Annotation


И снова перед лицом темноэльфийской принцессы, сильтарина Силиринэль эрд Эль-Ри, новая цель - светлые эльфы! Захватывающие приключения, опасности, удивительное обучение целительской магии, знакомство со светлым телохранителем, хитрые Боги и проблема с невестами. С какими? Да поспорила как-то наша принцесса, что сможет женить всех эльфийских Повелителей, и тогда Дарий, Повелитель Темных эльфов, тоже женится! А что из этого вышло? Смотрите сами...





* * *





* * *





Книга 2.

«Сильтарин. Восхождение Звезды».

Часть 2.

Светлые эльфы.



Предисловие от имени героини.

Знаете, если бы мне сказали, что самое главное желание всей моей жизни внезапно исполнится, и я все-таки попаду в другой мир, полный магии и волшебных существ, то не поверила бы ни за что. А ведь исполнилось! Это случилось ровно тогда, когда мне исполнилось двадцать лет, и я почти смирилась, что ничего волшебного в моей жизни никогда не случится. Но не зря же я видела двадцать метеоритов, они так просто не пролетают, а глаза у людей не загораются потусторонним светом.

Оказалось, что мое безумное желание обрести что-то волшебное столкнулось с отчаянной просьбой арайнельцев (так назывался тот мир) о помощи, и Боги вытолкнули меня в тот самый мир, о котором я часами грезила, сидя на диване с книжкой в руках.

Первым ощущением был шок, а когда ко мне пришли местные аборигены – страх, но все оказалось не так уж и плохо. Достопочтимые эльфы, коими и являлись мои посетители, рассказали невероятную сказку по закону жанра фэнтези: там был и банальный Император-узурпатор, и огромный пантеон всевозможных Богов, как в Греции, каждый отвечающий за что-то свое, и притесненные расы, которые просто мечтают выбраться из-под гнета такой страшной силы как Император, которого даже убить почти невозможно. А желающие находились.

С первого взгляда кажется – фу, банальщина, опять героиня с супер-пупер внешностью попадает в другой мир, где ждали именно ее, всю такую расчудесную и могущественную. Но это только с первого взгляда. А если посмотреть с другой стороны, то что бы вы сделали на моем месте, если бы именно вам выпала священная честь избавить мир от Императора, которого даже лучшие маги и мечники победить не смогли, что уж и говорить о слабой девушке, которая всю жизнь только и читала про опасные путешествия, смертельные схватки и горячие поцелуи? Вот именно! Страшно становится, а мне еще предстоит через все это пройти, так как не в книжке нахожусь, и не сказочный сон мне снится. Это реальный мир со своими последствиями.

Ну, это я немного отвлеклась.

Так вот, когда мне это эльфийские чудики с прикольными острыми ушками и сногсшибательной внешностью объяснили, я была в восторге. Вот только не принимайте меня за сумасшедшую, это совершенно нормальная для меня реакция. Об это же я все двадцать лет мечтала? Об этом! Вот и наслаждаюсь теперь.

В общем, помочь я согласилась, а потом задалась вопросом – как, собственно, обычный человек, умеющий лишь великолепно писать статьи (ага, гордость журфака), сможет справиться с всемогущим узурпатором? Тогда во мне и открыли потрясающую особенность – оказалось, что я сильтарин. А это древняя, могущественная раса, причем, такая нежная душой, что просто не смогла наблюдать за ссорами всех рас и исчезла из этого мира. Полностью. А все остальные тут же заголосили – как это, великие и прекрасные воины и маги бросили их одних. Что же делать?!

Поэтому эльфийский Повелитель и его маг были просто в эйфории, когда выяснилась такая замечательная правда. К тому же, узнала я потом, раса сильтаринов была почти возведена в ранг божеств, но один очень плохой и вредный Бог помешал этому произойти.

Что же до меня, то я была безумно счастлива такому повороту событий. Я – и сильтарин, счастье просто захлестывало меня с головой, заставляя душу танцевать что-то уж совсем неприличное.

А для того, чтобы вернуть меня в истинную форму, эльфы провели один очень интересный ритуал, после которого я продрыхла целый день. Пробуждение было шикарным – во всем теле ощущалось что-то новое, будоражащее сознание. Это я еще не упомянула про внезапно улучшившиеся зрение, слух и нюх. Конечно, эти изменения меня заинтриговали, и я поспешно подошла к зеркалу, а там потрясенно застыла. Отражавшаяся в нем нереальная красавица просто не могла быть мною, но это было именно так. Шикарный водопад серебристых волос, спускающийся расплавленным серебром до самого пола и только чуть-чуть не касающегося его, принадлежал именно мне. Тонкое, изящное тело с молочной кожей тоже было мое. И глаза, из которых глядел космос, были мои. Глаза – они меня потрясли. Если вы хоть раз видели картинки с изображениями космического пространства с бесчисленным количеством ярчайших звезд, сияющих на темно-синем полотне, радужными туманностями, метеоритами и млечными путями, то вы должны были меня понять. Но стоило только заглянуть за спину, как все мысли тут же выветрились из головы. За спиной находились огромные, пушистые крылья, которые в размахе были больше меня самой.

А через несколько минут после этого меня познакомили с моим телохранителем, с которым мы, впоследствии, очень сдружились. Каждое утро он тренировал меня до потери сознания, а после я долго отмокала в ванне с расслабляющим зельем, которое помогало снять усталость с перетруженных мышц, которые едва не вопили от усталости. Днем я училась у старого, мудрого эльфа, познавая общеизвестные науки, а вечером занималась магией.

Магия меня поражала. Как я и ожидала, это оказалось невероятно прекрасно, стоит только вспомнить начало. Тогда я с трепетом в душе училась распознавать стихии, и каждый раз мое существо наполняла такая странная, но удивительная энергия, которая пожаром разгоралась у меня в груди.

Дни пролетали очень быстро, и я день за днем становилась сильнее, чувствуя, как крепнут мышцы, как усиливается тело, но не бывает так, что все идет хорошо, поэтому медаль повернулась ко мне обратной, темной, стороной. На меня началась охота. Темные маги, прознав о появлении сильтарина, захотели моей крови, которая была странного серебристого цвета и имела легкий запах ванили. Немного позже я узнала, что моя кровь является важным элементом для многих зелий, с помощью которых можно совершить множество бед.

Но охота на меня ни капли не огорчила, и я продолжала учиться и развиваться, пока однажды Бог Сильтарион, покровитель сильтаринов, не решил, что ему пора тоже принять участие в обучении. Началось все с обучения полету, когда самонадеянный Бог просто сбросил меня с огромной высоты. Крылья я, конечно, распахнула, но потом долго ругалась на блондина за эту опрометчивую идею. Но на этом уроки не закончились, и однажды он помог мне получить свой собственный меч, который был сокрыт в глубине моей души. И после этого мой телохранитель стал обучать меня сражаться на настоящих клинках, и очень часто я уходила, получив множество легких порезов, которые жглись похуже перца, если его просыпать на рану. От таких неприятностей спасало целебное зелье, с помощью которого я долго отмокала в ванне.

Кроме учебы, я обзавелась друзьями, вместе с которыми однажды гадала одной ночью. И именно тогда мне приснился волшебный сон, где я почти разглядела своего суженого, но сон был прерван, и я так и не узнала, кто этот незнакомец, но успела заметить изящную руку с тонким запястьем и кружевом от манжет. Помнится, это меня очень разочаровало, особенно, когда подруга напророчила, что он меня даже не узнает. Обидно, знаете ли.

Кроме магии и искусству боя, я училась танцевать, управлять лошадьми и играть на музыкальных инструментах, но последнее, если честно, совершенно не удавалось, и учитель вскоре бросил эту затею.

Но есть одна вещь, из-за которой я очень долго грустила. Это – драконы. Жители этого мира уверены, что драконы – тупые животные, лишенные разума, дело которых – служить транспортом. Но я знала, что это не так. Я видела их глаза, в которых ясно читался разум. Алый дракон – именно он показал мне это, но отказался от помощи, приказав не лезть не в свое дело. Но драконов было очень жалко, поэтому я твердо решила однажды посетить нынешнее место обитания других, более крупных драконов, которые смогли избежать участи стать верховыми животными.

В последний день моего пребывания в Темном лесу, Сильтарион решил подарить мне подарок – сильта, на котором когда-то передвигались сильтарины. Это оказалось невероятное животное, имеющее одновременно и витой рог, и огромные крылья, которые в момент опасности могли становиться острейшими клинками. Так что мне уже заранее жалко тех, кто посмеет разозлить моего сильта.

И вот, выезжая за ворота города, перед глазами расстилался огромный лес, охватывающий большую территорию. Рядом со мной ехал верный телохранитель, готовый отдать за меня жизнь, а сзади оставались мои друзья и «папочка», который помог мне привыкнуть к этому миру. Я до сих пор вспоминаю, как он однажды бегал за мной по всему дворцу, грозя расправой из-за невинной шалости.

А несколько дней назад я совершила опрометчивое действие, поспорив, что смогу женить всех Повелителей, и сейчас очень жалею, ведь на кону стоит моя свобода в личной жизни, так как выигравший имеет полное право выбрать мужа или жену для проигравшего. Поэтому мне придется приложить всю хитрость, чтобы заставить эльфийских Повелителей разрушить свою свободу на личном фронте. Мда, дилемма, но где наша не пропадала! Не даром же я - гордость журфака?



Глава 1

Сумасшедший мир.

Ринэль неспешно покачивалась в седле своего сильта и думала о прошлом, будущем и настоящем. Если с прошлым все нормально, а на будущее есть некоторые нереально грандиозные планы, то с настоящим были некоторые проблемы. Как-то все слишком быстро закрутилось, поэтому в хорошенькой голове сильтарина все запуталось.

Помахав головой в разные стороны, девушка перекинула длинную серебряную косу себе на грудь и счастливо улыбнулась. Путешествие наконец-то началось! Хоть и не в полном значении этого слова, но это было именно так – ей и ее телохранителю, Дариэлю, предстояло добираться до Светлых эльфов целых два дня, и это позволяло Ринэль насладиться всей красотой необычного мира. А здесь посмотреть было на что, взять хотя бы животных. Причем, животные – это только низшее звено всего удивительного, дальше идут весьма опасные нечисть и духи, которые на все пойдут только бы заполучить живого человека (эльфа, оборотня и т.д).

Совершенно неожиданно у Ринэль зачесался нос, и девушка тут же ожесточенно принялась его чесать, задев при этом металлическое покрытие лифа на весьма интересном костюмчике. Этот костюм она придумала сама, вспомнив, во что были одеты героини фэнтезийных игр, поэтому одну из таких мыслей девушка и воплотила в жизнь. Дарий, конечно, не одобрил столь… непривычное одеяние (он тогда выразился намного хуже, упоминая приличия, которых, по его мнению, у Ринэль не было), но сильтарину очень хотелось нечто подобное.

Костюм представлял собой платье длиной намного выше колен. Лиф покрывала тонкая, но очень плотная пластина из непонятного золотистого металла, которую пробить можно было только очень острым мечом или кинжалом, а любые стрелы просто отскакивали от нее. Дальше до талии шел красивый темно-синий материал, а саму талию обхватывал элегантный пояс, расшитый золотом, а в самой середине пояса, оттягивая его чуть вниз, расположился крупный рубин, отбрасывая таинственные кровавые блики. От пояса шла недлинная белая юбочка, сшитая в виде множества складок, ткань которой приятно ласкала кожу. А вот дальше было самое красивое и интересное: от пояса вправо и влево расходилась «задняя» юбка темно-синего цвета, которая плескалась сзади, как победная мантия. И Ринэль так нравился этот наряд, что она буквально влюбилась в него, заставив портного создать еще несколько предметов для дополнения. Итак, на ногах, вместо удобных сапожек, были надеты шикарные высокие сапоги до колена на высоком, но толстом каблуке. Сапоги так же были синего цвета и расшиты золотыми узорами. Но на этом костюм не заканчивался – на руках, по локоть, были надеты перчатки из очень тонкой, но прочной ткани, которая совершенно не стесняла движений, поэтому сильтарин могла спокойно махать мечом и колдовать, а перчатки ощущались как вторая кожа.



Вот такой интересный у нее был наряд. Причем, Дариэль оценил и сказал, что девушке очень идет.

- О чем задумалась? – прервал разнообразные мысли принцессы телохранитель, который ехал на несколько шагов впереди, чутко обозревал окрестности. Хоть Повелители и усилили охрану лесов, но это могло спасти только от внезапного нашествия темных магов, гоняющихся за сильтарином, а вот от нечисти и духов защититься было сложно, поэтому эльф все время был настороже.

- Да так, ни о чем, - девушка беззаботно улыбнулась, и в ее удивительных космических глазах вспыхнуло северное сияние.

Дариэль тепло улыбнулся девушке и покосился на огромного сильта, который весьма меланхолично переставлял ноги, не обращая ни на кого внимания.

- А ты придумала ему уже имя?

- Неа, - Ринэль сморщила носик. – Он почему-то не хочет со мной разговаривать! – и она недовольно щелкнула пальцами, показывая свое смятение.

- Как так? – темный эльф широко распахнул зеленые глазища, недоверчиво глядя на подопечную.

- А вот так. Не хочет, и все. Я уже столько раз пыталась с ним заговорить, а толку – ноль. Может, я ему просто не нравлюсь как хозяйка? – Ринэль посмотрела на друга такими несчастными глазами, что тот на секунду задумался, не зная, что ответить.

- Не думаю, что в этом проблема. Характеры у всех бывают разные, а про сильтов никто ничего не знает. Возможно, это особая черта всех сильтов?

- Если бы, - девушка хмыкнула, дернув головой, и серебряная коса тут же перевалилась за плечи, зацепив огромные белоснежные крылья, блестящие ярким бриллиантовым блеском в лучах солнца. – Но рациональное зерно тут есть. Будем надеяться, что мой сильт просто необщительный. А вот имя мне бы хотелось узнать. Или мне лучше самой придумать? – сильтарин озадаченно посмотрела на телохранителя.

- А вдруг у него просто нет имени? – предложил эльф. – В конце-концов, сильтарины так давно покинули мир что, сильты не могли больше с ними общаться. Может, поэтому?

Силиринэль задумчиво пожала плечами и тут же заговорила немного раздраженным тоном:

- А самое ужасное, что он все понимает, но делает вид, что это его совсем не касается! – сильтарин негодующе ткнула в сильта пальцем. Ее эмоции полыхнули в глазах разноцветными молниями, и Дар тихо рассмеялся, не в силах сдержать смех только от одного вида его подопечной. – Чего смеешься?!

- Ничего, ничего, - друг улыбнулся, блестя глазами. – Тебя так волнует, что сильт с тобой не разговаривает?

- Немного, - Ринэль задумчиво прикусила губу и тут же наругалась на себя – опять эта дурацкая привычка! – Это же ненормально!

- Ничего страшного, - Дариэль отмахнулся. – Иногда бывает. Ну, не хочет он общаться, так оставь его в покое.

- Ладно, - сильтарин поморщилась и цепко посмотрела на длинный золотой рог, увенчивающий голову с золотистой гривой, спускающейся шелковыми волнами по шее.

Сегодняшняя ночь пройдет на природе, и для Ринэль это первый опыт такой ночевки. Но девушка не чувствовала недовольства, наоборот, она ждала этого, так как это был интересный для нее опыт. Но была и пугающая мысль – она проведет ночь в лесу, где обитают различные, опасные существа, и только осознание присутствия Дара успокаивало, вселяя надежду, что все будет хорошо.

Для ночевки Дэллион собрал небольшую сумку, куда входили два комплекта спальных мешков, магическая палатка, позволяющая спать в тишине и спокойствии, одеяла, магические фонарики, , вода и еда.

До ночной остановки было еще очень далеко, поэтому девушка могла полноценно насладиться окружающими видами, которые были просто потрясающими. Высокие, стройные деревья возвышались высоко над землей, прикрывая густыми, ярко-зелеными кронами часть неба, по веткам изредка сновали рыжие белки, кое-где в листьях притаились птицы, наблюдающие за всадниками черными бусинами глаз. Над копытами лошадей стелилась не очень ровная, ухабистая земля, покрытая зеленой травой и редкими цветочками. Около деревьев и пеньков можно было заметить разнообразные шляпки грибов, а в глубине кустарников хитро глядели алые грозди ягод.

Ринэль глубоко вдохнула свежий, чистый запах хвойного леса, смешанный с ароматами земли и воды. Принцесса в том мире никогда не была вот так в лесу, да и лес тот был не такой. Что хорошего в лесах Земли? Загазованность притупляла все ощущения, не позволяя наслаждаться покоем и чистотой. Только заповедники могли похвастаться хорошей экологией, но что такое заповедники? Толи дело этот лес! Чистый, свежий, совершенно отличается от Земли.

Распрямив крылья, девушка подняла их высоко вверх, и лучи солнца ярко отразились от блестящих перьев, послав солнечных зайчики в глаза всадников. Сильтарин довольно фыркнула и аккуратно хлопнула крыльями, создавая небольшие потоки воздуха, обдавшие эльфа сильными толчками. Дар замотал головой и укоризненно посмотрел на подопечную, распрямляя разлохматившиеся волосы.

- Ринэль, - проговорил эльф укоризненно, и девушка хитро улыбнулась.

- Что?

- Веди себя хорошо!

- А что, я плохо себя веду? – удивленно переспросила она и напоролась на смеющийся взгляд телохранителя. – Ах, ты!

Дариэль засмеялся и потянулся.

- Чего крыльями-то размахалась? Полетать захотелось?

- Ага, - сильтарин мечтательно улыбнулась, вспоминая, когда в последний раз летала.

- Ну, полетай немного, я разрешаю.

- Правда? – Ринэль широко распахнула глаза, не веря своему счастью. – Можно?

- Конечно, виды, наверное, превосходные будут, - ответил ей эльф, и девушка улыбнулась, глядя на друга с нежностью. Какой же он все-таки хороший!

- Спасибо! – проговорила она и распахнула крылья, раскрывшиеся белоснежными парусами.

Ветер нетерпеливо заиграл у основания, щекотя крылья, и девушка блаженно застыла, наслаждаясь этой свободой. Несколько секунд, и я Ринэль резко оттолкнулась от сильта, крылья тяжело взбили воздух несколько раз, прежде, чем сильтарин смогла поймать воздушные потоки, а потом она резко взмыла в воздух, широкими взмахами разрезая воздушное пространство. Оглянувшись назад, принцесса заметила улыбчивый взгляд эльфа и абсолютно офигевший – сильта, который совершенно неожиданно потерял всю свое меланхолию, которой действовал на нервы уже достаточно большое количество времени. Проказливо улыбнувшись, девушка взлетала еще выше, стремясь достигнуть как можно большей высоты. Ветер развивал косу, одежду, крылья трепетали, а в ушах стояло постоянное завывание, но девушка была безумно счастлива. Этот полет – все, что ее волновало. Полет – это прекрасно. Это то, что не доступно ни одному человеку, и сейчас Ринэль могла себе это позволить. Ветер наполнял крылья, поддерживая сильтарина на огромной высоте, и Силиринэль хотела хохотать в экстазе, но сдерживалась, понимая, что так просто собьет дыхание. Но это было удивительно. Находясь на огромной высоте, удерживаемая только своими крыльями, девушка не могла сдержать счастья, которое выходило огромными потоками, заставляя ее глаза полыхать космическими реакциями. Полет – это ее мечта. Сколько раз еще на Земле ей снились подобные сны, и как же была Ринэль сейчас счастлива, находясь между небом и землей. Делая сумасшедшие зигзаги, девушка летела вверх, пока не стало тяжело дышать, и тогда она просто распахнула крылья на всю ширь, застыв в потоках, ласкающих кожу резкими или легкими прикосновениями. В груди набухли разнообразные чувства, и Ринэль просто не могла определить их, но эти чувства постоянно поднимались вверх, перекрывая доступ в кислороду, а в груди словно бабочки трепыхались. Сильтарин распахнула глаза и посмотрела вниз, и тут же ахнула. Лес напоминал зеленое поле, а небольшие шероховатости на нем – верхушки деревьев. И, куда бы она ни посмотрела, везде был лес, растекшийся зеленым полотном во все стороны, куда только доставал острый взгляд сильтарина. Вздохнув, девушка улыбнулась и, крутанувшись спиной вниз, начала падать, сложив крылья за спиной. Скорость стремительно увеличилась, сильтарин чувствовала, как потоки воздуха нещадно бьют по щекам, но Ринэль даже не задумывалась о такой незначительной боли, она падала! И падала, прекрасно понимая, что сможет остановиться.

Эмоции перешли за какую-то грань, и до уха девушки донеслась тихая музыка. Сначала она удивилась, а потом внезапно вспомнила, как Сильтарион однажды сказал ей, что эта музыка – побочный эффект, так что она всегда будет появляться, когда эмоции девушки будет переходить за неощутимую грань. И вот сейчас эта музыка постепенно усиливалась, и Ринэль с каким-то внутренним трепетом узнала в ней музыку из «Пиратов Карибского моря». Именно она сейчас заставляла сердце сильтарина наполняться неземным восторгом, и, вторя ей, Силиринэль закричала:

- И-й-я-я-я-я-!!!! – полет продолжался, ветер разбивался о стройное тело, музыка мягко звучала в воздухе, своим энергичным мотивом добавляя в кровь еще больше адреналина. Ринэль счастливо закружилась вокруг своей оси и с интересом поглядела на лицо телохранителя, которое выражало небольшую степень беспокойства, что уж говорить про сильта, который так и не отошел от потрясения и все еще смотрел на сильтарина изумленными глазами.

Земля стремительно приближалась, но Ринэль все не останавливалась. Кровь бурлила в груди, а глаза горели бешеным огнем, но девушка хотела большего. Она хотела остановиться лишь в нескольких метрах от земли, красиво распахнув крылья в разные стороны, и это желание было до того сильным, что сильтарин едва не пропустила нужного момента. И вот тогда она поняла, что все не так просто, как кажется. Огромная скорость сдавила крылья, будто в тисках, выворачивая суставы, сгибая перья. Ринэль запаниковала, взбила воздух, но скорость снизилась лишь чуть-чуть, а земля все приближалась. Дариэль на земле тоже подался панике, начал бегать по небольшой прогалине между деревьями, напряженно раздумывая, как поймать падающего сильтарина. Музыка уже давно исчезла, оставив после себя небольшой страх, который сейчас превращался в ураган, так как Ринэль понимала, что не умеет так тормозить, а земля уже была слишком близко.

Напрягая крылья, сильтарин распахнула их во всю ширь так, что бы воздух бил по внутренней стороне, тормозя девушку, но скорость была слишком большая, а высота – маленькой. Заломив крылья в разные стороны, Ринэль до боли в суставах тормозила, пока скорость мало-помалу не снизилась на достаточно безопасное количество, и тогда сильтарин с грохотом рухнула на землю, пропахав несколько метров носом по земле. В воздух взмыл столб пыли и земли, а тело девушки покрылось саднящими ссадинами. Поднявшись на корточки, сильтарин сморгнула выступившие слезы и невольно застонала, когда тело пронзила резкая, острая боль.

Дариэль тут же оказался рядом со своей подопечной, одарил ее сердитым взглядом и достал из своей сумки тюбик с заживляющим зельем, которые жутко шипело и пенилось, заживляя маленькие царапины. Ринэль с некоторой обидой посмотрела на телохранителя и печально вздохнула, а белые крылья обессилено поникли, не выдержав той нагрузки, которую пришлось перенести.

- Больше так не делай!- строго проговорил эльф, сверкнув недовольными изумрудными глазами. – Твои крылья еще даже не привыкли к полету, а ты уже пытаешься такие финты выделывать. Хочешь, что бы ты превратилась в мясную отбивную по-сильтариновски?

- Нет, - Ринэль опустила длинные ушки, немного возвышающиеся над головой, и они грустно наклонились вниз. – Я больше так не буду.

Дар хмуро кивнул, помог ей поднять и подсадил на сильта, который уже более-менее отошел от шока, но впал туда снова, когда сильтарин рухнула на земле, взбив земное полотно. Это был невероятный удар по нервной системе сильта, поэтому некоторое время он механически переставлял ноги, а, когда очнулся, мотнул головой и со щелчком расправил и сложил крылья. Причем, щелчок был настолько металлическим, словно это были не перья, а железные клинки.

- Уф, - неожиданно проговорил Дар. – Ну и испугала ты меня, - эльф покачал головой.

- Прости, я не подумала, - Ринэль вздохнула и прикусила изнутри губу, ее глаза потемнели от набежавшей в них грусти.

- Главное, что все обошлось, но ты больше так не делай! Рано тебе еще.

- Хорошо, - сильтарин покладисто кивнула, принимая заслуженные укоры. – Дар, как ты думаешь, а сильт ведь умеет летать?

- Конечно.

- Значит, я смогу и на нем летать?

- Да…

- А когда, интересно? – девушка задумчиво почесала кончик носа.

- Кто знает. Может, он и сейчас готов полетать?

- Не, что-то сейчас совсем не хочется, - Ринэль поежилась и отряхнула запылившийся наряд.

- Вот и правильно. Нечего летать, а то и так все птицы в ужас пришли от твоего концерта.

Ринэль смущенно улыбнулась.

- А мне все равно понравилось, - проговорила она, спустя несколько секунд.

- Даже не сомневался, - эльф хмыкнул, и на этом разговор прервался.

Ближе к обеду Ринэль поняла, что путешествие на конях – не всегда радужная вещь, так как от непривычки начала болеть отбитая попа, посылая импульсы недовольства в мозг, поэтому девушка часто ерзала и, наконец, призналась:

- Дар, я устала, давай остановимся?

Дариэль милостиво кивнул, отыскал глазами уютную прогалину и спешился, пустив Тумана спокойно гулять. Ринэль точно так же поступила со своим сильтом, надеясь, что он не улетит от нее. Эльф медленно прошелся по месту отдыха, положил на землю одеяла и выложил небольшие закуски, завернутые в фольгу. Сильтарин почувствовала, как довольно забурчал ее желудок, требуя внимания. Почему-то на природе ей всегда хотелось есть.

В фольге обнаружились огромные бутерброды с мясом и овощами, и принцесса довольно облизнулась. А когда попробовала, то почувствовала ее любимый сырный соус, который добавили в бутерброды сердобольные повара.

- Вкусно? – заинтересовался эльф, глядя, как девушка быстро уничтожает свой обед.

- Очень! Ням!

Телохранитель улыбнулся и тоже попробовал бутерброд.

- Согласен.

После небольшого перекуса Ринэль вытребовала хотя бы десять минут на отдых задней части и перевернулась на живот, разметав крылья в разные стороны. Те постепенно оживали и перестали казаться безвольными тряпочками, как выглядели совсем недавно.

Она наслаждалась всеми ощущениями, которые пронизывали ее тело. Было так хорошо, что, казалось, ее не сдвинет даже бульдозер, которого, кстати, вообще нет в этом мире. Но любопытство – единственное, что имело огромную силу, поэтому сильтарин заинтересованно повела ушами, когда в кустах раздался странный шорох. Девушка не испугалась, но телохранитель был уже рядом, на всякий случай положив руку на эфес клинка.

- Дар, ты что, собрался на всякий шорох бросаться? – насмешливо поинтересовалась принцесса и перевернулась на спину, из-за чего меч в ножнах неприятно впился в позвоночник. Поморщившись, она села, скрестив ноги по-турецки, и склонила голову на бок, заинтересованно посмотрев в кусты, где все замерло.

- Если я не буду настороже, то смогу пропустить опасность, - веско ответил эльф, но Ринэль не приняла такой ответ. Она была еще слишком плохо знакома с этим миром, поэтому не принимала в расчет рассказы о нечисти.

- Но это же просто куст! Какой-то зверек забежал, - пожала девушка плечами.

- Ага, а еще этот зверек может обладать огромным набором зубов и когтей, а еще питается эльфячиной.

- Ты слишком все утрируешь, - покачала головой сильтарин, и эльф как обычно пропустил мимо ушей незнакомое для него слово.

- Нет. В этом мире иначе не выжить.

Видимо, незнакомцу в кустах надоело случать их спор, и из зелени выбрался длинный, пышный хвост черного цвета, который нервно шевельнулся и тут же скрылся в густоте листвы. Ринэль заинтересованно подалась вперед, а эльф расслабился, не расценив мелкую нечисть как врага.

- Кто это? – поинтересовалась девушка, с восторгом в глазах глядя на куст, куда спрятался хвост.

- Мелкая нечисть, не обращай внимания, - отмахнулся эльф, присаживаясь рядом с девушкой.

- А мне интересно. Ну, расскажи!

- Да, правда, ничего интересного. Обычный лирохвост.

- Лирохвост? – Ринэль удивленно расширила глаза.

- Ага.

Маленький зверек заинтересовал сильтарина, да и название у него было весьма интригующим, поэтому девушка тут же захотела посмотреть на него. Подобравшись к кустам, Ринэль тихо развела листву руками и с умилением посмотрела на небольшой шарик черного цвета с большими «лисьими» ушками и огромными, на пол лица, глазами насыщенно зеленого цвета. Маленький черный лирохвост взглянул со страхом, хотел было уже убежать, но сильтарин улыбнулась и подняла руку с гроздью диких ягод. Черныш остановился, взгляд метнулся назад и на угощение, но выбрать так и не смог. Тогда Ринэль сама мягко положила ягоды на траву и выпрямилась, рассматривая лирохвоста. Он был очень милым, и таким пушистым, что очень хотелось схватить его и прижать к груди. Он очень напоминал круглого котенка, которого случайно превратили в шарик, размером с футбольный мяч, а огромные глаза просто покоряли.

Лирохвост мелко задрожал и медленно протянул хвост к ягодам. Раз, и они исчезли в густой шерсти там, где должен был бы располагаться рот. Зверек посмотрел на сильтарина уже не так боязно и медленно подошел, опасливо оглядываясь на хмурого эльфа, который не оценил игру подопечной.

- Ринэль, не стоит этого делать. Лирохвосты очень привязчивы. Как потом отцепляться будешь?

- Дар, но он же такой милый, - девушка с восторгом смотрела на меховой клубок, который слегка нервно обнюхивал длинные пальцы сильтарина, но, не видя опасности, начинал все больше расслабляться. – Такой хорошенький! Жалко, что на Земле нет таких, а то бы обязательно завела себе одного.

Лирохвост вконец успокоился и подошел к принцессе вплотную, длинный хвост, который ловко покачивался над головой, притронулся к руке девушки и обвил запястье, а Ринэль пораженно распахнула глаза, когда почувствовала нереально шелковую шерсть зверька.

- Пушистик, - восторженно пропищала она и резко схватила на руки. Лирохвост сначала испугался, попробовал укусить девушку, но передумал, когда напоролся на космические глаза полные вселенского умиления.

Стерпев все ласки, черный зверек застыл в руках принцессы, пригревшись, и прищурил глаза, изредка помахивая длинным хвостом.

- Все, - обреченно пробормотал Дариэль. – Теперь мы от него не избавимся.

- Ну и ладно, - Ринэль довольно и радостно улыбнулась. – Мне он нравится! Такой хорошенький! А чем он питается?

- Что дашь, то и съест. Это мелкая нечисть, а жрет столько, сколько здоровый поросенок не съест.

- Ух, ты, какой вместительный, - Ринэль и не подумала расстраиваться, наоборот, она улыбнулась и почесала за длинным, острым ушком. – Знаешь, как я тебя назову?

Зеленые глаза распахнулись и заинтересованно поглядели на девушку.

- В моем бывшем мире есть реклама, где рекламирует один напиток. Так вот, ты так похож на того чудика, который изображал иммунитет, что так я тебя и назову. Иммунитет!

Лирохвост издал какой-то странный, писклявый звук, который сильтарин расценила как согласие. Тогда, она улыбнулась и обратилась к эльфу, который выглядел еще недовольнее.

- Ну что, поехали?

- Поехали, - ответил тот и добавил. – Светлые эльфы будут не в восторге от нечисти во дворце.

- Но они же его не выгонят? – испугалась девушка, прижимая к себе черный комочек.

- Не смогут, он же твой.

- Ну и хорошо, - Ринэль улыбнулась и запрыгнула в седло сильта, который недоверчиво смотрел на хозяйку, не понимая, как она могла подружиться с нечистью.

- Что смотришь? – фыркнула та, говоря сильту. – Ты со мной общаться не хочешь, вот и нашла себе замену.

Золотой недовольно тряхнул шикарной гривой и молча пошел дальше, перешагивая через холмики и рытвины, а Ринэль счастливо баюкала Иммунитета, который совершенно разомлел от неожиданной ласки.

До конца дня все прошло тихо и спокойно, только мышцы заболели сильнее, и начало клонить в сон, поэтому Силиринэль воспользовалась первой же возможностью после ужина и рухнула спать в палатку, согреваемую магическим теплом, но и во сне ее не оставили в покое.

***

Знакомый холм с ярко зеленой травой и великолепный мужчина, восседающий на самой вершине, задумчиво изучающий реку, пробегающую снизу. Длинные, нереально золотые волосы расплескались волнами по плечам и ярко блестели в лучах солнца ярче самого золота. Ринэль неспешно прошлась босиком по траве и присела, впившись пальцами в зеленые травинки.

- Привет, - поздоровалась она и наткнулась на внимательный, немного хитрый взгляд темно-синих глаз, которые были настолько яркими, что казались ярче сапфиров.

- Привет, - Сильтарион откинулся на спину и, хитро взглянув на сильтарина, положил голову ей на колени. Девушка ахнула от такой наглости, но не стала спихивать обнаглевшего Бога, только несильно дернула за золотую прядь. – Ай! – пробормотал тот и тут же дернул сильтарина за косу, и шикарный водопад расплавленного серебра разлился вокруг них, ослепляя глаза.

- Так не честно! – вспыхнула Ринэль, смущенно убирая с лица длинные пряди, но Сильтарион лишь хмыкнул.

- Кто бы говорил, - усмехнулся тот и взял в руку серебристую прядь, вдохнув запах. – Ммм, манго и каркаде… Вкусно пахнешь!

Ринэль покраснела еще сильнее и возмущенно отобрала собственные волосы и Бога, который продолжал нюхать их, будто это было величайшее наслаждение в мире.

- Ты чего хотел-то? - через минуту молчания спросила она.

- Учить тебя же надо, так? – Бог вскинул на нее глаза.

- Надо.

- Вот я и пришел.

- Кстати, - девушка неожиданно наклонилась вперед, накрыв Сильтариона тенью. – Почему сильт не хочет со мной разговаривать?

- А он не разговаривает? – Бог был заинтересован, но явно не удивлен.

- Нет. Молчит и косится, будто призрака увидел, - обижено проговорила девушка.

- А чего ты ожидала? – мужчина рассмеялся. – Сильтарины давно не появлялись в этом мире, и сильты уже привыкли к мысли, что они навсегда останутся в том мирке, а тут ты. Он в шоке!

- А… И что, из-за этого надо молчать?

- Ну не все же любят болтать, как твоя Стрелка.

- Но на вопросы-то можно было ответить. Он даже имени мне не сказал, - Ринэль недовольно скрестила руки на груди.

- Ничего, когда-нибудь да заговорит, - отмахнулся Сильтарион и поднялся. – Значит, так. Будем проводить наши занятия. В конце-концов, ты о магии сильтаринов вообще ничего не знаешь. Будем учить.

Ринэль послушно замерла, приготовившись внимать, но Бог молчал, рассматривая окрестности и, когда девушка его окликнула, проговорил.

- Думаю, что надо обстановку сменить.

Сильтарин удивленно приподняла бровь, но больше ничего не выразила своего удивления. В тот же миг пейзаж исчез, и Ринэль прикрыла глаза, чувствуя ощущение полета, а когда распахнула, то не смогла сдержать удивленный вздох. Сильтарины находились в космосе, но не в черно-черном космосе, а в невероятно ярком космосе, где сам его цвет был темно-фиолетового оттенка, освещенного мириадами звезд, искр, комет и планет. И все это сияла так невероятно, что девушка не смогла ничего сказать, просто изумленно осматривалась.



- Это место существует? – заворожено прошептала девушка, не в силах оторваться от этого зрелище, которое захватило все ее внимание и не отпускало. Это было прекрасно. Удивительно, совершенно, неповторимо! Такого просто не могло существовать в природе, но почему-то Ринэль была уверена – оно есть. Где-то далеко, но есть.

- Конечно, - Сильтарион взъерошил золотые волосы и довольно огляделся. – Здесь создана моя планета, принадлежащая именно мне.

- Собственная? – девушка немедленно повернулась к нему.

- А где?

- А, вон, ты разве не видишь? Такая, синенькая планета с огромным мерцающим кольцом вокруг.

Сильтарин распахнула было рот, что бы выразить свое восхищения, но чувства вспыхнули в груди, заставив ту задохнуться.

- Невероятно, - наконец, прошептала она. – Это так прекрасно, что я не могу выразить это словами. Но как ты нашел это место?! Где оно?

- О, - Сильтарион самодовольно улыбнулся. – Это было долгим путешествием, занявшим сотни лет (а это причем со скоростью Бога и Сильтарина), но я все-таки отыскал это удивительное место и тоже, первое время, не мог вымолвить ни слова, как и ты.

- Получается, у жителей этой планеты главный Бог – Бог сильтаринов? Там живут сильтарины?! – девушка ошарашено распахнула глаза, но тихий смех блондина разорвал все ее мысли.

- Нет, что ты, там нет сильтаринов, даже я не знаю, куда они забрались, представляешь? И, нет, для жителей этого мира я не Бог Сильтаринов, я просто Бог, Творец.

- Но как там? – Ринэль закусила губу и нахмурила брови, пытаясь понять. – Тебе же подвластны сильтарины.

- Ты уверена? – насмешливо уточнил Сильтарион, и девушка отрицательно покачала головой.

- Я запуталась. Ты – сильтарин, Бог Сильтаринов, но для них ты просто – Творец, но ты – Бог Сильтаринов!

Сильтарион заливисто рассмеялся, посмотрев на девушку крайне умильным взглядом, как смотрела совсем недавно Ринэль на Иммунитета.

- Ты ошибешься, - отсмеявшись, ответил тот. – Бог Сильтаринов я только для этого мира, потому что сам так захотел. Я стал таким Богом и создал сильтаринов наподобие себя, но я никогда не был именно Богом Сильтаринов. Боги никогда не рождаются с определенной силой, все они одинаковы, только кто-то сильнее, а кто-то – слабее.

- То есть, - проговорила Ринэль от внезапной догадки. – Ты мог стать даже Богом Любви?

- Конечно, - усмехнулся Бог, паря в космическом пространстве. – Каждый мог стать тем, кем захочет.

- А у себя в мире ты – Творец…

- Да.

- А как же сам Творец? Ну, тот старичок, который?

- А этот старичок, - улыбнулся блондин. – Творец Богов.

- О, как, - пробормотала девушка. Теперь становилось все более-менее понятно, но от этого легче не становилось. Боги, оказывается, просто Боги, имеющую одинаковую силу, и от этого знания Ринэль чуть не поплохело, стоило ей только подумать, какую колоссальную силу имели они.

- Мда, - неожиданно проговорил Сильтарион. – Что-то мы переборщили с разговорами, ночь заканчивается. До встречи!

И волшебный мир разрушился, выбрасывая девушку из всего великолепия. Ринэль недовольно крякнула, когда сознание резким толчком бросило ее обратно в тело, и села, уставившись глазами на одну из четырех лун, бледно горящих на небосводе.

«Это что я сейчас услышала-то? – удивленно подумала девушка. – А ведь этого не знает никто, кроме меня!».

Помотав головой, Ринэль нашла взглядом сильта, который беспечно жевал травку около дерева и совершенно не обращал внимания на ошарашенного сильтарина.

«Сумасшедший мир», - проговорила про себя девушка, что бы не привлечь внимания телохранителя, и тихо рассмеялась.



Глава 2

Вселенская тайна.

Черный пушистый комок недовольно забурчал рядом с боком, огромные зеленые глазища распахнулись, и Иммунитет сонно посмотрел на сильтарина, почему-то не спавшего в такую рань.

- Ви-у-а, - пробурчал лирохвост и махнул длинным хвостом.

- Привет, малыш, - с улыбкой проговорила девушка, почесывая густой ворс зверька. – Как спалось?

Иммунитет снова пробурчал что-то непонятное, и Ринэль рассмеялась, а затем выбралась из палатки. Новый день встретил ее белым светом, который бывает только в самые ранние часы, когда солнце только начало взбираться по небосводу, поэтому небо предстало перед глазами белесоватым с редкими желтыми разводами. Улыбнувшись, сильтарин размяла свои крылья и с сожалением подавила желание полетать, не сегодня.

Дариэль обнаружился около костра, где на импровизированном вертеле крутилась странная тушка бледного цвета. Ринэль заинтересовано принюхалась и незаметно подошла к эльфу. Тихая поступь легко бы обманула задумчивого эльфа, но не Дара, который уже привык к выходкам своей подопечной, поэтому тот легко перехватил девушку на подходе и посадил между своих коленей, уткнувшись носом в серебристую шевелюру.

- С добрым утром, Ваше Высочество, - насмешливо поздоровался эльф, и Ринэль забилась в его объятиях, смущенно воскликнув:

- Отпусти, мне умыться надо!

Дариэль расхохотался, но послушно отпустил принцессу и показал на небольшой ручеек, протекающий недалеко от их стоянки. Ринэль тут же направилась туда и набрала в руки холодной воды, которая неприятно обожгла нежную после сна кожу. Поежившись, сильтарин умылась и тщательно почистила зубы специальной палочкой с насыпанной на нее зубным порошком. В этом мире еще никто не знает о таких вещах, как зубная щетка и паста, но Ринэль ни капельки не переживала по этому поводу. Палочка была очень удобной, а ворсистый конец при помощи заклинания тщательно чистил зубки до жемчужного блеска, а порошок являлся альтернативой, заменяющей зубную пасту.

Покончив с утренними процедурами, Силиринэль подошла к костру и хищно посмотрела на поджарившуюся тушку неизвестного зверька.

- Это кто был? – с любопытством поинтересовалась девушка.

- Травяная коровка, - тут же ответил эльф, и Ринэль удивленно приподняла брови.

«Надо же, травяная коровка…», - задумчиво проговорила она про себя.

- А кто это? – задала она следующий вопрос, и Дар мягко рассмеялся.

- Это небольшой зверек с пятачком и выменем, многим очень нравятся их молоко, но, по мне, оно горьковатое. А вот мясо очень даже питательное и вкусное.

- И часто его использует на стоянках? – полюбопытствовала девушка, пытаясь понять – является ли это коровка аналогом зайца.

- Довольно таки. Коровок можно найти везде, так что голодным не останешься, - телохранитель снял, наконец, румяную тушку и подал половину подопечной, не забыв предупредить. – Осторожно, горячо!

Но было поздно. Ринэль, как обычно, слишком быстро схватилась за свою порцию и тут же обожгла пальцы, уронив тушку на огромный лист, напоминающий лопух, который служил тарелкой. Подув на пальцы, она недовольно посмотрела на смеющегося эльфа.

- А я предупреждал!

Сильтарин хмыкнула, вздернув нос, и подняла лист, подув на мясо, которое постепенно начинало остывать, но было все еще очень горячим до нее. От вкусного запаха мяса и специй во рту накопилась слюна, и Ринэль сглотнула ее, чувствуя, что хочет есть все сильнее и сильнее, хотя, обычно, не любит завтракать по утрам.

Рядом провыл что-то Иммунитет и потерся мордочкой об открытую лодыжку девушки, и Ринэль ловко подхватила зверька на руки, зарываясь носом в густую шерсть.

- Ринэль! – укоризненно посмотрел на нее эльф, и девушка хитро покачала ему язык.

Тушка остыла еще немного, и сильтарин рискнула ее попробовать, а когда распробовала, то не удержалась и закатила глаза к небу. Мясо было очень вкусным! А тщательно подобранные специи лишь усилили вкус.

- Ммм, как вкусно! Дар, да ты повар! – восхищенно пробормотала девушка и тут же снова откусила кусочек, наслаждаясь необычным вкусом, который совершенно не был похож ни на одно известное ей мясо.

Рядом пискнул Иммунитет, и Ринэль щедро отщипнула ему немного, за что тут же получила укус в палец. Ойкнув, сильтарин стремительно отдернула руку и с недовольством посмотрела на зверька, который в счастливом состоянии валялся спиной вверх.

«Интересно, а у него хоть лапки есть?», - задумалась принцесса, обозревая лишь круглое туловище с хвостом, но лапок не было видно вообще, что наводило на мысль, что их вообще нет.

- Ладно, - вздохнул телохранитель, поднимаясь с травы. – Пора выезжать, сегодня вечером должны уже быть во дворце.

- Угу, - согласилась девушка, отпивая воды, и поинтересовалась. – А мы увидим, как выезжаем из леса, или он так и будет тянуться?

- Конечно, увидим, - эльф фыркнул. – Темный лес кончится, дальше будет равнина, а затем Светлый лес. Кстати, через час мы покинем лес, так что будь готова, впереди самый опасный участок пути.

- О, - ошеломлено выдавила Ринэль, округлив глаза.

- Вот тебе и «о». Собирайся!

Путники вскочили на коней и неспешно тронулись дальше, обходя подозрительные места, где из кустов доносилось то рычание, то еще какие-то непонятные звуки.

Через час Ринэль, действительно, увидела широкую равнину, раскинувшуюся за пределами леса. По ней они и поехали, и именно там Дариэль неожиданно «вспомнил» про тренировки.

- Кстати, вчера мы не тренировались, да и сегодня не получилось. Это не дело, - эльф недовольно покачал головой, и Ринэль застонала про себя. А она-то надеялась отдохнуть хотя бы немного!

- А, может, не надо? – жалобно спросила девушка, даже не представляя, что задумал телохранитель.

- Надо, еще как надо! Итак, спешивайся и иди во-он туда. Там тебя будет ожидать первое и настоящее сражение.

Сильтарин едва не позеленела от осознания того, что ей придется впервые сразиться по-настоящему, то есть ей придется практиковаться не на безопасной модели, из-за которой можно обзавестись лишь царапинами и синяками, а на настоящей нечисти или духе, который реально может убить. Поежившись, девушка поймала в душе разрозненные чувства. С одной стороны было боязно, а с другой – немного весело, ведь это первая схватка с нечистью.

Соскользнув с седла, Ринэль вынула меч из-за спины и сжала прохладную рукоять, которая была настолько удобна для хватки, что девушка на секунду успокоилось, но тут же тревожные мысли снова заставили ее забеспокоиться. Серебристое лезвие клинка чуть сверкнуло в солнечных лучах, словно желая подбодрить хозяйку, и сильтарин медленно пошла за указанной место.

Стоило ей только приблизиться, как до чуткого слуха девушки донеслось рычание и хруст ломающихся локтей. От ужаса ноги приросли к земле, и принцессе пришлось сделать огромное количество усилий прежде, чем они сдвинулись.

То, что открылось сильтариновскому взору через несколько мгновений спустя, напугало девушку до дрожи, и клинок в ее руке мелко затрясся. Перед огромной тушей какого-то несчастного животного возвышалась страшная фигура, напоминающая одновременно и человека, и хищника. Его фигура была почти человеческой, он стоял на задних лапах, но все остальное принадлежало звериной части. Его лицо было уродливым: рот и нос вытянут, образуя отвратительную пасть с громадными клыками, глаза были глубоко посажены, почти вдавлены в череп, из-за чего становилась страшно смотреть на него. Шея была толстой и длинной, а спина – изогнута так, что такому горбу позавидовал бы даже конек-горбунок. Руки, слишком длинные для нормального тела, оканчивались поистине ужасными когтями, с которых на землю капала вязкая кровь.

Существо постоянно рычало и чавкало, заглатывая целые куски сырого мяса, и Ринэль почувствовала, как мелко задрожали ее ноги, а колени ослабли, из-за чего девушка чуть не рухнула на землю. Ей было жутко страшно, и хоть телохранитель не позволил бы убить сильтарина, но небольшими ранами она очень даже могла обзавестись.

Сглотнув от ужаса, Ринэль подняла дрожащий меч и сделала шаг вперед, привлекая внимание нечисти. Существо увидело ее, остановилось, страшные глаза без зрачков немигающе уставились на девушку, а потом чудовище стремительно бросилось вперед. Ринэль даже не успела заметить этого момента, только почувствовала, как рядом с грудью прошлись кровавые когти, грозя разорвать ее на части. Силиринэль отпрыгнула и тут же отшатнулась в сторону - нечисть действовала с огромной скоростью, и Ринэль просто не успевала отдышаться, ей тут же приходилось отпрыгивать в сторону. И сейчас сильтарин прекрасно понимала, что стоит ей только чуть-чуть затормозить, и острые как ножи когти мигом пронзят ее тело.

Вздрогнув от жуткой перспективы, сильтарин снова отшатнулась и отпрыгнула на несколько шагов назад, но существо снова оказалось перед глазами, удивляя ненормальной скоростью. Когти приблизились к горлу, и девушка только в последний момент смогла отклониться от смертельной атаки и отскочить, но тут ее нога подвернулась, и Ринэль с криком упала. Нечисть бросилась на поверженного противника, и принцесса от отчаяния выставила клинок вперед, принимая атаку на меч, за что тут же и поплатилась. Острое лезвие прорезало нежную кожу, и серебристая кровь с характерным ароматом ванили закапала на землю, но, неожиданно, это и спасло девушку. Нечисть застыла, недоверчиво раздувая ноздри, взгляд затуманился и остановился на крохотном порезе, откуда текла ароматная серебряная жидкость.

И именно этот порез помог девушке прийти в себе. С яростью на свою беспомощность, сильтарин резко оттолкнула существо от себя и отпрыгнула на метр, лихорадочно вспоминая, чему учил ее Дариэль. В этот момент нечисть все-таки пришла в себе и, взревев от жажды столь прекрасной крови, еще быстрее и стремительнее бросилась на принцессу, но Ринэль уже вспомнила, что является сильтарином, и распахнула крылья. Белоснежное оперение на миг ослепило глаза, и Силиринэль быстро взмыла в воздух, перелетев за спину монстра, и со всей силы воткнула меч в толстую шею. Клинок вошел легко, словно разрезал масло, во все стороны брызнула черная жидкость, едва не заляпав красивый наряд принцессы, но нечисть на этом не остановилась. Повернувшись, она одарила крылатую больным взглядом и взмахнула когтями, едва не лишив сильтарина ее гордости – крыльев, но несколько перьев все-таки вылетели, закружившись как снежинки.

Ахнув от такого произвола, Ринэль ловко выхватила меч из раны и, ввинтившись в воздух, резко рубанула клинком по шее, начисто сметя голову. Существо застыло, из страшной раны толчками лилась черная кровь, проливаясь на землю, и редкие растения тут же морщились и желтели, пока не рассыпались в прах.

«Ммм, хорошо, что кровь на меня не попала», - судорожно вздрогнув, подумала девушка и устало опустилась на колени. От этого страшного и жуткого боя заболело все тело, словно она весь день бегала по тренировочному залу и периодически падала в обморок.

- Молодец, Ринэль, ты отлично справилась! – рядом присел Дариэль, с улыбкой глядя на свою подопечную. – Только в скорости ты все так же плоха, но это ничего – будем больше тренироваться.

Ринэль едва не скривилась от радужного тона эльфа и вздохнула, взглянув на тонкую полоску серебристого лезвия, покрытого противной черной жидкостью.

«Надо бы вытереть», - подумала про себя девушка, но делать ничего не хотелось. Этот бой выжал столько сил, что даже улыбаться была просто невозможно, что уж говорить про то, чтобы встать и продолжить путь.

«Мда, столько уже тут пробыла, а я все такая же слабая», - немного горько мелькнула мысль в голове сильтарина.

- Вставай, времени мало. Мы должны прибыть вечером.

Ринэль покосилась на телохранителя, странным взглядом, мечтая прибить его только за эти слова, но вместо этого она с кряхтением встала, подняла меч и вытерла его о траву, а затем ловко вложила в ножны за спиной, даже не подумав о том, что может из-за небрежности случайно ранить себя.

Сильт и Туман непринужденно жевали траву, меланхолично перешагивая на новые участки, когда зеленый кусочек превращался в тщательно обглоданный. Вскарабкавшись в седло, сильтарин легла на золотистую шею и глухо застонала. Как же она все ненавидела в этот момент.

- Это вообще кто был? – раздражено спросила девушка.

- Тарк. Нечисть довольно слабая, но, если долго с ней возиться, мигом выпивает энергию.

«А, теперь понятно, почему я так погано сейчас себя чувствую», - мрачно догадалась сильтарин. Эта гадина просто «выпила» ее силы.

- Слабая? – неожиданно принцесса зацепилась за это слово.

- Ну, да, слабая, - эльф удивленно скосил на нее зеленые глаза. – Если бы здесь был кто-то посложнее, но я не позволил бы тебе поучаствовать в этом. Ты еще не готова.

Ринэль едва не засмеялась от услышанного.

«Слабая! Это была всего лишь слабая нечисть, а я уже была готова отдать концы и медленно сдохнуть на травке, глядя в небо, которое даже посреди дня усыпано звездами. Шикарно!».

Видимо, тарк выпил слишком много энергии у сильтарина, и сейчас девушка больше всего напоминала разъяренного ежа, которому лучше не попадаться на пути. Дар чутко улавливал любые оттенки эмоций подопечной, поэтому предусмотрительно помалкивал, понимая, в каком она состоянии. Он, когда в первый раз встретил тарка, тоже был такой же, от него тогда чуть искры не летели.

***

Через несколько часов, когда сильтарин уже почти падала от украденной энергии, которая восстанавливалась невероятно медленно, путники сделали остановку, и девушка моментально вырубилась, стоило ей только положить голову на мягкую подушку.

И в тот же миг оказалась посреди космического пространства напротив блондинистого Бога, который с веселыми искрами в глазах рассматривал свою ученицу.

- Итак, времени у нас мало, поэтому… - начал Бог, но Ринэль устала его перебила.

- Давай не сейчас, а? – Сильтарион хотел было возмутиться, но, как тогда заглянул в глаза девушки, то тут же передумал, задумчиво смерив ее взглядом.

- Хорошо. Тогда что мы будем делать?

- Расскажи мне тайну, - попросила девушка, вытягиваясь прямо на темноте. И эта темнота, неожиданно, напружинилась, принимая уставшее тело сильтарина, а когда Сильтарин тихо хмыкнул, то превратилась в небольшой лоскуток зеленой травы, поэтому посреди космоса очень странно выглядел летающий островок.

- Какую? – Бог тоже лег на травку, закидывая руки за голову.

- Вселенскую, - сонно пробормотала Ринэль.

- О, а тебе не жирно будет? – синие глаза Бога насмешливо сверкнули.

- А я никому не скажу, - спорить ей совершенно не хотелось.

- Ладно, расскажу тебе сказочку, - согласился Бог и начал говорить. – Я расскажу тебе величайшую тайну о нас, Богах…

Ринэль заинтересованно повела ушками, про Богов ей было интересно узнать.

- На самом деле, Боги не так просты, как выглядят. Эта форма, которую ты видишь, является не полной. Истинный вид Бога – безграничный источник энергии, который выглядит как большой столб света, похожий на человеческую фигуру. А то, что видишь, это лишь неполное перевоплощение. Этого легко добиться, надо лишь перекрыть пару каналов Божественной силы, и наша энергия запирается в глубине тел, так что если мы захотим, то совершенно не будем отличаться от обычных обитателей того мира.

- А источник энергии – это что? – Ринэль перевернулась на бок, подложив ладони под голову.

- Это мы. Магия не появляется просто так. Она есть, потому что есть мы. Мы наполняем мир энергией, которую вы приняли за магию, но это лишь наше излучение, только малая толика нашей силы.

- То есть, - опешила девушка. – Та сила, те нити – это ваши… ваша энергия?

- Да. И ты можешь пользоваться ими… нет, не так… все могут пользоваться ими, если у них есть отклик на нашу энергию. А вот с сильтаринами все по-другому. Они никогда не пользовались нашей силой, так как они воспроизводили свою. Не даром же их хотели причислить к рангу Божеств, только они могут воспроизводить энергию. Но энергии эти различны. Боги намного сильнее любого из Божества, поэтому мы – Боги, а другие – Божества.

- Стоп, стоп! – сильтарин подняла ладони вверх. – Я могу сама воспроизводить энергию?

- Да, но пользоваться ею обычно учат сами сильтарины, а так как их нет, то эта обязанность теперь моя. Но и тут есть одно отличие. Если Боги излучают энергию все время, то сильтарины такого не умеют. Они лишь выталкивают толики энергии и пользуются ими, но их энергия не просачивается, понимаешь?

- Нет, конечно, - тут же ответила девушка. – А как это выглядит?

- Я все тебе это потом объясню, - отмахнулся Сильтарион.

- Хорошо. А что будет, если боги исчезнут?

- Все исчезнет, - легко ответил Бог.

- Это как? – девушка опять опешила.

- А вот так. Все живо только благодаря нам. Есть наша энергия, есть само мироздание, а если энергия пропадет, то исчезнет все живое. Более того, космос, как ты его называешься, оплот нашего обитания, исчезнет тоже.

- И что тогда будет? – уточнила сильтарин, плохо понимая, что будет, если космос исчезнет.

- Ничего.

- Но ничего – это тоже что-то.

- Нет, ничего – это ничего. Это ничто. Совершенное ничто, когда ничего нет.

- Но такого не бывает! Всегда что-то есть! Темнота – это что-то, пустота – это что-то, - Ринэль резко села всплеснув руками, от такой информации звезды в ее глазах замерцали.

- Нет, - Сильтарион мрачно улыбнулся. – Здесь не будет ничего. Темнота, тишина, пустота – это есть, но есть и то, что называется ничто. Это хуже, чем Хаос, это НИЧТО! Если это проявится, то жизнь больше никогда не возродится, все существование прекратится, исчезнет все, а останется – ничего. Это сложно понять, а еще сложнее объяснить, но Боги это прекрасно понимают, поэтому у нас так мало войн. Ведь если мы умрем, то все исчезнет, - Бог грустно улыбнулся и проговорил. – Тебе пора.

Свет померк, и Ринэль поняла, что снова оказалась там, где уснула, но просыпаться не спешила. Она никак не могла понять, как может быть ничего, но понимание не приходило, и девушка раздраженно закусывала губу.

«Ничто… как может быть ничто? Когда ничего нет, то есть пустота. А ничто?», - девушка представила, как исчезает космос, и образуется пустота. И именно в тот момент, она поняла, что значит – ничто. Там, действительно, ничего нет. Нет самой жизни, потому что все существование исчезло, нет ничего и никого. Нет жизни, которая всегда искала смысл, а если этого нет, то это ничто.



Глава 3

Неизменность.

Распахнув глаза, Ринэль с некоторым удивлением посмотрела на небо, отмечая про себя, что проспала она где-то час, а вот энергия восстановилась полностью, и девушка была готова ехать дальше и даже убить еще несколько… гадов, название той нечисти как-то вылетело из головы.

Поднявшись и потянувшись до хруста в суставах, сильтарин довольно хмыкнула и, улыбнувшись эльфу, запрыгнула на сильта. Черный пушистый комок тут же запрыгнул на колени, преданно заглянув в космические глаза своими нереально зелеными изумрудами.

- Хороший мой, - умиленно проговорила Ринэль, ласково запустив пальчики в густую шерстку, и обратилась к Дариэлю. – Ну что, поехали?

- Конечно, а ты как? В порядке?

- Конечно, - повторила ответ телохранителя девушка.

- Ну и отлично! – Дар весело стрельнул глазами и задорно улыбнулся. – Скоро уже приедем.

«Ага, скоро, - Ринэль усмехнулась. – Всего-то через пол дня».

Кони снова неспешно порысили по огромной долине, но на этот раз телохранитель держался крайне осторожно, высматривая любую опасность. Равнина – самое опасное место, поэтому враг может вынырнуть в любой момент.

Не смотри на опасность, сильтарин не беспокоилась, чем изрядно себя удивила. Но стойкое ощущение силы в груди, меча – за спиной, а лука – на седле, прививало чувство относительной безопасности, и девушка, скорее, ждала нечто интересное, чем боялась этого.

- Дар, - позвала она. – А, Дар?

- Что?

- А здесь кто-нибудь живет? – принцесса обвела просторы рукой.

- Живет, живет. Здесь размещаются те, кто хотят жить сами по себе, так что они строят деревни или просто обособленные дома, но и защищают себя сами.

- Бррр, ужас какой! – передернула девушка плечами. – И зачем им это надо?

- Хотят жить для себя, - Дариэль невозмутимо улыбнулся.

- Бред!

- Почему же? – зеленые глаза хитро блеснули.

- Ты сам говорил, что равнина – самое опасное место в мире, а они здесь живут сами, по своей воле. Да кто на такое решится?!

- Многие, Ринэль. Поверь, многие.

- Ужас! – сильтарин покачала головой. – Просто ужас. Я не понимаю этого.

- Ну и не надо, - тут же согласился Дар. – Тебе надо о другом думать.

Ринэль скривилась, едва не показав эльфу язык, и только в последний миг передумала, решив не обращать внимания на эту реплику.

Склонив голову несколько раз в разные стороны, девушка размяла затекшие мышцы и хмыкнула. Неожиданно ей очень захотелось пострелять, тем более, она так еще и не разобралась, как именно надо направлять стрелу, чтобы она попала в цель. Стрела, конечно, попадала в мишень, но в не туда, куда хотела сильтарин, а туда, куда получается, и Ринэль это очень не нравилось. Поэтому принцесса подняла лук и резко натянула тетиву, едва не прищемив себе палец от усилий: все-таки тетива натягивалась слишком тяжело, но дело того стоило. Погладив прохладный металл Звездного эфьлина, Ринэль едва сдержала улыбку, но не удержалась и снова погладила необычный лук. Рядом с седлом был привязан колчан, заполненный неиссякаемыми стрелами искристо белого цвета. Достав одну, сильтарин под любопытным взглядом телохранителя аккуратно наложила кончик стрелы на тетиву и примерилась. Как обычно девушка сначала решала, куда стрелять, и только потом натягивала тетиву и резко стреляла. Стрела вжикнула, и в дерево вонзилась небольшая белая молния, войдя в ствол наполовину. Эльф удивленно покачал головой.

- А ты молодец, уже получается, - похвалил он девушку, и та улыбнулась, проглотив замечание, что стрела попала не туда, куда она целилась. Сильтарин хотела попасть в крупный лист, висевший на несколько сантиметров выше, но, как обычно, стрела решила все сама и попала туда, куда сама хотела.

- Угу, получается. Как же! – Ринэль дернула длинной колос и взяла еще одну стрелу, но цель не нашла. Цепко обозревая окрестности, девушка всматривалась во все кустики, поэтому и заметила подозрительное бревно, лежащее недалеко от всадников.

Дариэль, проследив за взглядом сильтарина, резко остановил коня, его рука потянулась к эфесу меча, но неожиданно жизнерадостный голос Ринэль заставил его удивленно округлить глаза:

- Стой! Дай, я.

- Уверена? – телохранитель чуть нахмурился, размышляя, не навредит ли эта нечисть принцессе.

- Конечно, - хитро кивнула сильтарин, радуясь новой цели.

- Ну, ладно, - эльф кивнул и отъехал на несколько метров, открывая девушке площадку для «игры».

Ринэль спрыгнула с сильта и тихо подошла поближе, стараясь не потревожить бдящего монстра, что, если честно, у нее не получилось, поэтому, стоило ей сделать несколько шагов вперед, «бревно» ожило. Распахнулись вытянутые к вискам алые глаза, показались из пасти длинные и острые клыки, все тело монстра пришло в движение, и, когда нечисть выпрямилась, Ринэль почувствовала, как ее душа скатывается в пятки, но все-таки, припоминая недавнее состояние, она заставила себя храбро посмотреть в глаза нечисти и натянуть тетиву.

Монстр представлял собой жуткое зрелище: сам по себе он напоминал огромного кошкообразного монстра величиной со слона – таких любили показывать в фантастических фильмах, от глаз и до кончика хвоста шли острые наросты, покрывая всю спину опасными пиками, на которых не стоило бы напарываться. Кожа монстра была землисто-серого цвета и, сильтарин чувствовала, пробить ее можно было крайне сложно. Короткие лапы заканчивались когтями, отрывающимися от земли с целыми комками травы, а хвост так и хлестал по земле, поднимая ошметки почвы.



Ринэль резко подняла лук и натянула тетиву, и в тот же момент кончик стрелы ярко полыхнул серебристо-розовым светом, а затем маленькие завихрения стали расходиться в разные стороны, образуя мощные силовые потоки. Сильтарин почувствовала, как от странной силы затрескались волосы у нее на голове, высекая электрические искры, и тут же стрела выскользнула из пальцев, и она полетела в свою цель. Принцесса с удивлением смотрела, как свет из кончика охватывает стрелу полностью, оставляя за собой искрящийся свет, пока стрела полностью не погрузилась в удивительное свечение. И вот цель достигнута: стрела резко пробила крепкую кожу нечисти и погрузилась глубоко в мышцы, а затем раздался беззвучный взрыв, и монстр взвыл, припадая на лапы, по которым стекала густая, черная кровь из развороченного бока, представляющего собой жалкое зрелище.

Злобно рыкнув, «тварюшка» с ненавистью посмотрела на сильтарина и резко прыгнула, но тут же получила новую стрелу в бок и рухнула на землю, взбив тучу пыли и грязи. Стрела попала ровно в грудь, и сейчас нечисть лежала в луже собственной крови, отживая последние минуты жизни. Ее грудь тяжело вздымалась и опадала, огонь в алых глазах стремительно потухал, и вскоре перед сильтарином лежал разодранный труп.

Сглотнув подступившую тошноту, Ринэль отвела взгляд.

- Ого, - неожиданно проговорил Дариэль, с интересом разглядывая нечисть. – А я и не знал, что ты так можешь.

- Не поверишь, - хмыкнула Ринэль. – Я тоже этого не знала, раньше стрелы себя так не вели.

- Значит, они, наконец, проявили свою силу, - с улыбкой пояснил Дар и вздохнул. – Красиво было.

Ринэль не нашлась, что ответить, потому что, глядя на растерзанный труп, не видела ничего красивого в такой смерти, но промолчала, не желая обижать собственного друга.

«И все-таки, - задумалась девушка. – Как так получилось, что от выстрела разнесло половину тела?».

Но на этот вопрос, конечно, никто не ответил, но Ринэль, посмотрев на Лунный Лук, тихо прошептала себе под нос, стараясь, чтобы Дар этого не услышал:

- Давай ты будешь действовать более… аккуратно? – Лук, само собой, промолчал, и сильтарину осталось только понадеяться, что ее просьба была услышана древним артефактом.

- Но ты молодец! – самодовольно проговорил Дар, словно это он сам создал этот лук и сам обучил Ринэль стрелять.

- Спасибо, - скромно отозвалась девушка, опустив ресницы, дабы скрыть лукавые искры. Победа была очень приятна, и все в ее душе пело и переливалось, а когда принцесса обернулась к сильту, то заметила уже знакомую композицию коня с офигевшими глазами. – Что смотришь?

Ринэль фыркнула и запрыгнула в седло, случайно разбудив Иммунитета, который до этого спокойно дрых в сумке, привязанной к седлу. Почесав за пушистым ухом, Силиринэль расплылась в улыбке и посмотрела на Дара.

- Ну, поехали? Скоро мы приедем-то?

- Скоро, скоро, - Дариэль сверкнул ярко зелеными глазами, и сильтарин в очередной раз поразилась их невероятной зелени. – Кстати, ты уже использовала два вида сражений, а магией так и не воспользовалась.

Девушка скосила смеющийся взгляд на эльфа.

- Найти мне еще монстра, и я и магией его кокну! – жизнерадостно пообещала Ринэль.

- А не лопнешь?

- От чего? – изумилась принцесса.

- От гордости, - эльф захохотал и подмигнул опешившей блондинке, которая аж крыльями хлопнула от негодования.

- Обойдешься! – фыркнула та и гордо задрала нос к небу.

- Во-о-о, а я что говорил? – телохранитель усмехнулся.

- А-а-а, отстань! – замотав головой, возмутилась девушка. – Лучше монстра мне ищи.

- Да его и не надо искать, - отмахнулся Дар. – Ты оглянись хорошенько.

Ринэль тут же заозиралась, внимательно рассматривая разнообразные камушки, пока не заметила вдалеке странное, немного сероватое облачко, мелко дрожащее, словно смотришь в воздух над костром.

- Что это? – удивленно спросила сильтарин, разглядывая необычное явление, плывущее к ним.

- А вот это – дух, - Дариэль неожиданно напрягся, глаза жестко впились в духа. – Боюсь, ты с ним не справишься.

- Почему это? – недовольно поинтересовалась Ринэль, укачивая задетое самолюбие.

- Духи – не нечисть. Что бы их победить, надо их изучать и знать слабые места.

- А если попробовать? – принцесса состроила жалобные глазки, взмахнув ресничками с серебристыми искрами на кончиках. – Ну, пожалуйста, Дар! Я же сильтарин! И маг! Я справлюсь, разреши, пожалуйста!!!

Телохранитель серьезно посмотрел на свою подопечную, борясь с разными чувствами. С одной стороны он должен был защищать ее, а с другой – хотел уступить такой жалобной просьбе.

- Дар, ну ты же сильный, правда? – хитро продолжила девушка, строя грустное личико. – Если я не справлюсь, то ты же успеешь меня спасти, я в этом уверена! Тем более, если что, я просто улечу! – и Ринэль показательно хлопнула крыльями.

- Ну, не знаю, - проговорил Дариэль, а облачко подплывало все ближе.

- Пожалуйста, Дар, - принцесса перестала строить рожицы и серьезно посмотрела на друга. – Я буду очень осторожна.

- Обещаешь? – немного поколебавшись, переспросил эльф.

- Обещаю! – на лице сильтарина расцвела счастливая улыбка. – Можно?!

- Можно, - Дариэль тяжело вздохнул, уже жалея, что отпустил девушку, но передумать уже не мог, так как пришлось бы сильно огорчить свою подопечную.

Силиринэль радостно выпрыгнула из седла и подбежала поближе к серому духу, но остановилась на довольно безопасном расстоянии. Хоть ей и хотелось всего и сразу, но она понимала, что опасность – есть опасность, потому старалась действовать осторожно.

Дух подплыл еще ближе и остановился, покачиваясь на ветру серой завесой, словно принюхиваясь. Сильтарин позвала силы вокруг себя, ее глаза заполнил космос, заставляя ежиться каждого, кто заглядывал ей в глаза во время использования магического зрения, и в тот же миг мир вокруг нее окрасился в разные нити, переливающиеся разными цветами радуги.

Оба противника застыли, каждый рассматривал друг друга, отыскивая слабые места, и дух вскоре нашел таковые, размазавшись в воздухе, наподобие серой водянистой линии, и в тот же миг сзади раздался крик Дариэля:

- Ринэль, осторожно, он действует невидимыми жгутами!

Но крик раздался слишком поздно, и у Ринэль все расплылось перед глазами, когда один из жгутов с силой ударил ее, заставив согнуться от боли и нехватки воздуха. Открывая рот и судорожно вдыхая, сильтарин пропустила еще один удар, затем еще и еще, а вот следующий принял на себя эльф, ловко отдернув девушку в сторону, и тут же скривился от боли. Ринэль отползла в сторону, перед ее глазами плясали разноцветные пятна, и было совершенно не понятно – то ли это нити смазывались в одну кляксу, то ли это уже от боли перед глазами помутнело. Проморгавшись, девушка кое-как разлепила глаза и посмотрела на Дариэля, который вел жестокую схватку с соперником, причем удача смотрела явно не в его сторону.

Дар обернулся на миг, кинув на подопечную взволнованный взгляд и, убедившись, что с ней все нормально, отшатнулся в сторону, пропуская мимо себя невидимый жгут. Он их не видел, но прекрасно чувствовал, успевая увернуться в последнюю секунду. Его противником был каст – то самое серое «облачко», но являлось оно не таким уж и безобидным. Каждое касание жгутов отнимало сначала энергию, а затем и жизнь.

Эльф упал на землю и стрелой кинулся вперед, острое лезвие его меча проскользнуло между опасными жгутами и пронзило серую пелену, но на этом битва не была окончена. Каста просто так убить невозможно, для этого нужна не сталь, а заклинание, которое в данный момент могла обеспечить лишь Ринэль.

- Ринэль! – крикнул Дариэль, отпрыгивая в сторону, так как обезумивший от злости дух набросился на него с удвоенной силой. – Давай!

- Что давать? – недоуменно уточнила девушка, но, наткнувшись на пламенный взор эльфа, вздрогнула и стремительно стала плести простейшее плетение боевого заклинания. От напряжения нити путались и отказывались сплетаться в узоры, выскальзывая из рук, но сильтарин все-таки соединила нужные части и слила большое количество энергии, моля Богов, чтобы это помогло. Узор вспыхнул, в руках стал разгораться огромный шар из темно-синего пламени, который, Дэллион рассказывал, был мощным оружием для простейших духов. Шар трещал и плевался искрами, и Ринэль мысленным посылом отправила его вперед, надеясь, что он попадет в цель. И он попал. Раздался взрыв, в воздух взвилась «грибная» шапка синего пламени, и все затихло.

Потирая разодранные ладони, девушка медленно подползла к сидящему на земле эльфу, глядевшему в воздух круглыми глазами. При приближении сильтарина, он перевел зеленый взгляд на нее:

- Ты меня чуть не убила!

Ринэль еда не рухнула, услышав бурю возмущения в голосе телохранителя, и в свою очередь возмущенно зыркнула на друга космическими глазами, которые так и не вернулись в нормальную форму, поэтому эльф сейчас мог полноценно насладиться бушующим космосом, который, казалось, сдерживала лишь тонкая оболочка глаза.

- Я?! Да ты обалдел! – всплеснула руками девушка, садясь на пятую точку. – Я тебя спасла!

- А заодно чуть не убила, - согласился Дар.

- Вот это на-а-аглость, - проговорила сильтарин. – Вот попроси ты у меня теперь хоть что-нибудь!

- Чтобы ты меня убила?! – неожиданно Дариэль захохотал и умильно посмотрел на подопечную. – Ну и как тебе?

