Annotation


В черном-пречерном лесу есть черная-пречерная гора, на черной-пречерной горе есть черный-пречерный замок, а в черном-пречерном замке живет...вполне симпатичная ведьма. А еще Темный Властелин похитил зачем-то пять девушек. Вы спросите, причем тут Темный Властелин? А он тут и ни при чем. Зато женская месть хоть и мелочна, но страшна. Посвящается музе СИ - Ведме! Лирический роман-шутка :) Может, творчество моё вызовет сомненье, Только не справляюсь я с этим вдохновением. Может, вам покажется - это безобразие, Только не справляюсь я со своей фантазией.





* * *





* * *





Ларина Екатерина

Тяжелое испытание для прынцев



Пять мрачных, задумчивых мужчин устремились к местам, указанным в таинственных письмах, переданных магическими посланниками. Черные птицы, принесшие свитки, рассыпались пеплом. Но даже это не смогло вызвать больший ужас, чем сами письма с горящими пламенем письменами. Сейчас эти свитки были у спешащих к месту встречи мужчин. Это был их пропуск в мир, где томятся в страшном плену Темного Властелина их невесты и жены.

Каждый - в своем мире. У каждого своя боль и своя любовь, ведущие их.

В общем, примерно так все и было. Но эта история началась гораздо раньше, чем семь (вовсе не пять, стоит заметить) мужчин тронулись в путь.

Итак...



В черном-пречерном лесу есть черная-пречерная гора.

На черной-пречерной горе стоит черный пречерный дом.

В черном-пречерном доме черные-пречерные ступеньки.

Черные-пречерные ступеньки ведут к черной-пречерной двери.

За черной-пречерной дверью стоит черный-пречерный стол.

На черном-пречерном столе....

Детская страшилка.



Где-то на просторах магического чата. За год и два месяца по общему времяисчислению до описываемых событий.



Ана: Привет всем...

Ди: Ведьмуль! Как я рада тебе.

Лэ: Ты куда, поганка, пропала?! Я ей пишу, пишу...

Мэл: Говори сразу, что случилось!

Ана: Девочки, представляете, этот гад все таки смылся!

Ди: Убить.

Лэ: Нет, долго пытать

Лю: А кто смылся?

Ди: Лю, ты как всегда...

Мэл: Куда и когда?

Ана: Сегодня утром обнаружила. А куда... В мире его нет.

Ина: Записку хоть оставил?

Ана: Оставил. Свободы ему, видишь ли, захотелось... Так ему мало было.

Хором: Вот ******.

Ана: И я про тоже. Только мне-то что делать?! *рыдающий смайлик*.

Хором: ********

Ана: Его найти сначала надо. И он после этого не выживет, а я ж его, поганца, люблю...



Наши дни.



Мир Клээнси. Молодой, красивый мужчина не спеша ехал по тракту. Сразу было видно, что он из знатных. И богатые одежды, и серебристый конь из мира Флэ, что порой стоили дороже фамильных замков (хотя замки, к слову сказать, бываю разные; в ином и нищим зазорно селиться), и два телохранителя сзади. Сразу видно - господин путешествует инкогнито. Иначе и карета с фамильным гербом была бы, и охраны со свитой человек двадцать. А так и тайну соблюли, и всем желающим поживиться сообщили - тронешь, неприятностей не оберешься.

Казалось, он никуда не спешит. Просто дома не сиделось. Потянуло на приключения. Леса, поля, селяночки, опять же. Таких же в их замках не встретишь. На высокородных посмотришь, так в руки взять боишься. Небось, переломятся.

Но дело у него было. Только вот желание его исполнять отсутствовало напрочь. Долг... А еще больше, угроза от сильного соседа.

И вот это нежелание ехать и побудило остановится, когда на лугу он увидел молодого темноволосого парня, занятого каким-то странным делом. Мужчина спешился и махнул рукой охранникам, приказывая им оставаться на месте. Перед парнем стоял огромный прямоугольный кусок белого непоймичего на деревянных ножках. Что находится на этом куске, мужчина видеть не мог, так как и парень, и белый прямоугольник стояли к нему боком. Но незнакомец с палочками в руках в каком-то экстазе то приближался к прямоугольнику и водил по нему палками, то отдалялся и задумчиво смотрел. Мужчина глупцом не был и догадался, что парень рисует. Правда ему ни разу не приходилось видеть, как рисуют на природе. Да и зачем? Вот портреты - другое дело. Во всяком уважающем себя семействе имелись портреты домочадцев. Сейчас же перед художником был лишь зеленый луг с пасущимися на нем овцами и коровами, да спящий у кустов пастух.

Мужчина подошел и заглянул ничего не замечающему художнику через плечо. Сказать, что увиденное удивило - это всё равно, что промолчать. Изображение на холсте не удивляло, оно вселяло ужас, хотелось сбежать и укрыться где-нибудь глубоко под землей.

На красно-бордовом фоне с коричневыми хаотично разбросанными полосами были изображены странные угловатые монстры самых разнообразных расцветок. У одних торчали рога, у других страшные зубы, третьи радовали глаз вывалившимися внутренностями, четвертые могли похвастаться всем вышеперечисленным. В углу же картины притаился ядовито-зеленый монстр с двумя головами и раскрытым в крике ртом.

- Что это? - севшим голосом поинтересовался мужчина.

Парень чуть глянул назад и продолжил наносить мазки краски на картину.

- Разве вы не видите, это пастух пасет свое стадо.

- Стадо и пастуха я вижу, а на картине что?

Художник всё же обернулся и с видом измученного гения принялся объяснять:

- Неужели вы не видите, на картине изображено именно это стадо, - он ткнул в группу чудищ на картине, - и этот пастух.

- А почему они.... такие треугольные, а у пастуха две головы?

- Я их такими вижу, - и снисходительный взгляд.

- И трава ...

- Её я тоже вижу такой.

- То есть трава красная?

- Почему красная? - художник смотрел на него как на маленького ребенка, спросившего очевидную глупость. - Трава зеленая.

- Значит, это зеленый? - мужчина ткнул в особо неприятное на вид пятно, напоминающее раздавленного человека.

- Это - красный.

- Но трава же зеленая! - он уже ничего не понимал.

- Да, но это красный.

- Но почему?!

- Я же сказал. Я её такой вижу.

- То есть ты знаешь, что трава зеленая, но видишь ты её красной?

- О, боже. Еще один критик... - художник поморщился и, отвернувшись, стал протирать и укладывать в чемоданчик кисти.

Мужчина посмотрел на это действо, посмотрел на картину, на овечек, и неожиданно для себя выдал:

- Продай мне эту картину.

- Я не продаю свои картины, - гордо ответил непризнанный гений.

- Тогда подари.

- Так понравилось? - художник зарделся.

- Очень, - не покривил душой мужчина.



Три часа спустя. Таверна "Пьяный домовой".



- И никто, ты понимаешь, никто не понимает. Даже родная сестра. Они все...эх... А ты понял. Ты теперь мой друг! - художник, который представился Элофорием, а по-простому Эль, обнял собеседника за шею и стукнулся с ним лбом. Видно, от возникшей большой и братской любви.

- Сушай, а у тебя еще такие картины есть? Я в каждой комнате повешу. И советникам подарю. Пусть любят ... современное искусство, - мужчина, представившийся Декстером, был не трезвее художника.

- Скока хошь, друг. Я для тебя нарисую. Прям сейчас встану и нарисую... - но попытка подняться на ноги успехом не увенчалась.

- Нарисуй. Это...это..эх... - мужчина махнул рукой, не в силах описать возникшее при лицезрении картины чувство. Произведение, повлекшее возникновение пламенной дружбы, стояло тут же, повернутое красочной стороной к стене. По просьбе трактирщика. Люди боялись при ЭТОМ находиться в зале. - Только я сейчас не могу. Вообще не могу. Мне ехать надо...

- Куда? Брось ты все. Хочешь, я тебя рисовать научу? Не хуже меня бушь...

Такая перспектива Декстера вдохновила, но...

- Не могу. Мне девушку спасать надо.

- Девушку? Девушка - это святое. От кого спасать будем? - сразу причислил себя к спасателям Эль.

- От Тенебрара Вигоре.

- От кого?! - подавился самогоном художник.

- Король мира Шейнтия. Слышал про такой?

- Как не слышать... - он начинал резко трезветь. - И что за девушка? Возлюбленная?

- Если бы... - Декстер скривился. - Мэлвин Камелопордалис. Я ее и видеть ни разу не видел.

- Тогда зачем? - все еще пьяный Декстер не замечал абсолютно трезвого и внимательного взгляда собеседника.

- Она дочь короля соседнего государства и невеста нашего. И если я не приеду, ее пришлют по кусочкам.

- Откуда это известно?

- Письмо пришло, - мужчина с тоской смотрел в опустевшую кружку.

- Когда и где надо быть?

- Завтра, в полдень. На Заячьей пустоши.

- Понятно. Значит, завтра я еду с тобой.

- Не получится. Оговорено, что могу проехать только я и один слуга со мной.

- Не вижу проблемы, - парень жестко ухмыльнулся. - А теперь спи. Утром обсудим.

Декстер тут же упал на стол. Художник повелительно махнул охранникам мужчины, и те беспрекословно отнесли хозяина наверх в его комнату.

- Что-то я от жизни отстал. Посмотрим, что люди пишут, - и художник достал магический планшет.



Полдень следующего дня. Заячья пустошь.

На лугу расположились четверо мужчин. Один высокий статный, с бородкой и усами. Наш старый знакомый Декстер. В отдалении два его охранника. Кроме них был ещё четвертый. Он совсем не напоминал гениального художника, с которым вчера была распита не одна бутыль самогона. Среднего роста, темно-рыжий, на лице россыпь золотистых конопушек. Волосы забраны в длинный, свивающийся на концах в колечки, хвост.

- Уже пора бы, - голос тоже не напоминал художника. Тоньше, мелодичнее и моложе. Да и рыжий парень действительно на вид был моложе художника лет на пять.

- Ну, они же не обговаривали все с точностью до секунды. Ты уверен, что иллюзия не спадет? Там наша магия не действует.

- Уверен, - лишь улыбка рыжего напоминала художника. Такого, каким он стал после разговора с Декстером. Жесткая и холодная ухмылка, а не улыбка. - Не думаю, что что-то там изменилось.

Утром они все обговорили. У Элофория были какие-то свои счеты с королем Шейнтии. В подробности он вдаваться не стал, а Декстер не стал и настаивать. У каждого свои секреты. Но иллюзию Элю наложить пришлось. У мира, в который они направлялись, была одна особенность - магия иномирцев там почти прекращала действовать, оставаясь на уровне простейших бытовых заклинаний. Только король Шейнтии (а в этом мире было лишь одно королевство), с легкой руки придворных дамочек ставший Темным Властелином, мог разрешить использование магии в полном объеме. Но на благородство этого похитителя невест рассчитывать не приходилось.

Однако же Эль утверждал, что иллюзию сохранить сможет и уже проделывал такое. Что ж, до проверки дело скоро дойдет.

В воздухе замерцал портал перехода. Из-за блокировки магии невозможно было ни перенестись в тот мир, ни из него. Только маги Шейнтии могли это проделывать.

Серебристое пятно посветлело, и вот уже видно стоящего на той стороне высокого сереброволосого юношу с короткой стрижкой. Он махнул рукой, и Декстер с Элем шагнули в портал. Лошадей с собой, как и иное транспортное средство, брать было запрещено.

- Вещи сюда, - как только они очутились в Шейнтии, приказал провожатый. Мужчины безропотно сгрузили вещи. Сереброволосый провел сначала над мужчинами, а потом над вещами каким-то кристаллом. - Забирайте.

Это было еще одним условием. Никаких амулетов. Из оружия только меч и кинжал или нож. Проверка пройдена. А Декстер с уважением покосился на своего спутника. Потому что амулеты на них были. В том числе амулет перехода. В отличии от сил самих магов, силы амулетов не претерпевали изменения.

- Отойдите в ту сторону и ждите, - взгляд юноши холоден и пуст. Простой исполнитель. Но не послушаться его им и в голову не пришло.

В течении получаса подобную процедуру прошли еще четыре человека. Точнее, пять. Но обо всем по порядку.

Следующим на земли Шейнтии ступил высокий темноволосый мужчина лет тридцати. Фигура выдавала в нем воина. Скорее всего маг-боевик. Большие темно-карие глаза мгновенно оценили обстановку на поляне, куда выходил портал. Маг отметил наличие на ней двух мужчин, но не удивился, видно посчитав их представителями принимающей стороны.

Чего не скажешь о Декстере и Эле. Для них наличие еще одного кандидата в спасатели стало сюрпризом. Но обсуждать вслух они не решились, лишь обменялись вопросительными взглядами.

Третьим на поляне появился красивый той утонченной красотой, которую так любят многие женщины и ценители мужских прелестей, молодой мужчина с ярко-синими глазами и копной пшеничных волос. Красавчика сопровождал слуга. Хотя по виду последнего скорее можно было сказать, что до поступления на службу он руководил где-нибудь шайкой головорезов. Высокий, гора мускул, лицо с перебитым( и возможно не один раз) носом, шрам с подбородка спускается на шею, кроткая щетина светлых до белизны волос на голове.

У этих тоже наличие мужчин на поляне удивления не вызвало. А вот темноволосый маг тревожно заозирался.

Четвертым оказался представитель мира Флэ. Он был тоже высок и мускулист, хотя до габаритов слуги красавчика ему было далеко. Представителя мира Флэ в нем выдавали длинные, заплетенные в сложную косу волосы. Он презрительным взглядом окинул открывавшего портал юношу. А Декстер вспомнил, что коротко стриглись только те из мира Флэ, от кого отказался их клан. Или они сами по какой-то причине ушли из него. Но презрение в глазах одномирца юношу не задело. Он смотрел на появившегося с таким же отсутствием интереса, как и на других.

Последним перешагнул портал молодой парень в простой черной одежде и с черными же волосами. Он был тоже тонок и изящен, как красавчик, но манера двигаться, цепкий взгляд, черные без белка глаза сразу выдавали в нем некроманта. Только они могли двигаться так гибко и текуче, будто змеи. У них своя школа физической подготовки, и люди поговаривают, они каким-то образом перестраивают свое тело. Декстер таким слухам верил. Тело, действительно, вотчина некромантов. Как и все, что связано с жизнью и умением ее поддерживать. Лучшие целители были именно некромантами. Кто еще мог лучше договориться с самой смертью?

Каждый из появившихся проходил процедуру проверки. Когда и некроманта просветили кристаллом, сереброволосый юноша свистнул, и на поляне материализовались кони в количестве восьми штук.

- По коням. Вопросы потом. Разговаривать запрещено, - и юноша ловко вскочил в седло.

Декстер же почувствовал, что язык ему больше не подчиняется. Да и тело тоже как-то не особо, потому что осознал, что, закинув сумку на плечо, уже идет к лошади. Стало жутко. Не смотря на заверения в письме, что со спасителем ничего не случится, и его вернут домой в целости( в отличии от девушки, которую в случае нарушения условий обещали прислать по частям), мужчина теперь засомневался, а стоило ли так уж этому верить? Может, лучше была бы война с соседями?

Уже сидя на коне, он огляделся вокруг насколько смог. Голова не поворачивалась. Двигались только глаза. Все мужчины, попавшие в поле зрения, выглядели столь же сковано. Лишь Эль, оказавшийся справа, задорно улыбнулся и подмигнул, но тут же его лицо разгладилось и стало безучастным. Кажется, он действительно сильный маг, сумевший обойти ограничения Шейнтии.

Продвигались по лесу они недолго. Не больше четырех часов. Мужчины видели, что деревья будто раздвигались перед колонной, образуя проход достаточный для одной лошади с всадником. И так же смыкались за спиной последнего в колонне, но этого они уже не видели.

Лес был до жути тих. Ни криков животных, ни трелей птиц, даже деревья отступали с пути абсолютно бесшумно. Что уж говорить, если даже лошади двигались без единого звука. Ни топота копыт, ни вздоха, ни всхрапа. Декстер уже начинал ощущать себя призраком, когда эта странная дорога вывела к беспросветно черной каменной стене.

Проводник коротко свистнул два раза, и часть стены перед ними растворилась.

- Спешиться, - последовал короткий приказ. И все мужчины разом очутились на земле. Лошади тут же растворились в воздухе. - Проходим по одному.

Гуськом все проследовали в открывшийся проход. Последним зашел проводник, и стена за ним сразу стала монолитной. Тут же мужчины почувствовали, что уже могут двигаться сами и говорить.

Настороженно огляделись вокруг. Они оказались во дворе замка, который черной бесформенной глыбой вздымался над ними.

- А еще говорили, что у меня фантазия больная, - пробормотал подошедший Эль. И Декстер был с ним согласен. Архитектор, построивший это сооружение, точно был пациентом лечебницы для душевнобольных. Казалось, огромная черная свеча оплавилась от огня, и, пока она была мягкой, в нее под немыслимыми углами воткнули предметы, которые в этот момент попали под руку: спицу, вилку, плавник акулы, голову лошади... И всё это без единого окна. В общем, впечатлены были все. Только Эль, фантазия которого подкидывала и не такое, да Декстер, уже знакомый авторским виденьем художников, были немного спокойнее.

У дыры в стене замка, изображающей потекшую слизью зубастую пасть какого-то чудовища, стояли четверо юношей и одна девушка. Именно она подошла группе пребывающих в шоке мужчин.

Эль смотрел на нее в немом восторге и каком-то хищном предвкушении. Девушка была среднего роста, с длинными темно-рыжими волосами и удивительно яркими зелеными глазами. В общем, если не считать цвета глаз, она была женственным отражением нового облика художника. Не эти ли счеты привели Эля в Шейнтию? В совпадения Декстер не верил.

- Мира и здоровья вам, господа. Приветствуем вас на землях Шейнтии. Меня зовут Анель. Я управляю этим замком, и на время выполнения вашего задания являюсь полномочным представителем нашего короля Тенебрара Вигоре.

- Неужели нельзя было прислать мужчину? - высокомерно протянул красавчик.

- Не мне обсуждать приказы повелителя, - девушка лишь чуть улыбнулась в ответ. - Так же я отвечу на все ваши вопросы, но прежде, думаю, вы проголодались и не откажетесь от трапезы.

- Разумно. Мы будем рады отобедать в обществе столь прекрасной леди, - неожиданно выступил вперед сереброволосый великан и поклонился.

- Говорил бы за себя, - расслышал Декстер бормотание красавчика.

- Следуйте за мной, - и она легкой походкой последовала ко входу в замок. Юноши, так и стоящие у входа, не шелохнулись, но очень внимательно разглядывали мужчин. От взгляда этих юнцов почему-то пробежал мороз по коже.

В замке было... как снаружи. Все черное. Никакой мебели в холле. Даже светильников никаких не было. Но вокруг все заливал ... нет, нет, вовсе не мертвенно бледный свет, а очень даже теплый и желтый, как будто они находились на ярком солнце.

В столовой стоял накрытый стол на восемь персон и стулья. Более ничего.

- Слуга будет сидеть с нами за одним столом? - недовольно спросил красавчик. Декстеру он уже не нравился.

Девушка чуть пожала плечами.

- Одно из условий - в замке все равны. Здесь нет титулов, нет господ и слуг. Пока идет испытание ни у кого ни перед кем нет преимуществ, - взгляд её не лучился добродушием.



За год и один месяц по общему времяисчислению до описываемых событий. Где-то на просторах магического чата.



Лэ: Девочки, я замуж выхожу...

Лю: Ой, как классно! Я буду подружкой невесты!

Мэл: За кого и когда?

Ана: Тебя поздравлять или сочувствовать?

Лэ: Сочувствовать. Я этого козла на дух не переношу! Да и он меня тоже....Хотя друг друга мы ни разу не видели...



Наши дни.



- Итак, господа. Каждый из вас знает, зачем он здесь. Но, думаю, гадает зачем же здесь все остальные. В замке нашего короля в настоящее время гостят пять прелестных девушек из пяти миров. Из мира Флэ сиятельнейшая Индгир, из рода Эрхов. И за ней приехали вы, её жених, Аргстран, из рода Маравиндов.

Сереброволосый молча кивнул головой в знак согласия.

- Из мира Клээнси прекрасная Мэлвин Камелопордалис. За ней приехал её жених, король государства Прота, Продозиас, - девушка вопросительно оглядела присутствующих. Не удивительно. На мужчину в возрасте шестидесяти лет не тянул ни один из присутствующих.

- Позвольте представиться, - Десктер встал, предчувствуя, что ничего из его затеи не выгорит. - Декстер, герцог Амаре. Наш король находится при смерти. И смиренно просит принять его замену в моем лице.

Он склонил голову, выражая тем самым покорность. Но воцарившаяся после его реплики тишина, заставила поднять взгляд. Девушка во главе стола подчеркнуто медленно оглядела мужчину с ног до головы и обратно. В её глазах зажегся странный огонек. Декстер привык к оценивающим и заинтересованным взглядам женщин, но ещё ни одна не смотрела на него с таким плотоядным интересом. Будто оценивая, мягче ли получится из него жаркое, чем из отсутствующего короля. Видно решила, что молодое мясо лучше.

- Хорошо. Вы допускаетесь, - она кивнула головой в такт каким-то своим мыслям. - Но вам положены штрафные очки.

И она так улыбнулась, что мурашки стройными рядами промаршировали по позвоночнику мужчины.

- Садитесь.

Сглотнув вдруг образовавшийся в горле комок, он сел на место. Эль, сидящий рядом, на удивление довольно улыбался, будто нашел сундук с золотом в нужнике.

- Третья гостья из мира Арроганс, великолепная Нелэ Дженероза. И за ней приехал граф Проней Стултум, её жених, - на вопросительный взгляд Анель чуть кивнул головой синеглазый красавчик.

- Четвертая гостья из мира Паритер. Ослепительная Люциата Сплендор, принцесса королевства Фос. И за ней приехали вы, - девушка посмотрела на некроманта, - Глацием Фортер, принц островного государства Акри, тоже жених.

Тот отметил слова девушки едва заметным движением век.

- И наконец, последняя гостья -Диона Стеллио. И за ней приехали, - чуть заметная пауза, пока девушка осматривала оставшихся мужчин, остановив свой взгляд на темноволосом мужчине с седыми висками, - вы, Аэтерн Стеллио.

- Почему вы называете их гостьями? Мою жену привезли сюда не по своей воле. Они заложницы, - голос у мужчины был хриплым.

Вот так-так, подумал Декстер. Четыре невесты и одна жена. Чем вызван такой выбор? Посмотрел на своего спутника, но тот внимательно наблюдал за рыженькой, всё так же улыбаясь.

- На вашем месте, я бы употребляла слово "гостьи". В противном случае, наш повелитель может и рассердиться, - Декстер стал подозревать, что король безумен, как и архитектор этого замка.

- Вы не сказали, зачем их... пригласили погостить, - подал голос некромант. Он говорил негромко, но казалось, что даже стены завибрировали, такой мощью был наполнен его голос.

- Причина приглашения будет озвучена по окончании испытаний, - рыжая улыбалась совершенно невозмутима.

- В чем будут состоять эти пресловутые испытания? - на этот раз поинтересовался Декстер.

- Раз в несколько дней вы будете получать задания. Каждый раз будет озвучен и срок, за который вы должны будете все выполнить.

- Но какие именно будут задания?

- О, когда вам скажут, тогда и узнаете. Есть еще вопросы? - мужчины обдумывали сложившуюся ситуацию.

- Могу ли я увидеть свою жену? - Аэтерн явно волновался. Видно любит свою жену. В отличии от остальных присутствующих, не поинтересовавшихся судьбой их невест.

- Нет.

- Почему? Я хочу убедиться, что с ней все в порядке, - мужчина в волнении вскочил.

- С ней все в порядке. Пока вы ведете себя разумно. Что ж, если вопросов больше нет, я с вашего позволения откланяюсь. К вашим услугам мои помощники. Они покажут ваши покои, - она чуть склонила голову и покинула залу.



Год и один месяц назад по всеобщему времяисчислению. Где-то на просторах магического чата.



Ина: Ты хоть что-нибудь о нем знаешь?

Лэ: Говорят, молодой, красивый. Но бабник, каких мало.

Мэл: У тебя хоть молодой... Я не говорила, но меня тоже замуж выдают. Так его сыну уже тридцать...Вот так-то, девочки...

Ана: Да ваши родители на голову стукнутые?

Лю: Моим плевать. Им выгодный брак нужен.

Ди: Лю, неужели тебя тоже???!!!

Лю: Да, через месяц.

Ана: Что ж ты молчала?!

Лю: А что это изменит? Мы уже два года помолвлены. Я привыкла...

Ина: Он тебе хоть нравится?

Лю: Я только портрет его видела. И скажу вам, он жуткий. Я его боюсь.



Наши дни.



Дверей в замке, как и окон, не было. Проходы возникали в монолитных стенах. Вот и сейчас одна стена расступилась, и в столовую вошли виденные у входа юноши с проводником. Они рассредоточились по залу, заняв каждый место за спиной одного из мужчин.

- Нас прислали проводить вас в покои, - бесстрастно проговорил сереброволосый юноша, стоящий за спиной одномирца.

- Я отказываюсь от такого провожатого. Хватит того, что я вынужден был терпеть тебя при переходе до замка.

- Это не обсуждается. Приказ, - юноша отрицательно мотнул головой, но по его губам пробежала саркастическая ухмылка.

- Да плевал я на приказы. Мне нужен другой проводник, а не эта шлюха отродья ада.

- А я бы поостерегся говорить такие слова женщине, - как бы между прочим заметил рыжий.

- Женщине? - все мужчины как по команде обернулись к своим сопровождающим. Свободные одежды и плащ, короткая стрижка. Они действительно думали, что перед ними юноши. Но стоило Элю сказать, что это женщины, будто пелена упала с глаз.

Сразу стали заметны и тонкая талия, и наличие груди. Да и лица были совершенно не мужскими. Может быть, кроме сереброволосой провожатой, которая и ростом, и мускулами, и жестким лицом мало напоминала представительниц женского пола.

Мужчины с изумлением разглядывали навязанных обстоятельствами спутниц. Аэтерн даже в каком-то радостном порыве вскочил со стула, но, всмотревшись, вновь опустился. Меж бровей залегла горестная складка.

- Вы имеете что-то против? - голос, стоящей рядом с Декстером девушки, обволакивал своей теплотой и бархатистостью. Сама она тоже была под стать голосу: округлое лицо, огромные оранжевые глаза в обрамлении пушистых длинных ресниц, длинная изящная шея. Глядя на её коротко стриженные волосы, мужчина невольно подумал, что она была бы прекрасна с длинными каштановыми волосами. Это бы завершило облик мягкой и какой-то домашней девушки.

- Отчего же? Если девушки не только сопроводят нас в покои, но и составят нам там компанию, - сидящий напротив Декстера красавчик скабрезно улыбнулся. В тот же миг у его горла оказался кинжал. Его охранник даже не успел встать.

- Еще раз произнесешь что-нибудь подобное, и я тебе твое хозяйство отрежу, - прошипела маленькая черноволосая девчонка. И как-то все сразу поняли, что она далеко не про горло.

- Я всего лишь пошутил, - срывающимся голосом произнес красавчик, пытаясь улыбнуться непослушными губами.

- Я так и поняла. Поэтому ты еще при нем. Но второго предупреждения не будет.

Она его отпустила, а Проней смерил беловолосого гиганта уничижительным взглядом.

- Еще желающие высказаться есть? - сереброволосая с присущим большинству обитателей мира Флэ спокойствием наблюдала за разыгравшейся сценой.

- Я все равно никуда с тобой не пойду. К тому же я оказался прав. Ты действительно подстилка Вигоре, - Аргстран встал во весь рост, нависнув над девушкой. Мол, поди меня тронь. Я не слабонервный красавчик.

Эль сдавленно закашлялся при словах сереброволосого. А у Декстера в голове пронеслось только: "Ой, дурааак".

- Как хочешь, - девушка не сдвинулась ни на шаг, лишь запрокинула голову, чтобы видеть лицо мужчины. - Тогда будешь спать здесь. Только ночью в замке спускают пантер.

Развернулась и спокойно пошла на выход.

Все остальные потянулись за ней.

Лишь двое остались безучастными во время спонтанно возникших перепалок. Некромант сидел будто погруженный в себя и не интересовался ни происходящим вокруг, ни прелестной голубоглазой девушкой за его спиной. Её не портила даже стрижка.

Аэтерн же все это время вглядывался в темноволосую гибкую девушку, приставленную к нему. Будто надеялся найти в ней что-то и не находил. В итоге она не выдержала и, завлекающе улыбнувшись, спросила:

- Что, нравлюсь?

- Нет, - мужчина словно очнулся и постарался больше на девушку не смотреть.

В прежде пустом холле обнаружилась лестница, спиралью уходящая вверх. Все стали подниматься по ней. В местах, совершенно неотличимых от других, то одна девушка, то другая прикладывали ладони к стене. В тот же миг открывался вход, куда и приглашали мужчин.

Декстеру с Элем не повезло. Они были последними. Пришлось довольно высоко забираться по лестнице. Наконец, и перед ними открыли ход.

- Где будет размещен мой слуга?

- В смежных с вашими комнатах, - Декстер ожидал, что ход сразу приведет в комнату, но они оказались в длинном и извилистом коридоре. Он насчитал шесть поворотов, прежде чем коридор уперся в тупик. Девушка опять приложила руку к стене.

Апартаменты, предоставленные мужчинам, были бы роскошными, если бы не кроваво красные пол и потолок. Излишне говорить, что стены и вся мебель были непроницаемо черного цвета.

Да, в такой цветовой гамме Эль чувствовал себя как в своей стихии и не скрывал своего восторга. Только пожаловался:

- А мне так комнату раскрасить не дали.

В распоряжении мужчин оказалось три комнаты. Одна общая и две спальни. В каждой спальне была оборудована ванная комната со всеми удобствами по последнему слову магической техники. Оформлял их тот же дизайнер.

- Если вам что-то понадобится, приложите руку к этому красному пятну, - девушка указала на упомянутое пятно на стене в виде полуразрушенного черепа человека. - Приду я. Это в крайнем случае. Слуг нет. Все делается магией. В этом шкафу заказываете еду. Просто говорите, что вы хотите и открываете дверцу. То же с одеждой в шкафах у вас в спальнях. В ванных можете заказывать туалетные принадлежности. Свет выключать фразой "выключить свет", включать, соответственно, "включить свет".

- Что нам делать здесь до завтра?

- Что хотите. В пределах этой комнаты. Даже если вы умудритесь из нее выйти, про пантер это была не шутка.

- А что будет с флейцем?

Девушка пожала плечами.

- Вы, мужчины, иногда как дети. Видите ли не ту игрушку дали. Я бы его оставила там, но, думаю, им займется Анель. Она иногда излишне добрая.

И все таким спокойным бархатным голосом. От этого контраста Декстеру стало не по себе.

- Ты не любишь мужчин? - решил вклиниться рыжий.

- А за что вас любить? За раздутое самомнение или презрение к женщинам? - ее чувственные пухлые губы искривила усмешка.

- Не все мужчины такие, - вступился за свой пол Декстер.

- Не все. Вот и покажите, что вы не такие. Если у вас больше нет вопросов, я пойду.

Вопросы-то были, но вот отвечать на них явно больше не собирались. Но все же рыжий спросил:

- Зовут-то тебя как, красавица?

Декстер смутился. Ему и в голову не пришло поинтересоваться этим.

- Зовите меня Ина, - и вот вместо входа вновь сплошная стена.

Декстер, конечно, ее тут же обследовал, так и эдак прикладывая то правую, то левую, а то и обе ладони. И все это под насмешливым взглядом Эля.

- Не трудись. Эти проходы не открою даже я. Они срабатывают только на определенные ладони.

- Ну, и что ты обо всем этом думаешь? - Декстер опустился в соседнее с Элем кресло.

- Что думаю... Думаю, что здесь творится преизрядная пакость. Интересно, когда пропали остальные девушки?

- Нужно будет спросить, если нам дадут такую возможность. Как ты догадался, что они девушки?

- Да сразу. Это своего рода морок. Пока я его не убрал, вы просто не замечали, кого перед собой видите.

- А они не поймут, кто это сделал?

- Ну, это был для них сюрприз, но почему так произошло, они не догадаются.

- Как думаешь, эта Анель, она ведьма?

- О, несомненно. И сильная ведьма, - Эль лукаво глянул на Декстера. - Что, понравилась?

- Не знаю. Но несомненно, она красива.

- А вот она на тебя запала, - рыжий жмурился как довольный кот.

- Ты против?

Эль рассмеялся.

- Я - за. Она не последняя фигура в этой игре. А женщинами так легко манипулировать, если они влюбляются.



Где-то в замке, в это же время.



- Ана, как так получилось, что они узнали про нас?

- А я в курсе?! Я сама в шоке. Морок просто исчез.

- И что нам теперь делать?

- Не поднимайте панику. Ну узнали. Все равно они ничего не поняли.

- А если и моя иллюзия спадет? Да он меня убьет!

- Ди, я прикреплю ее еще на амулет. Только тебе придется носить его не снимая.

- Хорошо...

- Девочки, если они все равно поняли, давайте вернем наши прически? У меня при такой стрижке уши торчат...

- Лю, ты как всегда о своем.

- Она права. Я верну вам ваши волосы. Если уж они знают, что мы женщины, надо превратить нашу слабость в оружие.



На следующее утро.



То, что наступило утро, можно было узнать только по часам. Они услужливо тикали в углу, всю ночь мешая Декстеру спать.

Вечер прошел за чтением книг, обнаруженных в гостиной, и в разговорах. Другого развлечения не было. Магический планшет Эля, контрабандой пронесенный в замок, отказывался работать. На это рыжий лишь выразил восхищение:

- Вот ведьма!

Можно было бы напиться, но кто скажет, какие испытания ждут их? Скорее всего им понадобится хорошая реакция, а не дрожащие конечности и больная голова. Промаявшись несколько часов, они просмотрели все книги, оказавшиеся сплошь женскими любовными романами самого низкого сорта. Некоторые моменты позабавили. Мужчины обсудили возможность принятия тех или иных поз, описанных в романах. Некоторые описания расшифровке не поддавались. После этого перешли, конечно, на обсуждение женщин. Любовного опыта что у того, что у другого было хоть отбавляй.

Потом рыжий в какой-то момент перешел на тему искусства. И под обсуждение различных художников (ни одной картины которых Декстер, конечно, не видел), которые все как один бездарности, но почему-то ими все восторгаются, брюнет заснул прямо на диване гостиной. Лишь настойчивый тик-так заставил его через несколько часов перейти в спальню. Но оказалось, что черный монстр с встроенными в глаз часами, стоящий в спальне, тикает еще громче. Ни поднять его, чтобы вытащить в гостиную, ни остановить часы не удалось.

Еще и спать пришлось при включенном свете. Потому что как только тот гас, в комнате воцарялась абсолютно непроницаемая тьма, ведь окон не было. В темноте же механизм часов начинал хрустеть так, будто монстр в углу кого-то харчил. Ночники в комнате тоже отсутствовали.

В общем, когда этот монстр хрипло простонал семь раз (ну да, часы были еще и с "боем"), Декстер соскреб себя с черных шелковых простыней. Кстати, то еще удовольствие, потому что матрац тоже был обтянут шелковой тканью. Лишнее движение, и ты уже на полу. Утренняя ванна не намного, но подняла настроение. Правда, зеркало не порадовало. С таким лицом только драконов убивать.

Тем ужаснее было видеть в гостиной довольного жизнью Эля.

- Давненько так хорошо не отдыхал, - заявил он, потягивая на диване кофе.

Декстер недоверчиво посмотрел на него и молча прошел в комнату рыжего. Монстр в углу был и тикал столь же гадко.

- И тебе ничто не мешало? - брюнет вернулся в гостиную и тоже полез в шкаф за кофе.

- А что тут может помешать? Тихо, как в гробу, - Декстер подавился. Кофе, кстати, был великолепен.

- А часы?

- А что часы? Съесть они меня не пытались, - и он с наслаждением откусил хрустящую булочку.

- Думаешь, они могут? - теперь Декстеру было уже страшно. Насмешливый взгляд рыжего заставил смутиться.

- Мне вот другое интересно, когда за нами придет наша прелестная барышня? Отдых - это, конечно, хорошо, но я предпочел бы делать это не в условиях тюрьмы.

- Можем её позвать, - Декстер, вонзивший зубы в сэндвич с мясом, пожал плечами.

- Ты что, не помнишь, как ведет себя женщина, если с утра она не приняла душ, не уложила волосы и не накрасилась?

