствовать дракону, такой не умолкающий любопытный индивидуум» – застонал котикс.

Паренек действительно был не в меру любознателен. Он засыпал меня вопросами, что, где, почему, откуда, и все в том же духе. Я уже устал отвечать, потому что ничего нового про дракона, из того, что я уже ему рассказал, сказать не мог. В итоге вызверившись, рявкнул про отравление его драконом нас ядом, и получил теперь полную тишину задумавшегося о чем-то паренька.

«Завис» – обрадовался котикс, когда он затих.

- Я вас учуял еще задолго до появления, – появилась оскалившаяся морда в подобие улыбки дракона. – Где душа? Вы привезли ее? Покажите?

Крайне возбужденный дракон переминался с лапы на лапу, в ожидании, когда я уберу в сторону свои руки, и покажу ему его чудо.

- Ооо! – расплылся лужицей дракон, когда я дернул паренька, чтобы он наконец-то отлепился от меня. – Какой красивый…

- Если хочешь, чтобы я с тобой вообще разговаривал, – паренёк окинув оценивающим взглядом дракона, встал в позу руки скрещенные на груди и, хмыкнув, добавил, – им дашь противоядие, и быстро. А я с тобой потом еще поговорю. Это как же можно так к людям относиться?! Ядом травить?!

- Но душа моя, – залебезил дракон, заметив, как недовольно на него смотрит с артефакта желтый глаз. – Я же для того, чтобы они нашли тебя.

- С этим мы потом разберемся, – и куда только подевался робкий тихий мальчик?!

«В тихом омуте черти водятся. Ваш мир населен мудрецами» – поражено выдохнул котикс. Я и сам, если честно, просто обалдел от такой разительной перемены юнца.

- Я хочу посмотреть, как ты здесь устроился, – уверенно шагнул в пещеру парень.

«Надо линять, пока они не переругались» – умная мысль от котикса.

- Вот. Я побежал. Мой мальчик не доволен моей пещерой. Еще столько переделать надо, – ни капли недовольства в голосе дракона. Радостный такой. Скинув нам по очередной засушенной травке, черканул, словно прорезал ткань, открыв светящийся переход. И на прощание махнул хвостом, скрывшись в пещере.

Мы быстро затолкали, сколько смогли этой сушеной пакости в рот, пожевали и прыгнули в начавшую затягиваться рану мира.

13 глава

Глава 13

- Это же рай для котиксов! – уже минут двадцать как Коть, впав в детство, бегал кругами по лесной поляне. И это уже не в первый раз происходит подобное представление.

Я же не знал, то ли мне радоваться, то ли сразу сигануть откуда-нибудь, чтобы не застревать в этом мире надолго. Всё дело было в том, что этот мир сплошь и рядом был покрыт лесами, как мне успели сообщить живущие в нем феи. Кроме них и небольших пушистых зверьков, очень напоминающих наших куниц, никакие другие более разумные твари этот мир не населяли. Да и то, в отличие от вполне по- человечески мыслящих крылатых капельных человечков, куницы примитивно сбрасывали мыслеобраз прямо в твою голову. От чего общение с ними сводилось, к анекдотическому чукчиному.

Белоснежные куницы смотрелись шикарно. Котикс был неописуемо счастлив, найдя собратьев по разуму, пусть и таких примитивных. Я же не знал, куда себя деть среди этой мелкоты.

Феи, жившие в небольших дуплах деревьев, предоставить кров и пищу для такого «огромного» меня не могли. Пищу искать приходилось самостоятельно, и спать прямо на земле под сенью деревьев. Если днем это еще и было приятно, то ночью я банально мёрз. И бока уже на третий день болели и были похожи на один сплошной синяк.

Вот уже с неделю, очень долгую для меня, я вижу довольную мордочку моего друга, который отрывается по всем кустам с самками куниц, а сам себя ощущаю Гулливером этого мира. Ещё и охота на бегающее мелкое и съедобное не приносит своих положительных результатов.

Все бы вроде ничего, жду, когда Котю надоест гульбанить и он вспомнит обо мне, и мы, в конце концов, переберемся в новый мир, но… Пока котикс сыт и счастлив.

Я же скоро взвою, питаясь только фруктами и ягодами.

- Хватит мельтешить, присядь, – попросил я разошедшегося котикса. – И скольким самкам ждать от тебя потомства?

- Ни одной, – фыркнул котикс. – Я что, по-твоему, совсем без мозгов? Небольшая интрижка это одно, а семья и дети, совершенно другое. Ни один уважающий себя котикс не оставит своих детей.

- Всё, всё, угомонись. Я не собирался тебя как то задеть, – взъерошенный от праведного гнева хохолок котикса смотрелся уморительно.

- Эльф, – феи звали меня именно так и никак иначе. Почему? Я и сам не знаю. Ответа на этот вопрос я так не получил. – Ларесь ждет тебя. Поторопись.

Маленькая фейка росточком не более пятнадцати сантиметров, махнув своими светящимися крылышками, торопливо покинула полянку.

- Знаешь, мне иногда кажется, что они бы меня убили, если бы не мои крылья, что так похожи на их, – проводил я задумчивым взглядом маленькое существо. – Пусть они и маленькие и на вид миленькие, но отчего-то я их опасаюсь.

- Идем. Тебя ждут, – запрыгнув ко мне на шею, сказал Коть.

Еще при первой нашей встрече с феями, мое внутреннее чутье орало чуть ли не в голос, что надо сваливать от них подальше. Но внешне они ничего странного или настораживающего не сделали. Поэтому как не доверяю я своей интуиции, погостить остаться был вынужден. Маленькие симпатичные феи, как из сказки, гостеприимно встретившие меня, но не котикса. Его воспринимали как нечто несущественное, довесок ко мне любимому. А Коть и рад этому, живя в свое удовольствие. Я же постоянно ощущал внимательные взгляды на себе и днем и ночью, находясь, пусть и не под видимым, но ощутимом наблюдением. Дни шли за днями. Феи никак по другому себя не проявляли, кроме как приветственного кивка в первый день от представленной мне Королевы фей. И я почти расслабился. Слежка мне уже казалась чем–то обыденным, да и можно понять таких крох, которые впустили в свой мир «гиганта» в моем лице. Однако все вроде тихо и мирно, а звоночек опасности внутри не умолкает, раздражая меня.

Лес с вековыми деревьями в этом месте, где феи создали свое одно из многих поселений, был пронизан огоньками от их крыльев. Меня действительно ждали, и судя по непроницаемому красивому личику их Королевы, разговор приятного мне не сулил.

- Спасибо, что принял моё приглашение, – ручейком зажурчал голосок Ларесь, Королевы фей. – Ты долгое время прибываешь у нас в гостях. Мы тебе рады, но возникла необходимость собирать совет, чтобы решить дальнейшую твою судьбу.

- Судьбу? – нахмурился я.

«Что-то я не пойму? Сказали бы просто, мол, вали, слишком много от тебя проблем, и места много занимаешь. Что решать-то они собрались?» – высказал мои сомнения котикс. Я был удивлен и насторожен не меньше друга.