- Что именно? – Ринэль нахмурилась, не в силах уследить за эмоциями друга, которые менялись как в калейдоскопе.

- Сражение твое.

- Никак, - Ринэль поморщилась и страдальчески покосилась на содранные ладони, локти и колени, а так же на грязное платье.

- Ну, ничего, я же предупреждал, - пожал плечами эльф. – В следующий раз будешь слушать умного меня!

- Всенепременно, - фыркнула девушка, иронично скосил на друга глаза.

- А что?

- Ой, ничего, проехали!

- Куда проехали? – тут же зацепился за слово телохранитель, и Ринэль два не взвыла, нервно покосившись на эльфа.

- Да ты смертник!

- Это еще почему? – возмутился Дар.

- Потому что!

- Почему?

- Потому что! – отрезала девушка.

- Нет, ну так нечестно! Почему?!

- Потому что я так сказала! – нашлась сильтарин и резко подпрыгнула.

- Это не ответ.

- Смотря для кого.

- Для меня не ответ.

- А для меня – ответ, - Ринэль бодро потопала к сильту, стараясь не обращать внимания на ноющие колени.

- Куда пошла-то? – раздался сзади возмущенный вопль. – Ты так и не ответила!

- И не отвечу, - рассмеялась девушка.

- Да почему?

- Потому что это секрет, - повернувшись, сильтарин проказливо прижала пальчик к губам.

- Чей?

- Мой, конечно, чей же еще?

- Да кто тебя знает, - с кряхтением проговорил эльф, поднимаясь с земли. – У тебя одни секреты. Да ты сама – сплошной секрет, никто не знает, когда и откуда что-то да появится.

Силиринэль лукаво прищурилась и, чуть наклонившись, прошептала в самое ухо телохранителя:

- Ага, меня даже моя учительница по истории называла «Обезьяна с гранатой», так как не знала, в какой момент ляпну то, что ну совершенно прозвучит бредом, - рассмеявшись Ринэль, качнула запылившейся косой.

- Это как? – тут же заинтересовался Дариэль.

- Да легко и просто. Я иногда на вопросы так странно отвечала, что самые понятные истины искажала просто страшным образом.

- И как?

- А никак, - сильтарин улыбнулась. – Все привыкли.

- А сейчас?

- И сейчас, я никогда не меняюсь, - космические глаза насмешливо блеснули, и Дариэль буркнул:

- Жуть какая!

- Согласна!



Глава 4

А мы у светлых эльфов!

И вот, наконец, золотой сильт вступил в Светлый лес, гордо подняв рог к небу. Сильтарин с любопытством завертела головой, но этот лес ничем не отличался от леса темных, что немного озадачило и даже разочаровало девушку. Она ожидала, что тут все будет по-другому: деревья, растения, воздух… все! Но леса - что темный, что светлый, были абсолютно идентичны.

Дариэль чуть приподнялся на стременах и вытащил из небольшого кармашка на груди маленький свисток и тут же дунул в него, выдавая легкий, переливчатый свист, напоминающий пение маленькой райской птички. Через несколько секунд где-то недалеко раздался такой же свист, затем еще один и еще.

- Ну, вот, - довольно проговорил Дар. – Теперь светлые знают, что мы прибыли, - нереально зеленые глаза с улыбкой посмотрели на подопечную.

- А как скоро мы дойдем до города?

- Через часик.

Кивнув своим мыслям, Ринэль неожиданно задумалась:

«А, может, поразить эльфов полетом?», - принцесса не собиралась хвастаться, даже наоборот, она просто хотела показать, что она – единственный сильтарин в этом мире, есть, существует и уже почти прибыла.

- Да-а-ар, - протянула Ринэль.

- Да?

- Я немного полетаю, хорошо? – светловолосый эльф недоуменно поднял бровь, но, стоило ему задуматься над фразой, как светлые брови поднялись еще выше, создав идеальные дуги.

- Только не упади как в прошлый раз, - изумрудные глаза телохранителя смеялись. – Думаю, светлые не обрадуются, если сильтарин свалится им на головы.

- Много ты понимаешь! – фыркнула девушка, распахивая крылья и чувствуя, как невидимые потоки ласкают перышки. – Все, я полетела.

- Удачного полета, - помахал Дариэля, и Ринэль ловко взлетела вверх, стараясь улететь как можно дальше.

Ветер снова заиграл со своей подругой на огромной высоте, и девушка прикрыла глаза, наслаждаясь невероятными ощущениями. И все-таки полет – это прекрасно! Такое удивительное чувство, что хочется просто закричать на весь мир, чтобы каждый узнал об этом.

Совершив безумный финт, Ринэль посмотрела вниз, и за несколько десятков метров от Дариэля увидела большую поляну, на которой стоял небольшой отряд светлых эльфов, почти сливавшихся с окружающей обстановкой, и только благодаря остроте сильтариновского взгляда, Ринэль смогла их разглядеть. Поддавшись секундному порыву, девушка широко распахнула крылья, останавливая движение, и весело помахала эльфам, надеясь, что они разглядят этот жест, а после резко крутанулась вокруг своей оси и взмыла еще выше.

«А в космос я бы смогла попасть?», - задумалась сильтарин, когда воздух вокруг сгустился, и стало тяжело дышать.

На такой огромной высоте можно было разглядеть пространство на многие мили вперед, и Ринэль отчетливо видела белесые здания далеко, далеко впереди, но больше ничего разглядеть не получилось, кроме этого белого цвета.

В последний раз улыбнувшись небесам, сильтарин бросилась вниз, но уже не совершала опрометчивых поступков и аккуратно приземлилась перед Дариэлем.

- Как полеталось? – поинтересовался темный эльф.

- Отлично! – ответила раскрасневшаяся девушка и бесшабашно улыбнулась, заразив телохранителя улыбкой. – Там такая красота!

- Правда? И на что это похоже? – Дар хитро прищурился.

- На огромное море зеленого цвета, - с придыханием пояснила сильтарин и ловко вскочила в седло.

Силиринэль так погрузилась в свои мысли о полете, что не скоро заметила выступивших из-за зелени эльфов, которые церемонно поклонились, прижав ладони в груди там, где находилось сердце. На светлых эльфов Ринэль смотрела с интересом, но и те не отставали от нее, рассматривая с плохо скрываемым любопытством.

Светлые эльфы кардинально отличались от темных. Взять хотя бы светлую кожу, покрытую легким золотистым загаром, и довольно большие глаза, которые, в отличие от темных, не были вытянуты к вискам. Рассматривая светлых, девушка неожиданно вспомнила замечание Дария о том, что эти эльфы все «такие снобы», и тут же согласилась с этим высказыванием, так как эльфийские лица выражали наименьшую степень любопытства, нежели испытывали.

- Добро пожаловать в Светлый лес, Ваше Высочество, - громко и мелодично проговорил один из эльфов, и сильтарин тут же окрестила его как главного.

- Спасибо, - скромно отозвалась девушка и решительно передала бразды разговора телохранителю, за что тот был ну очень «благодарен».

- Мы ваши сопровождающие, Ваше Высочество. Следуйте за нами, - эльфы снова поклонились и, не дав сказать Дару даже пары слов, скользяще двинулись в листву.

Дариэль покосился на Ринэль ироничным взглядом и скорчил смешную рожицу.

- Ну, пойдем, Высочество, - с усмешкой проговорил эльф и взял сильта под уздцы, дабы показались величественность принцессы.

Сопровождающий отряд светлых эльфов провел их тайными тропками, и путь сократился в несколько раз, так что через двадцать с чем-то минут перед глазами сильтарина появились высокие стены с лучниками на ней. Ворота города были приветливо распахнуты, и даже отсюда была видна огромная толпа, находившаяся рядом с входом. От такого количества народа Ринэль поежилась и неуверенно посмотрела на телохранителя, который подбадривающе ей подмигнул.

- Да не трясись ты так, - посоветовал Дар. – Они тебя не съедят.

- Да кто их знает, - буркнула девушка, заметив быстрый взгляд одного из сопровождающих. – Посолят и «ам» - даже косточек не оставят. А, может, и так съедят, без соли и прожарки.

- Ну, Ринэль, что ты выдумываешь, - Дариэль тихо рассмеялся. – И где твоя обычная бравада, а? Не ты ли постоянно восхищалась всем «интересным»? Радуйся, перед тобой Светлый лес, а скоро тебе дадут еще одного телохранителя. Неужели ты забыла, как обещала его перевоспитать? – зеленые глаза лукаво прищурились.

- Да помню я, помню, - сморщилась Ринэль. – Просто не люблю толпу.

- Привыкай, скоро ты часто так будешь появляться, а толпа станет твоим постоянным спутником.

- Не напоминай, - сильтарин скривилась, страдальчески почесав переносицу. – Ладно, ты прав, хватит уже нервничать!

И Силиринэль гордо подняла голову, улыбнувшись стражникам на въезде в город. От такой солнечной и доброй улыбки эльфы не смогли не улыбнуться в ответ, и Ринэль решила, что не так уж у светлых и плохо – перевоспитание не займет много времени.

Сильт прорысил по каменной дороге, гулко печатая шаг, и народ светлых эльфов приветливо закричал, подбрасывая в воздух головные уборы, цветы и разноцветные бумажные украшения, так напоминающие конфетти. Со всех сторон слышались радостные крики, каждый эльф посчитал своим долгом прокричать: «Ура, сильтарин приехал! Ура!!!», и постепенно Ринэль переставала напряженно оглядываться, а на ее губах засияла настоящая улыбка.

Путь пролегал по главной улице через весь город, а у самого дворца, огороженного высокой белокаменной стеной, собралась вся плавящая семейка в составе одного Повелителя и придворного мага. Ринэль с интересом посмотрела на мага и правителя, поэтому не сразу заметила высокого эльфа, стоящего немного дальше от Повелителя. Вот этот эльф и привлек внимание сильтарина, но буквально через секунду взор принцессы обратился на блондинистого Повелителя.

- Добро пожаловать, Силиринэль, в Светлый лес! – церемонно проговорил он. – Мы надеемся, вам понравится наше гостеприимство.

«Мда, и это речь Повелителя?», - скептически подумала сильтарин, но улыбнулась и проговорила:

- Спасибо, мой Повелитель. В ответ я надеюсь, что не причиню слишком много беспокойства для вас.

«Ага, не причиню, - злорадно подумала девушка. – Только женю вас, а так – не причиню, честное слово!».

- Как величественный сильтарин может причинить беспокойство? Каждый будет рад, если бесконечный взор ваших удивительных глаз коснется любого из нас, - продолжил Повелитель, и весь народ замолчал, внимания странного разговору.

- Ну что вы, - смутилась Ринэль. – Не смущайте меня, пожалуйста.

- Прошу, проходите в мой дворец, - Повелитель, наконец, решил закончить с официальной частью и вежливо махнул рукой в сторону входа.

- Благодарю, - сильтарин спешилась и нерешительно посмотрела на узду в своей руке, но рядом тут же оказался молодой эльф, принявший на себя все заботы о благополучии мифического животного.

Повелитель подошел к принцессе и легко прикоснулся губами к белоснежной коже принцессы, чем вызвал густой румянец у нее и тихое покашливание. Ринэль случайно отступила, когда руку отпустили, и спрятала ее за спину, не зная, как отреагировать. Сильтарин прекрасно знала, что это просто дань уважению, но все-таки не могла спокойно реагировать, когда такой красавец целовал пальчики. А Повелитель, действительно, был красавцем. Длинноволосый, статный, высокий, с золотистыми волосами, спускающимися до лопаток и удивительными серебристо-серыми лазами, которые словно в саму душу заглядывали своей проницательностью и глубиной. Ринэль еще никогда в жизни не видела подобного чистого серого цвета, даже Дэллион не в счет, у него были больше дымчатые, чем серые глаза, а вот эти внушали какой-то внутренний трепет.

- Здрасте, - пискнула девушка, когда ворота захлопнулись, и принцесса оказалась лишь в окружении нескольких эльфов, а придворные в это время с любопытством пялились в окна.

- Здравствуй, Силиринэль, - поздоровался эльф, чуть склонив голову. – Меня зовут Астиринэль, надеюсь, мы поладим.

- Я тоже надеюсь, - и все-таки Ринэль не привыкла к таким красавцам, как считала несколько дней назад еще в Темной лесу. Видимо она привыкла к темным эльфам, а вот светлые продолжали сводить воображение с ума своей потрясающей красотой.

- Познакомьтесь, это мой придворный маг – Гириэль рэ Крейст.

Сильтарин перевела взгляд на пепельноволосого блондина с глубокими фиолетовыми глазами. Эти глаза тоже были удивительные. Фиолетовые! Невероятно фиолетовые, словно ярчайшие аметисты, горящие в глазах. Эти глаза смотрели не в душу, они просто смотрели, но так, что хотелось спрятаться от этого взгляда или стремительно покрыться румянцем и опустить глаза к низу.

«Да что ж это такое, - пробормотала девушка, чувствуя, как телу становится жарко. – Почему у меня такая реакция?! Я же не героиня дешевых любовных романов, которая только от одного взгляда падает в объятия любого!», - но факт был фактом, и Ринэль чувствовала, как от взглядов прекрасных эльфов ей становится жарко, а на щечках выступает милый румянец.

- Приятно познакомиться, - отбросив ненужные эмоции, все-таки проговорила сильтарин и чуть привела, сделав книксен.

- А это твой телохранитель, - теперь Повелитель указал в другую сторону, на замеченного ранее эльфа. – Астрелиан лэ Норриш.

«Понапридумывают же имена», - фыркнула от смеха про себя Ринэль и посмотрела на своего будущего телохранителя.

Высокий, изящный, словно ожившая мраморная скульптура древнегреческого бога, созданная великим скульптором – настолько была великолепна его фигура, и настолько было равнодушно его лицо. А эльф, действительно, был прекрасен. Создавалось такое ощущение, будто этот Астрелиан целиком и полностью состоит из белоснежного мрамора, который превратили в величественное произведение искусства и оживили случайным образом. Его лицо, тело – все было изящным и точным: ровные дуги светлых бровей под стать длинным золотистым волосам, синие глаза были глубоки и пронзительны, но их сковал вековой холод Мирового океана, который не растопить даже самой жаркой красотке. Лицо идеальное, словно художник прорисовал каждую деталь тонкой кистью, сверяясь с изображением Апполона. Синие глаза…



«Синие глаза, - проговорила про себя девушка, заворожено глядя в синее кружево холодного океана. – Да что со мной такое? Почему я так пялюсь на этого эльфа? И почему не могу оторвать взгляд? У меня что, весна началась? О Боже!!!».

Сильтарин, наконец, оторвала взгляд от эльфа, но только тогда, когда тот почтительно поклонился, прижав руку в левой стороне груди, и проговорил:

- Я очень рад увидеть вас, Госпожа.

Ринэль чуть реально не поплохело, только услышав невероятный тихий, мелодичный голос с мягким переливом. Девушке на секунду показалось, будто горный ручей прожурчал, такой звонкий и удивительный был у эльфа голос.

- Ага… я тоже… хм… очень рада, - промямлила девушка, пребывая в состоянии неадеквата.

«Да возьми же ты себя в руки!!! – закричала сама на себя Ринэль. – Что они о тебе подумают, когда ты пялишься на них, как корова на новые ворота?!».

- Лэсса, - неожиданно проговорил Повелитель, отвлекая сильтарина от внутренней борьбы. – Позвольте показать вам ваши покои.

- Да-да, конечно, - заторможено пробормотала девушка и поймала мимолетный, но очень взволнованный взгляд Дариэля, который не понимал состояния своей подопечной.

Астиринэль коротко кивнул и быстрым шагом направился во дворец, а Ринэль едва не проглотила язык, увидев нереальную красоту этого строения. Дворец был сильно вытянут вверх, у него было множество башенок, оканчивающихся белоснежными шпилями, которые, казалось, пронзали само небо. Сам дворец был сделан из белого камня, почему-то очень сильно напоминающего мрамор, но точно Ринэль сказать не могла, а вот окна, двери и различные маленькие мелочи были покрашены в насыщенно зеленый цвет.

- Простите, - позвала девушка Астиринэля. – А почему дворец исполнен в бело-зеленых тонах?

- Этот цвет олицетворяет светлую магию и целительство, - коротко ответил Повелитель, не вдаваясь в подробности, но сильтарина устроил даже такой краткий ответ.

В то же время небольшая компания уже шагала по широким коридорам дворца, проходя в различные проходы и минуя множество дверей, пока не подошли в винтовой лестнице.

- Лэсса, здесь находятся ваши покои, - проговорил светлый Повелитель. – Это башня принадлежит только вам.

- Целая башня?! – ахнула сильтарин.

- Да, - Астиринэль чуть поклонился. – Простите, у меня дела. Сегодня состоится званый обед в вашу честь, пожалуйста, не опаздывайте.

Ринэль кивнула, но Повелитель не заметил этого, так как развернулся и пошел, оставляя за спиной огромный мешок расспросов. Покачав головой, Силиринэль посмотрела на Дара и мимолетно взглянула на нового телохранителя, покраснев при этом как девушка, впервые в жизни получившая цветок.

- А кто мне на вопросы ответит? – спросила сильтарин в пространство и шевельнула крыльями, но запахнуть их не получилось, так как они просто бы застряли в узком пространстве винтовой лестницы.

- Думаю, к тебе маг зайдет, - спокойно отозвался Дариэль. – Ладно, пошли, чего стоишь.

Ринэль кивнула и быстро вбежала по лестнице на самый конец башни, пока не остановилась перед красивой резной дверью, ведущей в ее покои. Неожиданно, ее душу охватил непонятный восторг от происходящего, и сильтарин стремительно распахнула дверь, открывая доступ к ярчайшим солнечным лучам закатного солнца, пронизывающих комнату насквозь.

Покои в башне ей очень понравились: светлые, просторные, наполненные теплом и солнечным светом, стены покрывала шелковая ткань бежевого цвета с редкими зелеными вставками, а пол был сделан из дорогого дерева, который мог становиться теплым по желанию. Вот такой энергосберегающий обогрев.

Выбежав на большой балкон, больше напоминающий маленькую террасу, сильтарин распахнула крылья и взглянула вниз, где расстилался почти весь город. От открывшегося зрелища стало так хорошо и спокойно, что девушка почти забыла про все свои неприятности и невзгоды, а сердце наполнилось любовью ко всем. Совершенно незаметно память подсунула изображения прекрасных эльфов, а еще один не менее красивый экземпляр находился за спиной, поэтому Ринэль мило покраснела и прикрыла глаза ресницами.

«Нет, со мной точно что-то не то происходит», - решила девушка и повернулась к эльфам, которые спокойно обозревали открывшиеся виды.

- Ну, давай перейдем на «ты», раз уж мы будем теперь столько времени проводить вместе, - смутившись, предложила девушка, облокачиваясь на перила балкона.

- Простите, госпожа, но я не могу, - эльф поклонился.

- Ну я же разрешаю, - удивившись, пробормотала Ринэль, недоуменно глядя на эльфа. От такой непонятной ситуации ей стало неприятно на душе.

- Не могу, Ваше Высочество.

Ринэль прикусила губу.

- Но что в этом такого? – и перевела взгляд на застывшего темного, который глазами сказал: «А что ты хотела?».

- Я ваш телохранитель, госпожа. Моя обязанность – охранять вас.

Сильтарин едва не заскрипела зубами от такого непреклонного тона.

«Ну, ничего, - многообещающе подумала девушка. Я тебя еще перевоспитаю!».

На такой мрачной ноте принцесса решила переодеться и быстро вытолкала телохранителей за дверь, а уже потом с интересом заглянула в каждую комнаты, отыскивая гардеробную, которая, как назло, обнаружилась в самой последней. А вот платья девушку поразили. Они были совершенно не такие, к каким она привыкла у темных эльфов, эти платья были пышными, что Ринэль терпеть не могла.

- Дар, - сильтарин высунулась за дверь, умоляюще посмотрев на собственного друга. – А где сумка с платьями?

- Тебе что, платьев мало? – изумился телохранитель, а синеглазый промолчал, словно его это не касалось.

- Я такие не ношу, - со вздохом призналась девушка. – Так где?

- К седлу моего Тумана привязана, - ответил Дариэль, и Ринэль протяжно застонала.

- А нельзя сумку как-нибудь сюда притащить? – реснички умоляюще хлопнули пару раз, и темный грустно вздохнул, покосившись на светлого.

- Астрелиан посторожи за меня.

- Хорошо.

«Ага, они на «ты» общаются, а со мной, значит, нельзя?», - обижено подумала девушка и скрылась в покоях, так как даже не представляла, о чем можно говорить с синеглазым – так она окрестила ледяного красавчика.

Дариэль прибежал довольно скоро и тут же протянул сумку с платьями счастливой принцессе, которая тут же вцепилась в сумку, как в мешок с золотом, и быстро скрылась в гардеробной. Для прогулки она решила надеть красивое платье молочного цвета с любимым вырезом от бедра и до пола, а вот выреза на лифе не было – только открытые плечи.

Распустив косу, сильтарин едва не поморщилась – волосы запылились, значит, надо звать служанку, так как самостоятельно она эту гриву не промоет. А сейчас, кажется, со служанками точно будет проблема, поэтому несчастный сильтарин снова выполз к Дариэлю, сделав ну совсем грустные глаза.

- Ну что на этот раз? – со вздохом спросил девушку эльф.

- Волосы, - ответила та.

- И что с ними? – Дариэль удивленно посмотрел на распущенную, но жутко лохматую гриву. – Расчесать помочь?

- Хуже, - проговорила Ринэль. – Мне ее помыть надо.





- И в чем проблема?

- Я сама ее не промою!

- Хочешь, чтобы я помог? – зеленые глаза насмешливо свернули.

- Нет же! – сильтарин вспыхнула от смущения. – Просто найди мне кого-нибудь.

- Кого это я тебе найду? – темный изумленно уставился на свою подопечную, словно видел в первый раз в жизни.

- Не знаю…

- Ладно, горе ты мое луковое, - со смешком проговорил Дар. – Сейчас поищу кого-нибудь.

И он опять ушел, оставив охранять сильтарина только одного светлого эльфа. Ринэль мельком посмотрела на красавчика и тут же скрылась в покоях, стараясь унять бешено забившееся сердце только от одного пронизывающего взгляда эльфа.

«Так, только влюбиться мне не хватало!», - отругала себя девушка и села в кресло.

Вскоре в покои робко проскользнула светлая эльфийка, восхищенно рассматривая сильтарина в лучах закатного солнца.

- Лэсса? – проговорила она.

- Да, да, - тут же отозвалась девушка. – Поможешь мне помыть волосы? – словно извиняясь, сильтарин указала на спутанную гриву, и эльфийка тут же закивала головой.

- Конечно, госпожа!

Светлая ловко проскользнула в ванную комнату, где обнаружился огромный бассейн с булькающей водой. Силиринэль поглядела на эту чудо и задумалась – а как такой бассейн оказался в башне? Но на этот вопрос, конечно, никто не ответил, поэтому девушка разделась и прыгнула в ароматную воду, которая неуловимо пахла лавандой.

Эльфийка тут же оказалась рядом и аккуратно намочила серебристую макушку водой, восторженно глядя на переливающиеся под водой серебряные волосы, которые напоминали северное сияние, только под водой. А вот крылья пришлось убрать, так как сильтарин не хотела потом сушить еще и их, а они сушатся очень долго.

После принятия водных процедур, счастливая служанка помогла принцессе облачиться в выбранное платье и сотворила какую-то странную, очень высокую прическу, из-за чего волосы укоротились на несколько сантиметров. Поглядев в зеркало, Ринэль улыбнулась своего отражению и отправилась покорять сердца.

«Надеюсь, что только мне его никто не покорит», - задумалась сильтарин прежде, чем покинула покои.



Глава 5

«Как часто, пестрою толпою окружен…»

В последний раз оценив внешний вид, Силиринэль хитро улыбнулась своему отражению и предвкушающе закусила нижнюю губку.

«Все, держитесь, красавчики, я иду!», - прокричала про себя сильтарин и вышла из покоев, где ее ждали двое телохранителей.

- Это снова я! – гордо сообщила девушка, вышагивая под двумя взглядами – заинтересованным и равнодушным. Причем, заинтересовался только Дариэль, улыбнувшись, а Астрелиан остался равнодушен, словно перед ним не самая красивая девушка (здесь Ринэль не преувеличивала, она, действительно, была самой красивой) в мире, а очередная придворная дама. Но даже от этого холодного взгляда по ее телу пробежались мурашки, и Ринэль быстро перевела взгляд куда-нибудь в другое место, чтобы скрыть выступивший румянец.

- Куда хочешь пойти? – полюбопытствовал Дар, пока они спускались по лестнице.

- Не знаю. Хочу просто погулять, - пожала плечами девушка в ответ. – Кстати, а где здесь драконья клетка?

- Ринэль, ты что, решила в первый день своего пребывания все время у драконов провести? – засмеялся Дариэль.

- А что такого? – сильтарин посмотрела на темного телохранителя космическими глазами, в которых постепенно зажигались разнообразные комические реакции. – Я еще ничего здесь не знаю! А драконы мне нравятся.

- Ладно, ладно, чего ты завелась? – эльф примирительно поднял ладони вверх. – Так что, идем к драконам?

- Ага.

Астрелиан, который выступал в роли гида, врядли был рад такой затее, но промолчал, только лицо стало еще более каменным. Ринэль некоторое время за ним наблюдала, а потом пришлось признать, что это – «крепкий орешек», такого так просто не переучить, но сильтарин не была бы сильтарином, если бы не попробовала.

- Астрелиан, - мило проговорила блондинка. – А расскажи мне что-нибудь о дворце.

- Что именно, госпожа?

- Что тут есть? На что можно посмотреть? – перечислила принцесса.

- Во дворцовом парке есть много интересных мест, - уклончиво отозвался телохранитель, но Ринэль не позволила ему снова спрятаться за холодную маску.

- И что это? Лабиринт есть?

- Есть, только он вам врядли понравится.

- Это еще почему? – возмутилась девушка.

- Этот лабиринт создан для влюбленных.

«И что?», - подумала про себя девушка, но вслух почему-то не сказала.

- А еще что есть?

- Разнообразные скульптуры, монументы, фонтаны.

На этом беседа затихла, и Ринэль шла тихо и раздраженно, так как совершенно не понимала, почему этот эльф так себя ведет.

«Ну, неужели нельзя быть хоть чуточку добрее?», - размышляла она.

Впереди показались высокие стены драконьей клетки, обвитые лианами и зеленью, и космические глаза сильтарина загорелись энтузиазмом. Девушка стремительно бросилась в самую середину клетки, не обращая внимания на вопли телохранителей, ей непременно надо была узнать кое-что очень важное.

Первый попавшийся на пути дракон оказался матово черным с горящими алые глазами, и Ринэль непроизвольно застыла, глядя на этого мощного, почему-то страшного дракона, который наблюдал за сильтарином, как кошка наблюдает за мышкой. От такой мысли девушка застыла истуканом и не сразу заметила, что драконов стало на одного больше. Еще один сильный, песочный дракон выбрался из зелени, устремив на принцессу пристальный взгляд, и она никак не могла понять – разумен ли он.

«Черт, как жаль, что тут нет моего Алого», - подумала про себя девушка, чувствуя, как в груди нарастает непонятный страх. Это был не тот алый дракон, с которым она познакомилась у темных, это были другие драконы, которые совершенно не желали заводить знакомства. Эти драконы могли напасть, и Алого здесь не было, чтобы защитить ее в момент опасности.

- Ринэль! – на поляну выскочили телохранители и напряженно посмотрели на подопечную, окруженную уже тремя драконами. – Ты что делаешь!? Убегай!

- Не могу, - побледнев, пробормотала сильтарин.

- У тебя же есть крылья!

- Есть, - равнодушно пробормотала та.

«Только если я взлечу, это меня не спасет».

- Так улетай!

- Ни за что! – неожиданно, Ринэль резко отвернула от эльфов и посмотрела в глаза черному дракону, который медленно подходил ближе.

- Ринэль! – взвыл Дариэль, бросился вперед, но на его пути возник другой дракон, перекрыв доступ к сильтарину. – Астрелиан! – но и светлый коллега был окружен драконами, поэтому принцессе пришлось разбираться самой, как она, в общем-то, и планировала.

Пока эльфы пытались прорваться через заслон из драконов, девушка сделала несколько плавных, скользящих движений в сторону черного, который продолжал сверлить ее страшным алым взглядом, побуждая желание сбежать как можно дальше, но Ринэль отсекла все эмоции и продолжала приближаться к дракону, не обращая внимания на вопли телохранителей.

- Черный, - проговорила сильтарин, остановившись в метре от дракона. – Только не делай вид, что ты тупая скотина, пытающаяся меня убить. Я-то точно знаю, что это не так!

Дракон оскалил клыки, глаза сузились, превращаясь в щелочки, а хвост неистово забился по земле.

- Что смотришь? – Ринэль приблизилась на шаг. – Я уже знаю одного дракона, который изображал передо мной неразумное существо, но у него это не очень-то и получилось, так что даже не пытайся меня обмануть!

Еще один шаг…

… и дракон отступает!

- Не бойся, я никому ничего не скажу, просто не бойся меня, - еще один шаг, и Ринэль останавливается почти около дракона, протягивая вперед руку. А перед глазами неожиданно возникает просьба Алого: «Возьми меня с собой». Тогда сильтарин не смогла его взять, так как понимала, что дракон ей не понадобится, да и странное отношение к ней дракона могло вызвать подозрения, поэтому девушка не решилась рисковать. И сейчас сильтарин очень явно ощущала, что скучает по тому красавцу, который остался в клетке у темных.

«Надо было хотя бы заключить с ним контракт», - расстроено подумала девушка, но было уже поздно.

Черный дракон пригнулся к земле, клыки показались еще больше, а из груди стали вырываться злобные, рычащие звуки.

- Не рычи, - проговорила девушка, присаживаясь на колени перед драконом. – Я просто хочу помочь, но времени мало. Скоро сюда прорвутся мои телохранители, и я не смогу с тобой поговорить, поэтому, пожалуйста, прекрати этот цирк!

Внезапно дракон замолчал, глаза прикрылись, а когда распахнулись, на девушку смотрело не тупое создание, а разумное существо.

- Мне не нужна твоя помощ-щ-щь! – прошипел черный, глядя прямо на сильтарина. – Не лез-с-сь не в с-с-свое дело!

- Вот и Алый так же говорил, а потом в конце – возьми меня с собой, - передразнила девушка того дракона.

- Так почему не вз-с-с-сяла?

- Пожалела. Вдруг бы его раскрыли, что бы тогда было?

Дракон чуть приподнял голову, скосив глаза на телохранителей, и прошипел:

- Тебе пора!

- Ринэль! – в тот же момент вокруг талии девушки обвились темно-фиолетовые руки, поднимая сильтарина вверх, а дракон оскалился, когда на него замахнулись мечами.

- Стойте! – закричала принцесса. – Не трогайте его, он мне ничего не сделал!

Телохранитель одновременно одарили Ринэль раздраженными взглядами, но не стали трогать дракона и просто пошли прочь, причем принцесса так и осталась висеть на руках Дара.

- Может, отпустишь уже, а? – через несколько секунд попросила девушка, так как висеть подмышкой было крайне неудобно.

- Не заслужила, - огрызнулся темный. – Сколько можно встревать в неприятности?!

- Да никуда я не встревала! – возмутилась принцесса.

- А это что сейчас было?!

- Я просто смотрела на него!

- А если бы он на тебя напал?

- Но не напал же!

- А если бы напал?

- Я бы сумела защититься, - огрызнулась девушка. – Отпусти!

Сильтарина отпустили и даже очень аккуратно поставили на землю, но при этом одарили таким взглядом, что лучше бы она еще немного повисела на руках у темного.

- Ты невозможна! – наконец, проговорил Дариэль и взлохматил длинные волосы, прикрыв на секунду зеленые глаза. – Ну, ничего, завтра на тренировке ты получишь свое!

- На тренировке? – тут же зацепилась за слово сильтарин. – У нас завтра тренировка?

- Да, госпожа, - ответил Астрелиан. – Завтра мы начинаем наши тренировки.

- И что мы будем делать? – заинтересовалась девушка.

- Учиться.

- А какое расписание, - не отставала принцесса.

- С утра и до обеда у вас тренировка, затем занятия магией.

- Ого, - уважительно присвистнула Ринэль. У темных эльфов занятия магии были только вечером, поэтому на магию отводилось мало времени, но задавалось столько заданий, что у сильтарина голова пухла.

- А как мы будем заниматься?

- Все узнаете завтра на тренировке, - проговорил телохранитель с каменной мордой, и Ринэль в очередной раз вздохнула. Ну вот что с ним делать?

- А сейчас нельзя?

Астрелиан промолчал, лишь приложил руку в груди, согнувшись в поклоне.

- Простите, госпожа, мне надо заняться своими обязанностями, - и… испарился. Ринэль удивленно хлопнула глазами и тут же начала озираться, пытаясь понять, куда сбежал вредный эльф, но никого, кроме ее и Дара здесь не было.

- А где?.. – пробормотала девушка, ошарашено глядя на телохранителя.

- Да здесь он, здесь, - усмехнулся друг, наблюдая, как глаза принцессы становится размером с плошки. – Это одна из особенностей нашего Дара.

- Ничего себе. А где он именно?

- Кто знает, - пожал плечами темный эльф. – Но где-то здесь.

- Ужас! А он теперь все время вот так будет за мной ходить?

- Кхм… - смущенно проговорил Дар. – Вообще-то, он все еще здесь и нас прекрасно слышит.

- Ой, - Ринэль покрылась густым румянцем. – А ты так умеешь?

- Это умеет каждый, у кого есть Дар.

Пробормотав себе под нос что-то типа «А-а-а-а, понятно», Ринэль кивнула и поежилась – воздух становился все холоднее и холоднее, приближалась ночь, а, значит, и бал.

«Бал!», - ахнула про себя девушка. Вот про него-то она и забыла! Схватившись за голову, сильтарин с ужасом посмотрела на друга:

- Дар, мы ж про бал забыли!

Телохранитель широко распахнул зеленые глаза, охнул и, подхватив сильтарина на руки, бросился во дворец, надеясь успеть переодеть платье. В покоях обнаружились взволнованные служанки, которые, едва не плача, набросились на принцессу и уволокли в гардеробную, где тут же принялись натягивать различные корсеты, юбки и платья, пока в зеркале не отразилась юная лэсса в пышном платье синего цвета. Похлопав ресничками, сильтарин хотела было что-то сказать, но юркие служанки снова дернули Ринэль в сторону и принялись возводить красоту у нее на голове, и только после этого облегченно отпустили.

Силиринэль дернула левым ухом и недовольно посмотрела на свою спину в отражении – на бал придется идти без крыльев, так как светлые эльфы не предусмотрели того, что у сильтарина есть такая часть тела как огромные крылья.

Поправив кольцо на пальце, Ринэль дернула головой, и серебристая масса тут же зашевелилась сзади, оттягивая голову назад. Проворчав что-то себе под нос, девушка вышла в гостиную, где, оказалось, ее уже давно ожидал маг, исполняющий роль сопровождающего. Посмотрев в удивительные фиолетовые глаза, Ринэль почувствовала, как стремительно краснеет, и присела в реверансе, открывая просто шикарный вид на свое декольте.

- Добрый вечер, - поздоровался Гириэль, предлагая локоток и выводя девушку из покоев.

- Добрый, - все еще смущенно отозвалась Ринэль, скосив взгляд на замерших телохранителей.

- Сегодня просто удивительный день, вы не находите? – завел разговор «ни о чем» маг.

- Согласна. Редко когда можно увидеть такие потрясающие вечера.

- А вы сегодня будете главным цветком этого вечера.

- Ну что вы, - сильтарин уже не знала, куда деть глаза от смущения, у нее по телу бегали толпы мурашек, а самой ей было давно жарко от подобного внимания.

«Возьми себя в руки!», - строго напомнила себе сильтарин, но ее внимание рассеивалось, улетая куда-то высоко вверх, а рядом был прекрасный эльф, который одними словами сводил ее с ума. А прикосновения! Легкие, когда он случайно задевал ее руку, от них у Ринэль кружилась голова.

- Я ни капли не лгу, а говорю чистую правду, - на красивом лице мага расцвела добрая улыбка, и сильтарин почти растаяла, вспоминая ядовитого темного мага, который никогда не упускал случая сказать какую-нибудь гадость.

За таким разговором, от которого принцесса тихо млела, они дошли до бальной залы, откуда лилась тихая музыка с ненавязчивым мотивом. Двери были широко распахнуты, и можно было заметить пеструю толпу разнообразных дам в разноцветных платьях, которые медленно скользили по полу, общались или пробовали закуски. Прибытие сильтарина, конечно, не осталось без внимания, и разговоры в зале стихли, множество глаз с любопытством устремились на девушку. Ринэль едва не споткнулась от такого внимания и сильно вцепилась коготками в локоть мага, из-за чего тот недовольно зашипел, но никак не прокомментировал сие действие.

- Успокойтесь, лэсса, - прошептал он тихонько, моргнув колдовскими фиолетовыми очами, и Ринэль смущенно дернула ухом.

- Извините, я просто волнуюсь… так много народа, - пробормотала она, и эльф мило улыбнулся, понимающе посмотрев на девушку.

«Мда, кардинально отличается от Дэллиона. Кажется, я сейчас влюблюсь», - очарованно подумала девушка, пока они неспешно шли к трону с сидящим на нем Повелителем.

- Прекрасного вечера, восхитительная Силиринэль, - проговорил Астиринэль, когда девушка подошла к трону и склонилась в реверансе. – Этот бал только для вас!

- Благодарю, мой Повелитель, - так же церемонно отозвалась принцесса. – Надеюсь, этот вечер принесет много благих вестей.

«Боже мой, неужели нельзя по нормальному все сделать, а?», - простонала про себя девушка, ощущая множество взглядов, направленных на нее.

- Могу я пригласить вас на танец? – ворвался в ее размышления голос светлого Повелителя.

- Конечно.

Ринэль с внутреннем трепетом смотрела, как Астиринэль медленно сходит по ступенькам и склоняется в поклоне, предлагая своей даме руку, и девушка с румянцем на лице принимает ее, заглядывая в чистые серые глаза.

По воздуху разлилась приятная музыка эльфийского вальса, и главная пара начала свой танец ровно посередине зала. От взглядов эльфов Ринэль жутко нервничала, и Повелитель решил отвлечь ее непринужденным разговором:

- Как вам Светлый лес, юная лэсса?

- Мне очень понравилось. Здесь так чисто и светло, - честно ответила девушка, глядя эльфу в серые глаза.

- Я очень рад, если это так. А как вам ваш телохранитель?

- Он… немного замкнутый, - с запинкой проговорила Ринэль. – А так очень даже ничего, - при этих словах она мило покраснела.

- Астрелиан хороший эльф, но его холодная невозмутимость разбила множество дамских сердец, - Астиринэль понимающе улыбнулся. – Будьте осторожны, лэсса, мне бы не хотелось собирать алмазные осколки вашего сердца.

Силиринэль едва не подавилась от такой формулировки и возмущенно посмотрела на Повелителя.

- Да я и не собиралась!

- Верю, - серые глаза улыбались, хотя на лице царила маска абсолютного спокойствия. – Но это просто совет… на будущее… Хотя, - тут Астиринэль позволил себе улыбнуться. – Есть и такая возможность, что за вашей спиной останется множество разбитых сердце. Ваша красота поистине пленительна.

Сильтарин снова покраснела, чувствуя, как от простых фраз, сладко поет душа, наполняясь странным внутренним светом. Захотелось совершить что-то безумное, но девушка лишь улыбнулась, понимая, что от такого желания будет слишком много проблем.

- Вы считаете? – тихо спросила принцесса.

- Уверен, - серые глаза продолжали улыбаться. – Лэсса, можно задать вам один вопрос?

- Конечно, - удивилась сильтарин.

- Где же ваши прекрасные крылья?

- О, - Ринэль хитро улыбнулась. – К сожалению, в моем платье не было нужного выреза, а иначе крылья бы просто прорвали всю красоту.

- Правда? – брови Астиринэля чуть приподнялись. – Я исправлю эту ошибку.

- Что, сами будете переделывать? – со смешком поинтересовалась девушка.

- Нет, конечно, - Повелитель улыбнулся. – А в гардеробе вас все устраивает?

- Ну… - тут Ринэль неловко закусила губу и нерешительно посмотрела на эльфа, но, заметив подбадривающий кивок, продолжила. – Я бы исправила фасоны платьев, мне больше нравятся свободные, а пышные меня… тяготят.

- Простите, лэсса. При изготовлении этих платьев все как-то забыли, что сильтарины любит свободные и открытые вещи. Мне доложили, что мы сегодня прогуливались в очень интересной модели, это так?

- Да, эти фасоны мне очень нравятся, так как не сковывают движения, а вырез на спине позволяет все время держать крылья на виду.

- Я сегодня же велю переделать весь ваш гардероб, - согласился Астиринэль.

- Спасибо, я буду очень благодарна за это. Да, кстати, вы не могли бы мне рассказать о моем распорядке дня? Астрелиан, конечно, рассказал вкратце, но мне бы хотелось узнать про завтрак, обед и ужин.

- Здесь все просто, принцесса, - отозвался Повелитель. – Завтрак и обед вы можете проводить в своих покоях, а вот на ужин придется идти в обеденную залу.

- Правда? – обрадовалась девушка. – Тогда я очень рада, ведь у темных эльфов мне приходилось присутствовать при всех приемах пищи.

Астиринэль снисходительно улыбнулся обрадованной девушке и отвел ее на место, так как музыка все-таки кончилась, и начался новый танец, только на этом Ринэль решила пока прервать веселье и пряталась, потому что не очень любила танцевать, а смотреть на холодные лица «снобов» совершенно не хотелось.

Спрятавшись в уютной нише, сильтарин взяла с тарелки на столике сочный мандарин и закинула одну дольку в рот. Но долго радоваться уединению ей не дали, и в тихую нишу пробралась одна особь эльфийского рода и нагло уставилась на принцессу.

- Привет, - поздоровалась «особь». – Как дела?

Ринэль вытаращила глаза, посмотрев на эльфа как не на слишком умного… индивида.

- Да нормально как-то. А что, какие-то проблемы? Нужно испортить вечер? – на автомате ответила девушка.

- Да, нет! – отмахнулся эльф. – Вечер портить точно не надо, а вот хорошо провести – можно.

- И… что тебе надо?

- Компанию, - легко отозвался неизвестный эльф и достал откуда-то бутылку с… вином, наверное. – Будешь?

- Не знаю, - честно ответила девушка. – А что это?

- О, ты не поверишь, - эльф чуть наклонился вперед и заговорчески прошептал. – Это самый дорогой ликер из погребов самого Повелителя!

- И как он у тебя оказался? – странная ситуация начала веселить сильтарина, и девушка с интересом глядела на незнакомца.

- А ты угадай, - подмигнув, эльф ловко достал два бокала.

- Украл?

- Ну что ж сразу – украл? – даже обиделся незнакомец.

- Просто одолжил на бесконечный срок.

- Мудро, - со смешком согласилась Ринэль и приняла протянутый бокал, но выпить так и не успела, так как именно этот момент выбрал Астрелиан для появления. Выхватив бокал из рук принцессы, он укоризненно и немного раздраженно посмотрел на эльфа.

- Рафаэль, опять ты за свое. Сколько раз я тебе говорил, не воруй спиртные напитки из погреба!

- Да ладно тебе, Астрелиан. Что ты такой скучный, - тот, кого назвали Рафаэлем, вальяжно развалился в мягком кресле. – Ты лучше посмотри, какую я даму нашел!

- К твоему сведению, - напряженным от злости голосом проговорил телохранитель, и Ринэль впервые увидела, как тот проявляет эмоции. – Это «дама» моя подопечная!

- Да ты что! – серебристо-зеленые глаза Рафаэля округлились. – Ты ж говорил, что у тебя только сильтарин будет! А про эту даму - ничего!

- О Боги, - закатил синеглазый глаза к небу. – Хватит пить уже! Это и есть сильтарин и моя подопечная!

- Эта?! – в Ринэль неэтично ткнули пальцем. – Да ты шутишь! У сильтарина должны быть крылья! А где здесь крылья? А? – и Рафаэль нагло полез к принцессе, начав щупать ее за спину. От такой наглости девушка даже не сразу сориентировалась, а когда очнулась, то залепила такую пощечину обнаглевшему хаму, что эльф рухнул на пол и обижено уставился на принцессу. – Эй, ты чего дерешься?! Совсем с ума сошла?! Я с тобой, как с эльфийкой, а ты…

- Она не эльфийка! – рыкнул синеглазый и, подхватив Рафаэля за шкирку, поставил на ноги. – Она сильтарин!

- Где крылья? – продолжил гнуть свое эльф. – Пока не покажешь крылья, не поверю!

Астрелиан тихо зарычал сквозь зубы, а Ринэль, неожиданно для всех, звонко рассмеялась.

- Астрелиан, кто этот эльф? – просмеявшись, спросила девушка, вытирая выступившие слезы пальчиком.

- Это моя брат, госпожа. Рафаэль лэ Норриш. Он не слишком вам докучал? – холодная маска вернулась на лицо телохранителя, только на этот раз она была такой кислой, что Ринэль не удержалась и рассмеялась снова.

- Нет, конечно. У тебя очень милый брат.

- Вот тут я бы поспорил, - телохранитель сморщился. – С ним одни проблемы.

- Может, не с ним, а с алкоголем? – с улыбкой поправила принцесса, и эльф согласился. – Ну, это же можно исправить.

- Как?

- Легко и просто, - девушка торжествующе улыбнулась. – Дай мне его на пару дней, и он даже думать про него забудет.

- А получится? – Астрелиан посмотрел на сильтарина весьма скептически, но, напоровшись на кровожадное выражение лица, вздрогнул.

- А ты сомневаешься?

- Нет.

- Вот и правильно. Дар? Дар, ты где? – тихо позвала Ринэль, и рядом тут же материализовался эльф.

- Что-то случилось? – ровно спросил друг, но по подрагивающим уголкам губ и смеющимся глазам Силиринэль поняла, что телохранитель и так все знает.

- Почти. Видишь этого молодого чело… эльфа?

- Да, госпожа, - передразнил друг светлого эльфа.

- Сегодня вечером он весь твой!

Рафаэль вздрогнул, трезвея прямо на глазах, а Дариэль посмотрел на принцессу таким несчастным взглядом, что она почти решилась изменить свое решение, но все-таки оставила, как есть.

- За что? – простонали эльфы одновременно, и Ринэль легко улыбнулась.

- В целях воспитания, - показательно подняла она указательный пальчик вверх.

- Кого именно? – опять одновременно спросили эльфы и уныло переглянулись.

- А вот это решайте сами! – с этими словами девушка развернулась и поплыла в зал, ей неожиданно захотелось потанцевать, но мельком сильтарин успела заметить легкую улыбку, мелькнувшую на губах светлого и тут же пропавшую. Но она была! И эта улыбка заставила Ринэль довольно хмыкнуть.

«Значит, не все потеряно!», - решила про себя девушка.



Глава 6

Все не так плохо, как кажется.

Стоило только Ринэль появиться на виду, так тут же рядом образовалась длинная очередь из желающих потанцевать, и кому-то очень повезло, так как у девушки было хорошее настроение, и она ловко вытащила какого-то эльфа на танец. Но разговор у них не завязался, да и разговаривать не хотелось, глядя на каменную мину, с который танцевал выбранный ею эльф.

Протанцевав несколько танцев подряд, сильтарин немного запыхалась и снова скрылась в уютной нише, где в обнимку с бутылкой ликера сладко посапывал Рафаэль. Поглядев на эту особь эльфийского рода, Ринэль недоуменно покачала головой и присела на диванчик так, чтобы оттуда был хорошо виден трон и Повелитель. Вот об светлоэльфийском Повелителе и были мысли сильтарина.

«Как же мне выполнить обещание женить всех Повелителей? Астиринэль – мужик, конечно, хороший, умный, даже веселый, но как женить? Я его почти не знаю, а надо что-то делать. К тому есть еще одна проблема – на ком женить-то? Если с темными эльфийками я уже познакомилась, то про светлых ничего не знаю, а на все мне лишь несколько месяцев, а то и меньше. И что тогда делать? Угрожать? Нет, не пройдет. Не тот типаж. Подталкивать к мысли? Так ему и так хорошо живется без довеска в виде законной жены. Обмануть? Это будет подло и нечестно. Тогда что остается? Честный и справедливый путь? Ну… это, получается, мне придется влюбить Повелителя в кого-нибудь, а как это сделать? Любовь, знаете ли, такая штука… Значит, надо найти подходящую эльфийку и медленно, но плодотворно сближать. Да, попробуем пока так, но для начала надо хотя бы эту эльфийку найти, а как это сделать? Тут же столько дам. Мне что, с каждой знакомиться?», - покачав головой от обилия мыслей, сильтарин снова покосилась на задумчивого Астиринэля. Красивый все-таки мужик!

- О… ик!.. – раздалось рядом, и Ринэль скосила туда взгляд.

- Привет, привет, - меланхолично проговорила девушка. – Проснулся?

- Ага… ик!.. Ммм, пить хочу. Не принесешь? – серебристо-зеленые глаза умоляюще посмотрели на сильтарина, и та мстительно ответила:

- Нет! Сам пьешь, сам себя и обеспечивай!

- Злюка! – недовольно фыркнул мужчина. – Я с тобой, как с честным эльфов, а ты!..

- А я – честный сильтарин, - отмахнулась от него Ринэль.

- А где тогда… ик!.. крылья? – покрасневшие от лопнувших капилляров глаза настойчиво покосились на принцессу.

- У меня.

- Нет их… ик!..

- Ты просто не видишь. Потом как-нибудь покажу.

- Обещаешь?

- Конечно, - многообещающе протянула девушка.

- Так попить принесешь?

- Обойдешься!

- Точно злюка. Эх, ты! – эльф, пошатываясь, поднялся и попытался куда-то пойти, но заплелся в ногах и рухнул, едва не продырявив головой стол. – Ай! Это ты виновата!

- Я?! – потрясенно ахнула девушка, не в силах сдержать изумления.

«Ну и на-а-аглость», - восторженно пропела про себя сильтарин.

- Конечно, ты! Кроме тебя тут никого нет!

- И каким же образом я уронила тебя мордой об стол? – скептически сложила девушка руки на груди.

- Да кто тебя… ик!.. знает.

Ринэль покачала головой. И что тут скажешь?

- Куда пошел? А ну, поставь бутылку на место! – возмутилась девушка, кода пьяница, заплетаясь в ногах, поплелся с бутылкой куда-то еще.

- Куда хотел, туда и… ик!.. и п-шел! – пробормотал эльф, и Ринэль катила глаза.

- А ну, стоять! – рявкнула та и схватила эльфа за шкирку.

- Эй, а ну отп-сти! – забился Рафаэль, тщетно стараясь вырваться.

- Ага, счаз! Размечтался, - отмахнулась девушка и с силой усадила эльфа на диван.

- Ты не им… ик!... еешь на это права! – вякнул эльф, размахивая руками, пока Ринэль с явным раздражением отряхивала ладони.

- Имею, имею. Еще как имею! Твой любезный братец отдал тебя мне на перевоспитание со всеми потрохами, - насмешливо пояснила девушка.

- Не правда… ик! Он не мог… ик!.. так сделать, - отважно вздернул нос эльф, и длинные уши задергались, выдавая все эмоции пьяницы.

- Мои соболезнования, - преувеличено грустным тоном произнесла девушка и хищно оскалилась. – Но теперь ты мой!

Эльф едва не посерел от этого замечания и даже немного протрезвел.

- Ни за что!

- Поздно!

- Никогда не поздно начать все сначала, - парировал Рафаэль. – Давай не будем усложнять, а?

- И что ты предлагаешь? - Ринэль скрестила руки на груди.

- Взаимовыгодное сотрудничество, - елейно уточнил эльф.

- Это как?

- Ты меня не трогаешь, а я тебе помогаю.

Сильтарин задумалась, почесав коготком переносицу, скосила космические глаза на эльфа и… отказалась.

- Нет!

- Да почему?! Что тебе не нравится?! Я! Именно я! Буду тебе помогать, а ты еще от этого отказываешься?! Да ты ненормальная! – Рафаэль возмущенно сверкнул серебристо-зелеными глазами.

- Ну, с последним спорить не буду, - Ринэль со смешком села в кресло напротив. – Это определение мне очень даже нравится.

- Точно ненормальная, - прошептал эльф, нервно шевеля ушками. – Ну что тебе не нравится?

- Это неинтересно, - честно призналась девушка, и Рафаэль широко распахнул глаза.

- Что?!

- Ну, сам подумай. Отучать тебя от выпивки намного интереснее, чем использовать как бесплатную рабочую силу, - сильтарин невозмутимо пожала плечами, хотя, на самом деле, ей больше всего на свете хотелось рассмеяться, но такую комедию ломать не хотелось.

- Тебе, может, и интересно, а вот мне ты жизнь ломаешь! – пафосно воскликнул эльф и схватил бутылку со стола, но тут же отпустил, когда перед глазами взорвался небольшой шарик рыжего пламени. – Ай!

- Не трогай каку, - погрозила принцесса пальцем.

- С-с-с! – эльф зашипел как разозленная змея. – Да отстань ты от меня! Чего прицепилась? Я просто хотел хорошо провести время, и надо же было мне зайти именно к тебе!

- Надо платить за свои ошибки, - философски согласилась девушка. – Но дело сделано, и я согласилась помочь твоему братцу.

- Лучше ему самому помоги, - огрызнулся Рафаэль. – Вот уж кому точно помощь не помешает!

- А что с ним? – заинтересованно шевельнула Ринэль левым ухом.

- А ты еще не заметила? – серебристо-зеленые глаза насмешливо сверкнули, и эльф подался вперед, словно желая раскрыть страшную тайну. – Он же холодный, как айсберг!

- А, ну да, есть такое.

- Вот и помогай ему, а от меня отстань.

- Я ему и без тебя решила помочь.

- Вот и правильно. Размораживай его сердце, а меня не трожь!

- А вот возьму и потрогаю! – и в доказательстве к сказанному Ринэль резко бросилась к эльфу, вцепившись в холодные руки. Рафаэль заверещал, стал отбрыкиваться, пока не опрокинул столик ногами на пол, чем привлек внимание окружающих эльфов. Многие стали заинтересованно коситься на странную парочку, а Повелитель, которому было все прекрасно видно со своего места, вообще едва не хохотал от открывшегося представления.

- Куда ползешь, зараза! А ну, стой! – прорычала Ринэль, тщетно пытаясь удержать вертлявого эльфа на месте.

- Ага, счаз, размечталась! А спинку тебе не почесать?!- огрызнулся в ответ эльф.

- Можешь и почесать, если тебе так хочется. Можешь даже потереть мочалкой, разрешаю.

- Вот спасибо, - офигел от предложения Рафаэль, округлив глаза.

- Да не за что, мне что жалко? Да куда попер опять?! – вцепившись в пояс костюма, сильтарин удерживала «заразу» на месте, не позволяя свалить.

- От тебя! И подальше! – рыкнул в ответ светлый и взмахнул руками, потеряв равновесие. Ринэль тоже не удержалась и упала сверху, припечатав несчастного эльфа к полу. Тот ахнул (пол, а не эльф) и печально застонал. – Слезь с меня!!!

- Вот еще! – отмахнулась девушка, сдувая вылезшие из прически пряди с лица и обмахиваясь ладонью. – Ты же убежишь.

- Вот и слезь. Ты тяжелая! А еще и сильтарин.

- Ага, значит, понял, что это все-таки я? – обрадовалась принцесса, разглядывая распластавшегося на полу Рафаэля.

- Пока крылья не покажешь, не поверю! – тут же передумал тот, и Ринэль закатила глаза к потолку, и только потом заметила, что в зале давно стоит тишина, и все смотрят только на них.

- Упс, - пискнула девушка и резко подскочила, случайно наступив каблуком эльфу на ладонь. По залу разнесся жуткий воплю, и Рафаэль злобно дернул сильтарина за лодыжку, и если бы не Дариэль, вовремя подхвативший подопечную, то упала бы она рядом с несчастным пьяницей.

- Вы что тут устроили?! – прорычал он ей на ухо.

- Н-ничего, - помотала головой девушка с разные стороны. – Мы просто…

- Что – просто?

- Ммм…

- Играли? – предложил эльф, и Ринэль тут же схватилась за подсказку.

- Да-да! Играли!

- И не стыдно?

- Почему?

- Такие большие, а все в игрушки играете, - покачал головой Дар, и сильтарин залилась густым румянцем.

- Он первый начал!

- Да ты что!? – Дариэль посмотрел на принцессу таким насмешливым взглядом, что та снова покраснела, но на этот раз от злости.

- А что, не веришь?!

- Как-то не очень.

- Ну и зря, - надулась девушка, боясь подумать, что происходит в зале.

- Ринэль… - простонал Дариэль, так и удерживая сильтарина на руках. – Вот почему от тебя столько проблем?

- Потому что за хорошее надо платить.

- Вот уж точно, - поудобнее подхватив девушку, телохранитель пересек залу и поклонился Повелителю, стараясь не уронить подопечную. – Мой Повелитель, позвольте мне забрать принцессу. Кажется, она плохо себя чувствует.

- Конечно, конечно, - ответил Астиринэль спокойно, но глаза выдавали его с головой, так как в искристо серых глазах мерцали смешинки. – У принцессы был трудный день… и собеседник.

При последних словах сильтарин покраснела и злобно посмотрела на Рафаэля, который безвольно видел подмышкой у Астрелиана. Встретив разъяренный взгляд, пьяница качнулся и показал девушке язык, из-за чего принцесса зашипела и едва не разбрызгалась искрами. Дариэль, кинув на бунтарей задумчивые взгляды, снова поклонился и спешно удалился из бальной залы, а остановился только в покоях принцессы, скинув ее на диван.

- Ринэль! – гаркнул он, пока сильтарин морозила взглядом Рафаэля, развалившегося на полу. – Ты чего позоришь славное имя сильтаринов?!

- Успокойся, Дар, - пробормотала девушка. – Ничего я не позорила.

- А что тогда ты устроила в зале? Что это за свалка?! Как порядочная девушка может так вести себя с мужчиной? – при этих словах Дар с чувством пнул эльфа, и Рафаэль злобно дернул телохранителя на себя, заваливая на пол.

Понаблюдав за новой «свалкой», Ринэль задумчиво произнесла, облокотившись на ручку дивана:

- Вот как-то так и получилось.

Астрелиан кинул на девушку мимолетный взгляд и ловко выдернул братца из драки, а Дариэль так и остался сидеть на полу, недоуменно хлопая глазами.

- А ты еще и мне что-то говорил. А сам-то, - укоризненно покачала головой сильтарин.

- Что я-то? – отмахнулся Дар, поднимаясь на ноги. – Я всего лишь телохранитель, а ты – принцесса, сильтарин. Звездочка, ну нельзя же так в самом деле! Да еще и у всех на глазах.

- Он сам меня довел.

- Прошу за него прощения, госпожа, - светлый телохранитель чуть поклонился, и Ринэль смущенно дернула ухом.

«Да что ж такое, чего это оно весь день дергается?! Два месяца спокойно работало – звуки ловило, а сейчас еще и локатором решило поработать?».

- Да ничего страшного, я же обещала его перевоспитать, - принцесса хищно посмотрела на пьяницу. – А уж теперь я это с превеликим удовольствием делать буду!

Золотоволосый эльф с печальными серебристо-зелеными глазами поник, грустно посмотрев на сильтарина:

- А еще ты обещала братца разморозить, помнишь?

- Помню, - пробормотала девушка, мигом вспыхнув и стараясь не смотреть на синеглазого, который недоуменно приподнял золотистую бровь.

- Это правильно, - неожиданно согласился с принцессой Дариэль, подходя за спинку дивана и обнимая сильтарина за макушку. – Астрелиана надо срочно размораживать! Не дело это – ходить с глыбой льда вместо сердца.

- Правильно, правильно, - поддакнул Рафаэль, отползая от братца и присаживаясь в ногах сильтарина. – Ходит с мрачной рожей, так и хочется вмазать.

Силиринэль звонко рассмеялась и с умилением посмотрела на золотистого пьяницу.

«И все-таки он такой милый», - подумала девушка и запустила пальчики в золото волос, поймав ошарашенные взгляды эльфов.

- Ты это чего?! – изумился «милый», и Ринэль в который раз за день покраснела.

- Ничего, - буркнула она. – Захотелось просто.

- А… ну ты, это… В следующий раз предупреждай что ли, - недовольно пробормотал Рафаэль, но откинул голову назад, позволяя белоснежным пальчикам ласково перебирать золотые пряди, и едва не замурчал от удовольствия. Сильтарин тихо хихикнула и едва удержалась от желания притянуть вредину к себе и затискать до полуобморочного состояния.

«Кажется, я все-таки нашла себе друзей, - задумалась девушка, обводя взглядом всю честную компанию. – И пусть это произошло случайно, но я очень рада, что это именно эти эльфы. Даже Астрелиан немного «разморозился», уже не строит мраморное лицо. И Рафаэль прикольный – такой веселый, непосредственный, совершенно не задумывается о поступках. Он… искренний. И Повелитель с магом мне очень понравились. Мда, все-таки все не так плохо, как показалось».

С такими мыслями Ринэль поняла, что уже не чувствует себя такой чужой в Светлом лесу, как чувствовала себя совсем недавно.

Глава 7

День первый.

Новый день начался бы просто превосходно, если бы не тренировка, которая начиналась в пять часов утра. Но даже это можно было бы пережить, если бы сильтарина пришел будить вечно веселый Дариэль, который как обычно пропел бы Ринэль что-то на ухо или хитро сдернул одеяло, но все было по-другому. Во-первых, принцессу явился будить новый телохранитель, являющийся и учителем одновременно, а вот будил он по-своему. Ничего плохо он не делал, просто аккуратно потряс спящую девушку за плечо, приговаривая при этом:

- Госпожа. Госпожа, проснитесь. Госпожа.

А если взять в расчет, что с Ринэль в последнее время происходит что-то не то, то и реакцию на пробуждение можно было предугадать. Открыв глаза, девушка с некоторым удивлением вместо привычного ярко-зеленого взора увидела невозможно синие глаза, которые были покрыты корочкой льда, а длинные золотые волосы свесились с плечи и изредка щекотали шею принцессы. Конечно, Ринэль моментально покраснела, и, конечно, по телу прошла волна жара. А что бы вы почувствовали, когда вас пришел бы будить такой красавец?

- Ммм, что? – тихо спросила девушка, пытаясь понять, о чем вообще речь.

- У вас пятнадцать минут, - вместо ответа проговорил телохранитель и скрылся за дверью, ведущую вон из покоев.

Проследив за уходом эльфа, Ринэль печально вздохнула и покосилась на большое зеркало, располагавшееся ровно напротив кровати.

«И что ему во мне не нравится?», - немного обижено подумала принцесса, жалуясь на недостаток внимания. А жаловаться, действительно, было на что. Любой другой, кто бы увидел прекрасного сильтарина, спящего в постели, не смог бы остаться равнодушным, ведь какое это милое зрелище! Длинные серебристые волосы, будто расплавленное серебро, рассыпались в разные стороны, окружая сильтарина сверкающим ореолом; шикарные ресницы с крошечными белыми искрами на кончиках были опущены вниз, прикрывая причудливые глаза, а тонкое одеяло не скрывало, а только подчеркивало все соблазнительные изгибы совершенного тела. А вот этот эльф остался совершенно равнодушным к такой картине!

- Ледышка! – огорченно решила сильтарин и громко фыркнула.

Через десять минут, девушка уже была готова и самостоятельно заплетала длинную косу, перевязав ее шелковой синей лентой. Покосившись в зеркало, Ринэль довольно хмыкнула и пошла искать телохранителей, которые флегматично ожидали ее за дверью. При появлении подопечной мужчины дружно выпрямились и пошли вниз. Тренировочный зал нашелся недалеко от башни, и Астрелиан даже снизошел до того, что пояснил:

- Этот зал сделали специально для вас, госпожа.

- О, очень мило, - девушке стало очень приятно от осознания того, что для нее сделали специальное помещение.

Этот тренировочный зал был точной копией того зала, который остался у темных, единственное отличие было в том, что этот был новым.

Дариэль, обозрев зал, спокойно отошел к самой дальней стеночке и прикрыл глаза, передавая обучение своему коллеге, который на несколько секунду застыл посреди залы, о чем-то задумавшись, и сильтарин опять покраснела, когда синий взгляд остановился на ней.

- Для начала давайте разомнемся, - решил, наконец, эльф. – Проделайте весь комплекс упражнений на разогрев мышц.

Ринэль едва не скривилась – делать зарядку она совершенно не любила, ей больше нравилось скакать по залу, размахивая мечом, но ледяной эльф решил иначе. Вздохнув, девушка встала в позу и медленно стала разогревать мышцы.

К концу упражнений, принцесса немного устала и с удовольствием тряхнула косой, сбрасывая напряжение. Астрелиан отлепился от стены, откуда наблюдал за разминкой, и вытащил меч из ножен:

- Готовьтесь, принцесса!

«О, уже принцесса, а недавно была - госпожа», - иронично подумала девушка, вынимая из ножен свой изящный, тонкий как льдинка меч, отливающийся холодным серебристым светом.

Светлый эльф напал стремительно, даже не вставая в стойку. Только что он стоял в нескольких метрах от Ринэль, а вот сверкающий клинок летит к груди, грозя пронзить насквозь, и сильтарин в последний момент успевает отбить удар, отскакивая в сторону, но Астрелиан передохнуть ей не дал и напал вновь.

Несколько долгих минут эльф заставлял девушку скакать по полу как белку, пока ему это не надоело, и он быстрым взмахом меча не выбил клинок из рук сильтарина. Тонкая полоска Звездного эфьлина взлетела высоко под потолок и рухнула вниз, вонзившись в пол почти наполовину.

- Плохо, госпожа, очень плохо, - прокомментировал светлый, и Дариэль недовольно приоткрыл один глаз, смерив Астрелиана недобрым взглядом.

- Это еще почему? – уязвлено спросила девушка, потирая запястья, которые жутко ныли после такой быстрой схватки.

- Скорость. Вы двигаетесь очень медленно, так не пойдет, - светлый покачал головой. – Сильтарины развивают невероятную скорость, но у вас даже тени той скорости нет. Вы не можете даже вовремя отбить мою атаку, и если бы я захотел, то бой закончился бы в первую секунду.

- И что делать? – Ринэль было очень неприятно, но пришлось смириться с плохой оценкой телохранителя.

- Работать и учиться. Думаю, наши тренировки будут проходить с упором на развитие скорости. Скорость – это одна из важнейших частей сражения. Если вы будете медлить, то легко проиграете, понимаете, госпожа? Но скорость натренировать очень сложно. Для этого надо улучшать рефлексы, ощущения, внимание, чувствительность - и этим мы будем часто заниматься.

Сильтарин приуныла, но тут же улыбнулась и довольно вздохнула.

«В конце-концов это будет очень интересно», - решила она.

- А лук? – неожиданно спросила принцесса. – У меня же есть лук.

- С луком тоже разберемся, - проговорил учитель. – А сейчас мы будем тренировать ваши реакции, для этого есть специальный тренажер.

Телохранитель нажал на стене на какую-то кнопку, и пол в середине зала медленно разъехался в разные стороны, явив взгляду странную установку с дырками, расстояние между которыми было сантиметров шестьдесят. Ринэль с подозрением смотрела на эту установку и вопросительно покосилась на Астрелиана.

- Это что?

- Сейчас увидите, - и Ринэль впервые увидела его улыбку.

«На все согласна, что бы он вот так улыбался все время», - восторженно прошептала про себя девушка, не веря, что простая улыбка может так преобразить чел… эльфа.

Но через несколько минут мнение сильтарина поменялось, и Ринэль была готова отдать все, лишь бы выбраться из этого жуткого места. Тренажер, действительно, тренировал реакции, и тренировал хорошо, только вот Ринэль счастья от этого не испытывала. Принцип действия был прост – надо было всего лишь отгадать, откуда в следующий момент вылетит разряд электричества, а потом ловко отскочить оттуда. И все было бы прекрасно, если бы Ринэль могла предугадывать, но этого не получалось, и молнии раз за разом вонзались в тонкое тело, заставляя блондинку морщиться от боли.

После двадцать минут этой экзекуции, страдания принцессы решили прекратить, и сильтарин счастливо сползла на пол, растянувшись во весь рост.

- Ничего страшного, госпожа, - рядом на корточки присел эльф. – Цель наших занятий и будет состоять в том, чтобы вы могли чувствовать, откуда придет удар.

- Да как это вообще можно понять? – простонала девушка, глядя в потолок. – Тут же даже звука нет никакого!

- Здесь не нужно слышать, надо просто чувствовать, - пояснил Астрелиан.

- Я не понимаю, как это.

- Скоро поймете.

Сильтарин со вздохом поднялась, массируя плечи, и грустно посмотрела на смеющегося темного, который даже не скрывал своего веселья.

- А ты чего смеешься? – недобро посмотрела на него принцесса.

- Ничего, ничего, - тут же открестился друг, но через секунду сдался и рассказал. – Просто ты так смешно бегала и попискивала.

- Ах, я попискивала?! – возмутилась девушка. – Да ты сам попробуй!

- И он справится, - заметил откуда-то сзади светлый.

- А вот сейчас и посмотрим, - кровожадно проговорила девушка. – Иди туда!

- Да, пожалуйста, - легко согласился Дар, и следующие несколько минут Ринэль наблюдала, как эльф ловко избегает электрических потоков, отпрыгивая в разные стороны. Под конец показательного выступления, сильтарин смогла лишь простонать:

- Ка-а-ак?! Как ты это сделал?!

- Да легко вообще-то, - почесал кончик носа Дариэль. – Ты тоже этому научишься.

- Я не понимаю, - обреченно хлопнула ладонями по коленям девушка. – Просто не понимаю, и все!

- Рано сдаетесь, госпожа. Я буду учить вас слышать то, что нельзя услышать слухом.

Ринэль скептически поглядела на телохранителя.

- Как можно услышать то, что нельзя услышать слухом? Уши для того и приспособлены, чтобы слушать.

- Вы потом поймете.

- А я хочу сейчас, - под нос буркнула девушка, но ничего не сказала. – Так что будем сейчас делать?

- Бегать, - ответил эльф, и Ринэль едва не взвыла от ужаса.

- Только не это!

Дариэль тихо рассмеялся, и сильтарин недобро на него посмотрела.

- Давай, давай, Звездочка. Между прочим, бег тоже улучшает скорость, - весело сообщил он, и девушка скривилась.

- Вот и побегал бы со мной.

- Да мне и так хорошо стоится.

***

Ближе к обеду Силиринэль почувствовала себя настоящей отбивной. Оставшиеся часы ледяной эльф посвятил оттачиванию навыков мечника, а потом, неожиданно, решил попрактиковаться в рукопашной. И ладно, что Ринэль этого не умела, ее внезапно взволновало другое – эльф был очень близко к ней, и до девушки доносился легкий аромат васильков, и это сильно сбивало с ног. Да и просто быстрые прикосновения заставляли кожу покрываться мурашками, а Ринэль – думать совершенно о другом, поэтому девушка каждый раз падала на пол. Но противиться этому не могла. Вот не могла и все. Стоило только ей оказаться близко от Астрелиана, почувствовать аромат васильков, ощутить легкие прикосновения, ведущие к ударам об пол, и у сильтарина все плыло перед глазами, заставляя помутиться сознание.

А спасло девушку опять же чудодейственное зелье «Антиболин», как прозвала его сама Ринэль. И плавая в ванне, Силиринэль вспоминала урок и грустно вздыхала, но радоваться заставляло то, что после обеда шла магия!

Тому, что идти в обеденную залу не надо, Ринэль была очень рада, поэтому достала из гардероба (Повелитель отдал приказ сшить новые наряды, поэтому скоро платья должны были поменяться) красивое платье персикового цвета. А вот с прической решила не заморачиваться и применила незаменимое заклинание, спасающее от спутывающихся волос. Это заклинание строилось легко – надо было лишь связать каркать из нескольких нитей воздуха и растянуть по всей длине волос, так что Ринэль могла больше не переживать по этому поводу, а вот распущенные волосы смотрелись шикарно. А еще радовало то, что сильтарин, наконец-то, смогла выпустить крылья, и теперь шокировала окружающих своей неземной красотой. Точнее, могла бы шокировать, но шокироваться было некому. Дариэль – не считается, он уже привык, а Астрелиану было все равно, он смотрел на девушку синими очами, полными вселенского холода и равнодушия.

А вот когда в покои принесли обед, Ринэль задергалась и сразу сообщила:

- Я не люблю есть, когда за мной наблюдают. Поэтому предлагаю два выхода: или вы садитесь со мной, или спрячьтесь где-нибудь, пока я не закончу.

Дар, привыкший к этому, хмыкнул и ушел, а вот светлый ушел молча, как ледяная глыба, и Ринэль раздраженно показала язык его спине, но вот она никак не ожидала, что телохранитель остановится и, не оборачиваясь, произнесет:

- Так вести себя не подобает леди в вашем возрасте, - и ушел, оставив Ринэль красную как переваренную сверлу.

- З-зараз-за! – рыкнула девушка и швырнула нож в стену, из-за чего тот вошел в камень за шелковой тканью, как в масло.

А вот после обеда и началось самое интересное – пришел маг, довольно посмотрел на сильтарина, кивнул своим мыслям и жестом предложил девушке идти за ним. Молча. И никаких «Лэсса, вы прекрасно выглядите, я очень рад вас видеть, а какая сегодня погода, но ничто не сравнится с вашей изумительной красотой». Так же молча маг распахнул дверь, находившуюся по соседству с тренировочным залом, тоже, видимо, сделанная «специально для сильтарина».

Пройдя по большой комнате, маг поставил на стол полузасохший цветок и сходу спросил:

- Что бы вы с ним сделали?

Ринэль удивленно посмотрела на цветок. Она ожидала, что сейчас будет какая-нибудь лекция, а они сразу перешли к практике. Ну что ж, так даже интереснее.

Девушка прикусила губу и стала сосредоточенно вспоминать, о чем прочитала в свое время в книгах, где героини так же лечили различных существ.