- О, да... - мужчина передернул плечами.

- А много ты знаешь женщин, встающих с утра пораньше? Вот то-то и оно.

Но, вопреки мрачным прогнозам рыжего, Ина появилась через полчаса. Мужчины сначала ее и не заметили, стены раздвигались бесшумно. Пока она не сказала:

- Доброе утро. Вам пора.

Но слова её пропали втуне. Потому что обернувшиеся при первых звуках мужчины застыли немыми изваяниями. И было от чего.

Девушка была, как и вчера, в штанах и рубашке, но какие это были штаны и рубашка... Брючки "в облибку", высокие сапожки, полупрозрачная рубашка с заманчиво распахнутым воротом подчеркивала высокую грудь. И пышные каштановые волосы волной по спине. Именно такие, как и хотел увидеть Декстер.

- Кхм... Здравствуйте, - первым очнулся рыжий.

- Ага, - только и смог выдавить второй.

Но мужчины быстро пришли в себя, оправившись от эффекта неожиданности. Опыт не пропьешь. Хотя не любоваться изящной плавной походкой девушки, так соблазнительно покачивающей бедрами, было выше их сил.

На этот раз в коридоре Декстер насчитал только три поворота, и, когда перед ними открылся выход, они очутились в холле на первом этаже. Никакой лестницы не было и в помине.

Мужчины возмущенно посмотрели на Ину, но она только улыбнулась, притом весьма ехидно.

Из проходов в других стенах, коих в холле сегодня было семь, появились и другие пары. Все мужчины, за исключением некроманта, выглядели уставшими. Взгляды, которые они кидали на девушек, не оставляли сомнений - к перемене облика равнодушных не осталось.

- Ух ты, красота какая! - раздался восхищенный вопль Эля. Его услышали все. И обернулись тоже все.

Рыжий стоял рядом с сереброволосой девушкой, которую сегодня не принял бы за парня даже слепой, и играл с кончиком толстой и длинной косы сложного плетения.

Девушка стояла замерев и медленно краснела под взглядами мужчин и ее подруг. А Декстер вспомнил, что в мире Флэ все были повернуты на своих волосах. Прикосновение к мужским волосам считалось оскорблением. А к женским... Когда девушка выходила замуж, она собственноручно обрезала свою косу и вручала мужу. И считалось, чем короче она обрезает волосы, тем сильнее любовь. Поэтому заигрывание с женскими волосами воспринималось однозначно как ухаживание.

- А они настоящие? - продолжал рыжий с придыханием, попутно гладя косу сверху вниз.

Побуревшая девушка вырвала косу из лап неадекватного мужчины и поспешила отойти подальше. Рыжий провожал ее совершенно восхищенным, слегка безумным взглядом.

- Ты хоть понимаешь, что ты сделал? - прошептал Декстер Элю.

- А ты как думаешь? - и хитрый взгляд его сторону, после чего продолжил пожирать глазами девушку.

- И как она тебя не убила?

- Ничего-то ты не понимаешь.

Тут в зале появилась Анель. На этот раз она была не в простом коричневом платье, а в летящем полупрозрачном нечто, цветом напоминавшем только распустившийся цветок дикой розы (именно так поэтично подумал Декстер, в обычном состоянии вообще не склонный к поэзии). В разрезах юбки мелькали стройные ножки. Рыжие локоны, перевитые нитками жемчуга, опускались ниже талии.

Рыжий на эту красоту только хмыкнул и продолжил поедать взглядом свое главное, сравнявшееся цветом с помидором, сереброволосое блюдо.

- Доброе утро, господа, - голос Анель серебряным колокольчиком разлетелся под сводами замка. Вчера он так не звучал. - Надеюсь, вы все хорошо отдохнули этой ночью (дружное мужское сопение), потому что сегодня вас ждет первое испытание. Предупреждая все вопросы: испытания будут проходить в несколько этапов, о количестве которых я ничего не могу сказать. Это известно только Повелителю. Оценивать вас будут девушки. Коллегиально. Поэтому в ваших интересах вести себя с ними корректно (взгляд в сторону сереброволосого Аргстрана). Решающее слово остается за Повелителем.

- Где гарантия, что испытания не будут вечными? - вперед выступил некромант.

- Честное слово Повелителя, - и милая улыбка.

- Тогда, может быть, нам будет предоставлена возможность увидеть короля Тенебрара лично и услышать это из его уст? - это уже Аэтерн.

- Повелитель появится, когда посчитает нужным.

- Как мы можем быть уверены, что вы действительно действуете по его приказу? - неожиданный вопрос рыжего заставил напрячься всех мужчин.

- Для подтверждения моих полномочий мне передана грамота с печатью короля и фамильный перстень с гербом семьи Вигоре, - ведьма подняла правую руку вверх, и тотчас на ней загорелся красным светом один из перстней. Над головой присутствующих на призрачных крыльях запарил дракон, трансформировавшийся в огненный росчерк "Вигоре". Подделать такое было не возможно, как и заставить показать подобное, если кольцо не передано добровольно. - С грамотой могут ознакомиться все желающие.

Из желающих оказался только всюду сующий нос рыжий. Он не спеша прочитал ее на два раза и вернул ведьме.

- Всё верно.

- Что ж, если формальности улажены, мы отправляемся к месту проведения первого испытания.

Все потянулись к выходу из холла. Рыжий в два шага догнал сереброволосую и молча пошел рядом, кидая на девушку страстные взгляды. Декстер не мог понять: то ли она действительно так понравилась Элю, то ли он решил поиграть в игру "соблазни противника".

- Вас надо проводить лично? - по руке задумавшегося мужчины сверху вниз скользнула женская ладошка. Нереальные зеленые глаза блестели лукавством.

- Почту за счастье, - он поймал её руку и поцеловал пальчики. В эту игру можно играть и вдвоем. Ведьма понимающе улыбнулась. Хм, возможно идея поехать сюда была не сильно плохой. И возможно, скоро ему будет с кем скрасить свои вечера. В конце концов, только он приехал сюда не за своей невестой (если не считать рыжего и слугу красавчика).



Накануне вечером.

Девушка старалась казаться невозмутимой и спокойной, но получалось плохо. Она боялась. Боялась своего спутника, идущего сзади. Его бесшумного передвижения, из-за которого приходилось постоянно оборачиваться. Его непроницаемо черных глаз, каких не бывает у людей.

В очередной раз обернувшись она неожиданно уткнулась носом в мужскую грудь, обтянутую черной рубашкой. Запах пряностей и меда, окутавший ее в тот момент, совсем не вязался с обликом некроманта. В страхе она отпрыгнула от мужчины, даже не подумав вытащить нож. Не зря девочки над ней смеются. Годовые тренировки так и не смогли воспитать в ней воина.

А мужчина, чуть улыбаясь, рассматривал напуганную девушку. Огромные голубые глаза, аккуратный носик, четко очерченные губы, густые русые волосы. Ростом ему по плечо. От остальных девушек ее отличали хорошо заметная робость и постоянное состояние испуга. Некроманту для осознания этого не требовалась магия, находиться без которой здесь было непривычно. Достаточно было знать язык тела, а знать тело - его профессия.

- Может быть, мы пойдем дальше? - его голос тоже пугал и завораживал одновременно. Казалось от него начинает вибрировать все тело. - Можете не оглядываться, я никуда не денусь и на вас не нападу.

Девушка залилась краской и втянула голову в плечи. Она решила, что хватит уже идти по коридору, с нее достаточно. Все равно этого змея не проймешь.

Проход открылся там, где она приложила руку.

- Эт-то ваши комнаты, - голос едва уловимо дрожал, - в этом шкафу можно заказать еду, в этом...

Речь её была похожа на подобные в других комнатах. Всё показать, объяснить. Только не смотреть на своего пугающего спутника. Она слишком поздно вспомнила простую заповедь - врага надо всегда держать в поле зрения. Когда, повернувшись, оказалась в кольце сильных рук и замерла не вилах пошевелиться.

- Я такой страшный? - и вот что ему ответить? Да, до дрожи в коленях? - Я не кусаюсь... если меня не просят.

И рукой приподнял ее лицо за подбородок. А она только и могла, что смотреть на него расширившимися глазами. Он медленно провел указательным пальцем по ее нижней губе. Ноги враз ослабели, как и руки упирающиеся ему в грудь.

- Как тебя зовут?

- Л...Мел, - непослушными губами выговорила она. А так как он палец от губ не убирал, получилось, что она говоря будто чуть поцеловала его. Некромант хищно улыбнулся.

- Спасибо... за экскурсию, - он отпустил ее и отошел. А Мел некоторое время стояла, пытаясь успокоить сбившееся дыхание и бешенный ритм сердца.



В других комнатах. Приблизительно в то же время.

Девушка шла впереди, будто нарочно дразня Аэтерна своей волнующей походкой. Тягучий плавный шаг, покачивание бедрами. Мужчина сходил с ума от такой похожести и непохожести одновременно. Легкий поворот головы, взгляд искоса. Легкая усмешка на губах. Она дразнила его. Как Диона в начале знакомства. Но эта девушка была более красивой, более безупречной внешне и от этого казалась искусственной. У жены была легкая горбинка на носу, родинка в уголке левого глаза, бледные едва заметные веснушки на носу, которые она пыталась безуспешно свести. И безупречная красота идущей впереди девушки раздражала. Такой, наверное, видела себя в мечтах Диона. Но эта девушка не была родной и близкой, и, казалось, будто она крадет такой любимый облик.

- Проходите, не стесняйтесь. Спальню тоже показать? - чуть закушенная губа. Сразу становится понятно, зачем зашел разговор про спальню. Диона такого себе никогда бы не позволила.

- Я сам.

- Как хочешь, - и столько иронии во взгляде. Да, у него давно не было женщины, но это не повод. - Тогда сам разберешься.

И всё так же покачивая бедрами она исчезла в стене. С добычей еды и прочих благ цивилизации ему пришлось разбираться самому, как настоящему мужчине. Благо опыт в ловле магических мамонтов был.



Настоящее время.

Водоем был огромным. Мужчины и девушки стояли сейчас в его узкой части, озеро же, постепенно расширяясь, уходило далеко за горизонт. Вдали на воде плавал какой-то красный предмет.

Порталы в окрестностях замка не работали. Поэтому, как и в прошлый раз, добирались они до озера на лошадях соловой масти, видно для контраста с общей цветовой гаммой замка. Смотрелись они призраками и в какой-то степени ими и были. Фантомы. Казалось, будто и не на коне едешь, а на облаке плывешь.

В этот раз по тропинке могли идти две лошади в ряд, чем не преминул воспользоваться Эль, не смотря на яростный взгляд набившийся в пару к сереброволосой. Вел он себя на удивление молчаливо. Только кидал красноречивые взгляды и изредка, очень дозировано, вздыхал. Так что девушке и предъявить ему было нечего.

Декстер же составил компанию Анель, которая сама его пригласила и всю дорогу кидала на него томные взгляды. Мужчина же любовался стройными ножками, обнажившимися в разрезах весьма неприлично задранной свободной юбки, когда девушка устроилась в мужском седле.

В хвосте процессии пристроилась Мэл, сбежавшая туда от некроманта. Девчонкам она ничего не стала говорить о его поведении вчера вечером. И об утре тоже ничего не расскажет.



Утром этого дня.



Когда Мэл вошла в комнату некроманта, то мужчину там не обнаружила. В спальне его тоже не было. Преодолевая робость, заглянула в ванную. Сердце тревожно забилось. В душе была включена вода, но никого не было. Неужели сбежал? Она шагнула в ванную комнату, желая убедиться в этом, когда сзади ее обняли сильные руки, прижали к мужскому телу, а мокрые волосы коснулись ее щеки.

- Пришла составить мне компанию? - шепот в ухо, и губы легкими поцелуями коснулись мочки и спустились на шею. Девушка не могла ничего вымолвить. С одной стороны, было страшно. А с другой... волнительно, что ли.

Ее властно развернули, и руками она уперлась в обнаженную мужскую грудь с гладкой, будто шелковистой кожей. И еще - грудь была влажной. И рубашка на спине Мэл тоже была влажной. Кажется, мужчина принимал душ, а значит... Значит не только сверху на нем ничего не было. Все это пронеслось в голове мгновенно, и под взглядом черных глаз она залилась краской.

- С такой прической тебе лучше, - рука мужчины прошлась по ее волосам, стянутым в хвост. - Но так будет еще красивее.

И Мэл почувствовала как её волосы освобождают от плена заколки. А потом её губ коснулись мужские в удивительно нежном поцелуе. И сопротивляться почему-то не хотелось.

- Если ты не будешь составлять мне компанию, тогда я оденусь, - и тепло другого тела отстранилось. Взгляд девушки невольно метнулся ниже живота мужчины, что не осталось незамеченным. К её облегчению (и к потаенному разочарованию) он был в полотенце.

- Я там подожду, - и стараясь не глядеть на некроманта, она выскользнула из ванной.



Ей было стыдно. Сколько девочки учили ее, как надо себя вести, а всё без толку. Рядом с Глациемом она чувствует себя беспомощной девчонкой, какой, в общем-то, и является. И теперь старательно его избегала.

Уже на берегу Анель решила исправить свое упущение и представила девушек всем.

Сереброволосую звали Ди. Высокую с каштановыми пушистыми волосами и оранжевыми глазами - Ина, как уже выяснили рыжий с Декстером. Так и оставшуюся с короткой стрижкой девицу, составлявшую "пару " Аэтерну, - Лю. Голубоглазую с пышными волнистыми русыми волосами - Мэл. Пятую, маленькую брюнетку с длинной косой и челкой и довольно пышными формами - Лэ.

Понятно, что это были не полные имена, которыми девушки по какой-то причине не стали представляться.

- Итак, ваше задание на сегодня: проплыть по озеру до того красного буйка и обратно.

- Как мы узнаем, что выполнили задание? - Аргстрана не устроил такой короткий инструктаж.

- Если вы вернетесь на берег - значит, выполнили, - прозвучало довольно зловеще.

- Я не хочу лезть в воду. Там наверняка пиявки, - капризным голосом заявил красавчик.

- Что вы, как раз пиявок там нет, - сразу напрашивался вопрос: "А кто есть?". Но никто не решился его задать. Мужчины хмуро рассматривали ведьму, думая, как им выразить все свои мысли по этому поводу и при этом не оскорбить ее далеко нескудным словарным запасом нецензурной лексики. Компромисса не нашлось. Поэтому они промолчали.

Девушки удобно расположились на песчаном берегу, предвкушая развлечение.

Мужчины осмотрели озеро. Ничего настораживающего не заметили: озеро как озеро. Разве что вода почему-то очень теплая, как в ванне. Поэтому насторожились еще больше. Известно - в тихом омуте черти водятся. Некромант даже зачерпнул воду и попробовал ее на вкус. Опять же ничего интересного не нашел. Просто пресная вода. А потом началось то, ради чего и было затеяно это испытание.

Мужчины стали раздеваться.

Первым скинул рубашку сереброволосый. Пышечка с черной косой решила его подбодрить и залихватски свистнула.

- Не тушуйся, красавчик, снимай дальше, - крикнула она, сложив руки рупором.

Ина уткнулась от смеха в колени. Другие девушки старательно делали невозмутимые лица. Анель, закусив губу, прожигала взглядом Декстера.

Аргстран тоже постарался сделать вид, что совершенно невозмутим. Но светловолосые так легко краснеют...

- Давай, давай. Можешь даже плавки снять. Здесь все свои, - меж тем продолжала кричать Лэ.

Декстер, поняв какое развлечение устроили себе девушки, раздеваться стал медленно, не отрывая взгляда от Анель. Когда он снял рубашку, ведьма подошла к нему и провела пальчиком по груди.

- Вы не забыли, что у вас штрафные очки?

- Что желает леди? - Декстер уже прикидывал, в каких кустах будет удобнее отрабатывать штраф.

- Пусть ваш слуга тоже участвует в заплыве.

Этого он не ожидал. Внутри шевельнулось что-то отдаленно напоминающее ревность.

- Как вам будет угодно.

Рыжий находился неподалеку, развлекаясь неожиданным представлением, и все слышал.

- Я не против, - не ломаясь, он быстро стянул с себя через голову рубашку. Сереброволосая, увидев это, покраснела и отвела взгляд, но исподтишка продолжила рассматривать. А посмотреть, как и у других, было на что.

Представленные мужчины оказались почти на все вкусы. Мускулистый и высокий сереброволосый пришелся по вкусу Лэ. После подбадривающих криков она так же во всеуслышание заявила:

- Всё, красавчик. Ты мой.

Остальные девушки были спокойнее.

Мэл некроманта уже видела и старательно прятала взгляд. А тот, не обращая внимания на зрителей, быстро избавился от одежды и стоял, позволяя любопытствующим вдоволь полюбоваться его гибкой фигурой. Желающая тайком вздыхала.

Анель переглядывалась с Декстером.

Лю старалась смутить взглядом Аэтерна, но он подчеркнуто не обращал на нее внимание.

Ина со спокойно и чуть ироничной улыбкой разглядывала всех по очереди.

Первым в воду зашел Аргстран, желая побыстрее все прекратить. За ним потянулись остальные. Последним был красавчик Проней, брезгливо прежде попробовавший ногой воду и с мученическим выражением лица всё же зашедший в озеро.

- Красиво плывут, - Ина без особого интереса поглядывала в сторону воды.

- Мой красавчик всех сделает, - азартно выпрыгивала на берегу черноволосая пышечка.

- Лэ, хватит прыгать. Все равно Тери лучше, - произнесшую это девушку чуть пнула ногой Анель, указывая глазами на стоящего рядом Урсуса, слугу Пронея.

- Тери может и лучше, а первый придет Аргстран.

Остальные в перепалке не участвовали, а наблюдали за плывущими, хотя их уже почти не было видно. Но вот буек качнулся раз, два... Значит, мужчины уже до него добрались и направляются обратно.

Девушки подобрались и с еще большим интересом принялись наблюдать. Если бы мужчины видели выражение их лиц в этот момент, они бы поняли, что пакости быть.

И действительно, когда до берега оставалось не больше двадцати метров, голова плывущего первым Аэтерна скрылась под водой, будто его кто-то утянул на дно. Недалеко отставшие мужчины, сосредоточенные на плаванье, этого не заметили. Через несколько секунд и они ушли под воду с небольшими интервалами.

Вынырнули все почти одновременно, отфыркиваясь и изумленно вертя головами.

- Кто здесь?! - фальцетом выкрикнул красавчик Проней. Ответом ему была появившаяся близко к берегу женская зеленоволосая головка и заливистый серебристый смех. Тут же вынырнуло еще около десятка русалок, а это были именно они.

Это озеро так и называлось - Русалочье. И если бы в свое время Эль лучше интересовался географическими объектами этого мира, он бы сразу его опознал. Потому что только это озеро имело такие теплые воды. Русалками в нем становились все девушки, утопившиеся из-за несчастной любви в любом из водоемов Шейнтии. У них не вырастали хвосты, отнюдь. Они на вид оставались девушками, только становились гораздо красивее и приобретали ярко-зеленые волосы. И очень не любили мужчин. Поэтому подговорить их на пакость, труда не составило.

Русалки стояли на мелководье, демонстрируя свои совершенные обнаженные фигуры, и махали над головами тряпочками.

Пакость была мелкой, детской и женской. Теплая вода, обнаженные женщины... и стянутые с мужчин трусы. Фраза "Если вы вернетесь на берег" заиграла красками.

Некромант фыркнул и, игнорируя русалок, вышел на берег. Контроль своего тела у него был безупречным, а в остальном - пусть барышни стесняются. Не стеснительные барышни встретили его аплодисментами и подбадривающими свистками. Стеснительные барышни подглядывали из-под ладони на глазах.

- Ну, мужики, готовьсь! - задорно крикнул рыжий и, подлетев к русалкам, схватил двух ближайших и закинул их на плечи. С этой ношей удивительно легко он ринулся к ближайшим кустам. Русалки сначала растерялись, а потом все дружно завизжали и, побросав трусы, ринулись на помощь свои подругам.

- Верни русалок, гад! - взревела Анель и тоже ринулась к кустам. Девушки припустили за ней, а мужчины спокойно разобрали белье и вышли на берег.

Всё же что-то о русалках Эль знал. Они не умели говорить и избегали близости с мужчинами. Завлечь и утопить - запросто, а вот за телесными удовольствиями - не к ним.

Русалок отбивать не пришлось. Рыжий выпустил их, как только добрался до кустов. Они убежали, пронзительным визгом обругивая похитителя.

- Этап засчитан, - недовольным голосом объявила вернувшаяся ведьма, косясь на машущего рукой из-за веток рыжего. Одежду для него пришлось нести Декстеру.

- А ты, красавчик, все же самый лучший, - Лэ подошла к сереброволосому великану, когда тот застегивал рубашку. Доставала она ему только до груди.

- А скромности тебя не учили? - недовольно буркнул Аргстран, все же польщенный оценкой.

- Нет. Правда ведь повезло?

-....

Через полчаса. Берег озера.



Девушки, отправив мужчин в замок, решили позагорать и искупаться. И, конечно, поболтать.

- Ну и как вам? - Анель растянулась на теплом песочке, скинув одежду. На мелководье резвились русалки, уже забыв про происшествие. Очень короткая память тоже относилась к особенностям русалок. Они не помнили ни только прошлой своей жизни, но даже того, что было час назад. Только в одном им память не отказывала - если надо было сделать пакость мужчинам. В остальном они вели себя как маленькие дети не старше года. Существовала легенда, если русалка спасет жизнь мужчине, то их русалочьи души отпустят на перерождение. Только русалки про это, естественно, не помнили.

- Великолепно, - брюнетка с косой мечтательно закатила глазки. - Только вот твое рыжее недоразумение испортило всё удовольствие.

Она пощекотала пальцами ноги голую спину сидящей сереброволосой.

- Оно не мое, - девушка раздраженно мотнула головой, отчего ее коса прочертила полукруг на песке.

- А вот он так не считает, - Лю, брюнетка с короткими волосами, лежала у берега в воде, раскинув руки и ноги как звезда. - Твоя коса свела его с ума.

- По-моему, он просто издевается. Наверняка знает про наши обычаи, только морду строит, что он весь такой наивный.

- Наивный - не наивный, а вот фигура у него загляденье. Да и силища какая. Двух теток упер, килограмм по шестьдесят каждая. Даром что мертвые. Но вы, девочки, как хотите, - Лэ перевернулась на живот, подставляя спину и округлый зад солнышку, - а Аргстран мой.

- Да тут на него вроде никто не претендует, - Ина ходила по берегу на руках. Спокойно сидеть - это не для нее. Она вечно тренировалась.

- Да, Ди, у тебя решающее слово, - коротко стриженная брюнетка недоумевающее посмотрела на Анель. Та в ответ тяжело вздохнула и выразительно посмотрела на сереброволосую.

- А? - Ди отвлеклась от созерцания водной глади.

- Кого, говорю, выбираешь: рыжего или сереброволосого?

- Никого, - покрасневшая девушка отвернулась.

- Да все с ней понятно, - Ина перекувырнулась в воздухе и приземлилась на ноги. - Сидит, рыжего вспоминает. Вон как на кусты косится.

- И никого я не вспоминаю! - возмущенно завопила Ди, но от кустов отвернулась.

- Так что, можешь, Лэ, забирать себе великана. Только как бы он тебя не задавил.

- Да чтоб ты понимала. Он такой... такой большой, - Лэ даже развела руками от избытка чувств.

- Ага, он такой большой... везде, - иронично протянула Лю.

- Я на это надеюсь, - ничуть не смутилась Лэ.

- А тебе, Ина, кто приглянулся? А то Проней освободился.

- Да никто. А этого себе забирай. Он вообще какой-то странный. Мне даже кажется, что он красит губы. А настоящий мужик должен быть воином.

- Аргстран мой, мы договорились, - сразу всполошилась Лэ.

- Да бери ты его, бери. Ди, поправь, если я ошибаюсь, но для вашего мира у него необычная внешность.

- Он полукровка. Его отец с Нилбога. А вы знаете, какие они там все, - мужчины Флэ сплошь были высокие и стройные. "Медвежья" фигура Аргстрана очень выделялась на их фоне.

- Дааа..., - мечтательно выдохнула Лэ.

- Не, ну кто о чем, а Лэ всё о размерах, - все засмеялись.

- И как это им пожениться разрешили? - полюбопытствовала Лю. Миры Флэ и Нилбог никогда не были в добрососедских отношениях.

- Они оказались истинной парой, - пожала плечами Ди. - Но отец его, как ни странно, приобрел большое уважение в их клане, да и в других тоже.

- Кстати об истинных... В этом лесу водятся аленькие цветочки, - заметила Анель.

- Ух ты! Это ж такая редкость! И когда они тут цветут? - оживились все. Единственный способ точно найти свою истинную пару и доказать это другим - сделать амулет из отловленного аленького цветочка. Только не во всех мирах они водились. Цвели раз в год в самый длинный день, были хитрыми и бегали по лесу. Да и действия амулета хватало на год от силы. А пойди-ка отыщи по множеству миров свою половинку за такой срок.

- Через восемь дней.

- Значит, пойдем искать! - Лэ пришлась по душе эта идея.

- Иди, может и повезет. Мне ни разу не удалось поймать.

- Зато у нас есть теперь целый поисковый отряд, - как бы между прочим заметила Ина.

- А это хорошая идея, - Анель встала и потянулась. - Я плавать, кто со мной?

И девушки с громкими криками понеслись в озеро. На берегу осталась сидеть только Мэл, рассеяно выводящая пальчиком узоры на песке. Она даже не прислушивалась к разговору. Её мысли были заняты совсем другим. Надо ли говорить кем? Из головы не шли капельки воды блестевшие в лучах солнца на его теле, когда он выходил из озера. И ощущение его кожи под пальцами. И тревожное, и томительное ожидание: а что будет сегодня вечером и завтра утром? А очень хотелось, чтобы что-нибудь было. Что-нибудь...приятное...

В это же время в замке.



По дороге поговорить не удалось. Лошади выстроились в цепочку и на понукания не реагировали, хотя ширина дороги по прежнему позволяла ехать двоим. Ворота замка оказались открыты. Как только вся процессия оказалась во дворе, лошади под мужчинами исчезли, и те упали на землю. Благо успели сгруппироваться и не сильно ударились.

- Вот ***** ведьма, - крепко выругался Декстер, на которого после возвращения на берег Анель больше не обращала внимания.

- И не говори, - рыжий потирал бок.

- Да все они здесь хороши, - пробурчал Аргстран, которому из-за массы и комплекции тела досталось чуть больше, чем остальным.

- Я вообще не понимаю, зачем мы должны проходить эти испытания. Нужны ему эти девки, так пусть забирает, - капризным голоском заявил Проней, который хоть и выглядел слегка женственным, был натренирован не хуже остальных и вообще умудрился приземлиться на ноги.

- А зачем тогда ехал? Сидел бы дома, - некромант отряхивал пыль со своих безупречно черных штанов.

- Я б и сидел. Если б не папаша... Вон Урсуса приставил, чтоб я не сбежал. Говорит, лишу наследства, если эту не привезешь. А я ее в глаза не видел. Прожила же она как-то здесь весь год, вот пусть и дальше живет.

- А если их здесь в подвале держат и пытают каждый день? - вкрадчиво поинтересовался Эль.

Красавчик видно представил, потому что побледнел.

- Лучше не надо про это, - осадил рыжего мрачный Аэтерн.

- Пойдемте-ка в замок, - Декстер с выражение посмотрел на рыжего: думать надо, что болтаешь, у человека там жена.

Холл опять выглядел по новому. На двух противоположных стенах плотно выстроились двери. На каждой висела табличка с именем жильца. Слева - мужские имена, справа - женские. Напротив входа были приветливо распахнуты двери в большую гостиную с камином, множеством кресел, диванчиков, столиков и с роялем в углу.

- Это мы что, теперь в клетушках будем жить? - визгливый голосок Пронея уже начинал действовать Декстеру на нервы. Красавчик распахнул дверь с надписью "Проней, Урсус" и с недоумением уставился на большую комнату, в которой и провел эту ночь. Аргстран тоже распахнул двери. Комната там тоже была. Другая. И обе они там поместиться просто не могли.

- Опять ведьминские штучки. Зато нам, кажется, дали больше свободы. Пойдемте лучше в зал с камином. Мне бы не помешало выпить, - рыжий становился негласным лидером команды спасителей.

Когда через полтора часа девушки, накупавшись и назагоравшись, вернулись в замок, они застали очень веселых и очень пьяных мужчин.

- Ой, и девчонки к нам! - рыжий шут, углядев вошедших, устремился к девушкам и, подхватив по локоток Анель и Ди, потащил их в гостиную. Сопротивления он даже не заметил. Почти не заметным, но очень точным движением в ритме танго отправил Анель в кресло к Декстеру (тот резко выдохнул от приземлившейся на живот тяжести и облил ведьму коньяком из бокала). Ди же крутанул на месте, почти уронил на пол, придержав рукой под спиной так, что девушка выгнулась дугой и приподняла одну ногу для равновесия. Глаза Ди нужно было видеть. Она совершенно не понимала, что происходит, только судорожно вцепилась Элю одной рукой в плечо, а другую руку он и сам держал.

- Я тебя так ждал, - выдохнул он ей куда-то в район расстегнутого ворота рубашки. Ловко подхватил ее на руки и приземлился на диван.

Поведение Эля, хоть и странное, имело свое объяснение - на весь замок звучало танго. За роялем, как ни странно, был некромант. Он только бросил взгляд на вошедших, и тема танго зазвучала с еще большей страстью.

- Аргстранчик! - Лэ с разбегу бросилась на мужчину и повисла на нем как маленькая обезьянка на баобабе. - Я тебя у них отбила! Теперь ты абсолютно мой! - и впилась в его губы поцелуем. Сереброволосый, красный от выпитого, подхватил ее пониже талии и на поцелуй ответил.

- Вот и кто из них здесь пьян? - глядя на эту картину, пробормотала Ана. Рядом раздался солидарный хмык. У стены стоял Урсус, охранник Пронея, кажется, абсолютно трезвый. - Давно они так?

- ТАК - не очень, а начали как приехали, - голос у него был низкий и бархатистый, совсем не сочетающийся с внешностью.

Красавчик Проней спал на диване, а Аэтерн молча пил, сидя у камина. Лю сразу подошла к нему и сейчас легко гладила его по волосам. Он не отстранялся, кажется, вообще не замечал.

Анель рассматривала расплывающееся на груди мокрое пятно.

- Скажи спасибо, что это не красное вино.

- Спасибо. Могу помочь устранить, - и мужчина лизнул лужицу коньяка.

- Что-то у меня есть идея получше, - она вскочила на ноги и, усилив голос магически, гаркнула: - А ну кончай балаган!

Рояль разразился неблагозвучным аккордом и затих, как и все в комнате.

- Дала бы доиграть, - в воцарившейся тишине голос Мэл услышали все. Глацием улыбнулся ей очень открыто и чуть поклонился.

- Так, рыжий. А ну отпустил косу. Ди, врежь ты ему уже. Лэ, слезь с Аргстрана, он сейчас задохнется. Лю... А, ты делай, что хочешь. Урсус, забирай своего красавчика. И чтоб я до утра тут никого не видела. Подниму в восемь...Нет! В семь! И если еще хоть раз такое повторится, будете сидеть под домашним арестом!

Как ни странно, но ее все послушались. Даже Лэ, которую, правда, пришлось за ручку уводить. Никак не хотела заканчивать переглядывания с сереброволосым и воздушные поцелуи.

В гостиной оставили только Аэтерна и Лю, севшую рядом с ним у огня.



В комнате Анель.



- Ты совсем с ума сошла? - напустилась ведьма на Лэ. - Ты так весь наш план под угрозу ставишь. Я понимаю еще заигрывания, но ты ведешь себя просто как помешанная нимфоманка.

- Ана, мы все здесь взрослые люди...Ну, почти все, - брюнетка покосилась на Мэл. - У меня секса не было уже полгода, после того, как твоя тетка заявилась. Между прочим, именно благодаря ей мы в таком дерьме сейчас.

- Ты знаешь, ей нельзя отказать, - Анель поморщилась.

- Конечно, она все мозги выклюет. Да от меня все мужики шарахаться стали, когда она им импотенцией пригрозила. А я, между прочим, замуж выходить не собиралась и не собираюсь. И этот Проней мне вообще на дух не нужен. Так чего ради я терпеть буду?

- Вот ты это Ганне и объяснишь.

- И объясню. Она что нам сказала? Месяц, чтоб разобраться? Мне, лично, дня хватило. Ей вон тоже, - Лэ указала подбородком на притихшую в углу сереброволосую.

- Она тоже хороша. Чуть этот шут гороховый её за косу схватит, так она сразу замирает, как дохлая курица. И это дева-воин?

- Ана, не надо. Я знаю, что веду себя как безмозглая девчонка, и постараюсь, чтобы этого больше не повторилось.

- Вы её не слушайте. Мне кажется, что Анель у нас сегодня перегибает палку, потому что все идет не так, как планировал наш стратег. И поэтому сейчас срывает на нас злость, - Ана, надувшись, кинула взгляд на Ину, но промолчала. - Лэ права. Здесь все взрослые люди и могут выбирать, с кем и как себя вести. В конце концов, Ганна только сказала, что мы должны на них посмотреть, узнать лучше. А дальнейшее - уже наша жизнь. Так что я иду спать. И если кто-то будет спать не один, то меня это совершенно не волнует.

С этими словами всегда такая спокойная Ина покинула комнату и с наслаждением громко хлопнула дверью.



В это же время у камина.



- Расскажи, какая она?

- Кто?

- Твоя жена.

- А почему я должен тебе это рассказывать?

- Не должен. Но мне кажется, тебе надо с кем-нибудь поговорить.

- Может быть...

- Почему не со мной? Так какая она?

- Она... красивая...

- Красивее меня?

- Красивее. Она красивее всех.

- А еще? Разве красота - это главное?

- Не главное. Еще она умная, иногда даже слишком. Добрая. Упрямая...

- Она тебя любит?

- ...

- Не хочешь отвечать?

- Не хочу. Тебя это не касается.

- Хорошо. А ты её?

- Люблю. Но это тоже тебя не касается.

-...

- Вот пусть только вернется. Хочет шляться с подружками - ладно, хочет магистром стать - даже помогу, заказы одна брать хочет - хорошо. Пусть только вернется.

- А измену ты бы ей простил?

- Раньше - нет. А сейчас думаю - пусть с другим, только бы жива была.

- Она жива.... И измен не было, я так на всякий случай. Не подумай чего.

- Я не думаю...

- Ты вот что... Извини меня... Я... Пойду я... Спокойной ночи.

- Спокойной...



За два месяца до описываемых событий. Где-то на просторах магического чата.



Ди: Девочки, возьмите меня к себе...

Девочки: Красотка, что случилось????!!!!

Ди: Он совсем меня зат****. Во всех смыслах...

Девочки: Хватит хвастаться!

Ди: Лэ, кто о чем! Секс - это хорошо, но не тогда, когда ты всё время должна проводить в постели! И вылазить из нее, только чтобы приготовить жратву и срачник убрать!

Девочки: Это и раньше было. Что тебя на этот раз довело?

Ди: Он запретил мне работать! Точнее, работать без него. Мне такой заказ подкинули! И вообще, достал со своей ревностью. Грозится совсем планшет отобрать. Пока проверяет все, где я лазила. Я нашу переписку и то шифрую как только могу! Надоело! Я хочу к вам! Пусть без меня побудет и поймет!

Девочки: Он не поймет.

Ди: Попытаться-то можно? А иначе я себя уважать не смогу.





Девочки: Уходи насовсем.

Ди: Без него-то я тоже не могу....



Ночью.



Аэтерну снился сон. С тех пор, как пропала Диона он был не первым. Иногда мужчина просыпался посреди ночи от ощущения теплых рук на своей коже. Родных рук. От этого до невозможности реального ощущения он резко вскакивал, но никого рядом не оказывалось.

Может быть, виноват коньяк, только в этот раз они не исчезли. И не только руки. Губы, почему-то всегда напоминающие вкусом малину. Женское тело, изученное до последней родинки. Всё было здесь.

- Ди... - выдохнул Аэтерн, зарываясь носом в её длинные пушистые и как всегда непослушные волосы.

- Тссс... - она прижалась к его губам в поцелуе. В полной темноте комнаты он её не видел. Но и зажечь свет боялся. Вдруг она исчезнет? А хочет, чтоб молчал...Так что ж, сны они такие невесомые и непостоянные, могут и от одного слова разрушиться.