- Да. Так и есть, – холодно улыбнулась Королева. Феи же, что опустились на ветки вокруг нее, что-то там защебетали, переговариваясь друг с другом. Выучить это стрекочущее нечто, зовущееся языком фей, я не в состоянии. Горло не способно произвести и половину звуков, что издают феи.

- Я могу уйти, – предложил я выход, когда их обсуждение что-то слишком затянулось и стало перерастать в галдеж.

- Не так быстро. Мы приютили вас, а значит проявите хотя бы толику уважения к нашему решению, – все так же невозмутимо заметила Королева.

Скотиной я вроде никогда не был, поэтому с вежливым поклоном остался стоять на месте, ожидая их решения. Только вот не могу взять в толк, на счет чего они вообще собрались все вместе? Какие от меня проблемы-то? В туалет я и то хожу за тридевять земель…

«Гар, ты заметил, что фей как-то слишком много прилетело? Как звезд на небе ночью».

«Романтик. Как тут не заметишь? Не понимаю, к чему это все ведет, но интуиция вопит, что не к добру. Смотри, они и позади нас расселись».

«Не нравится мне всё это…» – спустившись с моих плеч, напряжено замер у ног Коть.

«Настораживает» – поддакнул я.

- Прошу высказываться? Дарись? Вы, как глава старшего круга, озвучьте свое общее решение, – предложила Ларесь.

Наконец-то шум от голосов фей улегся. Тишина…

- Прекрасная Королева, мы просили тебя решить судьбу нашего гостя как можно скорее, потому что плоды, что дарит нам природа, у нас в округе уже закончились, и звери перестали приходить к нашему поселению. Охотиться стало сложнее и дольше.

- Я заметила это, – кивнула она своей головкой, увенчанной красным цветком, что как я понимаю, символизировало корону.

- Простите, но никто не сказал мне, что есть плоды нельзя? – возмутился я.

- Надо спрашивать разрешения. Не дома же! – парировал мне на это хмурый фей, глава старшего круга, чего-то там.

«Слушай, я раньше как-то не задумывался об этом, но что они могут с нами сделать, если вдруг разозлятся?» – спросил Коть очень «вовремя».

«А черт его знает, – еле заметно пожал я плечом. – Покусают как пчелы. Они же мелкие».

«Как-то же они защищаются от хищников? – задумчиво выдал котикс. – А если у них, например, укус ядовитый?»

«Коть, с такими мыслями мы с тобой до черти чего додумаемся. Давай лучше послушаем, о чем они там галдят. И к твоему сведению, я за все время, что мы здесь, не видел и не слышал ни про одного хищника».

- Итак, каково ваше решение, глава? – спросила Королева. И я вместе с ней требовательно уставился на мелкого фея. Небольшой мужчина в смешных шортиках и плетеной сеточкой – маечке никак не тянул на главу старшего круга. По моему разумению глава должен был быть стариком как минимум. Но ни как не пареньком с внешностью ангелочка двадцати – двадцати трех лет?!

- Гость должен обеспечить нас запасом еды, – в гробовой тишине выдал он. – Пока не поспеет новый урожай от матери природы.

Феи удовлетворительно заулюлюкали. Впервые на лице Королевы появилась мягкая и в тоже время странная полуулыбка.

«На плантацию, раб, солнце еще высоко! – заржал в голос котикс. – Все время хотел это сказать. Земные шутки может понять только Землянин».

- Я обязательно восполню вам запасы, что по незнанию съел, – начал было я, но феи как-то странно посматривали на меня, переглядываясь друг с другом.

- Нам хватит и твоего запаса, – хищно оскалилась Королева, показывая ряд острых зубов. На долю секунды я опешил.

«Бежим!!!» – завопил котикс, рванув первым.

Я рванул только тогда, когда до меня наконец-то дошло, что запас провизии собираются сделать именно из меня, а не из чего бы то ни было! И команда Королевы феям: «Взять!» Была стартом и для меня.

«Милые, да? Пчелки?! Я еще рассчитывал тут остаться!» – вопил котикс, перескакивая с ветки на ветку где-то впереди меня. Я же несся, не разбирая дороги, старясь как можно скорее выскочить на поляну, чтобы взлететь. Мне вообще просто посчастливилось прорваться из окружения. Феи, растерявшись от моего резкого старта, не успели меня перехватить.

«Я понял, почему мы не встречали в этом мире хищников, хотя в каждом мире они просто обязаны быть. Феи и есть они!» – распылялся Коть. Я же был занят. Убегал от роя фей, что буквально пытались укусить меня за пятки. Приходилось лавировать между кустов, чтобы они не могли напасть.

Поляна. На бегу раскрываю крылья. Коть, в диком длинном прыжке плюхается мне на руки, и мы взмываем в небо. Но феи не особо то и отстают.

- Куда теперь?! – ору я, крутя головой по сторонам, из всех сил старясь оторваться от опасной мошкары.

- Правее, правее! Вон, там видишь, водопад! Нам хватит убиться! – указал мне лапкой в нужную сторону котикс.

- Ты уверен, что хватит? А то не умрем, а покалечимся. – Со стороны разговор двух больных на всю голову.

- А у нас есть выбор? Не отвлекайся, нагоняют же!

Вот и водопад. Шум падающей воды оглушает. Да уж, здесь даже стараться особо не надо, чтобы падая, умереть.

- Складывай крылья!

Феи испуганно таращатся на нас сверху, а мы с ненормально счастливыми улыбками летим в бездну бурлящей воды.

- Очередной сбой программы. Выбранный мир не пригоден для выживания. Перенос. – Забытый, но до боли знакомый механический голос, а затем вспышка света.

14 глава

Глава 14

- Тебе лежать удобно? – лениво поинтересовался у меня котикс, раскинувший лапки в позе морской звезды.

- Жестковато, но терпимо, – вяло ответил я, умиротворенно пялясь в звездное небо. Делать какие-либо телодвижения было попросту до ужаса лень. – А тебе?

- И мне нормально. Как думаешь, куда нас перенесло? – звезды мило подмигивали нам. Вокруг шелестела от небольшого игривого ветерка листва, шумела трава… И где-то там, вдалеке слышался городской ритм ночной жизни.

- А нам не все равно? – передернул я плечами. – Куда бы не выкинуло, сомневаюсь, что будет желание остаться.

- Я устал прыгать, – тяжелый вздох котикса. – Неужели для нас не найдется маленького спокойного уголка во всей вселенной?

- И мне эти путешествия уже поперек горла стоят. Страшно идти туда. К ним. Считаешь, на этот раз нас никто убить не захочет? С нашим-то везением… Специально, что ли, такие миры попадаются?

- Не знаю. Как думаешь, мы попали в парк? На лес не похоже, – сел, осматриваясь, котикс. – Гар, а что за неприятный голосок я при переходе слышал?

- А это, мой друг, и есть механический голос той машины, что я в своем мире тестировал. Но, как видишь, я не в состоянии определить, жизнь ли это, либо настолько правдоподобная игра моего разума. Изощренная, должен сказать, игра…

- Круг когда-нибудь все же замкнется.