- Ну, наверное, надо обернуть нитями Жизни, - предположила сильтарин, и маг улыбнулся. Не насмешливо, просто добро, и Ринэль покраснела от внимательного фиолетового взгляда.

- Полностью?

- Ага, как мумию, - все еще смущенно пробормотала девушка.

- Как что? – недоуменно переспросил эльф, и сильтарин таинственно улыбнулась. – Немного не так, принцесса. Целительство – это отдельная наука, требующая совершенно другого подхода. Если есть магическое зрение, то есть и зрение исцеления, но открыть его могут лишь те, у кого есть дар Жизни.

- И как это сделать? – тут же заинтересовалась девушка.

- Для начала перенастройте зрение.

Сильтарин кивнула и привычно призвала магическое зрение, просто «вытолкнув» что-то из глаза, и вот космическая темнота заполнила все глазное пространство.

- Правильно. А теперь посмотрите внимательнее. Видите зеленые нити? Потяните.

Ринэль послушно взяла зеленую нить в руки, и прохладная энергия защекотала пальчики.

- Правильно, вот так, - снова повторил маг. – А теперь просто добавьте эту нить в магическое зрение.

Силиринэль едва со стула не упала, услышав это задание, и с некоторой опаской приблизила нить к глазу. Как только нить приблизилась, она сама ловко вживилась в глаз, и Ринэль почувствовала приятную прохладу, а ощущения изменились. Вокруг были только зеленые нити разных оттенков, а так же девушка могла видеть все, что происходит в организме у сидячего перед ней эльфа. Нет, ничего противного и неприятного для взгляда здесь не было, тело представляло собой лишь огромное полотно из переливающихся нитей.

- Это «полотно» - и есть то, чему я буду вас учить, - неожиданно проговорил маг. – Как видите, все нити в моем теле имеют приятный зеленовато-белый оттенок, так? А теперь посмотрите на цветок.

Ринэль послушно перевела взгляд на цветок и едва не ахнула. Нити цветка были насыщенно желтого цвета, который так и резал глаза, вызывая желание исправить эту ужасную картинку.

- Желтый цвет присущ только растениям, а вот с разумными существами все намного сложнее. Раны, заболевания, проклятия и заклинания – все это имеет разные оттенки, но пока вам надо только знать, что здоровое тело имеет все оттенки зеленого от почти белого до темно-зеленого, но самую слабую степень зеленого ни в коем случае нельзя путать с белым, так как белый оттенок может иметь разные значения.

- И что мы делать будем? – переварив информацию, спросила сильтарин.

- Сейчас вы попробуете исцелить цветок.

- А это как?

- Почти так же, как вы и предложили в самом начале, - Ринэль этого не видела, но почувствовала, что Гириэль улыбается.

- То есть, замотать?

- Нет, заменить. И цветок будет первым вашим подопытным, ведь потом вам придется тренироваться на живых эльфах. Итак, слушайте внимательно. Вам надо будет аккуратно убрать все желтые нити и заполнить пустоту зелеными, ясно?

Ринэль кивнула и приступила, дождавшись разрешения. Задание было легким, но для необученного сильтарина это было вверх сложности, поэтому девушка действовала очень аккуратно, стараясь не повредить нити.

- Если вы повредите нить, то пациент будет чувствовать жуткую боль, поэтому будьте осторожны, чтобы нить не распалась, - предупредил маг.

Силиринэль осторожно потянула за желтую нить и начала разматывать клубок. Конечно, у нее не получалось, нити распадались, расслаивались и просто разрывались, и если бы на месте цветка был кто-то более… живой, то он бы потерял сознание от болевого шока.

Но вскоре дело было почти сделано, и все желтые нити убрались, а предстояло лишь заполнить пространство зелеными. Вот тут-то Ринэль и поняла, что совершенно не знает, как это сделать. Гириэль, внимательно наблюдавший за ученицей, тут же принялся объяснять.

- Что бы вживить нити надо построить каркас в виде решетки и прикрепить его к оставшимся нитям, после этого по нити вплетать в получившееся кружево.

Ринэль послушно выполнила задание, и, когда все было кончено, девушка чувствовала себя как выжатый лимон из-за усталости и напряжения.

- С непривычки так всегда бывает, - с сочувствием проговорил красавчик, с улыбкой глядя на ученицу. – Но это ничего, вот когда мы пойдем раненых осматривать, то это будет… - маг закатил глаза от предстоящего развлечения.

- В смысле, что будет? – не поняла Ринэль.

- Интересно это будет, вот что! – самодовольно сообщил эльф. – Так, с заданием вы справились. Чем тогда хотите заняться? – колдовские глаза чарующе блеснули, и сильтарин уже привычно покраснела.

- А что предлагаете?

- Ну… могу почитать лекции, - предложил маг, и Ринэль резко покачала головой.

- А на практике?

- Завтра. На сегодня ты уже все сделала, иначе будет очень плохо. Тебе.

Сильтарин понятливо кивнула.

- Ну, раз такое дело, то ты можешь быть свободна, - разрешил Гириэль и махнул рукой на дверь.

- До свидания, - попрощалась девушка и вывалилась из кабинета, задумчиво посмотрев на телохранителей.

Поймав оценивающий взгляд Ринэль, Дариэль дернулся и опасливо поинтересовался:

- Ты это чего на меня так смотришь?

- Думаю, - честно призналась подопечная.

- О чем?

- О том, что, кажется, я нашла подопытных.

- И кто это? – с беспокойством уточнил Дар, уже догадываясь, что эти «счастливчики».

- Вы и Рафаэль.

- А этого-то за что? – простонал телохранитель.

- А за компанию. Кстати, где это он? – заинтересовалась девушка, взглянув на синеглазого.

- Наверное, опустошает запасы спиртного.

- В погребе?

- Почему же, у себя.

- И где это «у себя»? – Ринэль довольно улыбнулась.

- Сейчас покажу.

Астрелиан как-то грустно вздохнул и пошел впереди, показывая дорогу. Как и предполагалось Рафаэль нашелся в своих покоях в обнимку с бутылкой чего-то крепкого, а, судя по мечтательной морде, успел довольно много вылакать.

- Так, - проговорила девушка и решила опробовать новые знания на практике. Конечно, она еще ничего не знала, но все-таки решила рискнуть и призвала новое зрение, рассматривая подопытного.

Нити Рафаэля были почти все зеленые, кроме нескольких, расположенных у головы. Эти нити были странными - зеленоватыми, но очень расплывчатыми, и Ринэль решительно дернула за них так, чтобы они принесли как можно больше боли. На периферии слуха до нее донесся жуткий вопль эльфа, и сильтарин мстительно улыбнулась, вплетая новые «свежие» нити.

Когда девушка открыла глаза, то обнаружила злого, но совершенно трезвого Рафаэля, который сверлил принцессу таким взглядом, что ей давно пора было самовоспламениться.

- Ты! – рыкнул эльф, ткнув в девушку указательным пальцем. – Совсем обалдела что ли?!

- Ну надо же тебя было хоть как-то привести в сознание, - пожала та в ответ плечами и развела руки в стороны.

- А ничего, что я чуть не умер?! – прорычал Рафаэль.

- Ну не умер же!

- А вдруг?

- А «вдруг» у меня не бывает, только «наверняка», - парировала девушка и поднялась с пола, где сидела до этого. – Вставай, мы идем стрелять из лука.

- А я тебе зачем? – недовольно насупился эльф.

- Ну я же обещала тебя перевоспитать.

Рафаэль молча засопел, а Дариэль поинтересовался:

- А мы идем стрелять из лука?

- Ага, надо же мне когда-нибудь научиться, - улыбнулась девушка и вопросительно посмотрела на Астрелиана, который тут же согласно кивнул, отвечая на немой вопрос.

Стрельбище нашлось за пределами дворца, недалеко от искусственного озера. Ринэль несла свой любимый Лунный Лук, а Астрелиан – свой, обычный, но не менее красивый. Подойдя к первым мишеням, девушка кисло прикинула расстояние и расстроилась еще сильнее – деревья, в которые раньше стреляла сильтарин, находились намного ближе, чем эти мишени.

- Я так понимаю, стрелять вы умеете? – скорее подтвердил, чем спросил светлый эльф.

- Умею, умею, - подтвердила сильтарин.

- Тогда в чем проблема?

- Попадаю, но не туда, куда надо, - созналась девушка.

- Попробуйте попасть вон в ту мишень, - Астрелиан указал на самую первую.

Силиринэль встала в стойку, наложила стрелу на тетиву и прицеливалась, но не натянула. Стрела, по ее мнению, смотрела ровно в цель, но, когда девушка выстрелила, то попала на несколько сантиметров выше.

- Ну вот, опять, - огорченно сказала Ринэль и топнула ножкой.

- Ничего страшного, - абсолютно спокойно отозвался эльф. – Вы попали в мишень, и это главное.

- Так в мишень я попадаю всегда, а вот в саму цель – очень редко.

- Вы научитесь. Главное, знать, куда стрелять.

- Но я хочу попадать!

- Научитесь, - терпеливо повторил телохранитель. – Я сейчас покажу, как надо правильно стрелять, а вы просто повторите.

Эльф ловко натянул стрелу, и Ринэль с удивлением поняла, что ее телохранитель… левша! И как она этого раньше не заметила? Стрела вжикнула и воткнулась ровно в алый кружок, и Ринэль грустно вздохнула.



- Видите? Стрела не должна смотреть в середину, это для вас она туда направлена, поэтому и попадает не туда. Надо отклонить ее чуть в сторону, но для этого нужна практика. Попробуйте.

Эльф отошел в сторону, и Ринэль снова натянула тетиву, только стрела своенравно попала в совершенно другой угол. Расстроено цокнув языком, сильтарин наложила новую стрелу и выстрелила. Потом еще раз выстрелила, но стрелы, как одна, так и вторая, попали совершенно не туда, куда было надо.

- Давайте вместе, - вздохнув, предложил Астрелиан и подошел к девушке.

И именно в этот момент ей стало не до стрельбы, потому что ее полностью окружил потрясающий запах васильков, а за плечи приобняли теплые руки. Конечно, это было надо для тренировки, но Ринэль едва не разомлела от восторга, ведь эльф оказался таким теплым, не смотря на ледяное сердце, и эти теплые прикосновения едва не свели с ума. Ринэль держала в руках натянутый лук и чувствовала, как дыхание эльфа колышет выбившуюся прядь около уха, и сейчас ей было совершенно не до стрельбы, поэтому девушка с чистой совестью пропустила тот момент, когда стрела сорвалась в полет.

- Теперь понимаете? – раздался около острого ушка мелодичный голос, слегка растягивая гласные.

- Если честно, то не очень, - покраснела сильтарин, но признаваться в том, что просто просмотрела этот момент - не собиралась.

- Сейчас покажу еще раз, только… Вы не могли бы убрать крылья, они немного мешают?

- Ой, конечно, сейчас уберу, - тут же согласилась девушка, и крылья исчезли, зато Ринэль поняла, что, кажется, пропустит и этот выстрел, так как спиной почувствовала сильную грудь мужчины, которая мерно вздымалась и опускалась в такт дыханию.

- Смотрите внимательно, госпожа, - снова раздался голос около уха, и Ринэль постаралась сосредоточиться.

На этот раз она увидела каждый момент выстрела и стремительно подняла свой лук, направив стрелу так, как держал до этого Астрелиан. Тетива тихо тренькнула, и стрела воткнулась в считанных миллиметрах от центра, но сильтарин была рада даже этому, ведь у нее получилось!

Радостно взвизгнув, принцесса повисла на шее стоящего рядом эльфа и кинулась к Рафаэлю, который в этот момент открывал непонятно откуда взятую бутылку, но неожиданно пришедшая в голову идея остановила ее. Прицелившись, девушка резко выпустила стрелу, и та со звоном вонзилась в стеклянную бутылку, пробив ее насквозь и улетев в листву, а эльф остался с «розочкой» в руках.

- Т-ты… Ты что сделала?! – закричал Рафаэль, уставившись на сильтарина разъяренными глазами. – Ты меня теперь и убить решила?!

- Ну не убила же, - пожала плечами та, а внутренне испугалась этой вспышки.

- Как же ты меня достала… - неожиданно спокойно проговорил светлый эльф, посмотрев на сильтарина застывшими серебристо-зелеными глазами, и Ринэль едва не поежилась. – Отстань от меня, надоело. Не лезь в мою жизнь, поняла?!

С этими словами он развернулся и ушел, оставив сильтарина стоять с распахнутыми глазами, полными обиды.

«Но я же не хотела плохого…», - подумала девушка, глядя эльфу вслед.



Глава 8

Безумие в свете лучей цвета закатного солнца.

- Тут ты, Звездочка, правда, переборщила, - запустив руки в белоснежные волосы, проговорил Дариэль, задумчиво рассматривая грустную принцессу, нервно покусывающую губы.

- И что теперь делать? – обреченно спросила она. Ей было так плохо на душе, что хотелось немедленно вернуться в будущее и исправить ситуацию, но разве это было возможно?

- Пока нечего. Просто не трогай его некоторое время, - посоветовал телохранитель.

- Но я же его обидела!

- И что? – зеленые глаза сверкнули. – Обидела, и обидела очень сильно. Но что ты предлагаешь сделать? Побежать за ним? Он тебя и слушать не станет, только хуже сделаешь.

- Да знаю я! – не сдержавшись, воскликнула девушка, всплеснув руками и горько поджав губы. – Но не могу спокойно стоять!

- Потом извинишься. Дай ему время остыть, - Дариэль подошел к сильтарину и обнял за плечи.

- Я не могу! Я теперь буду нервничать и переживать, у меня в груди будто комок поселился, не могу спокойно ничего теперь делать.

- Здесь ничего не могу поделать.

Ринэль посмотрела на лук, лежащий на траве, и вздохнула. На Астрелиана взглянуть боялась, ей было страшно увидеть лед в его вечно холодных глазах, поэтому сильтарин смотрела куда угодно, но только не в сторону светлого эльфа.

- Не переживайте, госпожа, - неожиданно раздался его голос, и Силиринэль застыла, боясь услышать продолжение. – Рафаэль очень вспыльчив, но он одумается.

- Неприятная ситуация, - пробормотала девушка, но на эльфа так и не посмотрела.

«Вот почему всегда так?», - задумчиво поинтересовалась у себя Ринэль.

- Ладно, пойду я, пожалуй, в покои, пока еще кого-нибудь не обидела, - решила сильтарин и быстро направилась к дворцу, а так как шаг у девушки всегда был быстрый, то эльфам пришлось поторопиться, чтобы успеть за расстроенной подопечной.

В покоях Ринэль села на балкончике на плетеный лежак и грустно посмотрела в синее небо, украшенное бледными звездами и почти невидимыми четырьмя лунами, и в которой раз она поразилась, какие те были огромными.

Снова посмотрев на небо, принцесса поднялась, расправила крылья и встала на тонкие перила балкона, едва удерживая равновесие, но не спрыгнула, а так и стояла, позволяя ветру бешено стегать по лицу и телу, грозя опрокинуть то назад, то вперед.

- Ринэль, ты чего задумала?! – обеспокоенно спросил Дариэль, подходя к подруге, но увидеть из-за ярких солнечных лучей смог лишь полутемный силуэт с расплавленными на всю ширь крыльями.

- Да ничего, просто стою, - проговорила девушка, смотря вниз, где далеко-далеко виднелся сад и белоснежный город.

- Только не упади, хорошо? – предостерег эльф, и Ринэль криво улыбнулась.

- Хорошо, - со странными интонациями согласила она и медленно сделала шаг вперед.

По телу прошлась жуткая щекотка, а затем ветер хлестнул так, что где-то на секунду Ринэль потеряла возможность дышать. Прикрыв глаза, девушка падала вниз, сложив крылья по обе стороны тела, поэтому и не видела, как телохранители обеспокоенно перегнулись через перила; поэтому и не услышала, как Дариэль прокричал:





- Ринэль! Не делай глупостей!

Но сильтарин этого не видела и не слышала, она просто падала, наслаждаясь этой минутной свободой, когда кажется, что есть только ты и бескрайний простор. И если бы кто-то поднял голову вверх, то испугался бы открывшейся картине, поняв ее неправильно, но внизу никого не было… или почти не было. Только в небольшой беседке, заставленной полупустыми бутылками, сидел златоволосый эльф, подперев рукой голову, и глядел серебристо-зелеными глазами куда-то в сторону. Вот он-то и заметил стремительно падающего сильтарина и понял все превратно.

- Ринэль! – закричал он. – Сильтарин ты недоделанный! Ты что творишь, дура?! – эльф выскочил из беседки, прямо на глазах трезвея, и сильтарин услышала его безумный вопль, распахнув космические глаза. Несколько секунд недоверчиво смотрела на Рафаэля, а потом удивленно прошептала:

- Рафаэль?

И пьяница прочитал этот тихий возглас по ее губам, мигом разозлившись как черт.

- Дура! Тормози! Разобьешься!

Ринэль, оценив расстояние, ловко перевернулась в воздухе и раскинула крылья в разные стороны, позволяя ветру ласково погладить белоснежные перышки, словно извиняясь за дикие удары при падении. Сильтарин парила в десяти метрах над землей, откинув голову назад, и длинные серебристые волосы развивались в разные стороны алмазными лентами, отражая солнечные лучи под разными углами и посылая разноцветные солнечные зайчики. Девушка не хотела на землю, поэтому и застыла между небом и землей. Открыв глаза, взглянула на балкон, где уже не было телохранителей, бросившихся вниз. Подавив желание взлететь на крышу и провести там весь остаток времени до ужина, жалея себя, Ринэль поглядела вниз, где Рафаэль едва не рычал от злости.

«Интересно, он все еще обижается? - равнодушно пронеслись мысли у нее в голове. – Судя по злому лицу, если и обижается, то точно не на выстрел».

Вздохнув, девушка медленно спланировала на землю, но как только ее босые ступни коснулись колкой травы, чьи-то руки резко подняли ее в воздух, прижимая к груди. Ринэль пискнула и широко распахнула глаза, смотря прямо в серебристо-зеленые очи.

- Привет, - неуверенно пробормотала девушка.

- Ты! – прошипел Рафаэль, сжимая сильтарина так, что ей даже больно стало. – Ты что творишь, дура?! Совсем последние мозги растеряла?! Убиться захотелось?! Ты вообще чем думала?! Кто так летает?! А если бы ты разбилась?! Да еще и глаза закрыла! Дура!!!

Силиринэль сжалась, слушая этот яростный монолог, и только выбежавшие к ним телохранители спасти девушку от продолжения, но это ненадолго, так как появился новый желающий отчитать принцессу.

- Ринэль, ты с ума сошла?! – возмутился Дариэль, сверля ту недовольным взглядом. – Ты хотела повторения того падания? А если бы ты не справилась? Что бы мы тогда делали?

Ринэль опустила глаза, раздражаясь от проповедей.

- Ну, простите, я не думала, что вы так испугаетесь, - наконец, ответила она. – Я полностью контролировала ситуацию!

- Ах, ты контролировала, - снова прошипел Рафаэль, у которого она так и болталась на руках. – Да ты вообще ничего не видела, как ты могла что-то контролировать?!

Сильтарин едва не зарычала от злости, эта ситуация начала ее раздражать.

- Так! – рявкнула она, сверкнув посветлевшими от злости глазами. – Я уже извинилась, что вы пристали?! Больше так делать не буду!

- Не будет она, - уже более спокойно фыркнул пьяница, а Дариэль просто закатил глаза к небу, как бы говоря: «Как же».

- Все отпусти меня, я и сама стоять могу, - буркнула сильтарин, смущаясь от таких «объятий», но Рафаэль и не подумал отпускать, язвительно сообщив:

- Ага, счаз! А ты тут же снова пойдешь с балкона сбрасываться?

- Да не сбрасывалась я! – вспыхнула принцесса и затрясла босыми ногами, требуя отпустить ее немедленно. – Отпусти!

- Ни за что! – осклабился золотоволосый. – Буду отыгрываться на тебе!

- А-а-а-а, пьяница несчастный! – взвыла девушка, сверкая глазами. – Отпусти, отпусти, отпусти!

И умоляюще посмотрела на телохранителей, один из которых тихо фыркал от смеха, а второй просто стоял и наблюдал.

- Ни за что! – снова повторил эльф и поудобнее подхватил принцессу. – А ты и, правда, сильтарин. Даже крылья есть.

- А я тебе что говорила, - тут же согласилась девушка и сильно хлопнула своими задними «придатками», едва не сметя вредину с ног.

- Эй! – возмущенно сверкнул тот глазами, и Ринэль довольно дернула ухом. Левым.

- А нечего меня таскать!

- А вот хочу и таскаю!

- А мне это не нравится!

- А мне нравится, что тебе не нравится!

- Ах, ты гад!

- Сама такая!

- Ух, ну я тебе сейчас устрою!

- Да дотянись сначала!

- А вот возьму и дотянулись!

Сильтарин и эльф недобро посмотрели друг на друга, но тут же фыркнули и рассмеялись.

- Не, ну, правда, отпусти, а? – Ринэль жалобно посмотрела на Рафаэля.

- Зачем? – хитро поинтересовался тот.

- Ты меня смущаешь, - честно призналась девушка в ответ, и эльф снова рассмеялся.

- Я? Тебя? Ну ты даешь, конечно.

- А что, не веришь? – космические глаза прищурились.

- Верю, верю, - тут же согласился Рафаэль и добавил. – Вон какие уши красные!

- Зараза! – рыкнула девушка и стукнула эльфа крыльями, поэтому тот все-таки не удержался и рухнул на землю, а Ринэль приземлилась сверху.

Сад наполнился руганью, и сильтарин снова стукнула эльфа, краснея уже по другой причине. Ну не любила она ругаться, что уж тут поделать.

***

Немного позже, когда компания разошлась, и Ринэль снова оказалась в собственных покоях, она тут же взлетела с балкона и забралась на крышу, не обращая внимания на вопли Дариэля. Только на этот раз девушка не чувствовала тупую грусть в груди, и сейчас она полностью наслаждалась сидению под лучами заходящего солнца, которое окрашивало все в золотисто-алые тона. С крыши самой высокой башни дворца открывался просто потрясающий вид, и Ринэль не могла оторвать взгляда от залитых рыжими лучами полей и сияющей поверхности реки, которая пробегала недалеко от дворца. Прохладный ветерок изредка трепал выбившиеся из косы серебристые пряди, и Ринэль жмурилась от удовольствия, наслаждаясь тишиной и спокойствием.

- Тебе там не скучно? – раздался снизу тихий голос Дариэля.

- Нет, мне здесь очень хорошо, - мечтательно отозвалась девушка.

- Я мешаю?

- И да, и нет. Я просто думаю обо всем, поэтому не обращаю ни на кого внимания, - принцесса не видела эльфа, но это не мешало ей вести разговор.

- Хочешь, я посижу с тобой?

Больше всего на свете Ринэль захотелось сказать «Не надо», но она не смогла обидеть друга, хотя ей больше нравилось сидеть в одиночестве. Все-таки в своем бывшем мире она любила вот так забираться на стул и подолгу смотреть в окно, а здесь ей каждую секунду приходилось быть под присмотром, а иногда так хотелось обычного спокойствия.

- Как хочешь.

Раздался тихий смешок, и ироничный голос произнес:

- Тогда оставлю тебя одну, Звездочка.

Ринэль мягко улыбнулась пониманию Дара и прикрыла глаза. Теплый свет легко засеребрился на волосах, но девушка не прикрыла лицо ладонью, лишь подняла голову еще выше, позволяя лучам поиграть на ее лице.

«Где же тот, кого показало мне гадание?», - немного печально подумала принцесса, открывая глаза и всматриваясь вдаль. Где-то в этом мире был ее суженый… но где?

Несколько долгих часов сильтарин просидела на крыше, обнимая острый шпиль, сделанный из неизвестного белого металла. Солнце опустилось еще ниже, перекрашивая все в розовые тона, но и тогда девушка не слезла с насиженного места. Ей почему-то было грустно, как иногда бывало. Ни с того, ни с сего грусть приходила и уютно сворачивалась на груди, заставляя принцессу грустно улыбаться вдаль, будто сожалея о чем-то. И эту грусть невозможно было победить, она уйдет, но девушка никогда не знала, когда это произойдет.

Где-то снизу раздались тихие шаги, и на крышу запрыгнула затемненная фигура, поэтому Ринэль не сразу узнала в эльфе Астрелиана. Задумчиво остановив на нем взгляд печальных глаз, сильтарин улыбнулась и подвинулась, усевшись по другую сторону шпиля.

- Ты чего здесь? – спросила девушка.

- Решил проверить вас, госпожа, - ответил эльф, присаживаясь рядом.

- Не надоело еще?

- Что именно? – синие глаза взглянули на принцессу с некоторым недоумением.

- Называть меня «госпожа». Мне надоело, можно же общаться нормально.

- Простите, но я ваш телохранитель.

- Думаю, ты мог бы пойти у меня на поводу и согласиться хоть с этой небольшой просьбой, - серебристая голова прислонилась к шпилю.

- Зачем это вам? – Астрелиан повернул голову и прямо взглянул на девушку.

- Хочу общаться нормально, - ответила та и так же взглянула на эльфа.

Сопротивление взгляду длилось недолго, и Астрелиан сдался, неожиданно улыбнувшись.

- Хорошо, моя госпожа, вы меня уговорили, - теплая улыбка приятно преобразила ледяного эльфа, сделав его чуть… ближе, наверное, и роднее.

- Не будешь больше называть меня госпожой? – улыбнулась девушка чуть лукаво.

- Не буду.

- А обращаться на «вы»?

- Силиринэль… - эльф простонал, едва не схватившись за голову, но все-таки хмыкнул. – Хорошо.

- Я очень этому рада, - сильтарин тепло и мягко улыбнулась той улыбкой, которая всегда растапливала всем сердца. Еще никто не мог смотреть на эту улыбку и не улыбнуться в ответ, а весь секрет был в том, что она была искренняя. Настоящая, добрая, когда Ринэль просто улыбалась, выражая любовь ко всем, и все ее чувства выливалась в сияющую улыбку на губах и доброту в глазах.

- Может, вернемся обратно? Холодает, - Астрелиан кивнул головой вниз, и Ринэль прикрыла плечи крыльями, обернув их вокруг себя.

Эльф задумчиво задержал на них взгляд, что-то странное мелькнуло в них, и Ринэль предложила:

- Хочешь погладить?

- А можно?

- Конечно, - и опять та же улыбка.

Астрелиан ничего не ответил, но протянул ладонь и ласково прикоснулся к крылу, вызвав волну тепла в сильтарине.

- Такое мягкое, - чарующе прошептал эльф, поглаживая тонкое перышко.

- И такое теплое, - хитро поддержала Ринэль. – Ладно, пойдем вниз.

Астрелиан поднялся, ловко остановился на самом краю крыши и подал руку принцессе, помогая той спуститься. Силиринэль с улыбкой приняла помощь, хотя ловко могла спуститься сама, но не смогла отказаться от ситуации. Поблагодарив эльфа одними глазами, девушка ловко переступила через черепицу и… начала падать. Все передернулось перед глазами, когда сильтарин случайно наступила на край платья и начала заваливать вперед, и она бы упала, если бы телохранитель не успел подхватить падающую принцессу. Теплые руки обернулись вокруг плеч, принимая удар себе на грудь, и Ринэль подняла взгляд, затаив дыхание, когда в считанных сантиметрах увидела прекрасное лицо синеглазого. Тело обдало стремительным жаром, распространяя пожар по всему телу, а сердце гулко забилось, иногда пропуская удары. От Астрелиана приятно пахло васильками, и Ринэль не могла оторвать взгляда от синих очей телохранителя, они так и застыли на краю крыши, смотря друг друга в глаза, и лед в сердце эльфа впервые треснул, стоило ему только затеряться в космосе глаз. Они стояли близко друг к другу долгое время, но для них не прошло и секунды, они даже не могли отвести взгляда, и единственное, что волновало принцессу – это огненные волны, гулявшие по телу, раз за разом становясь все мощнее.

Синие глаза притягивались, и девушке нестерпимо сильно захотелось запустить руки в золото волос и поцеловать эльфа. Впервые поцеловать кого-то. И она не смогла противиться этому желанию, поднявшись на цыпочках и неумело коснувшись тонких губ. Астрелиан дернулся, зрачки синих глаз расширились, и пальцы нервно сжались на тонком стане сильтарина. В нем боролись разные желания, и даже он не смог удержаться от соблазна. Эльф ответил на поцелуй и ответил так страстно, что у Ринэль перед глазами замелькали разноцветные круги, а дыхание сбилось окончательно, посылая свою хозяйку в тартарары со своими непонятными желаниями.

Пальцы сильтарина все-таки запутались в волосах, перебирая золотистые пряди, и Ринэль не скоро очнулась от этого безумия, настигшего их на краю крыши посреди лучей закатного солнца.

Шелест крыльев пролетевшей мимо птицы разбил очарование момента, и сильтарин шарахнулась в сторону, едва не упав с крыши повторно, но смогла установить равновесие и сесть на черепицу. Все ее лицо было алым от смущения, но в таком положении была не она одна. Астрелиан тоже не понимал, что на него нашло, и он напряженно смотрел на принцессу, не зная, что сказать.

- Прости, - пискнула девушка, опустив глаза и нервно сжимая легкую ткань платья. – Я не знаю, что на меня нашло. Прости, пожалуйста, я не хотела тебя обидеть.

Больше всего на свете ей хотелось вскочить и улететь ввысь, чтобы охладить разгоряченное тело и привести мысли в порядок, но она понимала, что если сделает это, то больше никогда не сможет посмотреть светлому в глаза, а значит, что и добрых отношений между ними не будет.

- Ничего страшного, - немного хрипловато проговорил Астрелиан. – Это я… виноват. Это я должен просить прощения.

- Нет, нет! – Ринэль резко вскинула голову и попалась в плен синих глаз. – Нет! Это только моя вина! Если бы я не споткнулась, то нас не накрыло бы это безумие. Боже, да что со мной происходит?! – девушка схватила себя за голову и начала быстро, быстро говорить. – Я не понимаю, не понимаю, что со мной происходит! Совершенно не понимаю! Как попала к вам, так что-то со мной случилось, я не могу спокойно на вас всех реагировать! Меня словно молнией бьет только при одном взгляде, а ответный взгляд порождает нестерпимый жар по всему телу. Я ничего уже не понимаю! Такого же раньше не было! Может, я чем-то заболела?! Ох, что же мне делать с такими реакциями?!

Ринэль стало себя так жалко, что у нее на глазах выступили слезы, и она расстроено посмотрела на телохранителя.

- Все будет хорошо, - проговорил тот, присаживаясь рядом и обнимая девушку за плечи, из-за чего та судорожно вздохнула и едва смогла подавить снова запламеневшее тело.

- Ничего не будет хорошо! Я никогда так не возбуждалась! Да я вообще ничего раньше не чувствовала к мужчинам, так как меня мог привлечь только тот, в кого я влюблюсь, а тут… - Ринэль уже не шептала, она всхлипывала, и Астрелиан не знал, как ее утешить.

- Возможно, я знаю, что это такое, - тихо прошептал эльф. – Перед твоим приходом я в библиотеке прочитал несколько книг про сильтаринов, и в одной из них, которая хранилась в секретной секции, нашел описание странного периода в жизни сильтаринов, когда раз в год у них случался «эмоциональный взрыв гормон» - именно такое определение было, хотя название странное.

- Что? – Ринэль перестала плакать и недоуменно перевела взгляд на телохранителя, за что и поплатилась. Бесконечная синева взгляда снова захватила ее в свой плен.

- И в этот период, - прошептал эльф, облизнув пересохшие губы. – В этот период каждый сильтарин чересчур остро реагировал на любую особь противоположного пола, и тот, на кого он обратил внимания, испытывал похожие эмоции.

- Значит, это просто мои гормоны? – судорожно выдавила Ринэль.

- Скорее всего, - выдохнул эльф ей в губы. Они находились слишком близко друг к другу и противиться желанию больше не могли, поэтому не удивительно, что они снова поцеловались, схватившись друг за друга, как утопающие – за соломинку.

- Надо это остановить, - простонала девушка, чувствуя нестерпимый жар внизу живота.

- Надо, но как? – судя по ощущениям сильтарина, эльф не справлялся тоже.

- Не знаю, - и снова сумасшедший поцелуй, едва не опрокинувший девушку на спину.

«Сильтарион», - простонала мысленно Ринэль, когда по ее спине пробежали чуткие пальцы Астрелиана, вызывая прерывистый вздох, и перед ее глазами все потемнело и поплыло, засасывая в спасительную темноту.



Глава 9

Сон длинною в неделю.

- Спокойно, Ринэль, спокойно, - проговорил Бог, поднимая ладонь. – Я поставил защиту на твои… гм… гормоны, но долго она не продержится, поэтому слушай меня внимательно!

Сильтарин сидела на тонкой полоске зелени, вцепившись в густые травинки, и пыталась отдышаться. Такой резкий переход от возбуждения к спокойствию вызвал небольшую тошноту и головокружение.

- Ринэль, ты меня вообще слышишь? – Сильтарин настойчиво помахал ладонью перед лицом принцессы, вынуждая перевести ее взгляд на говорившего.

- Слышу, - выдохнула девушка, откидываясь на руки. – Я все слышу!

- Отлично. Значит так, - Бог скрестил руки на груди, немигающе посмотрев на сильтарина. – Как я уже говорил, создания Богов не всегда получаются такими, какими хотят их видеть, и в них изредка возникают… недочеты. У меня главной головной проблемой стал «гормональный выброс», когда сильтарины, не зависимо от пола, начинают дружно раз в год распространять феромоны. Это длится всего лишь неделю, но если противостоять силе феромонов, которые действует как на самого сильтарина, так и на окружающих, то тебе будет очень плохо. Для этого есть одно решение – в течение недели ты должна будешь проводить ночь с мужчиной.

- Чего?! – ахнула Ринэль, подтягивая ноги ближе. – Ни за что!

- Ринэль, ты не справишься с этим, - покачал головой Бог. – С каждый днем твои реакции будут все острее и острее, понимаешь? Ты начнешь кидаться на мужчин! Раньше, когда сильтарины были еще в этом мире, каждый из них мог с легкостью помочь собрату, но никто не реагировал на это как на пошлость, потому что каждый знал, что это такое. У них даже была больница для таких дел, где каждый мог избавить от напряжения. А вот у тебя такого нет, есть только один сильтарин, и это я. Хотя, я выбросам феромонов не подвластен, поэтому они на меня не влияют, но… - Сильтарин серьезно посмотрел в глаза собственной ученицы. – Я могу тебе помочь.

- Не хочу, - Ринэль сжалась еще сильнее. – Не хочу! Я сделаю это только с тем, кого люблю.

- Я прекрасно понимаю тебя, - по губам Бога скользнула грустная усмешка. – Но это единственное, что может тебе помочь. Ты слишком слаба, что бы противостоять собственным желаниям. Ты не справишься.

- Справлюсь! – буркнула девушка, чувствуя, как защита медленно тает.

- Не справишься, - отрезал Сильтарион. – Ты не справишься, Ринэль, и в этом вся проблема!

- Не справлюсь – попрошу накачать меня зельями!

- И будешь всю неделю напоминать овощ? – иронично прищурился Бог.

- Ну и буду, - обиделась принцесса. – А что ты предлагаешь?!

- Провести со мной ночь, - синие глаза Бога тут же утратили налет веселости, став серьезными. – Я много раз наблюдал, как сильтарины пытаются противостоять этому, но мало у кого получалось, Ринэль. Даже сильные, ловкие и терпеливые – они тоже ломались.

- Но я не хочу! – в отчаянии воскликнула сильтарин.

- Придется, Ринэль!

- Нет! Ты можешь сделать что-нибудь?

- Что? – устало спросил Сильтарион.

- Погрузи меня в сон, - предложила девушка, и ее глаза загорелись решительным огнем.

- В сон? – блондин удивился.

- Да, именно в сон! Тогда я просто просплю эту неделю, а ты можешь все это время меня тренировать.

- О, нет, - протянул Сильтарион. – Если я погружу тебя в сон, то ты уснешь, а проснешься только через неделю! Иначе не получится.

- Я согласна! – Ринэль поднялась на корточки. – Пожалуйста!

- Ох, Ринэль! На что же ты меня толкаешь, - Бог устало потер висок.

- А что такого? – на этот раз удивилась сама сильтарин. – Я просто прошу тебя меня усыпить. Это моя просьба.

- Хорошо, уговорила, - неожиданно согласился Бог, хлопнув в ладоши. – Только если что, ты сама виновата!

- Ладно, - кивнула девушка, готовая на все, лишь бы только спокойно пережить эту неделю. – А как же остальные? Они же беспокоиться будут.

- Я им все объясню, - отмахнулся Сильтарион. – Смотри мне в глаза…

Синие глаза полыхнули дьявольским огнем, и все вокруг померло, кроме них. Да и они скоро исчезли, погружая сильтарина в глубокую тьму.

***

Астрелиан осторожно спрыгнул на балкон, придерживая на руках упавшую без чувств девушку, волосы которой едва не стелились по полу, и телохранителю приходилось прилагать море усилий, чтобы те окончательно не соскользнули. Присев на пол, эльф задумчиво посмотрел на свою подопечную, пытаясь понять недавние события, но мозаика так и не складывалась у него в голове. Его мучили разные мысли, и одна из них – почему принцесса упала в обморок. На то, что все чувства и желания после этого как отрезало, Астрелиан тоже уделил внимание и даже больше, чем следовало.

- Долго же вы, - весело проговорил Дариэль, выходя из спальни принцессы, где до этого предавался чтению романов, которые сильтарин привезла с собой, объяснив это тем, что она их «не дочитала», но стоило темному телохранителю увидеть представшую перед его глазами картину, как всякая веселость тут же улетучилась из его глаз, уступив место жесткому и цепкому взгляду. – Что произошло?

- Это сложно, но попытаюсь все объяснить, - ответил Астрелиан, передавай свою ношу темному, который тут же перенес ее в спальню и уложил поверх одеял. – Я сам почти ничего не понял, но…

- Я сейчас вам все объясню, - перебил его голос из мерцающего облачка, возникшего в правом углу комнаты. Секунду спустя облачко растаяло, выпустив под взгляды эльфов высокого мужчину с синими глазами и золотистыми волосами. Это, несомненно, был Сильтарион, Бог Сильтаринов.

- Сильтарион! – прошипел Дариэль, сверкая глазами. – Как же я раньше не догадался, что это ты! Что ты с ней сделал?!

- Ничего плохого, - отозвался Бог, присаживаясь на кровать и ласково проводя линию по лицу девушки от виска до подбородка. Сильтарин выглядела жутко: кожа цвета серебристых чернил – такая же бледная, лицо будто осунулось, дыхание почти не было слышно, и, казалось, что девушка мертва, но только едва подымающаяся грудь доказывала обратное. – Слушайте меня внимательно и запоминайте. Раз в год у сильтаринов происходит сдвиг в гормональном фоне, впоследствии чего сильтарины в течение недели начинают вырабатывать феромоны, действующие как на сильтарина, так и на остальных. Единственное решение – провести ночь с мужчиной, но Ринэль отказалась…

- Конечно, отказалась! – возмущенно подскочил с кровати, где до этого сидел, Дар. – Она еще ребенок!

- Не перебивай меня, пожалуйста, - синие глаза Бога полыхнули недобрым огнем, и эльф присмирел, так как засиявшие глаза выглядели жутко. – Так вот, Ринэль отказалась от этого предложения и нашла другой выход, до которого еще никто не додумался – она решила уснуть и проспать всю неделю. Разбудить ее невозможно, она проснется только через оговоренный срок, и даже я не смогу разбудить ее раньше. За это время вы ничего не должны с ней делать, но в момент пробуждения обеспечьте ей воды и еды, но немного. Понятно?

Телохранители угрюмо кивнули, и Сильтарион довольно улыбнулся.

- Вот и отлично. Я рад, что мы поняли друг друга.

И исчез.

Эльфы некоторое время смотрели друг на друга, а затем один из них спросил:

- Что делать будем?

- Надо рассказать Повелителю и магу. Я пойду к Повелителю, ты – к магу, - решил Астрелиан и гибко поднялся.

Дариэль согласно кивнул и ушел, а светлый некоторое время задумчиво изучал лицо спящей девушки, но качнул головой и тоже направился к Повелителю, который сейчас должен был находиться в своем кабинете и разбираться в делах государства. Так и оказалось, но перед самой дверью Астрелиан ненадолго затормозил.

Стук в дверь показался для него слишком громким, и эльф ненадолго напрягся, но спокойный голос из кабинета развеял его опасения:

- Войдите.

Телохранитель вошел, поклонился и неуверенно посмотрел на собственного Повелителя, который отвлекся и немного удивленно взглянул на эльфа.

- Что-то случилось? – проговорил светлый эльф.

- И да, и нет, мой Повелитель, - и Астрелиан вкратце рассказал о возникшей ситуации.

- Вот как, - задумчиво пробормотал Повелитель после недолгого рассказа, уткнувшись носом в сцепленные ладони. – Хорошо, пошли!

Эльф встал и быстро пересек помещение, выйдя в коридор, а затем направился дальше по коридору, где находилась башня сильтарина. Астиринэль специально распределил принцессу в эту башню, понимая, что свободолюбивому сильтарину захочется полетать, а где это лучше сделать, чтобы никто не увидел?

В спальне уже были Дар и маг, склонившийся над принцессой. При появлении новых лиц он ненадолго отвел свой целительский взгляд от подопечной, и каждый смог полюбоваться его глазами, подсвеченными зеленым светом изнутри, и сияющим зрачком. Со стороны Дара тут же раздалась какое-то ругательство, и он случайно споткнулся об какой-то предмет на полу, отступив на пару шагов.

- Ну, что ж, - проговорил Гириэль, приводя свои «гляделки» к нормальному состоянию. – Это, действительно, сон. Но очень глубокий сон, сквозь него я даже саму Силиринэль не вижу, так что она не проснется раньше срока, а мы ничего не сможет с этим сделать.

- И что тогда? – Повелитель привел на кровать, взглянув на бледную девушку в ореоле собственных волос.

- Нам остается только ждать…. И как-нибудь объяснить это происшествие остальным, - тут лицо мага скривилось.

- Как ты себе представляешь? – несмотря на ситуацию, Астиринэль хохотнул. – Что, мы так всем и объявим – великий сильтарин впал в спячку, пожалуйста, ведите себя тише, а то разбудите.

- Ага, и месть ее будет страшна, - согласно кивнул Гириэль.

- Да ты шутишь!

- А что такого? Нормальное объяснение. Ну, заснула девушка, с чем не бывает, - маг пожал плечами. – Тем более, это неделя. Одна неделя!

- Да мало ли что за эту неделю может произойти! – Повелитель не был столь легкомыслен.

- Что именно? – придворный маг скептически поднял бровь. – Стайка влюбленных эльфов придет будить спящую красавицу поцелуем?

- Все бы тебе хохотать, - отмахнулся Астиринэль, но тут же заинтересованно повел ушами. – А что, могут прийти?

- Да запросто!

- Что, прям, уверен? – серые глаза с любопытством прищурились.

- На сто процентов!

- Ну, посмотрим, - Астиринэль и Гириэль проказливо посмотрели друг на друга, и только потом взглянули на застывших в изумлении телохранителей. – Что вы так смотрите.

- Да н-ничего, - пробормотал Дариэль, затравлено глядя на принцессу, которая безмятежно спала и даже не представляла, какую подлянку подстроила своим эльфам.

- Ну и хорошо, - согласился маг, довольно сверкая фиолетовыми глазами. – Так кто будет про сильтарина рассказывать и про «замечательную» идею намекать?

- Вот ты и займешься!

- Я?! Почему это я?! – возмутился Гириэль. – Ты - Повелитель, ты и рассказывай, а я могу заняться «идеей»!

- Согласен! – высокопоставленные эльфы пожали друг другу руки и направились на выход, но были остановлены возмущенно-удивленным возгласом Дара:

- А нам что делать?

- Тоже самое – охранять.



Глава 10

Проклятые.

Дариэль прислонился к стене напротив огромной кровати сильтарина и задумчиво мозолил взглядом окно, за которым виднелось небо и небольшой кусочек леса. С ухода Повелителя прошло всего лишь два часа, но телохранитель уже готов был по потолку бегать от тоски. Просто так стоять и смотреть в пустоту было жутко. И очень скучно. А ведь так все будет длиться целую неделю, и эльфам ничего не оставалось, кроме как стоять на страже и охранять свою подопечную.

Взглянув на Астрелиана, Дар едва подавил ехидный хмык. Вот уж кто ничем не озабочен, так это именно он! Стоит себе, прислонившись спиной к стене, и глаза прикрыл. Дремлет, кажется. И самое интересное, что светлый ни разу не дернулся с тех пор. Даже ухом - и то не шелохнул! Не то, что Дариэль, который уже извелся от двухчасового стояния без дела.

Снова взглянув в окно, эльф грустно вздохнул, поражаясь звонкой тишине в покоях. Тихо здесь, очень тихо. Раньше все было наполнено голосом и жизнью сильтарина, который просто не мог сидеть, сложа руки, а сейчас девушка спала, и комната погрузилась в молчание.

Дар переступил с ноги на ногу, обвел скучающим взглядом комнату и покосился на Астрелиана, который продолжал изображать из себя мраморную статую. Вот покрасить бы его в белый цвет, и вообще не отличишь!

«Ледышка! – раздраженно подумал про себя темный эльф. – Ну, просто ледышка, закутанная в ледяную броню! Как же он раздражает своим напускным спокойствием, и Ринэль сейчас нет, а иначе бы она задала жару, и эльф мигом бы растерял всю свою невозмутимость. Уж я это точно знаю, принцесса любит делать что-то такое неожиданное, из-за чего хочется за голову схватиться. Между прочим, у нее уже несколько раз получалось заставить броню его ледяную покрыться трещинками, я даже не знаю, кто вообще может противостоять ее энтузиазму. Но факт остается фактом, и у Ринэль, действительно, выходило пошатнуть холодную отстраненность Астрелиана, а сейчас он опять замкнулся в себе. Вот же!.. Ринэль на него нет».

Дар снова вздохнул и печально покосился в окно. Нет, он так точно не сможет простоять всю неделю. Вот почему Гириэль не забрал принцессу к себе? Так бы она под присмотром была, и телохранители без дела не стояли бы, а так… Смысл? Конечно, хочется знать, что с девушкой все хорошо, но знать – одно дело, а охранять – совершенно другое. Дариэль, конечно, может простоять и больше, но сейчас немного другая ситуация. Если бы ему надо было бы выслеживать какого-нибудь духа, то он месяцами мог преследовать его, но вот спокойно ждать, когда его любимая ученица спит – просто невозможно.

Качнув головой, эльф внимательно посмотрел на свою подопечную и резко округлил глаза, когда к нему неожиданно пришла одна идея.

«А что, если отдать ее под присмотр Гириэлю?», - эта мысль так его захватила, что темный, буркнув светлому, что сейчас придет, поспешил к магу, который находился в одной из башен, где располагались его покои и кабинет одновременно.

Около двери Дар затормозил и осторожно постучал, ожидая приглашения, и, когда из-за двери донеслось: «Войдите», быстро зашел. Маг удивленно вскинул брови при его появлении.

- Что-то случилось? – недоуменно спросит тот, как несколькими часами ранее спрашивал Повелитель у Астрелиана.

- Нет, что вы, - отмахнулся Дариэль. – Просто у меня к вам предложение.

- Предложение? – фиолетовые глаза Гириэль сверкнули лиловым огнем. – Что за предложение?

- Вы ведь целитель, так? – начал издалека телохранитель.

- Допустим, - заинтересованно повел ушами маг, и его глаза насмешливо прищурились. – А что, у тебя заболел живот? Или зуб? А, может, пальчик ушиб? Тогда дворцовый целитель находится намного ниже, чем я.

- Да нет, же! – проговорил Дар. – Дело не во мне. Я вот, что хотел сказать. Давайте, Ринэль будет у вас лежать, а?

- Силиринэль? – Гириэль удивленно округлил глаза. – А что, ей у себя плохо? Жалуется?

- Нет, она не жалуется, - терпеливо ответил эльф. – Просто сами подумайте. Она будет лежать у вас, и вы всегда будете знать, что с ней происходит. Вы же целитель, так что принцессе с вами будет намного лучше. Да и о безопасности можно не волноваться, кто же полезет в башню к магу, на которой столько щитов навешано.

- Предложение, несомненно, хорошее, - с улыбкой пробормотал маг. – Только вот зачем мне это надо? Мне тут и одному хорошо работается, а сильтарин будет лишь мешать, занимая место. Тем более, мне совершенно не нужны еще и два ее телохранителя, я не смогу сосредоточиться. Или ты хочешь просто избавиться от нудного задания неделю провести в ее покоях?

- Нет, что вы, - воскликнул Дариэль возмущенно, хотя эльфийский маг попал точку.

- А что тогда?

- С вами ей будет безопаснее.

- Чем с двумя мечниками с Даром? – Гириэль усмехнулся. – Не смеши меня! С такими воинами ей уж точно ничего не грозит.

- Но… - начало было телохранитель, и маг его перебил.

- Не придумывай ерунды! Я понимаю, что тебе не хочется всю неделю стоять на одном месте, но это твоя работа, так что не возмущайся. А уж если говорить о безопасности, то какой дурак полезет по башне? Да и стрелки на стенах дворца не просто так стоят, так что девушка находится в полной безопасности, уж мне можешь поверить.

- А если ей станет плохо? – в последний раз решил попытать счастья эльф.

- Этого просто не случится, - отмахнулся Гириэль. – Она спит таким глубоким сном, что ее саму не видно сквозь него.

Дариэль едва смог скрыть разочарование, но возвращаться в башню не хотел, так как совершенно не мог смотреть на спящую девушка, больше всего напоминающую мертвеца. Это было очень страшно – видеть такой свою подругу.

- Так что иди, мне работать надо, - помахал маг, перебирая бумажки на столе.

Дариэль кивнул и пошел, но дверь, неожиданно, резко распахнулась перед его носом, заставив Гириэль раздраженно спросить:

- Да кто там еще?!

- Это всего лишь я, - скромно отозвался Повелитель, заходя в кабинет придворного мага.

- И что ты хочешь? – устало спросил фиолетовоглазый, потирая виски.

- Колдуны на нас диверсию готовят! – каким-то очень радостным голосом отозвался Астиринэль, присаживаясь в кресло.

- Тогда почему ты такой довольный?

- Ну, знаешь, не каждый же день такое случается, - эльф положил ногу на ногу, уставившись на мага горящими серыми глазами.

- И что ты от меня хочешь?

- А то ты не знаешь, - тут Повелитель обернулся и покосился на застывшего Дариэля. – О, а вот ты-то мне и нужен!

- Я? – удивленно переспросил телохранитель.

- Ты, ты. Иди сюда. Как, кстати, сильтарин?

- Спит, - немного заторможено ответил Дар.

- Вот и хорошо, - Астиринэль как-то странно улыбнулся, блеснув глазами. – Значит, так. Слушайте меня внимательно. Мои шпионы получили ценнейшую информацию о том, что сегодня ночью подручные колдунов постараются умыкнуть нашу принцессу, и мы этого не допустим. Для этого ты, - палец ткнулся в Дариэля, - будешь стоять у подножия башни и ждать обидчиков с распростертыми… клинками. Понятно?

Дар кивнул.

- А тебе? – обратился Повелитель к Гириэлю.

- А я вот не понимаю, почему нельзя все сделать нормально, - проговорил тот, облокачиваясь головой об руку. – Зачем кого-то привлекать? Пусть стоит себе около сильтарина и охраняет ее. Наша стража может сама быстро, ловко все сделать, зачем усложнять?

- Но так ведь будет намного интереснее, - подмигнул Астиринэль.

- А еще интереснее будет, если ты сам пойдешь всех обезвреживать.

- Ну, нет, - отказался светлый Повелитель. – Я не хочу часами стоять под ночным небом и ежиться от холодного ветра, ожидая, когда посетители соизволят появиться.

Маг закатил глаза к потолку.

- А от меня ты что хочешь?! – в очередной раз спросил Гириэль.

- Проследить за ситуацией, - ответил Повелитель.

- Я даже не сомневался, что ты скажешь именно это, - обреченно пробормотал маг, и Астиринэль довольно ухмыльнулся.

***

Дариэль вернулся в башню и с хитрой улыбкой покосился на Астрелиана, который все так же спокойно стоял около стены, прикрыв глаза, и издалека казалось, что эльф просто спит.

- Астрелиан, угадай, что я тебе сейчас расскажу! – самодовольно пропел темный эльф, подходя к постели и присаживаясь на самый краешек.

- Даже не представляю, - синие-синие глаза распахнулись и заморозили слишком веселого эльфа вечной мерзлотой, но Дар просто отмахнулся от этого взгляда и даже не поежился.

- На Ринэль скоро нападут!

Астрелиан не шелохнулся, но взгляд стал острее, внимательнее.

- Откуда ты это узнал?

- Пока к магу прогуливался, к нему Повелитель заскочил, а тут я.

- Что ты этим хочешь сказать, - эльф отлепился от стены и подошел к Дару, нависнув над его головой.

- Я буду принимать участие в обезвреживании, а ты будешь охранять принцессу, если что-то пойдет не так.

Астрелиан кивнул и вернулся обратно, а Дариэль скривился от его равнодушия.

- Ну вот что за ледышка? – пожаловался он в воздух. – Вот же не повезло Ринэль с телохранителем, да?

Светлый снова приоткрыл глаза и окатил темного такой дозой презрения, что тот едва не упал, отшатнувшись.

- Чего это ты на меня смотришь, будто думаешь, как бы удачнее меня придушить? – полюбопытствовал Дар.

- Ты сам ответил на свой вопрос, - отозвался светлый.

Дариэль покачал головой и пересел в кресло, чтобы было видно окно со стремительно темнеющим небом.

- Интересно, а где сейчас Рафаэль? – задумчиво произнес Дар. – Чего это он не зашел навестить Ринэль, они же вроде помирились.

- Скорее всего, лежит где-то в саду под деревом с бутылкой в руках, - невозмутимо ответил Астрелиан.

- Почему же вы его не отучаете? Могли бы к магу сводить. Говорят, сейчас придумали такое заклинание, которое ставит запрет на желание выпить.

- Рафаэль против, а родителям все равно.

- Как так? – удивленно поднял голову Дар. – Родителям не может быть все равно.

Новая волна холода едва не заставила эльфа покрыться инеем.

- Им все равно, и это все, что тебе надо знать. Остальное тебя не касается.

- Вот же вредина колючая, - покачал головой Дар и закинул руки за голову, поглядев на резной потолок, где были изображены разнообразные маленькие птички, летающие между ветвями деревьев, сквозь которые можно было увидеть небо, полностью покрытое звездами. Если приглядеться, то можно было увидеть некоторые созвездия, такие как Алый Дельфин, Белая Акула, Ночная Лилия (прямо как имя клинка Ринэль) или Танцующая Нимфа. Созвездий много, но мастер обозначил лишь самые крупные.

Ночь становилась все гуще и темнее, за окном начал завывать холодный ветер, и темный эльф решил прикрыть окно, чтобы никто не заболел. За себя он, конечно, не переживал, за светлого – тем более, а вот сильтарину болеть было нельзя. Хоть они болеют редко, но если чем заразятся, то это будет полный, как говорит сама Ринэль, кранты.

Чуткий слух эльфа уловил быстрые шаги по лестнице, и дверь распахнулась, явив немного взвинченного Гириэля.

- Ты здесь? Пошли, - кивнул маг на выход, но сам остался и посмотрел на «дремавшего» светлого. – А ты возьми лук, будешь помогать сверху.

Один синий глаз распахнулся, и эльф принял черный лук со стрелами.

- Отлично, а теперь, пошли.

Гириэль развернулся и стремительно пошел дальше, пока не очутился на улице около башни, где сверху, на балконе, сидел Астрелиан, легко поглаживающий черную матовую поверхность лука.

- Так! – проговорил маг, собираясь с мыслями. – Ты забирайся в кусты, а я отойду. Скоро они придут, смотри внимательно! Помнишь, о чем мы договаривались? Вступаешь в схватку только после того, как они «обезвредят» стражу.

- А с ней точно все будет впорядке?

- С кем? Со стражей? – маг удивленно обернулся. – Конечно, как же иначе? Это же не дети малолетние, а сильные и умелые воины, они справятся. Вопросы?

- Нет вопросов, - вытянулся в струнку эльф.

- Вот и отлично. Прячься!

Дариэль послушно забрался в кусты и слегка приоткрыл лицо, радуясь, что в темноте сложно заметить необычный темно-фиолетовый цвет его кожи. Откуда-то сверху эльфу на голову упал маленький камешек, больно ударив по голове, и Дар зашипел, взглянув наверх, где буквально на секунду увидел мелькнувший силуэт светлого.

«Это он что, мстит мне за «ледышку»? – удивленно подумал про себя темный, но качнул головой, заставляя себя сосредоточиться на предстоящей операции.

Холодный ночной ветер недобро взъерошил белоснежные волосы темного эльфа, заставляя его поежиться от прохлады.

«А ведь еще даже зима не наступила, а уже так холодно», - фыркнул про себя Дариэль, и в этот момент за стенами дворца началось какое-то движение.

Дар притаился, напряженно наблюдая, как на стену запрыгивают пятеро… десятеро… восемнадцать темных фигур и ловко «выбивают из строя» стражу, которая «мертвыми куклами» падает и изображает из себя новоиспеченных трупов. После этого нападавшие продолжили движение и спустились по стене вниз, а Дариэль крепко стиснул зубы. Восемнадцать – это слишком много даже для такого умелого воина, как он сам. А если учесть то, что нападавшие были тоже воинами не последнего десятка, то дело становилось еще серьезнее.

«Ну, Повелитель, подкинул ты мне работу, - раздраженно буркнул эльф про себя. – Вот нельзя все было сделать нормально и отправить сюда не меня одного, а десяток воинов, но нет, тебе поиграть захотелось».

Темные фигуры уже почти спустились вниз, как воздух пронзила тонкая черная вспышка, и один из эльфов упал вниз, напоминая подбитую на охоте птицу. Дариэль чуть высунулся из своего укрытия и успел заметить, как Астрелиан выстрелил новой стрелой и достал следующую.

- Если так, то это мне нравится больше, - довольно ухмыльнулся Дар, вынимая меч и выпрыгивая из кустов.

Нападавшие не сразу заметили новою фигуру, поэтому и потеряли еще нескольких воинов, не успев понять ситуацию, но после этого сориентировались и стали защищаться, но несколько эльфов все-таки кинулись к башне, вынимая специальные приборы для карабканья по отвесным стенам. Но Дариэль не стал волноваться по этому счету, ведь на балконе сидел Астрелиан, обстреливающий врагов из лука, а если что, то в любой момент может перейти на мечи. Конечно, намного удобнее, когда спину защищают, но даже так Дар справится.

Темные нападавшие оказались, действительно, хорошими воинами, и эльфу приходилось поднапрячься, чтобы достать хотя бы одного из них. Где-то сверху послышался звон металла о металл – Астрелиан вступил в схватку. Главное теперь, чтобы он не подпустил врагов к Ринэль, уж она сейчас точно не в состоянии защититься. И именно в этот момент Дар очень обрадовался, что подопечная спит, ведь если бы она бодрствовала, то обязательно захотела бы «помочь» и путалась бы под ногами, заставляя эльфа следить еще и за ней. Так что хорошо, что принцесса спит.

- Что вы мямлите?! – раздался разъяренный крик из наседавших на телохранителя. – Он же один!

- Слишком сильный, - ответил ему новый голос.

- Так не сдерживайтесь и разорвите его! Главное – сильтарин!

После этих слов нападавшие накинулись еще яростнее, и Дар зашипел, когда острый клинок прошелся по руке. Рана были не слишком глубокой, но приносила неудобства, когда эльфу приходилось резко уворачиваться.

***

Астрелиан с холодной невозмутимостью отражал удары четырех воинов, но достать пока ни одного не получилось. Это напрягало и заставляло эльфа орудовать клинком еще быстрее. Сколько же раз он уворачивался, подныривал под мечи и использовал свои любимые трюки, но нападавшие оказались умнее и ловко избегали хитрых ударов.

Где-то за его спиной спокойно спала принцесса, заставляя эльфа стоять на месте, когда хотелось отступить на несколько шагов. Если он отступит сейчас, то отпустит потом опять, что нельзя делать ни в коем случае.

Внизу слышалась то ругань, то довольные возгласы, когда кто-то доставал темного, и Астрелиан начинал переживать за своего товарища, которому приходило еще сложнее, чем ему самому.

«Где же Гириэль? – думал светлый. – Он же маг, может легко разметать всех в разные стороны. Чего же он ждет?».

Но маг не приходил на помощь, и эльфам приходилось делать все самим. Уже несколько раз острые лезвия клинков прорывали невероятную защиту телохранителя, оставляя длинные кровоточащие царапины, когда сам эльф ни разу не смог коснуться ни одного из них.

«Так дело не пойдет», - решил светлый эльф, понимая, что простые навыки мечника больше не помогают, и помощники колдуна теснят его все дальше. Здесь уже нужно другое, здесь нужен Дар, с которым появился на свет Астрелиан. Еще никто не видел его в действии, но каждый понимал, что это огромная сила, и лицо светлого эльфа исказила мрачная улыбка.

Синие глаза засветились потусторонним светом, дьявольские огни заиграли всеми оттенками синего, перекатываясь в глазах разноцветными потоками. По тонкому лезвию меча в левой руке змейкой пробежала цепочка изящных символов, значение которых мог понять не каждый. Откликаясь на зов Дара, просыпался клинок, который был сделан не так, как остальные. Сталь для создания подарила эльфу Богиня, подарившая и Дар, но эта сталь была особенной благодаря капле божественной крови, сокрытой в глубине металла. И сила меча просыпалась, расцветая яркими синими потоками, образуя полупрозрачные ленты силы, обвивающие лезвие и переливающиеся в воздухе.

- Что? – недоуменно пробормотал один из нападавших, отступая на несколько шагов назад. – Что это?!

Кинув взгляд вниз, Астрелиан увидел вспышку зеленых потоков и улыбнулся. Дариэль тоже пришел к той же мысли, что и он сам.

Не отвечая на вопрос, эльф бросился вперед; клинок, словно ожившая змея, проскользнул сквозь защиту сообщника колдуна и вонзился в грудь, но тут же выскользнул и, ослепляя синими вспышками, кинулся к другому.

- Это Проклятый, бежим! – завизжал кто-то из оставшихся трех, и нападавшие попытались сбежать, но никто еще не сбегал от воина с Даром, которого очень часто называют – Проклятый. Трое упали на пол, забрызгивая все кровью, и Астрелиан поморщился, убирая клинок в ножны.

Со стороны эльф смотрелся странно и страшно: глаза горящие изнутри, волосы, чуть подрагивающие и имеющие множество прядей насыщенно синего цвета, которые словно невзначай затесались в густой шевелюре.; фигура словно заключенная в светящийся ореол, а ножны едва заметно светились. На лице, от висков, по диагонали шли по две не очень длинные полоски тоже синего цвета.

Дернув головой, Астрелиан подошел к балкону и с равнодушным выражением лица взглянув вниз, где Дариэль заканчивал с последним нападающим. Дар был так же странен как и Астрелиан, только цвет его Дара был не синий, а темно-темно зеленый. Подняв взгляд, темный эльф отсалютовал светлому мечом и тихо рассмеялся – их Дар был слишком страшной и жуткой силой, чтобы им пользоваться, но каждый раз его вызов порождал такие эмоции, что эльфы казались… нет, не сильнее и мудрее всех, но… добрее, наверное. Это сложно объяснить, но в это мгновение им казалось, будто они – Хранители, пусть даже непонятно чего.



Глава 11

День воспоминаний.

Астрелиан запрыгнул на перила балкона и медленно спланировал вниз, будучи подхваченным синими линиями. При движении синеватая аура расплылась, оставляя за собой смазанное сияние, которые быстро таяло в воздухе.

- О, смотрю, и тебя тоже достали, да? – улыбнулся Дариэль, складывая два значения в одно предложение. Он имел в виду как раны, так и душевное состояние.

- Да, но тебе досталось больше, - проговорил Астрелиан, указывая подбородком на многочисленные порезы.

- А, - махнул рукой Дар. – Что – царапины. Главное, что до Ринэль не добрались, - и светлый молчаливо с ним согласился.

- Правильно, царапины я вам заживлю, заслужили, - согласился с эльфом Гириэль, подходя к одарованным. – Брр, жутко выглядите.

- А Ринэль бы понравилось, - со смешком ответил Дар.

- Почему-то даже не сомневаюсь, - лиловые глаза улыбались. – Ну, что ж. Вы молодцы.

- Да понятное дело, - немного язвительно буркнул темный. – Вы же, в отличие от нас, просто наблюдала за всем этим.

- Вот только не начинай, - поморщившись, отмахнулся Гириэль. – Иди сюда, подлечу.

Подхватив обоих телохранителей под руки и даже не обращая внимания на их… разноцветный вид, маг начал что-то колдовать, и оба эльфа с удивлением почувствовали приятную щекотку в тех местах, где раньше зияли царапины.

- Ну, вот, другое дело, - самодовольно проговорил маг. – Теперь как новенькие!

- Тогда мы пойдем? – схватив Астрелиана за локоть, уточнил Дар.

- Да, да, идите… только в порядок себя приведите! Не пугайте несчастных эльфов.

Дариэль рассмеялся и потянул товарища за собой, а их сила неспешно ушла, сорвавшись с волос, лица и кожи сияющими искрами, и растаяла в воздухе.

***

На следующее утро эльфы набрали полный ворох сплетен, где главными героями были «сине-зеленые жути с горящими глазами и страшными когтями», которые вдвоем разнесли огромную армию нечисти, захотевшую забрать себе сильтарина. Посмеиваясь, «жути» прошли в покои сильтарина и уже только там расхохотались.

- Представляешь, нас назвали «сине-зелеными жутями», - хохоча, выдавил Дариэль, вытирая выступившие от смеха слезы.

- Кто это, интересно, такие слухи распускает, - даже Астрелиан улыбался, отступив от своего любимого равнодушия.

- Да Гириэль, скорее всего!

- А вдруг, Повелитель? Это он в прошлый раз решил рассказать всем, что принцесса проснется только от поцелуя.

- И где тогда желающие? – Дар насмешливо обвел руками пространство. – Как-то не вижу ни одного эльфа.

- Их просто пугают «жути», по словам, охраняющие принцессу день и ночь.

Снова рассмеявшись, оба эльфа умильно посмотрели на спящего сильтарина, который даже не подозревал о том, что, вообще, происходит без ее участия.

- Но подрались мы вчера хорошо, - через несколько мгновения произнес Дариэль.

- Полностью согласен. Наш Дар – просто потрясающее свойство. Видел бы ты, как от меня удирали, - посмеиваясь, проговорил Астрелиан.

- И от меня! Они так кричали, будто на них духи напали.

- Ну, в какой-то степени, мы очень на них похожи, - согласно кивнул светлый. – Это сияние…

- А мне лично нравится, - откинувшись на спинку кресла, фыркнул Дар. – Красиво, и уж точно неповторимо. Кто увидит, не забудет ни-ко-гда!

- Что правда – то правда. Если бы я такого увидел, то он бы мне точно по ночам снился.

- Ага. А придворные-то столько всего напридумывали. Только они так могут.

- На то они и придворные. Дариэль, а расскажи мне что-нибудь о принцессе, - неожиданно попросил Астрелиан, и Дар недоуменно поднял брови.

- О Ринэль?

- Да, ты с ней уже давно знаком, но я так и не понял, что она собой представляет. Она… какая-то странная. Я даже слова правильного подобрать не могу. Каждый раз меняется, но это не маски, а будто… ее личности? Нет, скорее, грани, личность у нее только она, но… я все равно не понимаю, не могу привыкнуть. За два дня знакомства я уже не знаю, что и думать, хотя обычно сразу ставлю оценку эльфу, а тут…

- О, не волнуйся! – тут же сказал Дар. – Сейчас все расскажу, только это лучше делать вместе с бутылочкой вина.

- Мы на работе, - недовольно отрезал Астрелиан, но темный эльф насмешливо его перебил, подходя к буфету.

- Конечно, на работе. Никто и не говорит, что мы сейчас уйдем, просто мы немного выпьем вина. Кто на Ринэль сейчас нападет после вчерашнего? Да еще и утром. Не бойся!

- Но это как-то неправильно…

- Ринэль бы сейчас сказала «Кто не рискует, тот не пьет шампанского», - передразнил Дариэль девушку.

- Она так говорит?

- Ну, бывало пару раз. Особенно это хорошо прозвучало, когда она с подружками на ночь гаданий отправилась спать к придворному магу.

- Спать?! Зачем?! – изумился Астрелиан, поднимая бокал вина, когда Дар наполнил его дорогим эльфийским напитком.

- «Спим на новом месте, приснись жених невесте», - пропел Дариэль. – Вот и пошли они туда спать, как же Дэллион потом ругался, - при этих словах эльф закатил глаза к потолку.

- Сильно?

- Очень!

- А принцесса?

- А что ей, - отмахнулся темный. – Когда Повелитель пришел к ней после жалобы мага, она лишь глазки в пол уткнула и пообещала больше так не делать, а глаза-то хитры-ы-ые. За Ринэль!

Бокалы звонко чокнулись.

- А что потом?

- Да ничего, подружки посидели, похихикали и успокоились.

- А еще что знаешь?

- Ринэль просто отвратительно играет на музыкальных инструментах, - при этих словах Дариэль передернул плечами. – Я никогда не забуду тот ужасный звук, а это при том, что у нее идеальный слух!

- Что, все так плохо? – синие глаза с сочувствием поглядели на сильтарина.

- Хуже не бывает, но ее это ни капли не расстроило. Она только довольно улыбнулась и побежала тискать свою Стрелку – коня ее серебристого.

- У нее же сильт.

- Ну, да. А до этого она сделала привязку на первом коне. Это и была ее Серебряная Стрела.

- А сильт тогда откуда? Это же легенда.

- Конечно, легенда. И сильт легенда, и сильтарин легенда, и меч ее – тоже легенда. А еще Лунный Лук тоже легенда! Про глаза ее вообще молчу.

- А глаза-то тут причем? Ну, космические, очень странные, но разве они из легенды?

- Нет, глаза обычные, но при этом такие необычные… точнее… - запутавшись, темный махнул рукой и снова поднял бокал. – Давай выпьем за ее скорейшее выздоровление… то есть, просыпание.

- Согласен, - бокалы снова чокнулись.

- Жаль, что ты не видел ее во время первых тренировок, - зеленые глаза смеялись. – Это было нечто. Она тогда напугала меня до ужаса, когда неожиданно рухнула в обморок, пробежав всего пятнадцать кругов.

- Как так? – синие глаза удивленно округлились.

- А вот так! Она никогда не занималась спортом, поэтому вот так и получилось. Долго же я приучал ее к тренировкам прежде, чем она начала нормально заниматься.

- А как вы познакомились?

- Вот тут точно ничего интересного нет. Просто однажды Повелитель пришел в нашу казарму, и из-за его спины вышла самая красивая, самая удивительная, такая робкого от первого впечатления девушка. Она так немного испугано похлопала ресничками и неуверенно мне улыбнулась. Сначала я думал, что она просто маленькая и милая овечка, с которой мне придется долго возиться. Ты может себе представить, как какую-нибудь «домашнюю собачку» или «львицу» приучить сражаться? Сделать ее сильной женщиной?

- Нет, - отрицательно качнул головой Астрелиан, и золотые волосы закружились вокруг его лица.

- Во-о-от! А мне это предстояло, но вскоре я изменил свое мнение. Сначала она захотела прогуляться и завела меня в середину зеркального лабиринта, где мы и потерялись. Вот тут-то я и понял, что она довольно сильная личность. Ринэль не испугалась, когда поняла, что мы застряли непонятно где, не всполошилась. Она только искренне улыбнулась и с интересом сказала, что хочет сама найти выход, а когда я предложил выйти по карте, то едва не обиделась на меня. Мы тогда долго плутали, и она почти выбилась из сил, но, неожиданно, встала и ка-а-ак ломанулась куда-то. Ты не поверишь, но я едва за ней успевал. Один раз даже в зеркало врезался, но мы выбрались. После этого стал еще внимательнее к ней присматриваться, но каждый раз она меня просто поражала, показывая себя с разных сторон. Ринэль, действительно, многогранная личность. Сложно понять, что в следующий момент сделает. Даже когда на нас напали, она не растерялась и взлетела в воздух, спасая свою подругу. А когда получила рану в плечо, то не расплакалась и не завизжала от ужаса, она просто молча выдернула нож и продолжала лететь, хотя на лезвии был очень редкий яд, который прошибал даже хваленый сильтариновский иммунитет. Кстати, об иммунитете, - недоуменно проговорил Дариэль. – Где ее нечисть личная?

- Это лирохвост что ли? – Астрелиан нахмурился. – Так его уже четыре дня по всему дворцу гоняют, понять никак не могут – как он тут появился?

Дар широко распахнул глаза.

- Если Ринэль это узнает, она нас убьет! Это же ее нечисть!

Астрелиан подскочил, едва не опрокинув столик, и два эльфа бросились во дворец, пугая придворных, которые шарахались в разные стороны, стоило увидеть двух телохранителей, который носились по всему дворцу, вопя:

- Иммунитет, ты где?!

Понятное дело, что вскоре каждый знал, что маленькая, но очень пушистая нечисть с огромными зелеными глазами принадлежит спящему сильтарину, и каждый, кто обидит его, получит по наглой морде.

Удивительно, но маленький лирохвост нашелся в саду под деревом в компании одного известного всем эльфа, который являлся обладателем серебристо-зеленых глаз, и который держал в одной руке бутылку одного вина, а другой – другого, а под боком у него сладко посапывал Иммунитет, подергивая во сне хвостом. От такой картины телохранители недоуменно застыли.

- Ничего себе, - восхищенно проговорил Дариэль. – Мы тут его ищем, а он тут, с этим пьяницей спит!

От громкого голоса Рафаэль проснулся и недоуменно посмотрел на эльфов.