Просто, молча, заскользил по телу в поцелуях, каждую минуту боясь, что всё растает. Шея, грудь, её плоский подтянутый животик и ниже, ниже... До пальчиков на ногах. Как он соскучился...

Уже засыпая, он обнял её, оплел руками и ногами. Только не исчезай...

Но утром только смятая постель да запропавшее нижнее белье говорили о том, что это был не сон.



Утром.



- ПОДЪЕМ! ПОДЪЕМ! - голос, силой своей могущий сдвинуть горы, разбудил всех. - Я обещала вам побудку в семь утра? Так вот, сейчас полседьмого. И считайте, что я сегодня ДОБРАЯ! ПОДЪЕМ! ПОДЪЕЕЕЕЕЕМ!!!!!!!

Крик продолжался, пока все, в том числе неумытые девушки в пижамах, не выползли в холл с уже не сдерживаемым желанием прибить мерзавку. И плевать, что она представляет здесь короля. Эту мымру, вырядившуюся в черные кожаные штаны, в черную же короткую кожаную куртку с золотыми эполетами, фуражку с высокой тульей и держащую в руках хлыст, хотелось четвертовать на месте даже её подругам.

- ПМС у нее что ли? - пробормотала Лэ.

Но жуткий крик Анель показался лепетом по сравнению с криком раненого бизона, когда из комнаты в одних штанах вылетел Аэтерн.

- Кто этой ночью был в моей комнате????!!!!

- Ну уж точно не я, - нарочито прочищая ухо выдал рыжий, стоящий с права от Аэтерна.

- И не я , - зачем-то подал голос Проней.

- А что, уважаемый, у вас случилось? - поинтересовалась ведьма, похлопывая кнутом по голенищу высокого сапога. Все остальные с нескрываемым интересом ждали ответа.

Мужчина внимательным взглядом окинул встрепанных девушек и, очевидно, не найдя требуемого, ушел в комнату, громко хлопнув дверью.

- Так, полчаса на сборы и жду вас всех здесь.

- Ана... - с плохо скрываемой угрозой протянула Лэ.

- Хорошо. Час. Но не больше. Иначе я начинаю злиться.

Испытывать на себе злость ведьмы желающих не было. Хотя она потом, конечно, извинится. Если еще будет перед кем.



Час спустя.



- Итак, - ведьма всё в том же наряде прогуливалась перед неровным строем мужчин, девушек и грязных ванн, - это ваше второе задание.

- Это что? - с нескрываемым отвращение спросил некромант.

- Это - топинамбур.

- Хм... Он живой?

- Топинамбур - это корнеплод из одного мира.

- И что с ним надо сделать? - переговоры вел Глацием. Рыжий же, как личность в испытаниях не участвующая, рассматривал содержание ванн с более близкого расстояния и чему-то радостно улыбался.

- Их надо помыть и почистить.

- Почистить от чего?

- От кожуры, - уставшая от недогадливости мужчин, Анель взяла в руки один корнеплод, напоминающий скопление небольших шариков. - Моете его. Только не магией, как я, а водичкой. И чистите.

Она достала маленький ножик и срезала кусочек кожуры.

- Ваша задача, получить как можно меньше отходов. Кожуру и чищенный топинамбур будем взвешивать. Еще вопросы?

- А можно за меня его почистит Урсус? - выступил вперед Проней.

- Нельзя, - отрезала ведьма.

- Но я испорчу мой маникюр!

- Что-что? - вытянула шею Лэ.

- Маникюр, - и красавчик вытянул вперед руки, демонстрируя безупречные ноготки покрытые прозрачным лаком.

- О боже, у него еще и маникюр, - зажав рот рукой Лэ вылетела в холл и уже оттуда донесся её хохот. У всех остальных выдержка была лучше, и они старательно сдерживали улыбки.

- И ничего смешного, если человек заботится о своих ногтях! - Проней даже покраснел от обиды.

- Конечно, конечно, - поспешила успокоить его Анель. - Но это недостаточная причина для замены. Мне очень жаль.

Но даже топинамбур в ванных понимал, что ей ни капли не жаль.

- А это орудие вашего труда, - и ведьма указала на незамеченную ранее кучку ножей, каждый из которых был длинной не менее тридцати сантиметров.

- А поменьше ножей не нашлось? - недовольно пробурчал Декстер.

- Хм... Лично для вас, - Анель подчеркнула последнее слово и, заложив руки за спину, встала перед мужчиной, - я могу поискать. Меч. Вам как - на метр, на полтора?

- Спасибо. Я уж тогда как-нибудь своим.

- Вы не поняли, - она вновь принялась расхаживать перед строем, так и держа руки за спиной. - Работаете только предоставленными ножами. Девушки дежурят по очереди, чтобы не было мухлежа.

- Воины не обманывают, - с внутренним достоинством произнес Аргстран. - Даже если задания такие глупые.

- Хорошо, но контроль всё равно будет. Время вам до вечера. Можете приступать.

- Я! Я! Я! - запрыгала, вытягивая руку вверх как школьница, вернувшаяся Лэ. - Я дежурю первой!

Как ни странно, но сереброволосый великан глядел на нее с добродушной улыбкой как на расшалившегося щенка. Хотя, что тут странного. С этой маленькой девушкой невозможно было не улыбаться. Такой активной и никогда не унывающей она была, и это не смотря на то, что жизнь ее не баловала

- Никому не помогать! - накопившееся раздражение Анель постепенно уходило.

- Как можно! - сделала честные глаза брюнетка. Хотя ведьма не сомневалась: Лэ обязательно полезет помогать Аргстрану, как и не сомневалась, что тот её не пустит.

Ана украдкой кинула взгляд на Декстера. Красив, паршивец. Игра игрой, но не одна Лэ вынуждена воздерживаться. Чтоб эту так превратно истолкованную Ганной женскую солидарность черт побрал. Плюнуть, что ли? Всё равно то, что здесь происходит, тетка не узнает.



Через полчаса.



- Наслаждаешься?

- Ага, - Анель, вытянув ноги, сидела на скамейке в саду. Наслаждалась, подставив лицо солнечным лучам.

- Не жарко? - Ина присела рядом, покосившись на кожаный наряд ведьмы.

- А магия на что?

- Хорошо быть ведьмой...

- Еще бы.

- Зачем ты вообще так вырядилась?

- А почему нет, - Анель пожала плечами. - Не помню в каком мире подсмотрела. Там это считалось эротичным.

- Сколько миров, столько и странных вкусов. Лэ всё еще дежурит?

- Ага. И, кажется, уходить не собирается. Ты же знаешь, легче мамонта заставить побриться, чем остановить Лэ на охоте.

- Больше всего меня в ней удивляет, что со всеми своими любовниками она потом умудряется сохранять дружеские отношения. И это при том, что дольше двух недель еще никто не продержался.

- Ведьмовской талант не пропьешь. Вот сколько Вилу в замок сил вбухал? А ведь она просто попросила помочь. И без всякого интима.

- И всё же мне кажется, что эта чистка овощей совершенно по-детски.

- Да вся затея наша исключительно детская. И я помню, что ты была против. Но из разумных у нас только ты, поэтому как всегда глупость и женская мстительность задавили массой разум.

- Ты, кажется, получаешь от всего этого удовольствие.

- А почему нет? Действительно, пусть эти мужланы узнают, на что они обрекают женщин. Видите ли женщина обязана уметь готовить, а что по этому поводу думает сама женщина и как она себя при этом чувствует, никого не волнует. Да и всё остальное...

- Можно подумать, ты из-за плиты не вылазишь. Да здесь как готовить знает только Лэ да Диона.

- Ну и что? Обучать-то меня все равно этому обучали...Пытались, точнее. Вот шкафы доставки у меня получились гораздо лучше.

- Да уж, много посетителей ресторанов порадовались твоему изобретению.

- Да ладно, подождут чуть дольше, зато ресторану как престижно - блюдо заказали в королевский дворец. Да и магазинам.

- И выгодно. Кто ж потом проверит, что именно заказали наши гости.

- Ну и припишут чуть. Всё равно знают, что наглеть нельзя.

- ... Всё ещё переживаешь?

- А как ты думаешь? Я его каждый день через зеркало ищу. Ответ один: ты прекрасна спору нет, но объект не обнаружен. Вот хоть так развлекаюсь...

- Я так и поняла.

- Ты всегда всё правильно понимаешь.

- Ладно, пойду я постреляю.

- Что на этот раз?

- Лук хочу попробовать.

- Гляди, не застрели кого ненароком.

- Ну что ты... Скажешь тоже: ненароком. Только если специально.



В это же время у ванн с топинамбуром.



- Они что, самые корявые по всему миру искали?! - всё же не выдержал издевательства Декстер. Сражение с очередным корнеплодом прошло в пользу последнего. Двуногое прямоходящее было повержено и без сил зашвырнуло нож в ванну. Довольный собой клубень полетел туда же.

- Не думаю, он в принципе такой. Хотя влияния подлой ведьмовской натуры не исключаю, - некромант с заданием не заморачивался, срезая все выступающие части на топинамбуре, отчего очищенные клубни имели вид многогранников. Преобладали кубики с ребром не больше двух сантиметров. Так гора очисток росла значительно быстрее, но и количество продукта в ванне тоже стремительно уменьшалось.

- Сурово ты с ними, - Аргстран кивнул в сторону жалкой горки голых топинамбуров.

- Ты не лучше, - действительно, сереброволосый тоже был безжалостным, только из-под его ножа падали шарики схожего размера.

- Проиграть не боишься? - Декстер заинтересованно рассматривал плоды "трудов праведных" двух мужчин.

- Нет. Что там говорилось в письме-то? - некромант кинул странный взгляд на Лэ. Девушка уже целых десять минут молчала. Сидела, скромно сложив ручки на коленях, и преданным взглядом свежевала и поедала Аргстрана. Таких поразительных успехов удалось добиться угрозой: попросить Анель заменить наблюдающую. До этого девушка скакала вокруг бешенной белкой и советовала, советовала, советовала. И всё - из лучших побуждений. - В случае неудачи пришлют по частям? Так мне, честно скажу, не привыкать: с неживыми я имею дела гораздо чаще, чем с живыми.

Всё же, не смотря на свое очень увлекательное занятие, Лэ реплику некроманта услышала и покосилась на того с явным неодобрением.

- А зачем же тогда сюда поехал? - Декстер вздохнул и решил перенять опыт товарищей.

- Да так, были причины... - Глацием явно был не настроен откровенничать.

- Граф Стултум, а Вы что там делаете? - кинул Декстер любопытный взгляд в сторону красавчика. Проней уже минут пятнадцать как бросил чистку и, зарывшись в кучу клубней чуть ли не по пояс, раскладывал топинамбур в разные кучки. Услышав вопрос, он вынырнул и чуть покраснел:

- Он такой интересный! Вот смотрите: этот на собачку похож, а этот как человечек. Бегемот тоже есть. Конь. А это... - Проней держал в руках продолговатый клубень с двумя шарообразными утолщениями с одного конца. - В общем, и это.

- Кхм, - Декстер с трудом сдерживал смех. - А чистить ты его собираешься?

- Собираюсь.... - и он, с душераздирающим вздохом осмотрев свои ногти, принялся за работу.

Все это время Аэтерн, не отрываясь, чистил топинамбур. В его ванне клубни почему-то были заметно крупнее и ровнее.



В замковом саду. Где-то в это же время.

Ина осваивала лук. Обычный, совершенно стандартный, но видела она его во второй раз в жизни. Первый - когда покупала. Освоение различных видов вооружения с некоторых пор стало её хобби. Конечно, она находила себе учителей. Не размахивать же шпагой, например, в воздухе, сражаясь с воображаемым противником. Детство-то уже кончилось. Ну, почти. Но в замок не притащишь наставника. Поэтому за месяц добровольно-принудительного заключения Ина решила освоить лук. Ничего сложного не предполагалось. Но всё оказалось печально - стрелы летали по любым траекториям (только что восьмерки в воздухе не описывали) кроме нужных. А если по чистой случайности долетали до мишени, то втыкаться в нее уже отказывались.

- Да чтоб тебя волкодлак в засос поцеловал! - в сердцах выругалась девушка на очередную ушедшую пообщаться с кустами стрелу.

- Первый раз слышу такое ругательство, - мужской голос заставил Ину подпрыгнуть, в развороте выхватывая нож. У дерева в расслабленной позе, улыбаясь, стоял Урсус.

- А, чёрт кудлатый, напугал, - она спокойно убрала нож.

- Почему "кудлатый"? - искренне удивился мужчина.

- Хм, а против чёрта ты ничего против не имеешь?

- Нет, - улыбка удивительным образом преображала обычно хмурое лицо телохранителя. - А вот с кудлатостью ты точно не угадала, - и он провел рукой по короткому ежику светлых волос.

- Ну, рогов у тебя тоже не заметно.

- А я их днем снимаю и храню в сейфе, чтоб от солнечного света не потускнели.

Ина фыркнула и, не сдержавшись, рассмеялась. Юмора от наемника она никак не ожидала.

- Убедил, не кудлатый не черт.

- Можешь звать меня лысым ангелом, я не обижусь.

- Звание ангела ещё нужно заслужить, - Ина с каким-то новым интересом рассматривала мужчину.

- У меня есть идея. Хочешь, научу стрелять?

- А ты можешь? - девушка уже готова была признать за ним право на нимб.

- Постараюсь, - он мягко улыбнулся и подошел ближе.

- Что я делаю не так?

- Прежде всего, ты не так стоишь, - она вручила ему лук, правильно оценив намеренья. - Вот смотри, рисуем воображаемую линию до мишени, ноги ставим почти параллельно друг другу. Вот так. Видишь?

Ина видела. А еще видела перед собой сильного и обаятельного мужчину.

- Давай теперь ты, - объяснив всё, Урсус уступил ей место.

- Так?

- Почти, - он присел и чуть передвинул её ноги.

- И спину прямее, не надо так прогибать в пояснице, - легкое движение ладонью по позвоночнику, потом по животу.

- Не сгибай колени. Грудь опусти, - рука иллюстрирует слова.

Вот стойка принята, лук поднят, стрела выпущена. Пролетела, правда, мимо мишени, но это сейчас и не важно. Что он там говорил? Спину прямо? Ина выгибает спину и поднимает грудь. Учитель, конечно, поправляет. Еще пара стрел. Ноги прямо, опора на носки? Колени чуть сгибаются, вес на пятки, спина изогнута. Рука касается нежно, чуть задерживается на животе.

Когда всё повторилось в десятый раз, Урсус не выдержал:

- Ты издеваешься? - голос охрип. Дыхание шевелит волосы на её макушке.

- А если да? - девушка повернулась в кольце сильных рук. Огненные глаза лучились весельем. - И вообще, еще разобраться надо, кто тут издевается. Только не говори мне, что всё нельзя было объяснить словами.

- Можно, - он улыбался. - Но тогда не было бы этого.

И хотя губы совершенно не участвуют в стрельбе, занялся почему-то именно ими. Ина отшвырнула лук не глядя и не заботясь о его целостности. В какой-то момент чуть отстранилась:

- А ты мне покажешь рога... в твоем сейфе? - он чуть приподнял бровь. - Или может быть даже хвост?

- Мне нравится ход твоих мыслей.



В замке. Время всё еще то же.

Эль, совершенно на законных основаниях покинувший место пытки топинамбуром, стоял под дверью и не решался постучать. Уже несколько раз поднимал руку и бессильно опускал. Весельчак, непосредственный до зубовного скрежета отдельных лиц, шутник и любимец женщин в некоторых вопросах был стеснительнее самой девственной девственницы. Постояв еще несколько минут и издав с десяток тяжелых вздохов разной степени отчаянья, он напомнил себе, что уже взрослый мужчина и не один раз делал ЭТО. Хотя каждый раз проходил через похожие терзания, если только ему самому Это не предлагали. Тренинг помог, и он всё же постучал в дверь, замерев с гулко забившимся сердцем.

Открыли почти сразу. Под вопросительным взглядом серых глаз рыжий совсем стушевался.

- Вы что-то хотели?

Эль облизнул враз пересохшие губы.

- Хотел...

- И что? - девушка поторопила внезапно притихшего мужчину, старательно отводящего взгляд в сторону.

Что, прям так и сказать? В холле?

- А можно я войду?

Она смерила его взглядом, что-то прикинула в уме и отступила в сторону. Эля уговаривать не пришлось. Он быстро проскользнул в комнату.

- Так что вы хотели? - девушка стояла, чуть наклонив голову, и нервно теребила серебристую кисточку косы.

- Я понимаю, моя просьба может показаться странной. Но вы не подумайте чего. Я серьёзно. Просто некоторые не верят или просто не хотят. У всех же свои привычки, убеждения. Но обещаю, если не захотите, то никто не увидит. Я даже не скажу никому. И я хорошо это делаю. Честно. Может, не всегда обычно. Но для вас подходит только классическая техника. Просто вы такая красивая...

Ди смотрела на него расширившимися глазами и не могла взять в толк, о чем он. Картинки, вставшие перед её мысленным взором, заставили девушку усомниться в приписываемой себе скромности.

- Вы о чем? - слюна вдруг стала вязкой, а голос сорвался в писк.

- А можно я вас...- рыжий поднял умоляющий взгляд, - ... нарисую?



Три часа спустя.



Уже час Ди каждую минуту посылала на голову рыжего проклятия, но - увы! - ни одно из них не сбывалось. Вот когда пожалеешь, что ты не ведьма и не маг.

Когда она уточняла, не думает ли Эль рисовать её ню, надо было поинтересоваться, сколько портретов он собрался делать. Возле мольберта уже возвышалась кучка карандашных набросков, а на полу сохло несколько акварелей. Но по своей глупости Ди удовлетворилась услышанным ответом:

- Ну что вы! Ню! Как можно! Если только сами захотите, - еще и очень мило покраснеть умудрился.

И вот теперь ей очень хотелось раздеться. Может, Эль хоть прекратит с маньячным видом марать один лист за другим. Теперь стала понятна причина его повышенного интереса - ему нужна модель. И, как ни странно, Ди уловила свое разочарование. Она уже собралась давать отпор, держать оборону, а тут просто с мольбертом постоять пришли. Да, он не заинтересовал её как мужчина.... Хорошо, заинтересовал, но только чуть-чуть. И теперь было обидно.

На волне попранной женской гордости уж было собралась расстегнуть пуговки на рубашке, как раздался стук в дверь.

- И... - в комнату просунулась симпатичная головка Мэл. - Ой! Ди! А что вы тут делаете?

- Песни пляшем, - буркнула сереброволосая, недовольная провалом своего плана. Мэл стушевалась. - Что-то случилось?

- Они чистку закончили. Ана всех зовет.

Уф! Вот и раздеваться не пришлось. Хотя, кажется, всё равно хочется. Девушка вздрогнула от такой мысли. Это кто сейчас подумал? Никто ничего не хочет. Он не в нашем вкусе! Но замершего рыжего окинула внимательным взглядом. Тонковат немного, и роста бы повыше, и волосы потемнее. А вот фигура у него красивая.

- Уже всё?.. - прям маленький мальчик, у которого злые тети отобрали конфету. - А можно я ещё приду?

- Можно, - сказала Ди и мысленно дала себе подзатыльник. Вот кто тут ныл три часа? Ещё помучиться захотелось? Но где-то в глубине зазвучало то, что и ответило сейчас за нее: предложение о ню остается в силе.

Эль расцвел.

- Тогда это Вам, - и протянул ей лист с мольберта. Девушка на рисунке была похожа и не похожа на Ди. Блеск в глазах, чуть приоткрытые губы, легкая, какая-то завлекающая улыбка. Ди покраснела. Неужели так хорошо было видно, что она в тот момент думала? И Эль не только это уловил, но и запечатлел? Ужас!

- Ой! Иии... И какая же ты тут красивая! - Мэл тоже рассматривала портрет.

- Спасибо, - опасаясь смотреть на художника, Ди положила рисунок на стол и вышла из комнаты. Жаль не видела она в тот момент хитрой улыбки Эля.



Анель, в тех же кожаных брюках, но в пышной воздушной кружевной блузке, перетянутой под грудью черным корсетом, расхаживала вдоль строя ванн. В глазах её плескалось удивление, пополам с восхищением. Всё же мужская наглость не знает границ.

- То есть, вы хотите сказать, что это всё, что получилось с целой горы топинамбура? - она в очередной раз осмотрела жалкие горки в кастрюлях четырех мужчин.

- Именно, - на мужчин, даже на Декстера, воинственно-сексуальный вид ведьмы впечатления не произвел. И, кажется, это её бесило больше надругательства над клубнями.

- И вот еще мне интересно, кто подсунул ему картофель? - она ткнула пальцем в Аэтерна и оглядела вошедших девушек. Виновница отвела взгляд.

- Я чистил то, что было.

- Что Вы, к Вам никаких претензий. Это была организационная ошибка, - ведьма еще раз метнула взгляд, обещающий скорую и кровавую расправу, на девушек.

- Граф Стултум, а Вы не объясните, почему часть клубней Вы не почистили?

- Я не могу их порезать. Смотрите, они же такие красивые! Вот собачка, вот слоник, - и он начал демонстрировать их ведьме.

- Так! Всё! Достаточно. Я поняла, - она подняла руки вверх. - Будем считать, что испытание вы прошли.

- И даже взвешивать не будете? - некромант усмехался.

- Весы на такой маленький вес не рассчитаны, - отрезала Анель. - Девушки, пройдите со мной. А вы, саботажники, на сегодня свободны. Только никаких пьянок! - поспешила она осадить уже потирающих в предвкушении руки мужчин.



В комнатах Анель.

- Ну, и с чего ты решила ему жизнь облегчить? - ведьма уже совершенно не злилась. Да и в отношения этих двоих зареклась влезать.

-...

- Ночью, я так понимаю, ты у него была? - это уже догадливая Мэлвин.

- Попробовал бы кто из вас, придушила бы, - пробурчала красная Диона.

- Так может, уже сознаешься?

- Да ты что! Он же прибьет меня! - вскинулась мужнина жена. - Уж, во всяком случае, точно не простит!

- Давай разыграем, что тебя решили вернуть. Мол, очень хорошо картошку почистил, в отличие от этих охламонов. Не спешат вас женихи спасать, девочки, - голос Анель выдавал её усталость.

- Ага, за ванну картошки... Всех тогда придется выдавать.

- Да и проверить хочется, правда ли он изменился, - протянула Мэлвин. Диона опустила голову. - Эгоистка ты, не первый раз тебе говорю.

- Вас бы на мое место! Тогда поняли бы о чем речь!

- Да, нас бы на твоё. Выйти замуж за любимого мужчину, это же так ужасно, - не сдержалась Индгир.

- Простите, - Диона с трудом сдерживала слезы. - Любимый мужчина - это да. Только не выносимо себя чувствовать хоть и любимой, но вещью. Он сейчас что хочешь скажет. Только если я вернусь, и всё начнется сначала, мне придется уйти. Насовсем.

- В общем, тебе решать, тебе и отдуваться. Лучше скажите, что делать-то будем? Они рано закончили. Чем занимать их будем на остаток дня? Или пусть делают, что хотят?

- А я предлагаю пляжную вечеринку, - Нелэ со вкусом потянулась.

- На озеро опять поедем?

- Неее, у бассейна. И чтоб музыка, и мы все такие красивые в купальниках, ну и мужчинки... без ничего.

- Кхм, ну я ничего не имею против двух первых пунктов, а вот мужчины пусть лучше будут в плавках, - Анель эта идея пришлась по вкусу.

- А может не надо? - робко спросила Люциата.

- Кто еще против?

Остальные были "за".

- Что ж, вечеринке быть.



Через час.

- А я удваиваю ставку, - четверо мужчин сидели за столом и резались в карты, рядом с каждым стояла кастрюля. Аэтерн и Урсус сидели молча у камина, а рыжий рисовал что-то в большом блокноте.

- Что это они делают? - Ина подошла к наемнику.

- Покер, на топинамбур, - Урсус ей нежно улыбнулся.

- А вас не приняли, как несостоятельных?

- Угадала.

- Я с вами посижу? Не помешаю?

- Конечно не помешаешь.

Аэтерн кинул на девушку чуть мрачный взгляд, но промолчал. Так что Ина устроилась в соседнем кресле.

- Ой, смотри, а у тебя теперь все красненькие! - Лэ весьма непосредственно заглядывала через плечо сереброволосому. Тяжкий стон Аргстрана и смех остальных мужчин раздался одновременно. - я опять что-то не то сказала? Но сейчас же они у тебя не по порядку....

Аргстран стукнулся головой об стол.

- Аргстранчик, миленький, ну хочешь, я у них тоже посмотрю, - на эту реплику некромант и Декстер положили карты на стол, а Проней нежно прижал их к себе. Возле последнего на столе кроме кастрюли стояли еще топинамбуровые собачка и слоник, с кокетливо повязанными бантиками.

- Не надо. Солнышко, а может ты просто помолчишь?

Лэ покаянно опустила голову, и мужчина легко погладил её по волосам.

- Угу.

- И в какой раз это повторяется? - спросила Ина у Урсуса.

- Кажется, раз в пятый, - он так посмотрел на девушку, что она покраснела. Сразу вспомнились три часа, проведенные наедине. Урсус сумел удивить смесью страсти и нежности.

- А три дамы это хорош... - Аргстран не выдержал и, схватив Лэ в охапку, закрыл ей ладонью рот.

- Еще раз сдавать? - поинтересовался Декстер.

- Да, а кое-кто болтливый посидит у меня на коленях, - свою угрозу сереброволосый выполнил, так и не отводя своей ладони от лица девушки. Но обиженной Лэ не выглядела. Скорее довольной, будто только на это и напрашивалась.

- Дорогие наши гости, - в гостиной появилась Анель. - Мы решили скрасить ваше пребывание здесь, поэтому сегодня к семи вы все приглашены на вечеринку у бассейна. Форма одежды соответствующая.

- А здесь есть бассейн? - Проней очень оживился.

- К вечеру будет.



Тот же день. Близко к семи вечера.



- И? - некромант и остальные мужчины осматривали представший их взору бассейн. Водоем своими эпическими размерами немного уступал маленькому морю. Края его терялись в синей дымке; над водой же на высоте около двадцати метров парил огромный хрустальный остров, более похожий на банальный блин. К острову вели с двух сторон лестницы, тоже прозрачные, без перил и опорных столбов.

- Морок, - выдал рыжий. Все с любопытством на него посмотрели. - На самом деле он не больше двухсот метров что в длину, что в ширину.

- А остров? - поинтересовался Проней.

- Остров настоящий.

- Да меня, в общем-то, не это интересует, - некромант, поворачиваясь вокруг, осмотрел искусственный пляж. - Мне вот интересно, где наши замечательные девушки?

- Готов поспорить на годовой запас топинамбура, что свое появление они обставят максимально эффектно, - ухмыльнулся Декстер.

- Да что тут спорить, это они любят. Тогда, может, сядем? - и Глацием растянулся на ближайшем лежаке. - Чтоб от эстетического шока не упасть.

- У меня есть идея получше, - рыжий хитро улыбнулся.

Так что когда минут через двадцать в свете внезапно вспыхнувших прожекторов под призывно зазвучавшую музыку в дверном проеме появились шесть полуобнаженных прелестниц, их встретил полукруг развернутых в сторону замка шезлонгов, конечно же не пустых. На них возлежали полностью одетые мужчины с самыми скучающими выражениями из их арсенала на лицах. На музыку и яркий свет они лишь поморщились.

Поняв, что нужного эффекта они не добились, Анель досадливо махнула рукой, и музыка, всхлипнув, умолкла.

- А я говорила, - ничуть не скрываясь выдала Ина.

- Ну и чтобы это значило? - ведьма зло прищурила глаза.

- А это значит, меньше книжки надо читать с любовными романчиками, - Эль одним быстрым и слитным движением оказался нос к носу с разозленной ведьмой. Та в свою очередь покраснела. Страсть к иномирным книжкам про вечную и сладкую любовь была её тщательно оберегаемой тайной. А что поделаешь, если мужчины в жизни Анель попадались не раз и даже не два, а вот экземпляры с пламенной любовью были редки как карликовые баобабы, точнее встречались только в книгах. Девичье же сердце требовало тепла и ласки, а не только секса.

- Мне можно, я - девушка, - ведьма только что не шипела. - А вот ты откуда осведомлен о их содержании?

- Должен же мужчина знать, какая плесень водится в столь прекрасных головках, - и сказал это столь самодовольно, что так и хотелось пожать плечами и признать: любовные романы просто обязаны подлежать изучению мужским полом.

Рыжий стоял так близко, что Анель телом в крошечном купальнике хорошо чувствовал его тепло. И это рождало в ней странные чувства: хотелось прижаться, обнять его... а потом двинуть хорошенько коленом и приложить чем-нибудь по голове. Только один человек всегда вызвал в ней такую бурю чувств. Она более внимательно просканировала рыжего, задействовав все свои магические умения, но ничего особенного не обнаружила. И тихонько вздохнула: то ли с разочарованием, то ли с облегчением. Что не укрылось от Эля.

- Нравлюсь? - и как-то по особенному усмехнулся. Самодовольно (это определение вообще у Анель прочно ассоциировалось с Рыжим), сексуально, но при этом иронично и с вызовом. И ведьма, внезапно успокоившись, поманила его пальчиком, заставляя наклониться.

- Пять за попытку вывести меня из себя, - томным голосом начала она ему на ушко, - только боюсь, кое- кто этого не оценит.

Эль покосился на подчеркнуто безучастную Ди.

- А мне кажется - наоборот, - у рыжего получилось не менее томно.

- Не прогадай, стратег, - ведьма поймала себя на какой-то общности с рыжим и развеселилась. Всё же обаяния у него не отнять. Интересно, что еще этот затейник придумал? В том, что именно Эль руководил действиями мужчин, Анель не сомневалась. - Так что, вечеринку отменяем?

Это уже она заявила громко, отступив от рыжего на шаг.

- Отчего же? Врубайте спецэффекты.

Ох, что-то сейчас будет. Шкодливое выражение глаз и предвкушающие улыбки мужчин об этом говорили ясно. В этом представлении не участвовал только Аэтерн, что было вполне предсказуемо - балаган не для него.

Анель чуть махнула рукой, и пространство вокруг вновь заполнили звуки музыки. Девушки ожидали незабываемое зрелище. И они его получили. Правда тут же они получили и урок: мужчины тоже могут быть коварными.

Под музыку они встали и чётко, по-военному быстро и аккуратно... разделись. Даже сложили одежду в стопочки.

Первой не выдержала Ина и залилась смехом. А за ней и другие.

- А ещё раз повторить сможете? - Лэ радовалась как ребенок.

- Только помедленнее, - Ина с намеком посмотрела на Урсуса, что осталось не замечено всеми, кроме него.

- Мир? - рыжий так и выступал парламентером.

- Мир. Так что, принимайте гостей, - и Анель хлопнула в ладоши.

Не успело смолкнуть эхо хлопка, даже перекрывшего звучавшую музыку, как пляж и вода в бассейне заполнились множеством молодых парней и девушек. У всех был зеленоватый оттенок кожи, длинные волосы и минимум одежды.

- Кто это? Фантомы? - кажется, новоприбывшим удивился только Декстер.

- Нимфы. Ты разве их раньше не встречал? - рыжего наличие гостей только обрадовало.

- У нас в мире их нет. Но разве они не все девушки?

- Конечно нет. Есть мужские деревья, есть женские. А в воде водные нимфы. Можешь развлекаться по полной. Девушки с удовольствием составят тебе компанию во всем. И в том количестве, в каком захочешь, хоть десяток одновременно. Незабываемые ощущения, я тебе доложу. И никаких претензий на утро.



РАЗ....



Какую цель преследовала ведьма, приглашая на вечеринку всех окрестных нимф и нимфов? Прежде всего - разрядить обстановку. Вечер в стиле "девушки против мужчин" (хотя, если отдать должное организаторским способностям Эля, это было бы скорее "мужчины против девушек") ее совершенно не устраивал. А так - толпа. С одной стороны - у всех на виду, с другой - можно и затеряться. Да и множество легкодоступных нимф - хороший способ мужчинам сбросить напряжение. Во многом Анель была прагматиком, а отрицать некоторые потребности мужчин вообще считала глупым. С другой стороны, она и сама была не против отловить какого-нибудь симпатичного нимфа.

В общем, намерения были самые что ни на есть благие. И какие боги ей объяснят, почему уже прилично выпившая ведьма утащила к себе в комнату очень симпатичного, синеглазого, темноволосого, мужчину с бородкой, но ни разу не нимфа? Сказать, что плохо соображала? Нет, не так много она выпила и очень хорошо понимала кого, куда и зачем. И когда выцарапывала его из круга нимф - тоже. Хорошо, что девушки понятливые, сопротивления не оказывали. Правда Декстер, похоже, в её представление поверил. Особенно после откровенного поцелуя. Решил, что Анель пьяна уже сильно и от представившихся возможностей не отказался. Кстати, почему? Побоялся неадекватной ведьмы? И как он поведет себя сейчас, после всего случившегося?

А случилось многое. В общем-то, это многое случилось два раза подряд и, кажется, сейчас будет третий. Любовником он оказался гораздо лучше нимфа. Так уж устроена природа этих легкомысленных созданий, что гораздо больше удовольствия нимфы получают от удовлетворения партнера, а не своего. Поэтому в сексе заботливы до навязчивости. Для первых сексуальных опытов самое то, а потом хочется большего. Чтоб партнер тоже зажигался от твоего прикосновения. Чтоб дарил удовольствие не только тебе, но и себе. Чтоб позволял и тебе лидировать и управлять. О, эта сладостная борьба. Когда вроде и один против другого, и в то же время вместе.

И именно с Декстером Анель поняла, чего ей не хватало прежде. Ведь кроме опыта с нимфами у нее другого не было. Одним им не важно, какой статус она занимает. И только они никогда не будут пытаться управлять ведьмой только потому, что когда-то разделили с ней постель.

Лёжа в объятиях мужчины, слушая бешенный стук его сердца и понимая, что ей совершенно не хочется его отпускать, ведьма сделала то, что ей продиктовал рассудок.

- Я думаю, теперь ты можешь уйти, - она выпуталась из объятий и сделанным равнодушием принялась искать, куда засунула халат.

- Что? - мужчина выглядел удивленным.

- Секс, говорю, ещё не повод занимать половину моей кровати ночью.

- Даже так? - да, стоило предугадать хамство ведьмы. Связи без обязательств на одну или несколько ночей с Декстером случались не один раз. Скорее, только такие связи у него и были. Но выпроваживали его так впервые. Он сдернул простынь с кровати и завернулся в нее наподобие тоги. Не хватало ещё сейчас нижнее белье искать. - Что ж, на прощание даже не поцелуешь?

- Не думаю, что это нужно. Я развлеклась, ты развлекся. Нежностям тут не место, - да где же этот халат?! По примеру мужчины Анель подобрала покрывало с пола и закуталась в него.

- Да, действительно. О чем это я. Ну, тогда пока, - мужское самолюбие было задето, не без этого. Только было еще что-то, отчего его сердцу было сейчас больно. Может разительное отличие нежной и страстной ведьмы еще каких-то десять минут назад от той стервы, что он видел перед собой сейчас? Ту ведьму хотелось обнимать и защищать от всего мира. Эта же сама весь мир перетрясет и поставит как ей надо.

Мужчина ухмыльнулся какой-то болезненно кривой улыбкой и вышел, как следует грохнув дверью. Анель без сил опустилась на стул, сжимая трясущиеся руки.

Халат, как всегда, висел на спинке кровати.



ДВА...



Больше всего появлению бассейна радовался Проней. Он сразу кинулся к водницам. Те в свою очередь были рады молодому симпатичному парню. Собрались в кружок вокруг него. Только на обычные забавы это не походило. Проней что-то им с жаром рассказывал, а водницы, что удивительно, его увлеченно слушали.

- Интересно, чем они там заняты? - Лэ с интересом вытянула шею, разглядывая размахивающего руками парня.

- Так пойди, спроси, - тон Аргстрана был весьма благодушным. С самого начала девушка несколькими весьма говорящими взглядами разогнала вокруг него всех нимф. И теперь они вдвоем сидели на лежаке и искоса друг на друга поглядывали.

- Я тебе мешаю? - вопрос прозвучал неожиданно серьезно, да и во взгляде карих глаз не плескалась уже привычная веселость.