- Правила не я устанавливал, так что когда подобная «радость» случится, не знаю. И произойдет ли оно вообще. Не факт, что моя «крыша» давно поехала, и все вокруг просто бред безумца.

Так не хочется выныривать из умиротворенного состояния, а надо. Пришлось встать и осмотреться. Трава одной высоты. Подстрижена. Шарообразные ухоженные деревца. Впереди, среди реденьких деревьев, замаячил одинокий огонек.

- Бежим или ждем? – спросил Коть, забравшись на мои плечи. Нашел тоже мне излюбленное местечко. А я себя вьючным животным вечно чувствую. Весит это чудо инопланетной цивилизации не меньше двадцати килограмм, это определённо. Скоро мышцы от постоянной нагрузки на плечах бугриться начнут. Шучу, конечно.

- Куда бежим-то? Сначала посмотрим, кого к нам несет. Не думаю, что кто-то в такую темень просто прогуляться вышел.

- А если какая-нибудь пакость космическая? Брр…

Из-за дерева показался на первый взгляд обычный молодой мужчина с нормальным, вполне человеческим фонариком, в темной обтягивающей футболке, джинсах и кроссовках.

«Он выглядит как твои сородичи» – удивлено произнес котикс. Я и сам замер, не веря своим же глазам. Неужели круг замкнулся, и я, наконец-то, обрел дом?! Если… если это правда, то я… Я счастлив! Как последний дурак, счастлив до звездочек в глазах!

- Вот Вы где. Мы ждали Вас. Идите за мной, – обрадовался пришедший, и больше ни слова не говоря, развернулся в обратном направлении. Переглянувшись с котиксом, я поплелся следом.

«Нас ждали? Это как? Оракул предсказал? Или что?» – заинтересовался котикс.

- Извините, Вы что, знали, когда мы здесь появимся? – спросил я проводника, стараясь при этом обогнать и заглянуть ему в лицо.

- Придем, Вам все объяснят. Я не могу ответить на Ваши вопросы. Меня просто послали встретить того, кто будет на этой поляне, – продолжая подсвечивать себе под ноги фонариком, ответил он. Разговор явно не склеится. А жаль.

«А нам не подсвечивает. Специально? Как думаешь? Проверяет или знает, что зрение у тебя ночное? Как у тебя с интуицией? Молчит, или?»

«Вроде тишина» – прислушался я к себе. По крайней мере, никакого вопля я в себе не слышал и желания поскорее скрыться так же. Меня мучило любопытство. Судя по нетерпеливым ерзаньям котикса, оно мучило его не меньше. Столько миров, что не знаешь, чего ждать дальше от обитателей каждого следующего мира.

«Будем надеяться, что она впервые нас не подводит» – интуиция – это основная наша защита, и если в этот раз она дала сбой, мне даже страшно представить, куда мы могли вляпаться?!

Мы вышли на рукотворную дорожку, тускло освещенную фонарями. Наконец-то стало понятно, что это место действительно являлось парком. Проводник вел нас прямиком к темному легковому авто, что стояло в конце парковой дорожки. Ошибиться с выбором направления было сложно, так как вокруг не было ни души. Ночь, тишина, только глухой стук наших ног по плитке.

«Напрягает» – общение со мной дало свои результаты, вырываясь иногда необычными словечками у котикса.

Ночное зрение дает преимущества. Обежав по-быстрому окружающее нас пространство, не заметил ни одного лишнего зрителя. В машине кто-то находился, но кто именно, я определить не смог. Абсолютно черные тонированные окна не позволяли различить даже очертания сидящего или сидящих в машине.

- Вас ждут, – легкий поклон от проводника, и он продолжил свой путь, оставив нас перед стоящим безмолвной тенью автомобилем.

«Не хочу туда идти…» – коготки котикса болезненно впились мне в плечи.

«Опасности я не ощущаю. Может…»

- Прошу Вас, садитесь, – произнесено было спокойным мужским голосом в щелочку опустившегося стекла с переднего пассажирского места.

- Кто Вы? – шанс на побег, если что, был потерян…

- Мы объясним Вам всё чуть позже, – и стекло снова вернулось на свое место.

«Вот и поговорили. Поиграем в шпионов?» – котикс заметно нервничал, в кровь разодрав плечо, то впуская, то вынимая коготки. Пришлось хлопнуть по лапам, чтобы прекратить истязательство над собой. Туника и так уже пропиталась моей кровью. Страшно представить, что за видок у меня.

«Главное, не заиграться, – виновато прошипел котикс, перебравшись с шеи в мои руки. – Поехали, что ли?»

Выбирать между немедленным бегством и любопытством пришлось за доли секунды. Тряхнув головой, как бы решаясь на следующий шаг, открыл дверь машины. Стоило её закрыть, как машина плавно тронулась с места. Мы вольготно расположились на заднем сиденье.

- И куда мы едем?

- Прошу воздержаться от вопросов. Вам все объяснят по приезду, – сидевший пассажир не соизволил повернуть в мою сторону даже головы, застыв куклой, смотрел вперед на дорогу. Водитель вообще, кажется, делал вид, что он тут в качестве мебели. Фыркнув на пару с котиксом, мы расслабившись, задремали. А почему бы не расслабиться? Убивать нас явно не собираются, а остальное пока не важно.

- Отпу-с-сти-те… – не до конца проснувшись и еще плохо соображая, я в ужасе уставился на перекошенное лицо какого-то мужика передо мной, что-то нечленораздельно хрипящее. Перепуганные выпученные глаза, и судорожные попытки отцепить мои пальцы, присосавшиеся к его шее…

«Гар, дай ему вздохнуть! Убьешь же!» – вопль Котя привел мыли в относительный порядок.

- Извини, – одернул я руку от его горла. А вот не надо было меня будить! Я не милый плюшевый зайчик, чтобы меня трогать! Ничего, недельку побродит с лиловыми точками от моих пальцев, в будущем умнее будет. – На будущее, лучше будить меня на расстоянии.

- Запомню, – потирая шею, опасливо косясь на меня, ответил этот не состоявшийся самоубийца. – Вас ожидают. Я провожу.

- Ого! – богатый трехэтажный особняк, освещенный десятками ламп, что придавали ему некую таинственность, смотрелся красиво.

«И куда мы опять влипли?» – котик предпочел идти самостоятельно, но не отходя дальше метра.

«Если бы я знал?! Но если что, «спрыгнуть» мы всегда успеем».

«Ага. Всегда, да не всегда. Ладно, я сам по себе. Ты тоже не отвлекайся. Я чуток прогуляюсь».

«Будь осторожен» – послал я мысль вдогонку скрывшемуся за очередным поворотом котиксу.

«Я и на расстоянии могу до тебя докричаться. Не волнуйся».