- О, а вот и вы, - пробормотал тот. – Кстати, братец, а не ты ли та «сине-зеленая жуть», которая вчера «целое войско» разгромила, а?

Телохранители переглянулись и дружно рассмеялись, а Рафаэль недоуменно распахнул глаза, впервые услышав смех своего братца.

- Ты это чего? – прищурился он. – Выпил что ли? О, и, правда, выпил, - серебристо- зеленые глаза округлились. – И это меня ты называешь алкоголиком?!



Глава 12

Озеро в конце сада.

Сон отпускал медленно. Сначала проснулось сознание, но осознание того, что Ринэль проснулось еще не пришло, все мысли были какие-то вязкие, словно кисель. Девушка не могла, да и не хотела понимать, что вообще происходит. Потом заработал слух, и до сильтарина донеслось тихое завывание ветра, какое обычно появляется к приближению ночи. Затем принцесса почуяла запахи, и крылья ее носа раздулись, впитывая ароматы сладкого хлеба и воды. И тогда после всего этого она смогла открыть глаза и обвести пространство затуманенным взглядом, пока еще не понимая, что происходит.

- Привет тебе, соня, - раздался слева жизнерадостный голос, и Ринэль медленно посмотрела на темного эльфа, развалившегося в кресле недалеко от ее постели.

- Ммм, привет, - сон постепенно отпускал сознание, и девушка почувствовала, что хочет есть, и вместе с этими мыслями вспомнила то, что было перед ее сном. Прикрыв глаза, Ринэль переждала жутчайшее желание смутиться и забиться под одеяло, боясь взглянуть на светлого эльфа, который стоял около стены ровно напротив кровати. Глубоко вздохнув несколько раз, сильтарин подняла космические глаза и, нервно дергая левым ухом, сказала Астрелиану. – Астрелиан, прости за то, что…. Ну…. Случилось, хорошо?

- Конечно, моя госпожа, все в порядке, - спокойно отозвался светлый, и Ринэль вздохнула от холодноватого тона и приевшегося «госпожа».

- Опять начинаешь?

- Простите? – синие глаза взглянули недоуменно.

- Мы же договорились, что ты будешь обращаться ко мне на «ты» и звать по имени.

- Простите, но я всего лишь ваш телохранитель, - опять забубнил Астрелиан, и у Ринэль возникло просто нереальное желание стукнуть его чем-нибудь, а со сна оно только усилилось.

- Дар, лучше держи меня, - сквозь зубы прошипела девушка.

- Зачем?

- Если не удержишь, я сейчас кого-то убью, - многообещающе разъяснила она.

- О, хорошо, что предупредила, - эльф мигом оказался рядом, приобнял за плечи и покрутил пальцем у виска, глядя на светлого, но так, чтобы принцесса этого не увидела. – Успокоилась?

- Нет!

- А покушать хочешь? Как спалось, кстати?

Ринэль хлопнула ресницами, и все мысли тут же выветрились из головы, так как ее захотелось ЕСТЬ!

Всепонимающий телохранитель тут же сунул ей в руки поднос с графином чистой воды и вкусными булочками.

- Прости, но больше пока нельзя, тебе надо подождать.

- Ага, хорошо, - легкомысленно отозвалась девушка, откусывая большой кусок от булки и прикрывая глаза от удовольствия. – А что здесь было, пока я спала?

Эльфы тихо переглянулись, пока Ринэль не видела.

- Ну… мы тут Иммунитета твоего ловили. Представляешь, он решил побегать по дворцу, и мы несколько дней за ним гонялись, - проговорил Дар, и Астрелиан подтверждающе кивнул головой.

- И все? - космические глаза недоуменно округлились. – Что-то ты темнишь, братец-кролик!

- С чего ты взяла? – на всякий случай темный отошел от подопечной на пару шагов и как бы невзначай оказался за спиной у светлого.

- Та-а-ак, - сказала принцесса. – А ну, выкладывай!

- Да, правда, все хорошо… - снова начал Дар, но подушка тут же заткнула его, уронив на пол, при этом эльф зацепился на локоть Астрелиана, и светлый телохранитель рухнул сверху, придавив темного к полу. – Уй! Что ж ты такой тяжелый-то?! А еще светлый, выглядишь как щепка.

- Да ты на себя-то посмотри, - огрызнулся в ответ Астрелиан. – Только и умеешь, что бубнить.

- Много ты понимаешь!

- Да уж побольше некоторых!

Сильтарин с удивлением смотрела на светлого эльфа, который растерял значительную часть своей ледяной брони и сейчас весьма недовольным голосом спорил с Даром.

- А кто-то мне говорил, что над нашей «ледышкой» надо работать и работать, а сам всего за неделю разморозил его, да еще так хорошо, - проговорила девушка, переворачиваясь на живот и с живым интересом разглядывая свалку.

- Что? А, точно, а я как-то и не заметил, - Дариэль сел на пол и почесал затылок, по которому совсем недавно прошлась довольно тяжелая рука светлого. – А ты себя как чувствуешь?

- Я? – Ринэль прислушалась к своему организму. – Да нормально. Только есть хочется.

- Так, давай, чего сидишь. Или тебя из ложечки покормить? – зеленые глаза лукаво прищурились.

- Вот еще, - фыркнула девушка. – Я и сама могу! Так где мой лирохвост?

- С Рафаэлем спит, где же еще?

- А что он там делает? – сильтарин удивленно округлила глаза.

- Они нашли друг в друге родственные души, - усмехнулся Астрелиан. – Эльфам не нравится ваш зверек, поэтому мой брат, наконец, смог остаться наедине со своими бутылками.

- Вот гад! – возмущенно хлопнула кулачком по одеялу Ринэль. – Я, значит, спала, а он развлекался! Ну, я ему устрою сладкую жизнь.

Дариэль улыбнулся бойцовскому настрою принцессы.

- Ты кушай, кушай, восстанавливай силы. Они тебе еще пригодятся.

- Ага. Кстати, а когда тренировка?

- Какая тренировка, Ринэль, - Дар рассмеялся. – Ночь почти, ужин скоро. Завтра все будет.

- Ну и хорошо, - довольно улыбнулась девушка. – Пойду тогда Рафаэля мучить, заодно отниму моего Иммунитета.

- Ты же даже не знаешь, где он, - скептически фыркнул темный эльф.

- Ну и что? Из-за этого я не могу пойти поискать его?

Прикончив оставшиеся булочки, сильтарин передернула плечами и скрылась в гардеробной, где тут же нашла себе новую проблему: платье было зашнуровано за спиной, и самостоятельно Ринэль снять его не могла, а служанки не было, чтобы помочь ей. Выглянув из-за двери, принцесса грустно посмотрела на зеленоглазого телохранителя.

- Да-а-ар, - протянула она. – А ты мне помочь не можешь?

- Что опять, горе ты мое луковое? – со вздохом спросил тот.

- Платье не могу расшнуровать.

Закатив глаза к потолку, эльф скрылся в гардеробной и, не смотря на смущение подопечной, ловко расшнуровал затейливую шнуровку, и только после этого, щелкнув принцессу по носу, вернулся в спальню.

Ринэль зарылась в гардеробной, перебирая разнообразные платья, и никак не могла выбрать что-то одно. Все было такое красивое, что одновременно девушка хотела надеть и то зеленое платье с открытыми плечами, и то розовое платье, которые совершенно не соответствовало цвету поросенка, как вы подумали; и то голубое с вышитыми белыми цветами на дивном шелке, и то, а еще то и во-о-он то. Так что, подумав, сильтарин закрыла глаза и наугад запихнула руки внутрь шкафчика, вытащив приятное на ощупь платье. Оно оказалось нежно-фиолетового цвета из дорогого эльфийского шелка, который производят радужные эльфы, собирая шелковые нити у радужных шелкопрядов, бабочки которых живут лишь одну ночь, но за это время успевают осыпать все очень дорогой и ароматно пахнущей пыльцой, которая применяется как ароматизатор для многих духов.

Так как служанки не было, принцессе пришлось самой расчесывать серебристую гриву, а вот с прической она решила не мудрить и прижала волосы на лбу тонким обручем, прекрасно понимая, что вскоре у нее заболит от него голова.

- Ого, хорошо выглядишь, - радостно поприветствовал сильтарина Дариэль. – Я уже как-то и забыл, что ты такая красавица!

Силиринэль смущенно улыбнулась, радуясь похвале, но тем не менее спросила:

- Так что вы от меня пытались утаить?

Эльфы мигом переглянулись и одновременно грустно вздохнули.

- Пока ты спала, на тебя совершили нападение.

- Правда? – серебристые брови взметнулись высоко вверх. – А почему тогда вы мне этого говорить не хотели?

- Боялись, что ты расстроишься.

- Дар, - принцесса усмехнулась. – Мы это уже проходили, и я прекрасно знаю, что на меня идет охота, так что не надо скрывать от меня такие новости. Понятно?

- Понятно, понятно, - недовольно пробурчал Дариэль. – Так что, ты Рафаэля ловить пойдешь?

- Пойду, конечно. А что? – наполненные космосом глаза взглянули с подозрением.

- Просто соскучился по тебе, а предстоящее будет весьма интересным,- зеленые глаза алчно сверкнули.

Усмехнувшись себе под нос, Ринэль решила выбраться своим новым любимым способом и просто спрыгнула с балкона, распахнув белоснежные крылья в разные стороны, и одно маленькое перышко плавно спланировало на землю.

- Дар, а ты уверен, что Рафаэль где-то тут? – неуверенно спросила девушка, ежась от холодного ветра.

- Вообще-то, нет, - ответил телохранитель, взъерошив длинные волосы. – Но нам никто не мешает это проверить.

- И я даже знал, как, - хищно улыбнулась Ринэль и тут же громко закричала, что каждый во дворце тут же понял такую истину, что сильтарин соизволила проснуться. – Иммунитет!!!!

Несколько секунд стояла оглушительная тишина, а потом раздался тихий писк, с каждым мгновением становясь все громче. И вот маленький черный лирохвост с огромными зелеными глазищами подпрыгнул в воздухе и приземлился ровно на руки принцессе. Глазки умильно округлились, и круглое тельце ласково потерлось о подбородок сильтарина, из-за чего Ринэль звонко рассмеялась.

- Хороший мой! – проговорила девушка, поглаживая шерстку за острым ушком. – И где же ты был, красавец?

Лирохвост что-то пропищал и махнул хвостом куда-то направо, и Ринэль тут же направилась туда. Дар оказался прав, и Рафаэль все еще был в саду, развалившись под огромной яблоней.

- Эй, - сильтарин несильно ткнула острым носом туфли эльфу под бок, заставляя его поморщиться во сне. – Просыпайся! – и еще один тычок.

Рафаэль недовольно приоткрыл один серебристо-зеленый глаз и осуждающе посмотрел на принцессу.

- Ну вы только посмотрите на нее, - зевнул тот. – Не успела проснуться, а уже лезет к порядочным эльфам.

- Это ты-то порядочный? – насмешливо поинтересовалась Ринэль, ласково поглаживая балдеющего лирохвоста.

- Я-то порядочный, - так же насмешливо отозвался эльф. – А вот ты украла моего лирохвоста!

- Я? – ахнула Силиринэль, прижимая к себе черный комок. – Да ты совсем обалдел что ли, пьяница неблагодарная?!

- Почему это я пьяница да еще и неблагодарная, - Рафаэль подскочил с земли и навис над девушкой.

- А разве не так? И Иммунитет мой! Я его нашла, и я его приручила! Так что руки не распускай!

- Иммунитет? – эльф засмеялся. – Ну и имечко ты ему придумала, ха! Он не Иммунитет.

- А кто тогда, - скептически хмыкнула сильтарин.

- Том! – самодовольно ответил светлый. – Его зовут Том, и он мой!

Ринэль прикрыла глаза и раздраженно задернула ухом.

- Ой, все, - произнесла она любимую фразу всех женщин. – Ты меня достал! – и мощный удар крыльями снес эльфа на землю, прокатив его несколько метров по траве.

- Ты с ума сошла?! – возмущенно воскликнул Рафаэль, подскакивая и сверкая серебристо-зелеными глазами.

- Нет еще, - Ринэль гордо дернула головой, тряхнув серебристой волной волос за спиной. – Но Иммунитета присваивать себе не смей!

- И пошутить уже нельзя, - буркнул светлый, стряхивая листву и грязь. – Нервная какая-то.

Сильтарин хмыкнула и стиснула лирохвоста еще сильнее.

- И буду нервничать! Терпеть не могу, когда кто-то начинает вести себя как… как последний верблюд!

- Кто, кто? – эльф заинтересовано шевельнул ушами.

- Ты все равно не поймешь, - отмахнулась девушка, нервно подергивая крыльями.

- А все-таки?

- Ну… это пустынные животное, который имеет на спине два горба (или один, разные же бывают) и может долго обходиться без воды.

- А меня-то тогда за что было им называть? Я, вроде, без горба.

- Да потому что эти животные очень вредные и плюются постоянно.

- Я не плююсь! – обижено воскликнул пьяница.

- Ну и что? Факта это не отменяет, - фыркнула принцесса. – Так, ладно, когда ужин?

- На час позже перенесли, а так уже бы шел, - отозвался Дариэль. – Ты не замерзла?

- Нет.

***

Целый час надо было еще что-то делать, а никаких мыслей по этому поводу у Ринэль не было, поэтому она решила посмотреть еще одну достопримечательность дворцового сада. Где-то в самом конце, в самом уединенном месте, находилось большое озеро, при свете луны напоминающее зеркальную поверхность, так как из-за большого скопления деревьев ветер почти не просачивался туда и не беспокоил водную гладь. Идти до озера можно было бесконечно, потому что сад пронизывали множество тропинок, но Астрелиан знал короткую дорогу и быстро привел принцессу к месту назначения.

Озеро ее поразило. Еще в том мире Ринэль часто ездила отдыхать на море и даже однажды побывала на океане, поэтому ее сложно было бы удивить, но это озеро привело сильтарина в неземной восторг. Сколько озер за свою жизнь она видела? Довольно таки много, так как путешествия по странам показали множество водных мест, но обычно они были или грязные, или заболоченные, или еще какая-нибудь проблема присутствовала. Конечно, не все озера были грязные, попадались и чистые, но такого она еще никогда не видела. Озеро напоминало идеальный круг и было просто кристальной чистоты, но из-за ночного лунного света вода казалась почти черной, и только изредка мелькали серебристые блики. Вода не двигалась. Вот такое было спокойное место, и Ринэль в первого взгляда влюбилась в него.

- Какая красота, - восхищенно пробормотала она, останавливаясь у самого края берега. – А купаться здесь можно?

- Можно, но есть вероятность, что вас могут увидеть, - произнес Астрелиан у нее за спиной.

- Ну и что? Пусть смотрят, от меня ничего не отвалится, - не подумав, бросила сильтарин и только потом задумалась над тем, что сказала. – В смысле, я хотела сказать, что ничего страшного здесь не будет. Я ведь буду плавать, и ничего никто не увидит.

- О, зря ты так думаешь, Ринэль, - со смешком опроверг ее надежды Дариэль. – Если кто-то плавает, то при движении его видно потрясающе. Знаешь, до тебя многие дамы ходили сюда купаться, но мужчины стали подглядывать за этим, и все прекратилось.

- А сейчас сюда ходят?

- Когда, как. Озеро находится слишком далеко, и если сюда и заходят, то только для того, чтобы подумать или… остаться наедине.

- А-а-а-а, - понимающе протянула сильтарин, и только потом до нее дошла значения слова «наедине». – Ой!

- Но ты не беспокойся, - успокоил ее телохранитель. – Это озеро уже давно никого не привлекало, так что можешь пользоваться, сколько душе угодно.

- Хм, спасибо, - смущенно пробормотала девушка. – А сейчас мне поплавать нельзя?

- Сейчас? – изумился друг. – Но ночь же! Да и вода холодная. Дождись завтрашнего дня.

- Завтра у меня весь день занят. Сначала тренировка, потом магия, - грустно ответила Ринэль. – Я если и успею поплавать, то опять же только вечером.

- Ринэль, но скоро же ужин, ты можешь опоздать, а его и так ради тебя перенесли на целый час.

Сильтарин поморщилась, но пришлось согласиться.

- А потом? После ужина?

- Тогда будет еще холоднее. Ты уверена, что тебе это надо? – зеленые глаза сверкнули в темноте.

- Надо, - призналась девушка. – Очень хочется, что прям сил больше нет.

- Ну что, Астрелиан, - обратился Дар к молчаливому телохранителю. – Посторожим принцессу, пока она купаться будет после ужина?

- Как изволит госпожа, - в своей излюбленной манере ответил светлый, и Ринэль едва удержалась от желания обрызгать его водой.

- А Рафаэль, - шепотом спросила сильтарин, наклонившись к Дару.

- А что с ним?

- Вы-то хотя бы телохранители, а он посторонний. Я при нем стесняюсь, - немного покраснев, ответила Ринэль.

- Да ладно тебе, - усмехнулся Дариэль. – Нашла, кого стесняться! Он же пьяница!

- Но мужчина же!

- И что? – улыбнулся эльф, но, наткнувшись на полный негодования взгляд сильтарина, вынужденно вздохнул. – Ладно, мы его спрячем. Или бутылку дадим.

- Нет, пить не давать! – резко перебила телохранителя принцесса. – Я его отучаю от спиртного, поэтому нельзя!

- Хорошо, хорошо, тогда просто спрячем. Или отправим, куда подальше. Он же не знает, куда мы пойдем после ужина.

Удовлетворившись ответом, Ринэль кинула прощальный взгляд на озеро и пошла обратной дорогой к дворцу. Скоро должен был начаться ужин, и сильтарину надо было привести себя хотя бы в относительный порядок.

***

Перед самым началом ужина покои принцессы почтил своим присутствием сам Повелитель и застал сильтарина, переодевающимся в гардеробной. При появлении наивысшего должностного лица телохранители вытянулись в струнку, но к Ринэль не пустили, молчаливо перегородив проход.

- Скоро она там? – усмехнувшись своим мыслям, спросил сероглазый эльф.

- Да, мой Повелитель, - склонился в поклоне Астрелиан. – К госпоже прибыли служанки, так что принцесса скоро будет готова.

- Ну и хорошо, - Астиринэль присел в кресло, откинувшись на спинку. – Тогда подождем.





Сильтарин вышла через несколько минут в таком красивом платье, которое, сразу было видно, можно было надевать только на светские рауты, и ужин как никак идеально подходил к этому определению. Платье было синевато-белое с кружевными вставками, которые придавали девушке воздушный облик, и, казалось, Ринэль сейчас взлетит.

- С пробуждением, - поприветствовал принцессу Повелитель и галантно предложил локоток.

- Спасибо, - с улыбкой произнесла девушка, принимая помощь, и пара неспешно направилась вниз, сопровождаемая двумя телохранителя.

- Переживаете? – полюбопытствовал Астиринэль.

- Немного, - честно призналась Ринэль. – Все-таки в первый раз всех увижу.

- Не в первый, - со смешком поправил сильтарина Повелитель. – На балу вы уже встречались со многими эльфами.

- Да разве это считается, - поморщилась принцесса. – Сейчас все будет по-другому.

Эльф улыбнулся, но никак не прокомментировал последнюю фразу, оставляя невысказанный ответ витать в воздухе, но Ринэль этого и не требовалось. Они подошли к обеденной зале, которая была широко распахнута, и можно было услышать негромкие разговоры.

Но разговоры стихли, и множество глаз устремились на сильтарина…

Силиринэль вздохнула, напряженно глядя на свое место. Как всегда, ей было не по себе от такого обильного внимания, и по белоснежной коже гуляли мурашки.

- Ну и что вы опять дрожите? – раздался около уха насмешливый шепот. – Вам никто не съест.

- Но они так смотрит, - скривив губы, ответила девушка. – Это напрягает.

- Привыкните.

- Да уж куда я денусь, придется.

«А еще мне придется познакомиться с множеством дам, чтобы найти вам, мой дорогой Повелитель, невесту!», - но это сказано было мысленно, и никто не услышал этой фразы, так что пока Астиринэль мог спокойно улыбаться.

Под пристальными взглядами Ринэль дошла до стола, под пристальными взглядами Ринэль села на свое место, и под пристальными взглядами Ринэль улыбнулась Рафаэлю, вяло глядящему на всю эту чепуху.

- О, ну хоть один нормальный эльф… то есть сильтарин, - удовлетворенно хмыкнул несчастный пьяница. – А то я уже было подумал, что мне придется провести еще один скучный вечер в компании этих вот.

А если учесть, что «эти вот» все прекрасно слышали, то ситуация становилась все интереснее и интереснее, но не для Ринэль.

- Ну, что ж, - прерывая напряженную тишину, пока эльфу злобно мозолили глазами Рафаэля, произнес Астиринэль, поднявшись со своего места во главе стола и поднимая бокал с вином. – Сегодня все-таки наступил этот вечер, когда наша дорогая гостья оказалась за этим столом.

«Почему-то у меня такое ощущение, что я – главное блюдо этого стола», - невольно подумала девушка.

- Силиринэль проспала всю неделю, и вот, наконец, она здесь, вместе с нами. Так давайте же поднимем дружно бокалы и выпьем за сильтарина!

«Мда, слабенький тост», - опять пробилась меланхоличная мысль, но принцесса послушно подняла бокал, принимая кивки головой со всех сторон, и пригубила темно-красный напиток.

После этого через двери стали проходить слуги, разнося подносы с едой, и, к большому удовольствию сильтарина, блюдо подавали каждому, поэтому необязательно было под перехлестьем взглядов тянуться к тому, или иному кушанью.

Первые двадцать минут можно было услышать только клацанье вилок и ножей, но вскоре первый голод был утолен, и эльфы начали заводить легкие беседы. Ринэль слушала разговоры краем уха и внимательно наблюдала за всеми эльфийками, но больше всего ей хотелось уйти отсюда и пойти, наконец, поплавать, чтобы оказаться как можно дальше от всей этой разряженной толпы.

- Лэсса, а можно задать вам один вопрос? – неожиданно обратилась к принцессе какая-то дама, разглядывая сильтарина как интересное насекомое.

- Смотря, какой вопрос, - ответила Ринэль, стараясь, чтобы ее голос звучал хоть с каким-то подобием дружелюбия, но холод все-таки пробился и зазвучал в тоне ледяными снежинками.

- Есть один слух, что у темных эльфов вы были в… ммм, темных связях с придворным магом. Даже говорят, что вы, в компании еще трех эльфиек, ночевали у него в спальне. Всем бы очень хотелось знать, правда ли это?

Разговоры мигом прекратились, и множество глаз остро впились в принцессу, заставляя ту раздраженно стиснуть зубы и сделать глубокий вздох.

- Слух на то и есть слух, - наконец, проговорила сильтарин. – Но не каждому слуху можно верить.

- Значит, это ложь? – разочаровано уточнила эльфийка.

- Чистая ложь, - подтвердила Ринэль, понимая, что с этой дамочкой никогда не заведет дружеских отношений.

«А про то, что я, действительно, ночевала у Дэллиона вам знать не надо. Тем более, я всего лишь спала».

– А можно и мне вопрос? Я пока еще мало, кого знаю, поэтому мне хотелось бы знать, кто вы?

- Я? – глаза эльфийски довольно вспыхнули. – Я фаворитка моего Повелителя!

«О, как, - удивлено подумала принцесса. – Любовницы нет, а про фаворитку мне не сказали».

- Очень приятно, - улыбнулась Ринэль. – А имя хоть у вас есть?

Да, жестоко, но эта дама вызывала у сильтарина просто жуткую внутреннюю дрожь, которая основывалась отнюдь не на страхе, а на злости и раздражении.

- Конечно, - спокойно отозвалась фаворитка. – Меня зовут Алисиэль лэ Тантрея.

- Очень приятно, - снова повторила Силиринэль. – Как меня зовут, думаю, вы знаете.

Алисиэль улыбнулась и тут же отвернулась, оставляя сильтарина в покое, но чувствовала девушка себя гадко. Она повела себя как придворная змея, готовая вцепиться в горло любой слабой жертве. И пусть эта «жертва» сама была хищников, дело это не отменяло. Скомкав салфетку в ладонях, Ринэль несчастно покосилась в высокое окно.

«Побыстрее бы», - подумала она, но прекрасно понимала, что может уйти не раньше, чем покинет обеденную залу Повелитель.

Но эта фаворитка точно не подходит на роль жены, решила Ринэль. Девушке придется сильно постараться, чтобы найти Повелителю стоящую партию.

«А вот именно в этом и проблема, - протянула сильтарин. – Где мне найти такую эльфийку? Прямо хоть вставай во весь рост и призывай всех честный и справедливых подойти. Нет, это уж точно бред!».

***

Ужин все-таки закончился, и Ринэль едва сдерживалась, чтобы не побежать вперед всех, но дотерпела, пока Астиринэль всех поблагодарит и покинет обеденную залу. Тогда и сильтарин поднялась, сказав, что у нее заболела голова, и скрылась, а за ней тут же шмыгнули телохранители, обступив с двух сторон.

- Ты все еще хочешь пойти купаться? - уточнил Дариэль, пока принцесса решительно шагала по разнообразным коридорам.

- А ты как думаешь? Этот ужин просто нечто! А эта Алисиэль, - девушка передернула плечами. – Жуть, в общем!

Телохранитель улыбнулся.

- Значит, тебя не переубедить… А ты купаться-то не боишься?

- А чего бояться? – Ринэль удивленно округлила космические глаза. – Меня же никто не увидит.

- А если в воде кто-то есть?

- А там кто-то есть? – на секунду сильтарин опешила, но, напоровшись на смеющийся взгляд, возмущенно вспыхнула. – Ты! Гад!

- Ага, - со смешком согласился Дариэль. – Но ты сама-то подумай, этим озером давно никто не пользуется, темнота, тишина, черная вода и ты.

- Ой, только не надо мне страшилки рассказывать, - махнула на эльфа рукой Ринэль. – А то вместо плавания ты меня всю ночь будешь сторожить!

- А, помню, помню, - усмехнулся зеленоглазый. – Ты однажды так уже «поболтала» с подружками, а потом тебе всю ночь нечисть и духи мерещились.

- Да, у меня хорошее воображение, - покраснев от смущения, фыркнула девушка.

Сквозь листву блеснула черным вода, и небольшая компания вышла на берег круглого озера.

- Ну, иди, плавай, - махнул рукой Дариэль. – Мы тебя посторожим.

Отойдя немного в сторону, оба эльфа повернулись к принцессе спиной, но перед этим тщательно оглядели окрестности, чтобы в любую секунду пресечь попытку нападения. Но даже ни одной веточки не шелохнулось, стояла идеальная тишина, нарушаемая только шорохом одежды, которую пыталась стянуть с себя сильтарин. По правде говоря, у нее получалось не очень хорошо, и платье отказывалось развязываться, отстегиваться и сниматься, поэтому вскоре, напыхтевшись, Ринэль грустно застыла на берегу, комкая в руке нити от шнуровки.

- Чего ты там застыла? – поинтересовался Дариэль, но не обернулся.

- Платье не снимается.

- Для этого нужны служанки, не считаешь?

- Знаешь, тут целый вагон этих служанок, которые только и ждут того момента, когда сюда приду я и попрошу их снять с меня платье! – немного ядовито рыкнула Ринэль, но тут же печально опустила ресницы. – Интересно, если я сожгу платье, то обратно восстановить смогу?

- Не думаю, что это хорошая идея, - усмехнулся Дар. – Тебе потом нечего будет одеть.

- А что, если кто-то из вас принесет мне запасное платье? – пораженная внезапной догадкой, спросила девушка.

- А не жалко будет?

- Будет, но надо что-то делать.

- А меня попросить помочь?

- Ни за что! - ахнула Ринэль, возмущенной скрестив руки на груди, хоть эльф этого и не видел. – Платье мне лучше принеси.

- Ну и требования у тебя, принцесса, - улыбнулся Дариэль, но послушно скрылся в черноте сада, оставляя сильтарина на попечение Астрелиану, который равнодушно изучал небо, просвечивающее сквозь листву.

Ринэль украдкой взглянула на светлого, удостоверилась, что тот на нее не смотрит, и быстро подожгла на себе платье, предварительно поставив легкий щит от огня, который когда-то показал ей Дэллион. Платье сгорело в один миг, и девушка осталась абсолютно нагая на продуваемом ветрами берегу, но тут же быстро забежала в воду и заплыла на глубину.

Она еще никогда не плавала голой, и это было для нее неожиданным опытом. Холодная, черная как смоль вода приятно ласкало тело холодом, и Ринэль приподняла голову, получая удивительное удовольствие от такого плавания.

«Кажется, теперь я понимаю, почему множество людей любят плавать голышом. Есть в этом какая-то изюминка, когда тех мест, где обычно находилась ткань купальника, касается прохладная вода, из-за чего кожа покрывается мурашками.

Покосившись в сторону берега, Ринэль обнаружила, что светлый хоть и повернулся к ней лицом, но смотрит в совершенно другую сторону, поэтому девушка спокойно развернулась и поплыла на другой берег, где уселась прямо на песок (и откуда он здесь) так, чтобы вода доходила до середины груди. Почему-то от этой ситуации стало жарко: она сидит в воде, которая легко колышется, иногда целиком открывая соблазнительную грудь, едва заметный серебристый цвет луны окрашивает фигуру ярким ореолом, и тот, кто увидел бы девушку, то подумал бы, что это сама Богиня Красоты спустилась на землю.

Ринэль улыбнулась и мурлыкнула, кожа покрылась мурашками от холода, и соски затвердели, но даже это не сдвинуло ее с места. Ей было так хорошо, что она готова была несколько часов провести в озере.

Неожиданно вода вокруг забурлила, сильтарин хотела было уже подскочить, чтобы убежать, но не смогла сдвинуться в места – ее тело словно сковало. Оглянувшись на телохранителя, девушка с ужасом увидела, что он застыл, даже волосы больше не шевелились на ветру. Вокруг стояла оглушительная тишина, только свет лился с неба.

Вода успокоилась, но неожиданная волна подхватила Ринэль и перетащила на плоский камень, находящийся на глубине так, что принцесса, лежа на каменной поверхности, не утонула в воде. Тишина и неподвижность, как собственного тела, так и телохранителя жутко нервировала, и девушка дернулась, но нахлынувшая вода перехватила все ее движения, сильнее прижав к камню. А когда волна убралась обратно, на камне обнаружился странный мужчина со сверкающими в темноте глазами. Скорее от неожиданности и удивления, чем от страха, сильтарин застыла, разглядывая незнакомца, который был невероятно хорош собой. Его черные и густые волосы облепили сильное и загорелое тело, мускулистые руки упиралась в камень по обе стороны тела Ринэль, а сияющие глаза недалеко от лица девушки, таинственно блестели в лунном свете.

- Какая красавица почтила мое озеро своим присутствием, - чарующе произнес мужчина, нависая над принцессой. – Да еще нагая как новорожденный младенец. Кто ты, о жемчужина моего сердца?

Сбитая с толку его речами, Ринэль ответила, не в силах отвести от красавца взгляда. Его черные-черные глаза гипнотизировали.

- Ринэль…

- Значит, не жемчужина, а звезда, царившая на ночном небосводе небесного бархата, - мужчина навис над девушкой, и по ее телу прокатилась знакомая волна жара, которая теперь совершенно не имела никакого отношения к гормонам и феромонам. Этот мужчина сам, только своим присутствием и терпким ароматом, вызывал такой эффект.

- А ты кто? Что ты сделал со мной и с моим телохранителем? – прошептала принцесса.

Вода снова нахлынула, обдав тело красавца сверкающими каплями, и несколько капелек попали девушке на кожу, но на секунду поднявшаяся от волны вода тут же смыла их.

- Я? Я властитель этого озера, звезда моя, - снова прошептал мужчина, лаская взглядом белоснежное тело Ринэль, и от этого взгляда девушка стало еще жарче, а к щекам прилил румянец. – А с твоим телохранителем ничего не случится. Я могу останавливать время для тех, кто попал в мои владения, так что время просто застыло, но продолжит свой ход, как только я этого захочу, или ты покинешь это озеро.

- Зачем тогда?..

- Ты прекраснее любой Богини, нет на свете никого красивее тебя, о моя мелодия, - незнакомец склонился ближе, заглядывая в космические глаза. – Я Эйр.

Мужчина поднял руку и нежно провел тыльной стороной ладони по щеке принцессы, а затем с небольшим нажимом – по губам. Ринэль едва подавила судорожный вздох. Хоть от прикосновения жутко зачесалась щека, но красавец только своим присутствием заставлял принцессу дышать все чаще и чаще.

- Что ты хочешь сделать со мной?

«Уж точно не поговорить».

- Только то, чего захочет моя звезда. Ничего того, что будет против твоих желаний.

Мужчина еще немного наклонился и нежно поцеловал в шею, прикусив бьющуюся жилку, а когда отстранился, окинул лежащее перед ним тело жадным взглядом, от которого у Ринэль вспыхнул нестерпимым жаром низ живота. Сильтарин не могла даже слова сказать, все было словно в сказочном сне, или когда на нее действовали феромоны, но это было еще сказочнее, если учесть камень за спиной и прохладу воды, омывавшую тело.

- Какая же ты красивая, звезда моя небесная, - снова прошептал Эйр и легко провел пальцем от шеи до ключицы, и от ключицы до ложбинки груди, и от этого прикосновения Ринэль выгнулась, задохнувшись от пожара в теле.

Эйр довольно улыбнулся, таинственный свет в его глазах стал ярче, и мужчина приподнялся над девушкой, разглядывая собственную добычу.

- Моя, только моя, - чарующе проговаривал он, оглядывая каждый миллиметр прекрасного тела. – Ты никому не будешь принадлежать, кроме меня.

Ринэль не слышала этих слов, пытаясь справиться со своими эмоциями, но почувствовала страстные прикосновения губ к шее, ушку, губам, и эти поцелуи заставляли ее пылать все сильнее и сильнее, дышать все чаще и тяжелее. Перед глазами все плыло, сильтарин ощущала только губы и терпкий аромат, разлившийся в воздухе.

- Звездочка морская, звездочка небесная, - шептал мужчина, покусывая мочку. – Теперь… моя!

Новый поцелуй, и сильтарин судорожно сводит колени вместе, чтобы погасить жар, но даже это не помогает, что уж говорить про воду вокруг, которая лишь усиливала ощущения, лаская ставшую чувствительной кожу.

Губы скользнули ниже, поцеловали ключицы, юркий язычок лизнул выпирающую косточку.

- Зачем? – выдохнула Ринэль, вцепившись в плечи мужчины. Она даже не могла встать, чтобы уйти, что уж говорить про то, чтобы сказать «нет».

- Ты прекраснее и желаннее всех, - честно ответил водный обитатель.

И поцелуй коснулся груди, заставив сильтарина охнуть и резко распахнуть глаза. И именно этот страстный, волнующий поцелуй неожиданно отрезвил. Принцесса оттолкнула мужчину, разглядывая его, словно впервые увидела, и черноглазый красавец недоуменно хлопнул ресницами.

- Что случилась, звездочка моя?

- Ты обещал, что выполнишь все мои желания, - произнесла девушка, стараясь изгнать все мысли, но щеки предательски пылали.

- И я выполню их, - губы Эйра растянулись в улыбке. – Ты только пожелай.

- Я желаю! – ответила Ринэль и тут же быстро добавила, видя, что мужчина потянулся к ней опять. – Я желаю, чтобы ты оставил меня в покое!

Черные глаза удивленно округлились.

- Почему?

- Я хочу уйти, отпусти меня!

Эйр несколько секунд смотрел на сильтарина, а потом улыбнулся.

- Звезда мой, я лучше знаю о твоих желаниях, и сейчас твое тело желает только одного, - словно пытаясь что-то доказать, шаловливая рука прошлась по груди, задевая очень чувствительный сосок, и Ринэль снова выгнулась дугой, не сдержавшись от резкого порыва. – Вот видишь, жемчужина моя. Твое тело говорит совершенно иное. Просто получай удовольствие.

- Нет! – воскликнула Силиринэль и глубоко вогнала ногти в плечи мужчины, царапая их до крови, но красавец даже не поморщился.

- Тело говорит «да».

- А я говорю «нет». Поэтому слушай меня, а не тело, - и это самое тело уже сотрясала дрожь от холода.

- Очень жаль, - мужчина отступил в воду, отпуская принцессу, и девушка резко перебралась на берег, но не вышла, оставаясь по щиколотку в воде. – Но если тебе будет что-то нужно, приходи.

Мужчина скрылся в воде, и Ринэль с ужасом увидела зеленоватый чешуйчатый хвост, мелькнувший у поверхности.



Глава 13

Новые тайны.

Принцесса выбиралась из воды с разрозненными эмоциями. С одной стороны ей было жутко, с другой – волнительно, а с третьей – интересно.

«Кто же это был?», - задумалась девушка, перебираясь на песчаную поверхность суши, и в тот же миг в воздухе, словно струна порвалась, и до Ринэль донесся щебет ночных птиц.

Холодный ветер обдал ледяным дуновением стройное тело, и сильтарин поежилась, распахивая крылья и укутываясь в них. На противоположном берегу стоял Астрелиан, но он даже не подозревал, что сейчас пережила девушка.

«Вот же, - буркнула про себя Ринэль. – Тоже мне, защитничек!».

Дариэля все еще не было, и сильтарин медленно побрела к светлому, обдумывая ситуацию и пытаясь успокоить себя.

- Накупались, госпожа? – невозмутимо поинтересовался Астрелиан, при приближении подопечной, и Ринэль едва удержалась от того, чтобы не нагрубить в ответ.

- Да, - сделав глубокий вздох, ответила она, но глаза не мерцали радостью, из-за чего светлый немного прищурился.

- Вы придете сюда еще раз поплавать?

- Нет, - едва не завопила вслух Ринэль, но в последний момент одернула себя и произнесла. – Не думаю. Вода холодная, да и одной купаться не интересно.

«А вот как раз одной я и не купалась», - мрачно додумала сильтарин, тщательно прикрываясь перьями.

- Где же Дариэль? – принцесса прикусила губку и взглянула на матовую поверхность озера. – Я уже замерзла!

- Скоро придет, Ваше Высочество, - ответил ей Астрелиан. – Путь до дворца долгий, а до ваших покоев еще дольше.

- Но не настолько же, - рассеяно произнесла Ринэль, и в этот же момент за деревьями мелькнул силуэт, а после появился и сам эльф, придерживая на сгибе локтя светлое платье.

- О, ты уже наплавалась, - легкомысленно прокричал издалека Дар. – Быстро ты.

- Ну, да, - немного отойдя от недавнего шока, ответила Ринэль, скрестив руки на груди под крыльями. – Уж точно быстрее тебя!

- Я шел так быстро, как мог, - с серьезным выражением лица заверил ее Дариэль, но не удержался и фыркнул, сверкнув зелеными глазами, и сильтарин раздраженно дернула ухом.

- Отвернитесь все! – бросила она, выхватывая платье, и тут же спешно переоделась, когда эльфы повернулись к ней спиной. – Все, я готова. Можно возвращаться во дворец. Кстати, а где мой лирохвост?

- Наверное, опять придворных распугивает, - невозмутимо пожал плечами темный. – Это стало одним из его любимых занятий.

- Бедные эльфы, - со смешком покачала головой принцесса. – Ну, главное, что ему весело.

Сильтарин задумчиво улыбнулась своим мыслям и неспешно направилась к дворцу, высокие шпили которого едва проглядывали сквозь густые кроны деревьев.

***

- Спишь? – раздался над головой ироничный голос, и Ринэль недовольно открыла глаза, обозревая улыбающегося Сильтариона и безграничный космос.

- Уже нет, - фыркнула девушка, поднимаясь на локтях и удобно садясь на зеленый островок.

- Вот и отлично, - Бог усмехнулся. – Пока бы уже нам и делами заняться.

- Ага, правильно, - Ринэль согласно кивнула головой, но внутренне усмехнулась и задала один интересующий вопрос. – Ты случайно не знаешь, кем является полумужик-полурыба?

- Что? – Сильтарион недоуменно распахнул и так большие синие глаза. – Кто-кто?

- Ну, - принцесса смущенно покраснела. – Я ночью решила поплавать в одном озере, которое располагается в самом конце сада, и там на меня напал какой-то странный мужик и начал… приставать, в общем.

- О, интересно, - сапфиры глаз прищурились, в них засияло нереальное веселье, и Ринэль снова покраснела, только на этот раз от стыда. – Приставать, да?

- Именно, - буркнула сильтарин, скрещивая руки на груди.

- И ты поддалась? – принцесса покраснела еще гуще и недовольно сверкнула космическими глазами. – Мда, вижу, что поддалась. Ринэль, да ты и без феромонов можешь…

Договорить Бог не успел – сильтарин недобро рыкнула и стукнула Сильтариона рукой по ребрам, из-за чего тот подавился словами и скривился.

- Это было… нечестно, - проговорил тот. – И подло!

Но Ринэль только хмыкнула в ответ, повернув голову в противоположную сторону, чтобы скрыть окончательно запылавшее лицо.

- Ну что ты обижаешься? – даже по голосу можно было понять, что мужчина улыбается. – Я же правду говорю, а уж при мне ты точно можешь не стесняться. Я же твой Бог, в конце концов! Мне можно доверить все свои мысли, мечты и переживания, Ринэль. Я же Бог! Все всегда жалуются Богам, а у тебя есть такая невероятная возможность пожаловаться лично!

- Я смущаюсь, - все еще красная пробормотала девушка, мозоля глазами траву.

- А раньше? – Сильтарин подвинулся чуть ближе к Ринэль и проникновенно прошептал ей на острое ушко, которое тут же задергалось. – А в своем бывшем мире ты доверяла свои переживания Богу?

«Доверяла», - подумала принцесса, не произнося это вслух, но Сильтариону это и не требовалось.

- Вот видишь! – довольно улыбнулся тот, снова отодвигаясь. – Я – не мужчина. Я – Бог. Более того, я твой Бог, Ринэль.

Синие глаза серьезно прищурились.

- Я не хочу говорить пафосно, раздувая непонятно что, - продолжил Бог. – Я просто хочу, чтобы ты приняла меня как часть себя. Воспринимала не как мужчину или как-нибудь по-другому, а как того, кто является твоей частью. Уж поверь, нам, Богам, абсолютно все равно какие эмоции испытывают подопечные, мы просто слушаем, принимаем и помогаем. Я рядом с тобой, да, но я тот, кто выслушает тебя, и тебе не надо из-за этого краснеть и переживать, это абсолютно нормально. Так что рассказывай мне все, пожалуйста.

Силиринэль снова покраснела, но на этот раз не от собственных переживаний, а от этих слов, которые бальзамом пролились на душу.

«Как же я давно ждала того, кто может просто выслушать и помочь советом. Раньше я всегда была у всех подушкой для откровенностей, а сейчас…», - Ринэль улыбнулась своим мыслям и тут же получила такую же улыбку от Сильтариона.

- Так что, расскажешь мне обо всем?

- Хорошо. Расскажу, - кивнула принцесса, чувствуя что-то новое в душе, отчего по телу разлилось приятное тепло. Нет, это не любовь. Возможно, это… доверие?

- Но к мужчинам тебя явно тянет, - неожиданно съязвил Бог, разбивая очарование момента, и Ринэль едва не взвыла, схватившись за голову.

- Ах, ты, зараза! – рявкнула Силиринэль. – Я уж, действительно, было подумала, что ты хочешь мне помочь, а ты! – она обижено взглянула на мужчину. – Обманщик!

- С чего ты взяла? – засмеялся Бог. – Я сказал чистую правду и всегда выслушаю тебя… но и скажу в ответ что-нибудь обязательно! Чтобы не расслаблялась. Что это за помощь, если я буду молчать и кивать головой? Тем более, так ведь легче?

- С чего ты это решил? – все еще обижено поинтересовалась девушка.

- Тебе спокойнее, - пожал плечами Сильтарион. – Если я буду молчать, то тебе придется одной много говорить, тебе это понравится? Ты же не на проповеди.

- Ну… - Ринэль задумалась и тут же виновато опустила голову. – Ладно, ты прав, прости. Так что ты там говорил?

- А я говорил, - хитро улыбнулся синеглазый. – Что тебя тянет к противоположному полу!

- Никогда раньше этого за собой не замечала, - отрезала Ринэль.

- Раньше? – тут же зацепился за слово Бог. – А сейчас?

- А сейчас все по-другому! – покраснела девушка, вспоминая красивых эльфов.

- Ага, так вот, в чем дело, - по-доброму усмехнулся Сильтарион. – В твоем бывшем мире тебе никто не нравился, да? Да. А раз тебе никто не нравился, то ты не могла воспринимать кого-либо как потенциального мужа. Твое восприятие не позволило бы.

- Откуда ты это узнал? – обалдело уточнила принцесса.

- Да тут и думать нечего! У всех сильтаринов такая проблема. Они ни за что не влюбятся в того, кто их не заинтересовал. А если кто-то еще и настаивать будет, то у сильтарина будет накапливать много негативных эмоций по этому поводу. Это такая заслонка на душе. Именно из-за нее сильтарины выбирают только того, кого полюбят. Если у них будет хоть какие-нибудь сомнения по поводу избранника, то они будут чувствовать дискомфорт в душе.

- Но я ничего не чувствую, - нахмурилась Ринэль. – Не может же быть, чтобы они все были избранниками.

- А вот тут есть некая загвоздка, - улыбка Бога стала еще шире. – Если тебе кто-то нравится, то тебе будет уютно с этим мужчиной. Ты даже можешь в него влюбиться, но это не значит, что он станет твоим избранником.

- А как тогда?

- Никак. Не нравится, найдешь себе другого любовника. Но будь осторожна, - тут Сильтарион прищурился. – Если твоя душа не будет против кого-то, то легко сможешь влюбиться, а это очень опасно для сильтаринов. Если ты влюбишься, а он тебя не полюбит, то ты будешь долго мучиться, прежде чем сможешь разлюбить. Сильтарины очень чувствительны, Ринэль, и для них нет ничего мучительнее неразделенной любви. Конечно, позже ты его разлюбишь, но до этого тебе будет очень и очень плохо. Но так же знай, если любовь будет взаимной, она ни за что не потухнет. Так что избранниками могут быть сотни, тысячи, но, если ты полюбишь одного, все остальные исчезнут из твоего сердца.

- Милая перспектива, - почесала кончик носа принцесса. – А как часто сильтарины влюбляются?

- Если им все нравится в ком-то, то им ничего не стоит влюбиться, - улыбнулся Бог. – Поэтому я и говорю, будь осторожна! Многие могут воспользоваться этим и влюбить тебя в себя, чтобы использовать в дальнейшем.

- Жуть! – Ринэль передернула плечами. – Мне это как-то не нравится.

- Зря, - Сильтарион прищурился. – Сейчас ты еще не познала пламени любви, но когда познаешь, то тебе будет все равно – несчастна она, или нет.

- Это как?

- Любовь – это великое чувство. Вот тут, - Бог ткнул себя в центр груди. – Будет гореть пламя, но какое оно – зависит только от тебя. Оно можешь жечь, а может ласкать теплом, но в любом случае этот огонь прекрасен. Он преображает мир и ощущения.

- Ага, - поморщилась Ринэль. – Особенно, когда он жжет.

- Ну, да, - согласился мужчина. – Есть здесь такой недочет, но потом ты поймешь, что я имею в виду. Так… Позаниматься мы уже в любом случае не успеем, опять ты меня отвлекла, так что давай разберемся - что за монстр на тебя напал, и почему ты растаяла от его… приставаний.

Силиринэль почувствовала, что опять начинает краснеть.

- Так кто это был?

- Не знаю. До пояса – мужчина, ниже пояса – длинный хвост с плавниками. На Земле бы его назвали русалом.

- Кажется, я знаю, кто это, - со смешком сказал Сильтарион. – Это дух, Ринэль.

- Дух? Злобный дух?

- Ну, не такой уж он и злобный, - усмехнулся Бог. – Не все духи злобные. И он не злобный, но главное занятие его жизни – ловить красивых девушек и… хм… приставать к ним, назовем это так.

- Но как он… пристает к ним? У него же хвост, - округлила принцесса глаза, заполненные космосом.

- Тебе продемонстрировать? – хитро прищурился Бог.

- Не надо! – тут же отказалась Ринэль. – На словах можно?

- Можно и на словах, - голос мужчины стал тягучим. – Во время… хм… приставаний, у него в одном месте появляется небольшой кармашек, и оттуда…

- Стоп! – воскликнула сильтарин, краснея. – Больше ни слова! Я поняла!

- Правда?

- Чистая правда!

- Ну, с этим мы разобрались. Осталось разобраться с твоим влечением к другим? Хотя, мы с ним почти разобрались.

- Почти?

- Да. Мы уже выяснили, что тебе просто все нравятся, но это одно дело, а другое – таять от… приставаний. Это уже мне не нравится.

- Мне тоже, - тут же согласилась Ринэль и напоролась на ответный насмешливый взгляд. – Что?!

- Что-то мне как раз подсказывает, что тебе это очень даже нравится, раз ты не сопротивляешься.

- А что я могу сделать?! – возмутилась девушка. – Он ко мне как притронутся, так по всему телу словно искры пробежали.

- Значит, тебе нужно провести ночь с мужчиной, - осклабился Бог.

- Ни за что! Только с тем, кого полюблю, - отрезала сильтарин.

- Но ты же реагируешь на простые ласки.

- И что?

- Надо сбросить напряжение. Иначе ты так и будешь…

- Не буду!

- Ну, как хочешь, мое дело предложить, - развел руки в стороны Бог, и перед глазами Ринэль все стало светлеть. – А тебе пора просыпаться, принцесса.

И чудесный сон рассыпался.

***

- Уф, тебя еле добудишься, - проговорил Дариэль, как только Ринэль распахнула глаза.

- А не надо меня будишь, - буркнула девушка, чувствуя, как жутко хочется спать.

«Вот почему мне обязательно надо вставать в такую рань?».

- Давай, давай, подымайся, - хлопотал вокруг эльф, вытаскивая из гардероба подходящую для тренировки одежду и подавая ее девушке. – Марш умываться!

Поморщившись от такого приказного тона, принцесса поднялась и шатающейся походкой направилась в ванную, по пути ударившись пальцем на ноге о кресло и зашипев, как разъяренный дракон.

После принятия водных процедур Ринэль все в таком же сонном состоянии остановилась перед Дариэлем.

- Завтракать будешь?

- Нет.

- Ну и правильно, нечего перед тренировкой желудок набивать, а то стошнит тебя еще потом, а мне убирать, - проговорил темный, уворачиваясь от подушки. – Пошли, пошли!

- Да что ты меня подгоняешь? – возмутилась сильтарин, хлопая крыльями.

- Время поджидает. И так его мало, а тут еще и ты копаешься.

- Да не копаюсь я, - опять возмутилась девушка. – Если ты меня не будешь подталкивать, то все пройдет намного быстрее.

- Ладно, ладно, - тут же поднял ладони вверх Дар, но не забыл при этом добавить. – Поспешим.

Покачав головой, сильтарин пошла к тренировочной зале и в ужасе застыла, разглядывая появившуюся перед глазами картину.

- Нет, - простонала она. – Только не это…



Глава 14

Усилием чувств.

Ринэль нервно дернула левым ухом, закрыла глаза, помотала головой, но, когда снова посмотрела на тренировочный зал, то увидела всю туже картину.

- Только не говорите, что это мне, - слабым голосом пробормотала девушка.

- Тебе, тебе, - в ответ усмехнулся Дар. – Кому же еще? Астрелиан же говорил, что будет тренировать твою скорость и учить тебя предугадывать удары. Вот этот тренажер и поможет в этом нелегком деле.

- Не уверена, - нервно помотала головой принцесса, рассматривая стоящее в центре зала «чудо».

В середине был довольно большой круг, где могло легко поместиться десять человек, а по краям этого круга возвышались четыре тонких столба, оканчивающихся круглыми шариками, между которыми электрические разводы образовывали идеальный квадрат.

- А как-нибудь полегче нельзя?

- Нельзя, госпожа, - отрезал светлый, устремив на принцессу вечно холодные глаза. – Идите ко мне, я должен объяснить вам задание. На этой тренировке я буду учить вас видеть ощущениями. Для этого надо чутко слушать, вдыхать запахи и реагировать на любые изменения. Это сложно для новичка, но я в вас верю.

- А как я буду учиться, если эта штука будет постоянно нервировать? – Ринэль указала головой на «чудо».

- Это немного позже, - неожиданно сказал эльф, и сильтарин облегченно вздохнула. – Сейчас мы с вами перейдет в дальний участок сада, где находится озеро, известное вам. Там мы и будет тренироваться. Пойдемте.

Астрелиан развернулся и прошел через незаметную дверку в стене, ведущую прямо в сад, а уже оттуда он направился к озеру, и Ринэль пришлось пойти за ним. В ее голове вихрем кружились мысли, и девушка никак не могла успокоиться.

«Я боюсь этого устройства. Прошлый эксперимент был немного болезненным, а только от вида этого монстра мне хочется взвыть и улететь на потолок, что же будет дальше? И что это за прогулка к озеру? Как он будет меня учить чему-то, если я все время буду думать о духе, обитающем в глубине? Нет, это просто нереально!».

За этими размышлениями принцесса даже не заметила, как они оказались около озера, которое при свете дня оказалось очень симпатичным. Неестественный синий цвет воды притягивал взгляд.

«Интересно, а он меня видит?», - немного покраснела сильтарин, и ей тут же захотелось убежать отсюда.

- Госпожа, - настойчивый голос телохранителя прорвался через задумчивость его подопечной. – Госпожа, не отвлекайтесь. Для начала вы должны удобно устроиться на земле, но так, чтобы вам, действительно, было удобно. Если будет хоть малейший дискомфорт, то все пойдет прахом. Садитесь.

Ринэль обозрела окружающее пространство и уселась в уютное переплетение корней, образовывающих уютное гнездышко. Придя к решению, что местечко очень даже удачное, девушка уставилась на эльфа, предлагая тому продолжать.

- Надеюсь, вам удобно, - проговорил Астрелиан, подходя к принцесса и присаживаясь около нее так, что одна нога была согнута в колене и стояла вертикально, а вторая – лежала, подогнувшись к телу. Таким образом, получились две параллельный плоскости, если так вам будет понятнее.

Ринэль посмотрела на телохранителя, наблюдая, как солнечный лучик золотит и так удивительные волосы. Поймав ее взгляд, Астрелиан кивнул и перешел к дальнейшим объяснениям.

- Итак, теперь ваша главная задача расслабиться и почувствовать себя частью природы. Для этого не надо делать ничего странного и сложного, просто закройте глаза и расслабьтесь, получайте удовольствие, и ваше тело само войдет в состояние душевного равновесия. После этого вы должны будете вслушиваться в природу, пока не станете предугадывать все ее движения. Понимаете?

- Да, но врядли у меня это получится, - отозвалась принцесса и закрыла глаза, расслабившись.

Мысли тут же стали неспешными, перескакивая тягучими прыжками с места на место. Под ладонями ощущаются травинки, спину подпирает древесный ствол, до носа долетают ароматы дерева, земле и свежей зелени. Слух улавливает шевеление веток, тихое гудение ветра, пересвист птиц и передвижение белок, которые весело скачут по ветвям, играют с листьями и купаются в лучах солнца.

Ринэль старательно пыталась отрешиться от всего окружающего мира, позволить природе и себе стать одним целым. В какой-то момент девушке стало казаться, что ее кисть – это продолжение корня - такое странное появилось ощущение. Ветер ласково касался кожи, и она покрывалась мурашками от легкого прикосновения. Впереди журчала вода, небольшие волны перебирали песчинки.

Сильтарин смогла войти в равновесие с природой, и эльф чутко уловил этот момент.

- Слушайте внимательно, госпожа, - проговорил Астрелиан, и Ринэль уловила его передвижения, когда телохранитель чуть качнулся вперед. – Что вы слышите? Опишите?

- Голоса птиц, игры белок, свист ветра, журчание воды, - перечислила девушка звонким и немного сонным голосом.

- А что вы чувствуете?

- Спокойствие, умиротворенность, задумчивость.

- Хорошо. А можете вы уловить мои движения? Что я сейчас делаю?

Сильтарин почувствовала колебание воздуха, но не смогла определить, что именно сделал эльф. Возможно, он поднялся. Возможно, он взмахнул рукой. Но точно Ринэль не знала.

- Не понимаю, - ответила она.

- Я качнул головой, - спокойно пояснил эльф. – Суть наших тренировок, чтобы вы научились видеть все с закрытыми глазами. Но для этого нужно убрать безмятежность, как можно дальше. Напрягитесь, заставьте мысли, слух, обоняние, все ощущения работать на пределе так, чтобы вы могли все понять. Для первого раза это сложно, но потом вы привыкнете. Для начала напряженно вслушивайтесь во все звуки. Делайте это так, будто от этого зависит ваша жизнь. А это когда-нибудь обязательно пригодится. Что, если однажды вы будете сидеть в засаде, а ничего, кроме своего тела, иметь не будете?

Принцесса старательно вслушивалась в окружающий мир. Она почувствовала, как напряглись ее уши, пресс и голова - это были неприятные ощущения, но девушка готова была их потерпеть некоторое время.

Звуки, определенно, стали четче. Они наполнили голову разными оттенками, и вскоре голова Ринэль была готова взорваться.

- Хватит, - сказал Астрелиан. – Думаю, вы поняли, так? А сейчас вы проделаете тоже самое, только на этот раз задание будет отличаться. Я возьму камень и брошу его в любую сторону, вы должны будете определить, куда именно он полетел, куда упал, и как долго это продолжалось.

- Как тогда я это сделаю? – удивилась сильтарин. – Ладно, определить, где упал, но сколько летел?..

- Это просто. Слушайте…

Ринэль едва слышно фыркнула и тут же напрягла уши, «просматривая» обстановку слухом. Слева от нее воздух чуть заколебался, и что-то свистнуло, улетев в сторону. Справа послышался трест и шелест листьев, а потом глухой удар об землю.

- Вот там! - воскликнула девушка и уже готова была распахнуть глаза, как Астрелиан предупредил.

- Не открывайте глаз! Следующее задание – пройдите и заберите камень.

Принцесса едва не рыкнула от такого задания, но послушно поднялась на ноги и пошла туда, где, по ее предположениям, упал камень. По пути девушка часто спотыкалась и шла, растопырив руки в разные стороны, «прощупывая» воздух. Но все-таки она ничего не нашла и огорченно застыла на месте, окруженная какофонией звуков.

- Не могу, - пробормотала Ринэль, но голос эльф оказался не разочарованным, а почти… насмешливым?

- Это и неудивительно, - проговорил Астрелиан, подходя к сильтарину и беря ее за руку. – Вы просто хотите найти, но не полагаетесь на собственные ощущения. Вы боитесь упасть, не доверяете самой себе. Это ваша главная проблема. В таком важном деле надо доверять всем своим чувствам, полагаться на них, словно это единственное, что может вас спасти. Застыньте на секунду, прислушайтесь, но не двигайтесь. Позвольте всем своим чувствам воспарить над собой, но не старайтесь управлять ими, это не поможет. Попробуйте уловить шепот ветра, путь он подскажем вам, где лежит камень. Попросите землю о помощи, и она покажем вам то место. Позвольте инстинктам взять вверх над разумом. Чувствуете?

И Ринэль, действительно, чувствовала! От ладони эльфа шло приятное тепло, позволяя сознанию отвлечься от всего, воспарить над всем миром. Девушка стояла на земле, но мысли ее были далеки – они исследовали деревья, воду, землю и воздух. Казалось, что сама душа отсоединилась от тела, такое оно было невесомое. И только теплая ладонь удерживала Ринэль на земле, не позволяя инстинктам полностью завладеть разумом.

Все чувства сильтарина разделить на множество частиц. Одна часть блаженствовала в воздухе, другая – пила сок земли, третья – резвилась в воде, а четвертая – парила вокруг. Ринэль как будто все видела и слышала, с закрытыми глазами перед ней стояла картина окружающего мира, но окрашенная только звуками, запахами и чувствами. А благодаря воображению, картинка становилась полной и такой красивой, что это сложно передать словами.

- Он там, - прошептала принцесса, указывая рукой куда-то вперед и немного направо. – Камень там, под корнем.

- Правильно, - эльф улыбнулся. – Вы поняли, госпожа?

- Да! – Ринэль едва сдерживалась, чтобы не запрыгать от радости. – У меня получилось!

- Но это пока только начало, - спустил телохранитель с небес на землю. – Именно таким образом можно легко предугадывать удары, но очень сложно моментально войти в такое состояние, поэтому мы будем долго тренироваться.

Сильтарин похлопала глазками, но тут же растянула губы в довольной улыбке.

- Да запросто!

Знала бы она, что все окажется не так уж и просто…

***

- Не напрягайтесь так сильно, - спокойно выговаривал Астрелиан, пока Ринэль как бешеная белка прыгала по полу, пытаясь увернуться от разрядов молний.

Но, конечно, ничего не получалось. Здесь девушке пришлось признаться самой себе, что, когда ты просто стоишь и наслаждаешься спокойствием, то это отличается от безумного напряжения, когда ты нервно пытаешься уловить и предугадать направление следующего удара. Сильтарин не могла снова войти в то состояние, она просто не успевала, и молнии, раз за разом, жалили нежную кожу.

- Не получается ничего! – огорченно воскликнула принцесса, не успев в последний момент разглядеть удар.

- Вы не стараетесь. Точнее, наоборот, слишком стараетесь. Надо чувствовать, а не напряженно ожидать. Повторяю еще раз – доверяйте своим чувствам.

Ринэль раздраженно покосилась на светлого эльфа, желая его самого засунуть в самую середину «тренажера», чтобы молнии больно били его до теп пор, пока он не превратится в подпаленную тушку.

- Отдохните, - наконец, проговорил телохранитель, и принцесса рухнула на пол, откинув голову назад. Ее кожа блестела небольшими капельками пота, которые изредка скатывались и срывались на пол. Длинные серебристые волосы, затянутые в тугую косу, намокли и потемнели, а крылья вообще пришлось убрать, чтобы они не повредились ненароком.

Глубоко дыша, сильтарин медленно восстанавливала дыхание. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Сердце гулко стучит в груди, отбивая резкий темп, жар не исчезает, и Ринэль все еще жарко.

«Боже, как же я устала, - подумала девушка, откидываясь на пол и глядя в потолок. С каждой секундой тело наполнялось густой усталостью, мышцы тяжелели, а веки слипались. – А еще столько времени до обеда. Кажется, тренировка никогда не закончится».

Рядом присел Дариэль, окинув подругу насмешливым взглядом зеленых глаз.

- Умираешь? – хитро поинтересовался он, и Ринэль наградила его мрачным взглядом. – Зря. Лучше бы улыбнулась и сказала «Я вам потом отомщу!», - эльф наиграно потряс в воздухе кулачком.

- Отомщу, - выдохнула девушка. – Так отомщу, что вы меня умолять будете, чтобы я прекратила.

Дар рассмеялся, умильно покосившись на подопечную.

- Я всегда знал, что ты очень любишь.

- Ага, - меланхолично кивнула Ринэль. – Так люблю, что удушить хочется. У тебя нет, случайно, того отварчика, который силы восстанавливает?

- Есть, но его часто лучше не употреблять. В нем находится она травка, вызывающая привыкание. Его можно пить только раз в день, не больше.

Сильтарин протяжно застонала.

- Но я же сегодня еще не пила!

- Ну и что? Привыкай, Ринэль. Это тоже тренировка, в своем роде. Тебе много предстоит пережить, и усталость – одна из проблем. Что ты будешь делать, если энергия закончится, а ты в опасности? Будешь ждать, пока кто-нибудь принесет тебе целебный настой? Надо приучать тело к трудностям.

Ринэль скривилась, но признала, что телохранитель прав.

- Но все-таки сейчас так тяжело.

- Ничего. Пять минут можешь полежать. Если хочешь, могу принести тебе перекусить, но немного. Можешь рассчитывать только на один бутерброд – он обеспечит тебе немного энергии.

- Спаситель ты мой, - благодарно посмотрела на него космическими глазами подопечная.

Дариэль усмехнулся и поднялся, а через несколько секунд Ринэль лежала на полу одна. Темный вернулся очень быстро, не прошло и трех минут, а бутерброд уже находился в руках принцессы. Откусив достаточно большой кусок, девушка блаженно прищурилась. Сочная буженина, помидорчик, листья салата и ароматный хлеб – все это возбудило аппетит.

- Спасибо, - с улыбкой поблагодарила девушка и бодро вскочила на ноги. Небольшой перекус, действительно, добавил сил. – Ну, я готова к дальнейшим испытаниям.

Снова войдя в центр тренажера, Ринэль прикрыла глаза, сосредотачиваясь. На секунду ей захотелось напрячь голову, чтобы уши до боли вслушивались во все звуки, но потом она передумала. Что толку, если это не поможет? Вместо этого сильтарин расслабилась, пока ее тело не застыло в оцепенении. Звуки усилились, до носа дотянулся странный запах свежести.

«Свежесть? Пахнет, будто гроза только что прошла», - задумчиво пробормотала про себя девушку и тут же едва не распахнула глаза от удивления. Это же аромат молний!

И словно наяву принцесса представила, как над ее головой вьются разряды, шипя и извергая искры. Тонкие, тонкие молнии, середины которых напоминают проволоку искристо синего цвета, а вокруг – ослепительное сияние огня. И Ринэль видела, как молнии начинают сверкать сильнее, как одна ветвь становится ярче, а шипение – громче, и, в тот момент, когда молния сорвалась в места, Ринэль легко отступила в сторону, поразив всех мягким и изящным движением. Сознание наполнила неописуемая радость, девушка едва не закричала от восторга и тут же плавно передвинулась в сторону, пропуская следующий разряд. Молнии стали бить все чаще и чаще, поэтому принцесса ни секунду не осталась на одном месте, но каждый раз, когда тело ловко избегало удара, в груди рождалась щекотка. Но вот собственные ноги ее подвели, и Ринэль споткнулась, упав и получив болезненный удар по спине. Скривившись, девушка пригладила вздыбившиеся волосы и распахнула глаза, увидев невозмутимого Астрелиана и смеющегося Дара, который, хихикая, проговорил:

- Видела бы ты себя со стороны.

- А что, завидуешь?- тут же прищурилась сильтарин.

- Нет, нет, что ты, - усмехнулся в ответ Дариэль. – Даже не думал. Не буду перенимать твою собственную моду.

- Да ладно тебе, - хищно оскалилась девушка. – Мне не жалко.

На ее ладони заклеились три молнии, но они были намного яростнее и прекраснее, чем те, которые находились в тренажере.

- Ой, нет, - отмахнулся темный. – Если ты меня приласкаешь эти «штучками», то превратишь меня, скорее, в поджаренного телохранителя, чем в телохранителя, причесанного по последней моде.

Фыркнув, Ринэль посмотрела на молнии, змеящиеся в руке. Этому заклинанию ее научил Дэллион, и с тех пор оно стало ее самым любимым. Очень часто, когда никто не видит, принцесса вызывала молнии в руках и наблюдала, как они извиваются вокруг пальцев, шипя и плюясь искрами.

- Ладно, я тебя прощаю, - наконец, проговорила она и покосилась на светлого, который спокойно стоял в стороне. Дождавшись внимания к себе, тот кивнул.

- У вас получилось, госпожа, но это только начало. То состояние, которое вы пережили, должны быть с вами каждую секунду, в бою оно просто необходимо. Пока вы только тренируетесь, поэтому для вас это сложно, но вскоре вы будете вызывать его по первому желанию, так что на этом мы не закончим. Сейчас наша тренировка окончена, скоро будет обед, но хочу предупредить вас насчет завтра – мы будет заниматься вашей гибкостью.

Ринэль едва не застонала, только представив, что это будет за жуткий тренажер.

- Сколько здесь орудий пыток?! – взвыла принцесса, жалобно посмотрев на светлого.

- Достаточно, чтобы обучить вас всему…

Скорчив рожицу, сильтарин грустно вздохнула и побежала в башню, где приняла водные процедуры с целебным зельем, снимающим все последствия тренировок, а после заинтересовано посмотрела в сторону гардеробной.

«Чтобы надеть?», - задумалась она.

Гардеробная поприветствовала подбором разнообразных платьев любых оттенков, и Ринэль побарабанила указательным пальцем по светлому дереву.

«Синее!», - решила сильтарин, разглядывая мелькающие синеватые оттенки. Протянув руку, принцесса сняла с вешалки одно из платьев и восхищенно посмотрела на него.

Платье было изумительным. Ткань легкая, летящая, насыщенно синего цвета - она спадала свободным каскадом от талии, задевая пол. От талии и до кончика лифа ткань была отделана складчатой тканью, которая складывалась в очень красивый рисунок.

- Класс! – радостно сказала девушка и потянулась к шкафчику с драгоценностями, где тут же остановила выбор на красивом ожерелье, соединявшемуся в определенной точке и оттуда немного спускающемуся вниз короткой полосочкой. Примерив на себя и платье, и ожерелье, Ринэль оказалась невероятно довольна своим внешним обликом и тут же улыбнулась своему отражения.

Сзади неслышно подошли служанки и аккуратно усадили принцессу на мягкий стульчик около зеркала, чтобы девушка могла наблюдать за их работой. Чуткие пальцы ловко стали перебирать нежные, шелковистые серебряные пряди, пока волосы не стали спадать на спину удивительными волнами. Запихнув последнюю алмазную шпильку в прическу, эльфийки поклонились и молчаливо ушли, предоставляя сильтарину полюбоваться на себя.

- Да красавица, красавица, - усмехнулся от стены Дар, пока Ринэль заворожено косилась в зеркало. – Пошли уже, на обед опоздаешь.

- Не опоздаю, - отмахнулась девушка, но все-таки встала и пошла к двери. – Я голодная как волк!

- Только за столом не переусердствуй, - снова усмехнулся Дариэль. – Магия не любит полный желудок.

- Да помню я, помню.



Глава 15

Целительство.

- Итак, в прошлый раз мы с вами разобрались в нитях жизни, а сегодня я научу вас различать их, - проговорил маг, когда наступило чудесное время занятий по магии. – Возьмите бумагу и записывайте. Но подробно! В целительстве нет места недочетам.

Ринэль послушно притянула к себе пачку черной бумаги, чернильницу с серебряными чернилами и тонкое, изящное перо с алмазным наконечником.

«Да таким кончиком убить можно», - мимолетно подумала сильтарин, прикрыв глаза от бросившегося в них солнечного зайчика, когда тот отразился от прозрачного пера.

- Как вы уже знаете, зеленая нить присутствует только у полностью здорового существа, но так же есть еще одна зеленая нить, которая имеет легкий переливчатый оттенок. Это означает, что существо перед вами беременно. Отличить беременность можно легко, так как она имеет не только небольшое сияние, но и более темный цвет. Дальше. Желтая нить обозначает ушиб или синяк, но насыщенность имеет очень важную роль. Если нить светлая, то это просто небольшой синяк, а если ярко-желтая, песочного цвета, то это, несомненно, ушиб. Так же есть несколько видов красного цвета. Первая нить – розовая, это ведь тоже красный. Розовая нить показывает порезы, царапины, ссадины или содранную кожу. Красная – это глубокая рана, а желтая с красной серединкой – перелом.

- Стоп, стоп! – принцесса резко подняла ладони вверх, призывая эльфа обратить на нее внимание. – Я что-то запуталась. Желтая нить с красной серединой? Разве такая бывает?

- Это нити Жизни, Силиринэль, - спокойно пояснил Гириэль. – Здесь возможно все. Понятно?

- Да, извините, что прервала.

Маг кивнул и продолжил лекцию:

- Существует несколько типов синих нитей, которые обозначают различные степени болезней. Первая из них – голубая, которая показывает лишь легкую болезнь, не угрожающую жизни. Синяя нить образуется при средней болезни, а темно-синяя – при тяжелой. Но самое страшное – это черно-синяя нить. Если вы увидите ее, то будьте уверены, существо перед вами смертельно больно, и способа спасти его нет. Просто черная нить указывает на мертвую часть тела, а фиолетовая на магическое воздействие. Это может быть насланный сон, принуждение и многое другое. Черно-красная нить – это заражение. Мы с вами пока остановимся на желтой нити и красных нитях разных степеней, но постепенно дойдем и до остальных. Я обучу вас главным основам и нескольким полезным заклинаниям, которые обычно преподаются на четвертом курсе Академии.

- А мы найдем для этого подопытных? – полюбопытствовала Ринэль.

- С синяками точно проблем не будет. Даже у вас их полно. Да, кстати, - добавил Гириэль. – Себя лечить очень сложно, принцесса. Но это возможно. Я буду создавать специальные пространства, где вы будете получать различные раны, не имеющие отношения к реальному миру, и именно там вы будете учиться лечить себя, а это очень и очень сложно.

- Почему?

- Для лечения нужно сосредоточиться, увидеть проблему. А как это сделать, если вы будете смотреть на себя, когда у вас, например, колотая рана в животе, и кишки вот-вот вывалятся наружу?

- Бр-р-р, гадость какая! – сильтарин передернула плечами, и светлый маг понимающе улыбнулся.

- Удаление и внедрение новых нитей – одно из простейших действий в целительстве, но так же здесь присутствует и обнаружение ядов и выведение их, различные заклинания и лекарственные травы. Сегодня мы снова будем удалять нити, и это будет нашим главным занятием на протяжении нескольких дней, а вот потом я покажу вам полезные заклинания. Пройдемте в лазарет. Думаю, там есть пара синяков.

Ринэль заинтересованно прикусила губу и поспешно направилась за магом, который стремительно шел по коридору. Лазарет располагался в самой дальней части дворца и занимал целое крыло, и сильтарин совершенно не понимала, зачем во дворце нужна целая больница.

«Ну не собираются же они сюда всех раненых свозить? В городе есть несколько больниц, а во дворце можно было бы выделить лишь две-три залы, но не целое крыло», - задумчиво подумала девушка, пока они шли по шикарным коридорам серебристо-белого цвета.

- Так, - сказал Гириэль и остановился, вперив взгляд в главного придворного лекаря. Тот поднял голову и удивленно взглянул на такого же придворного, но уже мага.