- Нет. Просто я же вижу, что тебе интересно, - может быть стоило сказать, что ему присутствие Лэ нравится? С такой легкостью и безалаберностью Аргстрану в своем мире встречаться не приходилось, и это оказалось неожиданно любопытно и забавно. А уж интерес вообще ему несказанно льстил. В глазах девушек своего рода он всегда ловил легкое пренебрежение и презрение, не смотря на высокое положение его семьи. Обычно к полукровкам отношение ещё хуже.

- Я просто подумала, может тебе хочется провести время с нимфами? - Лэ опять была беззаботна, но Аргстран уже начал подозревать, что во многом это игра.

- Никогда не понимал увлечения некоторых этими девицами. Хоть и выглядят как женщины, но ведь дерево деревом.

- Ой, ну ты скажи еще, что они в постели как бревна.

- Не скажу. За столько лет, сколько их деревья живут, любая из них опыта набралась немалого. Только ведь постель - это не главное.

- Ага, еще окна, столы, пол... А что главное?

- Не знаю... Много что. Доброта, ласка, понимание, любовь в конце концов. Да чтоб поговорить можно было о чем.

- А ты с женщинами разговаривать собрался? - она его подначивала, это было прекрасно видно. Но Аргстран решил говорить с ней честно и открыто.

- Женщина - она прежде всего человек. А с людьми принято разговаривать. И договариваться, и обсуждать, и учитывать их мнение. У тебя было не так?

- Как у меня только не было... - отрешенно протянула девушка. - Но вот моим мнением точно никто никогда не интересовался. Ой, смотри!

Лэ вскочила, рассматривая происходящее в бассейне. А Аргстран подумал, что действительно в её жизни всё далеко не так гладко и радужно, как кажется при первом взгляде.

- Ничего себе!

А в бассейне усилиями Пронея и водниц было организовано представление. Под бравую музыку они взмывали в прыжках над водой, строили пирамиды, какие-то невероятные фигуры из рук и ног на воде. Всё четко, синхронно. Лэ знала, что есть у водниц такое развлечение, даже соревнования между водоемами устраивают. Но видела такое впервые. А что еще удивительнее, парень участвовал с нимфами наравне и являлся центром многих фигур и композиций.

- Вот это да! Пронька, ну ты даешь! - от переизбытка чувств Лэ даже чмокнула в щеку подплывшего к бортику парня. Вокруг раздавались одобрительные крики и хлопки.

- Что, правда понравилось? - он смущенно улыбался, сверкая васильковыми глазищами. - Это мы еще без тренировок.

- Я не знала, что кто-то кроме водниц так может. Научишь?

- Без проблем. Только всему и сразу не получится.

- Но хоть чуть-чуть?

- Ныряй, - видно было, что Проней сам безмерно рад успеху импровизированного представления и появившейся ученицы в том числе.

Лэ просящее оглянулась на Аргстрана. Тот с улыбкой согласно качнул головой. Будто он ей мог запретить. Вот глупая. А Пронька, как она его назвала, ей прекрасная пара. Оба молоды и бесшабашны, и симпатия со стороны Лэ возникла ещё когда он из топинамбура собачек со слониками выбирал. Она и бантики им нацепила.

Всё так. Но отчего внутри стало холодно, будто маленького и пушистого котенка отдал пусть и в хорошие, но чужие руки?



ТРИ...



Мэл от всеобщего веселья ушла в дальний угол бассейна, села на бортик и свесила ноги в воду. Плавать она не очень любила и поэтому почти не умела. Так, побултыхаться на месте, покачаться на воде лежа на спине.

С нимфами у нее тоже отношения не сложились. Слишком они были шумные. Мэл вообще была девушкой домашней, любила тишину, гулять в саду, книги читать и музицировать. Правда в последнем до Глациема ей было далеко. Чёрт, опять этот некромант всплыл в мыслях. Вообще казалось, что взгляд черных глаз преследует её повсюду. Но сколько бы не пыталась его за этим поймать, каждый раз оказывалось, что он смотрит совсем в другую сторону. Отворачивалась и вновь казалось, что её рассматривают. С жаром, страстью. Вот озабоченная! Девушка с досады ударила ногой по воде. Даже сейчас кажется, будто взгляд как перышко ласкает её кожу. Неужели она настолько этого хочет, что воображает невесть что?

- Почему сидишь одна? - подошедшего сзади некроманта не было слышно, пока не прозвучал вопрос. Лэ вздрогнула, а по телу отчего-то разлилось тепло, и сердце замерло на миг и застучало с удвоенной скоростью.

- Хочу и сижу, - гибкая фигура опустилась рядом на бортик, но девушка в его сторону не повернулась.

- Не умеешь плавать?

- Умею.

- Тогда поплыли, - он соскользнул в воду и утянул за собой Мэл. От неожиданности она глотнула воды и закашлялась. У бортика вода доходила девушке до плеч, но это не помешало подняться панике. Заехав куда-то некроманту ногой, она вырвалась и встала, кашляя и отплевываясь.

- Придурок! Ничего лучше придумать не мог?!

- Извини, я не подумал... - обеспокоенный некромант стоял рядом.

- Вот это и заметно!

- С тобой всё в порядке?

- А заметно, что со мной всё хорошо? Я из-за тебя воды наглоталась и локоть о бортик ударила.

- Покажи, - Глацием ухватил демонстрируемую руку и осмотрел локоть. От его пальцев заструилось тепло. От нахлынувшего за этим чувства Мэл резко втянула воздух носом. Запах меда и трав. Захотелось приблизиться и вдохнуть ещё глубже. А когда он коснулся обжигающе горячими губами её локтя, девушка едва устояла, вцепившись другой рукой в мужское плечо.

- ...? - некромант хотел что-то спросить, но, увидев расширившиеся зрачки Мэл, решил не тратиться на слова. Притянул к себе и завладел её губами. Сопротивления не было. Была ответная страсть, совершенно ошеломившая мужчину. Неожиданная, но долгожданная. И от этого он потерял контроль над собой. Гладил такое недоступное ранее тело, покрывал поцелуями лицо, шею, плечи. И она выгибалась в его руках, чуть постанывая и лишая этим последних остатков разума.

Поэтому совершенной неожиданностью стала её реакция, когда некромант опустил верхнюю часть закрытого купальника и коснулся рукой женской груди. Уроки самообороны даром не прошли. Ударила она его хорошо, а расслабленный мужчина совершенно не успел среагировать.

- Свои некромантские штучки оставь для других, - выпалила Мэл совершенно непонятную Глациему фразу. Какие штучки? О чем она вообще?

- Ты о чем? - он еще чуть сгибался, хотя организм уже почти справился с болью в органе, рассчитывавшем совершенно на другой прием.

- А то ты не знаешь? - она поправила лямки купальника, приводя его в приличный вид, и стала спиной отступать к лестнице.

- Не знаю. Мне показалось, что тебе нравилось всё происходящее.

- О да, это вы умеете. Завлекать и очаровывать девушек. Только со мной этот фокус не пройдет.

- Да какой, к чертям, фокус?! - Глацием вышел из себя. С этой девушкой ему вообще трудно было себя контролировать, а сейчас нереализованное желание туманило мозги как никогда прежде.

- Такой! - выпалила она и, нащупав лестницу, стала по ней взбираться, повернувшись к мужчине спиной. Чем он и воспользовался. В один миг преодолел разделяющее их расстояние и обнял её, прижав к лестнице и лишив тем самым возможности сопротивляться.

- Не знаю о чем ты, но чтобы ты не говорила, я вижу твое желание. Ты не сможешь ему долго противиться, - его шепот на ставшее вдруг таким чувствительным ухо лишал тело всякого намека на сопротивление. Мэл даже не совсем понимала, что он говорит. Лишь бы всё это продолжалось как можно дольше. - И запомни: ты будешь моей. Потому что этого хочу я... и потому что ты этого тоже хочешь.

Тепло мужского тела исчезло. Девушка обернулась, чтоб увидеть, как быстро удаляется некромант. Захотелось окликнуть его и вернуть. Но Мэл мысленно дала себе оплеуху. Ведь всем известно: некроманты подчиняют себе любое тело, заставляют девушек терять голову, а потом их лишают девственности и жизни на каком-нибудь ужасном темном обряде. Нянюшка это ей в детстве рассказывала, да и потом девицы в замке болтали. Правда почему-то при этом вздыхали и мечтательно глаза закатывали. Так что всё правильно она сделала.

Только отчего так пусто и тоскливо?



ЧЕТЫРЕ...

Аэтерн сидел в стороне от общего веселья один и задумчиво крутил в руках бокал с вином.

- Почему не веселишься? - Лю опустилась на соседний стул. Мужчина, взглянув на нее, чуть усмехнулся:

- А должен?

- А почему бы и нет? Ты даже поплавать не хочешь?

- Не хочу.

- И не пьешь... - тем самым она выдала, что давно за ним наблюдает. Но Аэтерн вроде как оговорки не заметил.

- А почему ты не со всеми?

- Просто подумала, не составить ли тебе компанию, - Лю повела обнаженным плечиком и посмотрела с намеком, чуть закусив нижнюю губу.

- Компанию в чем? - кажется, мужчина развеселился и даже чуть подался вперед, что девушка расценила как заинтересованность в предложении.

- Ну, если ты не плаваешь, не пьешь и в шахматы не играешь, то, может, в твоей комнате?

Аэтерн засмеялся.

- А ничего, что я женат?

- А ты ей расскажешь? Я - нет. Другим вообще всё равно. Так что она не узнает.

- Дело ведь не в том, что она не узнает, - его взгляд стал внезапно жестким, - дело в том, что об этом буду знать я. Или думаешь, что моя жена придерживается таких же правил, как ты?

Лю под этим взглядом стало очень не по себе. Как будто он догадывается или даже всё знает.

- Откуда мне знать, каких правил придерживается твоя жена? - в голосе сквозило легкое раздражение.

- Да, действительно, откуда... - и такая ирония. Неужели действительно догадывается или просто проверяет? Тогда...

- Не хочешь со мной, так кругом нимф полно. Разве ж какая жена это за измену посчитает? Да и вы, мужики, тоже.

- Нимфы? - Аэтерн чуть задумался, а потом улыбнулся так радостно и искренне, что у Лю внутри всё похолодело. - А действительно, дельное предложение. Они ж вроде как и не люди. И какая жена посчитает за измену секс с духом дерева?

Он подмигнул и быстрым шагом направился к группке нимф, подхватил за талию двух фигуристых зеленоволосых девушек, чему те были очень рады.

А Лю оставалось только сидеть, хлопать глазами да глотать злые слезы, когда он повел их в направлении садовых кустов и лужаек.



ПЯТЬ...

Сереброволосая девушка медленно, но планомерно напивалась. Вино было некрепким, поэтому быстро напиваться не получалось, но в старании Ди отказать было трудно.

Еще один взгляд на рыжего в окружении нимф, и рука сама тянется к бутылке. Вот кто б сказал, что её так заденет? Нимфы позировали художнику в самых причудливых позах, а те, что не позировали, облепили его со всех сторон - то обнимут, то погладят, то потянутся за поцелуем. И довольную этими обстоятельствами рожу Эля терпеть становилось невыносимо.

Да, нимфы - создания легкомысленные, и никто с ними серьезных отношений не заводит. Не способны нимфы обоих полов на длительные отношения, природа такая. Но какого чёрта он их столько рисует, а в её сторону ни одного взгляда не кинет?

Рядом устроился зеленоглазый нимф. Ди сначала покосилась на него с неодобрением, но тот просто молчаливо сидел, улыбался, пододвигал закуски и подливал вино. В какой-то момент, когда нимфы вокруг рыжего довольно залились смехом, в мозгу девушки что-то явственно щелкнуло. Видно вино добралось до и так периодически барахлящего выключателя здравого смысла. Иначе с чего бы ей окидывать плотоядным взглядом зеленоглазенького и тащить того в сад? А что, другим можно, значит и ей тоже.

Нимф не растерялся. Эти создания вообще в таких случаях не теряются. И стоило только бассейну чуть скрыться за листвой, прижал девушку к стволу ближайшего дерева. Целовался нимф умело и умело же избавлял Ди от и так немногочисленной одежды. Она только почувствовала, как скользнула по ногам нижняя деталь купальника. Исчезновение верхней замечено не было.

Зеленоглазый приподнял её за бедра, и Ди закинула одну ногу на него. Именно в этот несомненно патетический момент кто-то с силой отшвырнул нимфа от дерева. И конечно же, учитывая позу и степень опьянения, девушка на ногах не устояла. От полноценно падения её спасла только чья-то рука, подхватившая под талию в последний момент. Ди зашипела, потому что скользить голой спиной по шершавой коре не самое приятное занятие.

Взгляду девушки, высунувшей голову из-за плеча загородившей обзор мужской фигуры, предстала презабавнейшая картина - сидящий на траве и растерянно хлопающий глазами нимф, в полной "боевой" готовности. Ди захихикала.

- Она сама захотела, - подал голос нимф.

- С ней я ещё поговорю. А ты убирайся, - низкий рычащий голос совершенно не мог принадлежать Элю. И это Ди тоже показалось смешным.

- И совершенно не обязательно было драться. Я и слова понимаю, - зеленоглазый был обижен.

- Иди, иди, - не сказал, а рыкнул. Прям медведь у улья. Девушка хихикала, уткнувшись носом в мужскую руку.

Нимф бурча на ходу скрылся за деревьями, не озаботившись поисками плавок.

- Ну, а теперь с тобой. Какого древнего бога ты с ним поперлась? - Эль развернулся, и разъяренные серые глаза, казавшиеся в этот момент черными, попытались прожечь девушку. Но не учли количество выпитого. Ди только томно улыбнулась и, встав на цыпочки, впилась в такие желанные губы. Рыжий уперся руками в ствол дерева и попытался прервать поцелуй. Но когда женщина так настойчива, а мужчина успел потерять от нее голову, сопротивление обречено на неудачу.

Куда там какому-то нимфу. Рыжий был горячее самого жаркого огня.

Обжигающий шквал поцелуев, тягучая лава ласк.

Ди задыхалась, но лучше не дышать вовсе, чем лишиться этого безумия и этого мужчины.

Глухие стоны.

Жадные прикосновения.

И сметающие всё волны удовольствия на грани боли.

Она уткнулась в его плечо, с трудом восстанавливая дыхание. Спина саднила (от дерева они так и не отошли), но под осторожными поглаживаниями Эля успокаивалась.

- Теперь ты получила то, что хотела? - низкий хриплый прерывистый шёпот на ухо, от которого в низу живота вновь пробуждался только утихнувший жар.

- Вообще-то, я рассчитывала на нимфа, - решила подразнить пламя Ди. И ей это удалось.

Девушку приподняли и прижали к дереву так, чтобы она не могла отвести взгляд.

- Никогда не смей больше подходить к ним. И любому мужику, приблизившемуся к тебе, я вырву ноги. Это понятно?

- Почему? - вместо страха всё внутри затапливало ликованием.

- Потому, - и нахальные губы забрали все её вопросы. Пока Ди не начала постанывать в попытке получить гораздо больше поцелуев. - Ты только моя.

И кто бы здесь, на шёлке травы под сенью деревьев возражал?



ШЕСТЬ...

Ина расслабленно лежала на кровати в комнате девушки в объятиях Урсуса. Она осторожно и ласково водила по его телу пальчиком, изучая.

- У тебя столько шрамов.

- Войны, - мужчина пожал плечами, пропуская между пальцами её локоны и наслаждаясь их гладкостью и мягкостью.

- Ты поэтому в телохранители пошел?

- Конечно. Платят больше, а опасностей на порядок меньше. Это задание так и вовсе замечательное.

- Да, мне тоже нравится, - девушка вздохнула и прижалась к нему сильнее.

- Мне нужно уходить? - но объятия вопреки словам стали сильнее.

- А ты хочешь?

- Нет.

- Тогда зачем?

- Ну, вдруг нас кто-нибудь застанет.

- Ты боишься за свою репутацию или за мою? - Ина улыбалась.

- Конечно, за твою.

- Тогда не бойся. И я не хочу, чтобы ты уходил.

- Это хорошо...

В комнатах Анель.

- Ана, ты здесь? - в дверь тихо постучали.

- Да, проходи, - ведьма стояла у окна, вслушиваясь в звуки незатихающего веселья. Мужчины не подозревали, что окна в замке всё же были предусмотрены и открывались как двери - прикосновением ладони.

Мысли текли вяло. Надо бы разогнать этих нимф и нимфов, но было лень. Да и ожидаемая в этом случае тишина пугала.

- Я искала тебя там. Ты давно ушла?

- Давно. Что-то случилось? - она наконец посмотрела на вошедшую.

- Да, - лицо девушки было заплаканным, глаза покраснели. - Он мне изменил.

- И когда успел? - по лицу Анель было видно, что она считает это заявление фантазией.

- Только что. Утащил две нимфы в сад.

- Сама видела? - девушка кивнула головой, и слезы опять потекли по щекам.

- Не только видела. Хуже того - я сама ему посоветовала.

- Что, прям сама?! - а Анель казалось, что глупостью в этой семейной паре уже не удивить.

- Ага, - и Диона пересказала их с Аэтерном разговор.

- Ну что ж, могу тебя поздравить - он догадался.

- С чего ты взяла?! Да быть не может!

- А не надо было за супружеским долгом бегать. Он у тебя вроде не дурак. Да, впрочем, рано или поздно это всё равно бы случилось. Всё кувырком пошло ещё когда они поняли, что вы девушки.

- Но с чего ты решила, что он догадался?!

- Доказательства нужны? Смотри, - Анель коснулась стены, и перед ней замерцал экран. - Передвижение объекта Аэтерн и объекта Диона за последний час. Вывести на плане территории с шагом в пять минут.

На экране тут же отразилась схема замка и прилегающего сада с двумя ломанными различных цветов.

- Вот смотри, эта точка, где линии сходятся, - ваш разговор. Его линия синяя. Вот отходит в сторону, а потом в сад. А теперь посмотри на время, когда ты вернулась в замок, а он из сада. И, кстати, недалеко ушел. Иначе бы он тебя не видел.

Диона вгляделась в схему. Вдоль линии были выставлено время с интервалом в пять минут, как и просила Анель. И действительно, Аэтерн в саду задержался недолго, вернувшись в замок лишь чуть позднее Дионы.

- Может он просто там всё успел, - Диона еще хваталась за первоначальное предположение, еще не зная - радоваться отсутствию факта измены или ужасаться факту разоблачения.

- Время нахождения в этой точке, - ведьма ткнула пальчиком в экран. - Вот видишь, три минуты сорок две секунды. Ты знаешь таких скоростных мужчин, чтоб всё успели за такой промежуток да ещё и с двумя?

- Чёрт, что же делать теперь?

- Вот уж не знаю. Иди, поговори с ним.

- Да ты что, после такого он меня вообще из дома не выпустит.

- Ну, он и так уже всё знает.

- Не знает, а подозревает. Это большая разница. Пока у него нет доказательств.

- Ди, ты не обижайся, но ведешь ты себя как ребенок. Он, конечно, тоже не прав. Но ты подумай, что мужик хотел и что в итоге получил, когда женился на тебе? Ведь не мальчик. И, думаю, семью ему хотелось, детей. А что в итоге? Кто нам тут все уши прожужжал, что дети - это смерть фигуре, карьере, свободному времени и отношениям с мужем? Как много времени ты действительно уделяла Аэтерну, а не подружкам и делам? Конечно, ему хотелось внимания, хоть и способ для этого был выбран далекий от идеального.

- И ты туда же! Да, я хочу работать, и учиться хочу, и с подругами время проводить. Он ведь тоже на работе целый день. А если я когда и не приготовлю, и не уберу, так в ресторан сходить можно, и служанку нанять. И дети - это ужас. Я же тогда из дома выйти совсем не смогу!

- Ди! Я не твой муж, и не надо мне мозги этим загружать. Только ты сама подумай: всё, что ты перечислила, можно было делать и не выходя замуж. Заводила бы себе любовников. И никаких обязательств. А если ты уж вышла, так подумай для чего. И вообще, это ваша жизнь и ваша семья. Может, уже пора вырасти и разобраться с этим раз и навсегда? Вместе жить - значит, искать компромиссы, а если нет - так разбегайтесь, пока каждый из вас ещё в состоянии начать новую жизнь с другим человеком или один. Но только никто за тебя твои проблемы не решит и выбор не сделает.

- Так что мне сейчас сделать? - помолчав, спросила растерянная Диона.

- Что хочешь, то и делай. Лично меня сейчас больше волнует другой вопрос - кто еще догадался о том, что здесь происходит.

- Ты думаешь, догадались?

- А с чего бы им такой саботаж устраивать? Начинаю подозревать, что только Проней со своей детской непосредственностью не в курсе. Да может сменой имен мы их чуть запутали.

- И что?

- А ничего. Пока в открытую не скажут, мы можем продолжать игру. Какие у нас там самые дурацкие задания?



УТРО.

- Да ты просто воспользовался тем, что я напилась!

- А мне кажется, что тебе понравилось. И если бы этим не воспользовался я, то тобой бы воспользовался нимф!

Конечно, проснувшись в одной постели с Элем, Ди просто не могла уйти без скандала.

- Зато ты воспользоваться нимфочками был очень не против.

- Мне приятно, что ты ревнуешь. Это из-за этого ты так напилась? - довольный рыжий с успехом изображал чеширского кота.

- ....

Ди, закутавшаяся в простынь, покраснела от его проницательности.

- Я же их просто рисовал, - Эль обнял девушку, а она в свою очередь пристроила руки у него на талии и положила голову ему на плечо. Не уходить без скандала - это, конечно, хорошо, но лучше вообще не уходить.

- Скажи, ты отрежешь для меня косу? - Ди замерла. Ритуальная фраза мира Флэ - это не то, что она ожидала услышать от Эля. А если учесть, какой смысл она несет...

- Я не могу...

- Хотя ты права, - рыжий перебил, не дав ей договорить. - Такую красоту я отрезать тебе не дам. Поэтому, просто выходи за меня замуж.

- Ты не понимаешь. Я не могу. Я единственная дочь главы клана. Никто не даст согласия на брак с иномирцем.

- Отец Аргстрана вообще с Нилбога.

- Они истинная пара.

- Может, мы тоже?

- У тебя есть аленький цветочек?

- Нет. Но ведь ты можешь уйти из клана? - Эль так и не выпускал её из объятий, кончиками пальцев поглаживая спину.

- Могу. Но мы знакомы только два дня, а все художники такой легкомысленный народ...

- Во-первых, уже почти три дня. А во-вторых, я не только художник. Декс! - неожиданно закричал рыжий. - Ты ведь мне обещал дворянство?

- Да получишь ты его, получишь, - раздался недовольный голос из-за двери. И как только Эль узнал, что Декстер в гостиной?

- Вот видишь, я уже почти дворянин.

- Дело ведь не в этом. Вернуться в клан я уже не смогу. А с тобой мы слишком мало знакомы.

- Значит, моя задача - это исправить. Ты на меня уже не сердишься?

- Сержусь, - и легонько коснулась губами его кожи.

- Надолго? - Эль не сдерживал улыбку.

- На два часа. Мне надо в душ и одеться.

- Мы можем сделать это вместе.

- Тогда мы и до вечера не управимся, - Ди с неохотой отстранилась.

- Ты очень разумная женщина. Но учти, через два часа я буду у твоих дверей.

- Краски не забудь, - девушка чувствовала себя очень счастливой.

- Если ты так хочешь, - мурлыкнул Эль и вновь прижал её к себе.

- Эй, дворянин, ты там одет? - в дверь постучали.

- Всё, я побежала.

- Эх... Входи!

- Эль... - Декстер открыл дверь и замер в удивлении на пороге, увидев обнимающихся Эля и Ди. - Эм... Доброе утро.

- Доброе, доброе. Запомни - через два часа я у тебя, - Ди невесомо его поцеловала и упорхнула.

- Ну ты даешь, быстро же добился своего.

- Ещё не добился, - Эль неожиданно стал хмурым.

- Что, тайны противника она тебе не сдала?

- Причем тут тайны. Я предложил ей выйти за меня замуж, - Декс присвистнул.

- И она отказала?

- В кого ты такой догадливый...

- А что тут догадываться. Флэйцы на чужаках не женятся и замуж не выходят.

- Вот теперь мне надо её переубедить.

- Всё так серьезно? - Эль утвердительно качнул головой. - Ты поэтому про дворянство спрашивал? Так им всё равно. Будь ты хоть королем, главное, что иномирец.

- Ну дворянин - это лучше чем художник и слуга, - Декстер откровенно рассмеялся на это утверждение.

- Ты же не думаешь, что я совсем дурак? - пояснил он на недовольный взгляд рыжего. - С такими магическими навыками ты не можешь быть просто художником. Минимум - чародей в отпуске. Не волнуйся, я же не прошу всё рассказывать. У всех свои тайны. И кстати о тайнах, не скажешь, что в гостиной произошло?

- А что там произошло?

- Сам посмотри...

Перед открывшим дверь Элем предстала не гостиная, а свалка. Чуть не под потолок устремлялись горы тряпок, бумажек, поломанной мебели, еще какого-то мусора. И всё это великолепие было покрыто толстым слоем грязи. Огромное окно почти во всю стену тоже было замазано гадкой на вид серой субстанцией.

- Дааа... - рыжий окинул взглядом всё это великолепие. - Сдается мне, вчера ведьму кто-то очень сильно разозлил.

Тяжелый вздох за спиной был ему ответом.

Через полчаса выяснилось, что все гостиные спасителей представляют собой похожее зрелище, только у Аэтерна весь мусор был покрыт не просто грязью, а склизкой и вонючей пакостью, булькавшей по углам как грязевые гейзеры. Рыжий только открыл дверь в его комнату и тут же захлопнул:

- По-моему она живая. В контакт с тобой вступать не пробовала?

- Пробовала, но я был быстрее, - Аэтерн стоял в одних плавках, весь в потеках грязи. - Я, собственно, от этой попытки и проснулся. Не удивлюсь, если она пыталась меня съесть.

- Да, дружище, у тебя слишком большое самомнение, - Эль хлопнул Декстера, посчитавшего себя виновником свалившейся свалки, по плечу. - Аэтерн явно разозлил её больше. Признавайся, что ты сделал нашей душке Анель?

- Ничего я ей не делал, - Аэтерн переступил с ноги на ногу и отколупнул кусочек грязи с плеча. - Лучше уступите мне душевую и штаны. Буду благодарен.

- А ты уверен, что это безопасно? - некромант серьезно и внимательно всматривался в полуголого мужчину.

- А почему это должно быть опасно? - Аэтерн даже растерялся. Остальные тоже с вопросом смотрели на некроманта.

- Если ты так разозлил нашу красавицу, то за помощь тебе она может и нашу грязь оживить, - после чего, глядя на ошарашенное лицо мага, откровенно заржал. От этого звука грязь заволновалась и стала стучать в дверь. На это рассмеялись уже все.

- Шутники, мать вашу, - пробурчал Аэтерн.

- Пойдем, жертва людоедской грязи. Думаю, Декс поделится штанами, - рыжий направился к себе.

- Вообще-то в любом шкафу можно заказать, а не только в моем.

Оказалось, правда, что не в любом. Шкаф выдавал одежду только размера владельца. Уж как их удалось так настроить - коммерческая тайна Анель, но делиться пришлось всё же Дестеру, как наиболее близкому по фигуре.

Через час все мужчины собрались в зале с камином.

- У кого какие идеи? - Аргстран ловко тасовал колоду, перебрасывая из руки в руку как фокусник.

- Да, наши девушки не торопятся всё объяснить и на стук не отзываются, - Глацием с интересом наблюдал за картами. Карточные фокусы он никогда не пробовал - зачем, когда есть магия? Но тут стало интересно.

- Ну а что? И так жить можно. Хоть окно теперь есть, - позитивным взглядом на жизнь как всегда отличился Проней.

- Кому и можно. А у меня грязь и по спальне ползает.

- Думаю, зря вы беспокоитесь. Сейчас к нам придут и всё расскажут. Просто прочувствовать дают, - Эль развалился на диване с самой мечтательной улыбкой.

- Опять задание какое-нибудь дурацкое, - даже не считая грязи, Декстер был в ужасном настроении. Не первый раз он ушёл от женщины сразу после секса. Она ведь права - развлеклись. Хорошо развлеклись. Можно сказать, умопомрачительно. Только почему-то остаток ночи он провел почти без сна. А ещё очень хотелось увидеть рыжую ведьму.

Эль оказался прав. Прошло не слишком много времени, когда в дверях появилась Анель. Одна. Простая коса перекинута через плечо, свободные плотная рубашка и штаны. На первый взгляд - абсолютно милое и безопасное создание.

- Утро доброе, - она смотрела на всех и ни на кого конкретно.

- В этом замке утро добрым не бывает, - подал голос более всех обиженный Аэтерн.

- Возможно, - ровный и спокойный голос, но более никто не решился высказать претензии. - Я так понимаю, все уже познакомились с вашим будущим заданием?

На эту "остроумную" реплику мужчины отреагировали только разной степени возмущенными взглядами.

- Итак, ваша задача на сегодня, а возможно и на ближайшую неделю, - ведьма чуть усмехнулась краешком губ. - Привести комнаты в первоначальный чистый вид, а так же во время уборки найти сто пар носков и выстирать их.

- Что? - выдохнул Декстер, пораженный женским коварством. Остальные поддержали согласным мычанием.

- Что слышали. Чистая комната, чистое окно и сто пар чистых носков, - и Анель ушла, не слушая возмущенное бурчание.

- В общем, кто как хочет, а я эту хищную болотную грязь убирать не буду, - неожиданно заявил Аэтерн, прервав хоть и бурчащих, но всё равно прикидывающих как справиться с заданием мужчин. - И вообще. Мне этот дурдом надоел. Я отправляюсь домой.

Рыжий, прищурив глаза, проводил взглядом направившегося к двери Аэтерна.

- Значит, позволим думать женщинам, что они победили? - вопрос догнал мага уже на выходе.

- А что ты предлагаешь?

- То, что они от нас не ожидают.



Девушки ждали ведьму в её комнате.





- Ну, что сидим? Идите, контролируйте женишков своих, - с раздраженной ведьмой связываться опасно, но подруги и не такое видели.

-Я не пойду, - решительно выступила Люциата.

- Это почему? - несвойственная застенчивой девушке решимость удивила. - Ты его до сих пор боишься?

- Это не важно. К нему в комнату я одна не пойду, - не сознаваться же, что некроманта она действительно боится. Но ещё больше боится себя и своей реакции на его присутствие, когда мозг начинает подкидывать такие картинки...

- Да как хочешь, - спорить у Анель сил не было. - Кто еще отказывается?

- Я тоже не пойду, - подала голос Диона.

- И я, - Мэлвин.

- Диона - понятно, а у тебя что случилось?

- Я определилась, и король Прота мне точно не нужен. Я выхожу замуж за Урсуса, - ошарашила она всех таким заявлением.

- И когда ты так решила? - первой пришла в себя Диона.

- Сегодня утром. Он предложил, я согласилась.

- А он в курсе, кто ты?

- Ещё нет, но не думаю, что это что-то изменит. Возвращаться к отцу я всё равно не собираюсь.

- И как ты это сделаешь? Выставишь Тенебрара маньяком и убийцей? - заинтересовалась Анель.

- Да мы как бы и так уже... выставили...

- Тебя же это сначала не смущало?

- Я злилась. И к тому же никто не собирался умирать.

- Значит, я сбежала из плена и исчезла в неизвестном направлении. Мне плевать, но домой я возвращаться не буду.

- Аленького цветочка на вас нету, - Тенебрар, конечно, гад редкостный, но его репутация - это репутация мира. И план Мэлвин не самым лучшим образом отразится на ней.

- Да, это бы решило все проблемы, - вздохнула Нелэ.

- Ты-то хоть за мальчиком присматривать пойдешь?

- Могу... Знаете, он не такой гад, как показалось вначале.

- О, у нас образуется ещё одна пара? - Анель чуть приподняла бровь.

- Ещё нет. Я могу и за Аргстранчиком приглядеть, но Индгир... в смысле, Ди пока не отказалась.

- Да, ладушка наша, ты идешь? - сереброволосая никак не отреагировала, мечтательно улыбаясь и теребя косу.

- Она не с нами, - прокомментировала Диона. - Ещё бы, я утром видела как она из комнат Декстера выходила.

- Что? - Анель почувствовала, как внутри вдруг всё похолодело.

- Добился, говорю, рыжий чего хотел, и Индгир это тоже понравилось.

- Это правда? - Нелэ, как сидящая ближе всех, пихнула замечтавшуюся девушку. А Анель ужаснулась: это она сейчас что, Декстера приревновала? Ведь прекрасно знает, что именно Эль добивался Индгир, а подумала почему-то на Декса.

- Что правда? - очнулась сереброволосая.

- Можешь уже не отвечать, - улыбнулась Мэлвин.

- Ты сегодня ночью с рыжим была? - не сдалась Нелэ.

- Да, - как всегда Индгир очень легко покраснела. - Девочки, он мне замуж выйти предложил.

- Ну ни чего себе... - с этим были согласны все.

- И ты согласилась? - Нелэ не терпелось еще за кого-нибудь порадоваться.

- Конечно нет.

- Почему? - искренне обиделась за рыжего Нелэ.

- Ты как маленькая, - Мэлвин снисходительно посмотрела на действительно самую младшую в их компании ведьму. - Она из мира Флэ. Они же не женятся на чужаках.

- Ну да...Конечно... - как-то этот известный факт позабылся. Вот и еще одно очко в пользу того, что надо выбирать Пронея. К тому же он действительно милый. Они вчера с ним много болтали, и оказалось интересно.

- И что в итоге? Только Лэ идет наблюдать?

- Если никто не идет, то я тоже не пойду. Из солидарности.

Анель обвела всех взглядом и подумала: "Найду Теньку - прибью. Без вариантов. Только из-за злости на него я ввязалась в эту авантюру, а теперь и сами участницы бойкотируют. А мне-то это зачем?!"

- Ну, если желающих высказаться нет, тогда предлагаю перейти к мороженому и шоколаду, пока я тут не поубивала всех на фиг.

- У меня ровно тридцать семь минут. Ну что вы так смотрите? Мы с Элем договорились...

- Если так и дальше пойдет, я отправлю вас по домам гораздо раньше срока, - кажется, одним сладким тут не обойтись....



МУЖЧИНЫ.



Что ожидает женщина, попросив мужчину навести порядок в доме? Лишь редкие счастливицы ожидают действительно порядок. Другие получают скандалы, нытье или игнорирование. А если и получают подобие уборки, то такое, что приходится всё переделывать.

На что рассчитывали девушки, придумывая такое задание? Конечно, на длительные мучения своих суженых. А вот на хитроумного рыжего не рассчитывали точно.

- Ну что. Я готов. Открывайте двери и будем считать, что никто ничего не видел. И за нашими девушками следить не забывайте, - он стал заходить во все комнаты по порядку, задерживаясь там на некоторое время. Через пятнадцать минут Эль вышел из последней комнаты.

- Принимайте работу и не забудьте пересчитать носки.

В каждой гостиной царила идеальная чистота, только по центру возвышалась гора чистых носков.

- Да, по парам их тоже придется вам разбирать, - некромант и Аэтерн смотрели теперь на рыжего с подозрением: из своего опыта они понимали, что магический уровень у Эля должен быть немаленьким. Затратить столько и даже не запыхаться не смог бы даже Глацием. А уж то, что рыжий в этом мире магию не утратил...

- Давайте я вам всё потом объясню? - подступивших ближе магов встретила обезоруживающая улыбка. - А то ведь могу и вернуть людоедскую грязь.

Угроза подействовала. Да и здравый смысл подсказывал, что всё равно они ему ничего сделать не смогут. Умелый же маг на их стороне ещё никому не был лишним.

Оставив рыжему его тайны, мужчины разбрелись по комнатам сортировать носки.

Да, вот чего не ожидали девушки, так это встретивших их через полчаса в холле мужчин. Каждый с сотней пар чистых и отглаженных носков.



- Что-то быстро вы все управились, - Анель пыталась прожечь взглядом всех по очереди и в совокупности. Но мужчины были невозмутимы.

- Это запрещено правилами? Которых мы, кстати, не знаем, - под насмешливым взглядом Декстера ведьма чувствовала себя неуютно, но вида старалась не подавать.

- Нет, не запрещено. А мусор-то куда дели?

Вопрос был неожиданным для всех, кроме местной рыжей Золушки.

- Во дворе. Вы же не сказали, куда складывать.

Анель представила, во что превратился аккуратный замковый двор, скрипнула зубами, но не могла не признать: формально рыжий прав.

- И всё же, каким образом вам удалось сделать всё так быстро?