- Кому принадлежит этот особняк? – попытка завязать разговор с провожатым в очередной раз ничего не дала. Или за шею обиделся? Ну, так извиням-с, я когда сплю, себя не контролирую. Так молча мы дошли до очередной двери на втором этаже, какой по счету, я уже и сбился. Особняк внутри оказался больше, чем кажется снаружи. Коридоры, лестница, двери. Позолота, вазы, картины. В общем, стандартный набор богатеньких домов. Посмотреть можно, восхититься, вспоминать, как что-то прекрасное, но вот жить в таком «музее» не хочется. Уюта нет.

- Прошу, – слегка «покалеченный» мной распахнул передо мной дверь, склонив голову в поклоне, пропуская вперед. Скорее не в знак почтения, а чтобы его злость не заметил. Вот и в этом мире меня уже не любят. Обидно. Вроде ничего плохого–то и не сделал.

«Делаю шаг в логово зверя» – отрапортовал я котиксу. И куда его понесло, не понятно.

«Удачи!»

В просторном кабинете находилось трое мужчин, моментально вперивших в меня свои взгляды. Шагнув через порог, я даже не обернулся на звук закрывшийся двери. Путь к отступлению отрезан, придется выбираться как получится. Пока надежда на добрые отношения еще не сдохла, “бум надееться” на милые посиделки.

«У меня тут три мужика на меня пялятся, как дети в Новый год на ёлку. А ты где?»

«Я за конюшней. Занят. Не отвлекай»

Не мешай, так не мешай. Стою, в наглую рассматриваю эти три особи, должен заметить, довольно привлекательные собой.

За столом, как ни банально, в каждом мире видимо все повторяется, восседал хозяин этого «домика». Судя по вальяжно-небрежной позе в кресле, цену он себе знал. Некогда черные волосы в благородно заплетённой косе лежащей на груди практически полностью покрыла седина. Черный современный костюм несколько странно сочетался с явно старинными крупными перстнями на его пальцах. И взгляд мутноватых голубых глаз пробирался в самую душу, заставляя поежиться и закрыться в своих эмоциях. Сказать, что передо мной восседал представитель не человеческой расы, не могу, но в нем определённо что-то чувствовалось чуждое для человека. Слишком красив, слишком мудрый взгляд, для внешности лет тридцати-тридцати пяти. Вот именно, что много это самого «слишком».

Второй, явно ровесник хозяина особняка, свободно сидел в роскошном кресле напротив небольшого окна, изредка поглядывая на улицу. Я бы поверил в его скучающий вид, если бы не успел перехватить цепкий взгляд серых глаз, брошенный в мою сторону, когда я вошел. Движения его были более плавными и элегантными. Скорее всего, хищными… Настоящий аристократ от макушки до пят. Натуральный, как снег в горах, блондин с распущенными волосами, завораживающим контрастом выделяющимися на фоне черного костюма.

Напоследок я оставил разглядывание третьего. Он сидел в кресле немного в стороне, словно говоря, что он посторонний и ни во что вмешиваться не собирается. Но стоило мне на него взглянуть, как я безвозвратно пропал. Я одновременно проваливался в бездну и ощущал, как мир засиял ярче.

Он казался мне эльфом, таким, каким принято изображать их в моем мире. И дело даже не во внешней утончённости и идеальности черт. Нет! Обманчивая хрупкость эльфов всегда поражала меня. Сила и увереность, вот чем веяло от них, что не скажешь про человека.

И вот сейчас я смотрю на эту сказку, что ожила передо мной, и не могу поверить своим же глазам.

Черные, блестящие как шелк волосы, заплетенные в сложную косу, украшали симпатичные фенечки, свисая с двух сторон, обрамляя прекрасное белоснежное лицо. Длинная изящная шея, словно созданная для моих поцелуев и только моих. Идеально очерченные губы, прямой нос, тонкие черные брови и обворожительно пушистые ресницы, что прикрывали с некой насмешливостью смотрящие на меня потрясающего цвета солнечного янтаря глаза. Чуть наметив на таких желанных для меня губах улыбку, он опустил взгляд на свои руки. Жаль, что ушки у него были вполне человеческие, а так эльф, самый настоящий.

Я залюбовался, оглушённый нахлынувшими так внезапно чувствами. Хотелось прикоснуться к нему, удостовериться, что он не сон. Что этот мужчина действительно сидит здесь, передо мной, самый настоящий из крови и плоти, а не эфемерное создание моей неуемной фантазии. Я не ощущал стыда ни от дрожащих рук, ни от того, что стук моего сердца, наверное, слышали все в этой комнате. Главное, чтобы мое персональное солнце продолжало смотреть в мои глаза. Кровь огненной лавой гуляла по телу. Желание обладать скручивалось тугим узлом где-то в животе или ниже. Я тонул в золоте его глаз, совершено не собираясь спасаться. Я хотел утонуть, я стремился быть им поглощённым...

«Так вот ты какая, первая любовь…» – теперь-то я понимаю, что значит жить кем-то, дышать в один такт, тонуть в нежности к паре…

«Это ты о чем?» – голос котикса где-то там вдалеке. Замерев глаза в глаза, мы растворялись друг в друге. Или это только моё желание? Душа поет и будет петь для единственного в мире существа, своей пары. Хотелось смеяться от счастья и плакать от осознания происходящего… Не знаю, что произойдет дальше, но твердо уверен в одном, что отпускать своё персональное «солнце» я не собирался ни за какие богатства мира. Чтобы отодрать меня от него, меня придется убить, и не факт, что я и после смерти не предъявлю на него свои права. Мой! Мой! Мой!

«Что там у тебя? Еще жив или как?!» – ментальный пинок заставил вздрогнуть, возвращая в реальность.

«Коть… Я нашел его» – для меня не существовало никого и ничего более в этой комнате. Лишь бы ОН ещё раз посмотрел на меня… Противоречия в своих чувствах я не ощущал, но легкий испуг с какой силой меня привязало, вернее, спаяло намертво с этим желтоглазым мужчиной, все же был. Или списать на то, что я и сам уже не человек, а насколько я знаю, у представителей других рас пара именно так чувствуется. Именно из–за этого истинная пара священна, так как супруги избраны богами, чтобы следовать друг за другом, что иголка за ниткой. А, к черту все эти доводы разума! Я знаю одно, он принадлежит мне, как и я ему. И не дай Боги, кто-то встанет между нами… Разорву!

«Кого?»

«Мою пару, половинку, часть души, мою жизнь… Выбирай, что тебе понятнее. И знаешь, он идеален».

«Эй, друг, ты там в своем уме? Что там с тобой сделали?! Оставишь на несколько минут, а ты уже умом тронулся!»

«Ты как будто не понимаешь, что я сейчас чувствую. Счастье переполняет, скорее даже распирает. Кажется, если он сейчас улыбнется мне в ответ, я просто от этого воспарю над полом… Коть, я так безумно хочу быть с ним… Я чокнулся, да? Столько времени бежал от подобного, а здесь как по башке чем-то тяжелым огрели. Один взгляд, Коть, всего один единственный взгляд, и я в его власти. Я пропал! Понимаешь?! Что мне делать? Я же не могу подойти и признаться прямо сейчас?! Нет?»

«Не надо было мне тебя оставлять! Гар, никуда не ходи, никого не трогай, и вообще, стой на месте. Я сейчас!»