- Я могу чем-то помочь? – целитель был старше Гириэля, его выдавал мудрый взгляд, но, не смотря на это, он был очень привлекательным мужчиной.

- Да. Нам нужно несколько подопытных с синяками.

- Так зачем же было приходить ко мне? – удивился лекарь. – Это надо в казарму идти.

- А у вас что, не найдется ни одного эльфа с синяком? – маг скептически приподнял бровь.

- Может, и найдется, но больных лучше не тревожить, - поджал губы целитель.

- Если вы позволите нам провести обучения, то я лично залечу даже самые мелкие царапины.

- Лично? – лекарь прищурился.

- Лично, - кивнул Гириэль, и по лицу целителя расползлась довольная улыбка. – Ну, это же другое дело! Пройдемте, я покажу вам.

Эльф ловко вскочил со своего места и так же ловко прошел в соседнюю комнату, заставленную множеством коек, и на нескольких лежали неподвижные тела.

- Они хоть живые? – с ужасом поинтересовалась Ринэль у мага.

- Конечно, - улыбнулся Гириэль. – Посмотрите на их нити.

Сильтарин кивнула и поспешно призвала целительское зрение, чтобы убедиться, что больные не только живые, но почти и не пострадали.

Целитель остановился около одной из коек, задумчиво посмотрел на лежащего и довольно щелкнул пальцем.

- Этот! У него обильное выделение астральной железы, требуется несколько дней для такого лекаря как я, чтобы вылечить, но вы, думаю, справитесь быстрее.

Гириэль скривился, кинув на целителя раздраженный взгляд, и буркнул себе под нос, чтобы услышала только Ринэль.

- Вот же! Как сядет на шею, так больше не слезет.

Сильтарин улыбнулась украдкой, а когда целитель ушел, спросила:

- А почему он не справится быстрее? Разве во дворце не лучший лекарь?

- Лучший, лучший, - усмехнулся Гириэль. – Но придворный маг на то и придворный, что сильнее и опытнее любого лекаря.

- Ого, - уважительно вытянула губы трубочкой принцесса. – А что такое астральная железа.

- Это небольшой орган, присоединяющийся к сердцу. Именно он отвечает за магическую энергию, перенаправляя ее в нужные каналы. Так же он отдает сигналы в мозг, когда энергия заканчивается, и нужна подпитка. В общем, это очень важный орган, но, если он воспаляется, то это большая проблема. Чтобы исправить это недоразумение приходится несколько дней читать над больным одно и то же заклинание.

- А вы можете справиться быстрее?

- Да, - ответил Гириэль со скрытой гордостью. – Для меня это не предоставляет проблемы, и вас буду учить именно этому.

- Класс! – Ринэль радостно хлопнула в ладони. – Когда приступать будем?

- Смотрите, - маг склонился над больным, призывая целительское зрение. – У этого пациента много синяков, видите?

Сильтарин присмотрелась и, действительно, по всему телу наблюдалось множество желтых нитей.

- И что делать?

- Аккуратно вытаскиваете эти и вставляете новые, - подсказал Гириэль.

- Но это же так долго! – ужаснулась сильтарин.

- Ничего, ничего, - усмехнулся маг. – Иногда над тяжелыми ранами можно провозиться еще дольше, уж мне можешь поверить. Я в свое время работал штатным лекарем при отряде, и на одного из воинов напал дух, едва не погубив беднягу. Я тогда целый день провозился, просто собирая эльфа по кусочкам, и это было именно так. Знаете, как трудно вживлять нити? Не заменять, а именно вживлять? У того парнишки нити не только испортились, они разрушились, и плетения, сдерживающие их пропали, так что мне пришлось туго, пока я вживлял их. Мало, кто может повторить подобное.

Эльф ненадолго замолчал, вспоминая прошлое, и немного грустно усмехнулся.

- Ну, да ладно. Приступайте, принцесса.

Сильтарин перевела взгляд на пациента и сосредоточилась. Дело предстояло простое, но долгое и энергоемкое. Для девушки пока даже такая простая операция была тяжелым делом, так что к концу занятия сильтарина можно было выжимать как половую тряпку. Но дело было сделано, и даже небольшие царапины исчезли с тела больного.

- Готово, - сообщила девушка, отходя и присаживаясь на свободную постель. – Ваша очередь.

И Гириэль перенял эстафету.

***

- Силиринэль, что вы знаете о скелете любого разумного существа? – спросил светлый маг, когда они вернулись в кабинет.

- В смысле? – Ринэль недоуменно подняла брови. – Если вы имеете ввиду скелет из моего бывшего мира, то он состоял из костей, хрящей, мышц и сухожилий. Точнее, просто из костей и хрящей, а все остальное – сверху.

- Правильно, но скелеты обитателей этого мира намного, как мне кажется, отличаются от скелетов вашего. Сейчас я продемонстрирую вам изображение каждого скелета, а после мы будет разбирать все его части, пока вы не запомните все досконально. И не вздыхайте так. Это очень важно в работе целителя. Как вы будете что-то лечить, если не знаете, например, что такое танцующая косточка?

- А что это? – удивленно вытянула губки трубочкой сильтарин. – Она что, танцует?

- Нет, что вы, - усмехнулся Гириэль. – Ее так назвали не за танцы. Это небольшая кость в районе ребер. Она находится между вторым и третьим ребром, как бы наслаиваясь на них, но функции у нее очень и очень важные. Эта кость отвечает за… предчувствия, если можно так назвать. Благодаря ей, вы можете почувствовать опасность в любой момент, но у многих она плохо развита, так что не всегда действует. Кстати, судя по докладам Астрелиана, вы уже познакомились с действием данной косточки.

- А почему ее так прозвала?

- Да потомучто в момент опасности эльф может избежать удара, как бы делая гибкое танцующее движение. Вот так ее и прозвали, - пожал плечами Гириэль. – А сейчас смотрите внимательно.

Маг сплел несколько структур, в которых, конечно, сильтарин разобраться не смогла, и резко опустил их.

- Смотрите, принцесса. Это модель среднего скелета всех обитателей этого мира. Если убрать различные дополнения, свойственные той или иной расе, то получается вот такой скелет, и я сейчас тщательно его опишу. Но перед этим попрошу вас перерисовать его на бумагу.

- Зачем?

- Вы будете часто пользоваться схемами, так что зарисовывайте. Возьмите несколько листочком и на одном из них подпишите «Обобщенный скелет».

Ринэль послушно выполнила все задания Гириэля и задумчиво посмотрела на висящее перед глазами изображение.

«Это ведь иллюзия, так? – заинтересовалась она, щекоча кончик носа кончиком пера. – Выглядит как натуральная голограмма».

Зарисовка скелета отняла полчаса, но Гириэль за это время успел зарыться в свои бесчисленные бумаги и даже что-то перебрать, поэтому продолжил занятия уже более благожелательно.

- Итак, - проворил эльф. – Как я уже говорил, это обычный скелет. Вы можете разглядеть руки, ноги, голову…

Целый час маг перечислял различные части тела, а Ринэль записывала, но через каждую фразу она впадала в такой ступор, что ненадолго зависала, стараясь принять информацию для себя. Этот скелет был похож на скелет человека только издалека, а если присмотреться, то можно было разглядеть, что строение совершенно отличается. Почти каждая кость обладала таким количеством хрящей, что можно было больше даже не удивляться – почему эльфы такие гибкие. Их строение это позволяет. Но это было еще не все. Так же в скелете присутствовало столько различных костей, которых в человеческом и в помине не было! Ринэль просто не могла понять, как скелет может содержать в себе столько различных частей, отвечающий за то, или иной действие, но это было именно так, поэтому девушка начинала чувствовать себя все менее и менее уверенной.

- Так, с общим скелетом мы разобрались, - наконец, сказал Гириэль, когда сильтарин уже просто слушала и даже не удивлялась странным и непонятным названиям. – Теперь пора приступить к скелетам каждой расы. С какой хотите начать?

Принцесса перевела на мага замученный взгляд без какой-либо эмоции и равнодушно пробормотала:

- Выберете сами.

Гириэль прищурился.

- И что это у нас за вид?

- Я больше не в состояние ничего запомнить. Кажется, мой мозг превращается в кашу.

- О-о, - эльф почему-то хитро прищурился. – Это еще ничего, а вот когда мы будем мозг с вами разбирать... Я именно на нем сдался.

Левое ухо сильтарина резко дернулось, и Ринэль грустно застонала от ужаса.

- Почему?

- В мозгу слишком много различных тканей и импульсов, отвечающих не только за тело, но и за магию, - ответил маг. – Это сложно, но надо просто понять.

- Вот в этом-то и проблема! Я уже ничего не понимаю!

- Хорошо, - Гириэль резко хлопнул ладонями по столу. – Тогда можете отдыхать, но завтра мы продолжим! А раз сегодня у вас больше свободного времени, то к завтрашнему занятию выучите все составляющиеся общего скелета.

***

- Ринэль? – опасливо позвал девушку Дар, когда сильтарин, сидя за собственными записями, в очередной раз зашипела, и вокруг нее заплясали искры. Такую магическую реакцию эльф видел впервые, до этого еще никто не «плевался» магической энергией, но у Ринэль это выходило очень часто, и Дариэль переживал, что это может привести к не очень хорошим последствиям. Ну не бывает такого, чтобы маг разбрасывался энергией без плетения нитей.

- Что? – голос сильтарина был отрывистым и сильно раздраженным. – Я учу, не мешай мне!

- Нельзя столько времени сидеть за учебой, тебе плохо станет, - попытался достучаться до ее разума телохранитель. – Ты все равно не сможешь ничего выучить, ты слишком устала!

- Отстань, - отмахнулась принцесса. – Я должна выучить это сейчас, иначе потом меня уже ничто не заставит это делать.

- Ринэль, это бессмысленно, - вздохнул темный. – То, что ты пытается сделать, тебе не поможет. Через несколько минут ты все забудешь.

«А ведь он прав, - мимолетно подумала девушка, ощущая, как ее тело начинает перегреваться от усиленной мозговой работы. – Да, прав. Если я не закончу, то мне точно станет плохо. Знаем, проходили».

- Ладно, - Ринэль откинулась на спинку кресла, в котором сидела. – Что ты тогда предлагаешь?

- А что ты хочешь?

- Ничего. Я так устала, что, кажется, сейчас просто растекусь лужицей.

- Тогда тем более надо сходить проветриться! – всплеснул руками телохранитель. – Астрелиан, скажи ей!

- Я согласен с Дариэлем, госпожа, - невозмутимо отозвался из угла второй телохранитель.

- Окей, - согласно кивнула принцесса, применяя иностранное словечко из своего мира. Ну не зря же она столько лет учила английский? – Хорошо. Только для начала я хочу выпить что-то холодного и кислого. Есть варианты?

- Сок? Ягодный отвар? – неуверенно предположил Дар.

- Отвар? – космические глаза сильтарина вспыхнули, и ухо шевельнулось. – Ягодный?

«А героиня в книгах любили пить всякие отвары и настои», - усмехнулась она про себя и тут же почувствовала, как на самом деле хочет пить.

- Согласна на отвар! А где его найти?

- Я позову служанку, - проговорил Астрелиан и дернул за небольшой колокольчик на стене.

Через несколько минут прибежала запыхавшаяся служанка, смущенно взглянула на светлого телохранителя и тут же перевела взгляд на принцессу.

- Чего желаете?

- Отвара ягодного, - едва не облизнулась сильтарин. – Со льдом!

Служанка кивнула и быстро убежала обратно, но через несколько минут вернулась, держа в руках запотевший графин с темно-красной жидкостью. Около графина тут же оказались несколько бокалов.

- Спасибо, - поблагодарила служанку Ринэль и отпустила, желая самостоятельно наполнить бокалы напитком. – Будете? – это уже спросила у телохранителей.

- Давай, - согласился Дар.

- Нет, спасибо,- отказался Астрелиан.

- Значит, будете, - кивнула своим мыслям принцесса, разлила красный отвар и подала каждому телохранителю. Причем светлому пришлось едва не насильно впихнуть в руки, так как тот пытался оказаться, но все-таки принял, когда девушка пообещала обидеться.

Отвар оказался нереально вкусным и больше всего напоминал морс, какой делают на Земле, но этот, в отличие от земного, хотя бы не разбавляли водой, поэтому вкус был потрясающим.

Приведя себя в более-менее относительный порядок, сильтарин улыбнулась своим мыслям и сказала:

- Пойду что ли свою вредину золотистую проверю. Вдруг заговорит?



Глава 16

Имя для сильта.

Конюшня в Светлом лесу была очень красивой: здание благодаря тонким балкам, в бесчисленном количестве украшающим крышку, было вытянуто немного вверх, создавая эффект чего-то воздушного, но из-за темного цвета этот эффект был притуплен, поэтому конюшня казалась изысканной и прекрасной.

Стоило сильтарину подойти к зданию, как оттуда раздался оглушительный грохот, словно из-за взрыва на пол посыпались осколки стен и различные предметы. Не дожидаясь реакции телохранителей, девушка быстро кинулась внутрь, чувствуя, как в груди поселились тревожные подозрения. И она не ошиблась! Виновником шума оказался огромный золотой конь с крыльями и рогом во лбу, на шее которого повисли аж пятеро эльфов, тщетно пытаясь успокоить пыл сильта.

- Сильт! – ахнула Ринэль, и все замерли. Конь так и остался в той самой позе, поднявшись на дыбы, только крылья сложил по бокам, а эльфы удивленно, но с огромной надеждой в глазах уставились на принцессу. – Что здесь происходит?

Светлые отпустили коня и нерешительно сделали шаг в разные стороны. Принцесса выглядела очень красиво, но особенно всех завораживал посветлевший от легкого гнева взгляд. Звезды и газовые облака неистово перемещались в космосе глаз, и эльфы невольно застыли перед таким грозным явлением.

- Так что здесь случилось? – более мягко спросила девушка, смущаясь из-за собственной несдержанности и реакции окружающих.

- Принцесса, ваш конь постоянно бунтует, - скромно отозвался один из светлых. – Мы уже не знаем, что еще можно сделать, чтобы он успокоился. Возможно, Ваше Высочество сможет это сделать?

- Может, и сможет, - проговорила Ринэль, мозоля невозмутимого коня прищуренным взглядом. – Оставьте нас, пожалуйста.

Слуги быстро выбежали из конюшни, стараясь скрыться в безопасном месте, так как даже не представляли, что сильтарин собиралась сделать с безумным сильтом, чтобы тот успокоился.

- И вы тоже, пожалуйста,- добавила Ринэль, бегло взглянув на телохранителей.

- Но… - начал было Дар, но принцесса мягко его перебила.

- Дар, это мой сильт, а ты сам когда-то говорил, что эти животные никогда не позволят что-то случиться с их хозяйкой. Поэтому, очень вас прошу, оставьте нас. Пора бы уже провести кое с кем беседу.

Эльфы неуверенно переглянулись между собой, но все-таки ушли, бросив на ходу, что они рядом. Как только дверь конюшни оказалась плотно закрыта, принцесса уперла руки в бока и грозно взглянула на сильта.

- Тебе не надоело еще? Нет, я, конечно, понимаю, что повредничать каждый любит, но это уже слишком. Ладно, ты со мной, собственной хозяйкой (!), поговорить не хочешь, игнорируешь, но так себя вести – не достойно сильта! Что с тобой вообще происходит? – от переизбытка эмоций девушка всплеснула руками и случайно дернула крыльями, задев светильник, из-за чего тот жалобно звякнул. Поморщившись, сильтарин махнула на него рукой и снова посмотрела на сильта. – Знаешь, я тут не слишком много времени провела, но поняла, что сильты и сильтарины – нечто особенное. Между ними иная связь, не такая, как между эльфом и конем. Но больше всего меня удивляет, что ты просто не хочешь со мной разговаривать. За хозяйку меня принял, а остальное – нет уж. Знаешь, это очень раздражает. Если не хотел видеть меня в качестве хозяйки, то зачем позволил заключить связь? Я бы просто выбрала другого сильта, который, я просто уверена, принял бы меня с удовольствием, но ты словно издеваешься. И почему, интересно? Чем я тебя так не устраиваю? Из другого мира пришла? Ну, извини уж! Другого сильтарина уже нет, и ты мой!

Переведя дыхание, принцесса понизила голос, так как по своему обыкновению повысила голос, находясь в высшей степени возмущения.

- И что теперь? Будем общаться как неполноценная пара? Ты типа такой весь хороший, так уж и быть, согласился взять дуру недалекую себе в хозяйки, а вот на дальнейшее сотрудничество путь даже не рассчитывает? Нет, уж! Раз принял связь, то, будь добр, отвечай за свои поступки!

Закончив гневную тираду, сильтарин передохнула и вперила возмущенный взгляд на переступившего копытами сильта.

- Ну? Разговаривать будем?

Золотые крылья распахнулись и с металлическим звуком сомкнулись, и Ринэль заворожено проследила за этим действием.

«Интересно, как это – лететь на ком-то? На драконе я не летала, а эта зараза золотистая и крылатая возить меня отказывается».

Встряхнув густой гривой, сильт подошел на шаг и грузно положил голову принцессе на плечо, из-за чего она сильно присела, пытаясь удержать неожиданно большую тяжесть.

- И что это? – Ринэль скептически взглянула на коня, который и не думал заговаривать, лишь использовал девушку как подставку для головы.

Конь, соответственно, не ответил, и сильтарин начала потихоньку злиться.

- Дорогой мой, меня это уже достало, честное слово! Хочешь, получишь под зад молнией?! – зловеще прошипела девушка, и между ее пальцами зазмеились яркие разводы.

Конь неожиданно отпрыгнув в сторону, поднялся на дыбы, заржал. Крылья распахнулись и сомкнулись, заполнив помещение металлическим скрежетом, а в глазах загорел яростный огонь. Ринэль испугано отшатнулась, вжавшись к стену, но глаз с сильта так и не свела, а он медленно подходил к сжавшемуся сильтарину. Его взгляд горел жутким огнем, конь явно был рассержен, но что именно было тому причиной?

- Эй, эй, ты чего? – промямлила девушка, когда сильт остановился перед ней, заглянув в глаза пылающими очами.

Глаза гипнотизировали, кончик рога почти упирался в лоб девушке, и Ринэль почему-то казалось, что если сильт подастся вперед хоть на чуть-чуть, то рог запросто пронзит череп.

За спиной была каменная кладка, бежать было некуда, но сильтарину очень хотелось спрятаться от жутких глаз, смотрящих прямо в душу. Девушка не знала, сколько прошло времени, но конь все стоял и смотрел, пока Ринэль не задумалась над таким странным поведением.

«Что он так смотрит? Вроде убить не хочет, но и не отходит. Чего это он? Я уже совсем ничего не понимаю. Может, он мне что-то хочет сказать? Но почему не говорит? Только смотрит. Может, у меня сильт бракованный?».

- Я не понимаю, - пробормотала девушка и попыталась шагнуть в сторону, но золотое крыло резко распахнулось, перекрыв путь к бегству. – Да что ты от меня хочешь?!

Сильт недовольно фыркнул, и в его глазах принцесса прочла: «Ну ты и дура». От неожиданности Ринэль опешила и не сразу нашлась, что сказать, а когда снова обрела дар речи, то обижено скрестила руки на груди и пробормотала:

- Сам дурак.

Конь обреченно повесил голову, отступил на шаг и смерил сильтарина таким взглядом, что та ощутила себя неразумным насекомым, а не величественным сильтарином.

- Да что ты на меня так смотришь все время, а?! Говорить что ли не умеешь? Немой?

Сильт громко вздохнул и отошел на несколько шагов, начиная расчищать свободное пространство от сена, а когда закончил, тут же принялся возить по земле копытом. От удивления принцесса подалась вперед, и увидела следующие слова:

КТО БЫ МОГ ПОДУМАТЬ, ЧТО СИЛЬТАРИН БУДЕТ НАСТОЛЬКО ГЛУПЫМ? ДАЖЕ ЕСЛИ ИХ НЕТ В ЭТОМ МИРЕ, В ТВОЕМ СОЗНАНИИ ДОЛЖНА БЫЛА СОХРАНИТЬСЯ ОБЩАЯ ПАМЯТЬ. А ЕСЛИ НЕТ, ТО ПОЧЕМУ СИЛЬТАРИОН ТЕБЕ НИЧЕГО НЕ РАССКАЗАЛ?

- О чем? – округла глаза девушка. – И что за общая память?

Сильт раздраженно встряхнул гривой и снова начал что-то писать, с силой вдавливая копыта в землю.

Я НЕ МОГУ ГОВОРИТЬ, ПОКА ТЫ НЕ ПОДТВЕРДИШЬ СВЯЗЬ!

- А как это сделать? Разве мы уже не заключили связь?

Огненные глаза закатились к потолку, а на земле появилась следующая надпись:

Я НЕ ЭЛЬФИЙСКИЙ КОНЬ, ЧТОБЫ СОЗДАВАТЬ НЕКУЮ ПАРОДИЮ НА НАСТОЯЩУЮ СВЯЗЬ. ВСТАНЬ ПЕРЕДО МНОЙ И ЧЕТКО ПРОИЗНЕСИ: Я, ПРИНЦЕССА СИЛЬТАРИНОВ, СИЛИРИНЭЛЬ ЭРД ЭЛЬ-РИ ЗАКЛЮЧАЮ ДОГОВОР ЖИЗНИ С МОИМ СИЛЬТОМ, ПЕРЕДАВАЯ ЕМУ ОБЯЗАНОСТИ ПО ЗАЩИТЕ. В ОТВЕТ ОБЯЗУЮСЬ ЗАБОТИТЬСЯ И ЛЮБИТЬ, И СВЯЗЬ НАША БУДЕТ НЕРУШИМА!

Вытянув губы трубочкой, сильтарин нервно хихикнула.

- Ты издеваешься? Я должна это сказать? Боже правый!

Но взгляд сильта был серьезным.

- Ладно, ладно, не смотри ты на меня так, - снова засмеялась принцесса и послушно стала читать то, что написал слишком умный конь.

Как только последнее слово прозвучало, перед глазами словно взорвалась маленькая искра. Ринэль недоуменно затрясла головой, стараясь прогнать непонятные блики, и удивленно поглядела на сильта, который с явным облегчением вздохнул.

- И это все? – разочаровано уточнила девушка. – Просто «пшик»? А я-то думала…

- «Меньше думать надо! Уф, как же долго я ждал, - раздался в ее голове утомленный голос. – Кто бы подумал, что сильтарины доживут до такого, что не будут знать элементарных истин?».

- А вот это уже оскорбление! – Ринэль недовольно взглянула на сильта. – Да и откуда я знала, что у вас такие сложности? Мне, знаешь ли, никто ничего не объяснял!

- «Сильтарион должен был», - невозмутимо ответил конь.

- Он не рассказал.

«Да-да, когда я спрашивала, он лишь плечами пожал. А еще Богом называется», - ехидно подумала про себя сильтарин.

- А зовут-то тебя хоть как?

- «У меня нет имени».

- Вообще? – Ринэль приподняла левую бровь и невольно дернула ухом.

- «Да. Сильтарины сами дают нам имена».

- И как мне тебя назвать? – принцесса прищурилась. – Есть предпочтения?

- «Мне все равно», - равнодушно отозвался сильт, переступая копытами.

- Да быть такого не может! Тебе ведь интересно, скажи?

- «Нет».

- А если я дурацкое имя придумаю? – предприняла новую попытку сильтарин.

Сильт нагладил девушку высокомерным взглядом.

- А вот возьму и назову тебя Соколиным Взглядом, - фыркнула Ринэль. – Как тебе?

- «Кошмар».

- Тогда выбери сам!





- «Как назовешь, так и будет. Ты должна дать мне имя».

- У-у-у, да ты определить уже, чего хочешь, - сильтарин начала раздражаться.

- «Просто скажи».

- Окей, - с нажимом проговорила девушка. – Назову тебя… Колокол! Как тебе?

Ринэль хитро прищурилась, ожидая реакции, и она не замедлила последовать.

- «Кошмар».

- Вот видишь, - сильтарин улыбнулась. – Тебе нужно красивое имя! Поэтому помоги мне.

- «Ты должна сама это решить».

- Но тебе ведь не хочется плохое имя? Ну, намекни хотя бы! Что ты такой упрямый?

Сильт одарил девушку раздраженным взглядом, и хлестнул хвостом по бокам.

- «Я не могу. Понимаешь ты, или нет?!».

- Вот назову тебя Юки на японский мотив! – обижено проговорила принцесса. – Снег, кстати, означает.

- «Хорошее имя, - уже более спокойно произнес конь. – Только коню это не подходит».

Ринэль прикрыла глаза, пытаясь успокоить взвившееся в груди раздражение.

«Вот что за сильт такой? Видимо, я напоролась на ту же ветку, как и множество героев из книг – мне досталась жуткая вредина. Ладно, не хочет мне помогать, попробую сама придумать красивое имя».

- Слушай, - медленно проговорила сильтарин, отбросив ребячество, с которым несколько секунд назад препиралась с конем. – А какие раньше имена давались сильтам?

Конь встряхнул головой и посмотрел на принцессу с явным любопытством.

- «Имена состояли из двух слов, и по каждому из них можно было предположить, что именно за пара перед тобой».

- А примеры?

- «Ледяная Кромка Клинка».

- Хи, - хмыкнула сильтарин, прижав обратную сторону ладони к губам, в ее глазах заплясали смешинки. – Вот это имечко. И что оно обозначает?

- «Имя чаще всего указывает именно на сильтарина, так что это имя говорит, что сильтарин был холодным, но сильным и смертоносным, как клинок. Опасно иметь дело с таким воином».

- О, а если с этой стороны посмотреть, то все, кажется, не так уж и плохо, - задумчиво подняла глаза к потолку Ринэль. - Но для остальных имя будет жуткое!

- «Выбери такое, чтобы оно не казалось жутким».

Сильтарин поморщилась и, отойдя в сторону, села на большой стог сена, раскинув крылья в разные стороны.

«Имя, имя, имя. Что же придумать? Какая я? Да откуда мне знать? Я – это я… Ммм, ну почему ж так сложно-то?! Надо всего лишь придумать имя, а слова, как назло, не идут… И мысли пропали. Что же делать? Имя надо дать как можно быстрее, а я даже сосредоточиться не могу. Думай, Ринэль, думай! Давай же! Имя. Нужно всего лишь придумать имя. Так, что можно использовать? Ну… я быстрая… Тогда как? «Стремительный…», а дальше что? Так, думаем. Я последний сильтарин. Можно ли это использовать? И как это будет выглядеть? «Стремительный, последний…». Нет, бред! А если так: «Последняя стремительность…». Фу, еще хуже! У-у-у, я так больше не могу! Думай, Ринэль, думай! Мечтательный? Влюбленный? Не-не! Жуть какая. Никак не влюбленный… Хотя… нет! Я запрещаю! Может, тогда магический? Или сильный? Почти божественный? Нет, это тоже плохо. А-а-а! Я вообще ничего не могу придумать. Почему так сложно-то? Может, у Дариэля спросить? Нет, нельзя. Я должна сама придумать имя. А что, если не получается? И ведь эта зараза золотая тоже не поможет. Ладно, сделаем что-то красивое, но без отношения ко мне. «Ночная бабочка»? Хи-хи, нет, это уж будет слишком. Ну, да, это точно слишком. А что тогда? Ни одной мысли в голове, на надо что-то придумывать. Может, «Тайна в Ночи»? У-у, плохая мысль. «Свист Ветра»? Тоже плохо. «Последняя Надежда Мира»? Меня олицетворяет, но точно бред. Да ну! Назову его Гелиосом, и все! Будем как пегасо-единорог в «Сейлормун». Но это только мне будет понятно… хотя, мне нравится. Точно, так и назову. И наплевать на традиции. Я так хочу! Тем более, я последний сильтарин, мне можно!».

- Я придумала, - довольно проговорила Ринэль, облегченно переводя дыхание. Мысленный процесс закончился, имя было выбрано. – Гелиос! Я назову тебя Гелиосом!

Новоиспеченный Гелиос скосил на принцессу пылающий взгляд, но, неожиданно, промолчал, лишь печально покачал головой, как бы говоря: «Ее не переубедить». И это только сильнее убедило сильтарина, что она поступила правильно.

- Ведь красиво же? А? Гелиос, - с нежностью произнесла Ринэль имя, пробуя его на вкус, и радостно улыбнулась, растянув губы в улыбке и прикрыв глаза, как любили делать все персонажи в аниме. Это давно стало ее неискоренимой привычкой, так что девушка уже даже не помышляла избавиться от нее, тем более так улыбаться ей очень нравилось. Это получалось так искренне.

Глава 17

Судьбоносная встреча у озера.

Намучившись с собственным сильтом, Ринэль вышла из конюшни, улыбнулась вопросительно взглянувшим на нее телохранителям и направилась в сад. Почему-то после спора с конем ей очень хотелось посидеть в одиночестве, подумать о своем, но присутствие телохранителей все время мешало ей.

«Да, - усмехнулась про себя девушка. – В своем мире я могла позволить себе загрустить в сторонке, а здесь? Все время под присмотром».

Украдкой взглянув на эльфов, Ринэль едва заметно вздохнула и подняла глаза к небу, которое начинало окрашиваться в розовые тона. Скоро будет закат. Принцесса очень любила наблюдать за закатом в этом мире. Это был удивительный момент, когда все небо погружалось в алые краски, а четыре луны изменяли свой цвет на багровый. Четыре луны… еще одно явление, которое постоянно завораживало сильтарина. На Земле луна казалась бледным маленьким шариком, который лишь раз в месяц становился полным, а здесь, на Арайнэле, все было иначе. Луны не убывали, они оставались такими, каковы на самом деле – большими, очень крупными, занимающими большую часть небосвода. Их легко можно было рассмотреть, увидеть все их отличия и сходства. Больше всего Ринэль нравилась голубая луна, которая в этом мире называлась Солло. Она имела красивый, синеватый отблеск, а поверхность ее была охвачена плотным туманом, завивающимся в вихри и различные узоры. Сильтарин где-то читала, что эти туманы на всех лунах – сильнейшие бури, каждый день грохочущие на спутниках. Эти бури были очень опасны для жизни, и, если попасть туда хоть на секунду, тело могло разорваться на множество атомов. Его бы просто расщепило – такая сила была у бурь, но это лишь придавало, в глазах принцессы, загадочности. Она даже мечтала хоть раз попасть туда, предварительно создав уникальную защиту для существования, но эта идея грела душу уже много, много дней. Но что же кроется за толщей бури? Возможно ли, что на спутниках есть жизнь?

- Ребят, - позвала принцесса эльфов. – А вы можете оставить меня около озера одну?

- Мы можем исчезнуть из вида, но оставить тебя не можем, - покачал головой Дариэль.

- Ну, хотя бы чуть-чуть, - умоляюще взглянула на них подопечная.

- Прости, но нельзя.

- Но я не могу все время быть под присмотром, - прикусила Ринэль губу.

- Мы можем стать незаметными для вас, - проговорил Астрелиан.

- Но вы-то здесь будете!

«Вот если бы я не общалась с ними так близко, то мне было бы совершенно все равно, увидят они мои мысли или переживания, или нет. А так, если я загрущу, они попытаются понять причины, а если не попытаются, то я все равно буду чувствовать себя неловко».

- Мы оставим вас наедине с собой, притворимся, что нас нет, вы даже не увидите и не почувствуете, - ответил Астрелиан. – Мы ваши телохранители, поэтому вы можете не переживать, что мы можем увидеть то, что нам увидеть нельзя. Мы – ваша тень.

Сильтарин заколебалась. В одной стороны ей нестерпимо хотелось побыть наедине с собой, а с другой – не желала, чтобы эльфы увидели ее чувства и эмоции, которые предназначались только ей одной.

- Ну… ладно, - согласно кивнула Ринэль. – Только сделайте так, чтобы я чувствовала себя одной, хорошо?

Эльфы склонились в поклоне и молча скрылись за деревьями. Вот только что они были здесь, а вот их нет, только ветерок взъерошил распущенные волосы сильтарина.

Покачав головой, принцесса неспешно отправилась по тропинки, вспоминая путь. Она шла к озеру, но отнюдь не для того, чтобы искупаться там. Просто ей казалось, что это место идеально подходит для уединения, путь даже так и обитает один водяной дух.

Озеро таинственно заблестело между листвой, и Ринэль вышла на свободное пространство. Озеро было все так же красиво, и сильтарин задумчиво остановилась около дерева, где совсем недавно пыталась научиться задействовать «танцующую косточку». Присев между корнями, девушка задумчиво уставилась на зеркальную поверхность воды и погрузилась в свои мысли. Она любила вот так сидеть и думать. Обо всем. Главное, что мысли текли и пересекались в ее голове подобно реке. Ринэль постоянно о чем-то размышляла, мечтала, представляла те или иные ситуации, и как бы они выглядели, поэтому мысли ни на секунду не покидали ее голову, но ей это не мешало.

Сидеть стало неудобно, и принцесса перевернулась на живот, совершенно не переживая, что может испортить платье. Точнее, она легла не на живот, а на левом бедре, но так, что бы грудь упиралась в высокие корни дерева, и они могли поддерживать сложенные на них руки и лежащую на руках голову. Так она и лежала, глядя в пустоту, пока ее единение не нарушил тихий, но очень отчаянный плач. От неожиданности Ринэль дернулась и подскочила, быстро оглядываясь, но причину звуков нашла не сразу. Оказалось, что около одного из деревьев, между корнями, сидела хорошенькая на вид эльфийка, уткнувшись лицом в ладони. Сильтарин удивленно поглядела на это чудо и тут же оказалась рядом, неуверенно присев рядом с ней на холодный мох.

- Что с тобой? – тихо спросила она, и эльфийка вздрогнула, подняв на девушку чистые голубые глаза, выглядевшие на заплаканном лице как горный хрусталь.

- П-принцесса? – хлюпнула носом девушка и заплакала еще отчаяннее из-за того, что ее увидели в таком состоянии.

- Ну что ты, что ты, - ахнула Ринэль, пытаясь успокоить эльфийку. – Не плачь, пожалуйста. Что случилось? Расскажи, я тебе выслушаю. Может, помогу чем хорошим.

Девушка задрожала всем телом, но ничего не сказала, лишь зарыдала сильнее.

- Ну что ты в самом деле? – огорченно спросила принцесса. – Не плачь! Все будет хорошо, просто расскажи.

Эльфийка подняла глаза и грустно посмотрела на сильтарина. В этот момент Ринэль показалась ей сказочным илем из-за удивительных крыльев, распластанных в разные стороны.

- Я… - прошептала она, но не смогла договорить и снова расплакалась.

Ринэль закусила губу почти до боли и, отбросив сантименты, прижала эльфийку к себе.

- Все, не плачь. Я тебе помогу, честное слово. Просто расскажи, что случилось. Тебя кто-то обидел? Так мы отомстим! Уж мне можешь поверить, - принцесса болтала еще много всего, просто стараясь успокоить девушку, и вскоре ей это удалось. Эльфийка громко всхлипнула и почти перестала дрожать.

- Извините, принцесса. Я… я… - на глазах опять набухли слезы, и Ринэль поспешно задала вопрос, опасаясь, что та опять расплачется.

- Как тебя зовут?

Слезы исчезли, невинные глазки широко распахнулись, и девушку испугано пропищала:

- Простите, я забыла представиться! – эльфийка попыталась вскочить, чтобы поприветствовать принцессу как следует, но Ринэль сильно сжала ее в объятиях, и та осталась на месте.

- Успокойся, пожалуйста. И обращайся ко мне на «ты», - сильтарин подмигнула напуганной девушке. – Так как тебя зовут?

- Сириэль лэ Прайя-Мокото, лэсса. Но обычно меня называют просто – Сирия.

- Очень приятно, - и Ринэль солнечно улыбнулась, как умела улыбаться только она. – А я – Ринэль. Извини за вопрос, но почему у тебя двойное имя?

Сирия густо покраснела и опустила голову.

- Моя мама была облачной эльфийкой, а папа светлым эльфом. Я полукровка, лэсса.

- Правда? – сильтарин искренне восхитилась, чем привела Сириэль в замешательство. – Так вот почему у тебя такие красивые волосы!

- Что вы, лэсса, здесь нет ничего красивого, -смутилась девушка. – Они даже не серебряные как у моей мамы.

- И что? – Ринэль пожала плечами. – Ты очень красивая! Я еще никогда не видела такого чистого белого цвета.

- Это из-за того, что я полукровка, - пробормотала Сирия, опустив голову вниз, но ее щечки предательски заалели, выдавая истинные эмоции хозяйки. – У всех полукровок волосы белы как снег.

- А мне нравится! – сообщила сильтарин. – У меня вообще волосы непонятного цвета. Толи серебристые, толи платиновые, толи белые… но видно, что они очень-очень яркие.

- Это цвет Звездного эфьлина! – возмущенно подняла голову Сирия, но тут же испугалась своего всплеска эмоций и опустила голову обратно.

- Многие так говорят, - согласилась Ринэль, глядя на переливающуюся прядь непонятно какого цвета. Серебро волос было настолько ярким, что иногда они слепили глаза. Это было не серебро, это был Звездный эфьлин, который всегда славился своей красотой. – Так что у тебя случилось?

- Все хорошо, лэсса, - тихо ответила Сирия и мелко задрожала. – Вы не должны беспокоиться.

- Обращайся ко мне по имени и на «ты», - снова сказала принцесса. С этой эльфийкой она хотела подружиться, ей было очень скучно без подруг, поэтому Ринэль решила поймать случайную возможность. Тем более девушка ей очень нравилась.

- Но вы же принцесса! – огромные глаза цвета хрусталя распахнулись.

- И что? Ну, пожа-а-алуйста, - и, глядя в космические глаза сильтарина, Сирия не смогла отказать.

- Хорошо.

- Тогда, - довольно хлопнула принцесса в ладоши. – Рассказывай, что у тебя случилось. Может, помогу чем.

- Да, правда, все хорошо…

- Рассказывай, рассказывай.

Ринэль улыбнулась, и Сириэль клюнула на эту улыбку, смущенно улыбнувшись в ответ.

- Понимаешь, я его люблю уже очень давно, а он… а он… А он на меня даже не смотрит! Просто проходит мимо, поздоровается и идет дальше. А я так больше не могу! – голубые глаза снова наполнились слезами. – И эта его еще грымза! Смотрит так высокомерно, а я и сделать ничего не могу-у-у-у! А ведь я его люблю-у-у-у-у…

- Кого – его? – запуталась сильтарин.

- Его, - хлюпнула носом Сириэль, словно и так было ясно, кто это такой «он».

- Кого?

- Повелителя Астиринэля!



Глава 18

Сириэль.

- Повелителя? - ошеломленно пробормотала Ринэль, задумчиво уставившись в одну точку. – Но…

- Да! – воскликнула эльфийка, прижав ладони к груди. – Да, Повелителя! Но у него есть уже эта – Алисиэль, а на меня он даже не смотрит. Я же полукровка.

- И что? – сильтарин невозмутимо дернула бровью. – У вас, эльфов, хорошо относятся к полукровкам.

- Это-то да, но… Повелителю нужна чистая кровь.

- Глупость какая, - отмахнулась принцесса и мысленно довольно оскалилась.

«Кажется, я нашла способ выиграть спор. Сирия наилучший вариант!».

- Слушай, знаешь, что? – хищно проговорила Ринэль, нагибаясь над эльфийкой. – Я тебе помогу!

- Правда? – голубые глаза широко распахнулись. – Правда, правда? Поможешь?

- Помогу, - кивнула сильтарин, чувствуя азарт в крови. – Сделаем тебе его женой!

- Женой? – красивые глазки снова округлились, но на этот раз от страха. – Но Астиринэль не возьмет меня себе в жены!

- С чего ты это взяла?

- Я полукровка. Единственное, на что могу рассчитывать – стать фавориткой.

- А станешь женой! - хитро улыбнулась Ринэль и подмигнула Сирии. – Не бойся, если я за что-то берусь, то обязательно добьюсь результата.

***

Находясь у себя в покоях, сильтарин задумалась – а как именно осуществить план? Сириэль сама говорила, что Астиринэль даже не смотрел на полукровку, все его внимание забирала себе фаворитка. Но что бы такого сделать, чтобы Повелитель захотел взять себе в жены Сирию?

Прикусив губу почти до крови, Ринэль взяла лист черной бумаги и начала выводить различные каракули. Это всегда помогало ей сосредоточиться, но умные мысли в голову не приходили.

«Действительно, как я это сделаю? Астиринэль не горит желанием срочно обзавестись женой, наследники пока еще не настолько необходимы. И почему я сначала что-то делаю, а потом задумываюсь? Ох, что бы придумать?».

- Да-а-ар, Астрелиан, вы здесь? – позвала принцесса телохранителей, которые так и не показывались после ее просьбы.

- Здесь мы, здесь, - пробормотал темный эльф, показываясь на глаза. – Ну и натворила же ты дел, принцесса.

- Ага, - поморщилась девушка. – Не поможете разобраться?

- Как ты это себе представляешь? – Дар насмешливо приподнял бровь.

- Не знаю, поэтому и спрашиваю у вас, - Ринэль подняла руку и почесала кончик уха. – Не знаю, что делать дальше.

- Сама виновата, - парировал темный. – Не надо было заключать с Дарием споров.

- Поздно. Так что делать?

- Думать, звездочка, думать, - Дариэль шлепнулся в кресло и закинул ноги на кофейный столик, но Ринэль даже внимания на это не обратила. Ее занимали совершенно иные мысли.

- Есть идеи?

- Нет. Сириэль Повелителя не интересует, но она влюблена в него по уши. Задачка сложная, а девчонка еще и полукровка.

- Астрелиан, может, ты что-то знаешь про своего Повелителя? – обреченно повернулась девушка к светлому.

- Могу сказать точно, что Астиринэль любит таких как Алисиэль. Сирия слишком невинная овечка, такая его никогда не заинтересует…

- Но?.. – уточнила Ринэль, чутко уловив недоговоренное.

- Но у нее будет возможность завоевать его сердце, если она проявит немалый ум и докажет, что внешность не всегда показывает суть.

- И что же, мы должны будем заставить Сирию блистать интеллектом? – Ринэль ошеломленно округлила глаза. – Но это невозможно! Путь она будет гением, но она нежная и робкая! Она никогда не сможет сказать что-то в разговоре, если ее спросит напрямую.

- Надо избавить ее от этого, - светлый даже бровью не дернул, сохраняя невозмутимость.

- Уф, как же сложно, - сильтарин схватилась рукой за лоб и помассировала глаза. – Как избавить? Стеснительность – это часть ее самой. От этого не избавиться так легко.

- Если она хочет добиться исполнения своих желаний, то придется отбросить ненужные качества и принять новые.

- Она не сможет, - истерично хихикнула принцесса.

- Тогда смените объект. В Светлом лесу много достойных дам.

- Не могу! Я уже дала ей обещание, что помогу, - Ринэль стукнула кулачком по столу и тут же раздраженно подула на отбитую конечность. – Ладно, где она? Надо с ней поговорить.

Сириэль привели через несколько минут. Эльфийка была бледна и дрожала, словно ее вели не к принцессе, а к палачу, но стоило ей увидеть добрую улыбку сильтарина, как девушка тихо вскрикнула и бросилась к принцессе, упав на ковер около ее ног.

- Принцесса! – воскликнула она.

- Ринэль, - нетерпеливо перебила ее сильтарин, дернув ухом. – Встань, не сиди на полу.

Сирия широко распахнула глаза, но послушно села в предложенное кресло, испугано оглядываясь на телохранителей.

- Сирия, я вот о чем хотела с тобой поговорить, - начала Ринэль. – Я только что обсуждала с ребятами, как решить твою проблему, и мы предположили, что тебе надо вести себя более уверенно, понимаешь?

Эльфийка испугано задергала головой в разные стороны, и принцесса едва не поморщилась, только грустно вздохнула.

- Я не могу, - пискнула Сирия. – Я боюсь.

- Чего боишься-то?

- Всех! Они такие… холодные. Как глянут, так и хочется убежать.

- А ты не убегай, - Ринэль подложила руку под голову. – Встань прямо и говори. Тогда Повелитель точно обратит на тебя внимание.

- Правда? – опущенные вниз ушки неуверенно поднялись. – Вы уверены?

- Скорее всего, - не стала обнадеживать ее девушка. – Но я точно знаю, что Астиринэлю нравятся умные и спокойные девушки, поэтому он никогда не обратит на тебя внимание, если ты будешь дрожать как лист на ветру и мямлить себе под нос.

- И что тогда делать? – голубые глаза едва не наполнились слезами.

- Во-первых, перестать плакать по любому поводу. Во-вторых, уметь держать себя на публике. В-третьих, отвечать четко и ясно. В-четвертых, смотреть прямо в глаза. И в-пятых, это особенно важно для тебя, не терять самообладание, а с остальным разберемся.

- Я так не смогу, - эльфийка быстро, быстро затрясла головой в разные стороны.

- Сможешь, если захочешь. Тебе ведь нужен Повелитель? – космические глаза хитро прищурились.

- Нужен, - тихо согласилась Сирия.

- Вот видишь, - на губах сильтарина заиграла улыбка. – Не бойся ничего, и все у нас получится!

- А можно… вопрос? – Сириэль неуверенно взглянула на принцессу, и в глубине ее глаз Ринэль увидела затаенный страх.

- Можно.

- Зачем вы помогаете мне?

- О, - сильтарин опять улыбнулась. – Все очень и очень просто! Я поспорила с темным Повелителем, моим отцом, что он женится только при том случае, если женятся все остальные Повелители. Вот так, - Ринэль развела руки в разные стороны.

- То есть, - эльфийка округлила глаза. – Вы выбрали меня, потомучто я первая вам попалась?

- Почти. Я выбрала тебя, потомучто ты искренне любишь Астиринэля, и ты очень милая девушка.

На щечках Сирии засиял неуверенный румянец, и девушка скромно улыбнулась.

- Думаю, если все получится, из тебя выйдет отличная Повелительница, - Ринэль лукаво подмигнула эльфийке, и та совсем заалела как мак. – А сейчас обсудим план действия. Для начала ты будешь держаться все время около меня, а дальше помни все, что я тебе сказала ранее. И ни за что не забывай! Иначе, ничего не получится.

- Понятно, - кивнула Сирия. – А что сейчас будем делать?

- Ничего, - сильтарин улыбнулась. – Я дальше записи учить буду, а ты можешь книжки почитать. Или с Иммунитетом поиграй. Он в спальне спит.

***

Постепенно приближалось время ужина, и в покои влетели раскрасневшиеся служанки, смущенно взглянули на телохранителей и хихикнули, шепнув что-то друг другу. Ринэль оторвалась от своего конспекта и с интересом понаблюдала за эльфийками, которые едва в реверансе не приседали перед эльфами.

Хмыкнув себе под нос, девушка аккуратно ткнула Сирию, чтобы та просыпалась. Полукровка вздрогнула, моргнула черными ресницами и распахнула огромные небесные глаза, немного смущенно оглядевшись.

- Просыпайся, красавица, скоро ужин, - бодро воскликнула сильтарин, подскакивая с диванчика и подходя к дверям гардеробной. – Смотри мне, телохранителей не соблазняй!

И рассмеялась, увидев густой румянец на скулах.

- Не обращай на нее внимания, - хмыкнул темный эльф, подходя к девушке, которая аж сжалась в своем кресле. – Я – Дариэль, а эта ледышка – Астрелиан.

Сириэль взглянул робко обоих эльфов, чуть покраснела и тихо пролепетала:

- Приятно познакомиться. Я Сириэль, можно просто – Сирия.

- Да мы знаем уже, - улыбнулся темный эльф. – Вот первую ошибку мы и видим: ты не можешь почувствовать себя спокойной в окружении многих лиц. И при Повелителе ты так уткнешься взглядом в пол. Нельзя так, помни.

- Простите, - пробормотала Сирия и попыталась взять себя в руки. – Я постараюсь исправиться!

Дариэль одарил полукровка ослепительной улыбкой, и та покраснела от смущения, но взгляд не спрятала.

- А вот и я! – в помещение влетела сильтарин, громко хлопнув крыльями, и закружилась, демонстрируя всем красивое алое платье, струящееся по телу как вода. – Си-ри-я!- Ринэль неожиданно оказалась около самого носа эльфийки и хитро взглянула на девушка.

- Д-да? – спросила та.

- Ты в этом платье пойдешь?

- Да,- удивленно округлила полукровка глаза. – А что-то не так?

- Все не так! – не смотря на недовольные замечания, принцесса лучилась оптимизмом. – И мы сейчас это будем исправлять. Во-первых, это платье точно не сможет привлечь внимание Астиринэля. Оно слишком бледное и для ужина не подходит. А во-вторых, я знаю, как тебе помочь!

Подхватив охнувшую эльфийку под руку, сильтарин уволокла ее в гардеробную, где указала рукой на огромный ассортимент разнообразных платьев.

- Выбирай!

- Но… это же ваше!

- Твое! – поправила Ринэль.

- Все равно я не могу! – полукровка отчаянно замотала головой, из-за чего белоснежные волосы взмыли волной в воздух.

- Почему не можешь? –Ринэль облокотилась об спинку кресла и устремила на девушку всепонимающий взгляд.

- Это твои платья. Платья принцессы, а я… я всего лишь полукровка, - Сириэль огорченно опустила голову вниз.

- Ну, опять двадцать пять! – воскликнула сильтарин и подскочила к подруге, схватив ее за ладони. – Забудь ты про свою стеснительность! Ты эльфийка! Двух кровей! Если бы ты была магичкой, то обладала бы двумя магиями! Это же просто отлично!

- Но…

- Никаких – но! – отрезала принцесса. – Выбирай! Будешь сегодня прекраснее всех.

- И тебя?

- Неа, - принцесса подмигнула. – Вместе!

Сирия нерешительно облизнула пухлые розовые губки и подошла к шкафу.

- Но что мне взять?

- А что тебе больше нравится?

- Все, - честно ответила девушка.

- Ну, думаю, все на тебя точно не налезет. Потеряешься еще в таком ворохе, - в космосе глаз плясали смешинки.

«Как же мне сделать так, чтобы она чувствовала себя увереннее?», - подумала сильтарин, пока полукровка нерешительно закапывалась в одежду.

- А можно это? – наружу показалась платье изумительного голубого шелка, который ясно переливался в лучах света и навевал воспоминая о летнем луге, полном ромашек, незабудок, колокольчиков и бабочек.

- Шикарный выбор, - обрадовалась принцесса и тут же принялась стаскивать с Сирии ее старое платье неприглядного цвета. – Девочки, помогите, - обратилась она к служанкам, которые с интересом наблюдали за процессом переодевания.

Как только платье было надето, служанки тут же взяли нитки, иголки и быстро закружились вокруг полукровки, пылавшей как маков цвет. Но, глядя в ее изумительные глаза, нельзя было увидеть прежней загнанности. Сирия, скорее стеснялась происходящего, чем боялась этого.

- Ну, вот и все, - проговорила Ринэль, оглядывая полукровку, которая выглядела просто невероятно в легком голубом шелке, нереально подчеркивающем голубизну глаз. А как красиво выглядывала стройная ножка в вырезе от бедра! – Красота!

- Правда, красиво? – Сирия неуверенно взглянула на принцессу, которая с явным умилением на нее смотрела.

- А сама посмотри.

Сириэль на дрожащих ножках подошла к высокому зеркалу, заглянула в него и не узнала себя. Прекрасное платье так изменило вечно дрожащую девушку, настолько придало ей красоты и света, что, Ринэль была уверена, Астиринэль ни за что не пропустит такого чуда. Он просто не сможет не заметить, как небольшая замарашка прекратилась в ослепительную бабочку, крылья которой усыпаны бриллиантами.

«О, кстати», - неожиданно поймала себя за мысль принцесса и быстро подскочила к стеллажу с украшениями, откуда вынула потрясающее ожерелье, серьги и диадему с редчайшими горными хрусталями. Хрусталь, отражая световые лучи, переливался всеми оттенками радуги, и даже взгляд не мог зацепиться за прекрасную поверхность драгоценного камня, он просто терялся в свете.

- А тебе не жалко такую красоту? – тихо шепнул подошедший Дар, и сильтарин невольно дернула ухом.

- Для дела – нет, - так же тихо ответила принцесса, и телохранитель печально вздохнул.

Сириэль все крутилась около зеркала, не в силах оторваться от картинки в нем, поэтому и не заметила подошедшую Ринэль, которая ловко защелкнула ожерелье и надела диадему.

- Что? – ахнула полукровка, отскакивая от сильтарина.

- Это тебе, - улыбаясь, проговорила принцесса, и протянула Сирии серьги.

- Нет! – воскликнула Сириэль. – Я не могу это принять. Я…

- … всего лишь полукровка, да?- насмешливо склонила голову набок Ринэль, и Сирия стушевалась. – Значит, так. Хватит жалеть себя и думать о себе, как о пустом месте. Ты ничем не хуже меня, а уж про Алисиэль и говорить нечего! Повелитель будет твой, я это обещаю!

- Почему вы так уверены в этом? –тихо спросила Сирия, опять переходя на «вы». Ее взгляд был опущен, а скулы пылали, но только не от смущения. – Зачем вы это делаете?! – в звонком и чистом голосе эльфийски прорезались обида и гнев.

- Потомучто хочу, чтобы у всех все было хорошо, - пожала плечами принцесса. – Или я не сильтарин?

Белоснежные крылья резко распахнулись, едва не сшибив манекен, и в воздух взвились небольшие перышки, закручиваясь в спирали. Несколько из них упали на ковер, да так и застыли, а другие плавно спланировали всем на голову, украсив прически таким изысканным элементом.

- О, точно! – обрадовалась Ринэль и подхватила выпавшие перышки. – А ну-ка, повернись!

Эльфийка послушно повернулась, и Ринэль быстро и ловко стала вставлять перья в прическу, придавая ей воздушный и легкий вид.

- А вот теперь все точно закончено! – самодовольно произнесла принцесса, подмигнув Сирии. – Ничего не бойся! Мы еще повоюет за твою любовь.



Глава 19

Первый шаг.

Ринэль со спокойным энтузиазмом шла вперед, рядом с ней скользили телохранители, а позади плелась Сириэль. Полукровка шла в обеденную залу и чувствовала, как от страха все сжимается в груди. До встречи с принцессой она приходила на каждый ужин незаметно, как серая мышка, садилась на свое место и, молча, ждала окончания. Когда после ужина объявлялось время танцев, которое было обязательной частью ужина, девушка как и принцесса (а та и не подозревала о таком) быстро ускользала. А сейчас ей предстоит пройти к своему место под взглядами всех. И каждый будет шептаться, обсуждать то, что она пришла вместе с принцессой, ее красивое платье, которое переливается всеми оттенками голубого при движении, и то, что она полукровка. Сильтарин была права, когда говорила, что полукровок не гоняют, а принимают в любой эльфийской расе, но все-таки полукровка стоит ниже чистокровного эльфа. Полукровка – это смешение двух кровей, двух видов. Это уже не чистая раса, а что-то среднее.

Вздохнув, эльфийка дернула небольшими ушками и грустно повесила голову.

«Зачем я пошла в тот день к озеру? – подумала она. – Тогда я не встретила бы принцессу, не призналась ей о своих чувствах и дальше бы горевала в одиночестве. Но это лучше, чем то, через что мне сейчас предстоит пройти. Ах, Эльгинтара, за что мне все это?».

Но эльфийская Богиня не ответила несчастной полукровке, зато ответила Ринэль, которая даже не подозревала о мыслях своей новоприобретенной подруги:

- Чего раскисла? Улыбайся! Сейчас будет всем доказывать, что ты не лыком шита!

Настрой принцессы не слишком воодушевил Сирию, и она сильно сжала ткань платья в пальцах, чтобы скрыть волнение.

«Мне страшно», - думала она и стискивала зубы, жмурила глаза, но обеденная зала становилась все ближе, а стук сердца - все громче.

Вот уже можно было услышать легкие разговоры, смех эльфийских дам и волнующий голос Повелителя.

«Он уже там!», - краска стремительно отлилась от скул полукровки, и Сириэль пошатнулась, вцепившись в идущую рядом принцессу судорожно сжатыми пальцами.

- Эй, эй, ты чего?! – изумилась Ринэль, поддерживая девушку, которая уже готова была упасть в обморок. – А ну, прекращай! Сейчас все только начнется, а ты уже сдалась. Давай!

- Я не могу, - Сирия изо всех сил помотала головой в разные стороны. – Не могу, не могу, не могу! Простите, принцесса!

Отскочив от сильтарина, Сириэль бросилась назад по коридору, спеша удалиться как можно дальше от смеха и веселья, царившего в обеденной зале.

«Я ее подвела, - размышляла девушка, пробегая по коридору, закусив губу. – Я подвела принцессу. Она доверилась мне, решила помочь, а я… Я не достойна ее дружбы!».

Сзади раздавались крики телохранителей и принцессы, которая, конечно, бросилась за Сирией вслед, но полукровка убежала слишком далеко, чтобы ее поймать.

«Не ищите меня принцесса, не ищите!», - из хрустальных глаз брызнули слезы и скатились по бледным скулам, падая на пол. Сев в уголке, эльфийка обхватила себя руками, но рыдать не стала. Слезы сами собой катились по лицу, но девушка этого даже не замечала. Ей было грустно и плохо. А все из-за чего? Сирия никогда не умела постоять за себя, как бы ни пыталась, но каждый раз глаза сами наполнялись слезами, губы начинали дрожать, и девушка проигрывала обидчикам. Так было всегда, так всегда и будет. Даже сейчас она не смогла изменить свою судьбу, когда Ринэль предлагала ей руку, улыбаясь доброй и ласковой улыбкой.

Стерев набежавшую слезу, Сирия судорожно вздохнула.

- Как обычно… все как обычно, - огорченно пробормотала она в пустоту. Красивая прическа с закрученными вверх волосами расползлась в разные стороны, и длинные белоснежные пряди, завитые от долгого нахождения в плену прически, рухнули на плечи и спину, укутав белоснежным полотном, лишенным цвета.

- Что – как обычно? – неожиданно раздался голос, заставив полукровку вздрогнуть и поднять глаза.

На нее смотрели самые прекрасные в мире серые глаза, так напоминающий дымчатый опал. Золотые как солнечные лучи волосы были распущены, поэтому они волной разметались по спине, но несколько прядей упали вперед, на грудь. Серый взгляд притягивал, и Сирия даже забыла подскочить и пролепетать что-то смущенное, как обычно. Вместо этого она смотрела в глаза Повелителя Астиринэля и молчала, не находя слов.

- Не боитесь испачкать такое красивое платье?

Повелитель подошел к застывшей девушке и присел рядом с ней на одно колено, из-за чего их глаза оказались на одном уровне. Рука с длинными пальцами приподнялась и коснулась подбородка, заставив Сирию поднять голову и заглянуть ему в глаза. Ее взгляд подрагивал, но все остальное замерло, словно перед ней была кобра, готовая броситься в любой момент. Ей было страшно и волнительно одновременно.

- Что столь прекрасная лэсса делает в таком неприглядном месте? – Астиринэль склонил голову набок, позволяя золоту волос скатиться по плечам вниз. Несколько прядей упало на ладони Сирии, и она вздрогнула, отмерла, наконец.

- Простите, мой Повелитель, - прошептала она.

В ней боролись разные чувства, она понимала, что это – переломный момент. Но сможет ли она переломить себя? Сможет ли посмотреть ему прямо в глаза и заговорить, будто говорит с равным по крови? Сможет ли она быть сдержанной?

Сейчас решалось все. Все было на чашах весов. И если она сможет сделать все так, как говорила принцесса, то она сможет перебороть себя и изменить все вокруг. Надо лишь что-то сказать. Сказать хоть что-то, а не привычное: «Простите, мой Повелитель».

«Ну же, - кричала про себя девушка. – Скажи! Скажи хоть что-нибудь! Не молчи! Не молчи! Умоляю…».

- Я… - пересохшие губы слушались с трудом. – Вы…

Легкая улыбка появилась на губах Астиринэля, и он поднялся, предлагая Сирии руку.

- Пойдемте, лэсса, ужин уже вот-вот начнется.

Сириэль посмотрела на протянутую руку и… приняла ее, подивившись гладкости кожи. Повелитель резко дернул эльфийку на себя, и Сирия несильно упала ему на грудь, но стоило ей поднять глаза, как все потонуло в сером взгляде.

- Пойдемте…? – Астиринэль допустил многозначительную паузу.

- Сириэль, - полукровка, наконец, улыбнулась и изящно склонилась в реверансе, приветствуя своего Повелителя. – Я Сириэль лэ Прайя-Мокото.

- Прайя-Мокото? – Астиринэль удивленно приподнял брови. – Вы ведь полукровка, не так ли?

«Вот оно, - едва не зажмурилась Сирия. – Сейчас он отвернется и уйдет».

- Я много слышал о ваших родителях, лэсса, - между тем продолжил говорить Повелитель. – Тайриэль лэ Прайя… Он же ваш отец, так?

- Да, мой Повелитель, - послушно кивнула Сирия, пребывая в состоянии невесомости. Мысли ее путались, она никак не могла поверить, что он с ней заговорил.

- Хороший эльф, - усмехнулся Астиринэль. – И великолепный воин. Он служит у меня в передовом отряде светлоэльфийской армии.

«Ну же! Скажи что-нибудь, не молчи! Заинтересуй его!».

- Отец встретил мою мать, когда однажды светлоэльфийская армия помогла облачным эльфам отразить нападение духов. Мне рассказывали, что это была страшная битва, множество жертв. Мой отец бы погиб, если бы не одна лучница, сбившая духа с дальнего расстояния. Это была моя мать. Олияна лэ Мокото.

- Не было умелей лучницы, кроме нее, - одобрительно хмыкнул Повелитель, кося на Сирию заинтересованным взглядом.

«Да, у меня получилось! Я смогла его немного заинтересовать», - мысленно ликовала девушка, но при этом жутко боялась спугнуть удачу.

- К сожалению, она погибла, - Сириэль грустно опустила кончики ушей.

- В стычке с духами?

- Да. Разведчики засекли в одном из туннелей подозрительное движение, и Повелитель отправил туда отряд, но это была ловушка. Сотни духов выпрыгнули изо всех щелей, в несколько минут растерзав двадцать воинов и десяток лучников.

- Разве в отряде не должны были быть маги? – удивленно уточнил Астиринэль.

- Повелитель решил, что тревожить магов ради двух-трех духов – смешно.

- Зачем же тогда такой большой отряд? – Повелитель насмешливо улыбнулся, и Сирия бы смутилась и затихла, если бы не глубокая задумчивость, в которой она пребывала. Ей всегда было больно вспоминать о маме, которая погибла тогда в роковую ночь. Сколько дней и ночей проплакала маленькая полукровка, и ничто не могло ее успокоить. Именно после этого, когда мудрой матери не стало, дочь отправили к отцу, которому просто некогда было заниматься детьми. Он нес военную службу, дома появлялся нечасто, и Сирия росла вместе с другими его отпрысками. С чистокровными, которые каждую секунду напоминали ей, кто она есть.

- Кто знает… - тихо прошептала Сириэль и моргнула, выплывая из воспоминаний. Тут же вспомнилось, где она, и с кем она. Затаив дыхание, полукровка ждала ответа Астиринэля, но тот и не думал отвечать. Эльф шел молча, раздумывая о чем-то своем, но изредка кидал на Сирию задумчивый взгляд.

Вскоре снова показалась обеденная зала, и полукровка замедлила шаг не столько из опасения, сколько из нежелания отпускать Повелителя. От их недолгого, путь и грустного, разговора, в груди разлилось приятное тепло.

- Пойдемте, Сириэль, - неожиданно проговорил Повелитель, входя в залу, и усадил девушку недалеко от себя.

Сев на место, полукровка уставилась в стол, улавливая пробегающий шепотки. Все говорили о ней. И о Повелителе. Они обсуждали их приход, отпускали желчные комментарии, и все прекрасно знали, что Сирия это слышит.

Внезапно ее кто-то пнул. Испуганно подняв взгляд, полукровка напоролась на довольную улыбку принцессы, которая сидела совсем недалеко от нее.

«Молодец!», - прочитала она по ее глазам и смутилась, залившись румянцем. Это прибавило ей немного уверенности, и эльфийка перевела взгляд на Повелителя, который, до этого осматривавший зал, посмотрел нее. Почувствовав ее внимание, Астиринэль подмигнул эльфийке и улыбнулся краешком губ.

Стремительно отвернувшись от Повелителя, Сирия посмотрела прямо перед собой, и на нее обрушилась холодная, черная, густая как деготь ярость. Перед ней сидела Алисиэль.

«Алисиэль!», - от ярости в ее глазах, Сириэль вздрогнула, побледнела и затравлено посмотрела в собственное блюдо, но успела заметить, как фаворитка презрительно ухмыльнулась.

«Почему? – подумала Сирия. – Почему, когда все показалось таким светлым, небо тут же затянулось черными тучами? Почему?!».

Но, конечно, ей никто не ответил…кроме Ринэль, которая опять весьма чувствительно пнула ее под столом. Подняв на не взгляд, Сириэль снова едва не вздрогнула, заглянув в серьезные космические глаза. Принцесса была спокойна, но космос в ее глазах бушевал: взрывались звезды, проносились кометы, разрушались планеты и сверкали газовые облака. Сирия передернула плечами, но выдержала этот взгляд, и сильтарин улыбнулась, подмигнув.

«Ничего не бойся, - прочитала Сирия по ее губам. – Я с тобой!».

Слова воодушевили, и полукровка позволила себе жалко улыбнуться, но на Алисиэль больше не смотрела, предчувствуя разъяренные взгляды ее ненависти.

***

Ужин закончился, и начались вечерние танцы. Сирия быстро выскочила из-за стола и оказалась около принцессы, прячась от взгляда Алисиэль, которая весь ужин прожигала полукровку насквозь.

- Ну, как ты? – весело спросила Силиринэль, когда Сирия неуверенно подошла к ней.

- Не знаю. Как ты может вот так улыбаться? Они же все так смотрят, будто готовы сожрать тебя в любую секунду!

Ринэль тихо рассмеялась и с умилением взглянула на подругу.

- Тебе это просто кажется. Алисиэль – возможно, но здесь много весьма добродушных дам.

Сириэль поежилась и обхватила себя руками за обнаженные плечи.

- И что теперь делать? Можно, я пойду в саду посижу? Мне здесь не нравится.

- Сирия! – сильтарин возмущенно распахнула крылья, едва не сшибив слугу с бокалами шампанского. – Какой сад? Тебе действовать надо!

- Как? – эльфийка отчаянно заглянула в невероятные глаза принцессы.

- Пригласи Астиринэля на танец.

- Я?! – от такой перспективы зал закружился перед глазами, и Сирии пришлось приложить все усилия, чтобы не упасть в обморок. – Нет, нет! Я не могу!

- А что тогда будешь делать? – Ринэль невозмутимо скрестила руки на груди. – Будешь стоять и смотреть, как вскоре Алисиэль уведет Астиринэль в покои, а там… - принцесса многозначительно промолчала.

- Зачем ты говорить такие жестокие вещи! – воскликнула Сирия, схватившись руками за горло. На ее глазах заблестели слезы, и взгляд сильтарина смягчился.

- Прости, я не хотела тебя обидеть, но так это и будет. Так что действуй, пока ваша встреча не забыта.

- Я боюсь, - пискнула полукровка.

- Я знаю, - согласилась девушка с ней. – Но надо бороться за свои желания.

«Как легко говорить, - подумала Ринэль. – Легко давать советы, но, если оказаться в подобной ситуации, выполнить все это будет невозможно».

- Что мне делать, принцесса? – Сирия сильно стиснула руками свои плечи. – Как мне к нему подойти? Около него эта вон крутится, - с отвращением проговорила полукровка, кивнув на фаворитку, танцующую с Повелителем. Вот она сильно к нему притиснулась, и стало ничего не видно, но Сирия была готова поклясться на что угодно – она его целовала!

- Я отвлеку Алисиэль, а ты воспользуйся случаем,- Ринэль подмигнула эльфийке и направилась к остановившееся паре, ждущей начало следующего танца.

Сирия сильно сжала складки платья, наблюдая, как принцесса ловко уводит фаворитку для разговора, а Повелитель остается один.

«Ну же, давай! – мысленно крикнула Сирия. – Ринэль так старалась. Ты должна оправдать ее ожиданий!».

Этот вечер был самым жутким и самым прекрасным одновременно. Сириэль уже столько раз отступила от своего поведения и на этот раз готова была повторить, поэтому целеустремленно пошла к Астиринэлю, который завел разговор с какой-то дамой. Ее сердце бешено колотилось, его стук звучал в ушах. Каждый шаг давался с трудом, но она все-таки дошла.

- Мой Повелитель, - Сирия присела в реверансе. – Позвольте пригласить вас на танец.

«Все, - мелькнула мысль. – Если он сейчас откажется, то это будет крах всем моим мечтам. Тогда я сейчас же побегу в парк и утоплюсь! Я не смогу жить!».

- Давайте потанцуем, - с улыбкой согласился Астиринэль и извинился перед дамой за вынужденную отлучку.

Сириэль вздрогнула, когда оказалась в объятиях любимого, ее скулы вспыхнули, нестерпимый жар прошелся по всему телу, и глаза заблестели.

«Надо отвлечься! Надо о чем-то поговорить», - думала полукровка, но странное томление охватило все ее тело, заставляя с трепетом прижиматься к сильному телу Астиринэля.

Слегка отведя взгляд вбок, Сирия заметила Ринэль, которая быстро ей жестикулировала.

«Говори! Поговори с ним!», - вот что имела она ввиду, и Сириэль вынуждено вынырнула из наслаждения.

- Мой Повелитель, - проговорила эльфийка, замирая внутренне. – А вы читали великолепный роман Антуана лэ Пуантре?

- «Дождливый перекресток»? – Астиринэль внимательно посмотрел на свою партнершу.

- Да, именно.

- Читал. И считаю, что это великое произведение великого автора. Но неужели вы тоже читали его? Текст довольно сложен для чтения, не многие могут рискнуть его прочесть.

- Это весьма интересно, - Сирия неловко улыбнулась, чувствуя, как бешено бьется ее сердце. – Но мне очень понравилась. В романе раскрывается огромная проблематика поколений и взаимоотношений.

- И что же больше всего вам понравилось? – нарочно ли, но Повелитель нагнулся чуть ближе, и Сириэль ощутила его дыхание у себя на шее.

- Больше всего? – ее губы пересохли, перед глазами все поплыло от странного томления, и девушка едва нашла в себя силы продолжить. – Больше всего мне понравился момент, когда Мириэль под дождем встретила двух своих поклонников, которые одновременно боролись за ее внимание. Дальше раскрывалась целая трагедия, и я считаю, что многие подростки могли бы поучиться, читая эту книгу.

- И что бы они там узнали? – взгляд стал немного лукавым.

- О жизни, - с придыханием прошептала Сирия, глядя в серые глаза.

«Ах, хоть танец никогда не заканчивался», - взмолилась она.

- Этот отрывок учит любить жизнь, а не отдаваться глупым, но трагичным моментам. В чем толк, когда Рикриэль бросился на шпагу врага, мечтая заполучить прекрасную Мириэль себе? Он погиб, Тариэля схватила стража, а Мириэль получила психическую травму и навсегда ушла в монастырь.

- Этот момент трагичен, - кивнул Астиринэль. – Но я согласен с вами. Зачем делать что-то зря, если можно решить все мирно. Юноши часто горячатся, и вот к каким итогам это приводит.

Повелитель покачал головой и отпустил девушку. Музыка закончилась, и сердце Сирии на секунду остановилась.

«Вот и все…».

- Спасибо за танец, лэсса, - Повелитель вдруг прикоснулся губами к пальчикам Сириэль, и ее словно молнией ударило. Глубоко вздохнув и распахнув глаза, она смотрела на Астиринэля, который глядел на нее лукаво как мальчишка. – Буду счастлив потанцевать с вами еще раз.

Сириэль присела в реверансе, ей срочно нужно было выпить глоток воды и остудиться. Ей было жутко жарко, грудь ходила ходуном, борясь за каждый глоток свежего воздуха.

- Ну что? – рядом появилась Ринэль, когда Сириэль отошла на достаточное расстояние.

- Спасибо, - на глазах полукровки взбухли слезы. – Спасибо тебе большое!

- Да не за что, - сильтарин рассмеялась. – Но это только начало. Сейчас ты смогла побороть себя, но дальше будет еще труднее. Ты его заинтересовал, это первый шаг, но теперь тебе надо его в себя влюбить!



Глава 20

Ярость сильтарина.

Следующий день начался с того, что в покои принцессы влетела полукровка, бесцеремонно забралась на кровать и стала будить Ринэль. Сильтарин поморщилась, не открывая глаз, сладко потянулась, растянув каждое перышко в разные стороны, и открыла глаза.

- Ты чего? – обозрев происходящее, удивилась Ринэль, и Сирия смущенно потупила взгляд.

- Прости, принцесса, но я не могла больше терпеть. Мне надо срочно выговориться! – с жаром воскликнула эльфийка, и Ринэль подтянулась на подушках повыше.

- Ну, рассказывай тогда, - иронично предложила сильтарин, рассматривая румянец на скулах новой подруги. И где та скромница, которая весь вечер скромно опускала глаза вниз?

- Вчерашний вечер так и стоит у меня перед глазами! Стоит только вспомнить, как я танцевала с Повелителем, так сердце заходится в бешеном ритме. Я думала об этом всю ночь, и он мне даже приснился!

- Правда? – Ринэль заинтересовано повела ухом. – И что же тебе приснилось?

- Мне приснилось, будто мы с ним улетели куда-то в небеса и танцевали посреди облаков до самого утра, пока небо не окрасилось в золотистые цвета. А потом я проснулась, но огонь во мне так и полыхал!

-Ого, - улыбнулась принцесса, убирая надоедливую прядь за ухо. – Да ты стихи писать можешь.

Сирия покраснела еще сильнее и потупила взор, из-за чего Ринэль воскликнула:

- Ты что, правда, стихи пишешь?!

- Ну… немного,- эльфийка аккуратно попыталась разгладить складки на одеяле.

- Покажешь? – космический взгляд стал хищным, Ринэль заинтересованно подалась вперед.

- Но у меня нет с собой, - тут же испугалась полукровка.