- У мужчин тоже могут быть свои секреты.

С Дексом ей пререкаться совсем не хотелось. Вообще навалилась какая-то усталость и апатия. Хотелось послать всех и вся куда подальше. И если бы они просто убрали комнаты, скорее всего ведьма так и сделала, возможно ещё даже до конца уборки. Но сейчас ситуация изменилась, и дело даже не в том, что мужчины так легко отделались.

- Что ж, если вы такие умельцы, думаю, следующее задание и вовсе покажется вам легким. К утру, будьте добры, вышить каждый по ковру. Чтоб на нем была видна как на карте вся страна.

- Ну что, маг, - когда ведьма скрылась, уведя с собой девушек, спросил Аргстран, - как у тебя с вышивкой?

- С вышивкой - туго, с магией - хорошо. Но, боюсь, в этот раз будет сложнее. Анель никогда скудоумием не отличалась, - тем самым рыжий выдал, что ведьму знает давно. Декстер наградил его ревнивым взглядом, который Эль, задумавшись, вовсе не заметил. Некромант только фыркнул, тоже заметив оговорку. Внимательного взгляда Пронея, так отличавшегося от обычно безмятежного, не заметил никто. Зато именно он прекрасно понял, что оговорился рыжий намеренно.



В КОМНАТЕ АНЕЛЬ.

- Ну, что я скажу, девушки, в этот раз самоотводы не принимаются. Наблюдать будет каждая, глаз не спускать.

- Всю ночь?! - больше всех возмутилась Люциата.

- Всю.

- А ты не могла дать задание завтра утром? - Мэлвин перспектива провести ночь не с Урсусом сильно огорчала. - Посадить их всех в одном зале и пусть рукодельничают под присмотром.

- Не могла. Потому что тогда они просто ничего не вышьют. А из вас, судя по всему, никто ничего не понял. Они использовали магию.

- Это-то понятно, - буркнула Индгир. - Ну и что?

- Они использовали магию тогда, когда ни у одного её не должно было сохраниться. Значит, кто-то из них нашел лазейку, а это уже угроза всему нашему миру. И я должна выяснить кто. Поэтому присмотр должен быть, но так, чтобы дать возможность использовать магию. А я его засеку. Проблема только в том, что мужчин на одного больше, чем нас. Как будем делить?

- Я с Элем, - сразу же вскочила Индгир. - Ну а что? Мы уже пятнадцать минут как должны были встретиться.

- А кто тогда с Аргстараном? - все посмотрели на Лэ.

- У меня под юрисдикцией Проней, - Нелэ была очень серьезной.

- Эм... То есть ты уже выбрала? - осторожно поинтересовалась Мэлвин.

- Нет. Но кандидатура Прони мне кажется более подозрительной. Он вообще оказался не таким, как представлялся сначала, а у флэйцев, как известно, магией владеют только шаманы. Индгир, Аргстран же не шаман?

- Нет, я такого не слышала, а у нас это определяют еще при рождении. И всем известно.

- Так что ему присмотр не нужен.

- Возможно ты права... Мэлвин, я так понимаю, с Урсусом? Диона с Аэтерном. И не морщись, тебе вообще с ним как-то налаживать отношения надо, если не передумала. На Люциате - некромант, - от двусмысленности фразы Лю покраснела. - Мне остается Декстер.

Все стали расходиться, но Люциата ухватила Анель за локоть и отвела в сторону.

- Ань, а давай мы с тобой поменяемся?

- Чем? - погруженная в свои мысли ведьма не сразу сообразила, о чем она.

- Я к Декстеру пойду, а ты к Глациему.

- Лю, солнышко, я понимаю. Но может уже пора начать бороться со своими детскими страхами? Я много раз тебе объясняла, что твоя нянька наговорила сущий бред. Они обычные маги, даже в чем-то лучше, чем маги. Так что вперед и с песней.

- Карту какого мира надо изобразить? - мужчины подтянулись ближе к появившейся в холле Анель.

- Эм... Без разницы. И вообще, что хотите, то и вышивайте. Главное, чтоб вышивка была размером не меньше чем метр на метр. А так, хоть автопортрет. Техника тоже любая. Хоть крестиком, хоть гладью, хоть ленточками. Всё необходимое закажете в шкафу для одежды. Я всё перенастроила. Если вопросов нет - приступаем, - и ведьма решительным шагом направилась в комнату Декстера.



РАЗ...

Люциата шла за некромантом, чуть ли не поскуливая от обиды. Вот он неизвестно что сейчас с ней сделает у себя в комнате, а когда девочки опомнятся и пожалеют - будет поздно. А вот интересно, он ее обнимет, поцелует? А если раздевать начнет? Люциата вспомнила его горячие руки на её обнаженной коже живота тогда, в бассейне. Повторит или нет?

Пока девушка переживала, боялась и предвкушала, как она даст отпор... или согласится, Глацием спокойно прошел в спальню, не обращая внимания на мнущуюся на пороге девушку. Достал из шкафа пяльцы, кусок дерюги, обычно использующейся для мешков, нитки, иголки и спокойно с этим скарбом расположился в кресле в гостиной. Люциата еще постояла в дверях, но, поняв, что с ней общаться не собираются, тоже прошла в комнату и села на краешке дивана.

Некромант уже что-то увлеченно вышивал толстой красной нитью. А девушка рассматривала его из-под опущенных ресниц. Где-то через час она осмелела и, с удобством расположившись на диване, уже не скрываясь рассматривала, чего таить, очень красивого мужчину, так мило и по-домашнему выглядевшему с пяльцами в руках. Глаз он не поднимал, и поэтому Люциата не боялась быть застигнутой на таком откровенном любовании.

Хотя подчеркнутое равнодушие начинало раздражать. Столько девичьих фантазий и планов погибли нереализованными. Через два часа она уже злилась основательно. Пытаясь выяснить, правда ли он не обращает на нее никакого внимания, сняла мягкие туфли, распустила волосы, расстегнула несколько верхних пуговичек на рубашке, приняла соблазнительную позу. Реакции не было. Девушка полежала-полежала, а потом и сама не заметила, как уснула.

И, конечно, уже не видела, как мужчина с улыбкой подошел к ней, поправил подушку и, присев у дивана на корточки, легко погладил девушку по волосам. Так и просидел всё то время, что она спала, разглядывая нежное лицо. Проснувшаяся Люциата застала невозмутимого некроманта всё в том же кресле с той же вышивкой в руках. И заподозрить было нельзя, что там он оказался буквально пять секунд назад.

ДВА...

В комнате Декстера Анель прошла к окну и на мужчину, зашедшего следом, не смотрела.

- Ты что-то хотела?

- Сегодня я буду контролировать твою работу.

- И только? - тяжелые мужские руки легли ей на плечи.

У ведьмы пересохло во рту, а сердце стало выделывать замысловатые кульбиты. Резко пришло осознание: на что-то такое она и рассчитывала, только, может, не так быстро.

- А если не только?

- Ну, мы свободные люди, - губы скользнули по её ушку и спустились на шею, - никаких обязательств, никаких претензий... - рубашка поползла с плеча, - ... никаких нежностей. Только развлечение...

Анель повернулась в кольце его рук и выдохнула ему в губы:

- Согласна...

Вышивка была забыта до утра. У уставшей ведьмы даже не хватило сил уйти в свою комнату. Для оправдания был найден благовидный предлог: сама говорила про контроль на всю ночь. Правда, её никто и не прогонял.



ТРИ...

- Ну, что стоишь как неродная? - Аэтерн, криво улыбнулся. Диона и так-то не знала, как себя вести после догадок Анель, а теперь и вовсе обмерла. Наверное, сейчас был хороший момент, чтобы сознаться. Но ей почему-то стало так страшно... Ведь он не может знать наверняка. Иллюзия у нее качественная, даже на ощупь не отличишь, если она сама не захочет. И если Аэтерну никто ничего не расскажет, можно сделать вид, что действительно томилась в плену. А Лю, роль которой она играла, просто какая-то другая девушка.

- Да я, в общем-то, в родственницы не напрашивалась, - девушка решительно прошла к креслу и нагло в нем развалилась.

- В родственницы - нет, а вот в любовницы...

- Да я и сейчас не отказываюсь, - внутренне Диона поежилась. А если согласится? Ведь тогда точно поймет, что она - это она. Как еще раньше это не доходило? Просто, наверное, слишком по нему соскучилась.

- Спасибо за предложение. Оценил. Но нет, - и такая безмятежная и довольная улыбка, как бывало всегда после... Да не может быть! Он что, все же успел с нимфочками?! Ведь Анель...Ну да, она сказала, что он вернулся, но не сказала, что один! - А вообще, спасибо за вчерашнюю идею. Исключительно полезно и, я бы даже сказал, познавательно провел время.

- Да пожалуйста, плохого не посоветую, - вновь вернулось желание его растерзать. Поэтому добавила: - Сама не раз пользовалась.

Глаза мужчины чуть сузились, но уже через мгновение он вновь был безмятежен.

- Думаю, не плохо было бы повторить...

- Этой ночью тебе не грозит, - сдержать злое ехидство в голосе не получалось.

- Поэтому надо быстрее начать. Ну-с, где у нас нитки с иголками? А то нимфочки меня уже заждались, - он пошёл в спальню к шкафу.

- И что, тебя уже жена не волнует? - крикнула Диона ему в спину. На что тот резко обернулся и прожег её взглядом.

- А что, должна?

Диона уже было открыла рот, но глядя на кривую усмешку Тери, ничего не сказала и вообще отвернулась.

- Ты тут сидеть всю ночь собираешься? - крикнул Аэтерн из спальни.

- Пока не закончишь вышивку. Закончишь раньше - я уйду. Не буду мешать тебе развлекаться.

- Премного благодарен. Надзирать будешь непрерывно или я могу в другой комнате посидеть?

- Непрерывно.

- Хорошо, - он вышел из спальни. Диона судорожно вздохнула. На Тери остались только штаны. Его рельефный торс с такой знакомой родинкой около солнечного сплетения притягивал взгляд. А этот еще и стоит в дверях, любуется ее реакцией.

- Нравлюсь? - и когда он таким бабником стать успел? Никогда Диона за ним такого не замечала. Ну точно Анель ошиблась. Если бы он обо всем догадался, устроил бы уже здесь скандал, а не с нимфами кувыркался и прессом сверкал.

- Не то слово. Если уж я тебе в любовницы не гожусь, так может тогда оденешься?

- Мне так комфортнее. А то тут жарковато.

- Так, может, мне тогда тоже раздеться?

- Как хочешь. Здесь смущать и соблазнять твоими прелестями некого, - Аэтерн прекратил изображать из себя прекрасную статую и прошел до второго кресла.

- Ну если тебе всё равно, тогда я, пожалуй... - Диона взяла паузу и потеребила пуговку на рубашке. - Не буду. Зачем понапрасну растрачивать свою красоту.

На миг ей показалось, что Аэтерн немного этим разочарован. Но это было слишком мимолетно, чтобы сказать наверняка.

- Можешь трудиться, Золушок. А я книжку почитаю, - и Диона пошла к шкафу выбирать любовный романчик, других в комнатах мужчин не водилось.

Так до утра и просидели. Она почти засыпала над чем-то очень эротическим, поминутно посматривая на мужа. Хорошо хоть через часик сообразила книжку перевернуть как положено. А он как ни в чем не бывало вышивал что-то разноцветными нитями, обратившись к девушке только один раз - с предложением поужинать.

ЧЕТЫРЕ...

Нелэ почувствовала взгляд Аргстрана и, обернувшись, улыбнулась. Даже помахала рукой. Тот грустно усмехнулся, но она этого уже не заметила.

- Всё, Пронька, сегодня я твой конвоир, - за вчерашний вечер они успели сдружиться и теперь вели себя друг с другом непосредственно. - Пойдем, трудяжка, будешь меня в нитках увековечивать.

- Ну у тебя и запросы!

- А что? Эль вон девушек рисует, а ты будешь круче - будешь их вышивать.

- Ага, крестиком, в стиле кубизма.

- Тогда ты рискуешь умереть холостым... и очень молодым.

- Лэ, - Проней неловко переминался с ноги на ногу в дверях спальни, - я хотел тебе кое-что показать...Только дай слово, что смеяться не будешь...

- Надеюсь, это не то, что я подумала?

- А что ты подумала? - Проней выглядел удивленным.

- Да так... Показывай, и обещаю, что смеяться не буду...громко, - добавила она себе под нос, когда мужчина скрылся из виду.

- Вот! - вернувшийся Проней гордо развернул перед ней картину: на фоне высокой горы со снежной шапкой была изображена тонкая ветка с крупными розовыми цветами. На ветке, встопорщив перышки и вытянув шейку, заливалась песней какая-то мелкая птаха.

- Ух ты! Красиво! Где взял? И зачем смеяться?

- Ну вообще... - Проня покраснел, - ... я это сам вышил. Правда не закончил чуть...

- Вышил?! - Лэ подошла поближе. Картина действительно оказалась из ниток. Но настолько искусно сделана, что вблизи птичка вообще казалась живой, а цветы - нежными, шелковистыми и объемными.

- Ну да... Тут просто вечерами делать нечего было...Я еще дома начал и с собой захватил. Думаю, вдруг время найдется, а закончить хочется...

- Вот это да! Вот это я понимаю! Эх! Был бы ты, Пронька, женой - цены б тебе не было!

- Ты тоже, да?! - неожиданно возмущенно выпалил он. - Да почему мужчина не может заниматься синхронным плаваньем, готовить, шить, вышивать?! Даже маникюр вызывает насмешки, будто с ним я прекращаю быть нормальным человеком!

- Да может, может... - от такой реакции Лэ опешила. - Ну мало ли у кого какие предпочтения... А ты, кстати, девушек предпочитаешь или...ну..этих...

Под яростным взглядом она смешалась.

- Я предпочитаю девушек, - четко и раздельно, будто гвозди забивая в голову, посмевшую подумать такое про него. - Я вообще не понимаю, как одно с другим связано. Почему мне все время пытаются приписать неизвестно что, только потому, что я не веду себя как грубый и неотесанный мужлан.

Проней отошел к окну и развернулся к Нелэ спиной.

- Пронь, ну ты извини, прости дуру. Не подумавши ляпнула. Ты ж уже понял, балаболка я еще та...

- На себя не наговаривай. Я прекрасно вижу, что ты тоже играешь.

- Тоже?...

Но Проней её вроде как и не услышал.

- И ты не первая, кто задает мне такой вопрос... Хотя нет, - Проней грустно усмехнулся. - Так прямо еще никто не интересовался, а вот подтрунивать да слухи распускать, да намеки делать... Даже мой отец считает, что я интересуюсь мужчинами. В поездку вон Урсуса приставил, чтоб тот, значит, мой моральный облик охранял и не давал семью опозорить. Очень трудно даже для своего отца быть выродком. Хотя, какой он мне отец... Моя мать была у него третьей женой. Двоих уморил, а тут такой случай: и дела денежные подправить, и жену молоденькую заиметь. Деньги ему по вкусу пришлись, а вот жена не угодила: слишком простенькая да набожная. Вот и сослал в дальний замок, благо герцогство большое, и неважно, что она ребенка ждала. Так я и прожил в замке до одиннадцати лет, окруженный одними женщинами, пока мама не умерла. И только тогда о моем существовании вспомнили. Представляешь, каково мне было очутиться в новом окружении, где я никому ни на черта не сдался? Если бы не графство, перешедшее ко мне по материнской линии, и вовсе бы забыли навсегда. До моего совершеннолетия всеми делами и доходами графства распоряжался герцог. А вот мной заниматься было не обязательно. От первых двух браков у него были наследники, да вскоре он и в четвертый раз женился. Старшие братья и их дружки обзывали меня "девчонкой" и издевались, как только могли. Спасало только одно - внешность ангелочка очень нравится женщинам, поэтому в благорасположении служанок и придворных дам недостатка не было. А роль привлекательного, но глуповатого и всегда веселого юноши вовсе решила множество проблем. Не знаю, кто уж пустил слух о моей нетрадиционной ориентации, хотя подозреваю, но большинство сразу поверило. Правда, внимания женщин это меня не лишило, напротив - им было еще интереснее. Да вот только герцог решил меня женить, чтобы слухи прекратить. Но кто же нормальный дочь за такого отдаст? Нашлись лишь одни, а невесту взяли да похитили. Я уж вздохнул с облегчением. Годик потерпеть до совершеннолетия осталось. Как выясняется - езжай, спасай. И герцог грозит сделать так, что меня признают невменяемым, если без невесты вернусь. Хотя если вовсе не вернусь, его еще больше устроит. Вот так вот...

- Мда... - Нелэ и не знала что сказать. Совершенно не думала, что у её жениха еще хуже, чем у нее, дело обстоит. - Но почему ты сказал "тоже"?

- А разве нет? - Проней, наконец, обернулся. Что-то в нем неуловимо изменилось. Вроде тот же красавчик, только между бровей вертикальная складочка да глаза усталые. - Ты вовсе не такая глупенькая и легкомысленная, как всем показываешь. Мне кажется, даже твои подруги не знают, какая ты на самом деле.

- Может быть... - она оказалась права: Проней действительно гораздо умнее и проницательнее, чем показался на первый взгляд. И ранимее. Но рассказывать, что именно её ему сватали, конечно, она не будет. Как и про то, что ситуации их схожи. В своем доме она тоже всем помеха. Только вот отца у нее нет, как и матери. Есть только мачеха да две её дочки. Отец оставил очень интересное завещание: пока Нелэ не выйдет замуж, мачеха не может полноценно распоряжаться всем имуществом. Ей только выделяется определенная сумма на содержание дома и семьи. В приданное Нелэ выделена треть всего состояния, а две трети достанутся мачехе. Замуж Нелэ не торопилась, напротив, очень уж хотелось мачехе жизнь осложнить. Даже вести себя стала распутно, чтоб никто на нее с такой репутацией не польстился. Правда кроме её "любовников" никто не знал, что у нее ни с кем еще ничего не было. Зато парни становились ей настоящими друзьями, оберегали как младшую сестренку. Она-то всё гадала, с чего бы это графу на простой, хоть и очень состоятельной, горожанке жениться. Её-то шантажом заставили. Как Пронею, Нелэ тоже пригрозили признать её невменяемой да в сумасшедшем доме запереть. В возможности осуществления угроз она не сомневалась - у мачехи было много хороших знакомых.

- Ну а если так, то давай-ка мы с тобой в покер сыграем. Вышивка-то у тебя есть.

- Так ты ж не умеешь... Или... - Нелэ хитро улыбнулась на его слова. - Ты прекрасная актриса!

- Что и нужно в покере. Карты у меня с собой.

Смеясь и перебрасываясь шутками, они просидели за картами несколько часов. Пронею повезло только один раз.

ПЯТЬ...ШЕСТЬ...

Наверное, проще всего было Мэлвин и Урсусу. У них не было разногласий, понимание с полуслова пришло сразу, будто они были знакомы по меньшей мере столетие. Она даже не колеблясь рассказала, как всё обстоит на самом деле с похищением невест. Урсус искренне посмеялся, особенно над тем, что заставило сбежавших невест устроить испытание потенциальных мужей. Расстроило его только одно - наемник не пара принцессе. Мэлвин убедила Урсуса, что возвращаться к прежней жизни, где ей распоряжались как вещью, не намерена. Но не понимать, что это всегда будет угнетать её мужчину - ведь он никогда не сможет ей дать столь обеспеченную жизнь, как у нее была раньше - тоже не могла. Была одна мысль, но тут уж как карты лягут...

В паре Эль - Индгир никакой полной откровенностью и не веяло. Ина понимала, что влюбляется в рыжего всё больше. Но рассказать, как всё на самом деле обстоит, или всерьез задуматься о продолжении просто не могла. Вроде и сбежала от своих, но избавиться от предубеждений и от осознания себя частью клана было не в её силах. Эль же, напротив, был твердо намерен никуда девушку от себя не отпускать. Ему и аленького цветочка не надо было, чтобы чувствовать - она его единственная. Но правду рассказывать тоже не спешил, справедливо предполагая, что после этого шанса переубедить строптивицу ему просто не дадут.

Когда Индгир, а для Эля всё ещё Ди, уснула, он аккуратно от нее отодвинулся и, прикрыв глаза, принялся сканировать замок. За эти дни он хорошо с ним разобрался, и стены теперь не были проблемой. Не восхищаться работой неизвестного мага было невозможно. Стоило потом познакомиться с искусником поближе. И где только Анель такого нашла? В каких-то комнатах уже все спали, в каких-то - нет. С каким-то мрачным удовлетворением отметил, что Анель находится вместе с Декстером. Порадовался только, что не застал их в самый интересный момент.

Просканировав всё, он мягко усыпил всех еще не спящих девушек и усилил сон остальных. Мужчин пришлось будить всех, кроме Урсуса. Последний был просто не нужен для плана. Перед каждым из воздуха материализовались квадратные куски материи с вышивкой и запиской "От благодарности не откажусь. Эль". После прочтения записки исчезли. Проснувшиеся девушки ничего не заподозрили: показалось, что прошло не больше нескольких секунд.



УТРОМ.



Анель разбудили запах кофе и нежное поглаживание плеча.

- Вставай, соня, - теплый шёпот на ушко, от которого губы сами начали улыбаться.

- Это ты мне так мстишь за раннюю побудку? - ведьма подставила шею, намекая, что совершенно не против поцелуя.

- Вообще-то, уже одиннадцать часов, - мягкие губы воспользовались приглашением.

- Ну и что? - когда губы, исследовав шею, спустились до плеча, Анель внезапно взметнулась и, повалив, Декстера на кровать, с видом победительницы уселась сверху.

- А как же проверка задания? - представшее его глазам зрелище заставляло мысли путаться, свиваясь в один клубок желания.

- Да плевать, - она наклонилась и нежно, будто впервые, коснулась его губ. Пусть будет, что будет. Зачем бояться? Все равно он не знает, кто она. Всё равно потом уйдет. А сейчас она возьмет всё, что только можно.

- Ты уверена?

- А ты ещё нет? - Анель спускалась поцелуями всё ниже.

- Да пусть хоть взорвутся...

Так что рукоделие мельком было осмотрено только поздно вечером.



ЭТОТ ЖЕ ДЕНЬ ОКОЛО ЧЕТЫРЕХ ЧАСОВ ДНЯ.

- Ну и где её черти носят? - сквозь крепко сомкнутые зубы прошипела Диона. Под утро она всё же задремала, а когда открыла глаза, оказалось, что Аэтерн ушел в спальню и закрыл дверь. Вламываться в его спальню было уж совсем унизительно, хотя хотелось. Вышел он оттуда только часов в двенадцать, с мокрыми волосами, в расстегнутой рубашке. К этому моменту не выспавшейся Дионе хотелось его просто убить... Хотя нет: убить хотелось сложно и мучительно. И плевать, что он выглядел столь сексуально притягательно. Убивать можно по-разному. Можно, например... Она с яростью посмотрела в сторону мужа. Вот так всегда! И раньше они всякие разногласия улаживали в постели, слишком хорошо он знал, как действует на нее.

- Ты лучше спроси с кем, - Лэ, подперев рукой щеку, задумчиво рассматривала игравших в карты мужчин. - Не замечаешь, что ли, кого нет?

- Замечаю. Может, у него в комнате её поискать? - Диона с неодобрением и плохо скрываемой завистью наблюдала за Индгир, скармливающую Элю гроздь винограда по ягодке. Идиллия...Тьфу!

- Нет уж, лицезреть разъяренную ведьму, потому что её лишили очередного оргазма, и ховаться под кроватью, я не желаю. А ты можешь рискнуть.

Ди скривилась.

- А давай мы Люциату пошлем? Эй, ты как, - Диона пихнула рядом сидящую Люциату, - острых ощущений не хочешь?

- Хочу... - Лю не отрывала взгляда от стиснутых коленями рук. - Что делать надо?

- Э.... - Ди даже не нашлась с ответом.

- Ты чего это? Так ночь с твоим некромантом подействовала? - проявила участие Лэ. - Вроде целая пришла. Никакую конечность он у тебя не отжевал.

Лю только одарила шутницу мрачным взглядом.

- Чего он тебе сделал-то? - подавленное состояние всегда такой спокойной Люциаты настораживало.

- Да ничего он ей не сделал. Вот она и злится, - не осталась без комментария Ди, в которой сегодня проснулась худшая её сторона. И заодно - проницательность.

Природу своего раздражения Люциата не могла объяснить даже себе, но готова была признать Диону правой. Он действительно ничего не сделал. Вообще ничего. Чтобы она не говорила, а внимание Глациема ей нравилось. Хотя бы по тому, что ей никогда мужчины не оказывали внимания. Иногда кто-нибудь пытался ей понравится, но при второй или третьей встрече все шарахались от нее как от чудовища. И уж тем более её ещё никто не целовал и не обнимал. А теперь он стал как все. Мог бы, наверное, сбежал. Что с ней не так?

- Да что с тобой?

- Ничего. Просто не выспалась, - солгала Люциата. Выспалась она очень хорошо, и даже совесть её за это не мучила.

Девушки помолчали, рассматривая находящихся в гостиной. Аэтерн, Аргстран, Проней и Глацием пытались освоить какую-то карточную игру, предложенную некромантом. Эль что-то шептал на ушко раскрасневшейся Индгир. Мэлвин с Урсусом с интересом изучали какую-то книгу. До девушек периодически доносился голос Мэл. "Я так ногу не подниму, а если подниму, то уже вряд ли опущу". Урсус ей что-то шепотом с улыбкой, очень красящей его лицо, разъяснял.

Заинтересованная Нелэ подкралась к ним сзади и тоже заглянула в книгу. Вернулась очень быстро и совершенно пунцовая. Диона только посмеялась. Она-то сразу поняла, что за книжку парочка изучает с таким интересом.

Без Анель Показывать вышивку мужчины отказывались. Пришлось ждать и следить. Только часов в девять в зале появилась ведьма. В простом светлом сарафане, с косой, перевязанной голубой атласной ленточкой, она являла образец всем довольной и счастливой женщины. Даже Дионе расхотелось с ней ругаться. Следом вошел Декстер, и взгляд, которым он наградил Анель, заставил Диону и Нелэ вздохнуть от зависти.

- Давайте, быстренько показывайте мне вышивку. А то у меня еще дела, - на красноречивые взгляды, даже не покраснев, добавила: - Да, да. Именно эти. Так поторопимся...

Вышивки, каждая с картой мира Шейнтия, легли в ряд на пол. Декстер свою не положил. На самом деле, обнаружив вышивку, он спрятал её подальше, чтобы Анель не нашла.

- Прекрасно, принимается. Всё. Все свободны.

- Анель, тебя хоть на минутку-то можно? - окликнула уже развернувшуюся ведьму Диона.

- Хорошо. Подождите нас в холле, пожалуйста. Декс, я быстро.

Мужчины вышли, и Анель закрыла дверь.

- Девчонки, не злитесь. Я всё понимаю. Но он такой... Я хочу хоть немножко побыть счастливой.

- Да ладно. Всё понятно. С испытаниями только как быть?

- Ну, я попробую вычислить мага, про это помню. Но тут подумать надо. Ведь, я так понимаю, никто комнат не покидал? Тогда уровень у него просто заоблачный, потому что стены любую магию, кроме моей, гасят. Даже вы ей пользуетесь только в пределах помещения, где находитесь. А он защиту обошел. И замок молчит, будто вмешательства не было. Даже не знаю, что придумать, чтобы его на чистую воду вывести. Возможно о том, кто это, мы узнаем только тогда, когда он сам этого захочет. Ну а для следующего испытания всё готово. Завтра утром активирую. Только никто же не будет против, если Декстер больше в этом фарсе участвовать не будет? Я ему ничего не скажу, не волнуйтесь.

- И как ты ему это объяснять будешь? Мол, всё, принцессу спасать не нужно? Умерла до прихода докторов? - настроение у Дионы к вечеру вовсе скатилось в пропасть.

- Пусть думает, что через постель добился поблажек и преимуществ. Всё равно они обычно так и думают...

- Ты не права. Он не все. И, думаю, не согласится, - Мэлвин как всегда была спокойна и рассудительна. - Вот увидишь, завтра он будет участвовать в испытании, как все.

Анель только грустно усмехнулась. Если бы это было так, он бы действительно оказался особенным.



УТРО.

Мужчины несколько оторопело смотрели на ряд кулечков на столе. Кулечки шевелились и попискивали. При встрече со злобным и неразумным драконом у них было бы меньше ужаса в глазах, чем сейчас при взгляде на ряд спелёнутых младенцев.

- В общем, это ваше задание на сутки, - Анель радостно и светло улыбалась, хоть и не выспалась, а утром и вовсе поругалась с Дексом. Мэл оказалась права. Ведьме Декстер так и заявил: не желаю прятаться за бабской юбкой. На что Анель заявила, что может и штаны надеть, зато они вместе проведут день. Слово за слово, и они докатились до ссоры, а от ссоры - до примирения. Так и получилось, что презентация нового задания задержалась на час.

- Я не такой изверг, чтобы подвергать младенцев опасности. Поэтому перед вами полноценные, осязаемые иллюзии. У них типичные реакции младенцев, их же потребности и прочее, и прочее. От вас требуется к завтрашнему утру сдать ребенка целым, здоровым и по возможности довольным. Все ваши действия с иллюзией будут фиксироваться. Можете воспользоваться любой помощью. Декс, вон та девочка, с голубыми глазами и рыжими волосами наша, можешь брать, - и Анель с такой нежностью посмотрела на иллюзорного ребенка, что Декстер плотно сжал зубы. Какой бы сильной, уверенной и равнодушной не пыталась казаться Анель, она явно хотела обычного женского счастья: любящего и заботливого мужа, ребенка. Вопрос был только в том, насколько она была готова принять это всё именно от него.

- А остальным как? - Аргстан с боязнью посматривал на младенцев, которые казались ему чуть ли не меньше его ладони: а ну как повредит им что-нибудь? Хоть и иллюзия, но выглядят уж очень натурально.

- Там, в общем-то, на пеленках подписано, - Анель уже не сводила взгляда с Декстера, взявшего на руки младенца. Так уж ей эта картина нравилась. Да и внешность девочке она подбирала специально. Чтобы и от нее, и от Декса что-нибудь было. Хотя, может, и зря. Потом с иллюзией семейного очага больнее будет расставаться.

Мужчины разбирали младенцев, а девушки с интересом наблюдали за мужчинами.

Вот Аргстран осторожно, как нечто очень хрупкое, взял один кулечек. Вгляделся в маленькое личико с огромными карими глазами.

Проней уверенно подхватил синеглазого младенца и начал сразу сюсюкать. А кто у нас тут хорошенький такой? А кто это у нас слюнки пузыриками пускает?

Глациему достался голубоглазый младенец с забавными светлыми кудряшками волос. Некромант взял его уверенно: еще бы, не одного младенца за свою жизнь успел принять. С тяжелыми родами всегда шли к некроманту. Но при взгляде на младенца почему-то грустно улыбнулся и нежно провел пальцем по детской щечке.

Младенец Аэтерна был очень похож на него самого, и, взяв его на руки, мужчина не удержался от пристального взгляда на Диону. Но та отвела глаза. В этот момент она как-то остро поняла, какой дурой была, когда отказывалась родить ребенка.

- Ну, если все определились, тогда - поехали, - и Анель махнула рукой. В тот же миг все младенцы, кроме доставшегося Декстеру, разразились громким плачем и замахали ручками и ножками, вырываясь из пеленочного плена.

- Что это с ними? - попытался перекричать хор девочек-мальчиков Аэтерн.

- А вы как думали? Что младенцы спят круглыми сутками, все делают по расписанию и у них никогда ничего не болит?

- Но ваш же молчит! - обличающее и совсем не по-графски ткнул пальцем в сторону Декстера Проней.

- А один из пяти малышей вполне может быть спокойным, - даже не подумала смутиться или оправдаться ведьма. - И это девочка.

Все с нескрываемым ехидством посмотрели на побуревшего Декстера.

- Держись, брат, - Эль даже похлопал его по плечу. - У них-то что - просто дети, а у тебя жена....

И рыжий быстренько ретировался, провожаемый возмущенным взглядом Анель и задумчивым Декстера.

- Если кое-кто считает, что у него очень хорошее чувство юмора, так я могу ещё двух младенцев добавить...

- Спасибо за щедрое предложение, - Эль прижал к себе Индгир, - но я лучше над реальными наследниками поработаю.

Индгир вспыхнула и, шлепнув рыжего по руке, попыталась вырваться из объятий, но хватка мужчины оказалась просто стальной.

- И не мечтай. Я тебя никуда не отпущу. И наследников будет минимум трое, - шепнул он ей на ушко. В этот момент Ина как-то неожиданно для себя подумала: а пусть идет к черту этот клан; а она и с короткой стрижкой походит, ей, вроде, шло.

- Вот совершенно согласен с предыдущим оратором, - Урсус чуть прикусил мочку уха Мэлвин.

- Я даже не возражаю, - и они по-тихому ушли сквозь стену, воспользовавшись допуском Мэл.

- Похвальное рвение, - прокомментировала заявление рыжего Анель, - но всем остальным заняться наследниками придется позже.

- Но что нам с ними делать?! - Аргстран пытался укачать младенца, но это ему не удавалось.

- Да что хотите. Я вам только чуть упрощу задачу: игрушки вон в том ящике, детское питание - во втором, пеленки, одежда и подгузники в третьем. И можете не благодарить.

- Спасибо тебе, о великодушная, - не сдержал иронии некромант.

- Обращайтесь. Декс, а пойдем в саду погуляем. Говорят, детям полезен свежий воздух.

Декстер только вздохнул, с сочувствием посмотрел на остальных мужчин и пошел за ведьмой.

- Эй, - окликнула Диона увлекшуюся парочку рыжий-сереброволосая, - надеюсь продолжением рода вы прям здесь не займетесь?

- А? - по туманному взгляду Индгир было понятно, что она сейчас мало соображает.

- Валите, говорю, отсюда.

Эль хмыкнул, но безропотно утащил из гостиной сереброволосую.

- Тебе помочь? - нарочито грубо обратилась к Аэтерну Диона.

Он оглядел ее чуть приподняв бровь.

- Ну, помоги, если хочешь.

- Мои желания мы обсудим в следующий раз. Может, сначала посмотрим кого нам аист подкинул?

- Разумно, - уложив ребенка на стол, они его распеленали.

- Почему-то даже и не сомневалась, - Аэтерн всегда говорил, что у них в роду рождаются только мальчики. - Кажется, он мокрый.

- Не кажется. И коли вызвалась помогать, принеси подгузник, - Диона выразительно посмотрела на мага. - Пожалуйста.

- Так уже лучше. Бутылочку тоже захвачу. Как всякий мужчина, он наверняка хочет есть.

- Тогда и игрушку. Они это тоже любят.

- Боюсь, голых женщин там нет.

- ....?

- Ну а какие у мужчин игрушки? Женщины да лошади.

- Как ты двусмысленно сказала...

- Это ты двусмысленно подумал, - они обменялись похожими на оскал улыбками.

- Думаю, ему пока будет достаточно погремушки, - и Аэтерн окинул Диону таким взглядом... Будто говорил: а вот я от другой игрушки бы не отказался, и это точно будет не лошадь. Всё же она достаточно знала мужа, чтоб такие взгляды расшифровывать на раз. Вот же!... Сказал, что она его не привлекает, а сам кидает такие взгляды, что так и хочется прыгнуть на него со словами: "Ваня, я ваша навеки!"

...

- Помочь? - Нелэ подошла к Проне, ловко меняющему младенцу подгузник.

- Нет, солнышко, спасибо. Понимаешь, у мачехи две девочки-близняшки. Они-то и вовсе никому не нужны были, даже матери. Достойная пара герцогу, - Проней слабо улыбнулся. - Так что я с ними проводил много времени. И умею обращаться с детьми. Как они там сейчас?...

- Ничего, скоро вернешься... - Нелэ стало совсем стыдно перед Проней за весь этот спектакль.

- Вернусь... Только мне на воспитание их все рано не отдадут. А потом просто выгодно выдадут замуж. Выгодно не для них, а для герцога, - он сменил подгузник и вместо пеленок надел на ребенка кофточку и штанишки. - А ты помоги лучше Аргстану. Вряд ли его в клане учили переодевать малышей.

Лэ внимательно посмотрела на Пронея, но тот ответил ей совершенно безмятежным взглядом. Девушка еще постояла, поглядывая в сторону Аргстрана, подумал, но всё же решилась подойти.

- Дай сюда, - Лэ требовательно протянула руки, и ей с удовольствием вручили кричащего младенца.