- Рад нашей встрече, – пришлось отдирать свой взгляд от своего «солнца» и с трудом вслушиваться в речь говорившего. – Позвольте представить присутствующих здесь. Начну, пожалуй, с себя. Я Лер Тард, мой старинный друг – Лер Астель.

Я вернул вежливый поклон блондину. Как магнитом взгляд притягивали золотистые глаза моего счастья. Доля секунды, и я ловлю себя на том, что вижу такую же тягу ко мне и в его глазах. Мне же не показалось, да? Иначе я подохну от неразделённой любви, как собака перед порогом его комнаты.

Мне еще никогда не было настолько сложно сосредоточиться на разговоре, как сейчас. В голове одно желание, схватить свою пару и скрыться в ближайшем укромном местечке, чтобы прикоснуться к ему руками или просто быть рядом.

- И наш юный друг и в дальнейшем ваш опекун на какое-то время, Ларив.

Интересно, а почему нет перед именем приставки Лер?

«Кто?! Где?! Убью!» – дверь с размаха отлетела в сторону, являя нам взлохмаченную тушку Котя. Спецназ отдыхает! Ему бы еще автомат в лапы и нож в зубы, и всё… Звезда! Видимо, впечатлился не только я один, потому что никто пока ничего не крикнул и никуда не послал. Зато у меня в голове совсем другие заботы, и мне чихать на зверское выражение моськи котикса.

«Коть, его зовут Ларив» – расплылся я лужицей.

«Кого?! – опешил мой друг, затормозив на середине кабинета. – Так тебя здесь не убивают?!»

«Мою пару, Коть».

«А помоложе ты выбрать не мог?» – не понял, это что за намеки? Мой любимый очень даже еще молод. Лет двадцать, ну от силы двадцать четыре. И это называется «старый»?

«А ты не оборзел?» – моё предупреждающее приглушенное рычание дает понять, что впредь слова относительно моей пары, ему придется выбирать тщательнее.

- Это Ваш зверек? – приподнялся из-за стола Лер Тард, и даже блондин заинтересовался растерявшимся взъерошенным «нечто».

«Да не тот! – чуть не сплюнул я, вовремя вспомнив, где я. Как Коть мог подумать, что этот старик с сединой, моя пара?! – Вот этот красавчик, желтоглазый».

- Да, мой. Это котикс. И он достаточно разумен, – сразу же предупредил я. Ну, чтобы потом не обижались, если Коть за оскорбления в свой адрес их прекрасные лица поцарапает. Обижать не станут, целее будут.

«Твой супруг, кстати, тоже с похожим цветом глаз был. Немного более темного оттенка, но все же… Как бы ты не отнекивался, но видимо, все же подобный тип мужчин в твоем вкусе».

«Умеешь же ты настроение испортить. Да он вообще ни капельки не похож на эльфа. Смотри, и даже уши не острые! Он человек, понял?! И хватит мне про того урода напоминать! Не сравнивай их!»

«Чего взъерепенился весь?! Я просто так сказал. Похожи? Похожи, и нечего так орать. Мне твой желтоглазик и даром не нужен. Вот если бы на его месте оказалась пушистая котикса, тогда да… Всё?! Успокоился?» – бесит, когда он такую «морду лица» обиженную строит. Ничего не могу с собой поделать, моментально прощаю змеюку перьевую. И он этим постоянно пользуется.

«Коть… ну, Коть… Ладно тебе, не обижайся. Просто я сейчас себя как-то ненормально чувствую. Любого убить готов, кто на него косо посмотрит… Бред какой-то».

«Ничего не бред, – отмер котикс, вяло улыбнувшись. – Просто ты, Гар, нашел себе пару. И судя по твоему поведению, желание защитить от всего на свете не сильно-то и отличается от того, как это бывает у нас, котиксов.

- Он не опасен? – зачем-то спросил Лер Астель. Неужели испугался? Надо бы прекратить трепаться с Котем, а то разговариваю с паузами, еще за дауна примут, потом проблем не оберешься.

- Кто, Коть? – я даже опешил на секунду, вот что значит мгновенно успевать перестраиваться с мысленного общения на нормальное. – Пока не обидишь, он будет всё такой же мягкий и пушистый.

«Укушу, – клацнул Коть клювом, заставив вздрогнуть блондина. – Этот снежок меня боится, я чую. Забавно так».

- У Вас очень интересный зверек, но время уже позднее и всем не помешало бы отдохнуть. Я сообщу всё, что должен, и Вас проводят в комнату. – Снова уселся в кресло Лер Тард. Котикс же привычно вскочил мне на плечи, устроившись как можно удобнее. Я мысленно застонал от его веса.

- Присаживайтесь, – бархатистый сильный голос моей пары заставила снова трепыхнуться сердце.

«Смотри не расплавься как мороженое на солнцепеке» – ехидничал котикс, за что получил по носу, и недовольно насупился.

- Спасибо, – пролепетал я, усаживаясь в кресло рядом с моим «центром вселенной». Понадобился весь контроль, чтобы заставить себя смотреть на хозяина дома, а не на Ларива.

- Обычно нам сообщают о прибытии таких как Вы, и мы подготавливаем, по возможности, конечно, приемлемые условия для проживания. Первые несколько дней Вы проведете в этом доме, я с Лером Астелем уедем сегодня рано утром, помогать Вам осваиваться останется Ларив. Затем Вам выделится квартира в городе, возможная работа, и Вы будете строить свою жизнь, как посчитаете нужным.

- А кто вам сообщает о прибытии таких как я? И много путешествующих между мирами бывает у вас? И я не понимаю, какую выгоду Вы получаете, не изгоняя, к примеру, иномирян, а привечая их?

- Кто предупреждает? На это Вам никто не ответит, лишь Высший Совет знает об этом. Вам подобные знания не обязательны, – свою неприязненность блондин даже не пожелал замаскировать. Или вернее будет сказать, скуку, словно эти вопросы и ответы его уже давно задолбали. Ну, извините, я то их еще не слышал!

- Не стоит накидываться на мальчика, – осадил друга Лер Тард. – Он не виноват, что тебе не дали выспаться. А Выгода для нашего мира очевидна. Каждый пришедший несет свои знания, и наш мир впитывая их, изменяется и прогрессирует.

- Разве не бывает тех, кто вместо созидания, к примеру, разрушает?

- Не скажу, что таких не бывало. Но их меньшинство. К тому же мы умеем постоять за себя, – улыбка хозяина мне очень не понравилась, и копирование такой же у его друга.

- Это всё? – поднялся, зевнув, блондин. – Я спать. Нам вставать через несколько часов.

- Приятного Вам обучения, – снова вежливый поклон хозяина. – Ларив, проводи.

«Ты что–нибудь понял?»

«Завтра все узнаем. Ты спать не хочешь? Я еле ноги передвигаю. Перенос много сил отнял.»

«Своего красавчика сейчас в постель потащишь или медленно соблазнять будешь? Хотя, знаю! Сначала ухаживания проведешь».

«Коть, лучше не зли. Я и так себя дураком рядом с ним ощущаю».