- Да не сейчас, - отмахнулась принцесса. – Потом. О, может, ты на обеде всем вслух прочитаешь?

- Нет! – Сириэль резко подскочила на кровати, вперив в сильтарина безумный взгляд. – Ни за что! Нет, нет, нет! Не буду!

- Ладно, ладно, - попыталась успокоить полукровку Ринэль, и та тихо всхлипнула. – Не хочешь, так не надо. Я просто предположила. Но мне-то покажешь?

Сирия едва заметно кивнула.

- Вот и хорошо, - с преувеличенным энтузиазмом произнесла сильтарин, откидывая одеяла. – А вот мне пора вставать и умываться. Тренировка не ждет!

- А можно мне с тобой? – робко спросила Сирия.

Вот так все и началось. И если бы не она, все обязательно закончилось бы хорошо и благополучно, но…

***

- Тяните сильнее, - говорил Астрелиан, проходя мимо распластанной на страшном устройстве Ринэль, которая была растянута в разные стороны как морская звезда. – Тяните носочки.

- А-а-а-а! – взвыла принцесса, когда устройство развело руки и ноги еще сильнее. – Больно!

- Терпите, - голос светлого был равнодушен, но в глазах мелькало как-то странное чувство, больше всего похожее на удовлетворение и довольство.

«Надеюсь, он хотя бы не моими страданиями радуется», - пропыхтела сильтарин про себя, едва сдерживаясь, чтобы не завопить на весь дворец.

Сириэль сидела в уголке, поджав ноги под себя, и смотрела на тренировку круглыми от ужаса глазами. Она даже представить себе не могла, что тренировки, о которых говорит каждый во дворце, настолько жестокие и жуткие.

- Ладно, сейчас поменяем позицию. Надо растянуть мышцы на спине, - Астрелиан подошел к странному агрегату, напоминающему крест с вращающимися в любую сторону пластинами, и стал перемещать планки таким образом, что сильтарин все-таки заверещала, когда спина выгнулась дугой, плечи оказались около бедер, а ноги выпихнулись далеко вперед. И при этом агрегат двигался и дергался, растягивая несчастные мышцы.

- М-м-м-м, я больше не могу-у-у-у, - простонала Ринэль. Пот заливал глаза, а от боли хотелось упасть в обморок.

- Терпите, - снова повторил Астрелиан, кладя ладонь принцессе на голову, чем привел ту в изумленное состояние. Эльфы считают, что к волосам могут притрагиваться лишь близкие люди, которым легко можно доверить свою жизнь. И, если Ринэль это воспринимала нормально, то для Астрелиана это должно было быть сильное воздействие на психику, даже не смотря на то, что он является ее телохранителем.

- Дар, - Ринэль повернула голову и умоляюще посмотрела на своего друга, который примостился недалеко от Сирии, но смотрел не таким изумленным взглядом.

- Я тут, - зеленые глаза сочувственно улыбнулись, и Ринэль застонала, только не от боли, а от разочарования.

- Я не могу, я устала, - девушке казалось, что ее сейчас просто разорвет пополам.

- Потерпите еще немного, и мы потом приступим к обычной тренировке, - Астрелиан присел на корточки около лица принцессы. – Ваши мышцы почти растянуты до нужного состояния.

- Я, наверное, не доживу, - хмуро проговорила сильтарин, радуясь, что хоть крылья убрала от греха подальше.

- Доживете и даже переживете, - эльф усмехнулся.

- Не уверена, - пробормотала девушка, наслаждаясь чудесными кругами, прыгающими перед глазами.

И так бы промучилась сильтарин еще около часа, если бы Повелитель неожиданно не захотел проведать Ринэль, чем и спас ее. Появившись около дверей, Астиринэль круглыми глазами посмотрел на представшую перед ними картину.

- О, я, кажется, не вовремя? – проговорил он, сверкнув серыми глазами, и собрался было уйти, как его остановил жуткий вопль со стороны принцессы.

- Нет, нет! Вы очень даже вовремя!

Астиринэль остановился, развернулся, смерил девушку задумчивым взглядом и улыбнулся.

- Вы что-то хотели?

- Очень, - чувственно воскликнула Ринэль. – Спасите меня!

- Вам осталось недолго, потерпите, - опять заговорил Астрелиан, и принцесса протяжно застонала, уронив голову вниз.

- Вот умру сейчас, что потом делать будете?

Агрегат перемещал пластины с прикрепленными к ним частями тела сильтарина так, что той каждое движение причиняло нестерпимую боль, но все-таки это, действительно, помогало растягивать мышцы.

- Мне бы хотелось понаблюдать за тренировкой, - задумался Повелитель. – Надеюсь, вы не против?

- Нет, конечно, - отозвался Дар. – Присаживайтесь.

Телохранитель указал на месте на полу рядом с покрасневшей от смущения Сирией, и Астиринэль с изумлением узнал в ней вчерашнюю полукровку.

- Вы Сириэль? – спросил он у нее.

- Да, мой Повелитель, - девушке захотелось спрятаться от серого взгляда эльфа, но она помнила слова Ринэль и старалась выполнять все перечисленное. – Мне тоже захотелось понаблюдать за тренировкой.

- И как вам? – Повелитель уселся, откинув голову к стене.

- Жутко, - честно призналась полукровка. – Я даже не представляю, как тяжело сейчас Ринэль. Ни за чтобы не захотела оказаться на ее месте.

- … а-а-а-! – раздался вопль, а затем какая-то тирада на непонятном языке.

Эльфы заинтересовано повернулись в ту сторону и увидели потрясающую картину. Агрегат дымился, пластины валялись на полу, а злая принцесса зависла на крыльях над всем этим безобразием, едва сдерживая шипящие молнии в руках.

-… ***, ***, ***! – выговорила девушка, но эльфы опять ничего не поняли.

- Что вы сейчас сказали? – а вот Астиринэль заинтересовался.

- Я сказала: «Как же вы меня все достали!», - Ринэль одарила Повелителя мрачным взглядом и посмотрела на Астрелиана. - Что там дальше?

- Тренировка, госпожа, - светлый неспешно достал из ножен меч и встал в оборонительную стойку. – Попробуем применить вчерашний прием на практике.

Сильтарин улыбнулась, но не так как обычно. Ее улыбка была хищной, весьма раздраженной, и любой на месте Астрелиана вздрогнул бы, едва увидев, но телохранитель даже ухом не повел.

И тогда принцесса напала. Красивый, серебристый меч неуловимо столкнулся с мечом эльфа, оставляя в воздухе размытую полоску серебряного цвета, но тут же ударил снова и снова, заставляя залу наполняться звонким скрежетом стали и Звездного эфьлина.

Сирия немного побледнела, наблюдая первую в ее жизни схватку, путь даже это была и обычная тренировка, но поведение Ринэль ее очень испугало. Сильтарин нападала резко, быстро, неуловимо. Очень сложно было рассмотреть некоторые ее движения, а, благодаря полученной растяжке, принцесса пользовалась не только мечом в руках, но иногда подпрыгивала, подныривала и даже пиналась, резко поднимая ногу и целясь светлому в нос.

- Опасная девушка, - многозначительно проговорил Астиринэль, с огнем в глазах наблюдая за тренировкой. – Астрелиан сильнейший воин в Светлом лесу, но, это удивительно, ему приходится довольно тяжко!

- Вот, что значит – злить сильтарина, - ответила Сирия, смущаясь от собственной храбрости.

- Мда, - Повелитель скосил на нее серый взгляд. – Но схватка красивая, хоть и окрашенная яростью. А как сильтарин пользуется крыльями! Невероятно! В такие моменты думается, что она, действительно, сможет исполнить волю Богов и освободит мир от Императора.

Сирия едва не охнула от дерзости слов, но промолчала. Присутствие Повелителя оказывало на нее странное воздействие, и ей очень хотелось прижаться к эльфу и просто посидеть так хотя бы несколько минут. Но разве можно было полукровке допустить подобное действие по отношению к Повелителю?

- А как вы познакомились с Ринэль? – неожиданно спросил Астиринэль, пока Сириэль витала в облаках несбыточной мечты.

- С Ринэль? – рассеяно переспросила эльфийка. – Случайно столкнулись у озера и… познакомились, - спрятав лицо за белыми как снег волосами, девушка скрыла охватившее ее смятение.

- Она вам нравится?

- Конечно! – Сирия вскинула голову. – Я еще никогда не встречала такого яркого, сильного, доброго и умного существа! Она потрясающая!

- Сильтарин, - хмыкнул эльф, словно этим можно было бы все объяснить.

- Сильтарин… - тихо согласилась Сирия, задумчиво посмотрев на нее.

Ринэль в этот момент в очередной раз нападала на Астрелиана, и тот отскакивал, улыбаясь до ушей, что было весьма неожиданным явлением для его обычного поведения.

И тут случилось это.

Двери распахнулись, и в залу влетела закутанная в любимое алое платье Алисиэль, тут же повиснув у Повелителя на шее и наградив ее сочным поцелуем. Сириэль едва не позеленела от этого, уткнувшись невидящим взглядом в пол.

- Дорогой, вот ты где! – счастливо прощебетала фаворитка. – А я проснулась, а тебя нет…

- Ты же прекрасно знаешь, что я рано поднимаюсь, - с явным раздражением ответил Астиринэль, пытаясь отцепить от себя настырную эльфийку.

- Ах, знаю, знаю, но иногда ты задерживаешься, и мы… - она многозначительно промолчала, кинув на Сирию победный взгляд. Алисиэль прекрасно знала о чувствах полукровки и каждый раз старалась поддеть ее как можно больнее.

- Давай после об этом поговорим, - Повелитель поморщился и быстро взглянул на Сирию, которая и не думала проявлять каких-либо признаков присутствия. – Я занят!

- Чем же? – окончательно обнаглев, Алисиэль забралась Астиринэлю на колени, обвив шею руками, и прилипла к губам, при этом сильно наступив Сирии на ладонь каблуком.

Полукровка вскрикнула и отдернула руку, слезы набежали на ее глаза, и девушка всхлипнула, чем привлекла внимание не только Повелителя, но и Ринэль. Сильтарин резко отпрыгнула в сторону и оглянулась, бешено сверкнув глазами. Увидев фаворитку, она что-то яростно прорычала про себя.

- Опять ты! – рыкнула она вслух.

- А что, тебе что-то не нравится? – фаворитка повернулась к принцессе и одарила ее пренебрежительным взглядом. – Занимайся своими делами, мы разговариваем.

Ярость залила сознание сильтарина ослепительным светом и, прежде, чем девушка поняла, что делает, изящный клинок взвился в воздух и вонзился около виска Алисиэль тонким преобразованным лезвием. Эльфийка вздрогнула, скосила на лезвие взгляд и смертельно побледнела, проблеяв:

- Ты… ты… да как ты посмела! – подскочив, она злобно уставилась на сильтарина.

- Это ты как посмела, - прошипела Ринэль, вынимая клинок из стены и запихивая его обратно в ножны. – Приперлась сюда, обидела мою подругу, я, знаешь ли, не собираюсь это терпеть!

- Ну и не терпи, - презрительно хмыкнула алая стерва. – Тоже мне, нашла подругу! Это полукровка! Смешение двух кровей!

- Факта это не меняет. Она чистая эльфийка, - Ринэль была настолько зла, что даже не собиралась спорить, хотя обычно любила застревать в словесных дискуссиях.

- Какая она чистая?! – Алисиэль взвизгнула, сверкнув глазами. – Смесок она! Ни то, ни се.

- Следи за словами, - угрожающе произнесла сильтарин, приподнимая крылья над головой. Сейчас они казались даже большей угрозой, чем она сама с посветлевшим от ярости взглядом.

«И почему Повелитель не вмешивается? – задумалась между тем принцесса. – Его болонка, так пусть и придержит поводок», - кинув взгляд на Астиринэля, Ринэль увидела просто удивительную картину, которой нельзя не умилиться.

Пока Ринэль спорила с Алисиэль и обменивалась гадостями, Повелитель повернулся к Сирии, нежно взял ее пострадавшую руку и начал лечить. Сириэль при этом выглядела так, будто это не Повелитель ее лечил, а как Бог минимум.

Но, к сожалению, на эту картину обратила внимание не одна Ринэль. Алисиэль едва не завизжала от отвращения, когда увидела, как ее Астиринэля лапает какая-то полукровка (хотя, это скорее Повелитель «лапал» ее, если что). Подбежав к ним, она с силой дернула Сирию на себя за волосы, едва не выдернув целый локон, и бросила девушку на пол. Сириэль упала, слезы градом потекли из ее глаз, но она ни слова не сказала, лишь поднялась с пола, поправляя платье. Не сказал ни слова даже Повелитель, так как Ринэль его опередила, просто вспыхнув столбом искр от гнева.

- Ты! – прошипела сильтарин и стремительно бросилась вперед, схватив Алисиэль за талию и впечатав в стену, где нависла на ней, едва не рыча от злости. Ей хотелось крушить и уничтожать. Ей хотелось уничтожить эту жалкую тварь, и только тихий голос сознания, прорывающийся сквозь ослепительную ярость, удерживал ее от этого, но он не удерживал магию, которая каким-то образом опять начала вырываться из тела и образовала сияющий кокон вокруг сильтарина.

Алисиэль испугано смотрела на Силиринэль, магия холодными иглами покалывала кожу, и ей впервые было очень страшно. Она забыла и про Повелителя, и про полукровку, она видела только искаженное яростью, но не менее прекрасное от того лицо принцессы, которая едва контролировала себя. На нее смотрела не Ринэль, а сильтарин. Звездные глаза посветлели до ясной синевы, звезды образовывали сияющие круги в глазах, а газовые облака заволокли почти всю поверхность. Алисиэль боялась этого существа, стоящего над ней. Это был именно сильтарин, такой, как его описывали в легендах.

- Ринэль, - тихий голос темного эльфа нарушил накаленную тишину, заставляя сильтарина дернуть ухом. – Отстать от нее, она слаба как птенец.

Алисиэль даже не сказала ничего в ответ, просто промолчала. Пусть ее сейчас обнесут оскорблениями, но она ничего не вякнет – лишь бы уйти, а потом уже можно и отомстить.

- Ринэль! – голос Дара обрел жесткость, и принцесса поморщилась.

Ее рука оторвалась от шеи жертвы, и крылья плотно сложились за спиной, но сияющий кокон не убрался, а стал лишь плотнее.

- Успокойся, - Дариэль говорил мягко, и это только сильнее разозлило принцессу.

- Я не сумасшедшая, Дар, - отрывисто бросила она. – Не надо говорить со мной, как с умалишенной.

Темный пожал плечами, как бы говоря – как хочешь, и умолк, а принцесса вздохнула. Кокон сузился, окутав фигуру легкой подсветкой, но не убрался, ярость в глазах заметно притихла.

- Значит, так,- проговорила принцесса, глядя на фаворитку. – Если я еще раз увижу тебя рядом с Сирией, то запихну свой меч тебе в одно место. И, ни дай Бог, ты меня не послушаешься!

Алисиэль затравлено кивнула, с ненавистью посмотрев на сильтарина, и перевела взгляд на Астиринэля, который спокойно долечивал полукровку. Ненависть вскипела в крови, но эльфийка остудила свой пыл, вспомнив, что месть – холодное блюдо. Встряхнув головой, фаворитка одарила принцессу презрительным взглядом и ушла из залы, чеканя шаг. Звон ее каблуков еще долго раздавался вдали.

- Ну и что это только что было? – Астиринэль поднялся с пола, насмешливо взглянув на сильтарина. Сириэль была прижата к его боку левой рукой, и полукровка мучительно старалась не покраснеть от подобной близости.

- Ничего. Просто разозлилась, - Ринэль улыбнулась, сверкнув улыбкой, но всех пробрал холодок. Как она может так спокойно улыбаться после всего этого?

- Что ж, - кашлянул Астиринэль. – Тренировка проходит хорошо, я в этом убедился, но сейчас мне надо идти, - при этих словах он скорчил рожицу, и все поняли, что за «дела» ждут его. Хмыкнув от смеха, Ринэль покачала головой и пожелала вслед:

- Удачи!

- Да-да, удача мне не помешает, - отозвался эльф, не поворачиваясь, и сильтарин тихо засмеялась.



Глава 21

Новая встреча со старым незнакомцем.

Спрятавшись ото всех в ванной комнате с бассейном, Ринэль прижала руку к губам и сильно замотала головой. После того, как ее пыл и ярость утихли, девушка окончательно пришла в себя, и ее затопила волна стыда и ужаса из-за своего поведения, поэтому сейчас сильтарин сползла на пол по стенке, придерживая голову руками. В ее груди бушевало странное чувство из смешанных эмоций: здесь были и ужас, и стыд, и смущение, и отчаяние и еще много чего; но больше всего на свете Ринэль хотела бы вернуться назад и все исправить.

«Зачем, ну вот зачем я полезла в драку?! Теперь все будут думать, что я неуправляемая, сумасшедшая идиотка, которая злится по любому поводу и легко может убить! – сжав зубы, Ринэль застонала и судорожно вздохнула. – Вот почему я такая дура? Сложно было остановиться что ли?».

Так корить она могла себя часами, но за пределами ванной комнаты ее ждали телохранители и служанки с подготовленным платьем. Ринэль больно ущипнула себя за бедро, дернула за волосы и приказала себе успокоиться.

«Нельзя нервничать! Все! Уже все сделано. Забудь», - но как обычно забываться ничего не хотелось, и происшествие начало медленно перевариваться, обрушивая на сильтарина еще больше неприятных ощущений.

Вздохнув еще раз, Ринэль быстро смыла с себя пот и пыль, натерла мышцы специальным бальзамом и вышла наружу, где ее тут же подхватили под белые рученьки служанки, утащив в гардеробную. Принцесса меланхолично посмотрела на кремовое платье с длинными рукавами, свисающими вниз, и в очередной раз вздохнула.

«Это надолго, - решила про себя девушка. – Или я быстренько излечусь от этой депрессии, или я долго-долго буду напоминать унылое приведение. Надо бы Рафаэля найти, уж этот-то точно настроение поднимет».

После того, как ее одели, служанки быстро соорудили высокую прическу на голове, впихнув множество шпилек с сапфирами, подчеркивающими изумительные глаза. Поглядев на свое отражение, сильтарин даже там не нашла успокоения и вышла к телохранителям, которые терпеливо ожидали ее в гостиной.

- Госпожа, - обратился к принцессе Астрелиан. – Вы сегодня были просто неподражаемы! Я весьма доволен вашими успехами.

- Спасибо, - отмахнулась Ринэль, хотя ей было очень приятно услышать от него такое. Не часто, знаете ли, эта ледышка комплименты говорит. – Может, тогда перестанешь ко мне на «вы» обращаться?

- Нельзя, госпожа, - отрезал Астрелиан, заставив сильтарина подавиться вздохом.

- Но Дариэль-то может!

Светлый промолчал, лишь сказал взглядом: «А этот темный может делать, что хочет. Что еще от темного ожидать?».

Дернув левым уголком губ, Ринэль села на диванчик, ожидая обеда, и попыталась вспомнить, хоть какие-то названия частей скелета, но все почему-то спуталось в голове, и девушка погрустнела еще сильнее. Кажется, Гириэль будет недоволен…

Маг, действительно, был недоволен, но он решил простить нерадивую ученицу, когда та с легкостью начала узнавать все тщательно записанные части скелета, поэтому светлый смог перейти к изучению скелетов отдельных рас. Для начала он продемонстрировал скелет эльфов, и Ринэль заинтересованно поглядела на него, отметив, что он очень похож на срединный скелет, и Гириэль тут же это подтвердил, сверкнув фиолетовым взглядом, наполненным лукавством.

- Итак, это скелет любых эльфов, но от срединного, как вы, наверное, уже заметили, он отличается не сильно. Отличия только в более укрепленных костях рук и ног. Зарисуйте его, вам может понадобиться знание скелета эльфов.

Ринэль послушно выполнила задание, и Гириэль показал следующий скелет.

Все занятие было посвящено изучению различных скелетов, каждый из которых сильтарин зарисовывала и подписывала новые для нее части. Все были очень похожи за исключением отдельных частей. Например, у демонов главными отличиями были хвост и рожки, а так же клыки. Не такие длинные, правда, как у вампиров, но исключительные! Для начала, их было не два, а четыре. Самый маленький клычок располагался там, где и должны быть клыки, а вот сразу за ним шел более длинный клык, хоть и короче, чем у вампиров. Но их было четыре! И Гириэль это прокомментировал:

- Будьте очень осторожны с клыками, принцесса. Если демон улыбнется вас всеми клыками, то это очень плохо. Если он сделает это при разговоре, то это будет намек, что вы зашли на опасную территорию, а если просто или при встрече, то вы можете быть в серьезной опасности. Будьте очень внимательны!

Так же Ринэль заинтересовал скелет духов… хотя, это даже скелетом-то назвать было нельзя. Просто тонкая сияющая оболочка с множеством «трубочек», которые и исполняли роль костей. Но больше всего принцессу зачаровал скелет сильтарина. Действительно, хрупкие существа, но с невиданной силой. Глядя на изображение, Ринэль никак не могла принять для себя, как эти тонкие, почти прозрачные косточки держатся вместе и не ломаются? Почему они такие хрупкие – это понятно, как летать-то иначе? Но все-таки было страшно представить, что у нее в теле все так хрупко. Кажется, щелкни, и косточки попадают как карточный домик.

Но больше всего в скелете ее заинтересовали крылья. Они выходили из лопаток и поднимались над головой огромным каркасом, состоящим их тонких-тонких косточек, соединенным между собой хрящика. Глядя на эту красоту, Ринэль не могла поверить, что это, действительно, ее скелет. Это все было как-то нереально.

- Ну что ж, - проговорил Гириэль, когда дело было закончено. – С этим мы разобрались, теперь перейдем к заклинаниям.

Маг только это сказал, а сильтарин уже приготовилась все записывать. Даже перо в чернильницу макнула.

- Пожалуй, мы начнем не с очень сильного, но полезного заклинания. Кстати, вы знаете, зачем нужны заклинания, если можно залечить все при помощи истинного зрения?

Ринэль отрицательно помотала головой, обалдело округлив глаза. Она даже и не подозревала, что тут есть какие-то отличия.

- О, тогда это хорошо, что я спросил, - фиолетовые глаза довольно сверкнули. – Есть несколько разновидностей целителей. Первая – природная. Природные целители не владеют магией, только целительским зрением, и все, что они могут – лечить нитями Жизни. А вот истинные целители всегда владеют магией, поэтому их и прозвали истинными. Им не нужно нудно и долго сидеть над каркасом, перебирая нити. Они могут применить заклинание, и все быстро вылечится… ну, конечно, не все и не всегда, но факт остается фактом. Понятно?

- Ага, - Ринэль восторженно улыбнулась, ее глаза заблестели. – Давайте скорее! Мне уже нетерпится.

Гириэль добродушно улыбнулся и продолжил.

- Первое для тебя заклинание простое и эффективное. Оно может быстро залечить как простые царапины, так и не слишком глубокие раны. Но главный плюс – оно не требует много энергии. Кстати, мне тут доложили, что из тебя постоянно магическая энергия выходит. Это правда? – глаза внимательно взглянули на сильтарина.

- Ну… наверное, - Ринэль смущенно улыбнулась. – А это плохо?

- В том-то и дело, что не знаю. Ладно, с этим мы потом разберемся. Записывай! Заклинание называется «Луч жизни», а плетение его вот какое, - маг что-то быстро сплел и показал девушке, но та как обычно запуталась, так что пришлось тщательно разбирать и объяснять. – Сможешь воспроизвести?

Ринэль задумчиво кивнула и притянула к себе ближайшие ярко-зеленые нити, собирая сначала каркас, а потом уже создавая красивый узор, напоминающий снежинку. Затем добавила энергии и открыла глаза. Ее ладони слегка светились зеленоватым цветом, а целительская энергия приятно ласкала кожу.

- И что дальше? – спросила она у Гириэля.

- Прикладываешь ладонь к больному месту и направляешь заклинание туда.

- И все? – удивилась девушка.

- И все, - усмехнулся маг.

***

После этого урока, когда сильтарин обогатилась еще несколькими полезными заклинаниями, Ринэль сидела у себя в гостиной, пила чай и весело болтала с Сирией, которая в ее присутствии с каждым мгновением чувствовала себя все свободнее и свободнее. Их разговор, конечно, касался Повелителя.

- Так что было после того, как он ушел? Ты же с ним ушла? – принцессы легко улыбнулась.

- Ну… - полукровка покраснела. – Мы с ним прогулялись по дворцу, обсудили несколько интересных нам книг, а потом он проводил меня в покои и даже поцеловал руку!

Сильтарин тихо рассмеялась, умильно поглядывая на румянец подруги.

- Вот видишь, - проговорила она. – Ты его заинтересовала. Дело за малым.

Сирия лишь вздохнула и покачала головой.

- Я не уверена, что у нас получится эта затея. Я ему интересна, но не больше. Он не женится на мне.

- Только не плачь! – предостерегла ее Ринэль, заметив, что эльфийка снова собралась забрызгать все слезами. – Все у меня получится, потомучто иначе мне самой будет очень плохо.

- Почему? – удивилась Сириэль.

- Если я не выиграю спор, то меня женят на том, кто понравится Дарию. Это моя ставка в споре – моя личная свобода.

- Кошмар! – Сирия прижала ладони к лицу. – Ужасно!

- Вот поэтому у нас должно все получиться, - шевельнув крыльями, Ринэль задумчиво посмотрела в сторону окна.

- И как мы это проделаем?

- Есть одна мыслишка, но пока рассказывать ее не буду, - улыбнулась улыбкой хищницы сильтарин.

«Ага, а то еще откажется», - рассеяно додумала принцесса.

- Уф, поскорее бы ужин, а то скучно как-то, - пробормотала Ринэль, задумчиво глядя в расписной потолок. – Интересно, что там сейчас Алисиэль делает?

Сирия поморщилась от упоминания данной особы и грустно вздохнула.

Откуда-то вдруг появляется Иммунитет и радостно подбегает к Ринэль, запрыгивает к ней на колени и прищуривает огромные зеленые глазищи. Сильтарин улыбнулась и почесала за длинным, острым ушком, и черный лирохвост ту т же замурчал. Да громко так, как трактор, только тональность мягче.

- Какой хорошенький, - благоговейно прошептала Сирия, поглядывая на красавца круглыми глазами.

- Ага, такой милашка, - с ласковой улыбкой согласилась Ринэль, поглаживая «котика». – И почему лирохвостов не берут как домашних животных?

- Так нечисть же!

- Сама ты нечисть, - отмахнулась принцесса. – Это маленький, безобидный комочек меха! Какая же он нечисть?

- Но ведь нечисть… - с несчастным видом пробормотала полукровка.

- Бред! – отрезала сильтарин. – Обычный лесной зверек. Где вы тут дух нечистый нашли?

- Так он, если разозлится, может запросто убить!

- Дракон тоже убить может, - не согласилась Ринэль. – Но он-то не нечисть. И кони убить могут – как заедут копытами.

Сириэль задумчиво посмотрела на мурчащий шарик и неуверенно попросила:

- А можно мне… погладить?

- Зачем спрашиваешь? – сильтарин хитро улыбнулась. – Гладь на здоровье.

Эльфийка радостно взвизгнула и бросилась к лирохвосту, почесав за ушком, под брюшком, потискала хвост и едва не придушила довольного зверька.

- Какой же он хорошенький! – восторженно пищала она, прижимая к себе черное чудо. – Я тоже такого хочу!

- Так в лесу найти, - Ринэль фыркнула.

- Нельзя, - полукровка погрустнела. – Нам нельзя во дворец живность приносить.

- А Иммунитет тогда как? – сильтарин дернула ухом и вздернула бровь.

- Но вы же - принцесса! Вам можно!

- А если мне можно, то что будет, если я тебе найду такого же и подарю? – заинтересовалась Ринэль.

- Ну… - эльфийка недоуменно повела ушами. – Не знаю. Наверное, тогда можно…

- Вот и отлично! – Ринэль самодовольно хлопнула в ладоши. – Сейчас попрошу кого-нибудь отловить тебе такого же!

Сильтарин бодро подскочила и выпрыгнула с балкона, распахнув крылья в разные стороны. Приземлившись, девушка огляделась и только потом задумалась – а кого просить? Ответ нашелся неожиданно быстро, и находился он под деревом в обнимку с почти пустой бутылкой хорошего вина.

- Рафаэль! – воскликнула Ринэль, подскочив к другу, и дернула за золотистую шевелюру, заставив эльфа недовольно распахнуть серебристо-зеленые глаза.

- Ну чего тебе? – фыркнул эльф, переворачиваясь на бок.

- Можешь кое-что сделать для меня? – спросила сильтарин, сделав умаляющие глазки.

- Нет!

- Ну, пожа-а-алуйста, - протянула Ринэль несчастным голосом, и Рафаэль приоткрыл один глаз.





- А что тебе надо? Учти, выпивкой делиться не буду!

- Ой, да не нужна мне твоя выпивка, - отмахнулась девушка, предчувствуя что-то веселое. – Мне нужен еще один лирохвост.

- Зачем? – эльф резко сел, удивленно захлопав глазами. – Твой тебя больше не устраивает что ли? Или помер?

- Да живой он, - даже обиделась сильтарин.

- Удивительно, - фыркнул Рафаэль. – Так для чего тебе еще один?

- Хочу Сириэль подарить, - довольно ответила принцесса, слегка покраснев.

- Это полукровке что ли?

- Ну, да.

- А, слышал, слышал, что ты с ней подружилась, - эльф зевнул, прикрыв рот ладошкой. – Ладно, уговорила, найду я тебе лирохвоста, только не за бесплатно!

- И что ты хочешь? – насторожено посмотрела на него Ринэль.

- Принеси мне самого крепкого вина из погреба!

- Нет уж! Хватит пить!

- Тогда лирохвоста не получишь, - ухмыльнулся Рафаэль.

- Ах, ты гад! – Ринэль возмущенно дернула друга за ухо. – Даже просьбу выполнить не можешь!

- Просьбу могу, а вот нечисть в замок таскать я не нанимался, - эльф скрестил руки на груди.

- Ладно, - зыркнула принцесса на эльфа. – Принесу я тебе вина! Только ты за лирохвостом сейчас отправляйся!

- Сейча-а-а-ас?! – ошарашено воскликнул Рафаэль. – Так потемнеет скоро!

- Вот и беги, пока еще светло.

- Две бутылки, или не пойду.

- Алкоголик недоделанный! – возмутилась сильтарин, но пришлось согласиться. – Ладно.

На том и порешили, и эльф убежал ловить нечисть, а Ринэль направилась во дворец, недовольно поинтересовавшись у Астрелиана:

- Где тут у вас погреб?

- Сейчас покажу, - на секунду девушке показалось, что телохранитель улыбнулся.

Светлый провел сильтарина куда-то вниз по довольно старой лестнице и указал на одну из дверей.

- Здесь погреб.

- Спасибо. А где самое крепкое вино лежит?

- Не могу знать, - пожал плечами эльф, и Ринэль обреченно вздохнула.

- Все самой надо делать, - проворчала она себе под нос. - Так-с, ладно!

Пройдя несколько полок с запыленными бутылками, девушка остановилась и почесала кончик носа, дернула ухом и вздохнула. Пыль тут же взвилась в воздух, заставив сильтарина закашляться.

- У, какая пылища-то! – усмехнулась принцесса. – Ну и где здесь что?

Подойдя к ближайшей полке, вытащила на свет бутылку и протерла пыль. Надпись рассказывала, что перед ее глазами лучшее эльфийское вино, изготовленное в каком-то там году. Вот его Ринэль и взяла, решив, что плохого вина в королевском погребе нет. Вытащив из другой полки еще одну бутылку, девушка так и пошла обратно, держа их подмышками.

Рафаэль еще не вернулся, поэтому сильтарин возвратилась в свои покои, поставила бутылки перед обалдевшей Сирией и села на диван, уставившись в потолок.

- Это что? – удивленно спросила Сириэль, но принцесса только отмахнулась, пробормотав:

- Это твой лирохвост, - уточнить полукровка не решилась, поэтому притихла, рассматривая запыленные ископаемые.

Рафаэль пришел через полтора часа весь перемазанный грязью и пылью. Солнце уже давно село, скоро должен был начаться ужин, а эльф только появился, держа в руках бешено дергающийся комок грязи.

- Вот, - проговорил светлый, сверкнув серебристо-зелеными глазами. – Это ваш лирохвост, где мои бутылки? Ага, нашел, спасибо.

И ушел, даже не пожелав приятного вечера. Покачав головой, принцесса опасливо посмотрела на замерший комок.

- И что с ним теперь делать? – испугано поинтересовалась Сирия.

- Что – что? Мыть, конечно. Иди, я покажу, где ванная.

- Я?! – Сириэль взвизгнула.

- А кто еще? – сильтарин недоуменно вздернула брови. – Твой же лирохвост, вот и знакомься.

Эльфийка заметно побледнела, посмотрела на чистого и красивого Иммунитета, потом на непонятное нечто, обтекающее грязью, и обреченно вздохнула. Комок при ее приближении ощетинился острыми как иглы зубами, зарычал, блестящие глаза сверкнули, и полукровка замерла, боясь приблизиться.

- Не бойся ты его, - попыталась подбодрить подругу сильтарин. – Он сам тебя боится.

Сириэль сглотнула, осторожно приблизилась к лирохвосту, и тот зашипел еще громче и угрожающе, разбудив заснувшего Иммунитета. Тот проснулся, открыл зеленые глазки, уставился на нового лирохвоста и… зашипел! Вот, правда, зашипел! Даже шерсть дыбом встала.

Ринэль быстро подхватила «котика» на руки, не давая ему броситься на обидчика, и приласкала, пока тот не успокоился и не замурчал, а глазами указала на дверь в ванную комнату. Сириэль вздохнула и, подхватив грязнулю, быстро шмыгнула в ванную, откуда через секунду раздался дикий вопль, и что-то посыпалось. Сильтарин испугано распахнула дверь и увидела просто потрясающую картину: Сирия сидела на полу, поглаживая покусанную руку, вокруг валялись баночки и разлитые склянки, а белый как снег лирохвост гордо плавал в бассейне, распространяя грязноватые круги.

- Ого, да вы прямо в масть, - обалдело проговорила девушка, и Сирия подняла полные слез глаза.

- Он меня укусил!

- Не он, а она, - со смешком ответила Ринэль и удивленно вскрикнула, когда Иммунитет соскочил с рук и оказался рядом с бассейном.

Оба лирохвоста посмотрели друг на друга весьма заинтересованными взглядами, затем Иммунитет встряхнулся и… из-под густой шерсти показались маленькие, очень тоненькие лапки, непонятно как удерживающие такой комок на весу. Ринэль едва не потеряла челюсть от удивления, а лирохвост спокойно посеменил к бортику бассейна. Больше всего он сейчас напоминал мультяшного героя. Знаете, иногда изображают так домашних животных – круглое тело и четыре палочки-лапки. Вот именно так и выглядел сейчас лирохвост.

- Обалдеть! – проговорила сильтарин. – А я и не знала, что у него есть лапки.

- Наверное, он их достает, когда самку видит, - неуверенно предположила Сирия. – А что теперь делать будем?

- А ничего, - усмехнулась Ринэль. – Вылавливай свою красавицу.

Сирия неловко потопталась около ботика бассейна, но вот достать белую красавицу не смогла, едва не потеряв равновесие. Обойдя бассейн с разных сторон, девушка недовольно заметила, что лирохвост, будто специально, отплывает все дальше и дальше.

- У меня не получается, - развела полукровка руками в стороны.

- А давай тогда этого запустим? – Ринэль подняла на руки Иммунитета, который тут же блаженно мурлыкал.

- О! - Сирия восхищенно округлила глаза. – А давай!

- Иммунитет? – позвала сильтарин, зная, что лирохвост все равно ничего не поймет. – Поймаешь нашу красавицу, хорошо?

Зеленые глаза чуть приоткрылись, недовольно взглянув на нарушителя покоя, и тут же расширились во все стороны, когда его подбросили вверх, и он рухнул в самую середину бассейна, подняв кучу брызг и окатив белого лирохвоста с ушек до хвоста. Тут же раздался дикий визг, и Иммунитет выплыл наружу, растопорщив шерсть в разные стороны.

Ринэль захохотала, схватившись за живот и глядя на собственное «чудо», которое обижено наматывало круги вокруг Белой, как окрестила ее принцесса. Умильно улыбнувшись, девушка подошла к краю бассейна и примирительно сказала:

- Ладно, плыви сюда.

Иммунитет гордо задрал хвост и отплыл к Белой, как бы заявляя: «А вот шиш я вам что теперь сделаю!».

- Кажется, у нас теперь две проблемы, - благодушно усмехнулась Ринэль, рассматривая полукровку, которая стояла с круглыми глазами.

- А что тогда делать?

- А ничего, - сильтарин хитро улыбнулась. – Ванная – моя, а из покоев они не сбегут. Если только с балкона свалятся, но им это надо? Вот вернемся с ужина и вытащим. Думаю, к тому времени им надоест плавать.

Сириэль неуверенно кивнула и подошла к принцессе, схватившись за ее ладонь.

- А сейчас мы пойдем на ужин, Сирия, - многозначительно проговорила дальше Ринэль. – И ты продолжишь завлекать Повелителя в свои сети!

- Но я уже не знаю, о чем с ним говорить! – воскликнула Сириэль. – Мы и так обсудили всех любимых писателей, а о чем говорить дальше, не знаю.

- О, вот это проблема, - согласилась принцесса. – Разговоры «ни о чем» тут не пройдут. Астиринэль надо чем-то заинтересовать. Что ты еще любишь?

- Н-не знаю…

- Ну как так? Должно же быть что-то, что тебе нравится, кроме книг? Я вот люблю стрелять из лука, люблю холодное оружие, люблю танцевать, улыбаться, люблю лошадей, драконов и лирохвостов! Да можно придумать множество вещей, которые мне нравится!

- И мне надо рассказывать о своих интересах? – недоуменно уточнила девушка, и Ринэль расплылась в хитрой улыбке.

- Не-е-ет! Тебе надо говорить о том, что нравится и тебе, и ему! Можно так же поговорить о его интересах, но эту будет сложно, если ты не будешь испытывать энтузиазма при разговоре.

- Откуда ты столько всего знаешь?- изумилась полукровка, и принцесса скромно опустила взгляд.

- Ну… в моем бывшем мире это было само разумеющееся.

- Правда? – голубые глаза недоверчиво распахнулись.

- Правда, правда. Ладно, пошли, не хватало еще опоздать!

***

Ужин сам по себе прошел довольно скучно - все сидели, что-то ели, изредка разговаривали, а вот Алисиэль не было, и Ринэль даже не знала, радоваться ей, или нет? С одной стороны ей очень хотелось посмотреть на ее выражение лица, а с другой боялась, что фаворитка опять все испортит.

Сириэль сидела все там же, где ее посадил Астиринэль, и скромно ковырялась в тарелке, заполненной листьями салата. Покосившись на Повелителя, Ринэль едва не поморщилась.

«Вот чего она ждет? Отвлекла бы, развлекла разговором, но нет! Сидит, ковыряется в салате», - подумала про себя девушка и тут же чувствительно пнула полукровку под столом. Сирия вздрогнула, нож слишком громко скрипнул по тарелке, и многие удивленно на нее оглянулись, из-за чего Сириэль покрылась густым румянцем.

«Чего ты ждешь?!», - просигналила глазами сильтарин.

«Я не могу отвлечь его от разговора!», - выразительно скорчила рожицу Сирия.

«А ты будь дерзкой!».

«Я так не могу!»

«А ты помнишь, какое у меня задание? Я должна добиться этого любыми путями, поэтому, если ты ничего не сделаешь, то я сама заставлю ее переключить внимание на тебя!»

«Не надо!», - перепугалась Сирия и тут же, нервничая, обратилась к Повелителю:

- М-мой Повелитель, не могли бы вы передать мне соль? – не придумав ничего лучшего, спросила девушка.

- Конечно, - тут же согласился Астиринэль и добавил. – Но соль стоит около каждого гостя за этим столом.

Принимая солонку Повелителя, Сирия была краснее свеклы и мечтала очутиться как можно дальше отсюда.

«Не сдавайся!», - Ринэль опять пнула девушку под столом и «случайно» задела бокал Повелителя, опрокинув его на серебристое платье полукровки.

Сирия вздрогнула, глаза испугано округлились, она начала быстро-быстро тереть платье салфеткой, но кроваво-красное пятно лишь сильнее расползалось по изумительному шелку.

- Ох, простите, - «сконфужено» пробормотала Ринэль, идеально играя на публику. – Я случайно.

Астиринэль одарил принцессу насмешливым взглядом и обратился к Сирии, которая уже заплакать была готова от смущения.

- Давайте, я вам помогу, - предложив полукровке взять себе за локоть, Повелитель вышел из-за стола и увел девушку в одно из помещений, где усадил эльфийку на стул и опустился перед ней на колено.

Сириэль в этот момент забыла, как дышать, только смотрела на переливающиеся ясным золотом волосы, которые изредка касались оголенной лодыжки полукровки. Сейчас девушка была готова отдать что угодно на свете, лишь бы эти мгновения продлились подольше.

- Очень плохо, Сириэль, - огорченно проговорил Астиринэль, поднимая на полукровку серые глаза, светящиеся изнутри мягким светом. – Принцесса пролила на вас единственное в своем роде вино, которое невозможно отстирать как магически, так и вручную.

- Что же тогда делать? – замерла девушка.

- Если вы хотите еще вернуться, то можете переодеться.

«У меня нет красивых вещей, - мелькнула мысль у Сирии. – Все эти платья принадлежат принцессе. Я не смогу вернуться на ужин и танцы. Чего же тогда Ринэль добивалась?».

- Простите, но нет, - покачала головой полукровка, огорченно закрыв белыми как снег волосами лицо. – У меня нет ничего, во что бы можно было переодеться.

Прикусив от отчаяния губу, Сириэль пустым взглядом смотрела в пол и ничего не могла сделать.

«Он сейчас уйдет, а мне придется вернуться в покои. Зачем Ринэль так сделала? Неужели она забыла, что у меня нет красивых платьев? Теперь мне придется провести вечер в одиночестве. Возможно, стоит прогуляться по парку?».

- Возвращайтесь тогда в покои, я пришлю вам корзинку с фруктами, - проговорил Астиринэль, поднимаясь с пола.

«Вот оно», - Сирия почувствовала, как в ее груди все замирает, а потом обрушивается огромной волной горя.

- Простите, что вам пришлось потратить на меня время, - Сириэль поднялась, присела в реверансе и направилась на выход, но ее догнал голос Астиринэля, заставив застыть на выходе с бешено забившемся сердцем.

- Позволите вас проводить?

- К-конечно, - проблеяла полукровка, подняв изумленные глаза на Повелителя, и тут же одернула себя.

«Не блей! Его надо заинтересовать».

Проходя по анфиладам дворца, полукровка безнадежно пыталась найти хоть что-то, из-за чего можно было поговорить, но таковых не находилось, и Сирия прикусывала губу сильнее.

«Он согласился проводить меня! – ликовала она. – Но я даже не знаю, о чем заговорить. Может, о погоде? Но Ринэль предупреждала, что нельзя. Ах, что же мне делать?!».

- О чем задумались? – неожиданно спросил Астиринэль, и Сирия, не подумав, тут же брякнула:

- Почему Алисиэль не было за ужином?

- Алисиэль? – Повелитель усмехнулся, посмотрев вперед, поэтому и не заметил, как побледнела Сирия. – Она плохо себя чувствует.

- А что с ней? – тут же забыв про страхи, невинно уточнила полукровка.

- Переутомилась, - на лице Астиринэль появилась жесткая улыбка. – Лучше расскажите, как вам сегодняшний вечер? Разве он не прекрасен.

- Прекрасен, не часто бывают такие теплые вечера, - согласно кивнула девушка, а про себя добавила:

«И был бы он еще лучше, если бы мне не пришлось все время просидеть в покоях».

- У вас есть какие-нибудь планы на завтра? – продолжил расспрашивать эльф.

- Нет, мой Повелитель, - Сирия удивленно взглянула на него. – А что?

- Я хотел бы пригласить вас завтра на конную прогулку. Вы не против?

- Я с радостью, - едва сдержала счастливой вскрик полукровка, и довольно улыбнулась. – Но у меня нет собственного коня…

- Это не проблема, - отмахнулся Повелитель. – Все кони моей конюшни в вашем распоряжении.

Они подошли к покоям и остановились. Сирия прижала ладони к груди, ощущая, как счастливо стучит ее сердце. Даже то, что ей придется провести вечер в одиночестве, больше не пугало ее, ведь завтра ее ждала чудесная прогулка вместе с любимым. От счастья кружилась голова, и Сириэль робко проговорила.

- Тогда до завтра?

- Чудесного вечера, - Астиринэль нагнулся и поцеловал девушке руку, заставив милый румянец расцвести на ее скулах. – До завтра.

***

Переодевшись в обычное, неприглядное платье, полукровка грустно взглянула на дивное серебристое платье, которое теперь можно было спокойно отправить на помойку. Повесив его на спинку кресла, Сирия окинула покои последним взглядом, как бы размышляя – может все-таки остаться, и неспешно направилась в сад.

Вечер постепенно сменялся ночью, небо заволокла черная, непроглядная темнота, откуда украдкой подмигивали звезды. Сирия остановилась около яблони, приобняла ее одной рукой и стала рассматривать небо. Почему-то ей в голову пришла мысль: как бы сильтарин смотрелась на этом темном фоне?

«Жаль, что у меня нет крыльев, - подумала девушка, немного печально глядя на небо. – Я бы тогда смогла улететь от всех забот».

Прохладный ветер обдал полукровку холодом, и та поежилась, покрывшись мурашками. Растерев плечи ладонями, Сирия неторопливо пошла вдаль, переходя от одной тропинки к другой. Вокруг стояла темнота, а тишину нарушали лишь пение ночных птиц да шелест листвы и ветвей. Заходя все глубже в сад, девушка даже не заметила, как подошла к тому самому озеру, где состоялась их первая с Ринэль встреча. Отыскав то место между корней, полукровка присела и отдалась грустным размышлениям. От одиночества стали вспоминаться все страхи, обиды и огорчения, даже план принцессы показался каким-то нереальным, даже смешным. Как она могла стать женой Повелителя? Это же смешно! Ринэль сама говорила, что Астиринэлю интересны сильные, умные и уверенные в себе эльфийки. А она? Всего боится, не может сказать ни слова в ответ на оскорбления, робкая и послушная. Пусть даже она была начитанной и образованной, но это терялось на фоне ее поведения, и Сирия это прекрасно понимала, осознавая, что так не сможет завоевать Повелителя.

«Мне надо стать увереннее, но как это сделать, если я боюсь даже слово лишнее сказать? Если ко мне кто-то обращается, то я дрожу как листок, боюсь слово вымолвить. Как же мне стать той, кем хочет меня видеть сильтарин?».

Усмехнувшись своим мыслям, полукровка закинула руку назад и дернула за красивую шелковую ленту, связывающую волосы, и позволила белым-белым локонам упасть вокруг легким шатром. Белый цвет. Это даже не цвет. Просто волосы, лишенные цвета. Знак полукровок. И пусть многим это кажется очень красивым, пусть многие красятся, чтобы добиться такого же эффекта, Сириэль как никто другой понимала, как это грустно. Белый цвет – это как клеймо.

«Да мне даже лирохвост попался белый. Как насмешка судьбы», - горько усмехнулась Сирия, рассматривая локон при лунном свете, окрашивающем волосы в разные оттенки.

Почему снег белый? Потомучто он забыл свой цвет. Почему волосы у полукровок белые? Потомучто снег их вечный друг, заковывающий всех во льды неопределенности. Так было, так есть, и так будет всегда. Это неизменимо. И Повелителю не нужна полукровка, не способная дать «чистого» наследница. Он будет «грязным», запятнанным кровью других эльфов. Это уже не наследник Светлого леса.

«Ринэль надо найти другую эльфийку, я не подхожу, - подумала Сириэль. – Единственное, на что я могу рассчитывать – стать фавориткой или любовницей».

Поднявшись в травы, полукровка задумчиво прошлась вдоль берега, пока не набрела на огромный камень, поднимающийся из воды. Встав на него, девушка заглянула в зеркальную поверхность озера, идеально отражавшую все, что творится над ней. И снова в глаза Сирии бросились белые волосы, рассыпанные по плечам и спине. Скривив губы в огорченной улыбке, девушка повернулась, чтобы уйти, но внезапно кто-то схватил ее за лодыжку, заставив вскрикнуть и упасть на камень. К счастью для нее (хоть она этого и не знала), она упала не в воду, поэтому время не остановилось, продолжая свой ход, но разве ей от этого было легче?

Из озера поднялась высокая фигура с черными прилипшими к смуглой коже волосами. Сириэль заворожено смотрела на темную фигуру, так красиво подсвеченную сзади лунным светом. Лицо казалось очень красивым, но больше всего полукровку заворожили черные глаза, рассматривающие ее с легким любопытством и тайным желанием, из-за которого по спине эльфийки пробежали мурашки.

- Кто вы? – испугано пискнула девушка, внезапно осознавая, что она тут одна в этом жутком парке наедине с не менее жутким существом, появившемся из озера.

- Я Эйр, - а вот голос у него был приятный, и Сирия замерла, вслушиваясь в мягкие интонации. – Не бойся меня, я не причиню тебе вреда.

Мужчина подался вперед, и Сирия с изумлением разглядела шикарный хвост, начинавшийся от бедер и заканчивающийся изящным плавником. Всхлипнув, девушка прижала ладонь к губам, подавляя крик, но слезы удержать не смогла, и они градом полились по побледневшему от испуга лицу.

- Не плачь, прошу, - мужчина поднялся и сел на камень, спустив хвост в воду. Его ладонь ласково коснулась лица девушки, притягивая ее к себе, пока он не заключил ее в объятия.

От испуга Сириэль совсем замерла, боясь даже пошевелиться. Этот незнакомец с рыбьим хвостом, который, несомненно, был духом, пугал ее, заставляя дрожать и покрываться мурашками. Но также от него шло какое-то особенное обаяние, заставляющее немного расслабиться, а от звучания его голова сознание витало в облаках.

- Я не причиню вреда, - снова проговорил дух и, наклонившись, прижался к розовым губам девушки. Сирия замерла, ее глаза широко расширились, взгляд задрожал, и, тихо пискнув, она оттолкнула духа в сторону.

Краска то приливала, то отливала от ее лица, девушка тяжело дышала, паника нахлынула огромной волной, и Сирия даже не могла понять, что теперь делать. Она тут одна, ей никто не поможет. Всхлипнув, слезы еще сильнее заструились по лицу.

- Не плачь, - Эйр дернулся вперед, обнимая полукровку и прижимая к себе. Сирия тут же попыталась вывернуться, но ничего не получилось. – Просто позволь мне любить тебя. Я излечу твою душу, тебе будет хорошо, я обещаю. Просто останься, поверь мне, и ты навсегда забудешь о своей несчастной любви, - словно подтверждая сказанное, дух легонько прикусил кожу за шеей, и девушка ахнула, забившись в объятиях.

- Отпусти, отпусти! – закричала она, но мужчина не выпускал. Его руки сильно стискивали полукровку, не давая той сделать никакого лишнего движения, и девушка плакала, не зная, как спастись. – Отпусти…

- Ни за что! – с жаром прошептал дух, снова припадая к губам, и Сирия дерзко укусила его, но Эйр даже бровью не повел. Он слизнул выступившую кровь и улыбнулся. – Останься, и у тебя будет все, что ты хочешь… Я буду любить тебя и оберегать. Ты будешь счастлива.

Дух попытался снова чувственно поцеловать девушку, и на этот раз она не сдержалась. Сад пронзил громкий, звонкий, невероятно отчаянный визг, оставляя звеняще эхо. Эйр напрягся, недовольно посмотрел на полукровку.

- Зачем же так кричать? – дух не беспокоился, он был уверен, что время остановлено, но он не учел того, что вода не касалась девушки. – Не сопротивляйся, просто позволь мне любить тебя.

Он опрокинул Сириэль на камень, принялся целовать везде, куда только достанет, и полукровка плача, отбивалась. После крика болело горло, поэтому единственное, что она могла сделать – тихо умолять опустить ее.

- Отпусти, прошу, отпусти. Я не хочу, пожалуйста, отпусти, - слезы капали на камень, оставляя мокрые дорожки, но дух словно не слышал этих просьб.

- Не отпущу, ты теперь моя, и я подарю тебе истинное наслаждение!

Он нагнулся, развязывая шнуровку платья на груди, и Сириэль забилась, закричав:

- Нет! Отпусти меня, отпусти! Оставь меня в покое! Помогите! Кто-нибудь…

- Сюда никто не придет, - ласково, словно ребенку, пояснил дух. – Никто не сможет помешать мне сделать тебя счастливой.

Сирия заплакала еще отчаяннее, попыталась сбросить мужчину, но у нее опять ничего не вышло.

- Кто-нибудь, пожалуйста… - прошептала она в тишину, и Эйр улыбнулся ей.

- Не кричи, ты только повредишь себе. Расслабься, прошу. Все равно никто не придет…

- Ошибаешься! – раздался тихий, полный ярости голос, и Сириэль вздрогнула, не поверив своему счастью.

«Неужели меня спасут?», - недоверчиво спросила она у самой себя и только потом поняла, кто’ именно произнес это.

- Астиринэль! – закричала она, перестав плакать. Сирия была так счастлива, что наплевала на «мой Повелитель» и просто закричала, пытаясь выразить всю свою радость и облегчение.

Повелитель мельком взглянул на девушку, отмечая ее зареванный вид, и побледнел от ярости.

- Когда-то давно я позволил тебе остаться здесь, и ты пообещал мне, что не будешь трогать никого против желания, - свистящим шепотом говорил эльф. – Видимо, я зря возлагал надежды на твое слово.

- Это иной случай, - не дрогнув, проговорил Эйр. – Я не мог спокойно наблюдать, как девушка грустит и мучается из-за несчастной любви! Я должен был облегчить ее страдания.

При этих словах полукровка побледнела, кинула испуганный взгляд на Астиринэля, но тот как будто пропустил его слова мимо ушей.

- Договор был нарушен! – холодно, но уже не так яростно рыкнул эльф. – Уходи отсюда, иначе я буду вынужден уничтожить тебя.

Эйр скривился, кинул последний взгляд на съежившуюся эльфийку и исчез в воде, только круги расползлись по потревоженной поверхности. Сириэль обняла себя за колени, прижала к ним лицо и горько заплакала, не обращая внимания на Повелителя. После всего, что произошло, ей было так плохо и страшно, что ей было совершенно все рано, что подумает о ней ее возлюбленный, но, кажется, это его и не слишком волновало.

Присев около полукровки, он мягко обнял девушку и подул на лоб, сплетая успокаивающее заклинание. Сирии стало легче, но слезы все лились и лились из глаз. Всхлипнув, девушка вцепилась в одежду Повелителя, спрятав в ней лицо, и горько заплакала, выплескивая весь пережитый ужас и отчаяние.

- Ну что ты, - тепло прошептал Астиринэль, укачивая эльфийку в руках. – Не плачь, все уже хорошо. Эйр ушел и больше никогда не вернется в это озеро, можешь поверить мне.

Белые волосы разметались в разные стороны, перемешиваясь с золотым прядями. Сирия хлюпнула носом и открыла глаза, глядя в пустоту. От эльфа шло приятное тепло, а успокаивающее заклинание насылало дремоту, но девушка до ужаса не хотела уходить. Казалось, если Повелитель выпустит ее из объятий, ужас происшедшего нахлынет с новой силой, поэтому Сирия молча плакала, смачивая одежду солеными слезами.

- Сириэль, все хорошо, - Повелитель подцепил ее подбородок пальцами и заставил посмотреть в свои серые глаза. – Все теперь будет хорошо, слышишь?

Полукровка неуверенно кивнула, прижимаясь к эльфу плотнее. Становилось все холоднее, и около воды начал образовываться белесый туман.

- Пошли, я тебя отнесу, - Астиринэль поднял девушку на руки, и Сирия вцепилась в него изо всех сил, боясь потерять только обретенное душевное равновесие. – Хочешь чего-нибудь?

- Нет, - ее голос показался ей чужим, такой он был пустой и безразличный.

- Ну… так дело не пойдет, - Повелитель позволил себе смешок. – Сейчас я отнесу тебя в покои и заварю успокаивающего чая. Ты любишь чай?

- Да…

Сирия была готова поклясться, что услышала, как скрипнули зубы Повелителя, но не придала этому значения. Ей было так плохо, что пустой взгляд глядел в никуда, даже не меняя своего положения. Голубые глаза посветлели от слез, но утратили блеск жизни.

- Сириэль, скажи хоть что-нибудь! – Астиринэль сильнее сжал девушку, и она посмотрела на него таким пустым взглядом, что эльфа пробрало холодом. Ругнувшись, он бросился бегом, стараясь как можно быстрее внести ее в покои и напоить чаем, пока не стало слишком поздно, и девушка не замкнулась в себе.

Когда вокруг сменилась обстановка, Сирия с некоторым удивлением обнаружила, что находится далеко не в своих покоях, но ей тут же стало все равно. Какая разница? Свернувшись клубочком, эльфийка уставилась в потолок, мечтая оказаться там, где тепло, и нет никаких забот.

- Держи, - рядом снова оказался Повелитель, протягивая огромную кружку с приятно пахнущим чаем, но Сирия проигнорировала ее. Ей хотелось спать, глаза начались слипаться, и Астиринэль резко дернул ее за плечи. – Не спи!

Видя, что полукровка не в состоянии выпить самостоятельно, Астиринэль приподнял ее и маленькими глотками заставил выпить весь чай, пока ее скулы не покрылись румянцем. Теперь девушка почти засыпала, но не сдвинулась ни на дюйм, так и оставаясь в полулежащем состоянии на Повелителе.

Постепенно сон одолел Сирию, и она уснула, удобно устроившись в объятиях Астиринэля, и тот долгое время рассматривал ее безмятежное лицо. Девушка все еще была бледна, но постепенно обретала краски, что внушало эльфу надежды, что она справится с таким потрясением. Глубоко вздохнув, Повелитель перенес эльфийку с собственную спальню и положил в постель, предварительно поправив задравшееся платье.



Глава 22

Огненный Бог.

Когда Сирия проснулась, то испугалась, не узнав место, где находится, но, стоило ей присмотреться к богатой обстановке, то тут же поняла и покраснела. Она была в спальне Повелителя, но самого его видно не было. Подняв одеяло, девушка с облегчением увидела собственное платье, что не могло не радовать, и только после этого она решилась отправиться на поиски, что, кстати, у нее не получилось.

Дверь тихо отворилась, и в комнату кто-то пробрался, распространяя удушающий аромат приторно-сладких духов. Задержав дыхание, полукровка сползла вниз и накрылась одеялом с головой. У нее не было сомнений, кто именно пожаловал в спальню.

Кровать прогнулась, и над головой раздался мурлыкающий голос:

- Дорогой, я тут подумала насчет нашей вчерашней ссоры. Даже не представляю, из-за чего так взбеленилась? И причины же не было. Ну помог ты той несчастной полукровке, что в этом такого? В общем, я пришла мириться, - игриво произнесла она и проникла рукой под одеяло.

Сирия взвизгнула, когда рука нагло хапнула ее между ног, и выскочила из-под одела, удивив Алисиэль, которая пришла к Повелителю в ярко-алой сорочке, бесстыдно открывающей все тело.

- Ты?! – ошарашено выдохнула фаворитка и тут же с ненавистью выплюнула. – Ты чего тут забыла?!

Сириэль очень захотелось забиться снова под одело, но, неожиданно для себя, рявкнула:

- Спала я тут!

Алисиэль выглядела обескураженной. Она с недоверчивой брезгливостью смотрела на беловолосую полукровку и уточнила:

- Ты? Тут? С Астириенэлем?! Да как ты вообще посмела! – взвизгнул, фаворитка прыгнула вперед, пытаясь схватить Сирию за волосы, но девушка ловко увернулась и перебежала по другую сторону кровати.

- А что такого? – от собственной наглости девушка совсем раскраснелась. – Тебе можно, а мне нельзя?

- Дрянь!

- Сама такая!

И куда только, спрашивается, делась все робость? Ответ прост – Сириэль просто испугалось, и вся ее бравада – обыкновенный испуг.

- Ах, ты ***, - выдохнула Алисиэль и снова прыгнула на полукровку, только на этот раз поймала и повалила на пол, вцепившись в горло.

Сириэль закричала, старательно отбиваясь от обезумившей фаворитки, и в этот момент вошел Повелитель. Дальше последовала немая сцена, пока Астиринэль удивленно рассматривал красную толи от злости, толи от смущения Сирию, лежащую на полу, и Алисиэль, которая, побледнев, сидела на полукровке, вцепившись руками в ее горло.

- И что здесь происходит, скажите, пожалуйста? – эльф скрестил руки на груди и приподнял бровь. – Алисиэль, кажется, мы это с тобой уже обсудили?

- Да, - скрипя зубами, подтвердила эльфийка и слезла с полукровки, одарив напоследок ее злобным взглядом. – Но, Астиринэль, что она тут забыла? Неужели ты… с ней? – фаворитка скривилась.

- А тебя что-то не устраивает?- Повелитель даже не стал опровергать то, что Сирию причислили к числу его любовниц.

- Но она полукровка!

- И что? Это не отменяет того, что она эльфийка. Чистая эльфийка, заметь!

- Она смесок светлых и облачных! – Алисиэль не желала принимать для себя, что ее любовник мог спать с такой, как Сириэль.

- И что? – снова повторил Астиринэль. Разговор начал его раздражать. – Облачные – не эльфы? С каких это пор?

Фаворитка зашипела сквозь зубы.

- Ты не в себе! – четко проговорила она, глядя Повелителю в глаза. – Когда очнешься, я буду тебя ждать.

Сириэль едва не задохнулась от подобной наглости. Она даже представить себе не могла, что можно так говорить с Повелителем. Фаворитка ушла, громко хлопнув дверью, и Астиринэль устало потер глаза.

- Прости, - неожиданно, сказал он. – Алисиэль иногда сложно вытерпеть. Завтракать будешь?

Сириэль в полном ступоре кивнула и медленно поднялась с пола, поправляя разодранное в драке платье. Повелитель задумчиво посмотрел на большую дыру в подоле и хитро улыбнулся, сверкнув серыми глазами.

- У меня для тебя кое-что есть, - и непонятно откуда достал небольшой сверток.

Сирия недоверчиво поглядела на подарок и развернула его. Внутри лежало изумительное платье голубого цвета, так похожего на цвет глаз самой девушки. Подняв изумленные глаза на Повелителя, полукровка прошептала:

- Спасибо…

- Да не за что, - тот отмахнулся. – Переодевайся и умывайся. Я тебя жду в гостиной.

И ушел, оставив Сирию ошеломленно смотреть ему вслед.

«Что это только что было? – подумала девушка, прижимая прохладную ткань к запылавшим скулам. – Почему он так обо мне заботится? И вчера пришел меня спасать именно он. Он, а не стража. Почему?».

Вопросов было много, а вот ответов на них… Поэтому Сириэль наскоро умылась, надела платье и поспешила в гостиную, где небольшой столик уже был заставлен дымящимися паром тарелочками. Подойдя к столику, девушка нерешительно села на стул, не зная, как себя вести, но Повелитель не дал ей сильно об этом задуматься, проговорив:

- Выбирай, что больше нравится.

Взяв ближайшую к себе тарелку, полукровка обнаружила на ней гору блинчиков с малиновым вареньем. Это варенье она не любила, но назад поставить постеснялась, поэтому взяла вилку и нож и принялась есть, раздумывая.

«Что мне теперь делать? Что бы Ринэль посоветовала? Наверное, не бояться и проявлять активность», - покосившись на Астиринэля, Сирия неловко проговорила:

- Простите…

- Ты что-то хотела спросить? – спокойно уточнил Повелитель, когда девушка сконфужено замолчала.

- Да… я хотела спросить… почему вы так заботитесь обо мне? – голубые глаза смотрели только в тарелку. Девушка боялась поднять взгляд.

- Почему? – задумался Повелитель. – Наверное, потому, что я не могу оставлять своих подданных в беде.

- То есть, вы бы любую сюда привели? – сердце Сирии наполнилось огорчением.

- Почему же, - Астиринэль усмехнулся. – Не любую.

- Тогда почему мне оказана подобная честь?

- Может, вы перестанете мозолить взглядом тарелку? – насмешливо не стал отвечать на вопрос эльф, и Сирия смущено подняла на него глаза, заметив, как прекрасно сверкает его взгляд. Глаза казались серебристыми, а не как обычно – серыми, и девушка заворожено пробормотала:

- У вас глаза серебристые…

Астиринэль заливисто расхохотался, вытирая выступившие слезы.

- На свету часто так кажется, - усмехнулся он, и Сирия проследила за его улыбкой. – Но так глаза у меня серые, как у тебя – голубые.

Сириэль покраснела от этого «ты», но не сказать, что это было неприятно. Даже наоборот, ей казалось, что из-за столь неформального обращения Повелитель становился к ней ближе.

- Так тебя все еще интересует, почему тебе оказана подобная честь?

- Нет, нет, простите, - тут же замотала головой Сириэль, и Астиринэль снова рассмеялся.

- Тогда давай позавтракаем. Ты обещала мне конную прогулку.

Сириэль окончательно смутилась и снова уткнулась в свою тарелку, чувствуя, как приятное тепло греет ее сердце. Ей было так хорошо в этот момент, что хотелось петь и танцевать, но девушка боялась, что покажется глупой из-за этого.

«Интересно, что бы сейчас сказала Ринэль? – опять задумалась девушка. – Наверное, подмигнула бы и сказала «Так держать!».

Не смотря на то, что малиновое варенье она не любила, полукровка съела все, что лежала на тарелке, стараясь выглядеть как можно естественнее. Будто она каждый день так завтракает с Повелителем в его собственной гостиной после того, как всю ночь проспала в его спальне.

- Позавтракала? – Астиринэль давно закончил со своим завтраком и смущал полукровку заинтересованным взглядом.

- Да.

- Тогда, отправляемся на прогулку?

- Сейчас? – девушка изумленно подняла брови. – В платье?

- Лучше бы, конечно, переодеться, но если тебе так больше нравится, - Астиринэль сцедил смешок в кулак. – Тебя проводить?

- Нет, благодарю, я дойду сама.

- Тогда жду тебя около конюшни. Думаю, я смогу выбрать подходящего коня, - Астиринэль поднялся, и Сирия тут же поспешила подскочить тоже, едва не сшибя столик с ног.

Выскочив из повелительских покоев, девушка быстро побежала в сторону тренировочной залы, где сейчас должна была тренироваться принцесса, и прибежала весьма вовремя. Сильтарин как раз закончила разминаться и готова была приступить к тренировочному бою.

- Принцесса! – воскликнула Сирия, привлекая ее внимание.

- О, Сирия, - обрадовалась сильтарин и извиняюще покосилась на Астрелиана. – Что-то случилось? Кстати, как ты себя чувствуешь?

- Хорошо, - полукровка покраснела и утащила Ринэль в самый дальний угол. – Повелитель пригласил меня на конную прогулку!

- Правда? – принцесса обрадовано хлопнула в ладоши и тут же заинтересовалась. – Но это ведь не все, так?

- Да, - эльфийка покраснела еще сильнее, чем еще больше заинтересовала принцессу.

- Так, придешь, все расскажешь! Окей?

- Х-хорошо, - не поняв последнюю фразу, кивнула эльфийка. – Только… у меня нет костюма для верховой езды.

- А, ничего страшного, - отмахнулась Ринэль. – Возьми у меня.

- Я не могу! – тут же воскликнула девушка. - Ты и так дала мне несколько нарядов, а один я уже испортила.

- Во-первых, не ты, а я, - отрезала принцесса. – А во-вторых, я лучше знаю! Да-а-ар, ты не поможешь Сирии? – просительно посмотрела сильтарин на темного телохранителя, и тот тут же согласно кивнул.

Сириэль изумленно смотрела на подругу.

«Какая же она сильная, - думала девушка. – Такая бы точно подошла Астиринэлю. Ринэль невероятная: сильная, храбрая, уверенная в себе. Я такой никогда не буду».

Темный эльф улыбнулся полукровке и, взяв под руку, повел ее в башню, где располагались покои принцессы. Встав около гардеробной, эльф с головой зарылся в кучу одежды, пока не напоролся на то, что искал.

- Ага! – довольно проговорил он, вылезая. – Нравится?

Сириэль взглянула на черный с белыми вставками костюм и едва не раскрыла рот от восхищения. Ткань костюма была восхитительно мягкой и обеспечивала проветривание кожи, чтобы не становилось жарко. К костюму прилагались пара сапог из мягкой кожи до колена и небольшая шляпка.

- Держи! – эльф передал ей костюм. – Переоденься в спальне.

Когда Сириэль вышла, Дариэль только присвистнул, оценивая внешний вид, и заявил:

- Повелитель точно будет твой!

Сирия скромно покраснела и опустила глаза, рассматривая блестящие носки черных сапог. Этот костюм отлично гармонировал с ее собственными волосами, лишенными цвета.

- Спасибо за помощь, - проговорила полукровка, но Дариэль только отмахнулся.

- Да не за что! Иди, тебя, наверное, уже заждались.

Быстро кивнув, Сириэль бросилась вниз по лестнице, а оттуда поспешила в конюшню, около которой стоял Астиринэль, придерживая двух гарцующих жеребцов. При приближении Сирии, он окинул ее восхищенным взглядом.

- Прекрасно выглядишь!

- Благодарю, - покраснев, отозвалась Сириэль.

- Вот этот красавец тебя, - Астиринэль указал на высокого пегого жеребца, косящегося на девушку почему-то желтым глазом. – Не обращай внимания на его танцы, он довольно послушный.

У самого Повелителя конь был черный как смоль и яростно гарцевал, отбивая только ему одному известную чечетку.

Сирия немного робко подошла к высокому коню и смущенно затопталась на месте. Не смотря на то, что лошадей она любила, она никогда на них не каталась, и даже не представляла, как надо правильно запрыгивать в седло.

Астиринэль, видя мучения девушки, усмехнулся себе под нос, наклонился и легко закинул полукровку в седло, из-за чего та тихо взвизгнула и вцепилась в пегую гриву коня, который от неожиданности всхрапнул и переступил копытами. С высоты все смотрелось так странно и неестественно, что эльфийка на секунду застыла, разинув рот, и тут же едва не упала, когда конь неспешно двинулся вперед, покачиваясь на ходу.

- Как тебе конь? – эльф подмигнул девушке.

- Очень красивый, - осторожно проговорила та в ответ, крепко держа поводья.

- Не напрягайся, не упадешь, - усмехнулся Повелитель.

Сирия отрицательно покачала головой и робко спросила:

- А куда мы едем?

- За городом немного прогуляемся, - ответил Астиринэль. – Хочу показать тебе один луг. Это такая красота!

Сириэль нерешительно улыбнулась Повелителю и ласково погладила густую гриву коня.

***

- Медитация – это очень полезное умение, принцесса, - проговаривал Гириэль, наблюдая, как Ринэль сидит на полу в позе лотоса. – Она помогает не только энергию восстановить, но и мысли в порядок приводит, душевное состояние улучшает. А так же, если скучно, можно легко время убить.

Ринэль послушно кивала, наблюдая за учителем.

- Так что сегодняшний наш урок вы будете заниматься медитацией.

- И все? – сильтарин недоуменно приподняла брови. – Все часы я так и буду мысли в порядок приводить?

- Принцесса, - маг хитро улыбнулся. – Многие священники через медитацию с Богами связывались и постигали знания выше наших разумов.

- И что, вы хотите, чтобы я каким-то знаниям научилась? – тихо рассмеялась девушка, ладонью откидывая волосы назад.

- Нет. Я хочу, чтобы вы пообщались с Сильтарионом. Пора бы вам магию сильтаринов проходить.

- А если он занят?

- Не думаю, что он отвергнет просьбу своей подопечной, - усмехнулся Гириэль, скрестив руки на груди. – Ладно, вы начинайте, а у меня дел сегодня много. Я вас разбужу.

Закатив глаза к потолку, сильтарин хмыкнула. Удобно расположившись, девушка разложила крылья в разные стороны и прикрыла глаза. Медитация всегда казалась ей чем-то очень интересным и успокаивающим. Ей очень нравилось то ощущение невесомости и легкости в мыслях. Вот и сейчас Ринэль быстро добилась этого эффекта, чувствуя приятную пустоту в мыслях.

Но, неожиданно, появилось ощущение, будто принцесса поехала куда-то вниз, и сильтарин резко распахнула глаза, в первый момент испугавшись окружавшей ее темноты, но тут же успокоилась, увидев знакомые планеты и звезды, а под ногами – небольшой пласт зеленой лужайки.

«А ведь маг был прав, медитация, действительно, помогает связываться с Богами», - хмыкнула девушка, оборачиваясь к Сильтариону, но он там был не один.

Рядом с ним сидел еще один Бог, отсвечивая ярко-рыжей шевелюрой, по которой каждую секунду пробегали снопы искр, вспыхивая на кончиках длинных волос, свободно спадающих вниз до самой талии. Несомненно, это был огненный Бог. Тут даже думать не надо было, и так все ясно.



- Ринэль, познакомься, - проговорил Сильтарион, потягивая. – Это – Гио. Бог Огня.

- Очень приятно, - сделала легкий книксен принцесса, заглядывая в лукаво прищуренные медовые глаза Бога. – А что он здесь делает?

Сильтарион пропустил мимо ушей явную непочтительность к другу и спокойно ответил:

- Гио будет следить за нашими занятиями сегодня. А в особенности – чтобы ты не отвлекалась! – синие глаза хитро блеснули. – Надеюсь, у тебя вопросов сегодня нет?

- Есть, - тут же осклабилась принцесса. – Государственной важности!

- Ну и отлично, - не отстал в хищности улыбки Сильтарион. – У нас дела Божественной важности, так что твои государственные подождут!

Ринэль засмеялась себе под нос и тут же с любопытством скосила взгляд на Гио, безмятежно созерцающего их небольшой спор.