- Ты умеешь с ними? - почти благоговейно произнес Аргстран.

- Нет. Но сейчас будем учиться.

И они принялись учиться. Под подсказки Прони, кормящего из бутылочки малыша, они избавили ребенка от пеленок и мокрого подгузника, попутно выяснив, что это девочка. Потом переодели и вручили ей бутылку со смесью.

- Ты на меня за что-то сердишься? - пока малышка не кричала, Аргстран решил выяснить, почему так изменилось отношение Лэ. Нет, он понимал, что дело скорее всего в Пронее, и даже давал себе слово на эту тему с Лэ не говорить. Но не сдержался. Потому что эта маленькая кареглазая ведьмочка успела затронуть его сердце своей непосредственностью и бесшабашностью. Не хотелось думать, что она обычная вертихвостка.

- Нет. С чего ты взял? - девушка не отрываясь наблюдала за младенцем, не рискуя посмотреть на Аргстрана. За все время, пока она ему помогала, он не слышал от нее ничего, кроме рубленных фраз, сказанных резким голосом. Это если не считать обращений к ребенку или Пронею.

- Ну тогда извини...

- За что? - Лэ, наконец, подняла на него свои шоколадные глаза.

- За то, из-за чего ты на меня не сердишься, - Нелэ неожиданно густо покраснела. И как ему объяснить, что дело не в нем, а в ней самой? Сам собой вспомнился вечер у бассейна. Тогда она под руководством Пронея пыталась освоить некоторые фигуры, но постоянно кидала взгляды на Аргстрана, сидящего у бассейна. Почему-то хотелось ему понравиться. Чтобы оценил её фигуру, пластику. Хотелось в его глазах видеть восхищение. А когда к нему подсела какая-то нимфочка да провела рукой по его груди... Вот пусть спасибо скажет, что Аргстран отказался от ее предложений (уж они точно были, и какие именно - гадать не приходится), иначе бы Лэ ей шевелюру проредила. И когда ведьмочка осознала, что именно почувствовала, а тем паче поняла, что ей самой хочется присесть на колени к Аргстрану и прижаться к его обнаженной груди, вот тогда она испугалась. Ладно кокетство, заигрывания, поцелуйчики... Нелэ уже давно не воспринимала это как что-то серьезное или к чему-то ее обязывающее. Но влюбляться... Это она себе запретила давным-давно. Еще не хватало мозги потерять так же как её папочка, когда на мачехе женился.

- Мне нечего тебе прощать. И вообще, ты же уже понял, что делать надо? Так что держи, - Нелэ убрала пустую бутылочку и хотела отдать младенца Аргстрану, когда девочка срыгнула прям на рубашку ведьмочки. - Вот же...

- Подожди, я сейчас, - засуетился Аргстран. Намочил чистую пеленку в воде и принялся оттирать пятно на груди Нелэ. А та только замерла с расширившимися глазами. Немного попало на расстегнутый ворот и на кожу. Мужчина вытер и там, сдвинув ткань рубашки. И от таких простых прикосновений, особенно когда его пальцы коснулись ложбинки между ее грудями, Нелэ стало жарко и томительно сладко. Видно это как-то отразилось на ее лице, потому что Аргстран испуганно на нее взглянул, но отчего-то руку не убрал. Напротив, уже специально медленно провел пальцами по приоткрытой коже груди и шеи. Девушка судорожно сглотнула, но не отстранилась, захваченная новыми, необычными, но такими приятными ощущениями.

Тут ребенок завозился и разразился громким плачем. И все волшебство мгновения будто сдуло.

...

- Мэл, принеси, пожалуйста, бутылочку со смесью. Мэл! - не дозвавшись девушку с первого раза, Глацием рявкнул.

- А? - Люциата, стоящая недалеко от некроманта и решающая - помогать или нет, - вздрогнула от окрика. И с запозданием поняла, что он обращается именно к ней. Как бы она ни старалась, но привыкнуть к обращению "Мэл" не могла. У, голова садовая, попеняла себя Лю.

- Бутылочку, говорю, принеси. Пожалуйста.

- Да, сейчас, - она поплелась к ящику с детским питанием. Вот раскомандовался! И даром, что "пожалуйста" сказал.

- Мэл! Да Мэл же!

- Ты меня? - Люциата испуганно обернулась. Взял же привычку по имени окликать. Именно сейчас она поняла, что раньше между ними её псевдоним почти не проскальзывал.

- Ну не меня же Мэл зовут, - даже непроницаемая чернота его глаз не могла скрыть насмешки. - Игрушки захвати.

Гад, какой же он гад! Чье задание-то? Между прочим, это он ее должен спасать по условиям. Да что-то не похоже, что ему невеста нужна. И зачем только так активно сватался, даже угрожал. Ладно бы еще этот брак принес ему какую-то выгоду. Но королевство Фос - маленькое государство в глубине материка. Всех и доходов, что прибыль с амаронговых рудников. Металл хоть и редкий, но только в одном мире пользующийся спросом. И приданного за Люциатой богатого не давали. Нет, точно нянька говорила: нужна ему девственница королевской крови для какого-то страшного некромантского обряда.

- Держи, - Люциата со стуком поставила на стол бутылочку и почти кинула погремушку.

Глацием усмехнулся, но ничего говорить не стал. А Люциата еще больше себя накручивала: вот чего она такая скромная и робкая? Давно бы уже нашла себе парня какого-нибудь и лишилась бы главного условия - невинности. И пусть потом некромант попрыгает. Вот было бы забавно, если бы он, не зная кто она, довел начатое в бассейне дело до конца. Сам бы себя идеальной жертвы лишил. А если так и сделать? И пусть потом локти кусает! Правда вчера он был равнодушен, да и сегодня интереса не проявляет. Но женщина она или кто?! Вот как возьмет, как соблазнит...

Загоревшись идеей, Люциата решила действовать немедленно. А что девушки считают самым главным и важным в деле соблазнения особи мужского пола? Конечно, правильно подобранный наряд. Поэтому, бросив мужчину одного справляться с нелегкой долей няньки, она решительным шагом удалилась в свою комнату. Некромант проводил её озадаченным взглядом.

...

- Знаешь, Ань, это нечестно. Я не хочу поблажек! - Декстер догнал ведьму в саду.

- Декс, тут вообще всё нечестно. Но если хочешь возиться с ребенком, как все...

- Я с настоящим ребенком возиться хочу, а не с куклой, - пробурчал он.

Анель только прикрыла глаза и грустно улыбнулась. Почему-то с этим мужчиной ей тоже хотелось нянчиться с настоящим ребенком. С их ребенком. Хотелось бросить всё, притащить Теньку за хвост и рога (потому что только натуральный козел мог так поступить) и убежать навеки вечные. И можно Декстеру ничего не говорить, пусть думает, что она просто ведьма. Хотя нет, герцогу нужна титулованная жена, можно стать какой-нибудь баронессой или графиней. Только позовет ли он с собой? Это она голову теряет, а что их отношения значат для него?

- Будут у тебя еще дети. Повозишься. И учти: если женщина любит своего ребенка, то она почти всегда знает, что ему нужно. А ведьма справляется еще лучше. Так что ничего особенного в спокойном ребенке нет. Считай, что твоя жена - ведьма.

- Разрешаешь? - Декстер посмотрел на нее так, что у Анель замерло сердце. Но она лишь лукаво улыбнулась.

...

- Ничего не понимаю! Нормальные дети не могут ходить в туалет каждые десять минут!

- Да уж, количество какашек, кажется, уже превысило суммарную массу их телец, - Аэтерн оглядел кучу использованных подгузников, не помещающихся в корзине.

- И вообще, граф, где вы видели у ведьм нормальных младенцев? Тем более иллюзорных, - некромант, лишившись помощницы, неплохо справлялся и сам, но постоянно поглядывал в сторону дверей, уже начиная волноваться. Неужели он умудрился так её обидеть?

- Слушайте, - Нелэ пыталась застегнуть липучки подгузника на младенце, - а вам не кажется, что они растут?

- Младенцы и должны расти, - Аэтерн, конечно, хотел детей, но что-то картина в его воображении выглядела более радостной. Даже если реальные младенцы в десять раз доставляют меньше хлопот (что не факт), то в праве ли он требовать от Дионы такой жертвы? Ведь она будет полностью привязана к дому и ребенку, и на ее любимую работу просто не останется времени. Раньше он представлял заботы о младенце весьма отвлеченно: покормил, подгузник поменял, и пусть спит. Останется время и на развлечения. И помощницу нанимать не хотел: ведь это же не трудно навести порядок или приготовить поесть, пока ребенок спит. В общем-то, к своему стыду, Аэтерн понял, что и свое участие в домашних хлопотах почти не предполагал.

- Вообще-то она про то, что за последний час они выросли сантиметров на пять, - Диона не смотря на то, что была ниже Аэтерна, умудрилась посмотреть на того свысока.

- А что, вы не в курсе подробностей испытания? - Глацием убедился, что девушки правы. Как он только это сам не заметил?

- Нет, - отрезала Диона, а про себя подумала: кажется, в этот раз Анель устроила испытание не только для мужчин.

- Держи, - Аргстран протянул Нелэ подгузник и одежку побольше размером. Как-то так незаметно получилось, что сереброволосый великан был у нее теперь на подхвате, а все основные обязанности по уходу за фантомным ребенком легли на Нелэ. Хотя было даже немножко забавно: та же кукла, только шевелится. Ведьма поняла, что в детстве не наигралась.

- Эй, некромант, у тебя ребенок сейчас уползет, - Ди заметила, как голубоглазая малышка перевернулась на пузо и очень споро поползла к краю стола. Глацием же в этот момент, замерев, смотрел в другую сторону.

- Вот и оставь на тебя ребенка, - приготовившуюся к полету вниз малышку подхватила подошедшая Люциата. Некромант не сводил с нее глаз.

- Я думал, что ты уже не вернешься.

- Как видишь, ошибся, - Лю пожала обнаженным плечиком. Хоть она и пыталась делать вид, что совершенно спокойна, но получалось плохо. Нежная и тонкая кожа окрасилась румянцем, руки дрожали. Даже выпитый успокаивающий отвар, на приготовление которого она и потратила большую часть времени своего здесь отсутствия, пока не помогал.

- Для меня переоделась? - чуть улыбнулся некромант и забрал у Лю ребенка.

- Вот еще, - она покраснела еще больше. - Здесь не только ты один. Вон граф оказался вполне приличным человеком. И симпатичный к тому же...

Она от смущения несла чушь и понимала это. Ведь короткая полупрозрачная туника открывающая одно плечо действительно надета для него.

- Ну если для графа... - протянул Глацием, и по его улыбке было видно - Люциате он не верит. В первую секунду ей захотелось поспорить, как-то доказать, что действительно не для него. А потом она вспомнила, зачем всё это затеяла и какой цели добивается, да и рюмочка коньяка добавленная в отвар для пущего эффекта требовала говорить правду, поэтому сказала:

- А если для тебя, тогда что? - и пристально с вызовом посмотрела на некроманта. Тот, кажется, немного растерялся.

- Ты меня удивляешь...

- Только удивляю?

- Не только... - в этот момент малышка, до этого спокойно сидевшая на руках Глациема, с силой вцепилась тому в волосы. - А, черт, больно же. Деточка, отпусти волосы!

Но девочка не собиралась отпускать такую замечательную игрушку. Только совместными усилиями обоих взрослых, а так же благодаря взятке в виде нескольких игрушек, волосы были освобождены, а ребенок отправлен на ковер.

Лю как-то естественно потянулась к волосам Глациема и пригладила пряди, растрепанные рукой малышки. Он поймал её руку и прижал к своей щеке.

- Спасибо...

- За волосы? - можно говорить себе сколько угодно, что она собралась его соблазнить, только чтобы не попасть на некромантский алтарь. Но нельзя отрицать, что, когда он так держит её руку, в сердце поселяется что-то огромное и невесомое, требующее выхода и каких-то действий. Например, поцеловать этого пугающего и притягательного мужчину.

- За волосы тоже, - он улыбнулся и легко коснулся губами её ладошки. В этот миг невесомое внутри разрослось и заполнило всю, до кончиков волос, Люциату.

- Эй, голубки, ваш ребенок уже в камине сидит, - Ди как всегда за всем следила.



ЧЕРЕЗ ШЕСТЬ ЧАСОВ ОТ НАЧАЛА ПОСЛЕДНЕГО ЗАДАНИЯ.

Вопли в стиле "я убью эту ведьму!" уже не озвучивались. Теперь они тихо записывались в подсознание, где и строились планы мести. Изредка в сознание, если хватило сил пробиться, отправлялись соблазнительные картинки расправы над этой в высшей степени вредной особой. В основном сознание было занято присмотром за детьми, сменой подгузников и попытками детей покормить. Дети росли стремительно, на вид им можно было дать уже около года. Это значит, что они уже ходили, пытались бегать и лезли всюду, где можно было пролезть, и особенно туда, куда пролезть невозможно. Есть они просили каждые пол часа, но при этом большая часть продуктов оказывалась где угодно, но только не в детских животиках.

ЕЩЁ ЧЕРЕЗ ЧАС.

- Гляди, гляди, ваша книгу ест!

- За своим смотри. Не знаю, что он ест, но похоже на какашку...

- Кто им дал краску?!

- Мне кажется, они её сами генерируют. Наверняка заложено в их программу. Во всяком случае, я пластилин своей точно не давал, но в волосах он есть. И не только в её...

- Слушайте, а где кочерга? Я пару минут назад у камина видел.

- Ай!!!! В.... на... к... !!!!!

- Ну вот, кочерга нашлась...

- Скушай вот эту котлетку... Что значит, ты не хочешь? Ты две минуты назад орала, что хочешь! Да на чем вы растете только!!!!

- Тихо, тихо. Иди, посиди-ка на диване. Я сам докормлю...

ЕЩЁ ЧЕРЕЗ ДВА ЧАСА.

- Если ко мне подойдет еще хоть один ребенок, я за себя не отвечаю....

- Милая моя, да никто к тебе не подойдет. Они вон с увлечение горошинки из какой-то тряпки вырезают...

- Горошинки? Ааааа! Моя юбка!!!!! Где они её взяли?!!!....

- Расскажи мне сказку, ну расскажи!

- Хорошо. Жили были дед да бабка.

- Не хочу про деда!!!!

- Хорошо, хорошо. Не ори. Про что хочешь?

- Про красного синепупырчатого кракозябра с прандовозом!

- ??????????.....

ЕЩЁ ЧЕРЕЗ ДВА ЧАСА.

- Кто-нибудь детей видел?

- Нет.

- А я думаю, что так тихо?

- Да плевать. Пусть делают, что хотят. Я сплю.

- Да мы тут, как погляжу, все спим...

Действительно, в комнате , пристроившись кто где, спали все. Правда сейчас начали просыпаться. Вокруг царила разруха: весь пол завален игрушками, коробками, обрывками бумаги и материала, стены и мебель разрисованы красками, карандашами и залеплены пластилином.

- И кто последний дежурить оставался?

- Эм, кажется, я, - протянул смущенный Аргстран. В ночном не засыпал на карауле ни разу, а тут и не заметил, как в кресле уснул.

Все посмотрели на него и заржали. Мужчина стал себя осматривать, но ничего не обычного не заметил.

- Бедный ты мой, - Лэ протянула ему зеркальце, - ничего, я тебе помогу отмыться.

Аргстран рассматривал в отражении свои розово-зеленые волосы.

- Хотелось бы надеяться, что это вообще отмывается...

- Прическа прической, а дети-то где? - Ди уже обошла комнату, заглянув в шкафы и под диваны.

- Да чтоб они с концами пропали! - человеколюбие по отношению к этим порождениям ведьмовской вредности у Пронея уже закончилось.

- Не уверен, что они пропадут, а вот у нас что-нибудь может... - некромант был прав: двери не были препятствием для этих чудовищ, в этом убедились все. Поэтому дружно ринулись в свои комнаты. Но и там никого не нашли.

- Может, они в саду?

- Хана саду...

- Что-то потеряли? - вот зря Анель голос подала...

- О, какие люди.... - протянула Нелэ. Все остальные взгляды в этот момент медленно и с наслаждением препарировали довольную жизнью и собой ведьму.

- Вам там в садике не икалось? - Диона тоже не осталась в стороне.

- А вы-то что ропщите? Это вообще не вам задание было, - Анель делала вид, что не понимает, в чем проблема.

- Не нам? То есть мы так спокойно должны были в сторонке посидеть, пока эти чудовища наши комнаты громили?! Ты, кстати, мне юбку должна! - у Нелэ из ноздрей шел пар, тонкими струйками поднимаясь к потолку и свиваясь там в фигуры чудовищ.

- Это что ли красную в черный горох? - Анель будто не замечала степень ярости Нелэ. Другие же, впечатленные картиной, спиной вперед отступали к выходу. - Да если б я знала, что они так сделают, это было бы первое задание.

- Что за шум, а драки нет? - очень вовремя появился Декстер.

- Сейчасссс будетсссс, - прошипела Нелэ.

- Что это с ней? - Ди не узнавала подругу.

- Драконы где-то в предках наследили. Раньше не было? - некромант по роду занятий знал больше других, но в реальности с пробуждением драконьей крови столкнулся впервые.

- Нет... Ещё б знать, что ее так взбесило. Не юбка же, в самом деле!

Аргстран решительно шагнул к новоявленной драконихе, стоящей перед завороженной ведьмой, и подхватил её на руки. От неожиданности Нелэ всё же плюнула огнем и испуганно зажала себе рот руками. Хорошо хоть пламя было небольшим и ни в кого не попало. В тот же миг, когда сереброволосый кинулся к Нелэ, Декстер рывком увел Анель с линии огня.

- Тише, моя хорошая. Ну что ты разошлась...

- Аргстранчик, что со мной?... - до Нелэ стало доходить, что она только что сделала.

- Некромант говорит, что в тебе кровь драконья проснулась.

- Какие драконы? У нас никого подобного в роду не было.

- Уж не знаю, было - не было. Так Глацием сказал. А завелась ты чего? Понятно, ведьму мы все придушить желаем, так ведь не кинулись. Неужели из-за юбки так расстроилась?

Глаза Нелэ внезапно наполнились слезами, и, уткнувшись в плечо Аэтерна, она разрыдалась. Тем более это было неожиданно, что сразу после обнаружения обрывков, в которые превратилась действительно ужасная по своей раскраске юбка, Нелэ хоть и поорала, но недолго.

- Леюшка, милая моя, ну что ты... Хочешь, я тебе сейчас же достану с десяток таких же юбок. Или других... Да каких хочешь!

- Это... мамина, - прохлюпала Нелэ. - Единственное, что осталось....

Аэтерн резко втянул воздух носом и крепко сжал зубы.

- Раздавишь! - оказалось, он и свое маленькое сокровище, утопающее в слезах, непроизвольно сжал в объятиях.

- Прости, - он чмокнул ее в макушку. - А ведьма тебе юбку восстановит... Я с ней поговорю...

- Вы её саму сначала восстановите...

Анель с пустым взглядом не шевелясь сидела в кресле. Возле нее на корточках сидел некромант и держал её за запястье, слушая пульс. Декстер взволнованно нависал над ними обоими.

- С заблокированной магией я тут бессилен. Хотя и не будь ограничения, не знаю, смог ли бы ей помочь, - наконец вынес приговор Глацием. - Я о таком только читал. Драконы в своей звериной ипостаси так зачаровывают жертв, но это обычно животные. И знаю, что снять последствия может только сам или какой другой дракон.

- Нелэ, слышишь, ты должна снять с нее чары.

Нелэ вытерла слезы и слезла с рук Аргстрана. Шмыгая носом, обошла вокруг Анель.

- Давай, подруга, а то она не вернет тебе юбку, - Проней попытался разрядить повисшую напряженную тишину.

- А может для профилактики оставить её так? На какое-то время. Можно разрисовать даже, - как бы раздумывая протянула Ди.

Все мужчины, кроме Декстера, понимающе хмыкнули. Декстер же кинул на Ди злой взгляд:

- Себя разрисуй! Вы так себя ведете, будто это её вина - такие задания.

Ди смутилась. Не объяснять же сейчас, что хоть задания они придумывали все вместе, но вот их модификация не предусматривалась, и кроме как издевательством произошедшее сегодня назвать было нельзя.

- Ругайтесь - не ругайтесь, я всё равно не знаю, как снять чары. Ну что вы так на меня глядите? Я не знаю, как это получилось. И сейчас даже струйку дыма пустить не могу, уже пробовала.

- Дьявол, - нахмурился некромант, - этого стоило ожидать. Никто не знает, где Эль? Может, он с таким встречался.

- Да где ему быть... Сейчас позову, - и Декстер почти бегом кинулся в свою комнату. Через пять минут он уже волок встрепанного и застегивающего на ходу рубашку Эля.

- М-да... - ему уже всё объяснили и дали осмотреть Анель. - Суду всё ясно. И вот что я вам скажу...

Он приосанился, чуть отставил в сторону правую ногу, театральным жестом поднял руку и патетично провозгласил:

- Её спасет только поцелуй истинной любви!

- Паяц, - Декстер окинул рыжего снисходительным взглядом, как умудренный опытом отец своего обалдуя сына. - Делать что?

- Так я же сказал: целуешь, и если любовь твоя истинна и сильна, то ведьма придет в себя, - уже нормальным голосом расшифровал Эль.

Декстер тут же поцеловал Анель, но она так и продолжала недвижимо сидеть на месте. Декстер побелел.

- Ну вот... Не истинная у тебя любовь... Бедная ведьма! И спать ей теперь сном беспробудным тысячу лет. Не меньше!

- Декс, да он издевается. Хочешь, я его чуть придушу? - Аэтерн демонстративно надвинулся на рыжего.

- Что уж, пошутить нельзя? Зато на Декса было забавно посмотреть.

- Вы случаем, с ведьмой не родственники? А то мне что-то вас одинаково страстно удушить хочется... - поддержал Аэтерна Глацием.

- Да ну вас... Лэ, садись так, чтобы смотреть Анель прямо в глаза. Сосредоточься и думай, что хочешь снять с нее гипноз.

- Что снять? - Нелэ уже устраивалась на стуле напротив ведьмы.

- Чары свои. Хочешь, чтобы с Анель всё было как прежде.

Все замерли. Минута... Две... Пять...

- И долго мне так сидеть?

- Не отвлекайся.

Прошло ещё пять минут.

- Ну рыжий, если это опять твоя дурная шутка... Лучше сознайся сразу!

- Делай что говорю! -неожиданно резко рыкнул рыжий. - Ты - безмозглая девчонка! Так и знал, что с тебя толку не выйдет. Гонору только много, а сама ничтожество ничтожеством. Тоже мне, драконья кровь!

Аргстран побурел и шагнул к рыжему, но некромант с магом его остановили, поняв план Эля.

- Да ты... Да ты сам... Мазила, а не художник! Я его еще, дура, слушаю! Что ты вообще знать можешь! - из ноздрей Нелэ опять стали виться струйки дыма.

- А теперь на нее смотри, идиотка! - Эль сказал это так повелительно, что она вздрогнула и безропотно посмотрела в глаза Анель. Та заморгала и стала озираться, не понимая, как оказалась в кресле да еще в центре внимания.

Аргстран тут же вновь подхватил Нелэ на руки, успокаивающе ей что-то говоря. Декстер упал перед креслом на колени, встревожено заглядывая Анель в лицо:

- Ты как?

- Да нормально. А что здесь произошло?

- У Нелэ проснулась драконья кровь, и она тебя зачаровала, - вклинилась Ди.

- Драконья кровь?!

- Да, подружка у вас с сюрпризом. Хорошо, что Эль подсказал, как тебя в чувство привести.

- И откуда он это узнал?

Мужчины переглянулись. Это они знали, что художник на самом деле сильный маг, а вот для девушек это было секретом.

- Да был у меня один знакомый дракон. Шутить любил. Мы как-то на этом с ним сошлись... Впрочем, и поссорились потому же. Так это его любимая шутка была. А тебя и вовсе можно было не трогать. Всё равно через сутки бы очнулась.

- Чего сразу не сказал? Отдохнули бы... - протянул кто-то тихо, но так, что услышали все. Возмущенные взгляды Анель и Декстера наткнулись на совершенно наивные и дружелюбные лица. Так что стало понятно: кто бы это не произнес, озвучил он общую мысль.

- Ну вот и отдыхайте... До утра. Деток я уже нейтрализовала, - все почти в унисон вздохнули и молча побрели к выходу. - Могли бы и спасибо сказать...

На бурчание Анель Декстер подхватил её на руки:

- Ты неисправима.

- И не надо меня исправлять. Я и так само совершенство!

- Да кто ж спорит...

- А почему мне не достались такие же монстрики как всем? - уже в своей спальне спросил Декстер.

- А тебе бы хотелось?

- Так было бы честнее... - но голос его звучал неуверенно. Еще бы, кому захочется проснуться окрашенным как Аргстран.

- Зато так мы провели время вдвоем. Неизвестно, когда потом еще... Да и будет ли потом, - Анель сидела у Декстера на коленях, обняв его, и, прижав ухо к его груди, слушала мерный стук сердца. - Пока у нас есть эти несколько дней, я хочу провести их с тобой, а не тратить на задания.

- Ты думаешь, у нас нет будущего?

- Ну какое-то будущее у нас есть, умирать же завтра мы не собираемся.

- Не вредничай...

- Декс, задания закончатся, ты заберешь невесту для вашего короля и уедешь. А я останусь здесь. Какое будущее?

- Поехали со мной...

- Миленький ты мой, - затянула тихо Анель, - возьми меня с собой. Там в краю далеком буду тебе... Декс, -уже нормальным голосом закончила она, - ты герцог. Зачем тебе обычная ведьма?

- Ну, во-первых, ты необычная. А во-вторых, неужели я поверю, что ваш король доверил такое дело не приближенному ко двору человеку? И титул у тебя наверняка есть. Но даже если и нет, даже если происхождение у тебя крестьянское - разве это имеет значение? Просто, боюсь, ты сама не хочешь...

- Я хочу... Только я не могу... - Анель вздохнула. Слишком много "потому что" существовало в ее жизни, которые она не могла озвучить Дексу.

- Значит, я останусь здесь... - и в этот миг он чувствовал, что говорит правду. Ради этой рыжеволосой ведьмочки хотелось махнуть рукой на все обязательства, сколько бы их ни было.

- Декс... - получилось так испуганно, что Декстер грустно усмехнулся.

- Понятно, этого ты боишься ещё больше... Скажи, я тебе вообще нужен, или это так, развлечение на несколько дней?

- Декс... я... - Анель замолчала, кусая губы.

- Ну что ж... - Декстер устало потер лоб. - Как ты там говорила? Секс еще не повод?...

Анель поняла, что если она сейчас не скажет то, что чувствует, то он уйдет. А для нее Декс стал значить слишком много, чтобы просто его отпустить.

- Ты мне нужен. Очень. Просто давай мы не будем решать всё сейчас. Есть просто некоторые обстоятельства... Я не могу сейчас всё тебе рассказать, но обязательно скажу, как только закончатся все эти испытания. И ты... Ты сам не сказал, нужна ли я тебе...

- Я люблю тебя, - Декстер сказал это так просто и буднично, будто говорил ей это уже тысячу раз. Анель даже не сразу поняла, что услышала. А, осознав, просто задохнулась от горячей волны радости и счастья. И оставшиеся часы такой длинной и такой короткой ночи взаимные признания звучали ещё не один раз, хотя слова этой ночью были не самым главным. Главным было то, что двое людей узнавали друг друга и протягивали пока еще тонкую нить доверия и понимания.

***

Поздней ночью, когда даже самые страстные любовники утомившись спали, и никто не ждал неприятностей, которые по расписанию должны были начаться утром, по замку, нарастая волнами, пронесся берущий за душу и вытрясающий все внутренности вой. В тот же миг спящих в замке не осталось. Нет-нет, никто не умер от разрыва сердца, не испарился, даже никого не съели. Просто все с ошалелым видом подскочили на краватях, а кое кто с них свалился. Аргстран, Аэтерн и Урсус ринулись к мечам, которые за ненадобностью валялись в самых пыльных углах; некромант метнулся к ножам, лежащим на столе; Эль спросонья чуть не спалил всю мебель в комнате, но в последний миг опомнился; Проней быстро и спокойно достал кинжал из-под подушки и сгруппировался на кровати.

Декстер же метким и сильным пинком Анель был сброшен на пол, и уже оттуда наблюдал за мечущейся в поисках одежды девушкой.

- Зеркало, зеркало, зеркало! - непонятно выкрикивала она, натягивая платье на голое тело, потому что нижнее белье найти не смогла, а платье было крупное, ему спрятаться было сложнее. - А черт!

Хоть руки и попали в рукава, но платье оказалось одетым задом наперед.

- Пожар что ли?

- Если бы... Переговорное зеркало, - Анель стянула платье и уже более внимательно отнеслась к процессу надевания. В этот миг по замку прокатился еще один вопль издыхающего в страшных муках стада слонов.

- Король? - если ночью беспокоят от короля, значит, случилась какая-то пакость, причем грандиозная...

- Ха, хуже, гораздо хуже...

Анель буквально полетела к себе в комнату, не замечая выглядывающих из своих комнат мужчин и девушек. Хотя краем сознания всё же отметила, что Нелэ выглядывала из-за Аргстрана, а, значит, ночевала она у него. Но оба были полностью одеты.

Зеркало в комнате Анель налилось угрожающим мёртвенным лиловым светом и вибрировало, отбивая дробь по стене. В верхнем правом углу мерцали три красные ромашки. Значит, дозвониться пытались три раза, прежде чем включили убойную сирену. Управление чужим зеркалом вызова удивления не вызывало, если вспомнить личность вызывавшей.

Анель коснулась зеркала рукой, и по ту сторону появилась красивая женщина, при первом взгляде на которую мужчины не дали бы ей больше тридцати лет, женщины - сорока, но на самом деле Анель было точно известно, что Ганне не меньше пятидесяти. Полупрозрачный белый пеньюар, пенное кружево подчеркивающее высокую грудь, белоснежные длинные и густые волосы, глаза цвета неба, влажные алые губы. Фея, богиня. Но достаточно трех минут общения, чтобы понять - как бы она не выглядела, внутреннюю ведьмовскую сущность это не изменит.

- Ну и из чьей постели я тебя вытянула? - тетка мило и одновременно хищно улыбнулась.

- Почему сразу из чьей? - возмутилась покрасневшая Анель. - Это тебя кто в постель не пустил, что ты меня дергаешь?

- Зубки показываешь, племяша? Нам ли кусаться? - Ганна с такой ласковой укоризной посмотрела на Анель, что та невольно устыдилась. - А вот то, что ты спишь не в своей кровати, заставляет меня задуматься: не пора ли мне наконец-то начинать радоваться приближающемуся статусу бабушки?

- Не пора, - буркнула Анель, немало смущенная тем, что тетка в курсе её пунктика о совместном сне с любовниками, точнее об отсутствии этого сна.

- А жаль... Еще Тенька носится чёрти где... А я, между прочим, внуков хочу!

Анель только вздохнула. Такой разговор повторялся уже не один раз. Увы, у Ганны не было своих детей. Над некоторым вещами не властны даже самые могущественные ведьмы и некроманты.

- Ты чего хотела-то? Не про внуков же поговорить?

- Завтра с утра извольте быть в столице. Все.

- Это еще зачем?

- А затем, что ваша "милая" шутка с похищениями взволновала наших соседей и, что особенно важно, наших торговых партнеров. Так что явитесь и будете их успокаивать. К девяти утра все послы будут во дворце.

- А раньше сказать было нельзя? Это что ж за решение важных вопросов в последнюю минуту?!

- Все диппредставительства именно сегодня выразили обеспокоенность, будто кто в один день информацию им слил. А днем я тебе звонила, но видно ты слишком занята была. Защиту зеркала же только сейчас взломала, растешь.

- Спасибо... - это действительно был комплимент, и Анель стало приятно. - Но звук можно было сделать и потише. Как всех удар не хватил. А то бы и отчитываться ни за кого не пришлось.

Ганна усмехнулась и, не прощаясь, исчезла из зеркала. Анель нахмурилась. Как-то всё это странно выглядело: срочный вызов, дипломаты ещё всякие. Не верилось, что тетка не смогла разобраться со всем сама. Опять интриги какие-то плетет, и ведь не узнаешь какие, пока не объявишься в столице. Чтобы оказаться там к девяти утра, придется задействовать резервный телепорт, на который настроен замок и который не будет блокирован. Но вот обратно придется переноситься к лесу, и уже оттуда добираться верхом или пешком до замка. Даже если не считать времени на выяснение всех обстоятельств дипломатического возмущения, времени уйдет не менее шести часов. Если же проблемы будут посерьезнее, то возможно спасителей придется оставить одних на сутки или на двое. А Анель совершенно этого не хотелось. И дело было совсем не в том, что она опасалась с их стороны каких-то действий. Ей просто не хотелось расставаться с Декстером. Даже на пол дня. А что же будет, если он действительно уедет? Сердце захлестнула петля тоски. И выход здесь только один - рассказать ему всё честно. Вот съездит в столицу и расскажет. Хотя ещё лучше бы было решить все проблемы с Тенькой и смыться из этого мира. Побыть обычной герцогиней без лишней головной боли.

В холле Анель ждала делегация из уже одетых мужчин и женщин. Большинство из них так и не определились: то ли убить ведьму за внеплановую побудку, то ли готовиться к встрече с какой-то неведомой опасностью.

- Завтра утром нас вызывают в столицу. Так что к восьми часам прошу всех быть готовыми: мужчины получат задание на день, а девушки отправляются со мной.

Девушки хотели было расспросить Анель о подробностях вызова, но до них быстро дошло, что мужчинам некоторые вещи знать не следует. Поэтому все тихо разошлись по комнатам. Спать оставалось два часа.

***

- Итак, ваше очередное задание очень простое: перемыть всю находящуюся здесь посуду, - девушки стояли в сторонке и пытались не зевать в открытую. Мужчины выглядели не лучше. Один Проней был свеж и бодр, чем очень раздражал окружающих. Сейчас в зале для испытаний были сооружены пять моек с кранами, рядом с которыми на столах расположились небольшие стопки чистой посуды.

- Что-то подозрительно простое задание, - задумчиво протянул оказавшийся самым прозорливым Глацием.

- Вот и хорошо, что простое, - голос её звучал чуть устало и равнодушно. А потом не стесняясь она подошла к Декстеру и прижалась к нему. В этом было столько щемящей нежности, что все остальные невольно почувствовали себя лишними. Эль, чтобы скрыть смущение и неловкость, довольно бесцеремонно дернул на себя сереброволосую и буркнул:

- И ты иди сюда.

На что Индгир только улыбнулась и потрепала по волосам смутившегося рыжего.

- Не шали там... А то знаю я столицу... И быстрее возвращайся.

- Слушаюсь, мой господин, - она хоть и иронизировала, но таким собственническим замашкам Эля неожиданно для себя была только рада.

- То-то же... - Индгир, прижавшись к его плечу, не видела, каким тоскливым и обреченным был в этот момент взгляд всегда веселого рыжего; как крепко сжались его челюсти, когда он болезненно сжал её в объятиях.

Мэлвин и Урсус прощались легко - между ними не было недомолвок и секретов, и оба не сомневались - расстаются они ненадолго.

Нелэ внешне веселая и беззаботная чмокнула Пронея и Аргстрана по очереди в щеку, заставив их для этого наклониться. Только свою руку в руке Аргстрана задержала чуть дольше, да встретившись с ним глазами, невольно залилась краской.

Диона к Аэтерну не подходила, разглядывала что-то особо интересное на непроницаемо черном потолке, стараясь не смотреть на милующиеся парочки. Он подошел сам.

- Может, для приличия хоть попрощаемся? - стоит, перекатываясь с пятки на носок, руки в карманах. - Скажешь что-нибудь ехидное... А то прям всё такое сладкое вокруг...

- Да я в патоке захлебнулась от неожиданности... Да и к чему такие церемонии, когда самое позднее мы здесь будем завтра утром.

- Угу... Ну ты там в столице мужское население не сильно утруждай...

- Мне-то что, у меня жены нет. Это ты постарайся не всех нимф попробовать.

Сказали друг другу гадость и разошлись довольные, искренне улыбаясь.

***

- Да дьявол всё побери! - Аэтерн со всей силы швырнул тарелку в стену. Та не посмела сопротивляться и разлетелась на множества мелких осколков. Через несколько секунд на месте каждого упавшего кусочка появились тарелки покрытые черно-зеленой слизью.