«Я же любя…»

- Вот Ваша комната, – бархатистый голос обволакивал, заставляя сердце биться как сумасшедшее. – Приятных снов.

Я завис после улыбки моего сокровища, смотря вслед, как он удаляется.

«Эй, горе любовник, отомри! Ау!»

«Отстань от моей штанины, порвешь… Эх… какой он все же…»

«Какой?»

- Необыкновенный… – мечтательно прошептал я.

«Идем спать, зомби – сладко потянулся котикс, вскочив на кровать. – Завтра свою пару увидишь».

- Так долго ждать… А что, если я ему не нужен? Или он не чувствует такого же притяжения как я? Или… Или у него кто-то есть?! Ррррр!

«Успокойся ты. Сейчас накрутишь себя на пустом месте. Спи лучше» – усмехнувшийся котикс, удобно устроился под одеялом, свернувшись клубочком.

Я даже рад, что так сильно устал, иначе бы крутился всю ночь, вздыхая по своей любви, и в голову лезли бы постельные сценки… Упс! Стоило закрыть глаза и представить его глаза, смотрящие на меня с нежностью, как последний счастливый идиот я уснул.

Утро началось с недовольного бубнежа котикса в моей голове, что не дают поспать. Пришлось вставать.

«Помолчи, а?» – сладко потянувшись всем телом на мягкой перине, распахнул глаза, уставившись в знакомые желтые глаза мой пары. Сердце зачастило в бешенном ритме.

«Какой приятный румянец» – я не знал, что мне сделать… Убить котикса, чтобы не задирал? Спрятаться под одеялом от взгляда моей пары? Или же повалить его на кровать, впиваясь в такие манящие губы?

«Успокойся, а то скоро кровь через уши потечет. Судя по улыбке твоей пары, все он прекрасно понимает. Так что прекращай нервничать, а приступай к действиям».

Был бы дан приказ, тем более когда мозг в отключке. Хватаю своего желтоглазика за плечи. Вижу удивление в его глазах. И пока не струхнул еще больше, впиваюсь в его губы, словно пытаюсь выиграть битву, а не поцеловать. Слабый ответ на мой поцелуй, и сердце ёкает от счастья. Валю его на кровать, остервенело продолжая целовать, и даже слегка покусывая. Полустон сносит крышу совершенно и даже какое-то возмущение со стороны котикса меня не заботит. Я дорвался до своей пары, остальные мысли для меня сейчас ненужные. Остались животные инстинкты… Овладеть и удержать!

Как трещит под моими когтями его одежда – не волнует! Как кто-то стучит в дверь – не волнует! Как после нескольких попыток укусить меня, что вернуть здравый смысл, котикс сдался и ушел в ванную – не волнует! Главное для меня только он, моя пара, тот, кто сейчас смотрит на меня ошалелыми полупьяными от неги глазами, и прикусывает свою губу, чтобы громко не стонать… Его нежная кожа так сладка на вкус. Вылизать её всю – мое стремление… И я это делаю… Заставить этого мужчину стонать в голос, забыв обо всем на свете – это главное, это меня волнует! Пальцы подрагивают, когда я провожу по его телу, еле касаясь, боготворя…

- Люблю… – вырывается у меня следом за вздохом моей пары. Мне хочется плакать от щемящей грудь нежности, когда его пальцы зарылись в моих волосах, и с губ сорвался стон полный наслаждения. Вылизать его целиком, от кончиков ушей, до кончиков пальцев на ногах. На сладкое оставить сочащийся смазкой стоящий член моего «солнца».

- Про-шу… – бархатистый голос с хрипотцой заставляет и без того безумно стучащее сердце сладко дрогнуть.

С рычанием я подхватываю любимого, приподнимая, вбираю его плоть полностью в свой рот. Какой же он вкусный!

Я слышу, как громко и уже не сдерживаясь он стонет. Это самая желанная музыка для моих ушей. Его глаза с поволокой слегка прикрыты. Он наслаждается, и я вместе с ним. Единение…

Громкий вскрик. И он кончает, расслаблено повисая на моих руках. Но мне этого мало! Я хочу ощутить его! Быть с ним! Быть в нем! Слиться воедино, чтобы стало невозможно разделить!

- Прости, – сперма не самая лучшая смазка, но другого у меня под рукой ничего нет. Я еле сдерживаю себя, чтобы не войти сразу и на всю длину. Я уже давно сменил ипостась. Крылья, как дополнительные руки, ласково обнимали мою пару.

- Ммм… – стон… И его руки обвивают мою шею, притягивая к себе. А губы ищут возможность поцеловать. С рычанием я отвечаю на поцелуй и, дернувшись вверх, закидываю его ноги к себе на плечи. На миг перехватываю его взгляд и получаю одобрение чуть дрогнувшими ресницами, с безмерным трудом сдерживая себя, вхожу сразу и на всю длину.

- Ааа! – и боль и наслаждение в одном крике. Внутри все скручивает и разрывает от полноты ощущений. Пораженно замираю, любуясь на величественную красоту, что раскинулась перед моими глазами. Великолепные черные перьевые крылья, как у падшего ангела, ковром застилали кровать. Как же прекрасна моя пара! Душа кричит от счастья! Ларив отвечает мне с не меньшей страстью. Здесь, сейчас, в эту секунду я понимаю, что мы стали едины. Я и он. Мы одно целое, вечное, незыблемое! Я его, а он мой! Мы истинная пара.

Когда мир взрывается миллионами ярких брызг, что создали мы вместе с Ларивом, болезненный спазм проходит по нашим телам, заставляя вскрикнуть от усилившегося наслаждения, и тут же исчезает.

- Не думал, что именно так мы проведем ритуал соединения, – усталый, но счастливый Ларив, лежащий на моей руке, тихо посмеивался.

- И я не знал, что встречу свою пару, и всё будет так… – сказал я, убирая с прекрасного лица прилипшую от пота прядку волос.

«Это было нечто! Я в полном офигительном шоке! Я уже могу уходить?»

«А что же ты раньше не ушел? Подглядывал, извращенец» – хихикнул я.

«Это я извращенец?! Я тебя сейчас клюну! А кто рычал на меня, стоило мне только шевельнуться? Я что ли?!»

«Видимо, инстинкты взыграли» – повинился я.

- Из-за чего смеешься? – лежать с Ларивом было так приятно и правильно.

- Мы травмировали котикса своим пылом.

- О, бедный зверек, – улыбнулся Ларив, кинув взгляд на насупившегося в углу Котя.

«Я ушел есть» – гордо вскинув голову, выплыл из комнаты обиженный Коть.

- Красиво, – тонкий пальчик плавно очерчивал рисунок на моём плече…

Где?! Разве он должен быть не выше запястья?!

- Что это такое?! – сел я, разглядывая свои руки и грудь, полностью покрытую изящным узором. – А у тебя так же?

- Да, – улыбнулся мой любимый, и поднялся во весь рост на кровати, демонстрируя свое великолепное тело, полностью покрытое вязью узора.