- А то я тебя знаю, - продолжил Сильтарион. – Как начнешь рассказывать, так все наше время и пройдет.

- А как ты узнал, что я сейчас… не занята? – поинтересовалась принцесса.

- Ну я же Бог, - усмехнулся мужчина, и Ринэль закатила глаза к… к космосу.

- Отвлекаетесь, - лениво проговорил Гио, заваливаясь на бок и поддерживая голову ладонью, облокотившись локтем об лужайку. – А время-то идет.

- Точно, точно, - тут же засобирался Сильтарион. – Значит, так. Слушай меня внимательно! Магия сильтаринов отличается от любой другой магии, так как сильтарины сами воспроизводят энергию, а не пользуются энергий Богов. Поэтому сильтарины используют свои собственные нити, которые все без исключения бывают сребристого цвета. И наша сегодняшняя задача – научиться видеть эти нити и пользоваться внутренней энергией.

- Подожди, - прервала Бога Ринэль, задумавшись. – Мне уже несколько раз говорили, что, когда я злюсь, вокруг меня начинают вспыхивать искры энергии. Возможно ли, что это просто выбрасывается в мир вырабатываемая мной энергия?

- Да, именно так, - подтвердил Сильтарион. – Но с этим надо быть осторожным. Сильтаринов с младенчества учат контролировать энергию, иначе можно причинить много вреда. Ты же, наверное, читала книги, где рассказывается о ярости Богов, когда они сметали целые города, а иногда и страны? С тобой тоже самое, только коэффициент силы будет поменьше. Итак, не отвлекайся.

Хмыкнув себе под нос, принцесса легла на живот, подперев подбородок обеими руками, и заинтересованно взглянула на Бога, ожидая продолжения.

- Энергию сильтаринов можно отыскать там же, где накопляется энергия обычных магов, но, когда собираешься воспользоваться ей, тебе нужно точно знать, что тебе надо. Если ты не будешь понимать, чего хочешь, то вместо своей силы будешь вытягивать силу из окружающего мира – то есть пользоваться нашей энергией. А это значит, что заклинания сильтаринов действовать не будут. Итак, сейчас попробуем достать нашу энергию, - Сильтарион предвкушающе улыбнулся. – Как же давно я не играл с энергией сильтаринов!

- А что, это нечто особенное? – заинтересовано повела ушами девушка.

- Конечно! – тут же возмутился Бог. – Энергия каждого отличается. У кого-то она резкая, у кого-то - терпкая, у кого-то - сладкая. А у сильтаринов она нежная и прохладная, как родниковая вода.

Ринэль прикусила губу.

- И как мне до нее добраться?

- Да ты до нее уже добралась, - усмехнулся Сильтарион. – Разбрызгиваешь же искры. Тебе надо лишь обратиться к своей сущности и пожелать, чтобы энергия сконцентрировалась. Это не сложно, но поначалу будет тяжеловато. Ну что, попробуем?

- Спрашиваешь! – тут же воскликнула Ринэль и прикрыла глаза.

Выровняв дыхание, принцесса старательно вошла в состояние трансы и сконцентрировала все свое внимание на солнечном сплетении. Помня прошлые «игры» с источником, когда девушка чуть не сожгла себя, сильтарин действовала очень осторожно и не стала погружаться слишком глубоко. Погружение в силу всегда казалось ей чем-то особенным. Это напоминало, будто девушка заснула, но все видит и чувствует, может управлять своим сном. А источник очень сильный: мощные потоки постоянно расходятся в разные стороны, будто биение сердца, накатывая волнами, и Ринэль слегка качается, перепрыгивая через волны. Здесь тепло и приятное, но это весьма обманчиво. В каждом грамме тепла содержится такая убийственная доза силы, что, если приблизиться слишком близко, она запросто сожжет тебя.

Источник представляет собой огромный сгусток силы, пульсирующий в самой середине. Во все стороны расходятся мягкие потоки пульсаций. Именно здесь хранится и восстанавливается энергия, и где-то здесь сильтарину нужно отыскать собственную энергию.

- Ты не переживай, - неожиданно раздался голос Сильтариона. – Это совершенно не сложно. Силой управляет желание. Хочешь – будет.

«Ага, это уже легче», - облегченно подумала девушка и расслабилась.

Сложив пальцы домиком около солнечного сплетения, Ринэль пожелала, и что-то гулко откликнулось на ее зов, заставив непонятную дрожь пробежать по всему ее телу. Источник задрожал, загрохотал. Сила стегнула сознание обжигающей волной, и сильтарин испуганно отпрянула, балансируя на самой грани. Еще один шаг, и девушка просто вывалится из источника! Но впереди неистово бьется сила, и даже страшно подумать, что происходит.

- Ринэль, успокой ее! – резко говорит Сильтарион, и сильтарин вздрагивает.

- Как? – эхом откликается она.

- Желанием! Быстрее!

Источник перестал казаться теплым и золотистым как погожий денек, весь его свет стал холодным, резким и ослепительно серебристым, напоминая ледяную поверхность клинка. Этот свет обжигал холодом, причинял горькую боль, заставляя сильтарина морщиться.

- Подчиняй же!

Повинуясь настойчивому голосу Бога, принцесса смело шагает вперед. Она даже не представляет, что надо делать, но почему-то ей кажется, что действовать надо именно так. Это ведь ее энергия, она сама по себе источник, не может же ее собственная сила сжечь ее?

«Дэллион бы убил меня, если бы узнал», - хмыкнула про себя принцесса, пробираясь вперед, через потоки силы, жалящие как множество острых игл. И девушка впервые порадовалась тренировке Астрелиана на растягивание мышц, так как даже эта боль не могла сравниться с той.

Остановившись в эпицентре бушующей силы, сильтарин с усилием подняла ладони, заставляя мощный поток пригнуться.

- Назад, - проговорила она. А что еще говорить? Откуда ей было знать, как усмиряют силу, вот девушка и пользовалась, чем умеет – а именно, говорила. Или уговаривала силу подчиниться. – Усмирись! Подчинись! А ну, давай обратно, мне и так тяжело…

Серебристый поток больно врезался в ладони, раня, но не оставляя видимых ран, что не приносило большого облегчения.

- Да давай уже! – рявкнула сильтарин, мысленным движением распахивая крылья и пытаясь казаться сильной и величественной.

«Боже мой, пытаюсь уговорить собственную силу подчинить мне же! Кто бы мог подумать», - покачала головой принцесса.

- Не зли меня, - прошипела Ринэль, прикрывая глаза от слепящего света. – У меня времени мало!

И энергия будто послушалась. Свет перестал резать глаза, напор уменьшился, и источник свернулся вокруг сильтарина голодной змеей, жадно рассматривая добычу.

«Не, ну нормально, - фыркнула про себя девушка, ошалело разглядывая световой поток. – Сила – мой, а ведет себя как обособленный персонаж. Где это видано?».

- Сидеть! – не сдержавшись, рявкнула принцесса. Она уже устала, и все тело зудело от болезненных уколов.

Сила зашевелилась, немного расслабилась и… улеглась, став тихой и спокойной как водная гладь.

- Отлично! – раздался довольный голос Сильтариона, и сильтарин недоуменно распахнула глаза.

- Что? – переспросила она.

- Молодец, говорю, - Бог растянулся на травке. – Это мы сделали, остальное за малым.

Блондин покосился куда-то в пространство и хмыкнул.

- Времени уже мало, так что можно потратить его на непринужденный разговор. Так что ты хотела мне рассказать?

- Ну… - принцесса смущенно запустила руку в волосы и на затылке и потянула за локоны. – Помнишь о моем обещании Дарию?

- Это ты про спор?

- Да-да. Вот с ним у меня и проблемы.

- Рассказывай! – синие глаза хищно блеснули.

- Жертву-то я нашла, а вот что дальше делать – не знаю. Кажется, все движется в нужную сторону, но… - Ринэль замялась. – Я не уверена, что она та, кто нужен Светлому лесу.

- Что так?

- Она слишком робкая, пугливая, постоянно плачет. Полукровка, но на это я не обращаю внимания, - тут же добавила девушка. – Но я боюсь, что она не сможет стать хорошей женой.

- Почему?

Ринэль совсем сбилась с толку странным вопросом и запнулась, подбирая слова.

- Ну… она будет постоянно соглашаться. Но это еще не проблема! Боюсь, что Астиринэль совершенно не смотрит на нее как на жену. А вот что мне сделать, чтобы посмотрел?

- Я даже не знаю, - Сильтарион хмыкнул в сторону. – Старайся – вот, что могу посоветовать.

- Ну, спасибо, - скривилась принцесса, садясь и скрещивая ноги по-турецки.

- Да не за что, - сверкнул белоснежной улыбкой Бог, и Ринэль закатила глаза вверх.

- Ладно, пошла я тогда, раз ты мне ничего не советуешь, - девушка поднялась. – Как мне отсюда уйти?

- Отдели восприятия друг от друга, - непонятно посоветовал Сильтарион и, заметив ироничный взгляд, добавил. – У тебя сейчас два ощущения: одно – то, что ты видишь и чувствуешь сейчас, а второе – истинное. Поймай ощущение того места, где ты была до прихода сюда.

***

- Вы же знали, да? – спросила Ринэль, когда вернулась обратно в собственное тело.

- Знал – что? – Гириэль насмешливо сверкнул фиолетовыми глазами. – Если ты про Сильтариона, то – да, я знал.

- А как так? – тут же заинтересовалась девушка.

- Очень легко и просто, - маг откинулся на спинку стула. – Он мне приснился и пожаловался, что у него катастрофически не хватает времени на твое обучение, а ты его постоянно разговорами сбиваешь.

- И что?

- Ну, я и согласился помочь, - маг улыбнулся. – Правда, когда Сильтарион мне явился, у меня аж мурашки по всему телу пробежали. Надо же, мне явился сам Бог!

Сильтарин смущенно прикусила губу, вперив взгляд в пол. Гириэль так восхищался Богами, а сама девушка не ощущала никакого пиетета по отношению к ним. Ей почему-то казалось, что Боги – просто Боги, но принцесса не придавала значению той силе и власти, которые представляли собой эти неземные существа.

- А сейчас что делать будем? – поспешно перевела она тему.

- Ничего, принцесса. Время наших занятий вышло, через несколько часов начнется ужин. Вы, кстати, много полезного выучили? – глаза сверкнули.

- Ага, - улыбнулась сильтарин. – Я теперь могу пользоваться своим личным источником.

Гириэль хмыкнул себе под нос и, махнув ладонью, отпустил принцессу, продолжая заниматься своими обязанностями придворного мага.

У себя в покоях Ринэль облегченно рухнула на диван, закинув ноги на спинку, и зевнула. Телохранители застыли около стен статуями самим себе. Сильтарин запустила руку в волосы, с удовольствием почесала зудящую макушку и тут же подпрыгнула, когда около нее внезапно оказался новый знакомый с удивительными медовыми глазами. Эльфы схватились было за мечи, но тут же расслабились, лишь наблюдали за Богом расширенными глазами.

- Привет, - протянул Гио, заинтересованно разглядывая принцессу, которая ошеломленно смотрела на огненного красавчика.

- Ага, - не подумав, брякнула девушка в ответ и тут же исправилась. – Привет, в смысле.

Бог с хитрым прищуром смотрел на принцессу, и Ринэль неуютно заерзала на диване, нервно подергивая крыльями.

- Ты чего хочешь-то?

- Я? – Гио сделал большие глаза. – Да ничего, просто в гости зашел.

- И как?

- Уютненько, - Бог фыркнул. – Жаль только, что камина нет. Я люблю живое пламя.

- Ты ведь огненный Бог, да? – Ринэль дернула левым ухом.

- Именно. И я очень люблю огонь!

- Да, пожалуйста! – сильтарин вытянула вперед руку, и на ее ладони засияло маленькое огненное солнышко. Гио взглянул на принцессу, круглыми глазами, но тут же дернул головой и улыбнулся.

- Спасибо, - огонь перекочевал в его руки и быстро слился с искрами в волосах, и Ринэль внимательно проследила за этим действием, поинтересовавшись:

- А Сильтарион мне рассказывал, что Боги делятся на области правления только для того, чтобы не мешать другим Богам. Почему же ты тогда такой… огненный?

- Вообще-то, - Гио ухмыльнулся. – Боги могут менять внешность, но у меня другой случай, - рыжая голова склонилась на бок, разбрызгивая волосы по дивану. – И сколько же тебе Сильтарион секретов выдал?

- Не очень много, - поспешно проговорила девушка, приказав прикусить себе язык.

Гио одарил принцессу веселым взглядом.

- Ладно, так уж и быть, расскажу тебе еще одну тайну. До кучи, так сказать, - медовые глаза насмешливо сверкнули. – Я – Бог Стихии Огня, и я являюсь исключением. Есть всего шесть таких исключения: Боги Огня, Воды, Воздуха, Земли, Жизни и Смерти. Никто не может занять их места, так как ни у кого больше просто нет таких способностей. Мы сильнее и одновременно слабее других Богов, нас и сложно, и легко победить. Каждой стихии есть противопоставление: Огонь-Вода, Земля-Воздух, Жизнь-Смерть. Мы дополняем друг друга, что обеспечивает некоторую защиту, но такие пары так же очень опасны друг для друга. Понятно?

Ринэль хлопнула ресницами, не понимая, зачем Гио ей это рассказывает.

- Ну, тебе же интересно, а мне не сложно, - прочитав ее мысли, развел мужчина руками в стороны. – Тем более, скучно все время с Богами общаться, с ними так неинтересно. Другое дело – смертные! Вот уж где настоящее веселье!

Медовые глаза, не похожие на глаза обычных существ, сверкнули, и Ринэль в очередной раз поежилась, заглянул в них. Ну вот как в глазах может быть целая огненная пустыня? Удивительно, но глаза Бога затягивали в себя, словно, действительно, были медовые. Их янтарно-красный цвет разбавлялся бардовым, смешиваясь и создавая размытые круги вокруг зрачка.

- Да ты на свои глаза-то посмотри, - даже обиделся Гио. – Вот уж кошмар, так кошмар! Космос! В глазах! А у меня просто мед, красивый и тягучий!

Ринэль едва не поперхнулась, хрипло попросив:

- А ты можешь не читать мои мысли?

- Могу, но так неинтересно, - живо отозвался Гио.

- Пожалуйста, не надо лезть в мою голову, мне это не нравился.

- У-у-у, - протянул Бог, закинув руки за голову. – Скучная ты! А вот мысли интересные!

- Все равно, не надо их читать, - девушка передернула плечами, только представив, что все ее мысли - открытая книга.

- Ладно, считай, уговорила, - парень тряхнул головой, и волосы рассыпались по плечам. – Что, нравится? – уточнил Бог, заметив зачарованный взгляд принцессы.

- Ага-а-а-а, - выдохнула сильтарин, разглядывая волосы, полыхающие огнем. – А они горячие?

- Пф! – фыркнул Гио. – Нет, конечно! Это же волосы!

- Но они же горят, - Ринэль вздернула бровь.

- Это особенность моей прически, - самодовольно усмехнулся Бог. – А что, завидно?

- Вот еще! – резко хмыкнула Ринэль, дернув головой. – Зато у меня крылья есть! – и показательно хлопнула оными, подняв ветер и сбив Бога на пол.

- Ай! – недовольно буркнул тот, но на диван даже не попытался взобраться, лишь удобнее развалился на полу, а волосы огненной рекой разлились вокруг. – И что? У меня тоже есть!

Гио дернул плечом, и из-за спины резко поднялся сухой, горячий ветер, ударив в лицо, заставляя прикрыться руками. А когда сильтарин открыла глаза, то перед ней была ужасающая и прекрасная одновременно картина: за спиной Бога трепетали огромные крылья, состоящие из языков пламени. Огонь так и трещал, яростно стелясь по воздуху, обжигая жарким дыханием.

- Ой, потуши! Пожар же устроишь! – взвизгнула принцесса, быстро подскочив на диване.

- Не, пожара не будет, - отмахнулся Гио. – Я же контролирую свой огонь. Хочешь потрогать?

- Я дура, по-твоему? – покосилась Ринэль на Бога как на идиота.

- Да нет, вроде, - хмыкнул Гио. – Но крылья, правда, не жгутся. Не веришь?

- Не знаю, - тут же отозвалась принцесса, присаживаясь обратно на диван, и пояснила, заметив недоуменно приподнятую бровь. – Ты же, наверное, лучше знаешь, а вот мне кажется, что это опасно. Так говорят мои ощущения. Но, понятное дело, прав ты.

- Вот это правильно, - Бог довольно усмехнулся. – Но все-таки потрогай. Тебе понравится.

- Точно не обожжет? – недоверчиво уточнила девушка, неуверенно пододвигаясь к Гио.

- Если обожжет, с меня одно желание!

- Окей! – тут же согласилась Ринэль и с опаской посмотрела на полыхающее пламя крыльев.

«Невероятная красота», - мелькнула непрошенная мысль, и девушка с усилием отбросила ее прочь.

К крыльям прикасаться было страшно. Огонь так полыхал, а жар так жалил издалека, что Ринэль насильно заставляла себе приблизиться еще чуть-чуть. Но почему-то, чем ближе она подбиралась к крыльям, тем слабее становился жар, пока не стал напоминать тепло от свечи. Сильтарин поднесла ладонь к крыльям и медленно погрузила ее в огонь.

- Бу! – раздалось неожиданно со стороны Бога, и принцесса заверещала, отскочив на несколько метров и бешено подняв крылья в оборонительной стойке. – Ха-ха-ха-ха! Видела бы ты сейчас свое лицо!!! – захохотал Гио, схватившись за живот.

- Ты! – яростно прошипела сильтарин, сжав ладони в кулаки. Ей очень хотелось наброситься на парня и сильно подергать за переливающиеся волосяки, но все-таки осознание, что перед ней Бог, останавливало ее. – С-сволочь!

- Да ладно тебе, - усмехнулся Гио. – У тебя было такое лицо, я не удержался. Ну, ладно, ладно, не злись. Потрогай.

- Нет, уж, - сквозь зубы прошипела Ринэль, садясь на диване и скрещивая руки на груди. – Спасибо. Уже потрогала.

- Ну не злись, не будь букой, - Бог совершенно не расстроился, больше того, это его даже веселило.

- Сам ты бука, - рыкнула сильтарин. Сейчас она злилась и не могла вот так сразу успокоиться. Ей надо было прийти в себя, а уже потом трезво взглянуть на ситуацию. Главное, не сорваться на Бога, а то ведь хуже может быть.

- Ну, успокойся. Я просто пошутил. Иди сюда, - Гио шевельнул крыльями, оставляя в воздухе рыжее марево и сноп искр. – Когда ты еще сможешь похвастаться, что трогала крылья самого Гио?!

- Не будь о себе такого высокого мнения, - фыркнула Ринэль, но все-таки успокоилась и даже подошла. – Ладно, уговорил.

На этот раз девушка не боялась, помня, что огонь не причинил ей никакого вреда, и спокойно коснулась пламени, удивленно округлив глаза. Огонь был теплый, ласковый и нежный. Он касался ладони, оборачивал ее лепестками и слегка показывал кожу, заставляя сильтарина прикрыть глаза и нежно улыбнуться.

- Вот видишь,- ворвался в мысли принцессы самодовольный голос Гио. – Я же говорил, что ничего страшного не будет. Так что не получишь ты своего желания!

- Ой, очень прямо хотелось, - высокомерно заявила девушка, возвращаясь на диван, и закидывая ногу на ногу.

- Хотелось, хотелось, даже не спорь!

Рыжик потянулся и перетек на диван, довольно обозревая гостиную.

- Мда, мне, определенно, здесь нравится. Думаю, погощу у тебя некоторое время.

Ринэль состроила кислое выражение лица и покосилась на телохранителей, застывших у стен. Их лица ничего не выражали, а взгляды буровили стенку.

«Кажется, у кого-то ступор», -мелькнула мысль, и сильтарин задумчиво взглянула на Бога.

- Зачем тебе это надо? – вдруг спросила принцесса, и Гио недоуменно оглянулся на нее.

- Мне? Скучно. Среди остальных Богов неинтересно. А вот тут – другое дело. Смертные такие смешные, - рыжик рассмеялся и тряхнул гривой, разбрызгивая искры.

- Ощущаю себе муравьем под лупой, - выдавила себе под нос Ринэль.

- Что, что? – тут же переспросил Гио, и девушка поспешно заверила:

- Ничего!



Глава 23

Еще один сумасшедший денек.

- Принцесса! Принцесса! – в покои с криком сбежала полукровка, запрыгнула на диван и счастливо уставилась на сильтарина, смущенно блестя глазами. – Ринэль, я только что вернулась с прогулки! Это было великолепно!

- Ты что, с утра до вечера гуляла? – ахнула принцесса, скосив взгляд на Гио, который с интересом разглядывал эльфийку, а та совершенно не замечала постороннего мужчину.

- Да, - Сирия покраснела и скромно опустила взгляд. – Но это было потрясающе, Ринэль! Сначала он показал мне луг. Ах, какой он был красивый! Сколько же на нем было цветов! Это была невероятная красота, Ринэль! А потом мы отправились к речке, а по пути нам встретился странствующий менестрель, и Повелитель предложил ему пообедать с нами! Представляешь, Повелитель взял с собой корзинку с едой, а менестрель за приглашение сочинил нам песню!

- А рассказать сможешь? – в космических глазах загорелись хищные огоньки.

- Нет, конечно, - изумленно воскликнула девушка. – Песня была слишком большая, я не смогла запомнить столько слов!

- А как же ты теперь будешь остальным хвастаться? – скисла принцесса, опираясь головой об ладонь.

- Так менестрель теперь часто будет петь эту песню, - смущенно отозвалась полукровка. – Все сразу поймут, что это о нас с Повелителем.

- Да? А помнишь, хоть про что она?

- Как не помнить-то?! Песня про то, как великий и умный Повелитель встретил скромную полукровку и влюбился в нее всем сердцем! В песне воспевается великая любовь, менестрель рассказывает о частых встречах на полянах, об цветочных венках на головах, о сильных конях и крепких чувствах!

- И как ты на это отреагировала? – хитро прищурилась Ринэль.

- Я очень смутилась, принцесса, - тут же призналась девушка. – А Повелитель посмотрел на меня своими удивительными серыми глазами и рассмеялся, а я от этого только сильнее покраснела.

- Ой, Сириэль, - звонко хохотнув, покачала головой принцессу. – Да у тебя уже целый любовный роман получился.

- Да ладно тебе, Ринэль, - Сириэль снова зарделась и только тогда заметила притаившегося Бога, который с явным интересом прислушивался к разговору, заинтересованно опустив голову к плечу, из-за чего длинные, до талии, волосы разметались по диванчику. – Ой, а это кто?

- А это… - начала было Ринэль, но парень невежливо ее перебил.

- Гио, - представился Бог, окидывая полукровку заинтересованным взглядом.

- Ой, - снова пискнула Сириэль, когда поняла, кто именно сидит перед ней. – Простите, Ваша Божественность! Не узнала!

Казалось, девушка сейчас упадет на пол и начнет биться лбом об ковер, и Ринэль поспешно подхватила полукровку под руки.

- Ваша Божественность? – нервно хихикнула сильтарин, заворачивая бледную полукровку в крылья. – Это еще что такое?

- А нас любят так называть, - лениво отозвался Гио, с огоньками в медовых глазах глядя на эльфийку. – Так это она?

- Да, - Ринэль кивнула, опасливо смотря на Бога. Она не понимала, что он задумал, и очень нервничала. – А что?

- Ничего, просто интересно, - Гио пожал плечами и расслабился, откинувшись на спинку дивана, а вот принцесса расслабляться не собиралась, лишь плотнее сжала крылья вокруг полукровки. – Да что ты в нее так вцепилась? Не боись, не украду я ее!

Парень тряхнул рыжей гривой, разбрызгивая снопы искр.

- Врут эти легенды! Не ворую я чужих невест!

- Что? – Ринэль удивленно приподняла брови, ошарашено рассматривая Бога. – Каких невест? И где это такие легенды?

- Ты что, не читала легенд про Богов? – Гио недоуменно округлил глаза. – Да это каждый младенец знает! Детям вместо сказок читают!

- Ну, извини, - тут же фыркнула девушка. – Я как-то не знала, что есть какие-то легенды. Может, расскажешь вкратце?

- Ну, нет, - надулся Бог. – Сама читай, но, скажу сразу, про меня – неправда!

- Зачем тогда мне читать, если это неправда? – воскликнула недовольно Ринэль.

- Тебе надо знать о нас все! – медовые глаза сверкнули. – Как это – жить в этом мире и ничего не знать про Богов. Вот ты знаешь?! – Гио взглянул на Сирию, и та побледнела от страха, сильно замотав головой.

- Н-нет… то есть, да! Знаю, все знаю. Могу наизусть рассказать, - запричитала та.

- Сирия, успокойся, все хорошо, - прошипела Ринэль полукровке на ухо, пытаясь вывести ту из полуобморочного состояния, но Сириэль лишь сильнее задрожала, становясь белее собственных волос. – Сирия!

- М-м-м… - протянул Гио, тут же забыв про спор. – У нее такие интересные мысли, так и снуют туда-сюда как тараканчики.

- Гио! – изумленно воскликнула Ринэль, недобро глядя на Бога, заметив, что Сирия перестала бледнеть и начала синеть. – Хватит издеваться!

- А я что? – Бог развел руками в разные стороны. – Просто сказал, как есть.

- Можно было и промолчать, - не согласилась принцесса, недобро косясь на Бога космическими глазами. – Сириэль, дыши уже!

Полукровка, до этого едва дышавшая, тихо выдохнула и сжалась, спрятав нос за крыльями, а Ринэль закатила глаза в потолку.

- М-может, я лучше пойду? – умоляюще посмотрела эльфийка на принцессу, и та грустно вздохнула.

- Ну, иди, если тебе так хочется. Но помни, что ты мне еще не все про Повелителя рассказала!

Сириэль быстро выскочила из объятий сильтарина и, кивнув, бросилась на выход, а вслед ей донесся слегка насмешливый голос Гио:

- А мне бы тоже хотелось дослушать!

Бедная полукровка едва не споткнулась и, притворившись, что не расслышала комментарий Бога, убежала, а Гио раскатисто расхохотался, схватившись за живот.

- Зачем ты ее напугал? – обвиняюще посмотрела на него принцесса.

- А что? Скучно же, а она так боится, вот и не удержался.

Ринэль покачала головой и плотнее запахнулась в крылья. Она не боялась его, но все-таки он был Богов, и это вызывало некоторые… сомнения у девушки. Она не знала, как к нему относиться. Если Сильтарион казался ей умным учителем, то Гио больше напоминал беззаботного парня, не задумывающегося о поступках.

- Забей, - неожиданно посоветовал Гио, и Ринэль широко вытаращила глаза.

- Что-о-о-о?! – выдохнула она. – Это откуда ты такое словечко знаешь!?

- А, у тебя в мыслях вычитал, - отмахнулся парень, мотнув рыжими волосами. – У тебя столько всего интересного там! Закачаешься!

- Так! – резко хлопнула принцесса ладонями по дивану, вперив в Бога грозный взгляд. – Во-первых, прекрати использовать эти слова, они меня еще в том мире раздражали. А во-вторых, хватит копаться у меня в голове!!!

- Только ты это поставила на второе место, - ехидно проговорил Бог, и Ринэль негодующе дернула головой, колыхнув серебристыми волосами.

- Да какая разница! Ты меня понял?

- Ух, какая грозная, - Гио ухмыльнулся. – Да, понял, понял, не смотри ты на меня так.

Сильтарин положила руки на лицо и потянула его вниз, растягивая кожу.

- С тобой так сложно.

- Это еще почему? – рыжик нахохлился, недоуменно бросив на принцессу медовый взгляд.

- Потому что, - со вздохом ответила Ринэль.

- «Ты пойдешь сегодня гулять?». «Потому что», - передразнил кого-то Гио, хмыкнув. – Мысли такие веселые, а ведешь себя так скучно…

- Сам ты скучный, - немного раздраженно фыркнула принцесса.

- Неа, я не скучный, - Гио усмехнулся. – Я красивый и теплый! Хочешь проверить?

- Иди ты, - отмахнулась девушка, но не сдержала улыбки. – А ты чего вообще к себе не уходишь? Сильтарион постоянно занят, а ты чего прохлаждаешься?

- Да ну, не хочу делами заниматься, - рассмеялся рыжий, покачивая столик ногой. – Это так скучно.

- Может, тогда ты меня поучишь каким-нибудь заклинаниям вместо Сильтариона? – заинтересованно предложила принцесса, и Бог тут же покачал головой.

- Нет, плохая идея. Сильтарион учит тебя тому, чему научили бы сильтарины, но я не знаю их магии, поэтому единственное, чему могу обучить, это Божественной магии, а этого, как ты понимаешь, тебе знать ни к чему.

- Почему же, - улыбнулась сильтарин. – Думаю, это было бы весьма интересно.

- Обойдешься! – Гио потянулся к принцессе и звонко щелкнул ее по носу.

- Ай! – обижено схватилась та за кончик носа. – Больно!

- Ничего, не отвалится, - усмехнулся Бог. - Эх, чем бы таким интересным заняться?

Парень закинул руки за голову и взглянул на потолок, рассматривая красивые рисунки, и Ринэль, неожиданно, предложила:

- А хочешь, я тебя с одним другом познакомлю? Я давно его пытаюсь пить отучить.

- С другом? – Гио заинтересованно поглядел на девушку. – Хочу! А где он?





- Скорее всего, где-то в саду валяется, - махнула та рукой в сторону балкона. – Можно пойти поискать.

- Так чего же мы ждем? – Бог нетерпеливо подскочил. – Пошли, пошли, не будем терять времени.

Недолго думая, Гио разбежался и нырнул вниз прямо с балкона. Ринэль даже не испугалась, помня собственные финты, но заинтересовано поглядела вниз. К несчастью, Бог стоял уже на земле и выжидательно рассматривал ее.

- Спускаешься? – прокричал он, и сильтарин хихикнула, представив себя со стороны. Стоит у подножия огромной башни прекрасный принц и зовет прекрасную принцессу. – Ну, я жду!

Хмыкнув себе под нос, девушка запрыгнула на перила, подмигнула телохранителям и рухнула вниз, сложив крылья по бокам и наслаждаясь свободным падением. Ветер тут же бешено забил в лицо и стал рвать подол платье. Ринэль прикрыла глаза на секунду и вскоре широко распахнула крылья, планируя на воздушных потоках.

- Долго же ты, - недовольно заметил Гио, когда девушка мягко приземлилась рядом с ним. – Где он?

- Обычно спит под яблоней во-о-он там.

Парень проследил за рукой сильтарина и ловко устремился туда, куда она указывала. Рафаэль, действительно, был тут, и Ринэль даже испытала некоторое чувство вины, представляя, как Бог будет себя развлекать.

- Это он? – уточнил на всякий случай Гио, и сильтарин механически кивнула, наблюдая за разворачивающимся представлением.

Через несколько секунд рядом оказался запыхавшийся Дар, и Ринэль подняла глаза на балкон, где обнаружила тонкую фигуру светлого, который (даже отсюда было видно) смотрел с явным беспокойством, и из-за этого Ринэль почувствовала себя еще более виноватей.

«Может, не стоило его привлекать сюда?», - задумалась принцесса, и Гио тут же отреагировал на ее мысль, категорически заявив:

- Стоило, стоило, - усмехнулся Бог, обходя спящего парня. – А он ничего, красивый такой.

Рыжик заинтересованно поглядел на худого эльфа с пустой бутылкой около бока.

- Только пить, действительно, вредно, - добавил он и слегка пнул несчастного.

Эльф поморщился, распахнул немного мутные серебристо-зеленые глаза и, увидев Гио, пробормотал:

- О, глюки…

- Сам ты глюки! – оскорблено взвыл Бог, рассыпая снопы искр, и Рафаэль икнул, глядя на этот ужас. Потом обвел глазами окружающую обстановку, заметил принцессу и обрадовано сообщил, доверительно прижав ладонь ко рту, будто сообщая великий секрет:

- А он тебя обогнал.

- В смысле? – не поняла Ринэль.

- Ну что ты такая непонятливая, - пьяница поморщился и сел. – Смотри, какие у него волосы! Даже твои глаза, определенно, проигрывают.

Бог расхохотался, и Рафаэль подозрительно на него покосился.

- Чего это он? Больной что ли?

- Сам ты больной, - все еще хихикая, выдавил Гио. – А вот я здоровый, - и, словно подтверждая сказанное, в воздух взвился сноп искр с ало-рыжих волос.

- О, да твой друг, кажется, горит, - Рафаэль ничем не выказал своего удивления, лишь зевнул, чем очень заинтересовал Бога, который явно не привык к такому невниманию к его персоне.

- Да нет, не горит, - со вздохом проговорила Ринэль, помассировав начавшую болеть голову.

- Да горит же! Вон, искры так и летят. Правда, что-то очень долго горят.

Сильтарин хмыкнула и присела на травку, надоев стоять. Голова начала трещать, и очень захотелось вернуться к себе в покои и спокойно поваляться до ужина в постели.

- Ладно, с вами тут не интересно, лучше сон досмотрю, - эльф протяжно зевнул и свернулся калачиком на траве, сладко засопев в обе дырки.

- А он наглый, - усмехнулся Гио, скрещивая руки на груди. – Мне такие нравятся. Жаль только, что мысли пьяные. Ну, ничего, очнется - снова навещу.

Сильтарин молча посмотрела на рыжика и помассировала виски.

«Такое ощущение, будто даже Боги решили за мной присмотреть. Зачем иначе Гио здесь?».

- Я же говорил, мне просто интересно, - вторгся в ее мысли Бог, и принцесса раздраженно заметила:

- Я же говорила, что мне не нравится, что ты читаешь мои мысли.

- Не могу удержаться, - Гио пожал плечами. – Все меня боятся и нервничают, а вот ты – другое дело. Не боишься, не дергаешься, не пытаешься мне угодить. Злишься, раздражаешься, когда я просматриваю твои мысли – ведешь себя очень искренне. Тем более, я очень давно не видел живого сильтарина, что уж говорить про иномирянку.

- Стоп, стоп, - удивленно проговорила девушка, округляя глаза. – Давно не видел иномирянок? Но ведь видел?

- Конечно, видел, - фыркнул Бог насмешливо. – Сколько, думаешь, мне лет? На вид – молодой, а на самом деле я в сотни раз старше этой планеты.

- О-о, - раздельно пробормотала принцесса, не учитывающая ранее возраста Богов.

«Он такой древний, а я общаюсь с ним, будто с равным!!!».

- Ну, вот, - расстроился Гио. – Теперь и ты занервничала.

- Да нет, - нервно дернула Ринэль головой.

- Не ври мне, я лучше знаю!

- А ты не читай мои мысли! – тут же вспыхнула принцесса, забыв про робость, и Бог довольно осклабился.

- Давай, так: я буду стараться не лазать у тебя в голове, а ты, в свою очередь, забудешь про мой возраст. Договорились?

«Проще просто не общаться», - пробурчала про себя сильтарин, но все-таки согласно кивнула, и рыжик расцвел в улыбке.

- Другое дело! А что ты так морщишься, голова болит? – участливо поинтересовался он, взметнув огненную волну волос.

- Есть немного, - согласилась принцесса, растерев лоб, который, как обычно при головной боли, был горячим.

- У-у-у, ладно, с этим мы сейчас тебе поможем, - и, подхватив сильтарина за талию, Гио взвился вверх, летя к небу без всяких крыльев. Ринэль, которая не привыкла к таким специфическим полетам в чьи-то руках, обвила шею Бога и едва не завопила от ужаса. Этот полет отличался от полета на собственных крыльях тем, что девушка не знала, что будет в следующую секунду, и жутко нервничала, глядя на удаляющуюся землю.

- Верни меня обратно! – прокричала она Гио на ухо, но тот лишь ехидно улыбнулся, сверкнув медовыми глазами, находящимися сейчас слишком близко от принцессы, и та получила огромное «удовольствие» разглядеть их с близкого расстояния.

«Я была права, когда говорила, что у него жуткие глаза», - едва не поежившись, подумала про себя девушка и подозрительно покосилась на парня, но тот никак не прокомментировал ее мысль, и Ринэль предпочла решить, что тот просто не услышал ее.

- О чем думаешь? – неожиданно спросил Гио, снова взглянув лукаво на сильтарина.

- А то ты не знаешь, - хмыкнула та в ответ.

- Ну я же обещал не лезть к тебе в голову.

- А ты прямо так и сделал? – Ринэль насмешливо ухмыльнулась. – Ой, не верю я тебе что-то.

- А вот зря, - даже оскорбился Гио, посмотрев на девушку обиженным взглядом. – Я пока держусь!

- Ключевое слово – пока, - сильтарин белозубо улыбнулась. – Может, все-таки вернешь на землю?

- Не-е-ет, - протянул Бог, кровожадно растянув губы в усмешке. – Не верну.

- Что, вообще? – деланно округлила глаза девушка.

- Почему же – вообще? Позже верну, но не сейчас.

Воспарив над облаками, парень застыл, позволяя принцессе полюбоваться лучами заходящего солнца, которое только приближалось к зениту и сейчас освещало все мягкими рыжими лучами.

- Нравится? – спросил Гио, легко удерживая принцессу за талию.

- Ага, - благоговейно прошептала та, прикрывая глаза и подставляя лицо лучам.

- А ведь солнце – тоже почти я.

- Почему? – космические глаза недоуменно округлились.

- Я Бог Огня, а солнце, как ты, наверное, знаешь, состоит из раскаленного газа, - охотно поделился Бог.

- А как же Сол? – удивленно переспросила принцессы.

- Но я же к нему не лезу, - Гио тихо рассмеялся. – Я Бог Огня, и меня это устраивает. Кстати, сейчас, при таких лучах, ты тоже напоминаешь Огненную Богиню.

Сильтарин рассмеялась и взглянула на серебристые пряди волос, легко шевелящиеся на ветру, сейчас окрашенные в золотисто-рыжий цвет.

- А ты тоже сейчас больше всего напоминаешь Огненного Бога – волосы так и горят.

- А то что ж! – Гио важно надулся и подмигнул принцессе. – Полетаем?

- Давай! – тут же согласилась сильтарин, радуясь возможности отлететь от Бога подальше. Хоть парень ей и нравился, ее немного напрягало то, что он все-таки Бог – древнее и сильное создание.

Даже белые крылья сейчас были больше огненные, чем белоснежные, но это совершенно не портило общего вида сильтарина, и Ринэль свободно купалась в теплых лучах, совершая дикие кульбиты и мертвые петли. Изредка оглядываясь на специально отстающего Бога, девушка заливалась хохотом и резко ныряла вниз, прижимая крылья к бокам, но тут же взмывала вверх и щекотала Гио перышками, пролетая слишком близко от него.



Глава 24

Поездка

Как все это случилось? В общем-то, как обычно: сидела себе Ринэль в покоях после ужина, радовалась тишине и покою (Гио, наконец, ушел) и смотрела в прорезь балкона на ночь. Хорошо было, холодный ветер лениво колыхал прозрачные шторки, а из сада поднимался сладковатый аромат ночных цветов. Телохранители не нарушали спокойствия сильтарина, погруженного в свои мысли, они стояли около стены и двери, задумчиво созерцая расслабленную фигуру принцессы. Казалось, ничто не может нарушить царивший здесь покой, но у Богов было другое мнение, раз один из них так бесцеремонно нарушил его.

- Привет, - радостно проговорил Гио, появляясь в россыпи сияющих искр. – А чего это ты такая грустная?

- Да не грустная я, - отмахнулась принцесса, досадуя, что ее уединение прервали. – Просто задумалась.

- Это хорошо, - согласился парень, мотая рыжей гривой. – А у меня к тебе предложение!

- Замуж не пойду, - со смешком открестилась девушка, закутываясь в крылья, но прыгающие в глазах смешинки выдавали ее с головой.

- Да я и не зову, - осклабился Бог. – Зачем мне такая проблема?

- С каких это пор я стала проблемой? – даже обиделась сильтарин, недовольно прижимая длинные уши к голове.

- А кто ты, как не проблема? – медовые глаза насмешливо сверкнули. – Как есть – проблема.

Принцесса насупилась и звонко хмыкнула, задрав нос к потолку, но все-таки поинтересовалась:

- А что за предложение то?

- О, - глаза Бога вспыхнули так ярко, что девушка едва удержалась от желания шарахнуться в сторону. Все-таки эти медовые глаза пугали ее. – Как ты смотришь на то, чтобы посетить Светлый город?

- Светлый город? – Ринэль нахмурила брови, судорожно пытаясь вспомнить, что это вообще такое. – Это в какой стране?

- Позо-о-ор, принцесса! – насмешливо хмыкнул Гио, с ухмылкой разглядывая девушку. – Тоже мне, сильтарин, а города своих предков не узнает…

- Сильтаринов?! – Ринэль пропустила ехидный комментарий мимо ушей, но цепко вцепилась в одно единственное слово. – Ты про них?

- Про них, про них, родимых, - Бог лениво развалился на диване, прищурив один глаз, а вторым с интересом смотрел на девушку. – Так как?

- Я согласна!!!

Вот так все и началось, кто бы сомневался?

***

Ранним утром следующего дня, когда солнечные лучи только начали освещать землю, дворец проснулся, оживился. Эльфы сновал туда-сюда по всему дворцу, передавая друг другу потрясающую новость – принцесса собралась посетить родину своих предков!

Сама же принцесса, разбуженная слишком рано, зевая, сидела в гостиной, вяло ковыряясь в завтраке. На ней было уже известной всем жутко короткое синее платье и высокие сапоги, волосы были заплетены в огромную косу, перевязанную синей шелковой лентой, а на лбу приютился холодный обруч. Рядом с принцессой стоял придворный маг и торопливо просвещал сильтарина, рассказывая, как надо быть осторожной в пути, и, что нельзя поддаваться любопытству. Ринэль слушала молча, лишь изредка кивала, так как это уже давно знала, но слушать все-таки пришлось, чтобы не обидеть светлого эльфа.

- Вы все запомнили, принцесса? – закончив речь, назидательно спросил Гириэль, и сильтарин тут же поспешила его заверить.

- Конечно, все! Да вы не переживайте так, что может со мной случиться? Со мной едут два лучших воина, а один из них еще и лекарь.

- Но он не маг, - нахмурился светлый.

- С царапинами может справиться даже Астрелиан, - отрезала девушка. – А про раны и говорить нечего! Накликаете еще…

Гириэль покачал головой, прищуривая фиолетовые глаза.

- Это, конечно, хорошо, что вы собрались взглянуть на свою родину, но что-то я беспокоюсь.

Сильтарин обезоруживающе улыбнулась, сверкнув космосом глаз, и проговорила:

- Все будет хорошо! Я же сильтарин!

- А еще весьма любопытная лэсса! – припечатал маг. – Ладно, пусть Боги хранят ваш путь.

Кивнув на пожелание доброго пути, девушка подмигнула телохранителям и поднялась, сцеживая зевок в ладонь. Утро все больше разгоралось за окном, но сильт пока был еще не готов, поэтому сильтарин решила размяться перед долгой поездкой, которая должна была занять два дня. Вечером все должны быть уже на месте, и ночевать им придется в развалинах города, но Ринэль не беспокоилась из-за этого. Ей казалось, что надо провести хотя бы одну ночь в этом городе, чтобы понять всю его историю.

Распрямив крылья, девушка сделала широкий взмах и с шелестом поднялась в воздух, тут же судорожно забив крыльями, поднимаясь еще выше, пока не поймала ближайший воздушный поток. Растянув крылья на всю ширь, принцесса планировала над городом, наблюдая сонные, но очень чистые и ухоженные улочки с посаженными деревьями и увитыми зеленью домами. Пролетая над Главным Собором, девушка приземлилась на самый высокий шпиль и откинула голову назад, вглядываясь в сияющий диск солнца, поднимающийся очень медленно и обливающий принцессу золотым огнем.

«Ведь Солнце это тоже я», - вспомнились слова Гио, и Ринэль приветливо улыбнулась лучам, золотившим ее волосы, заплетенные в тугую косу.

- Сегодня будет великолепный день, - проговорила принцессы в пустоту, зная, что ее все равно никто не услышит, и снова улыбнулась.

***

Длился уже второй час пути. Солнце давно стояло высоко над головой, а ветер доносил ароматы свежей листвы и воды, вдоль которой шла небольшая группа, состоящая их трех существ. Это длилось уже целых два часа, и принцессе надоело покачиваться в седле и бездействовать. Наслаждение от наблюдения за природой прошло, оставив после себя скуку.

Сильтарин грустно вздохнула и покосилась на сверкающий золотом витой рог во лбу сильта.

«А ведь это только начало, - подумала она. – Впереди еще весь день, прежде чем мы прибудем. А потом еще и обратно ехать».

Тоскливо посмотрев на густые заросли деревьев, девушка заерзала в седле, досадуя, что не взяла с собой Иммунитета. Вот кто бы сейчас поднял ей настроение!

Ринэль закинула голову наверх, разминая затекшую шею, и грустно вздохнула. Все-таки было очень скучно, а заняться – нечем.

«Хотя, - задумалась принцесса. – Я же могу с луком потренироваться!».

Эта мысль очень понравилась сильтарину, поэтому девушка отцепила лук от седла и вытащила одну стрелу из колчана. Звездный эфьлин обжег ледяным холодом, но тут же успокоился, признав хозяйку. Ринэль наложила стрелу на тетиву и прицелилась. Ее взгляд упал на не очень красивое, корявое дерево с уродливыми сучьями, напоминающими большие обглоданные пальцы, покрытые болячками. Выбрав себе мишень, сильтарин прицелилась и быстро выпустила стрелу, сорвавшуюся с тетивы и вонзившуюся в выбранную точку. На этот раз стрела не пылала странным светом, задачи уничтожить у нее не было.

Принцесса еще долго игралась с луком, радуясь, что стрелы не заканчиваются, а эльфы с улыбками наблюдали за шалостями своей подопечной.

- Ринэль, может, ты нам подстрелишь что-нибудь на ужин?

- Зачем? – удивилась принцесса, взглянув на Дариэля. – У нас же много еды в сумках.

- Это-то да, но что может сравниться с настоящим мясом, приготовленном на костре с приправами?

- О, ну, если такое дело, то ладно, - девушка задорно подмигнула и заинтересованно окинула окрестности хищным взглядом, выискивая жертву, которая вскоре нашлась в высокой кроне дерева. Это был мыр – что-то типа летающего гуся.

Подняв лук со стрелой, принцесса прицелилась и резко спустила тетиву, отпуская полыхнувшую белым светом стрелу. Раз, и белая тушка с синими перьями рухнула вниз, неестественно закинув голову назад.

- О, а вот и обед, - довольно хмыкнул темный, подбирая упавшую добычу. – Хорошая птичка!

- Ну, я же старалась, выбирала, - усмехнулась сильтарин и дернула себя за серебристую косу.

Птица была засунута в седельную сумку, а вот скука никуда не делась и снова свернулась вокруг девушки тугими кольцами. Обозревая пространство, принцесса трепала кончик косы.

«Чем бы заняться? Что я обычно делала в самолете, когда ездила на юг? Читала, гуляла по проходам, смотрела в окно и ждала обед. А что тут я делаю? Смотреть в окно – это тоже самое, что обозревать окрестности. Почитать книгу я не смогу, до обеда еще долго, а погулять нельзя. Мда, незадача! О, точно! Будем медитировать».

Придя к такой мысли, сильтарин улыбнулась себе под нос и прикрыла глаза, уже привычно отдаляя сознание на поиск различных Божественных сущностей. И как в прошлый раз девушка оказалась посреди космоса, разглядывая бездонную черноту, мириады звезд и две сияющие планеты.

«Интересно, что там? Хотелось бы мне там побывать», - мечтательно подумала принцесса, отрывая взгляд от переливающейся поверхности.

- Если тебе так хочется, то как-нибудь свожу на экскурсию, - со смешком проговорил Сильтарион, разваливаясь на зеленой траве. Его неестественно золотистые волосы напоминали множество золотых жил, блестя в ярком свете планет и звезд.

- Ловлю на слове, - усмехнулась Ринэль, присаживаясь рядом. – Что сейчас будем делать?

- Можно поговорить, позаниматься все равно не успеем, - Бог пожал плечами, и несколько прядок случайно соскользнули вниз, притягивая внимание сильтарина. Поддавшись искушению, принцесса наклонилась и подняла гладкий локон, с любопытством его разглядывая.

- У тебя такие красивые волосы! – восхищенно проговорила девушка.

- Уж поверь, у тебя не хуже, - Сильтарион подтянулся и задумчиво посмотрел на Ринэль.

- Но у тебя золотые!

- А у тебя цвета Небесного металла.

- Чего? – Ринэль нахмурилась. – Мне говорили, что у меня волосы цвета Звездного эфьлина.

Сильтарион рассмеялся, умильно посмотрев на сильтарина синими глазами.

- Жители того мира просто не знают самого светлого металла.

- А это самый светлый? А покажешь?

- В кого же ты такая любопытная? – Бог наклонил голову на бок.

- А, книжек и аниме пересмотрела, - отмахнулась девушка. – Так покажешь?

- Да куда я денусь, раз дите просит.

- Я не дите, - слегка насупилась Ринэль, но ее космические глаза сияли смехом.

- Как скажешь, - Бог усмехнулся. – Вот смотри.

И у него на ладони появилась тонкая цепочка такого светлого, удивительно теплого серебристого цвета, что этот цвет почти терялся в сиянии. Ринэль прищурилась, пытаясь разглядеть оттенок Небесного металла, но на глазах выступили слезы, и девушка сдалась.

- Значит, у меня такого цвета волосы?

- Именно.

- Но почему тогда я могу на них смотреть без слез? – темные брови сильтарина взмыли вверх.

- Потому что это волосы, - Сильтарион прищурился. – Насмотрелась?

- Ага, - девушка улыбнулась и развалилась на травке, устремив взгляд в … путь будет небеса. – А я еду сейчас в Светлый город.

- Я знаю, - улыбнулся одним уголком рта Бог. – Гио надоумил?

- А кто же еще? Он, больше некому. А что?

- Волнуюсь я за тебя, - признался Сильтарион, ложась на бок, чтобы видеть подопечную. – Все-таки этот город – зрелище не для слабонервных.

- Почему? – девушка нахмурилась. – Что там случилось?

- Сама увидишь, иначе не прочувствуешь.

- Чего не прочувствую? - продолжила допытываться Ринэль.

- Огромного чувства скорби, потери, отчаяния и грусти, - устало отозвался Бог, потирая лицо, и сильтарин почувствовала, как неприятно заныл живот, отвечая на устрашающие слова.

- Настолько все плохо? – тихо проговорила она.

- Сама увидишь, тебе и судить. Ладно, время подошло к концу. До встречи!

- Так быстро? – изумилась девушка.

- А как ты думала? Здесь время летит незаметно.

И все растаяло.



Глава 25

Светлый город.

День еще не подошел к концу, а впереди уже показались огромные стены, достигающие невероятных высот. Сильтарин, сидя на сильте, ошеломленно округлила глаза, глядя на такую величественную красоту, и не могла вымолвить ни слова.

«Да это круче, чем Китайская стена», - выдохнула девушка, глядя высоко вверх.

Что же скрывается за этими стенами? И почему они такие высокие? От волнения у принцессы неприятно заболел живот, и Ринэль сильно сжала поводья, пытаясь унять внезапную дрожь. Дариэль подъехал к подопечной и успокаивающе положил руку ей на ладонь.

- Ринэль, все хорошо?

Девушка судорожно кивнула, сделала глубокий вздох и направила сильта в сторону огромных ворот, сейчас едва распахнутых, образовывающих лишь небольшую щелку. Из города бил яркий свет, поэтому сильтарину пришлось прикрыться рукой от слепящих лучей, а когда убрала, то увидела…

Огромный, величественный, невероятно прекрасный город, поднимающийся с первых шагов все выше и выше, пока самое большое здание города – дворец, не потерялось в облаках. Город ослеплял, все здания были сделаны из удивительных белых материалов, повсюду росла зелень, журчали ручьи, пели птицы и скакали мелкие зверушки. Многие дома парили прямо в воздухе, созданные благодаря стихиям. Можно было увидеть дом из огня, воды и ветра, и все это держалось на ветру! А среди всего этого великолепия летали величественные сильтарины, паря на своих пушистых крыльях.



Ринэль моргнула, и чудесное видение исчезло, показав истинный вид города: разрушенные дома, потемневший от времени и запустения камень, бездушные улочки, тусклый свет и никаких парящих домов. Здесь царила мертвая тишина, поселившаяся в разрушенном городе, но хуже всего было другое… Повсюду в мученических позах застыли каменные статуи сильтаринов. Кто-то из них держал меч в руке в смертельном замахе, кто-то падал, кто-то сидел на земле, но у всех было обреченное выражение лица, словно каждая статуя видела собственную смерть, приблизившуюся неумолимо близко.

- Что это?! – Ринэль отшатнулась, ее глаза задрожали, отражая блики солнца, и девушка рухнула на землю, глядя на кошмарную картину. – Что это?!

Крылья безвольно повисли по разные стороны, взгляд застыл на ближайшей статуе – девушка стояла, будто в прыжке, вытянув вперед меч, который (удивительно!) не превратился в камень. Ее каменные крылья уже давно начали крошиться и сейчас медленно осыпались, превращаясь в ничто. Ринэль сглотнула и посмотрела на золотистый меч, тускло блестящий в солнечных лучах. Что это за меч?



- Ринэль? – телохранители присели перед принцессой, взяв ее за обе руки, и тревожно заглянули в глаза.

- Что здесь произошло? – глухо спросила девушка, мозоля взглядом землю. Она чувствовала, как по ее щекам, не переставая, бегут горькие слезы. – Что это за статуи?

- Это… не статуи, - голос Астрелиана дрогнул, и Дар сильно стиснул руку подопечной. – Это сильтарины, навсегда запертые в толще камня.

- Что!? – Ринэль резко обернулась к эльфу, и светлый отшатнулся от девушки, увидев грозную буря в ее удивительных глазах. Ему даже не секунду стало страшно потеряться в бушующей черноте, и эльф отвел взгляд.

- Это сделали падшие. Никто не сможет спасти живое существо, если оно попадет под проклятие падшего сильтарина. Его тело превращается в камень, а душа навеки застревает в нем, без права перевоплощения.

- Но… как же? – слезы снова заструились по щекам, и хрустальными капельками закапали на землю. – Как же так? Неужели нечего нельзя сделать?

Ринэль не видела, но почувствовала, как Астрелиан покачал головой, а Дар поджал губы.

- Нет, госпожа. Многие маги пытались разрушить проклятие, но оно необратимо. Ничего нельзя с этим поделать. Теперь это просто статуи.

- Это не просто статуи! – воскликнула девушка, поражаясь своей вспышке. Раньше она не наблюдала за собой подобных истерик, а что же случилось сейчас? Возможно, это ее родина так влияет на сильтарина. – Это сильтарины! Мои… предки!

- Ринэль, не плачь, - темный аккуратно притянул принцессу к себе, поглаживая по серебристым волосам. – Это было давно, а ты живешь сейчас. Помнишь, зачем приехала в этот город?

Сильтарин кивнула, глядя в пространство.

- Вот поэтому прекращаем плакать и успокаиваемся. Пора бы найти место для ночлега и осмотреться.

Вытерев слезы, принцесса поднялась на ноги и еще раз внимательно оглядела разруху.

- Зачем они это сделали? – тихо спросила она, прижимая уши к голове.

- Падшие? Никто не знает, что происходит с сильтаринами, но в какой-то момент, когда крылатые отчаиваются, понимая, что мир для них рухнул, и ничего нельзя сделать, они изменяются. Их сознание исчезает, покрываясь темнотой. Еще никто не смог вернуть сильтарина из-за этой грани, это просто невозможно. Если он ушел, то ушел навсегда.

- И что тогда?

- И тогда падшие начинают сеять хаос, разрушая все на своем пути.

- Их убивают, да? – девушка прикусила губу.

- Да, Ринэль, убивают, но для этого платят слишком большую цену. Многие погибают в погоне за падшими.

- Какой кошмар! – Ринэль зажала рот ладонями и замотала головой из стороны в сторону. – Почему так?!

- Никто не знает, Ринэль. Пожалуйста, держи себе в руках, - строго приказал Дар, и принцесса всхлипнула.

Опустив глаза вниз, девушка несколько раз глубоко вздохнула и тоскливо огляделась. Разве это город сильтаринов? Почему он такой темный, мрачный и разрушенный? Здесь же жили легендарные сильтарины! Этот город должен быть наполнен светом и красотой, даже если здесь никто и не живет. Не дело это, совсем не дело!

Поднявшись с земли, Ринэль вцепилась в локоть Дариэля.

- А можно здесь что-нибудь изменить?

- Что именно? – зеленые глаза грустно поглядели на подопечную.

- Все! Отстроить дома, убрать мусор… эти статуи.

- Нет, Ринэль, - Дар покачал головой. – Никто и никогда не притронется к этому городу. Слишком много печали от ухода сильтаринов, а отстроенный город будет лишь напоминать о счастливых днях. Если крылатые вернутся, они все исправят. Их магия легко творит чудеса.

Принцесса грустно поджала губы и оглядела разруху. Как раньше блистал этот город! И что от него осталось сейчас. Душа сильтарина в девушке рыдала кровавыми слезами.

Обернув крылья вокруг себя в защитном жесте, Ринэль направилась за телохранителями, подыскивающими место для ночлега. Каждый разрушенный дом, каждая пустынная улочка наводили уныние и грусть, а пустые окна смотрели на идущих со скрытой враждебностью. Здесь было очень тихо, только звуки шагов разносились во все стороны и подхватывались эхом.

- Где остановимся? – поежился темный эльф, и одно его ухо незаметно дернулось.

- С точки зрения безопасности лучше расположиться вон в том проулке, где улицы образуют уютную площадку, - безэмоционально проговорил светлый, оглядывая пространство прищуренным синим взглядом.

- А, может, на крыше? – встряла принцесса, оглядывая неприветливый проулок.

- Где ты здесь видишь хоть одну целую крышу? – насмешливо поинтересовался Дар, и Ринэль указала рукой на виднеющийся вдали замок.

- Да ты с ума сошла! – весело воскликнул Дариэль. – Это ж дух знает где! Да и откуда мы знаем, возможно, что и та крыша разрушена.

Ринэль отрицательно мотнула головой, почему-то все ее ощущения говорили, что крыша – идеальный вариант. Эльфы переглянулись между собой и тоскливо вздохнули, представляя, сколько придется идти до дворца. Сильтаринам раньше было легче – раз, и долетели!

Но все-таки они справились и довольно быстро дошли до самого высокого здания города, уцелевший шпиль которого (вот же удивительно!) пронзал небо, потонув в серых облаках. Ринэль подняла голову и посмотрела вверх туда, где тускло блестел кончик шпиля. Неожиданно, что-то странное поднялось в душе, и сердце екнуло, заставив девушку хрипловато проговорить:

- Я сейчас проверю!

И она взлетела, резко взмахнув крыльями и поднимая столбы пыли. Невзирая на крики телохранителей, сильтарин летела вверх, и впервые за многие тысячелетия город наполнился гулкими хлопками крыльев. Ринэль летела быстро, стремительно, словно боялась, что окружающая действительность пропадет, поэтому за считанные мгновения оказалась у высшей точки и огляделась. Вокруг простирался мертвый город. С высоты он казался еще ужаснее, и вся тоска разом нахлынула на принцессу, стремясь через воздух передать всю боль и страдания крылатого народа. Сильтарин задохнулась, схватилась за грудь и до боли зажмурила глаза, изредка смаргивая выступившие слезы. Боль веков не отпускала, она сильнее поглощала в себя сильтарина, и крылья стали тяжелее и реже взмахивать, едва удерживая девушку на высоте.

Принцесса подтянула колени к животу, желая избавиться от тоски города, но та лишь сильнее набросилась на единственного потомка, желая передать ей все. В какой-то момент девушка подумала, что больше не выдержит, но все отступило, перед глазами прояснилось, и сильтарин смогла расслабиться. Когда все эмоции утихли, крылатая смогла посмотреть на город другими глазами, полными глубокой грусти и сожаления о том, что она ничего не может сделать.

«Хотя… - неожиданно мелькнула мысль. – Почему, не могу? Могу и сделаю! Я найду сильтаринов и сделаю все, чтобы этот город снова засверкал своей удивительной красотой!».

Эта мысль невероятно воодушевила Ринэль, и принцесса глубоко вздохнула, решив все-таки осмотреть крышку, которая очень неплохо сохранилась, только в редких местах покрытие обвалилось. Решив, что на этом здании можно переночевать, девушка бросила вниз маленькую искорку, рассыпавшуюся перед телохранителями красивым фейерверком.

- Ринэль! – укоризненно проговорил темный, когда оба эльфа забрались на крышу. – Ну нельзя же так делать. А если бы с тобой что-то случилось?

- Со мной не могло ничего случиться, - слукавила принцесса, умолчав про вспышку боли и тоски. – Здесь нет ни одной живой души.

- Зато здесь полно старых, полуразваленных зданий, - все еще недовольно пробурчал темный. – Эх, ладно, что с тобой разговаривать.

Ринэль улыбнулась и хитро прищурила космические глаза.

- Вот и правильно!

С самой высокой точки было невероятно интересно рассматривать удивительный город. Если бы не разрушенный вид, то можно было бы узнать очень много всего невероятного, но принцессе приходилось только догадываться, что и как здесь располагалось. Разместившись на крыше поудобнее, сильтарин обернулась крыльями и с легкой грустинкой наблюдала за закатом, который придавал городу еще более зловещий облик. Принцесса поежилась от холодного ветра и задумчиво покосилась на телохранителей, безмятежно созерцающих Светлый город.

«Как бы мне хотелось узнать все тайны этого города! – крикнула в душе Ринэль. – Я чувствую, я знаю, что тут много неизведанного! Но никто даже не догадывается, чем обладали сильтарины. Как жаль, что я не могу окунуться в эти тайны!», - огорченно понурив голову, принцесса посмотрела вниз, где дома постепенно начинали тонуть в сумраке.

- Грустишь? – в яркой вспышке огненных искр появился Гио, вальяжно развалившись прямо в воздухе. – А смысл?

- И тебе привет, - поморщившись, отозвалась Ринэль. – Ты как всегда сама вежливость.

Огненный расхохотался, взметнув столб искр со своих волос, и проговорил:

- А ты как всегда сама искренность.

- А что? – черная бровь надменно взлетела вверх.

- Да ничего, - самодовольно усмехнулся Гио.

- И что ты тут делаешь?

- Тебя пришел навестить. А что, нельзя? Или ты хотела потосковать? Ну, извиняй тогда, - ехидно проговорил Бог.

- Вредина, - не осталась в долгу принцесса и снова уперлась взглядом в город.

- У-у-у-у, как все запущено-то, - поцокал языком Гио. – Эй, очнись!

- Не мешай, - отмахнулась Ринэль. – Я город рассматриваю.

- Это было давно, - с намеком сообщил Бог.

- А то я не знала!

- Это не твои эмоции, - со знанием дела сказал Гио. – Город навевает тоску, да? Это он пытается поделиться с тобой своим горем. Грусть так и летает в воздухе.

Сильтарин промолчала, лишь опустила нос в пушистые перья.



Глава 26

Сон

Последние искры вспыхивали на углях, вокруг стояла оглушительная тишина, нарушаемая только скрежетом металла по точилу – светлый полировал свой меч. Сильтарин задумчиво смотрела на догорающий костер и грустила, не зная, чем заняться. Гио давно ушел, испарившись в россыпи искр, а телохранители не решались нарушить загробное молчание.

Взглянув на темное небо, покрытое россыпями неизвестных созвездий, Ринэль усмехнулась себе под нос и повела крыльями.

«Ладно, чего это я, - подумала девушка. – Все это было давно, а я вообще не из этого мира. Отставить грусть! Пойду я спать что ли, все равно заняться нечем».

Приняв такое решение, принцесса зашевелилась, растягиваясь по магическому спальному мешку, согревающему в любую погоду, и пробормотала:

- Ребят, я буду спать, спокойной ночи.

В ответ раздались похожие пожелания, и девушка облегченно прикрыла глаза, отдаваясь на волю снам.

***

Марииль эрд Листир с легкой улыбкой смотрел из окна на простирающийся внизу город. Красиво, светло, празднично… Так было всегда в Светлом городе, и никто не знал бед. Выйдя на балкон, Повелитель посмотрел вниз, где резвилась стайка маленьких сильтаринов, и солнечные зайчики игриво сверкали на белоснежных крыльях и отражались от переливающихся волос. Один из мальчишек поднял голову и, увидев Повелителя, радостно помахал ладошкой, привлекая внимание остальных. И вот уже все дети радостно подпрыгивали в воздухе, красуясь перед своим господином. Марииль тепло улыбнулся и махнул детям в ответ, из-за чего воздух прорезал счастливый писк, и стайка довольно улетела дальше, резвясь в воздушных потоках.

Сильтарин покачал головой, вспоминая, как когда-то сам точно так же играл с ровесниками, но это было так давно… Что уж говорить? Остались только радужные воспоминания.

Еще раз взглянув на город, Повелитель улыбнулся своим мыслям, наслаждаясь белыми и стихийными зданиями, покрытыми зеленью улочками и жизнерадостными сильтаринами, порхающими то тут, то там. Тепло, ярко, радужно.

Мысли Повелителя снова свернули не в ту сторону, возвращаясь к воспоминаниям, и Марииль хмыкнул себе под нос, запустив руку в ярко белые с зелеными прядями волосы. О, волосы… Они были самыми необычными среди всего народа сильтаринов. Кто еще мог похвастаться столь необычным сочетанием? Белый и зеленый… но это настолько симметрично смотрелось, что никто даже подумать не мог, что это могло быть уродством.

Вернувшись за стол, Марииль задумчиво посмотрел на лежащие перед ним стопки документов, с которыми уже сегодня надо было разобраться. Совершенно неожиданно мелькнула шальная мыль – а не кинуть ли сегодня это дело? Как раньше. Как в молодости, когда с ним еще был его дорогой друг. Эта мысль настолько захватила Повелителя, что он подскочил, едва не сшибя стул, и стремительно прошел на балкон, распахнув крылья во всю ширь. Ветер тут же заиграл с перьями, выдувая их из своего укрытия, и надул крылья как паруса. Сильтарин закинул голову вверх и прикрыл глаза, наслаждаясь приятной прохладой, а потом резко и быстро оттолкнулся крыльями от воздуха, взмывая в небеса. Ветер ловко подхватил тонкокостное тело сильтарина и, подчиняясь воле небесного хозяина, понес его высоко вверх, где заканчивались облака и перекрывался доступ кислорода. Марииль уже был там, в той черной мгле, в которой очень сложно передвигаться. Там нет воздуха, там нечем дышать, но сильтарины не были бы сильтаринами, если бы не научились выживать там, где не может выжить ни одно живое существо. И Повелитель летал среди звезд, плавал в газовых облаках, играл наперегонки с кометами. Ему очень нравился космос, но время там шло по-другому. Казалось, ты побыл там всего ничего, но на планете прошло уже несколько часов. Ох, уж это обманное чувство! Но, даже не смотря на это, Марииль очень любил космос и наслаждался своими редкими, но запоминающимися полетами.

Повелитель летел ровно, распластав крылья в разные стороны, а под ним медленно исчезал город, постепенно погружаясь в редкие облачка. Точнее, это он прорвался за туманную пелену, перекрыв обзор и вырвавшись к солнечным лучам. Прикрыв глаза рукой, сильтарин хитро усмехнулся и звонко засвистел незатейливую мелодию. Марииль очень любил свистеть, и это получалось у него потрясающе! Стоило только сложить губы трубочкой, как вырывался мелодичный, потрясающий и переливчатый свист.

Внезапно за спиной послышались тихие хлопки, и сильтарин обернулся, с интересом посмотрев на неизвестного, подлетевшего к нему очень и очень тихо. Это, несомненно, был сильтарин, у кого еще есть такие прекрасные белые крылья? Но он был необычный… как и сам Повелитель. Кроваво-красные волосы, светящиеся странным светом синие глаза, волевое лицо и аромат грозы… Грозы!

- Ты? – Повелитель недоверчиво подался вперед, вглядываясь в лицо другу, которого он давно посчитал погибшим.

- Я. Не ожидал? – голос красноволосого был хриплый, каркающий, и это окончательно развеяло все сомнения.

- Не ожидал, - признался Марииль, складывая руки на груди. Не смотря на то, что ему до безумия хотелось обнять вновь обретенного друга, он не стал этого делать. Помнил еще, что тот не любит несдержанности в эмоциях. – Как ты выжил?

- Сам удивлюсь, если честно, - Тарн часто хлопал крыльями, удерживаясь в воздухе. – Но все-таки выжил.

- А рассказать не хочешь? – Повелитель выгнул белоснежную бровь, но красноволосый лишь жестко усмехнулся.

- Нет. И никогда не расскажу.

- Что так? – Марииль задумчиво склонил голову на бок, довольно смотря на друга, который совершенно не изменился после того случая, когда на них напали темные колдуны, охотясь за редкой кровью сильтаринов.

- Ты же знаешь, я не люблю распространяться о своей жизни. Даже тебе.

- Хорошо, - Повелитель кивнул и подлетел к другу, протянув ладонь. – Я очень рад, что ты выжил!

- А уж я-то как рад, - крылатый снова усмехнулся жесткой ухмылкой и пожал протянутую руку. – Ну, что у нас изменилось?

- Ничего, - Марииль качнул головой. – Дети подрастают, безобразничают, учатся…

- А сам как? – красноволосый хитро прищурился. – Не нашел еще ту «единственную»? – это он напоминал про откровения Повелителя, который однажды признался, что женится только на своей единственной любви, но никогда не возьмет никого в жены по расчету.

- Нет, - Повелитель хмыкнул, подняв глаза к небу. – Как же я без тебя найду кого? Ты ж пообещал проверять каждую, кто окажется рядом со мной.

Друзья рассмеялись и дружно нырнули вниз, стремясь оказаться в городе как можно быстрее, чтобы каждый знал, что лучший друг Повелителя выжил и вернулся, чтобы продолжать нести свою верную службу.

***

Сильтарин заворочалась во сне, повернулась на другой бок и наморщила лоб. Мертвый город внимательно наблюдал за его единственным потомком, насылая разные сны. Он хотел быть возрожденным, он мечтал, чтобы крылатые снова поселились в заброшенным домах. Он хотел, чтобы каждая улица снова наполнилась смехом и весельем, поэтому насылал воспоминания о былых временах. Вот и сейчас город вытаскивал из своей памяти новое воспоминание…

***

Сегодня был удивительный день, и все жители города с волнением выстраивались в длинные очереди у Храма Предсказаний. Оракулы – те, кто могут предсказывать будущее, и сегодня у них будет трудный день, так как весь город в этот праздник хочет узнать о своем будущем. Дар Оракулов очень тяжел для них самих – очень сложно видеть судьбы остальных и оставаться беспристрастными. А ведь предсказания не всегда бывают хорошими!

Оракулы всю свою жизнь проводят в Храме, отдыхая в Садах и наслаждаясь тишиной и покоем. У них есть все, что они хотят, но нет свободы, который обладает любой житель города. Оракулы всегда заперты в своей золотой клетке, и они никогда не смогут ее покинуть. Но многих это устраивают, и они наслаждаются жизнью, изредка проскальзывая в видения и рассматривая Нити Судьбы.

Ая – Оракул. Молодой, но очень перспективный Оракул. С самого детства девочка проваливалась в «дыры воспоминаний» и просматривала жизни остальных. Это было тяжело, очень тяжело, но девушка привыкла. С каждый годом она совершенствовала свой Дар, пока не научилась полностью управлять им, и теперь очень редко вынужденно ходила в тонкие миры, где можно было прочесть Судьбу.

Сейчас она сидела около огромного водопада, находившегося на территории Храма, и медитировала. Ее мысли блуждали далеко впереди и текли медленно как речная вода. Медитация всегда успокаивала и приносила радость на весь день, поэтому каждое утро девушка приходила к этому водопаду, чтобы зарядиться энергией. Так было и сегодня. Когда все желающие узнать свою судьбу закончились, Оракул отправилась к водопаду, сев на изумрудную травку и счастливо посмотрев в небо. Как же ей иногда хочется вырвать за пределы Храма и полетать вдоволь! Но нельзя…

Огорченно наморщив носик, сильтарин приоткрыла глаза, подтянув белоснежные крылья к груди. Сегодня она видела много судеб, и многие их них были печальны. Ая всегда хотела помочь несчастным, но законы Оракулов запрещали это. Мотнув головой, девушка растянулась на травке, наблюдая, как вода с шумом падает вниз, оказывая ближайшие кустики брызгами.

Судьба Оракулов тяжела, ведь никто из них не имеет права на любовь. Никто… и Ая обречена на вечное подчинение Судьбе, пока ее Дар не покинет ее тело. Как грустно и обидно, но это жизнь. А ведь даже в дни, когда сильтарины выделяют феромоны, Оракулы вынуждены проводить время в Храме. Они не могут выйти отсюда, и никто не может им помочь. Никто не знает, почему так, но и не пытаются облегчить такую Судьбу. Ая до сих пор помнила тот прошлый раз, когда она на все была готова, лишь бы избавиться от сводящего с ума желания. Как это было страшно и прекрасно одновременно! Но как же тяжело…

Снова поморщившись, девушка перевернулась на живот, продолжая разглядывать сверкающий водопад. На Оракуле была надета легкая полупрозрачная накидка (а кого стеснять в садах Храма? Мужчин здесь нет), едва скрывающая хрупкое тело, и каждое прикосновения ветра или травы приносило несказанное удовольствие.

Потянувшись, Ая собралась было уже уйти в беседку, как за спиной раздался едва слышимый шум, и девушка стремительно обернулась, с удивлением увидев коротковолосого паренька.

«Коротковолосого?», - это настолько шокировало девушку, что Оракул застыла на месте, не зная, что предпринять. С одной стороны ей требовалось бы сдать немедленно парня страже, а с другой ей просто стало жалко его. Ая даже не сразу вспомнила про свой наряд, а вот парень заметил и даже оценил, заинтересованно пройдясь по всем изгибам женского тела. Сильтарин покраснела и стремительно завернулась в крылья, гневно сверкнув глазами.