- К-хххх... - Эль оглядел появившееся безобразие. - Ты б поосторожнее...

- Сделай уже с ними что-нибудь! - взмолился Декс.

- Пытаюсь. Но защита не поддается. Единственное: понял, что она настроена на меня.





- Значит, догадалась, - с оттенком гордости выдал Декстер.

Задание, на первый взгляд не представлявшее сложности, оказалось с подвохом. Стоило вымыть одну тарелку, как на её месте сразу появлялось две новых. За каждые пять помытых тарелок полагалась кастрюля, за каждые десять - сковорода. Причем все они становились всё грязнее и грязнее. Если же прекратить мыть посуду, то через три минуты простоя появлялась тарелка, а потом каждые три минуты их число удваивалось. А теперь выяснили, что происходит, если тарелку разбить. Надо ли удивляться, что через час все горизонтальные поверхности были заставлены башнями из грязной посуды.

- То есть, другой маг мог бы её взломать? - некромант был спокоен как удав. Мыл тарелки он недолго, кажется, исключительно из интереса, а потом только ходил и подравнивал стопки посуды, чтобы они случайно не свалились на голову. Половина зала уже была занята тарелками под потолок. А мужчины переместились к выходу, опасаясь попасть под посудную лавину.

- Возможно.

- Ну да, осталось только притащить сюда короля, чтобы он кому-нибудь разблокировал магические возможности, - фыркнул Аэтерн.

- И как только он успевает всё? Или желающих мало? - Проней с искренним любопытством наблюдал за появляющимися, как грибы после дождя, тарелками.

- Мало. Здесь с некоторых пор строгая эмиграционная политика.

- Я слышал, что строгой она стала около двадцати лет назад. Когда в результате заговора пришлых магов, которым разрешили колдовать, была убита вся семья нынешнего короля, - проявил осведомленность Урсус. - Сам он выжил только чудом.

- А сколько лет ему случаем не знаешь?

- Да около тридцати должно быть, - Урсус пожал плечами.

- Так-так-так, - произнес за спинами мужчин низкий хриплый женский голос. - И что у нас тут происходит?

Взорам обернувшихся мужчин предстала полная женщина лет шестидесяти. Высокая грудь, на которой с трудом сходился черный строгий пиджак; седые волосы, убранные в кокетливую прическу, с маленькой вычурной шляпкой; длинный нос, нависающий над тонкими губами; крупные черты лица; сигаретка в уголке рта и не по-старчески голубые глаза.

- Я так понимаю, что у нас тут слёт глухо-немых? А ну, подвиньтесь, - растолкав онемевших мужчин, она протиснулась в зал и окинула взглядом творящееся безобразие. - Даааа, а ограничение кто ставить будет? Вот и оставь одних. Всю планету посудой завалят.

Она чуть поморщилась, поводила носом и щелкнула пальцами. Вся посуда тут же исчезла. Мужчины все изумленно выдохнули. При этом никто не заметил, как Эль при появлении странной тетки отошел в сторонку и принялся плести какое-то заклинание.

- Мадам... - начал Декстер, но его перебили:

- Мадмуазель, - и женщина кокетливо захлопала глазками, что с иронично изогнутыми губами смотрелось убийственно.

- Мадмуазель, позвольте узнать, кто вы?

- Ну, можно сказать, что я проверяющий, - заломив правую бровь, она снизу вверх подчеркнуто медленно осмотрела Декстера и даже, показалось, принюхалась. После чего улыбнулась, продемонстрировав крупные белоснежные зубы и стряхнула пепел сигареты на пол: - Но вы можете звать меня тетя Ганя. А ты, красавчик, - она подмигнула Декстеру, - можешь звать меня просто мамой.

***

- Ну что, так и будешь притворяться?

Маленькая комната без окон, глубокий черный цвет стен, тусклый светильник на столе, скорее сгущающий мрак по углам, чем освещающий происходящее. Хриплый прокуренный голос, задающий вопросы. Дым сигарет, клубами поднимающийся к невидимому в темноте потолку.

- А что еще остается делать? Восстать, вооружиться, победить?

- Хотя бы.

Молодой человек, отпив кофе из чашечки тонкого фарфора, насмешливо усмехнулся:

- Государственные перевороты один на один не делаются. А я не из тех, кто может плести интриги и собирать вокруг себя соратников.

- Это не государственный переворот. Он всего лишь герцог. А тебе только и нужно, что получить независимость своего графства.

- И сколько я после подобного заявления проживу?

- Тогда бросай все и уходи.

- И чтоб графство досталось ему? Хотя если совсем всё достанет, пойду по свету бродить. Боец из меня неплохой, - Проней поболтал остатки кофе в чашке.

- А переселяйся к нам. Я поговорю с королем, так твой папаша еще и компенсирует тебе графство хорошими деньгами. Займешься чем хочешь, - дым принял форму лебедя и, взмахнув прозрачными крылами, взмыл в высь.

- Я бы на Полемист отправился. А что? У них очень интересная школа по владению мечами, да и без оружия они драться мастера. Только Вам помогать мне зачем?

- Хм, ну будем считать, что понравился ты мне. Материнский инстинкт, так сказать, проснулся, - и женщина, наклонившись к столу, загадочно блеснула в свете лампы ярко-голубыми глазами.

***

Молчание затягивалось. Сигаретный дым, превратившись в стаю псов, с азартом гонял дымного же кота. Мужчина молчал, расслабленно откинувшись на спинку удобного кресла.

- Хорошо. Оценила. Хорошие блоки. Но не идеальные, - мужчина напрягся. - Успокойся, ломать не стала. Но что надо - посмотрела.

- А что было надо? - мужчина хмуро усмехнулся.

- Да вот интересно стало, почему она от тебя сбежала. Её-то версию я знаю, теперь с твоей ознакомилась.

- И? - Аэтерн сложил на груди руки. Ганна на этот закрывающийся жест только хмыкнула.

- Это ж надо быть таким ревнивым остолопом. Что, решил, если её как следует привязать, то никуда не денется? Если птице отрезать крылья, если ноги отрезать тоже, эта птица умрет со скуки, потому что сидеть не сможет, - патетично, с подвываниями и паузами прочитала Ганна, вырисовывая сигареткой круги в воздухе. - Не слышал, нет?

Аэтерн отрицательно помотал головой.

- Она, конечно, тоже хороша. Но вот честно тебе, мальчик, скажу, - она поманила его пальчиком и, когда он наклонился, интимным шепотом продолжила: - Я бы не просто сбежала, я б тебя еще и прибила перед этим.

И она, глубоко затянувшись, выпустила в воздух струю дыма, превратившуюся в тигра, проглотившего стаю псов.

- Ну это с женской точки зрения.

- Я люблю её, - получилось немного грустно.

- И она тебя. Только пора бы вам уже научиться слушать друг друга. Знаешь, даже с единственным не всегда удается сразу найти общий язык. Надо стараться. Ведь ты же понимаешь, что без друг друга вам гораздо хуже, чем вместе.

- Думаете, ей тоже? Что-то я не заметил...

- А потому что не тем смотрел. Обидой своей, а не любовью. И она на тебя так же. В общем, от тебя зависит, вернется ли она к тебе. Ты старше, ты умнее, ты, в конце концов, мужчина. Ну, это чтоб твоему самолюбию польстить, - она ему подмигнула.

***

Комнату заливал яркий свет. Маленький, застеленный белоснежной накрахмаленной скатертью, столик был уставлен тарелочками с печеньем и булочками, плошками с вареньем. В центре стола возвышался самовар.

- Ты кушай, касатик, кушай. Силы-то тебе еще пригодятся. С ведьмой совладать оно ой как не просто. С нами женщинами вообще нелегко, а ты выбрал зазнобу, что занозу в заднице. Ну и что ты, милок, давишься? Аль бабушка неправду сказала? Ты вот, касатик, меня послушай. Мужчина ты большой, сильный, - "бабушка" окинула его взглядом, далеким от старческого, - воин опять же. Ну кому как не тебе дракона приручать? К тому же опыт есть уже. Ты только не смотри, что она себя иногда как девица гулящая ведет. Вот крест тебе, - она как-то очень размашисто и странно перекрестилась, - ежели справишься, только твоя будет. Ну чего краснеешь, будто это ты девица невинная? Не сумлевайся, не врёт бабушка. Ты только фордыбачить ей не давай, ежели счастья своего не увидит. Хватай да к себе тащи. И не сметь мне тут про ваши обычаи. Женишься. А я прослежу.

Аргстрану стало неуютно. Почему-то вспомнилась детская сказка про пряничный домик. Эта проследит... А если все, что она сказала про Нелэ - правда, то это всё сильно меняет. Тут действительно без серьезных намерений и делать нечего. Вот и думай: так ли она стала ему дорога, чтоб ради нее мир свой оставить? Да и нужна ли ей его любовь - тоже неизвестно.

***

- Эх, с вами даже не интересно. Всё-то у вас спокойно. Но я всегда считала, что Мэлвин самая разумная из них. Повезло тебе. Если уж встретил единственную, так береги её. Потому что если не убережешь... Не стану говорить, что других не будет. Будут. И приятно с ними будет, и забавно, и нежность может быть, и любовь. Но так, как с единственной - не будет никогда. Только и останется, что перерождения её ждать. А случится оно в этой жизни или нет, встретитесь ли вы снова - то известно лишь богам, - Урсусу показалось, что в этот миг женщина говорила совсем не про них с Мэлвин.

***

- Ну что ж ты, милый, как неродной? Проходи, проходи. Знакомиться будем. Должна же я знать отца моих будущих внуков, - глаза женщины светились неподдельной радостью. - Да не пугайся ты так. Я ж не тороплю! Девять месяцев вполне подождать могу.

- Я, вообще-то, не против. Но, боюсь, Анель сопротивляться будет, - Декстер спокойно устроился в кресле напротив женщины открывшей рот от удивления.

- Удивил. Неужели так влюбился, что даже мысль о женитьбе и детях не пугает?

- Меня гораздо больше пугает реакция Анель на подобное предложение. Хорошо, если просто покалечит, а то ведь и послать может.

- Слушай, герцог, - Ганна поморщилась. - Тебе кто защиту ставил? Или это я от жизни отстала, и теперь все герцоги так от считывания защищены?

- А это, - Декстер усмехнулся, - наш семейный секрет.

- Я из-за этого вашего секрета не вижу твоих истинных намерений. Как же мне тогда вступать с тобой в коалицию?

- Ну если обещаете коалицию... - он отстегнул от воротника рубашки маленькую булавку.

- Хм... А она в курсе?

- Нет. А это так важно?

- Ну как бы вы оба хороши...

- Так может, вы мне про нее расскажете? Я же понимаю, что она мне что-то недоговаривает...

- Ага, щазззз, - Ганна с наслаждение затянулась сигаретой. - Нет уж. Сами всё друг другу рассказывайте.

- Но хотя бы скажите, шанс у меня есть, что она согласится?

- Шанс есть всегда и у всех. У тебя - услышать от нее "да", а у нее - сбежать.

- Издеваетесь?

- Конечно, - дым же под потолком рисовал цветочки, сердечки и амурчиков. - Но заметь, при этом я полностью на твоей стороне. А всё остальное... Ну должны же быть у бабушки свои слабости.

- Даже боюсь представить, что было бы, если б вы были не на моей стороне...

- А что бояться? - струя дыма, приняв вид стрелы, проткнула с десяток сердец разом, собрав их в своеобразный шашлык. - Представлять-то было бы уже некому.

- Запугиваете? - Декстер с интересом наблюдал за дымными картинами.

- Предупреждаю. Знаешь, я тут подумала... Кое что я тебе всё же про Анель расскажу. Когда ей исполнилось шестнадцать, она решила, что уже достаточно взрослая, и нечего тетке лезть в её жизнь, тем более личную. В итоге, один весьма недалекий, но хитрый молодой человек воспользовался ситуацией. С себя я тоже вины не снимаю - решила, что свобода ей не помешает, девочка неглупая, а в критической ситуации я вмешаюсь. И я оказалась права: он был слишком глуп и самоуверен, а Анель достаточно умна, не смотря на влюбленность. Этот дурак решил, что, если она смотрит на него влюбленными глазами, то и вертеть ей можно как хочешь. Ну да ладно, знаешь, как говорят: о мертвых либо хорошо, либо ничего... Так что я помолчу. Да не смотри ты так, я в этом случае вообще ни при чем.

- Не сомневаюсь. Только я ей вертеть не собираюсь.

- А тебе и незачем. Да только я одного не учла в своем воспитательном мероприятии: мужчинам после своей первой любви она прекратила доверять напрочь. Так что сбежать попытается всенепременно. Но ты учти: если я по твоей вине через год, это максимум, не стану бабушкой... то ты потом никогда не станешь папой.

Декстер рассмеялся:

- Верю. Зато за пять минут я добился увеличения срока на три месяца.

***

- И не стыдно?

Мужчина чуть приподнял бровь.

- Ну что ты так смотришь? Маскировка-то выше всяких похвал, даже мыслей и чувств сверху понавешал. Но ведь спешил же, видно сразу. А под подделкой - пустота. Тебе объяснять, кого я увидеть не могу? Хотя чего стараться, знал, поэтому и обманки вешал. Хороший я тебе сюрприз устроила? Хотя кого я меньше всего ожидала увидеть здесь, так это тебя.

- Так получилось, - буркнул Эль, всё же отведя взгляд и растеряв всю напускную браваду. Сейчас перед Ганной сидел нашкодивший щенок, а не самоуверенный маг.

- Анель знает?

- Был бы я тут, если бы знала...

- Ну да, действительно, что это я... Так ты на вопрос и не ответил: и не стыдно было Анель бросать?

- Стыдно. Только она и так знала, что я не останусь. И, кстати, кажется прекрасно со всем справилась.

- Справилась она... Да меня бы рядом не было, много бы она справилась. Надеюсь, ты нагулялся и вернешься?

- Нет.

- О как... Позволь хоть спросить почему?

- Я влюбился...

- Да ты шо... И не врешь? - Эль отрицательно помотал головой. - И кто эта несчастная?

- Почему сразу "несчастная"? - он возмутился.

- Потому что если Анель узнает, кому обязана своим "счастьем", то постарается отравить вам существование на все оставшиеся годы.

- Вообще-то, это её подруга, Индгир.

- Эмм... Кажется, впервые у меня нет слов... Ну что ж... Тогда уж скорее несчастный ты. Главное, чтоб Индгир тебя в живых оставила, когда всё узнает. Очень уж хорошо флэйцев мечом владеть учат...

***

"- Половой гормоны - самые сильные галлюциногены!

- Обоснуй.

- Вот сидишь ты рядом с обыкновенной стервой, а они тебе показывают милое, доброе, нежное существо."

Прибывших в замок девушек встретил анекдот, рассказанный низким женским прокуренным голосом, от которого у Анель начал дергаться глаз, и мужской смех.

- Или вот: возвращается муж из командировки...

- Уже вернулся! - рявкнула Анель.

- О, деточка? Что-то вы рано, - Ганну появление растрепанных и уставших после скачки на лошадях девушек ничуть не смутило.

- Ну да, ты небось рассчитывала, что мы только к вечеру обратно доберемся? - Анель пыхтела, а Индгир и Мелвин в это время радостно дезертировали на мужскую половину. - Что ты тут за балаган устроила? Тебе вообще не стыдно было лгать?

- Не стыдно. Потому что тебе надо было головой думать, а не мне верить. Ну какие ноты протеста? Ты вот знаешь таких смертников, чтоб мне претензии предъявить додумались? Лично я - нет.

- Да посмотрела б я, как ты посреди ночи спросонья соображала бы! Только в столице сообразила. И вообще, как ты тут оказалась? У меня же защита стоит!

- Стоит... Вообще-то, тот жуткий вой ночью он был... как бы это поточнее сказать... побочным результатом взлома, - Ганна очень натурально потупила взгляд в смущении. Те, кто не знал её, могли бы и поверить - так натурально выглядело. Анель же знала: тетка гордится своим поступком. - А когда ты его отключила, дала мне последний "кирпичик".

- Ну ты и... - от возмущения Анель растеряла все слова.

- Да. Я. Сама посуди, должны же быть у старушки свои слабости. В свободное от вязания время.

- Старушки?! Да ты опять эксплуатируешь этот облик! Ты же знаешь, как он меня бесит!

- Ну что ты пыхтишь, как рожающий корову ежик? Познакомилась я с мальчиками. От вас же не убудет. Кстати, - Ганна приставила руку ко рту, будто собралась шептать, но произнесла еще громче, - он - красавчик!

- Тетя! - Анель покраснела и бросила взгляд на ухмыляющегося Декстера.

- Ну тетя, тетя... Ладно. Загостилась я что-то. Пора мне, - облик дамы в летах стал таять, являя всем настоящий облик Ганны: девушки, на вид не старше Анель. Простое белое платье, скромное, но при этом подчеркивающее все изгибы девичьего тела. Белоснежные волосы заплетены в толстую косу. Сигарета же превратилась в цветок. Ганна действительно выглядела именно так, но об этом мало кто знал. К женщинам на политической арене и так отношение двоякое, а если она еще и выглядит так молодо... Доказывать каждый раз, что, несмотря на внешность, она опытный политик, а внешность лишь показатель её незаурядной ведьмовской силы, не хотелось. Проще было иллюзией прибавить себе возраст.

И вот сейчас она скинула все иллюзии и, подмигнув племяннице, исчезла. Только на полу остался сиротливо лежать цветок.

- Позерка... - пробурчала Анель, глядя на вытянувшиеся лица мужчин.

И если бы Ганна её слышала, она бы с Анель согласилась. Потому что сама не поняла, что заставило её снять иллюзию. А может быть, кто?...

- Кхм... И какой облик был настоящим?

На поинтересовавшегося данным аспектом Декстера Анель взглянула крайне кровожадно, но ответила:

- Последний. А тебе зачем? - она сама не заметила, как встала в позу кобры перед броском, уперев руки в бока.

- Да вот думаю, как же мне тогда её мамой называть...

- К-кем? - руки опустились, чем и воспользовался Декс, тут же обняв её.

- Я соскучился, - и закрыл рот собравшейся выяснять все обстоятельства Анель поцелуем.

- Миловашки-обнимашки - это все, конечно, хорошо. Но вот когда у нас здесь комары появиться успели? - Нелэ, нахмурясь, пыталась обнаружить крылатого лазутчика.

- Какие комары? - Диона посмотрела на нее как на больную.

- Откуда я знаю какие? Я их виды по звуку определять не умею. Ну что, вы разве не слышите тонкий писк?

Все замерли и прислушались. Только Декстер и Анель продолжали целоваться.

- Действительно, звенит, - первым согласился с Нелэ Глацием. - И становится громче. Скоро и вы услышите. Просто у драконов очень тонкий слух.

- Звенит? - неожиданно очнулась Анель. - Тонко, на одной ноте?

- Ну да... - подтвердила Нелэ, растерявшись от маньячного взгляда ведьмы.

- Декс! Аленький цветочек зацвел! Раньше срока! И рядом где-то. Пойдемте в лес, искать! - Анель рванула к выходу, но Декстер поймал её за руку.

- Вы только приехали. Поэтому сначала умыться, переодеться, пообедать, а потом уже на поиски. Никуда твой аленький цветочек не убежит.

- Тиран, - буркнула Анель, но не сопротивляясь пошла за ним в комнату, пытаясь согнать с лица довольную улыбку.

- Все слышали, что умный мужчина сказал? - Диона потянулась, довольно поймав на себе взгляд Аэтерна. - Лично я еще бы и поспала.

Спорить никто и не стал. Хоть цветение аленького цветочка и редкость, но за час он никуда не денется. А искать эту хорошо прятавшуюся пакость - еще тот труд.



***

Найти аленький цветочек можно только в одиночку. Поэтому после отдыха и обеда всем пришлось разделиться. Искать цветочек отправилась даже Диона, которой он вообще не сдался. Но это такой азарт, что не поддаться ему невозможно. Ну не ей пригодится, так кому другому сойдет.

Пошел третий час поисков. Люциата уже без какого-либо энтузиазма, присутствовавшего вначале, разглядывала травку на вверенном ей участке леса.

- Ну вот на фига? На фига мне этот цветочек? Единственный, любовь всех жизней... Тьфу... - бормотала она себе под нос. - Она вообще есть эта любовь? А то вот женятся, а потом по бабам бегать начинаю. Или вообще! Еще не женившись. Невеста, значит, в плену, а они для других хвосты распускают. Бабник!

- Кто бабник? - мужской голос, с ленцой растягивающий звуки, застал её врасплох, но не сказать, что стал полной неожиданностью. Что-то такое она и предполагала... или надеялась?

- Да хоть ты.

- И почему я бабник? - Глацием, сложив руки на груди, прислонился к сосне. "Да чтоб ты прилип!" - мстительно подумала Люциата.

- А что нет? Все вы здесь за невестами приехали, один даже за женой. Ну и кто из вас сейчас про них помнит? Увиваетесь за другими!

- И за кем я увиваюсь? - некромант вопросительно приподнял бровь.

- За мной. А что, нет?

- А если да? То что? - он оттолкнулся от сосны и медленно направился в сторону Люциаты. - Ты, вроде, в последнее время и сама не против.

Она судорожно сглотнула и отступила на шаг, прижавшись спиной к стволу дерева. Хотя следовало бы убежать, потому что, кажется, именно сейчас произойдет то, что она хотела - лишение её главного условия для некромантского ритуала.

- И что, что не против? Может, вокруг тысячи женщин, что не против. Так ты теперь с каждой невесте изменять будешь?

Глацием уже стоял так близко от нее, что ощущалось тепло его тела, но Люциаты не касался.

- Со всеми - нет. Только с тобой, - и он, всё так же не касаясь её руками, наклонился, а Люциата и не подумала отстраняться. Напротив: потянулась сама к нему губами и первая обняла за шею. И куда там поцелую в бассейне до этого урагана страсти, в который в один миг превратился некромант. Его руки проворно выдернули рубашку Лю из-под ремня брюк, забрались под нее, горячими прикосновениями лаская спину. И девушка опять же сама подняла руки, позволяя снять с себя рубашку, потому что быстрее хотелось ощутить его всей кожей, а пуговицы расстегивать слишком долго. Люциата не знала, как вообще вести себя в такой ситуации, как двигаться, что делать. Просто поддавалась его ласкам, разгораясь от прикосновений.

Поэтому не известно ещё для кого послужил большим разочарованием женский голос, спросивший:

- Нет, Лэ, ты погляди, как они цветочек ищут.

- Ага, особенно когда его уже нашли. Не вы случайно?

Дионе и Нелэ и в голову бы не пришло вмешиваться, если бы перед этим Люциата столь усердно не ныла, что боится некроманта. Поэтому вместо того, чтобы незаметно скрыться в кустах, они решили, что Люциата участвует в данном действе не по своей воле. К тому же активности, на взгляд девушек, она не проявляла. Вот и решили подругу спасти.

- Нет, не мы. А не шли бы вы отсюда, девочки? - Глацием только чуть повернул голову в их сторону. Люциата же стояла, прижавшись к нему, и отчаянно краснела от осознания двух вещей: она только что тут не занялась сексом с Глациемом, и всё это видели подруги, которым она много раз говорила, что он её совершенно не привлекает.

- Вот еще. У нас здесь, вообще-то, подруга. И неизвестно, добровольно ли.

- Ты добровольно? - некромант отклонился, пытаясь заглянуть Люциате в лицо.

- Я... Нууу...Да...Наверное... - она чувствовала себя странно: с одной стороны "о, ужас, ужас, что я делаю?", а с другой - очень хотелось продолжить. - Можно я с ними поговорю?

Люциата робко заглянула Глациему в такие странные, непроницаемо черные, но такие затягивающие глаза. Потом перевела взгляд на губы и невольно потянулась к ним. Мужчина улыбнулся и ответил на порыв Люциаты нежным поцелуем.

- Можно, но недолго.

Он поднял рубашку девушки с земли и помог Люциате её надеть. Потом коснулся ласково рукой её щеки и опять поцеловал.

Диона и Нелэ с всё возрастающим изумлением наблюдали за этой наполненной нежностью сценой. Глацием чуть отошел в сторону, а Люциата направилась к подругам, от смущения глядя себе под ноги и теребя пуговицу на рукаве.

- Слышь, некромант, ты бы подальше отошел. Девушкам одним поговорить надо, а про слух некроманта мы все в курсе, - Диона от непонимания ситуации была несколько грубее, чем обычно.

Глацием вопросительно посмотрел на Люциату, но та стояла понурившись, как провинившаяся школьница, и взгляда не заметила. Некромант чуть грустно улыбнулся, но просьбу Дионы выполнил и скрылся за деревьями.

- Лю, так у вас любовь? Чего же ты нам тогда мозги пудрила? Мы б вас тогда и не отвлекали сегодня. А то подумали, что он тебя силой заставил, - Нелэ смотрела на Люциату нахмурившись.

- Девочки, вы простите меня. Любовь - это, наверное, слишком сильно сказано, просто... он такой притягательный. У меня еще ни с кем так не было. Вроде и боюсь, и в то же время хочу быть с ним рядом.

- У, подруга, всё с тобой ясно... Да и некромант к тебе уж очень неровно дышит, - Диону охватила легкая тоска. Когда же Тери смотрел на нее с такой нежностью? Как давно это было... А может и до сих пор смотрел бы и ворот у рубашки так заботливо застегивал, если бы она не сбежала.

- Это... Я не думаю... - Люциата кусала губы и растягивала слова, а потом зачастила, выкладывая то, что ее беспокоило: - Мы ведь всего несколько дней знакомы. Да он знать - не знает, кто я. Для него это так, интрижка. Ведь наверняка думает, что мы здесь... ну, не девицы уже давно. Приятное время препровождение. А потом уедет со своей невестой, которую он не любит, и вообще не знает. Но она ему невеста. Женится и будет от нее по любовницам бегать...

Люциата тяжко вздохнула, а девушки с трудом удерживались, чтобы не рассмеяться в голос.

- Дааа. Во-первых, спасибо, что так аккуратно обозвала нас женщинами легкого поведения. Ну а во-вторых, ты его что, к его невесте ревнуешь? А ничего, что это ты и есть?

- Ди, ты не поняла. Я знаю, что я и есть его невеста. И поэтому меня оскорбляет то, что пока я в плену, он гуляет с какой-то девкой, - Лю покраснела и сжала руки в кулачки.

- Да, Ди. Видишь, тут еще хуже, чем ты сказала. У нас тут напротив - невеста ревнует к себе же, еще и девкой себя обзывает. А может он вовсе не бабник, как ты тут пытаешься себя убедить, а влюбился в тебя. Может, неизвестная невеста ему и не нужна уже, просто освободит и всё, а женится на тебе?

- Ну дааа...

- Слушай, а хочешь, мы его проверим? - вдруг загорелась идеей Нелэ. Вообще, она действительно порой была по-настоящему безбашенной, а не притворялась. А уж подлянку какую сделать, так её и упрашивать не надо было. Правда, такие подлянки она называла безобидным на первый взгляд словом "розыгрыш". И еще очень хорошо умела заметать следы, потому что тренировалась на мачехе с дочками, да на потенциальных женихах. Тут надо было действовать осторожно, чтобы подозревать подозревали, а вот доказать её участие не могли.

- И как это?

- А вот так! - и Нелэ шепотом на ухо стала посвящать подруг в только что созревший план. Люциата сначала возмутилась, но потом червячок идиотизма переполз и ей в мозг. Да и любопытно стало. Вот и согласилась.

Глацием обнаружился довольно далеко. Честный оказался. Диона и Нелэ подхватили его под руки с двух сторон и тесно к нему прижались. На что мужчина вопросительно приподнял бровь и взглянул на Люциату. Та в свою очередь постаралась естественно улыбнуться. По недоумению в глазах некроманта, Люциата поняла, что это не очень ей удалось.

- Солнышко, - Диона провела пальчиком по коже в распахнутом вороте рубашки некроманта. - Мы тут с девочками поговорили и решили, что нечестно, если только одна из нас будет пользоваться таким прекрасным и сексуальным мужчиной.

- То есть? - некромант недоуменно хлопал глазами.

- Понимаешь, - Нелэ томно поглядела на мужчину и выразительно запыхтела (она хотела изобразить взволнованное дыхание, но что уж получилось), - ты нам троим так нравишься... Ну так нравишься... - она плотоядно облизнулась (подразумевалось - эротично, но...). - Ведь ты же не против, если мы все вместе составим тебе компанию?

- Все вместе? Втроем???

- Да. Поверь, ты не пожалеешь. Еще никто не жаловался.

- Значит, вы так развлекаетесь не в первый раз? - Люциата кивнула, потому что в этот момент он смотрел именно на нее. На лице у Глациема начала цвести улыбка. Люциата уже почти обрадовалась, что вот сейчас он их пошлет. Правда, придется потом объясняться, что это была шутка. Не убьет же он за это? Или?...

Но некромант неожиданно согласился:

- Что ж, я всеми частями тела - за, - и быстрым шагом, почти волоча за собой Ди и Лэ, он направился к замку.

- Только не к главному входу. Пройдем сквозь стену, - на бегу предупредила Ди. Еще потом не хватало перед остальными оправдываться, куда они таким составом направились. Лю шла за вырвавшейся вперед троицей, крепко сжав челюсти и кулаки.

- Ишь, как торопится, невмоготу бабнику, - думала она в отчаянии. Все же Люциата очень надеялась, что план Нелэ не сработает.

- Сразу к тебе в комнату? - с придыхание, потому что очень запыхалась идя с такой скоростью по лесу, спросила Нелэ.

- Конечно, - и Глацием подхватил обеих девушек за талию так, что ноги их болтались в воздухе, и внес в открывшийся в стене ход. Люциата зашла следом.

- Ну что ж, приступайте, - и Глацием изобразил из себя статую, замерев посреди комнаты. Девушки от такого поведения чуть растерялись, но Ди быстро пришла в себя и стала медленно расстегивать на нем рубашку. Нелэ же подошла сзади и легонько провела коготками по его обнажившейся спине. Когда же Ди коснулась ремня на брюках, некромант её остановил. - Вы обещали втроем. Пусть Мэл, - он интонацией выделил имя, - это сделает.

Люциата, до этого со все возрастающим раздражением наблюдавшая раздевание мужчины, вздрогнула от пронзительного взгляда, судорожно сглотнула, и её взгляд испуганно заметался по комнате.

- Ну же. В лесу ты не стеснялась...

У Люциаты будто что-то щелкнуло в мозгу, и к полураздетому мужчине направилась уже не она, а соблазнительная и в тоже время злая женщина. У Люциаты было полное ощущение, будто сама она так и осталась стоять на месте, неловко теребя подол рубашки.

- Как скажешь... - выдохнула она, приблизившись, и положила руки ему на пояс. В этот момент Глацием с силой прижал её к себе и впился в губы болезненным поцелуем так, что Люциата забыла, как дышать. А потом столь же резко отстранился.

- Я жду.

И девушка, не разрывая установившуюся нить взглядов, принялась расстегивать ремень, а потом и молнию. Провела руками по бедрам мужчины, стягивая брюки вниз.

Надо было видеть в этот момент взгляды Дионы и Нелэ, совершенно обалдевшие и круглые глаза.

- Ну носки с ботинками я сниму сам, - при этой фразе, сказанной охрипшим голосом, Люциата пришла в себя и испуганно отступила на шаг. - И что дальше?

Глацием переступал босыми ногами на полу и снисходительно посматривал на замерших девушек.

- Ну это... Понимаешь, мы девушки с фантазией, нам нравится разнообразие, - промямлила Нелэ. - Поэтому мужчин мы предпочитаем привязывать.

" Ой, лажаааа", - простонала мысленно Диона. - "Сейчас он нас пошлет."

Но Глацием ухмыльнулся и лег на кровать.

Нелэ взглядом указала на плавки мужчины, но Ди оторопело помотала головой.

- Так? - поторопил их мужчина, закинув руки над головой.

- Эм, ну да... - Диона достала толстую веревку из своего пространственного кармана. Девушки переглянулись: кто вязать будет? Решили, что Ди, все же у нее как у боевого мага есть необходимые навыки, а Люциата и Нелэ разве что бантиком завяжут.

- Ноги вязать будете?

Нелэ поежилась. Вот у нее одной такое ощущение, что он над ними издевается?

- Да нет...

- Так что дальше? - Глацием вопросительно приподнял бровь.

- Дальше... А знаешь, пойдем мы пожалуй... - и Диона с Нелэ направились к двери. Люциата чуть помедлила под ироничным взглядом некроманта, но тоже пошла за подругами.

- Куда же вы? Мы ж еще не закончили?

Ди и Лэ уже вышли за дверь, а Люциата обернулась, но некроманта на кровати уже не было. Громко захлопнулась дверь за ее спиной.

- А вот теперь поговорим, - жарко выдохнули ей в ухо. - И что это был за спектакль?

- Эм... - сильные мужские руки притянули её к себе, забрались под рубашку и начали легкими движениями пальцев поглаживать нежную кожу.

- Понятно. Решили проверить? Достоин доверия или нет? Ну и как? - он развернул её к себе так резко, что Люциата невольно вцепилась ему в плечи. Отвечать не хотелось. Краешком совсем перепуганного мозга она подумала, что подруги в этот раз что-то не спешат её спасать. - Кажется, кое-кто заслужил наказание.

Стянув одной рукой волосы на затылке Лю, Глацием приник к её губам. Сначала яростно, резко, но девушка и не подумала сопротивляться. Напротив, она ответила ему с таким же пылом. Заскользила руками в извечном танце по его спине, груди, животу, наслаждаясь такими непривычными, но сводящими с ума ощущениями. И вот уже пуговицы весело застучали по полу, и разорванная рубашка полетела привидением в неизвестном направлении. Из брюк и туфель Люциата выскользнула одним мгновенным движением, лишь на секунду оторвавшись от горячих губ. Белье отправилось в дальний угол. Скользкий прохладный шелк простыней под спиной, ноги невольно смыкаются, когда мужская рука проводит по внутренней стороне бедра.

- Тихо... Доверься мне...

И опять горячие губы на губах, шее, груди. Так сладко и так хочется большего, что ноги раздвигаются, позволяя мужчине делать всё, что он хочет, и что хочет она сама. Невольный стон срывается с губ, когда пальцы нежно и осторожно начинают свою ласку. Быстрее, сильнее... Он будто читает её мысли. И вот тело выгибается в сладкой судороге.

- Сейчас будет чуть-чуть больно...

Смысл шепота доходит не сразу. Точнее он доходит только тогда, когда горячее и тяжелое тело устраивается сверху, а ее приподнимают. Но уже поздно, и действительно больно. Люциата невольно сжимается и всхлипывает.

- Милая, сейчас, потерпи немного...

И горячая рука скользит по пояснице, потом между их телами по низу живота, и боль отступает.

- Как хорошо, что ты некромант, - выдыхает Люциата расслабляясь, а Глацием отчего-то широко улыбается при этих словах.

А потом снова движения, другие, еще более непривычные, но приносящие столько жара и наслаждения. И вот мужчина опускается рядом, прижимает её к себе.

- Я люблю тебя, Люциата, - и до оглушенной этим тихим признанием девушки не сразу доходит, каким именем он её назвал...



Несколько часов назад.

- Ну что, сам скажешь, зачем тебе наша Люциата понадобилась, или мне защиту ломать? - женщина за столом сурово сдвинула брови. Некромант криво улыбнулся и стиснул коленями сложенные вместе ладони.

- Сам. Люблю я её.

- Прям таки любишь? - женщина удивлена. - Ты же её не знаешь! Даже не видел!

- Видел. Не один раз. И сейчас вижу каждый день...

- А она тебя почему не знает?

И Глациему приходится рассказывать всю историю с начала.

Первый раз он увидел Люциату, когда той было четырнадцать лет. Собирал тогда звёздчатку у замкового леса. Именно там росла эта прихотливая, но очень полезная для мужчин травка. Глацием как раз изучал составление такого зелья.

В замке в это время проводила лето дочь короля. Глацием, конечно, был не в курсе кто и где проводит время. Да и в королевстве он был неофициально. Просто увидел на опушке под стеной замка забавную девчушку в простом платье и с венком на голове. Она довольно громко пела песенки и умудрялась при этом объедать землянику.

- Привет, - Глацием просто решил проявить дружелюбие.

- Привет, - сидящая на корточках девчушка улыбнулась, щуря глаза. Солнце было за спиной парня, и ей было плохо его видно.