- Ты от плеч до ног? Почему? – я не понимал, как такое возможно? Неужели мы действительно стали супругами?

- Я младший супруг, – пожал моё «солнце» плечом. – Поэтому мой рисунок по всему телу. Он был бы меньше, не будь мы истинными. Теперь при перерождении наши души будут стремиться друг к другу. Но это еще не скоро наступит. Ты жалеешь, что соединился со мной?

- Как такое вообще пришло в твою голову?! Я и жалею?! Ни-ког-да! Я безумно, безгранично счастлив, что встретил тебя!!!

- И я тебя люблю, – меня вовлекли в очень чувственный поцелуй, на который я не мог не ответить…

Через час мы снова лежали уставшие, но счастливые, пытающиеся унять сбившиеся дыхание.

- Ларив, вы знали, что мы появимся и ты то, что я буду твоей парой?

- Что будешь моей парой, нет.

- А как так получилось, что я стал старшим супругом, если по всем характеристикам, я должен быть твоим младшим, а?

- Так решила магия. – И что тут скажешь? С высшими силами не шутят.

«Гар, а эти сушеные сморчки, к твоему сведению, уже вернулись. Идут к вам».

- Лав, нам надо одеться, твои Леры приехали.

- Ты их слышишь?

- Пока нет. Мне Коть сказал.

- Коть?

- Да. Мой зверёк, как вы его зовете, разумный. Только общаться он может мысленно.

- Наша связь установится, и я тоже смогу его слышать.

- Обнадеживает, что не мне одному будет всю плешь проедать.

Дверь буквально отлетела в сторону.

- Наш мир, своего рода отправная точка, – прямо с ходу начал говорить Лер Тард. – Мы даем возможность найти не найденное, либо отправляем дальше по мирам.

Интуиция взвыла. Я схватил за руку Лавира и задвинул за свою спину, не отпуская.

«Коть, сюда! У нас проблемы!»

- Мы не думали, что то, что ты искал, оказалось так близко. Случайность. Но приятная, – первый раз я увидел искреннюю улыбку блондина. – Наш мир вам больше не нужен.

- Мы дали тебе все, что могли, – перехватил эстафету разговора Лер Тард. – Ты там все вспомнишь. Прощай.

«Что проис…» – тенью проскользнул мимо двух мужчин котикс, оторопело уставившись на длинные мечи, возникшие из воздуха прямо перед нами.

- Ко мне! – заорал я, не успевая даже перетечь в боевую форму, как они, открыв белоснежные крылья ангелов, рубанули мечами перед собой, просто-напросто втолкнули в эту прореху нас с Ларивом. Коть пошел прицепом, успев ухватиться за мою ногу.

15 глава

Глава 15

«Так нас еще ни разу не выпирали из миров. Я даже поесть не успел!»

«Меня сейчас больше волнует то, где мы оказались? Коть, ты что-нибудь видишь?»

«Как в шахте у шахтера. Ни-хре-на.»

- Ммм… – тихий болезненный стон со стороны. Рука, что я держал, задрожала.

- Лав, тебе плохо? Больно? Что с тобой?! – в кромешной тьме, нащупал упавшего на пол любимого. И судя по его стонам, ему явно нехорошо.

- Гар… Гар…

- Да, что же это такое?! Я не вижу что с тобой. Лав, скажи, как ты? – все, что я мог, это прижать самое дорогое для меня существо в мире и не отпускать.

- Голова… голова болит, – тихий шепот любимого. – Память…

«Может, у него непереносимость перемещений?» – предположил взволнованный Коть.

- Гар, – резко выпрямился в моих руках Ларив. – Я всё вспомнил… Ты… Я…

- Что? – нервничаю, не пойми из-за чего и почему.

Неожиданно стал загораться свет. Пришлось проморгаться, чтобы привыкнуть.

«Ого! Это куда нас занесло?!» – раскрыл рот от удивления котикс.

Я и сам растерялся, не зная, что и думать. Прямо перед глазами большая серебристо-голубая планета, окружённая тонкими газовыми кольцами, терялась среди миллиардов звезд. Небольшое солнце освещало кромешную тьму Космоса, смотрящего на нас через большое окно нашей комнаты.

- Мы в космосе, – я сам не верил своим же словам.

- Если это корабль, то здесь должен быть и экипаж. Думаешь, они будут рады чужакам? – в голосе Ларива послышались стальные нотки. Вроде бы он пришел в себя.

«Если была бы возможность вернуться, я бы этим типам крылатым все перья повыдёргивал» – кровожадно оскалился котикс.

- Лав, а что ты «вспомнил»? – раньше выражение глаз любимого было мягче. Хотя, когда он смотрит на меня, взгляд остается прежним. Тьфу… накручиваю себя лишний раз. Взгляд не тот, улыбка не та… Бред!

- Я расскажу, – шаг ко мне и невесомый поцелуй, и какое-то сожаление в глазах, – но позже, когда мы поймем, где мы.

Дверь бесшумно отъехала в сторону, стоило к ней подойти. Широкий длинный коридор со вспыхивающими лампами по мере нашего продвижения вперед. Тихо. Ни души. Двери отсеков тянутся на протяжении всего пути. Еще одна дверь медленно отходит в сторону, открывая нам нос корабля с огромным во всю стену экраном. А за ним подтверждение наших опасений… Бесконечный Космос!

«Мы на космическом корабле, Гар. Уж поверь мне, я их повидал в своё время. Чур, я буду пилотом!» – и тут же вскочил в кресло перед необычными приборами, уверенно нажимая на какие-то кнопки.

- Гарус, мне кажется, приложить ладонь в эту выемку надо именно тебе. Ты же прыгал по мирам, в отличие от меня, – указав на пульсирующий свет в человеческом отпечатке руки.

Мне и самому было любопытно, чем вообще эта история закончится? Мы еще ни разу не перепрыгивали в космос, тем более на пустой спящий корабль.

Стоило мне приложить свою ладонь к оттиску, как корабль, словно издал первый шумный вздох, очнулся.

- Приветствую вас на «Ковчеге». Тестирование пройдено. Основная задача: поиск своей пары – выполнена. – Знакомый механический голос заставил меня рвано выдохнуть. Как же так? Ничего не понимаю?!

- На этом программа «Ковчег» прекращает свою работу. Вам предоставлен выбор жизни в любом из существующих миров. Котикс, существо неучтенное в начальной разработке, но так же задействованное в программе, прошу пройти во вторую каюту, там вас ожидают.

Котикс подорвался моментально и исчез из поля зрения.

- Требую подробных разъяснений! – оклемался я от первого шока.

- Принимается. Дается пояснение. Программа создана для спасения подходящих форм жизни с погибающих планет. По психологическим характеристикам, адаптация к новым условиям жизни происходит после ощущения контраста различных жизней в других мирах, и как закрепляющий эффект, нахождение своей Пары. Задача данной программы выполнена. «Ковчег» в полном вашем распоряжении, капитан.

В голове еще ничего толком не улеглось, как долбануло известием, что я теперь еще и капитан этого корабля. Но я же ни черта не понимаю в полетах?! Какой из меня капитан?! Я понятия не имею, на какую кнопку–то нажимать надо, не то что руководить и прокладывать курс!