- Ты кто?! Что ты забыл в Храме?

Парень мило улыбнулся, продемонстрировав забавные ямочки.

- Упал, - вот и все, что он сказал.

- Упал? – Ая недоуменно приподняла брови, с еще большим интересом разглядывая незнакомца.

«Волосы короткие, да еще и упал», - подумала она.

Девушка видела мужчин только на Предсказаниях, а вот так она общалась с парнем впервые, поэтому ей нестерпимо захотелось узнать побольше, и она не стала звать стражу, позволив крылатому сесть возле нее.

- Чего ты хочешь?

- Не знаю, - парень снова улыбнулся. – Я – Ян. Предскажешь что-нибудь мне?

Ая согласилась и прикрыла глаза. Ей никогда не казалось сложным выходить в тонкие миры, как иногда бывает у слабых Оракулов, поэтому сильтарин довольно быстро зацепилась за Нить Судьбы Яна и нырнула в его Судьбу. Перед ее глазами открылась странная картина: далеко-далеко расстилалось огромное поле, покрытое синими васильками, а среди травы лежали двое. Девушку она не смогла разглядеть из-за нависающего над ней парня, который, несомненно, был Яном, но в этой ситуации она не увидела насилия и выскользнула.

- У тебя будет девушка, - с легкой улыбкой сожаления проговорила Ая, загрустив. А вот у нее никогда не будет парня, она никогда не познает любовь. Как это печально.

- А почему так грустно? – удивился Ян. – Ой, прости, я не подумал, - резко проговорил парень, когда понял, что именно сказал, но Ая лишь покачала головой, говоря, что все в порядке.

- Ничего, - Оракул улыбнулась. – Тебе помочь выйти?

- А можно… немного посидеть с тобой? – неожиданно попросил парень и мило покраснел, заставив Оракула рассмеяться.

- Можно. А не боишься, что тебя поймают? – девушка лукаво улыбнулась и наклонила голову набок, из-за чего ее длинные рыжие волосы рассыпались по траве.

- Не-а! Не боюсь! – Ян хитро подмигнул Ае и мотнул своими короткими волосами. Черными! Как у падших…

- Зря, - проговорила девушка, рассматривая парня. – Если тебя поймаю, то будет очень плохо.

- Здесь очень уединенное место, - фыркнул черноволосый. – Если меня и поймают, то только потому, что ты меня выдала! Ты же меня не выдаешь? – черные глаза смотрели прямо в душу, и неожиданно для себя Ая покраснела, распластав крылья по траве, и не сразу поняла, что снова раскрылась.

Взгляд парня моментально оказался прилеплен к телу девушки, и Ая стремительно накрылась крыльями.

- Ян! – угрожающе воскликнула она, и тот расхохотался схватившись за живот.

- Что? – смеясь, выдавил тот, и Оракул фыркнула.

Этот парень вызывал у нее странные чувства. Ей было очень приятно рядом с ним, словно от него шло тепло. И это немного пугало девушку.

Она не должна влюбляться!

Иначе будет обречена на одиночество…

- Эй, о чем задумалась? – Ян подполз к девушке и повертел ладонью перед ее лицом, привлекая внимание. – Не спи!

- Да не сплю я, - улыбнулась Оракул, откидывая голову назад.

Придется ей все-таки переодеться, не ходить же голой перед Яном? Но… у нее нет полностью закрытых вещей. Самая закрытая – полупрозрачное платье, едва скрывающее грудь и бедра. Ну да ладно, это лучше, чем ничего. Прикрыв глаза, Ая воспроизвела вещь перед глазами и позвала ее мысленными щупальцами, и та вскоре была надета на тело.

- О, - сильтарин заинтересованно смерил платье взглядом и щелкнул язычком. – Интересный прикид!

Ая довольно покраснела и подвернула ноги под себя, устраиваясь поудобнее.

Через несколько часов Ян ушел, оставив девушку довольно смотреть в пространство, но, уходя, парень пробормотал:

- Ты не против, если я завтра тебя навещу?

- А как ты сюда попадешь? – удивленно уточнила девушка.

- Я найду способ, - парень расплылся в улыбке. – Так можно?

- Можно.

И он ушел, а Ая смущенно глядела ему вслед. И он, действительно, появился на следующий день, возникнув возле водопада, словно из ниоткуда.

- Привет! – черные глаза улыбались.

- Привет, - улыбнулась и девушка, позволяя парню присесть рядом.

- Ну, как ты тут?

- Хорошо, а ты? – Ян рассмеялся, и Ая удивленно на него покосилась. – Ты чего смеешься?

- Нет, нет, ничего, - пробормотал парень, вытирая заслезившиеся от смеха глаза. – Просто смешно.

Оракул тоже улыбнулась и откинулась спиной на траву. Сегодня небо поражало абсолютной чистотой без единого облачка, и ей больше обычного захотелось взлететь.

- Чего грустишь? – Ян перевернулся на бок и заинтересованно посмотрел на девушку.

- Ничего, просто так хочется иногда взмыть в небо…

- А вам нельзя? – черные глаза сочувствующе погрустнели.

- Нельзя… но так хочется!

- Неужели ты не можешь нарушить запрет? – Ян перестал грустить и лукаво прищурился.

- Конечно, не могу! – даже возмутилась Ая, гневно глядя на нарушителя еще одного запрета. – Нам нельзя!

- Глупо, - ответил Ян и посмотрел на небо. – Даже если ты и Оракул, то это не значит, что надо во всем себе отказывать. Кто, вообще, придумал эти правила?

- Это давно заведено, - буркнула себе под нос Ая, завивая рыжий локон вокруг пальца. – И не мне их оспаривать!

- Ой, да ладно тебе!

Парень заливисто расхохотался, и девушка тоже не удержалась от смеха.

С тех пор они виделись каждый день. Ежедневно Ян приходил проведать одинокого Оракула, и они говорили до последней минуты, стараясь успеть сказать как можно больше, но даже этого им было мало. Ян постоянно рассказывал, как красиво за стенами Храма, как невероятен полет, как прекрасен космос, как удивительны праздники, и Ая грустила, но никогда этого не показывала, всегда смеясь и веселясь. А потом, когда ее новый друг уходил, девушка замыкалась в себе и огорченно смотрела в небо, представляя, как она могла бы жить полной жизнью, если бы не ее Дар. Иногда ей даже хотелось проклясть его.

Так проходи дни, но каждый день они виделись и подолгу болтали. Сменялись дни, месяцы, наступила зима, и Ая больше не могла выходить из Храма, так как смотрительницы опасались, что Оракулы заболеют, поэтому девушка долго-долго сидела около окна, глядя на серебристые деревья, кусты и траву. Ей было одиноко и грустно, она тосковала по своему другу и понимала, что она… влюбилась. Это было хуже всего, ей же нельзя влюбляться. Но девушка все равно вспоминала его звонкий голос, черные глаза и волосы, его улыбку, его слова… Ей было так плохо из-за разлуки, что ночами она иногда плакала в подушку, не в силах ничего изменить. Ая ждала тепла…

Но зима была долгая, а ночи длинные. Оракул каждую холодную ночь наблюдала за звездами и бессильно глядела в пустоту. Что ей теперь делать? Часто задавала она этот вопрос звездам, но те только мигали и не желали отвечать, а любовь росла и крепка, сжигая девушку изнутри, заставляя ее плакать все отчаяннее. Что может быть хуже для сильтарина, чем влюбленность? Любовь – это навсегда, и ей нельзя было влюбляться. Сколько раз она сожалела, что не сдала Яна страже, и сколько раз тут же мотала головой, радуясь, что этого не сделала.

А время шло, и Ая уже почти смирилась со своей закончившейся жизнью, как однажды ночью в окно ее спальни постучали. Сначала девушка испугалась, но, стоило ей увидеть посетителя, как еле сдержалась, чтобы не кинуться ему на шею. Это был Ян.

- Ян! – ахнула Оракул, когда парень пробрался к ней в спальню, запорошив ковер серебристым снегом. – Ты как здесь?..

- Упал, - со смешком проговорил тот, вспоминая их знакомство, и они вместе рассмеялись, радуясь встрече.

- А если честно? – отсмеявшись, спросила Ая, чувствуя, как ее сердце сжимается. Дурочка! Что же ты делаешь? – Как ты сюда попал?

- Соскучился, - парень улыбнулся, поведя крыльями. – Так давно не виделись, вот и не удержался. А в Храм проник как обычно, но тебе не расскажу! – и показал язык.

- Вот же вредина, - хихикнула Оракул, ласково глядя на друга, и еще тише добавила. – Я тоже по тебе соскучилась. Сильно, сильно.

Девушка не знала, что внезапно увидел в ее глазах Ян, но он неожиданно подался вперед и заключил ее в объятия, прошептав прямо в длинное ушко:

- Предскажешь мне судьбу?

Ая густо покраснела, шевеля ушами, и пробормотала:

- Д-да…

Тихие миры легко развернулись перед ее разумом, и Оракул зацепилась за нужную ей нить, но увидела новую картину со счастливой парой, и ее сердце сжалось от боли. Вынырнув из картины, девушка насильно улыбнулась и пересказала увиденное, но Ян различил ее грусть.

- Что случилось?

- Нет, нет, ничего, - тут же отозвалась крылатая, мотнув головой. – Просто устала.

- Ты? – черные глаза насмешливо прищурились. – Не верю! Так что случилось?

Ае до дрожи не хотелось признаваться в своих чувствах, поэтому просто пожала плечами и ответила:

- Зима. Хочу тепла и солнца.

- Ну, да… в последнее время слишком холодно, - согласился Ян, задумчиво изучая лицо девушки. – Но что-то я тебе не верю. А ну, признавайся!

И он начал ее щекотать. Оракул расхохоталась, пытаясь увернуться от щекотливых прикосновений, и случайно слишком сильно навалилась на друга, заваливая того вперед. Они упали на пол, и Ая покраснела, глядя на распростертого внизу сильтарина.

- Ну, вот. Ты улыбаешься, - усмехнулся друг и протянул ладонь, погладив девушку по лицу. Оракул вздрогнула, ее сердце часто-часто забилось, и девушка отстранилась.

- Не надо… - тихо проговорила она, не глядя на парня. – Не делай так.

- Почему? – друг удивился, наклонив голову набок. – Что такого?

- Просто… Оракулам нельзя…

- Что нельзя? – мельком взглянув на Яна, Ая заметила его нехорошо прищуренный взгляд. – Что тебе нельзя? Влюбляться?

Девушка побледнела, отшатнувшись от парня. Замотав головой, она быстро-быстро запричитала:

- Нет, нет! Ты не так понял! Все не так…

- А как? – черноглазый усмехнулся. – Только не говори, что это неправда.

- Это… не так…

- Да-а-а? – Ян подался вперед и нагнулся над Оракулом, глядящим на него испуганными глазами. – Давай сбежим?

Неожиданное предложение выбило девушку из колеи, и она удивленно округлила глаза.

- Что? – непонимающе прошептала та.

- Сбежим. Вместе, - черные глаза смотрели внимательно, прямо в душу.

- Я не могу, я Оракул!

- Ты – сильтарин! И это главное. Почему ты должна находиться в этом Храме? Почему все остальные могут жить полной жизнью, а ты должна прозябать в одиночестве? Я тоже люблю тебя, Ая! Давай, сбежим? Пожалуйста…

Крылатая смотрела на своего друга квадратными глазами и не могла поверить в услышанное. Сбежать? Она даже не задумывалась об этом никогда. Как можно сбежать? Как можно бросить народ сильтаринов и свои обязанности? Это же невозможно! Но сердце предательски трепетало, а на скулах расцветал неуверенный румянец. Ая боролась сама с собой, но ее любовь заставляла пересмотреть приоритеты.

- Я… не знаю, - девушка скрыла лицо за рыжими волосами и прикусила губу.

- Зато я знаю! – парень подался вперед и обхватил лицо девушки ладонями, заставляя взглянуть на себя. – Давай же! Соглашайся!

- Но нас будут искать…

- Будут, - согласился Ян. – Но никто не найдет. Я знаю одно место, о котором не знает больше никто. Просто скажи «да», и все изменится. Пожалуйста!

Их лица были так близко друг от друга, что до Аи долетал приятный аромат неизвестных цветов, исходивший от ее любимого. Заглянув в его черные глаза, девушка непослушными губами шепнула, пугаясь своих слов:

- Да…

И Ян поцеловал ее. Так нежно, мягко, трепещуще, и сердце часто забилось, едва не разрываясь от счастья. А перед глазами Оракула расцветала еще одна картина: скала, внизу бушует море, а на самом краю сидят двое, но их невозможно разглядеть из-за ярких лучей заходящего солнца. Но Ая была уверена – рядом с девушкой сидел именно Ян! Неожиданно, парень отодвинулся на миллиметр, и яркий лучик осветил огненную прядь девушки, сидящей рядом с ней. Это была Ая! И она сделала правильный выбор!

***

Резко подскочив на месте, Ринэль недоуменно посмотрела в пространство, пытаясь уцепиться за остатки ускользающего сна. Но он уходил и таял, и принцесса безнадежно пыталась зацепиться за испаряющийся воспоминания, но так и не поймала. Сон забылся, так и не дав в себе толком разобраться. Помотав головой, сильтарин пробурчала, глядя на восход солнца:

- Приснится же такое…



Глава 27

Полдела сделано?

- А теперь смотрим сюда, - наставительно проговорил Гириэль, прохаживаясь вдоль стола, за которым сидела Ринэль и тщательно записывала за своим учителем. – Заклинание выносливости не такое сложное, как может показаться с первого раза. Надо лишь проделать один хитрый прием, и нити легко сложатся в один рисунок. Смотрите!

Эльфийский маг сложил пальцы в интересном жесте, и сильтарин поспешно переключила зрение, чтобы рассмотреть процесс приготовления заклинания. Если со стороны казалось, будто руки мага засветились призрачным, синим цветом, то с помощью магического зрения, можно было увидеть, как пальцы ловко схватывают тонкие нити и сплетают их в причудливый рисунок. Когда последняя нить оказалась на своем месте, Гириэль замкнул плетение и наполнил его энергией.

- Вся сложность таится именно в этой закорючке, - тем временем продолжил объяснять маг. – Но ее на самом деле очень легко сделать! Смотрите, берем нить, завиваем кончик спиралью, а затем резко сжимаем ее и заводим конец в образовавшееся «ушко». Все понятно?

Ринэль не слишком уверено кивнула, тревожно рассматривая плетение, но все-таки вздохнула и попробовала повторить. Получилось, конечно, далеко не с первого раза, но ведь получилось?

После занятий магии принцесса вернулась в башню и вышла на балкон, любуясь красивым закатом. Вчера вечером она с телохранителями вернулась в Светлый лес и некоторое время пугала эльфов задумчивым лицом, из-за чего все нервничали и не знали, чего ожидать от девушки. Но на следующий день она отошла и настроение вновь вернулось, осветив космические глаза улыбкой.

- Ринэль, ты тут? – где-то в глубине покоев раздался неуверенный голос Сириэль, и сильтарин радостно воскликнула:

- Я здесь! Иди сюда.

Полукровка тут же оказалась рядом и поежилась, поглядев с балкона вниз.

- Ну, как ты? – с намеком спросила Ринэль, облокачиваясь на перила, и эльфийка восторженно запричитала:

- Ох, Ринэль! Я никогда не думала, что буду такой счастливой! Астиринэль одаривает меня таким вниманием! – при упоминании имени Повелителя, принцесса удивленно дернула ухом, но ничего не сказала, боясь сбить настрой, но довольно хмыкнула про себя. Прогресс! – Он постоянно смотрит на меня, разговаривает со мной, даже некоторые придворные перестали на меня коситься так презрительно! И мы часто гуляем! Астиринэль вечером приглашал меня на прогулку, и мы долго-долго гуляли. Ох, Ринэль, я так счастлива!

- Я очень за тебя рада, - улыбнулась принцесса, едва не жмурясь от удовольствия. Все ведь получается! И если все пойдет по плану, то Повелитель женится на полукровке!

Но сердце почему-то царапнула подозрительная мыслишка – а зачем умному и красивому Повелителю такая скромная полукровка? Нет, что вы, принцесса совершенно не считала Сирию недостойной чего-либо из-за ее крови, но все-таки достаточно изучила этот мир, чтобы делать выводы. И все-таки, зачем?

«А, ладно! Подумаю об этом потом!», - решительно проговорила про себя сильтарин и развернула крылья на всю ширину, наслаждаясь прикосновениями холодного ветра.

- Хорошо-то как… - умиротворено улыбнулась девушка. – Какой хороший сегодня вечер!

- Да, потрясающий, - смущенно согласилась полукровка, радуя розовыми щечками. - А чем ты планируешь заняться? До ужина?

- Даже не зна-а-а-аю, - мечтательно протянула принцесса. – Может, Рафаэля пойти потискать? Наверное, опять где-то валяется. Или Астрелиана потормошить?

«Стоп, - неожиданно удивилась девушка самой себе, прислушиваясь к ощущениям. – А с каких это пор я начала так спокойно себя чувствовать в компании мужчин? Ведь еще несколько месяцев назад, на Земле, я даже представить себе не могла, что смогу так непринужденно болтать с парнями и смеяться в их компании. Не понятно… А тут все так легко и спокойно, словно это не мужчины, а просто близкие люди. И меня к ним очень тянет, как… к источнику тепла?».

Совсем запутавшись в себе, сильтарин недовольно дернула ухом, но продолжила размышлять.

«То, что я легко общаюсь с телохранителями – понятно. Они же мои телохранителя, все время рядом. Дар – веселый, Астрелиан – спокойный, почти невидимый, но я ни разу (тут принцесса покраснела, вспомнив события при выделении феромонов) не смотрела на них, как на мужчин. А сейчас что тогда? Возможно ли, что мне просто не хватает тепла? Да нет! Это же бред! Я и в том мире не сильно нуждалась в подобном, но сейчас… может, я просто взрослею? Или это сильтариновская сущность переделала меня? В любом случае, почему мне так… одиноко?».

Забыв про Сирию, Ринэль обхватила себя руками за плечи и грустно посмотрела вдаль. Тепло… Да, именно его не хватало девушке. Почему-то именно в этот момент она поняла, как на самом деле одинока. Друзья? Телохранители? Поклонники? Что за чушь?! Что бы было, если бы Ринэль не была сильтарином? Да никто бы на нее даже не посмотрел. Никто, а если бы и смотрел – то только пренебрежительно. Все, что у нее имеется – есть только благодаря сильтариновской сущности. А так… сама по себе она никому не нужна. Все, кто дорожил настоящей ею – живут на Земле, но их она больше никогда не увидит. Отныне она – сильтарин, принцесса Силиринэль. Ее красота, ее происхождение, ее сила, ее необычность – все это притягивает остальных, но никто не обращает внимания на ее настоящие чувства. Принцесса веселится? Пусть, лишь бы только ей было хорошо – так все думают, но все это ненастоящее.

Покачав головой, Ринэль взглянула наверх. Родители. Ее любимые родители. Только сейчас она, наконец, осознала, как по ним скучает. По их улыбкам, словам, жестам. Ринэль безумно захотелось снова их увидеть, почувствовать их любовь и… жестко усмехнулась.

«Какая же я эгоистка, - со странным спокойствием думала принцесса. – Радовалась, развлекалась, веселилась, смеялась и плакала. Но даже ни разу не подумала, а как там мои родители? Эгоистка. Настоящая подлая эгоистка! Боже мой, как же мне сейчас за себя стыдно. Это ж надо, а? Пока не надо было, все было хорошо, даже мысли не проскользнуло, а как только понадобилось – пожалуйста».

Снова усмехнувшись, Ринэль резко взмыла в воздух, вознесшись далеко в небеса. В груди бушевали разные чувства, и в горле появился комок.

«Какая же я все-таки…», - огорченно подумала принцесса и, внезапно, резко остановилась, недоверчиво прислушиваясь. В воздухе мягко и легко поплыла приятная мелодия, будоража чувства, и принцесса с удивлением узнала песню Xandria «Eversleeping».

Задохнувшись от нахлынувших эмоций, сильтарин с каким-то безумием вслушивалась с прекрасный мотив, чувствуя, как на глаза набегают слезы.

«Вот как, - проговорила про себя Ринэль. – Точно. Как я могла забыть? То самое заклинание, которое навесил на меня Сильтарион».

Под звуки мелодии и чарующего голоса девушка успокаивалась, но сердце продолжало сжиматься, и принцесса еще более отчетливо понимала свое одиночество. Это не ее мир. Не ее. Здесь царят свои законы, а она – лишь гостья, которая по недоразумения посчитала его своим. Нет, этот мир станет для нее своим только тогда, когда рядом будет кто-то, кто сможет понять ее саму, а не внешнюю оболочку.

«А хочется тепла, - с усмешкой на губах подумала принцесса. – Или же… любви? Нет! Что за бред? Мне этого не надо! Или надо?».

Окончательно запутавшись, Ринэль обняла себе за плечи и взмыла еще выше, наслаждаясь песней и музыкой.

«А, пусть! Пусть меня никто не понимает! Пусть! Главное, что у меня есть я сама. Как-то раньше же справлялась, пока у меня не появились Сашка с Элькой? Справлялась! И сейчас справлюсь! А если что, влюблюсь, и все будет хорошо. Обитатели этого мира слишком помешаны на «люблю – значит, она моя». Так что и тепло, и ласку мне точно обеспечат».

Решительно хлопнув крыльями, принцесса взвилась над облаками, распрямив крылья на всю ширину, и улыбнулась заходящему солнцу.

«Да, именно так! Мир не мой, но будет моим! Я добьюсь этого!».

***

Тем же вечером, после ужина, Сириэль молчаливо наблюдала за танцующими парами и нервно комкала ткань красивого платья. Ее белые волосы были собраны в высокую прическу со спадающими вниз локонами около виска.

«Где же Повелитель? – думала она. – Он же сказал, что уйдет ненадолго».

Но Астиринэля все не было, и эльфийка грустно смотрела за остальными.

Внезапно, где-то сбоку раздалось неуверенное перешептывание, и Сирия недоуменно оглянулась, тут же увидев крайне раздраженного и немного взъерошенного Повелителя. Заметив девушку, тот сверкнул серыми глазами и направился к ней, отрывисто бросив:

- Потанцуешь со мной?

Полукровка смущенно кивнула и подала руку. Астиринэль мгновенно прижал эльфийку к себе и закружил по залу.

- У вас что-то случилось? – робко поинтересовалась Сириэль.

- Да… нет, - неразборчиво ответил Повелитель, взъерошив волосы около виска. – Так, небольшие проблемы.

Но Сирия не поверила ему – слишком у эльфа был усталый вид.

- Но это не опасно?

- Нет.

И опять ей показалось, что Астиринэль не договаривает, поэтому прикусила губу и промолчала, наслаждаясь танцем. Пара протанцевала еще несколько раз, а потом отошла к стене, где мужчина подал эльфийке бокал со сладким вином.

- Как тебе вечер? – между тем спросил Повелитель, и Сирия прикрыла глаза ресничками.

- Очень хороший, мой Повелитель, - скромно отозвалась она, и эльф поморщился.

- Я же просил называть меня просто по имени.

- Извините, - пискнула девушка. – А как вам вечер?

- Ну… - Астиринэль усмехнулся. – Сейчас он мне нравится намного больше, чем был до этого, - и неожиданно окинул полукровку таким плотоядным взглядом, что та покраснела и едва подавила желание отступить. Девушку окатило волной жара, и она не сразу заметила, как прекрасный эльф оказался слишком близко, интимно прошептав на острое ушко. – Но он может стать еще интереснее, не так ли? Могу ли я пригласить тебя на прогулку?

От этого шепота, полукровка еще сильнее захотела сбежать, но она не смогла даже пискнуть. От близости столь любимого мужчины закружилась голова, и девушка только кивнула, заворожено смотря в серые с серебристым отливом глаза.

Астиринэль улыбнулся, и от этой улыбки сердце Сирии ухнуло куда-то в желудок, так и поселившись там.

- Пойдем? – мужчина лукаво прищурился, и подал руку, подождав, пока Сириэль с трепетом за нее уцепится, и только тогда направился к выходу из зала.

***

- Это то, что я думаю? – с надеждой поинтересовалась у Дариэля сильтарин, рассматривая уходящую пару. Сирия едва переставляла ноги, удивленно моргая ресничками, а вот Повелитель едва не лучился от самодовольства, и на его лицо легко можно было прочитать, чем именно он хотел бы заняться.

- Наверное, да, - неуверенно проговорил темный. – Но ты не слишком-то радуйся! Если Астиринэль переспит с полукровкой, то это не значит, что он немедленно потащит ее к алтарю.

- Да знаю я! – отмахнулась принцесса. – Но ведь уже прогресс!

Темный и светлый одновременно поглядели на хитро усмехающуюся девушку и закатили глаза к потолку.

***

Сириэль тщетно старалась унять густой румянец на скулах, когда рука Повелителя неожиданно обвилась вокруг ее талии и притянула к себе. Немного испуганно глядя на Астиринэля, девушка пыталась понять - что сейчас будет? От догадок сердце то билось еще быстрее, то падало вниз, а лицо совсем начинало походить на свеклу.

Эльф же улыбался, глядя на мучения своей спутницы, и усмехался своим мыслям, которые уже давно съехали в горизонтальную плоскость. Устал он, очень устал. Кто бы подумал, что разведчики неожиданно наткнулся на слуг черных магов, затаившихся в засаде? Конечно, их обезвредили, но вот разбираться пришлось самому Повелителю. Поморщившись от воспоминаний, Астиринэль едва удержался от того, чтобы тут же не направиться в покои, но усилием воли остановил себе, желая подольше развлечься.

- Да, сегодня хороший вечер, - глубокомысленно проговорил эльф, чуть наклоняясь к эльфийке, которая тут же залилась густым румянцем. И что в ней его привлекло? Вроде, обычная полукровка, ничем не примечательная, стеснительная, краснеет постоянно, но… что-то зацепило. Может, он просто устал от подобных стерв как Алисиэль и теперь хочет чего-то спокойного и милого? Возможно, возможно…

- Удивительный вечер, - немного дрожащим голосом согласилась эльфийка.

Пара подошла к уютной беседке, скрытой от любопытных глаз густыми зарослями кустарника. Пропустив даму вперед, Повелитель зашел следом и достал непонятно откуда бутылку вина и тарелку с закусками, поставив все это на небольшой столик.

- Откуда? – удивилась Сирия, и Астиринэль хитро приложил палец к губам.

- Секрет! Но если хочешь, я потом тебе расскажу, - и сказано это было таким голосом, что полукровка опять покраснела, уткнувшись взглядом в пол.

- Хочешь чего-нибудь? – между тем уточнил Повелитель. – Здесь много вкусного.

Сириэль быстро взглянула на предложенные закуски и взяла то, что лежало ближе всего. Это оказался маленький бутербродик, намазанный каким-то интересным соусом, имеющим насыщенно синюю окраску. Астиринэль же, откупорив бутылку, разлил вино по так же непонятно откуда появившимся бокалам.

- Давай выпьем за… - эльф прищурился. – За красоту!

Бокалы звонко чокнулись, и Сирия пригубила напиток, блаженно прикрыв глаза. Вино было очень вкусным!

- Сирия, скажи, - Повелитель внезапно подался вперед и подсел к эльфийке, снова обвив ее талию рукой. – Есть ли у тебя мечта?

- Мечта? – голубые невинные глазки удивленно распахнулись.

- Да, мечта. Чистая, светлая, невероятно желанная, - мурлыкнул мужчина, наклоняясь к девушке еще ближе и заглядывая в ее глаза. – Настоящая мечта…

«Есть! – крикнула в душе Сирия. – Это вы!».

- Не знаю, - скромно отозвалась эльфийка. Потупив взгляд. – Не задумывалась как-то.

- Но такого же не может быть.

- Наверное, - прошептала девушка, наблюдая за Повелителем, лицо которого застыло почти около ее. Сирия даже ощутила легкое дыхание, срывающееся с тонких и бледных губ, и ей невероятно сильно захотелось прикоснуться к ним, как…

- Мой Повелитель! – встревоженный крик разорвал всю романтику, и Астиринэль недовольно отстранился, а Сириэль стремительно покраснела, прикрыв глаза ресницами.

«Ужас! Какой ужас, - подумала девушка. – Мы же почти поцеловались! Я боюсь взглянуть ему в глаза».

- Что? – Астиринэль устало потер виски и взглянул на эльфа, прервавшего тщательное соблазнение. – Что произошло?

- От разведчиков пришло новое послание. В лесу были замечены еще несколько существ, но поймать их не удалось.

- Духи, - Повелитель на секунду прикрыл глаза, стараясь совладать с собой, а затем отрывисто бросил. – Иди, я сейчас приду, - и, когда эльф ушел, мужчина посмотрел на едва живую эльфийку. – Прости, но я должен идти.

Его пальцы коснулись щеки девушки, заставляя ту поднять на него взгляд.

- Могу я попросить подождать тебя в моих покоях?

Сирия едва не ахнула.

«В это покоях! Это же…».

- Если не хочешь, я тебя не заставляю, - на всякий случай добавил Астиринэль, снова устало потерев глаза, и это в корне поменяло ситуацию.

- Я подожду, - тихо пробормотала полукровка, и эльф лучисто улыбнулся.

- Я скоро приду. Постараюсь освободиться как можно скорее, - и окинул девушку голодным взглядом, от которого та опять залилась румянцем. – Не скучай!

***

В покоях Повелителя Сириэль не знала, куда себя деть. Она боялась и одновременно ждала прихода Астиринэля, но тут же пугалась и начинала метаться по всей гостиной, не находя себе места.

«Что же мне делать?», - отчаянно подумала полукровка, останавливаясь около окна и вглядываясь во тьму. Ей было страшно и волнительно. Она боялась даже подумать о том, что будет после прихода ее любимого, поэтому не могла успокоиться.

Астиринэль явно дал ей понять, чего именно желает, и Сирия жутко нервничала.

«Но не этого ли я хотела? – закусив губу, спросила себе Сириэль. – Именно к этому стремились мы с Ринэль, но… мне так страшно! Я же еще никогда не делала… такого… И даже не знаю, как это будет. В любовных романах, конечно, подробно описывается этот процесс, но это совершенно другое дело! Это же в книгах, а тут…».

Окончательно изведя себя, девушка рухнула в кресло и уставилась в потолок, рассматривая вырезанные узоры. Ее мысли напоминали рой пчел, летающих повсюду. Секунды шли, а напряжение лишь возрастало. Где же он? Сколько раз задавала она этот вопрос?

И вот это случилось…

Двери гостиной тихо отворились, и вошел невероятно усталый Повелитель, поглядев сначала на девушку непонимающе, а потом, вспомнив, широко улыбнулся.

- Не заскучала? – поинтересовался Астиринэль, сбрасывая камзол и оставаясь в одной рубашке.

- Нет, что вы, - тихо отозвалась полукровка, напряженно глядя на мужчину, который расслаблено развалился в кресле напротив.

- Вот и отлично! Ох, как же я устал, - помассировав виски, эльф хитро взглянул на девушку, и та тут же уцепилась за его фразу, пытаясь отсрочить неизбежное.

- А что случилось?

- Да так, - отмахнулся Повелитель. – Бегают тут по лесу шайки всякие… А ты тут как?

- Хорошо, - Сирия опустила взгляд вниз, рассматривая ковер, словно впервые увидела.

- Хочешь чего-нибудь?

- Если можно, то хотелось бы попить.

- Вина? – серые глаза прищурились.

- А воды можно? – робко уточнила полукровка, заставив Повелителя тихо рассмеяться.

- Конечно, можно. Но почему воды? Может, сока?

- Лучше воды, - покачала головой эльфийка.

- Лучше сока, - протянул Астиринэль, разглядывая Сириэль как любимое блюдо. – Ягодного, что скажешь?

- Хорошо, - очень тихо пробормотала девушка. – Давайте, сок.

- Вот и отлично!

Через несколько минут принесли запотевший кувшин с жидкостью темно-синего цвета, и полукровка вцепилась в бокал, будто это был ее спасительный круг. Спрятав пытающие щеки за холодным стеклом, девушка медленно-медленно потягивала сок, пока Астиринэлю это не наскучило.

Подойдя к Сирии, он ласково отставил ее бокал и настойчиво пересадил полукровку к себе в кресло, устроив у себя на коленях. Девушка затихла, даже дыхание задержала, лишь бы не выдать своего волнения. Глядя на улыбающегося Повелителя, она даже не могла отвести взгляд, чувствуя, как учащается ее дыхание. Астиринэль поднял руку и медленно, с наслаждением провел по лицу Сирии, потом коснулся большим пальцем губ и надавил на них. Дыхание эльфийки сбилось, и, заметив это, глаза Повелителя потемнели, а по лицу расплылась самодовольная улыбка. Подняв пискнувшую от неожиданности полукровку на руки, он отнес ее в спальню и усадил на кровать.

«Вот оно», - мелькнула испуганно мысль, пока Повелитель медленно склонялся над ней.

А потом он ее поцеловал, и все ее мысли выветрились из головы, оставив только яркую, ослепляющую, бесконечную любовь, захлестнувшую девушку с головой.

***

Проснулась Сирия как обычно рано и некоторое время лежала неподвижно, пытаясь понять свои чувства и эмоции. Что вчера произошло? Да девушка даже толком понять не успела, а вот каждую секунду той длинной, невероятно долгой ночи запомнила так точно, что скулы тут же окрасились в предательский красный цвет, стоило только вспомнить события минувшего вечера.

Открыв глаза, полукровка покосилась на спящего мужчину, который даже во сне крепко прижимал эльфийку к своей груди, а в голове неожиданно появилась острая мысль – неужели он вот точно так же обнимал и Алисиэль? Отогнав болезненную мысль, Сирия аккуратно, стараясь не разбудить, коснулась подушечкой пальца щеки Астиринэля, и тут же была опрокинута на спину, а сверху навис улыбающийся эльф.

- Веселишься? – мурлыкнул Повелитель, окидывая полукровку восхищенным взглядом.

- Нет, что вы, - смущенно прикрыла глаза ресницами девушка.

- Жаль, - притворно огорченно цокнул языком Астиринэль. – А я бы повеселился.

Сирия широко распахнула глаза и тут же ахнула, когда губы Повелителя встретились с ее, заставив девушку выгнуться, а живот – заныть.

- Сладко, - пробормотал эльф где-то в районе шеи, щекоча кожу языком. – Очень сладко.

Девушка снова покраснела и прикрыла глаза, наслаждаясь такими нескромными прикосновениями. Все мысли тут же выдуло из головы, и Сирия выдохнула Астиринэлю в макушку, когда чей-то слишком ловкий язычок коснулся груди.

И все опять повторилось, только Повелитель на этот раз был бодр и свеж, поэтому этот раз оказался еще захватывающе и повторился… не один раз.



Глава 28

«Три Ноты».

- Оу, опять промахнулась, - насмешливо фыркнул Гио, когда стрела снова вонзилась в считанных сантиметрах от середины мишени. – Мазила!

- Замолчи, а? – Ринэль резко развернулась и одарила насмешника злым взглядом. – Из-за тебя я не могу сосредоточиться!

- Ага, а косой пробежал мимо цели, потому что кто-то указал неправильный путь, - ехидно проговорил Бог, развалившись на ветре огромного дерева.

- Ну, извините, - принцесса высокомерно задрала нос и вытащила новую стрелу. – Не отвлекай меня!

- Ой, ой, какие мы нежные, - Гио хохотнул и спрыгнул, подойдя к сильтарину и дернув ее за косу.

- Ай! – ахнула девушка, распахнув космические глаза. – Ты с ума сошел?!

- Почему же, - рыжий пожал плечами. – Вроде, в добром здравии.





- Сомневаюсь, - сквозь зубы прошипела принцесса.

«И чего он ко мне с утра пристал? Занятий что ли других нет?», - раздражено подумала она и прицелилась. Раз, и стрела угодила точно в середину, а Гио насмешливо хлопнул несколько раз в ладоши. Покосившись на него недовольным взглядом, сильтарин хмыкнула и отвернулась к Астрелиану.

- Ну, как?

- Плохо, госпожа, - припечатал светлый. – Вы можете и лучше!

- Это он меня отвлекал! – возмутилась Ринэль, ткнув пальцем в Бога.

- Это вас не извиняет, - невозмутимо посмотрел на сильтарина холодными глазами телохранитель. – Вы не раз столкнетесь с такими ситуациями, когда вас что-то будет отвлекать. Например, приближающийся к вам дух.

Принцесса поморщилась, но признала обвинение справедливым, печально вздохнув и дернув ухом.

- Думаю, на сегодня тренировку можно закончить, - наконец, проговорил Астрелиан. – Можете отдохнуть и заняться своими делами.

Улыбнувшись, девушка поблагодарила светлого и быстро исчезла с улицы, стремясь как можно быстрее оказаться во дворце и расспросить Сирию. Уж Ринэль была уверена – рассказ будет интересным!

Но появилась полукровка только через полчаса, когда принцесса уже не знала, чем заняться, и просто наблюдала за погодой за окном, где как раз начинали собираться темные, хмурые точки, грозя обернуться нешуточной грозой.

- Ринэль? – Сириэль неуверенно вошла в покои, краснея при каждом шаге. Принцесса заинтересовано перевела взгляд на эльфийку и тут же села поудобнее.

- Привет! – бодро сказала сильтарин. – Рассказывай!

- Что? – Сирия густо покраснела, пряча глаза.

- Ну, как все прошло? Ведь что-то было, да?

- Д-да, - небесные глаза полукровки засветились неземным счастьем, и принцесса умиленно улыбнулась.

- И как?

- Невероятно, - с придыханием прошептала девушка. – Это было потрясающе, Ринэль!

- Тогда, я могу тебя поздравить?

- Почти, - Сирия чуть смутилась. – Но меня назначили фавориткой.

- А как же Алисиэль? – удивленно приподняла левую бровь сильтарин.

- Отправили к родителям.

- Так мы ее больше не увидим?

Сириэль кивнула, а Ринэль довольно хлопнула в ладоши.

- Вот и отлично! Теперь она нам не будет мешать. Но ты главное-то расскажи! Что тебе говорил Астиринэль? Как себя вел?

Полукровка покраснела еще сильнее и, запинаясь, пробормотала, глядя на свои руки:

- Ну… Повелителю я нравлюсь.

- Это понятно, - отмахнулась принцесса. – Ты точнее, точнее.

- Я не знаю, - неожиданно, сказала Сириэль, и Ринэль округлила глаза.

- Это как?

- Вот так. Повелитель говорил мне много приятного, но я не поняла его отношения.

- Совсем? – разочаровано протянула сильтарин.

- Совсем…

- Ну, ничего! – решительно заявила принцесса. – Это мы еще посмотрим! Со стороны виднее. Правильно?

Эльфийка неуверенно кивнула.

- А он тебя никуда не приглашал сегодня? На прогулку там?

- Нет. Астиринэль сказал, что будет занять весь день.

- Нда? И чем же, если не секрет?

- Он сказал, что в лесу бегает какая-то шайка…

- Шайка? – сильтарин прищурилась.

«А не сообщники ли это черных магов?», - мелькнула мысль, и Ринэль нахмурилась.

- Ладно, с этим Астиринэль сам разберется. Давай лучше подумаем, что будем делать дальше!

- А надо еще? – Сириэль удивленно округлила глаза.

- Ты же женой его собралась стать. Или забыла?

- Нет, не забыла, - полукровка смутилась. – Просто я и так не могу привыкнуть к своему нынешнему статусу.

- Ничего, ничего. Привыкнешь, - хитро усмехнулась принцесса, шевельнув ушами в разные стороны. – Не знаешь, чем бы сейчас можно было бы заняться?

- Можно в город сходить, - задумчиво предложила эльфийка.

- В город? – сильтарин приподняла бровь. – А что там?

- Сегодня праздник! – воскликнула Сириэль. – Ты не знаешь!?

- Нет, а что, мне кто-то сказал? – Ринэль даже обидеться подумала, но потом передумала. – А почему в замке об этом не говорят?

- А зачем? – в свою очередь удивилась полукровка. – Этот праздник… как бы сказать, для жителей города.

- А если точнее? – принцесса подалась вперед.

- Сегодня отмечается Четвертый День Богини Времен Года!

- Четвертый? Это как? – недоуменно переспросила Ринэль.

- Всего четыре сезона: зима, весна, лето и осень. С сегодняшнего дня начинается похолодание, пришла осень. Следующий праздник Богини будет ознаменовать Новый Год!

- Ничего себе, - восхищенно пробормотала принцесса. – А я и не зна-а-ала… И что?

- Горожане украшают город, а сейчас там большая ярмарка. Можно даже услышать группы певцов. Правда, они только на ярмарках и поют, их песни еще не все уважают.

- И что же это за певцы такие?

- Ну, у них странные инструменты, и поют они странно, очень странно… Совсем не похожи на традиционные баллады, которые поют менестрели.

- Пра-а-авда? – заинтересовано протянула Ринэль. – Я согласна! Пошли скорее в город!

- Сейчас? – удивилась полукровка.

- Конечно! Пошли, пошли! Мне не терпится увидеть этих певцов.

Вот так они и направились на ярмарку. Жаль только, что коней пришлось взять и сильта – просто так принцессу не отпустили, ну да это ничего.

***

Ярмарка произвела великолепное впечатление. Представьте только: главная площадь заполнена палатками и эльфами, которые снуют повсюду, что-то покупают, продают или просто разговаривают. Повсюду разнообразные украшения, фонтан подсвечен магическими разноцветными огнями, а возле него на небольшом пьедестале расположилась местная группа «странных певцов». Вот туда Ринэль и направилась, ввинтившись в толпу жителей.

И каково же было ее удивление, когда девушка увидела в руках певцов забавные штуки, очень напоминающие микрофоны, а в руках у музыкантов были… путь будет гитары, но звуки они издавали соответствующие! А как они пели! Конечно, не современные песни двадцать первого века, но весьма и весьма похоже, поэтому сильтарин пришла в восторг.

- Класс! – заявила Ринэль, разглядывая поющего красавчика.

«А голос у него краси-и-и-ивый», - протянула она мысленно.

- Тебе, правда, нравится? – удивленно оглянулась на принцессу эльфийка.

- Конечно! У меня на Земле подобные песни, только еще круче, - похвасталась девушка.

- Правда?

- Ага! Но это тоже ничего, мне нравится.

- А какие у вас песни поются?

- Ой, разные, - аж покраснела от воспоминаний Ринэль.

«Интересно, а не сработает ли здесь мое «дефектное» заклинание, наложенное Сильтарионом? Я бы тогда с мальчиками бы спела», - хищно подумала сильтарин, но с сожалением отложила эту идею. Во-первых, «мальчики» не знали слов песни. Во-вторых, Ринэль не была уверена, что ее «творчество» поймут, пусть она хоть трижды сильтарин, но идея была так хороша, так хороша…

Мечтательно улыбнувшись, принцесса неожиданно поймала взгляд главного певца и весело подмигнула ему, получив за это удивленный взгляд.

«А, может?», - все-таки мелькнула робкая мысль.

Да нет, это глупость!

«Сильтарион?», – Ринэль сдалась собственным желаниям и обратилась к Богу.

«Да?», - ответ пришел через пару секунд.

«А ты можешь мне включить заклинание, когда мне оно понадобится?», - туманно поинтересовалась девушка, и сильтарин тут же считал ее мысли, довольно усмехнувшись.

«Могу. Когда?».

«Потом. Но ты включишь?».

«Включу, включу. Думаю, это будет интересно», - Бог хохотнул в ее голове, и принцесса улыбнулась, показав певцу глазами, что хочет поговорить с ним с глазу на глаз. Тот ответил ей насмешливым взглядом, продолжая петь, и обвел взглядом толпу, как бы говоря – у меня зрители и концерт!

«Сильтарио-о-он, - снова протянула Ринэль. – Ты можешь меня подключить к его сознанию?».

«Могу. Готова?».

«Ага».

Перед глазами, словно вспышка мелькнула, а затем сильтарин тихо проговорила про себя, надеясь, что парень не испугается и не прервет песню.

«Привет, не дергайся только! Я – Ринэль, сильтарин. Ты меня видишь, - парень снова посмотрел на принцессу, только на этот раз в его взгляде сквозила настороженность. – У меня к тебе предложение. Наверное, все знают, что я не из этого мира. И у нас похожие песни, только лучше раз в тысячу, только не обижайся! Давай, споем на бис?».

«Как ты это себе представляешь? – эльф отошел от шока и насмешливо прищурился. – Я не знаю языка твоего мира».

А вот об этом-то Ринэль и не подумала!

«Сильтарион?», - снова протянула девушка печально.

«И не проси, - отказал Бог. – Я не имею права смешиваться в чужие жизни подобным образом».

«Он согласен! Ну, пожа-а-а-алуйста! Ради меня! Один разочек», - умоляюще прошептала Ринэль, и Бог вздохнул.

«Ладно, но только один раз. Какая песня?».

«Dancer».

«Опять Xandria?», - улыбнулся Сильтарион.

«Да, мне очень нравится».

«Хорошо, сейчас все устрою».

Прошло несколько минут, песня у ребят закончилась, а певец, неожиданно, проговорил:

- А теперь я хочу спеть вам одну песню нашего сильтарина! Вместе с ней, - подмигнув толпе, он спустился с пьедестала и пожал руку Ринэль, и та покраснела под столькими взглядами.

- Красивая песня, кстати, - прошептал светлый, улыбнувшись девушке. – Ну что, споем?

- Ага!

И в воздухе раздалась музыка. Громко, чисто, звонко. Волнующе. Принцесса прикрыла глаза, вслушиваясь в приятные переливы, и не могла поверить, что это, действительно, происходит. Музыка из ее мира… так громко… и сердце стучит громче.



-She walks on the moonlit snow

She’s winter hearted, so you say

But you do not see.



Звонкий и чистый голос переплелся с певучим и бархатным голосом певца, поразив общим звучанием. Принцесса недоверчиво распахнула глаза и увидела, как все смотрят на них. Удивленно, пораженно, восхищенно. На них смотрели ВСЕ, кто бы на ярмарке. Абсолютно все… и всем нравилось, безумно нравилось.

Оглянувшись на певца, сильтарин увидела и его восхищенный взгляд и, неожиданно, улыбнулась ему. Душу заполнил чистый, нежный, прекрасный восторг, и принцессе почему-то захотелось расплакаться от счастья.



-She is dancer on the glass

That is broken like her past

She would never flee

Fascination is her name



Казалось, сияла вся душа сильтарина, и Ринэль подняла глаза к небу, чувствуя, как сейчас хочется взлететь. Откуда такое счастье? Почему ей так хорошо?

А мягкое переплетение голоса певца и мелодичность Ринэль слились воедино, создавая новое очарование песни.

Девушка снова посмотрела на парня и встретила его улыбку.



- She is dancing in the wind

Almost dancing everything

Every moment of her life.



She is taking me with her

With the music in the heart

She is breaking every ice



She is talking with the world

A far-traveled bird

Her soul’s her home



See how light are all her moves

Just follows her own rules

But she is not alone

Fascination is her name



She is dancing in the wind

Almost dancing everything

Every moment of her life.



She is taking me with her

With the music in the heart

She is breaking every ice



Последние слова затихли, и образовалась оглушительная тишина. Наверное, это первый случай, когда на ярмарке было так тихо. Принцесса опустила глаза на эльфов и увидела пораженные лица. Сначала было тихо, а затем все захлопали. Медленно, а потом все быстрее и быстрее.

- Невероятная песня, - внезапно раздалось рядом, и Ринэль обернулась к певцу. – Я не понимаю слов, но догадался о смысле. Невероятно… могу ли я взять ее себе?

- Конечно, - все еще не придя в себя, пробормотала девушка. – Но у тебя же нет музыки!

- Уже есть, - парень белозубо улыбнулся. – Мои ребята зря времени не теряли, успели понять в общих чертах.

- Правда? – принцесса радостно хлопнула в ладоши. – Я так рада!

- А что это был за язык? Такой красивый и певучий.

- Это английский, я изучала его в своем бывшем мире.

- И много там подобных песен?

- О, ты даже не представляешь, сколько, - закатила глаза к небу Ринэль.

- Сотня? – хитро предположил эльф, и фыркнула.

- Ха! А миллион не хочешь?!

- Сколько?! – ахнул певец, округлив глаза. – Сколько же у вас певцов?

- Много, - пожала плечами девушка. – В том мире большое население.

- Ничего себе, - пораженно пробормотал парень. – Но песня удивительная!

- Пользуйся, - усмехнулась принцесса.

- Спасибо. Но впечатление мы, определенно, произвели. Все были поражены твоим голосом.

- Вообще-то, не я одна пела, - даже обиделась сильтарин.

- Ну, к моему голосу все уже привыкли, - отмахнулся парень.

- И все же, это сделали мы вместе!

- Принцесса! – рядом появился музыкант. – А ты не можешь нам еще пару песенок подкинуть?

«Нет! – неожиданно рыкнул Сильтарин, и сильтарин едва не вздрогнула. – Нельзя. Ты можешь пользоваться этими песнями, как хочешь, но этот мир должен развиваться сам, Ринэль. Я и так допустил огромную ошибку, вмешавшись. Не надо усугублять».

Сильтарин недовольно скривилась и извиняюще посмотрела на ребят.

- Простите, но Сильтарион мне запретил. Сказал, что я не должна вмешивать Землю в этот мир.

- Ничего, - не обиделся парень. – Главное, мы поняли общее звучание. А остальное…

- А раз так, - вдруг весело проговорил певец. – То мы приглашаем вас посидеть в каком-нибудь уютном местечке! Благо денег мы сегодня много заработали, - парень усмехнулся и продемонстрировал заполненный почти до самого верха ящичек без единой медной монеты! Одни серебряные!

- Ух ты, - восхищенно проговорила девушка, глядя на такую гору серебра.

- Я, кстати, Ас. Это – Таль, а это – Ди, - представил он остальных.

- А я Ринэль, - проговорила девушка, удивившись таким именам. – Если не секрет, что за имена?

- Ты не знаешь? Это три первые музыкальные ноты! Наша группа называется «Три Ноты».

- Ой, - пискнула сильтарин и рассмеялась. – Точно, я как-то не подумала. У вас ведь тоже семь нот, да?

- Да. Ас, Таль, Ди, Тун, Ир, Ин, Яр.

- А на Земле – До, Ре, Ми, Фа, Соль, Ля, Си.

- Фасоль? – рассмеялся Ас, и принцесса улыбнулась.

- Ага.



Глава 29

Крах надежд.

3 месяца спустя.

С тех пор прошло целых три месяца, на улице похолодало, а листья – облетели, оставляя голые сучья деревьев, пустую землю, не прикрытую ярким зеленым ковром, и холодное бледное небо. Эльфам все меньше хотелось покидать свои теплые домики, а принцессе – отправляться в лес за травами. Для Ринэль эти месяцы были трудными, так как Гириэль решил оставить целительскую магию на потом и вплотную занялся травами, зельями и настойками, заставляя девушку часами бегать по лесу, разыскивая различные травинки, похожие друг на друга как две капли воды. Но сильтарин старалась и, когда маг начинал объяснять про новые целебные растения, послушно записывала все свойства, описания и места, где обычно все это встречается. И, конечно, это все приходилось постоянно учить, поэтому принцесса ходила раздраженная и рычала по каждому пустяку. Записи почему-то совершенно не запоминались, и девушка долго-долго сидела за конспектами, вспоминая прошлые заметки и заучивая новые. А учить приходилось много и каждый день. Но это еще ничего, а вот, когда эльф перешел к настойкам, зельям и порошкам, то тут Ринэль едва не взвыла, схватившись за голову. Теперь ей приходилось учить еще и составляющие.

Но девушку все послушно учила и старательно отыскивала в лесу нужные травы, делая из них потом полезные настои или зелья, но каждый раз, когда она собирала травы, Ринэль представляла, сколько всего «полезного» можно с ними сделать, дабы отомстить вредному магу.

Через два месяца принцесса возмутилась и наотрез отказалась учиться травоведению, и маг, вздохнув, вернулся к целительству, продолжив обучать строптивицу базовым знаниям, но и тут сильтарину пришлось нелегко. Целительство – весьма специфическая наука, и никто не знает, когда что-то пойдет не так. Поэтому Ринэль и нервничала, когда у нее не получалось одновременно бубнить заклинание, заплетая нити в сложные узоры, следить за состоянием больного и отслеживать его фон, где отражались как мысленные процессы, так и количество потерянных кровяных телец.

Но все-таки Ринэль очень старалась и к концу третьего месяца уже сносно могла залечить рану не только заклинанием, но и травяными настоями, уже автоматически перебирая травы и корешки.

И на этом все хорошее заканчивается. Хотя, нет. Не заканчивается. Успехи были и в фехтовании, где сильтарин отдыхала душой, танцуя с Астрелианом в учебных схватках. Светлый, наконец-то, остался доволен результатами подопечной, ее скорость и реакции улучшились, девушка могла мгновенно уйти с траектории удара и нанести свой.

А вот дальше все и заканчивалось. У Сирии и Повелителя все осталось на той же горизонтальной планке, то есть они оба совершенно не имели ничего против должности фаворитки. Сириэль была рада, что она каждый вечер уходит с Астиринэлем в его покои, и даже не вспоминала про следующий этап – стать женой. А Повелителя тоже все утраивало – ему нравилась тихая, скромная полукровка, с которой было очень интересно проводить ночи, но даже мысли у него не проскользнуло, чтобы сделать ей предложение, и принцесса злилась, наблюдая за этой «сладкой парочкой».

Вот такие дела.

***

- Надо что-то придумать, - нервно проговорила принцесса, бегая от одного угла комнаты к другому. – Уже скоро я закончу обучение у светлых эльфов и уеду, а эти так и не поженились!

- Ринэль, будь спокойнее, - посоветовал Дариэль, наблюдая за метаниями подопечной. – Время еще есть, мы что-нибудь обязательно придумаем.

- Что? – сверкнула девушка глазами и остановилась. Космос глаз посветлел, звезды бешено носились по черноте, оставляя светящиеся следы, и темный невольно поежился.

- Сделай так, чтобы Повелитель забеспокоился. Например, пусть кто-нибудь сделает Сирии предложение.

- Кто именно? – скептически поинтересовалась Ринэль. – Что-то я не наблюдаю очереди из желающих. Да и кому понадобится отбивать фаворитку у Повелителя?

- А если Рафаэль? – хитро прищурил зеленые глаза Дар. – Он же тебе желание проспорил. Или я ошибаюсь?

- Ну, было дело, - неуверенно буркнула принцесса, вспоминая, как однажды обыграла эльфа в игру на желание. – Ну и что? Что дальше-то будет? А если Астиринэль согласится отдать полукровку замуж, то несчастному придется жениться!

- Ну и что? – точно так же парировал Дариэль. – Сирия – великолепная девушка, образцовая жена. Возможно, Рафаэль даже пить бросит. Астрелиан, я же прав?

Светлый кивнул, подтверждая сказанное.

- А-а-а-а! – простонала сильтарин, схватившись за голову. – Я даже не знаю, что делать! Где эта пьяница?!

- Где обычно.

Буркнув себе что-то под нос, Ринэль легко спланировала с балкона и огляделась. Светлый нашелся около его любимого дерева, обнимая тонкий ствол, и принцесса целеустремленно направилась к нему, придумывая, чтобы ему сказать.

- Рафаэль! – начала будить его девушка и, когда пьяница открыла глаза, добавила. – У меня к тебе срочное дело!

- Какое именно? – зевнул Рафаэль, щуря серебристо-зеленые глаза. – Что тебя от меня понадобилось, изверг?

Ринэль привычно пропустила его слова мимо ушей.

- Помнишь, ты мне как-то желание проспорил?

- Ну, и? – светлый помотал головой, топорща золотистые волосы.

- Я придумала, что ты должен будешь сделать, - принцесса напряженно посмотрела на друга. – Сделай Сириэль предложение.

- Че-е-его!? – обалдело протянул эльф, распахивая и так огромные глаза. – Да ты с ума сошла, принцесса! Может, тебе еще и детишек наделать!?

- Да подожди ты! – поморщилась сильтарин. – Дослушай сначала! Это очень важно.

- Говори…

- Повелитель должен почувствовать соперничество, понимаешь? Я уверена, он не захочет потерять Сирию, поэтому ты должен сделать предложение!

- А если он согласится? – скептически приподнял бровь Рафаэль. – Учти, я не буду с ней жить! Буду ходить по бабам, пить и гулять.

- Да делай ты, что хочешь. Главное, попроси ее руки у Повелителя! – взвыла Ринэль, схватившись за голову.

- Вот почему я всегда в чем-то тебе помогаю?! – возмущенно прищурился эльф. – Как что-то надо, то сразу ко мне бежишь.

- Потому что ты мне не отказываешь! И вообще, ты мне желание проспорил!

- А кто заставил меня играть!?

- Да ты сам предложил! – аж задохнулась воздухом принцесса. – Все, иди давай! – подтолкнув парня, сильтарин хлопнула в ладоши, стараясь сбросить охватившее ее напряжение.

«Надеюсь, у нас все получится», - проговорила девушка про себя, неуверенно закусив губу.

***

Рафаэль все не возвращался, а принцесса не знала, куда себя деть, бегая по покоям.

«Ну где же он?!», - отчаянно думала девушка. Ринэль уже успела напридумывать кучу различных версий, как Повелитель убивает несчастного эльфа.

- А-а-а-а! Я сейчас сойду с ума! – воскликнула сильтарин и рухнула в кресло, и именно в этот момент в покои вошел пришибленный Рафаэль. – Ну что!?

- Все плохо, - сухо отозвался светлый. – Повелитель дал разрешение на брак.

Некоторое время стояла оглушительная тишина, а потом Ринэль громко ахнула.

- Как?! Почему?! – ее взгляд метнулся на стремительно побледневшую Сириэль. – Не может быть…

- Ринэль… - у Сирии затряслись губы, а на глазах навернулись слезы. – Что теперь делать!?

- Думать, Сирия! Ты только не плачь, - предупреждающе вскинула ладонь принцесса, но эльфийка лишь всхлипнула и зарыдала, размазывая слезы по щекам.

- А-а-а-а-а, - выла полукровка. – За-а-а-ачем тебе это пон-а-а-а-адобило-о-о-ось?! Мы же так хорошо проводили вре-е-е-емя!

- Сирия, - неуверенно побормотала Ринэль. – Но мне надо было женить Астиринэля…

Эльфийка снова всхлипнула и выбежала из покоев.

- И что теперь? – огорченно спросила подопечная у телохранителей. – У меня нет времени, чтобы отыскивать новую невесту. Уже скоро я закончу здесь обучение.

- Тогда надо исправить возникшую ситуацию, - пожал плечами Дар, сочувствующе глядя на подругу. – Но здесь я тебе не помощник, звездочка. Не знаю, что делать.

- Ну, спасибо тебе, - даже обиделась Ринэль, насуплено глядя на Дариэля. – А ты что скажешь?

- Я тоже не знаю, чем здесь помочь, госпожа, - поклонился светлый.

- Да вы что, с ума сошли оба?! А мне что теперь делать?! Давайте, думайте!

Принцесса шлепнулась в кресло, уставившись в одну точку, но на ум приходила только одна идея – поговорить с Повелителем самой. Но от этой мысли больше всего на свете девушке хотелось взвыть и схватиться за голову. Ринэль жутко боялась даже заговорить с Астиринэлем на эту тему, но ничего другого нельзя было придумать в кратчайшие сроки, поэтому девушка с надеждой посмотрела на телохранителей.

- Ну что?

- Есть только одна идея – тебе придется поговорить с Повелителем, - проговорил Дариэль.

- А ты?

- Я пришел к тем же выводам, госпожа.

Посмотрев на друзей как на врагов народа, девушка грустно вздохнула и поднялась.

- Ладно, пошла я тогда. А вы не поминайте лихом!

Подойдя к кабинету Астиринэля, Ринэль зачем-то перекрестилась и, резко выдохнув, распахнула дверь. Повелитель сидел за своим столом и неспешно просматривал документы, подперев голову кулаком. При появлении принцессы, эльф удивленно вскинул брови и поинтересовался:

- Что-то случилось, лэсса? – от спокойного голоса Астиринэля девушка сбилась.

- Ммм… нет… то есть, да! – промямлила сильтарин, переминаясь с ноги на ногу.

- Да вы садитесь, садитесь, - улыбнулся эльф, указывая на удобное кресло.

- Да нет, спасибо, я лучше постою, - смущенно буркнула Ринэль.

- Так что вас привело сюда?

- Сириэль, - ответила принцесса, прямо взглянув в глаза Повелителю, и не опустила взгляд, заметив перемены. Казалось, имя полукровки не дало никакого эффекта, но это только казалось. Если внимательно наблюдать за лицом эльфа, то можно было заметить, как напряглись уголки рта, и заледенели глаза.

- И что с ней? – как можно равнодушнее уточнил Астиринэль.

- Почему вы это сделали? – Ринэль чувствовала, как внутри у нее все дрожит от напряжения, а длинные уши прижались к голове, прячась за волосами. – Зачем вы дали согласие Рафаэлю?

- А чем вам не нравится лэсс? – золотистые брови недоуменно взлетели вверх. – По-моему, вполне адекватный экземпляр. Хорош собой, богат. Ну, сверх меры употребляет алкоголь, но быстро трезвеет.

- Да нравится он мне, - принцесса шаркнула ножкой и тут же с силой прижала ее к полу.

«Начинается, - с ужасом подумала девушка. – Не хватало еще начать от нервов перед Повелителем сплясать. А это я люблю-у-у-у. Как занервничаю, так тут же начинаю ногами переступать».

- Но Сириэль вас любит!

- С чего вы это взяли, лэсса? – Астиринэль отложил бумаги и сложил руки в замок, положив на них подбородок.

- Она мне говорила, - смущенно призналась сильтарин. – Да и неужели вы не видите?

- Допустим, вижу. Что это меняет?

- Как – что? – опешила Ринэль, удивленно шевельнув перьями. – Сирия не хочет быть с Рафаэлем! Она вас любит!

- Но когда-нибудь она бы все равно вышла замуж, - пожал плечами эльф. – Моя задача – обеспечить свою фаворитку выгодным женихом. Должность фаворитки только внешне кажется привлекательной, а на самом деле кому захочется жениться на той, кто уже испытал физическое влечения? В наше время все еще предпочитают невинных девиц.

- Ну и что? – буркнула сильтарин. – Что это меняет?

- А Рафаэль лишь упростил мне задачу. Сириэль милая девушка, она привыкнет к будущему супругу, и все у нее будет хорошо.

- А как же любовь? – совсем жалобно выдавила принцесса.

- А что – любовь? – философски развел руками в сторону Повелитель. – Любовь – это нечто непонятное, неизведанное, но проходящее. Время излечит.

- Это жестоко! – воскликнула Ринэль. – Сириэль будет очень больно!

- Любовь пройдет, лэсса! – припечатал Астиринэль. – Это все, что вы хотели сказать?

- Да, - сжала принцесса кулаки, глядя в пол разъяренным взглядом. – Это все…

- Тогда я вас больше не задерживаю.

Сильтарин развернулась, чтобы уйти, но внезапно затормозила и резко оглянулась, вперив в Астиринэля посветлевший взгляд с метающейся бурей.

- Хотя, нет! Не все! Скажите, вы уже несколько месяцев вместе. Неужели Сириэль ничего в вас не вызывает?! Кроме влечения!?

Повелитель скривился и раздраженно посмотрел на принцессу.

- Это не ваше дело, лэсса.

- Нет, мое! – удивляясь себе, рыкнула девушка. – Сирия – моя подруга, и я не позволю причинить ей боль! И вообще, я сильтарин!

- И что это меняет? – насмешливо фыркнул Астиринэль.

- Все это меняет, - отмахнулась Ринэль. – Просто ответьте на вопрос. Что вы чувствуете к Сириэль?

- Почему я должен вам это говорить? – эльф устало потер лицо. – Вы не священник, не моя мать. Так почему я должен перед вами исповедоваться?

- А кто еще вам поможет разобраться в себе, раз вы замыкаетесь?

- Хорошо, - Повелитель откинулся на спинку кресла. – Вас интересует, что я чувствую к полукровке, так? Так вот, она мне нравится. Очень нравится, лэсса! До безумия нравится! Своим стеснением, кротостью, скоромностью, а так же нежностью, ранимостью и остроумием, которое прячется за всем перечисленным. Сириэль удивительная девушка, лэсса, но, как я уже говорил, рано или поздно мне пришлось бы искать ей спутника. Так почему бы не воспользоваться подвернувшейся возможностью?

- Она вам нравится, - ахнула Ринэль, неверяще глядя на Астиринэль. – Так почему же вы ее отпустили?!

- А что вы предлагает, принцесса? - спросил, как выплюнул, эльф. – Оставить ее при себе, пока не зачахнет? Не увянет как дивный цветок?

- С вами она не зачахнет! – протестующе воскликнула принцесса. – С вами она всегда будет счастлива.

- Хватит, лэсса, - резко проговорил Астиринэль. – Я уже все вам сказал.

- Но это глупо!

- Позвольте мне решать, что глупо, а что – нет. Вопросы закончены?

- Нет, есть еще один! – решительно проговорила Ринэль, удивляясь своей наглости. – Почему вы сами не хотите жениться на Сирии?

- На полукровке? – серые глаза остро блеснули. – Вы слышите, что говорите, лэсса? Мой народ не примет полукровку!

- А разве ваш народ не любит вас? – так же остро блеснули и космические глаза. – Я уверена, что эльфы поймут вас!

- Много ли вы знаете, принцесса? – усмехнулся Астиринэль. – Вы не понимаете, что говорите. Возможно, светлые и примут полукровку, но не примут нечистого наследника.

- Да с чего вы это взяли?! – упрямо мотнула головой сильтарин.

- Потому что так и есть. Светлым народом должен управлять светлый наследник. Чистой крови! Я ничего не имею против полукровок, но отлично понимаю, что у власти не может быть нечистокровный.

- Это глупо, - покачала головой Ринэль, едва сдерживая набежавшие слезы. – Это очень глупо! От чистоты крови не зависит качества наследника! А народ бы принял любого!

- Возможно, - неожиданно согласился Повелитель. – А потом, если что-то случится, эльфы вспомнят про кровь, и все заразятся этой идеей. И что получится в итоге? Восстание, лэсса!

- Вы преувеличиваете… - голос сильтарина был тих.

- К сожалению, нет…

Они немного помолчали, а потом Астиринэль грустно проговорил:

- Идите, принцесса, идите. Здесь вы ничем не сможете помочь. Если только не сумеете заменить полукровке кровь, - при последних словах на губах эльфа появилась горькая усмешка.

Ринэль с силой втянула в себя воздух и выскочила из кабинета, не обращая внимания на удивленных телохранителей. Вбежав в покои, девушка рухнула на кровать.

«Что же теперь делать? – думала принцесса. – У Сирии проблемы, а мне потом придется выйти замуж за нелюбимого, но не в этом дело! Что за предрассудки? Что за бред?! Какая глупость… нечистокровный наследник, да? Боже мой, как же все сложно», - подмяв под себя подушку, сильтарин уставилась в окно.

***

- Ринэль, что… случилось? – воскликнула Сириэль, вбегая в спальню принцессы, и застыла, глядя на ревущую девушку. – Ринэль? – как же жалобно прозвучал ее голос.

- Прости-и-и, - простонала сильтарин, с болью в глазах смотря на полукровку. – У меня ничего не получилось, ты выйдешь замуж за Рафаэля.

На глазах Сирии заблестели слезы и, судорожно вдохнув, эльфийка выскочила из покоев, выбежав в сад. Над головой начали сгущаться темные облака, где-то далеко громыхнул гром, но Сириэль, не обращая внимания на приближающийся дождь, побежала вглубь сада, моментально оказавшись около озера, где они когда-то повстречались с принцессой.

Сев между корней, девушка горько заплакала, а потом пошел дождь. Сильный, мощный, он огромной стеной обрушился на переплетенные ветви, проникая сквозь листву, и вскоре полукровка полностью вымокла, задрожав от холода. Но даже это не заставило ее уйти. Сирия лишь сильнее обхватила себя за плечи, смаргивая набегающие слезы, тут же смешивающиеся с водой.

«Вот и правильно, - думала девушка про себя, наблюдая за рябой из-за дождя поверхностью озера. – Вот и хорошо. Умру, и мне не придется выходить замуж за Рафаэля. И не буду я плакать ночами и горевать из-за любви. Лучше так, чем будет потом».

А дождь все усиливался и усиливался…

А полукровка все сидела и сидела под ливнем, дрожа от нестерпимого холода, пока глаза не начали закрываться сами собой.

И она даже не подозревала, что дворец наполнен криками и суетой – каждый пытался отыскать несчастную эльфийку.



Глава 30

Что-то типа эпилога.

- Где вы ее нашли? – не обращая внимания на ливень, Повелитель подошел к страже и принял лежащую без сознания полукровку, заглянув в ее бледное лицо. – Что с ней?

- У нее жар, мой Повелитель, - сухо проговорил стражник. – А нашли мы ее около озера. Она лежала среди корней, совсем, бедняжка, промокла и продрогла.

Астиринэль скрипнул зубами и отыскал глазами побледневшую принцессу.

- Лэсса! – крикнул эльф, взглянув на нее. – Передаю Сириэль вашим заботам, я зайду немного позже.

Передав эльфийку телохранителям, Повелитель скрылся из виду, а сильтарин негодующе воскликнула:

- Не, ну это нормально, а?! Просто отдал ее нам и ушел, а где крики и уверения в вечной любви!?

Покачав головой, принцесса потрогала бледный лоб Сирии и с криком отдернула руку:

- Да у нее жар!

- Мы же говорили, - встряла стража, и Ринэль одарила их недовольным взглядом, как бы говоря – много вы понимаете.

- Дар, Астрелиан, - эльфы кивнули и быстро направились в кабинет мага, который задумчиво «медитировал» над каким-то зельем.

При появлении встревоженных эльфов и принцессы, Гириэль отвлекся.

- Что вы… - начал было он, но девушка резко его перебила, быстро пробормотав:

- Гириэль! У нее жар! Сильный…

Встретив заявление со спокойствием, придворный маг подошел к полукровке, фыркнув на ходу:

- А зачем было ко мне ее нести? Я не придворный целитель.

- Но вы самый сильный лекарь в замке! Пожалуйста, сделайте хоть что-нибудь! – умоляюще посмотрела Ринэль на эльфа, и тот вздохнул.

- Хорошо, сейчас посмотрим, чем можно помочь. А вы, принцесса, наблюдайте! Вам будет полезно.

Подойдя к полукровке, Гириэль склонился над ней и медленно провел рукой вдоль тела. И чем дальше он продвигался, тем глубже становилась морщинка у него на лбу.

- Ну что? – нервно спросила Ринэль, предчувствуя нехорошее.

- У нее сильная лихорадка, принцесса, - задумчиво потер подбородок маг, пугая окружающих светящимися глазами, но сильтарин уже была привычна к такому, поэтому даже не поморщилась.

- И что делать?

- Посмотрите сами.

Ринэль призвала целительское зрение и едва не вскрикнула, когда увидела страшные темно-синие нити, пронзающие эльфийку. И глядя на этот кошмар, девушка отступила.

- Это… - выдавила она.

- Да, - кивнул Гириэль. – За наше обучение вы еще не сталкивались с подобным, так что это может быть отличным примером. Но запомните навсегда, принцесса! Темно-синие нити могут легко покрыться черными крапинками. А что это значит?

- Смерть, - прошептала девушка, стискивая кулаки. – Как ей можно помочь?

- Это будет сложно, лэсса, - покачал головой маг. – Нити слишком темные, что указывает на минимальный процент выздоровления.

- Но можно же что-то сделать! – с отчаянием воскликнула Ринэль. Она даже поверить не могла, что ее подруга может умерить. Это было настолько неожиданно, что сильтарин схватилась за голову, не веря в происходящее. – Ведь есть же способы…

- Есть! – внезапно согласился Гириэль. – Есть один способ, который способен увеличить шанс выздоровления до шестидесяти процентов, но…

- Что это? – глаза сильтарина жестко сверкнули. – Что это за способ?

- Это зелье от лихорадки с… кровью сильтарина, - проговорил эльф, внимательно следя за чуть побледневшей принцессой. – И крови надо не пару капель.

- Сколько?

- Много, есть возможность потерять сознание.

- Главное, что не жизнь. Я согласна! – кивнув своим мыслям, Ринэль твердо взглянула на Гириэля. – Когда?

- Сначала надо приготовить основу для зелья, - задумался эльф. – Это довольно сложно, да и давно я его не готовил, но справлюсь.

- Я могу как-то помочь?

- Ммм, если бы не дождь, - эльф смерил принцессу цепким взглядом. – То я попросил бы вас сходить в лес за корнем огненной травы, но погода неподходящая.

- Да какая разница, какая погода! – вспылила сильтарин. – Сейчас слетаю!

- Нет, принцесса, - покачал головой маг. – Ни в коем случае, я сам схожу. Жаль только, что все корешки у меня в запасе закончились, но вам идти, а тем более лететь, нельзя!

- Это еще почему? – независимо скрестила руки на груди девушка.

- Ваши крылья намокнут, мы можете не справиться. К тому же, мне не хочется еще и вас лечить.

- У меня сильный организм, - не согласилась Ринэль и добавила, сверкнув глазами. – И даже не пытайтесь меня остановить. Я полечу, и точка!

С этими словами девушка резко распахнула крылья в разные стороны и залезла на подоконник, взглянув еще раз на Сириэль. Стиснув зубы покрепче, Ринэль кивнула телохранителям и быстро взмыла вверх, спеша как можно скорее набрать нужную высоту.

«А вот тут Гириэль был прав», - мелькнула запоздалая мыслишка, когда тонны воды мигом обрушились на тонкие крылья, намочив их до состояния губки. Но даже не смотря на это, сильтарин с силой вздымала и опускала крылья, с трудом удерживаясь на лету. Сильные потоки воды постоянно приближали сильтарина к земле, но Ринэль с усилием возвращалась на нужную высоту. Но это была не единственная проблема. Спеша в