- Ты из замка или из деревни? - просто полюбопытствовал Глацием, сдвигаясь так, чтобы солнце не светило ей в глаза, но девчушка не ответила. Расширившимися глазами она смотрела на парня, и такой ужас плескался в них, что некромант оглянулся, пытаясь найти источник страха. Но никого за спиной не было, а когда он повернулся обратно, девчушка уже лежала без сознания на траве. Глацием не даром учился на некроманта и принялся приводить её в чувство. Только открыв глаза, она вскрикнула и опять провалилась в обморок.

Припадочная какая-то, подумал он в тот момент. Ну что ж поделаешь, бывают и такие. Подхватил её на руки и понес в замок. Кстати, пока приводил в чувства, понял, что девчушка несколько старше, чем показалась на первый взгляд. Скорее уже девушка, чем девчушка. Глациему и самому на тот момент было двадцать.

До замка дотащил, а там сдал девушку на руки какой-то маловменяемой женщине, с не меньшим ужасом таращившейся на него, только что в обморок не падала.

Сдал и сдал. Вот кто бы только объяснил, почему на следующий день, призвав ветер, он решил посмотреть, как у нее дела? Себе Глацием сказал, что ему просто интересно отчего такая реакция явно на него. И на следующий день, и на следующий за этим день... Пока не понял, что хоть так, через ветер хочет видеть её каждый день.

Он выяснил о ней все: и имя, и то, что она дочь короля, и кто ей рассказывает сказки про злобных некромантов тоже. Подглядывать за ней в ванной он стеснялся - ну не извращенец же он совсем! Да и вообще, вовсе она его в таком виде не интересует, просто забавна и все. Маленькая она еще. Обманывал он себя недолго, до тех пор, пока к Люциате не стал подбивать клинья какой-то дворцовый хлыщ. У Глациема внутри всё так вскипело, что не поленился, явился к этому хлыщу лично и поговорил так, что тот почти заикой стал. Потом пришлось поговорить еще с несколькими. Всё же Люциата была слишком хороша, чтобы оставаться без поклонников. И не только во внешности дело. Её будто наполнял изнутри свет, одаривая всех вокруг своим теплом. Потом желающих погреться стало меньше (поползли слухи о злобном некроманте, охраняющем принцессу, хорошо хоть до самой Люциаты не дошли), но совсем не исчезли. Так что когда Люциате исполнилось шестнадцать, Глацием к ней посватался.Пришлось уговаривать своих родителей, но тут особых проблем не возникло. Они сами поженились по любви, и хорошо понимали сына. Было только одно условие - девушка должна его полюбить, а уж как он этого добьется - его проблемы.

Отец Люциаты не сразу согласился, были у него планы на принца соседнего государства. Но некоторые угрозы, а в большей степени торговые выгоды с островным королевством Акри и его союзниками, перевесили предубежденность к некромантам.

Глацием решил познакомится с Люциатой лично и появился в её саду, когда она гуляла там одна. Но повторилась история двух годичной давности. Она просто упала в обморок. И что самое интересное, приходя в себя Люциата совершенно не помнила, почему лишалась сознания и некроманта, соответственно, тоже. Будто память сама охраняла её от слишком сильных переживаний.

Глацием досадовал и злился, но что делать - не знал. Он всё так же ветром на несколько часов прилетал к ней каждый день. И однажды пробрался за ней в ванную, не выдержал, огладил своими призрачными руками хрупкие плечи, небольшую грудь. Люциата только недоуменно огляделась, почувствовав дуновение ветра. А Глациема будто холодной водой окатили. Он понял, что уже просто одержим этой девушкой. До плохо сдерживаемой страсти, когда становится плевать, что чувствует и желает её объект. И каждый такой визит только увеличивает эту одержимость. И он испугался. За Люциату.

Хоть это было сложно, почти физически больно, отказываться от нее, как Глацием наблюдал у некоторых людей употребляющих дурман, когда у них не было зелья. Он учился управлять собой, некромант он или кто? И не видел её долго, запретив себе даже редкие визиты. Пока не понял, что зависимость не проходит. Но себя он контролировать может. Только оказалось, что Люциата исчезла в неизвестном направлении, а его даже не поставили в известность. Сначала он подозревал, что это родители её спрятали, но довольно быстро выяснил, что это не так. А вот выяснить, куда же она на самом деле пропала, так и не смог.



- Значит, ты меня сразу узнал? - голос Люциаты был ровным, так что Глацием не мог понять, что же она чувствует на самом деле сейчас, когда он, опустив некоторые подробности, рассказал всю предысторию.

- Сразу, - из объятий она не вырывалась, так и лежала рядом, только руки опустила, прекратив его обнимать, пока он рассказывал.

- Ну и хорошо, - Люциата чуть передвинулась вверх и легко поцеловала Глациема в губы. - Чего-то мне есть хочется...

- И всё?!

- Нет, ну еще в ванную посетить и спать. Пожалуй, надо начать с ванной, - и она, потянувшись, стала выбираться из его объятий.

- Я не про то. Ты что, мне больше ничего на мой рассказ не скажешь? - Глацием сел на кровати.

- Ну а что говорить? Ты меня любишь, я тебя, вроде как, тоже. Ну немного друг друга обманули, но ведь сейчас же ты не врешь? - Люциата стояла у кровати, совершенно не стесняясь своей наготы.

- Что ты сказала? - переспросил Глацием отказывающимся слушаться голосом.

- Не врешь, говорю, сейчас?

- Нет, что ты сказала перед этим?..

- Когда? - Люциата сделала честные-честные глаза.

- Ах ты, поганка маленькая! - Глацием схватил её в охапку и повалил на кровать. Девушка засмеялась. - Всё-то ты понимаешь. Повтори...

- Я люблю тебя...

***

Как только звон аленького цветочка прекратился, что означало - кто-то его нашел и сорвал, Эль направился к Индгир. Может это и нечестно так пользоваться своими способностями, но теперь, навесив на девушку маячок, Эль всегда знал где она и что делает. Даже если Индгир окажется в другом мире, он её не потеряет. Не может он её теперь отпустить. Охранять, оберегать, всегда быть рядом. Ещё одной потери он просто не вынесет. И если она вдруг решит, что ей нужен кто-то другой и только с тем она будет счастлива - отпустит, но всё равно будет оберегать. Хотя нет... Черта с два он её отпустит. Удержит. Не силой, нет, это её убьет. Но сделает всё, чтобы Индгир знала - лучше, чем с ним, Элем, больше ни с кем не будет.

При виде вышедшего из-за деревьев рыжего Ина радостно улыбнулась и ринулась к нему.

- Не ты нашел?! - она чуть ли не подпрыгивала от нетерпения. Эль грустно развел руками. - Жаль.

Улыбка девушки на миг померкла, но потом вновь вернулась, и Индгир прижалась к мужчине.

- Ну всё равно кто-нибудь из наших.

- Он тебе так нужен?

- Не то чтобы... Просто...Ты же всё знаешь про наш мир. Если бы мы оказались истинной парой, то всё было бы намного проще.

- А если нет? Если не истинные?

- Я... - Индгир со всей силы обняла Эля, а девочкой она была не слабой, но мужчина даже не дрогнул. Просто в этот миг Ина представила, что Эля больше нет в её жизни, и стало так тоскливо и больно... - Я всё равно выйду за тебя замуж. Ну, если ты этого еще хочешь...

- Хочу, еще как хочу, - Эль наклонился к её губам.

И только где-то на глубине эйфории, в которой прибывал рыжий от слов Индгир, сворачивал свои кольца червячок совести, примериваясь куда бы куснуть. Пора уже всё ей рассказать, нельзя тянуть, она же не простит. "Утром. Я всё расскажу ей утром", - ответил червячку Эль.

***

По пути в замок и в самом замке Анель никого не встретила. А стучаться во все комнаты и выяснять, есть здесь кто или нет, не стала. Декстера тоже еще не было. Ана походила по его комнате, провела рукой по рубашке, забытой на спинке кресла. Почему-то так получилось, что они перебрались именно к нему в комнату, а к себе она заходила, только если нужно было проверить системы слежения и связи. Села на кровать. Было отчего-то грустно. Надо всё заканчивать. И пусть девчонки обижаются, но завтра она завершит этот фарс.

- Чего грустишь? - в дверях появился Декстер.

- По тебе соскучилась, - и пусть думала сейчас не об этом, но всё равно правда -действительно соскучилась.

- Это хорошо, - он сел и перетянул Ану к себе на колени. - Я тоже. Ань, а выходи за меня замуж.

Анель вздохнула, поудобнее устроилась на коленях, но промолчала.

- Ань, я серьезно. Вот даже тетя твоя одобрила.

- Еще бы она не одобрила... Даже как-то слишком...

- Ну так что?

- Знаешь, я еще никому не говорила, но завтра утром король Тенебрар прибудет в замок. И ваше испытание закончится. Так что если у тебя после этого останется желание делать мне предложение, то повторишь. А я отвечу.

- То есть твой положительный ответ я услышу только завтра?

- Ну у тебя и самомнение, - протянула девушка.

- Если бы было "нет", ты бы сказала сегодня. А так ты просто боишься, что я почему-то передумаю.

- И в кого ты такой умный?

- В себя. А еще надеюсь, что в наших будущих детей. Я люблю тебя... И никогда не передумаю...

***

- Декс, вставай.

- Уже... - но глаза не открыл.

- Не, весь вставай.

- Очень смешно, - буркнул он и сильнее обнял подушку. - Слушай, а чего это вашему королю в такую рань не спится?

- Вообще-то уже десять утра. Это просто кто-то слишком много спит.

- Да, я люблю поспать, - и продолжил спать.

- Ну Декс... Да Декс же! - он не отзывался, и Анель ощутимо провела коготками по его обнаженной спине вдоль позвоночника. Декстер зашипел и выгнул спину, избегая неласкового прикосновения, но продолжал мужественно притворяться спящим.

- Хорошо... И что мне сделать, чтобы ты проснулся? Водой облить?

- Вообще-то я предпочитаю нежность и ласку, - он приоткрыл один глаз и лукаво взглянул на Анель.

- Вообще-то я тоже, - в тон ему ответила ведьма. - Но коронованных особ не принято заставлять ждать.

- Вот именно... - недовольно и достаточно тихо буркнул Декс. - Но хоть поцелуй мне достанется?

Анель наклонилась и быстро чмокнула его в щечку. Декстер попытался её поймать, но ведьма была быстрее.

- Мне нужно подготовиться, - пояснила она на разочарованный возглас. - В одиннадцать в общем зале.

Но, поглядев в тоскливые глаза мужчины, все же склонилась к его губам в коротком поцелуе.



ОДИННАДЦАТЬ ЧАСОВ

Анель была одета в соответствии с консервативными дворцовыми правилами - в строгое темное платье до пят. Все прочие были кто в чем. И стояли кто как, потому что никаких указаний не было.

Мэлвин спокойно нежилась в кольце рук Урсуса. Непривычно хмурый Эль прижал к себе Индгир, смотрящую на рыжего удивленно, но не сопротивляющуюся. Глацием держал за руку смущенную Люциату, на которую с необидной усмешкой поглядывали стоящие отдельно Диона и Нелэ. Аргстран, Проней и Аэтерн тоже стояли отдельной группой.

Чуть впереди всех и ближе к роскошному креслу у дальней стены, видимо призванному изображать трон, стояла Анель, а на шаг позади нее - Декстер.

В общем, дворцовым этикетом здесь и не пахло. Явное пренебрежение правилами сказалось и в том, что никто даже головы не склонил, когда на импровизированном троне из воздуха соткалась массивная мужская фигура в черных доспехах. Да так молча и замерла.

- Король мира Шейнтия Тенебрар Первый, - кратко и не по протоколу представила появившегося Анель.

- Приветствую вас, - низкий и какой-то безликий голос, казалось, шел отовсюду, перекатываясь эхом под высоким потолком. - Я внимательно следил за происходящим в стенах этого замка и вчера решил, что ваше испытание подошло к концу.

При этих словах возмущенные взгляды девушек устремились к Анель. Но та, нахмурив брови, сосредоточенно разглядывала короля.

- Результаты меня не удовлетворили. Поэтому я не отпущу девушек... - брови девушек взлетели в изумление, часть мужчин переглянулась в недоумении, оставшиеся попытались возмутиться, но король, выдержав драматическую паузу, продолжил: - ...с вами. Они получат свободу, но сами решат: возвращаться им домой или нет.

- А разрешите мне слово? - выкрикнул рыжий.

- Говори, - уронил Тенебрар.

- Ина, только, пожалуйста, помни, что я люблю тебя. И в этом я не лгал, - шепнул девушке Эль и, легонько поцеловав ее в висок, направился к королю. Индгир кивнула головой и только потом осознала, как он её назвал.

- Дорогая Анель, - начал рыжий по дороге, - я так понимаю, ты сама устала от этого шоу, но право - не стоило его заканчивать таким представлением.

Анель непонимающе взглянула на Эля. А тот уже приблизился к трону. Взмах руки, и фигура в кресле растаяла как ни бывало. На освободившееся место опустился рыжий. Вот только он уже не был рыжим: в кресле сидел высокий мужчина с василькового цвета глазами и темными волосами в короткой стрижке. От Эля не осталось ничего. Декстера такое преображение не удивило: это был именно тот облик, в котором Декс впервые увидел художника.

- И что это значит? - успела спросить Ди, у которой вообще язык частенько опережал всех, даже её мозг, как раздался вопль разъяренной кошки:

- Ты!!! Гад, скотина!!! Убью!!!

- Э, э, э!!! Ань, ты это... Поаккуратней!!!

Анель подлетела к преобразившемуся мужчине и стала прыгать вокруг него, потому что Эль, не будь дурак, увидев летящую к нему ведьму, запрыгнул на спинку кресла и сейчас успешно там балансировал.

- Слазь, мать твою!!! Я тебе сейчас все уши оборву!!!

- И ты думаешь, что, услышав такое, я слезу??? И вообще, не трогай мамочку! Она и твоя тоже!

- Да мне тебя еще в колыбели придушить надо было! - до Анель дошло, что допрыгнуть до его ушей она не сможет, а вот уронить запросто.

- Я тебя старше!

- На полчаса! - и она толкнула его.

Не ожидавший такой подлости мужчина кубарем слетел с кресла.

- Декс, уйми свою ведьму, она меня сейчас убьет!

- И мало будет! - Ана стояла над поверженным противником, занесла над ним ногу, как бы раздумывая - пнуть или нет, но не стала, а фыркнула и отошла к приблизившемуся Дексу.

- Ань, что здесь происходит? - Декстер недоуменно разглядывал севшего Эля и раскрасневшуюся Анель. Он и раньше подозревал, что с художником не все так просто. Для такого вывода не надо быть семи пядей во лбу. Но не предполагал, что Эль является братом Анель.

- Вот эта вот зараза - мой сбежавший брат и по совместительству король Тенебрар Первый. Ой... - она прикусила губу и испуганно посмотрела на Декса.

- Как Тенебрар?.. - в изумленной тишине шепот Индгир был подобен грому. При этих словах Анель опять взвилась:

- Ты всё такой же! Такой же эгоист! Ты и Ину обманул!

- Я не обманывал! - Тенебрар вскочил на ноги. - Ина...

- Объясни, что здесь происходит, - лицо Индгир закаменело.

- Ина, я не специально. Просто случайно встретил Декса, а он мне новости рассказал о том, какой я, оказывается, изверг. Я сюда с ним и приехал. Я же не знал, что вы тут все собрались и женихам своим испытание устроили. И что тебя тут встречу тоже не знал. Но я тебе не врал.

- Ну да... Просто королем оказался... И внешностью другой.

- Если хочешь, я в рыжий перекрашусь. Навсегда.

- Не в волосах же дело... Я... - она закрыла лицо рукой. - Мне подумать надо. Одной.

И выбежала из зала.

- Ина... - Тенебрар быстрым шагом отправился за ней. Все, молча наблюдавшие за разыгравшейся сценой, расступились, пропуская его.

- Ань, ну зачем ты так? Видно же, что он её любит, - Анель на слова Декстера только дернула плечом.

ОДНОВРЕМЕННО.

РАЗ.

- Может, уже снимешь иллюзию, Ди? - Аэтерн, криво улыбаясь, подошел к Дионе. - Что уж теперь стесняться?

- Да пожалуйста, - Диона чуть прикрыла глаза, сосредотачиваясь, и деактивировала иллюзию. Идеальная красота исчезла, явив глазам очень симпатичную девушку с копной длинных и пушистых волос. - И что дальше?

Диона хорохорилась, но нервно закушенная губа выдавала ее волнение.

- Ничего, - Аэтерн с болью в глазах вглядывался в родное лицо. - Неужели со мной было настолько плохо, что нужно было так сбегать?

- Нет, но... - Диона вздохнула и выпалила всё на одном дыхании, будто боясь передумать: - Ты сам виноват. Твоя дурацкая ревность. Туда не ходи, с этим не встречайся, с тем не разговаривай. Не в магчате пообщаться, ни с подругой встретиться. Да даже к родителям в гости сходить. Вдруг я там по дороге кого-нибудь встречу или вообще тебя обману и к ним не пойду. Ведь я же не вещь, Тери. Я не могу жить в такой клетке.

- Да, я виноват, - Диона ждала от него ответных упреков, нападок, как это у них обычно и было в совместной жизни. Но следующие слова были для нее слишком неожиданными, как если бы такой привычный и знакомый муж превратился в неведому зверушку, от которой не знаешь чего и ждать: то ли цапнет, то ли ластиться начнет: - Поэтому я не буду тебя больше держать. Ты вольна идти куда хочешь и заниматься чем хочешь. Я дам развод.

- Ну да, куда как проще развернуться и уйти. Конечно, зачем нам искать компромисс. Да, я не права, что так сбежала. С психу. Ты помнишь скандал накануне? Мы ведь даже поговорить нормально не можем. Ты меня не слышишь. И если тебе так проще, если ты так хочешь, то уходи. А ребенка я и сама воспитаю, - и Диона, глотая слезы, отвернулась.

- К-какого ребенка? - Аэтерн почувствовал, как ему на голову упал огромный мешок с пылью и засыпал все мозги, извилины заскрипели, отказываясь работать.

- Обыкновенного. С ручками и ножками, - буркнула Диона, так и не поворачиваясь, и покраснела. Про свою беременность она еще никому не говорила.

- И сколько?..

- Скоро три месяца уже будет, - хоть вопрос Тери звучал и непонятно, но Ди догадалась о чем он.

- Значит, ты сбежала уже зная?

- Да ничего я не знала! - она возмущенно повернулась к нему. - Здесь уже только поняла.

- И не вернулась?

- Я злилась.

- А он... - начал Аэтерн, но Ди не дала ему договорить.

- Если ты сейчас спросишь, твой ли он, я тебя убью! - и даже руки в кулаки сжала.

- И не думал. Просто хотел узнать: он мальчик или девочка?

- Не знаю еще, - Ди стало стыдно за свою вспышку, и она опустила голову.

Аэтерн шагнул к ней и обнял.

- Ну что, будем пробовать заново?

- Если ты только ради ребенка, то не надо. Я не хочу так, - но сама тоже обняла в ответ и спрятала лицо у него на груди.

- Не только. Ведь если ты хочешь этого ребенка от меня, значит, я тебе, наверное, тоже нужен? А ты мне нужна. Вы оба.

- И ты мне. Только я ведь не смогу как прежде. Если ты будешь придираться ко всему...

- Не буду клясться. Я не могу измениться в один день. Но я постараюсь. А если меня будет опять заносить, ты просто отправляй меня чистить топинамбур. И я сразу все вспомню.

ДВА.

- Поправь меня, если я ошибаюсь, ты и есть моя запропавшая невеста? - Проней подошел к Нелэ.

- Ты прав. Она и есть, - Нелэ грустно улыбнулась и развела руками.

- Ну что ж... Не такой уж плохой выбор оказался. Я б даже сказал - хороший. Целоваться будем?

- Не боишься? С драконом-то? - Нелэ с затаенной болью смотрела на отправившегося к выходу вслед за Тенебраром и Индгир Аргстрана. Что ж, он ведь не дурак, понял, что Индгир это его невеста. Они оба с Флэ, для них принадлежность к своим во главе. Даже не удивит, если Индгир уйдет сейчас с Аргстраном. На добрачные отношения они вообще смотрят сквозь пальцы, тем более если с иномирцами. Тогда, можно сказать, не считается.

- Прежде всего ты девушка. Красивая девушка. Ты мне сразу понравилась.

- Пронь, мне это приятно. Но вот скажи честно: ты ведь меня не любишь?

- Люблю, - Проней смотрел на нее своими синими глазами с нежностью.

- Да? Ты не врешь? - в глазах же Нелэ нарастала паника.

- Любить же можно по-разному. Как хорошего человека, как друга, как сестру - люблю. А ты перепугалась, кнопка? - и он чуть надавил указательным пальцем ей на кончик носа.

- Да иди ты, - она стукнула его по руке, но улыбнулась. - Но ведь этой любви недостаточно для брака?

- Для брака иногда вообще никакой любви не нужно. Но если ты спрашиваешь про наш брак, то нет, не достаточно.

- И что ты тогда будешь делать?

- А что делать? Рано или поздно, с женой или без герцог меня все равно со свету сживет. Я уверен, он найдет как. С лестницы упаду, или на охоте зверь порвет. Чтобы род не позорил. Иногда мне думается, что он меня вовсе сыном не считает. А может так и есть. У него глаза желтые, у мамы карие были. Говорят, я в деда. Но лучше бы действительно он не был моим отцом. Так что останусь я здесь. Мне и протекцию обещали, - при этих словах Проней как-то задумчиво улыбнулся. - А ты что?

- Я тоже возвращаться не хочу. Пока тут побуду. Магии подучусь. Я за этот год, знаешь, как много всего узнала. А теперь я еще и дракон. Берегись все в округе! - она постаралась сказать это весело. Но губы отчего-то предательски дрожали, а взгляд то и дело возвращался к выходу из зала.

ТРИ.

- Любит он ее... Любовь у них... У него, значит, может быть личная жизнь, а я сиди как дура на троне, разбирайся в политике, экономике, сиди на заседаниях, указы подписывай. Да вот орка ему в задницу! Да я вот Ганне его сейчас сдам! - Анель решительным шагом направилась к стене. От прикосновения ведьмы на стене засветился экран. - Связь с королевским дворцом.

Посреди экрана стала сгорать и возрождаться птица Феникс, надпись под которой гласила: "Подождите. Работаем". Анель в нетерпении постукивала ногой. Наконец, раздался недовольный мелодичный голос:

- Ну и что у вас там за пожар, если ты со мной решила связаться?

- У нас не пожар, у нас Тенька объявился.

- Я знаю.

- Как???

- Неужели думаешь, что от меня такое можно скрыть при встрече? Я его прочитать как и прежде не могу, но ты ведь прекрасно знаешь, что прочитать я не могу только родственников. А так как из родных у меня никого кроме вас, то выбор был не большой.

- Но ты мне не сказала!

- И что? Ты сама говорила, что ты взрослая и всё решишь без помощи.

- Я... Да вы... А и решу! Если вы такие! Если вы так! - и Анель отключила связь.



- Да-да-да, любимая. Я полностью с тобой согласен. Я козел, урод, скотина... Кто там еще? - на пороге показался Тенебрар с перекинутой через плечо Индгир. Она не шевелилась и не говорила, только мычала.

- М-ммммм!

- И это тоже, ты права, - он поправил Индгир на плече.

- Мммм! Ммм! МММММ!!!

- Ну что ты, я за свободу слова. И вообще за свободу, и твою свободу в частности. Извините, у меня к вам маленький вопросик, и мы не будем вам мешать. Кто из вас нашел аленький цветочек?

- Вообще-то я, - подала голос Мелвин. - Но что ты с ней сделал?

- Ничего особенного. Просто немножко обездвижил. Не возмущайся, милая. Я ведь сначала оставил тебе речь, только те слова, что ты произносила, не должны пачкать такие прелестные губки. Она решила, - обратился он к зрителям, - что сбежать от меня - это хорошая идея. Совсем меня не хочет слушать и не верит, что она моя истинная пара. Так что мне нужен цветочек.

- Держи, - Мэлвин достала из нагрудного кармана маленький голубой цветочек на тоненьком стебельке. Как только она взяла его в руки, тут же от нее к Урсусу протянулась ярко-алая нить света.

- Ой, Мэл! Поздравляю! - бросилась обнимать её стоящая рядом Люциата.

- Спасибо! - Мэл расцвела в счастливой улыбке. - Только аккуратней, цветочек помнешь.

Тенебрар подошел к Мэлвин и спустил с плеча Индгир, удерживая её от падения рукой. Взял у Мэл цветочек, и огненная нить связала его и Ину.

- Вот видишь, а ты не верила, - Тенька расцвел в довольной улыбке. - В нашем роду мужчины всегда определяют свою пару без всяких цветов.

Ина опять протестующее замычала.

- Ты меня потом убьешь. Я даже сопротивляться не буду. И побрить сможешь, и покрасить. А вот отрывать мне ничего не надо. У меня проблемы с регенерацией, - Тенебрар опять вскинул Ину на плечо, а цветочек вернул Мэл. - Сестренка, я дико извиняюсь, но видишь какая ситуация... Так что у меня медовый месяц.

- Какой месяц?! Ты совсем с ума сошел?! - возмущение Анель поддержала мычанием Индгир.

- Или два. Не бойся, Декс тебе поможет. Как-никак опыт управления своим государством у него имеется.

- Каким государством?

- Ну вы тут разберитесь, а я пошел.

- Куда?! - только и успела выкрикнуть Анель, а Тенебрар уже исчез вместе с Иной. - Гад! Только вернись, скотина!

- Ань...

- Ты тоже хорош! Про какое государство он говорил?

- Про королевство Прота.

- Ты не похож на шестидесятилетнего мужчину.

- Мне и не шестьдесят. Продозиас - это мой отец. Но он скончался несколько месяцев назад. Так что теперь король - я. Поэтому, когда пришло письмо, я и поехал. Отвлечься захотел от государственных дел. Я ведь младший сын, корона не должна была мне достаться. Только после смерти отца Адриан сказал, что в гробу он видел всю эту политику, хочет жениться на любимой женщине из простых и заниматься наукой. Вот я и остался крайним.

- Как у нас оказывается много общего, - Анель не сдержала улыбки. - Ты еще не передумал делать мне предложение?

- А должен был? Я так и не понял, чего ты боялась. Что-то готовила, что Эль... Тенебрар нарушил?

- Нет. Просто вы же спасители, а тут девушек оставляют. А я пособница вроде...

- Ань, неужели ты думала, что я не догадываюсь, что здесь происходит? Мы с Эл... черт, привык его так звать. С Тенебраром сразу догадались. Только он от меня скрыл, что ты его сестра и королева.

- Мы соправители, - вздохнула Анель.

- Вот я и гадал, причем тут ваш король и почему он участвует в этом. А ты не собиралась говорить мне, что занимаешь такое положение?

- Нет. Я себе титул придумала и бумаги уже все сделала, - повинилась ведьма.

- Неужели я так похож альфонса, который гоняется за титулованными особами? - одной фразой Декстер открыл страхи Анель.

- Нет... - она потупилась.

- Но ты всё равно боялась? - ведьма согласно качнула головой. - А теперь, я, наконец, услышу твой положительный ответ?

- Так я ещё не услышала предложение.

- Хорошо, - он привлек к себе девушку и на ушко спросил: - Ты выйдешь за меня?

- Да, - прошептала она в ответ.

...

- Глац, а давай мы тоже проверим, истинная мы пара или нет?

- И не подумаю, - не моргнув глазом выдал некромант, чем немало удивил Люциату.

- Но почему?!

- Потому что если вдруг мы окажемся не истинной парой, то ты всенепременно отправишь меня искать мою единственную. Я ведь прав?

- И откуда ты меня так хорошо знаешь?! - Лю не могла не признать правоты Глациема. - Но если мы не истинная пара, то где-то есть женщина, которую ты по-настоящему полюбишь!

- Во-во, про это я и говорил. Я тебе люблю, и не собираюсь идти и искать какую-то незнакомую тетку.

- Но ведь шанс воспользоваться цветочком выпадает так редко. И ты ведь знаешь, что так как со своей единственной, не будешь счастлив ни с кем!

- О, древние боги! Лю, ну неужели нельзя просто поверить, что можно любить без всех этих предназначений, доказательств?

- А если ты будешь со мной несчастлив?

- Как я могу быть с ТОБОЙ несчастлив?! Я люблю тебя уже много лет, и никакой аленький цветочек этого не изменит!

- Это ты сейчас думаешь, что любишь, а вот встретишь...

- О, боги! Хорошо, - он повернулся к улыбающейся Мэл. - Разрешите взять у вас цветочек?

- Конечно, пользуйтесь, только никуда не девайте. А мы с Урсусом пойдем. Надо еще вещи собрать.

Глацием взял цветочек в руки, и от него к Люциате потянулась красная нить.

- Так лучше?

- А я и не сомневалась! - и она кинулась ему на шею.

...

Когда Тенебрар появился в дверях с Индгир на плече, Нелэ всё ждала появления Аргстрана.

- Его ждешь? - Проней стоял рядом.

- Кого? - Нелэ сделала вид, что не понимает о чем речь.

- Да ладно, сестренка. А то я слепой. Вы хорошо смотритесь вместе.

- Угу, я маленькая и черненькая, он большой и белый. Нравится игра контрастов? - пробурчала Нелэ.

- Не без этого. Но вы очень дополняете друг друга.

- Он флэец, у нас все равно ничего серьезного быть не может.

- А хочешь выяснить раз и навсегда, может или не может?

- А так разве можно? - иронично улыбнулась девушка.

- Ну, с гарантией в 99,9%. Лэ, не тупи. Бери цветочек и выясняй. Да, значит да. А нет, так и задумываться не к чему.

- Ты как всегда прав, Пронь, - и Нелэ решительно направилась к целующейся парочке.

- Я у вас тут цветочек позаимствую, - она вытащила цветок из пальцев обнимающего Лю Глациема. Тот, кажется, этого даже не заметил. От цветочка сквозь стену потянулась красная нить.

- Ну вот видишь, - сзади подошел Проней. - Здесь твоя любовь.

Нелэ в некотором ступоре разглядывала цветочек. Она готовилась к противоположному результату и от неожиданности радоваться сейчас не получалось.

На пороге появился Аргстран, привлеченный уткнувшимся в него лучом. Он увидел Нелэ с цветочком в руках. Они встретились глазами. Нелэ не глядя сунула Пронею цветочек и подошла к Аргстрану.

- Вот как-то так... - Нелэ не знала, что можно сказать, и тут увидела у мужчины за плечом мешок с вещами. - Ты куда-то собрался?

- Домой. Я думал, мне тут больше нечего делать, - он смотрел на Нелэ, и на лице его расцветала улыбка.

- А теперь есть? - она покраснела и опустила глаза.

- Если ты не выходишь замуж за Пронея, то есть.

- Не выхожу.

- Вот и замечательно, - он подхватил девушку на руки.

Проней держал в руках цветочек и с легкой грустью смотрел на образовавшиеся парочки. Цветочек не спешил вспыхивать красным.

- А я уж думал, сегодня всем пару раздают, - пробурчал он. Все разошлись, и Проней остался в зале один. Сидел и задумчиво крутил в пальцах аленький цветочек. Радиус действия у цветочка слишком маленький. Каково же было его удивление, когда цветочек замерцал.

- Ну и что тут у вас происходит? - раздался громкий голос из холла. - Анель! Звала, а сама не встречает. Эй, тут есть кто-нибудь?! Ой, а это что?

И на пороге показалась Ганна, с недоверием рассматривая тонкий красный луч напротив своего сердца.



ЭПИЛОГ.

Анель сидела за столом, пытаясь вникнуть в текст очередного предложения палаты лордов. Буковки разбегались, мозг отказывался работать. За последние месяцы это стало уже привычным состоянием, но оттого не прекратило её бесить. Вместо приказа мозг хотел клубники и спать. Чуть-чуть поборовшись, Анель сдалась и позвонила в колокольчик. На пороге кабинета появилась служанка.

- Лиззи, пусть мне подадут клубнику. И сливок побольше. И шоколаду.

Девушка кивнула, понятливо улыбнувшись, и побежала выполнять приказ.

Анель уже почти доела тазик клубники (повар уже знал, что маленькой миской не откупиться), когда из воздуха посреди кабинета соткались две фигуры - мужская и женская. Ведьма так и замерла с надкушенной клубникой во рту.

- Привет, сестренка!

Анель, хмуро глядя на появившихся, дожевала клубнику.

- И тебе не хворать, братец. Неужели совесть откопал?

- Какая совесть, о чем ты? - Тенька состроил самую невинную мордашку, Ина же смотрела на Анель виновато.

- Вот именно, и о чем это я? Что-то у вас медовый месяц затянулся.

- Просто кое-кто решил от меня побегать. Но ты ведь знаешь, от судьбы не убежишь.

- Угу, особенно когда она на тебя маячок навесила, - Ина пихнула локтем Теньку, но недовольной она не выглядела.

- Надеюсь, ты здесь останешься?

- И не надейся. Вот отпразднуем свадьбу и тут же уедем.

- То есть по-твоему я тут так и должна одна пахать? В общем так, я звоню тетке.

- Звони, все равно её надо на нашу свадьбу пригласить.

Анель набрала номер Ганны, и через некоторое время в зеркале появилось озабоченное лицо тетки.

- Ань подожди минутку, - и она посмотрела на кого-то, кто стоял за полем зрения зеркала. - Итак, Глафира, объясни мне, зачем ты закатала Марии пластилин в волосы?

- Она мне не давала его, а я хотела слепить собачку, - раздался детский голос.

- Это должна была быть овечка! - отвечал ей второй детский голосок, удивительно похожий на первый.

- В общем, и слышать не хочу, что вы опять не поделили. Глаша, у вас этого пластилина хватит на целый зоопарк, ты могла бы взять другой кусок. Неужели вы так и не можете понять, что вы сестры? Самые близкие друг другу люди, и все равно вечно что-то делите. Значит так, пластилин вычесать не получится, придется обрезать волосы. Но, чтобы было по справедливости, тебе, Глаша, я тоже отрежу волосы как Маше. Вот только поговорю с тетей Анель.

- Ну что, козявки, опять что-то натворили? - на заднем плане открылась дверь, и появился мужчина, при виде которого у Тенебрара округлились глаза.

- Они решили сделать себе модельные стрижки, - с улыбкой глядя на вошедшего, сказала Ганна. Он подошел ближе и видно стал разглядывать провинившихся девочек.

- Привет, Ань, - помахал мужчина Анель в переговорном зеркале.

- Привет, - улыбнулась она ему.

- И от меня привет, - Тенебрар встал так, чтобы его было видно в зеркале.

- О, племянник. Какими судьбами? - чуть приподняла брови Ганна.

- Да вот хотел на свадьбу вас пригласить.

- И он отказывается здесь оставаться! - наябедничала Анель.

- Ань, ну вот её богу, мне сейчас вообще не до этого. Ой! - она сморщилась и приложила руку к животу.

- Тебе плохо? - сразу забеспокоился стоящий рядом с ней мужчина.

- Нет, Пронь, просто он пихнулся.

- Ааа, - Проней обнял сидящую Ганну и пристроил свой подбородок на ее плече. - Воин растет. Весь в отца.

- Угу, ты его боевым искусствам по ночам что ли учишь? Учти, следующего ребенка будешь вынашивать сам!

- А будут следующие? Ловлю на слове! - и они поцеловались.

- Ну вот видишь, некогда мне. Да и вообще, мне ли тебя учить. В конце концов, беременным женщинам положен декретный отпуск, - Ганна подмигнула и отключила связь.

- А и правда, - Анель неловко встала, придерживая свой большой живот. - В общем, делай чего хочешь, а у меня отпуск. Декс и так ворчит, что я на два мира живу. Пригласительные Дексу пришлешь.

И она исчезла.

- Вот черт, - Тенебрар сел. - Так и знал, что припрягут. Нет, а тетка какова! Вот бы не подумал никогда.

Индгир села рядом и положила Теньке голову на плечо:

- А может уже хватит скакать по мирам? Все же ты король, от тебя зависит целый мир. А Анель действительно сейчас не до этого.

- Ты, конечно, права, хотя радости мне это не доставляет. А вот когда ты у меня с пузиком ходить будешь? - он крепко обнял Ину и поцеловал в висок.

- Да в общем-то немного осталось. Расти живот начинает месяце на четвертом, так что месяца через два уже сможешь полюбоваться, - Ина притворно вздохнула.

- Что?! И ты молчала? Всё, к черту гостей, завтра у нас свадьба. И учти, больше ты от меня не сбежишь!

- Не очень-то и хотелось...