- Рад и Вас приветствовать, Натес, – добавил механический голос.

- Натес? – ошарашенно обернулся я на своего любимого, которого назвали ненавистным для меня именем моего первого супруга – эльфа. Ларив с тоской и грустью посмотрел на меня, от чего сердце болезненно сжалось. Неужели это он?! Меня одурачили?!

- С магией не шутят. Думаю, вам есть о чем поговорить. И еще… – голос был знакомый, но уже вполне живой, не механический. – Не ищи свою планету, Гарус, ее больше нет. Уничтожена. Мне очень жаль, но люди на ней несли разрушение для всей Вселенной.

Слишком много потрясения… Слишком… Головокружение и провал…

ЭПИЛОГ:

Прошло уже полгода, как мы бороздим, как говорится, просторы Космоса. За это время мы успели побывать на причудливых планетах, но пока ни одна из них не вызвала желания остаться. Смотря вдаль бесконечного Космоса, я предаюсь воспоминаниям.

О, да! Кто из нас был безумно рад переносу на «Ковчег», так это котикс. Получивший себе свою пару без особых трудов и поисков, просто войдя во вторую каюту, и остолбенев… Как он потом жужжал нам с Ларивом, это была любовь с первого взгляда. Котиса действительно была чудно хороша. Белоснежная, голубоглазая и грациозная. Однако теперь котикс полностью под ее мягкой лапкой, с умилением внимает каждому ее капризу. Неудобств нам с любимым это не доставляет, скорее, вызывает улыбку.

Ларив… О да… Вообще-то оказывается, это мой первый супруг Натес, но по обоюдному согласию это имя нами позабыто. Новая жизнь, новое имя. Очнувшись в первый день после сообщения о том, кто он, я чуть его не убил. Но его явное желание умереть от моей руки, он даже не огрызнуться в ответ, остудило мой пыл.

Маг, чтобы его подкинуло и посильнее шмякнуло, полностью не мог, да и не смог бы разорвать нашу связь с Натесом. И мою-то он заблокировал, а вот Натеса… Каждая моя измена отдавалась в нем безудержной болью, а сам он не мог изменить мне. Вот так вот магия наказала моего невезучего супруга. Как бы не ненавидел я Натеса, но узнав о таких мучениях, испытал угрызения совести. На этом его мучения не закончились. Его перекинуло в мир крылатых, измученного, на последнем издыхании. Таким его и подобрали, заглушив его память до определённого момента. Вылечить полностью не позволяла магия, и крылатым пришлось ему помочь как сумели. В результате у эльфа появились крылья. Магия и тут вмешалась, сделав крылья черными, и изменяя его внешность, подгоняя под мой идеал. А потом мы встретились… Провели вместе ночь, и довольная произошедшим магия спеленала нас навечно.

- Не устал еще? – родные руки любимого привычно обняли. Так приятно откинуть на его плечо голову и расслабиться.

- Немного. Вспоминал про нас.

- Не стоило, – слегка поморщился Ларив. Не любит он вспоминать прошедшее, особенно первые дни наших выяснений отношений друг с другом. – Идём к нам, я уберу все твои негативные мысли очень приятным способом.

Искуситель… Пока пробирались до своего отсека, пообтёрли все стены, и мои губы распухли от поцелуев Ларива.

- Коть нам не помешает? – тихо спрашиваю я, чтобы не сглазить, а то стоит нам уединиться, как этот вредный котикс начинает делиться своими впечатлениями о своей драгоценной котисе. И причем никуда от этого не денешься! Транслирует же, паразит, прямо нам в головы на любом расстоянии!

- Они вместе, так что в ближайшее время он нас не потревожит… – требовательный поцелуй в мою шею… Как всегда, я млею от его ласк.

- Хочу тебя… до одури хочу тебя, – шепчу я, стаскивая с супруга одежду. Наши роли давно уже поменялись местами. И вязь покрыла наши тела одинаково, признавая равенство в нашем союзе.

- Нетерпеливый, – улыбается.

Наше дыхание, стоны, наполненные нежностью и остротой ощущения. Мир, что сужается только до нас двоих… Нарастание желания, скопления чувств и феерическая разрядка, наполняющая не только тело, но душу поразительным теплом и светом… И томление радости в груди…

«Парни, у меня новость!» – крик котикса чуть не взорвал мозг.

- Весь кайф обломал, – вырвалось у меня. Вся нега после отличного секса улетела к чертям собачьим.

- Надо придумать, как оградить себя от его воплей, – поморщился, потирая виски, Лав. Он все еще с трудом привыкал к Котиным внезапным атакам. – И как ты такое выдерживал?

- На тот момент я был единственным, кто его мог слышать, так что выбора у меня особо-то и не было, – улыбнулся я, прижимаясь к своему любимому, удобно расположившись на его груди.

«Вы там наговорились? Я, между прочим, и так ждал пока вы закончите. Хи-хи, – зашелся смехом котикс. – Кончите, закончите. Ага. У меня есть потрясающая новость! А вы…»

- Всё мы поняли. Давай. Радуй, – мученически застонал Ларив.

«Так вот… – взял театральную паузу котикс. – У нас через три месяца будет маленький котикс!!!»

Мы испуганно переглянулись.

«Поздравляем» – выдавил я как можно радостнее. Стараясь не поддаваться панике и не мыслить особо громко о побеге в другую Вселенную.

«Спасибо! Ну, я пошел, поцелую мою маленькою котисочку» – пропел Коть.

- И они все...

- Да… Каждый из них… – пролепетал я.

- Срочно ищем того, кто нам поможет поставить блок на посторонние мысли! – зашипел Лав, кидая мне на руки мою одежду.

- Ближайшая планета в одном дне пути!

- А если там не помогут?! – замер на секунду Ларив, смотря, как я, прыгая на одной ноге, спешно пытался попасть в штанину.

- Три месяца это много, – попав наконец-то в штанину, протянул я.

- Только это меня и обнадёживает, – Лариву удавалось одеваться без таких экстремальных танцев по комнате, как у меня.

«Мальчики, – приторно сладкий тягучий голосок котисы заставил отскочить в сторону друг от друга, а затем замереть, как олени в свете фар. – Мне сообщать моему тигру, что у нас будет не один малыш?»

- Не надо!!! – в два голоса заорали мы в голос, позабыв, что надо отвечать мысленно.

Смех котисы шелестом прошел в наших головах.

- Боги, я не вынесу «радости отцовства» котикса, – схватился за голову Ларив. Я и сам порядком устал от монологов Котя. Пора бы уже действительно что-то придумать, иначе мы сойдем с ума.

- На мостик! И вперёд за учителем! Иначе через три месяца я выйду в первом попавшимся мире, оставив «Ковчег» котиксу и его семейству.

- Меня с собой забери, – хмыкнул Лав, уже рассчитывая курс на первую попавшуюся планету.

- Куда же я без тебя, – подмигиваю, целуя своё желтоглазое солнце, единственное для меня во всей Вселенной.