Annotation


Что может быть хуже для оборотня, чем потерять себя? Потерять свою суть? Стать никем. Ни оборотень, ни человек. Как выжить в этом мире? Она научилась жить одна. Бороться за свое место в мире оборотней. Она стала важной частью этого мира. Желанной в любой стаи, не принадлежа ни одной. Не имея ни семьи, ни друзей, никого. Не доверяя никому, отталкивая любого, кто приблизится слишком близко. И вот, снова новая стая, где альфа предлагает ей стать частью их большой семьи. И снова она готова отказаться. Но что-то поменялось на этот раз. Что-то или кто-то, кто притягивает ее к себе, заставляя теряться... Бета стаи...Такой притягательный, такой ласковый, такой... Ее сердце замирает от его улыбки. И казалось ее мертвый зверь, наконец, оживает. Тянется к нему, желает его. Вот только так тяжело довериться своему сердцу...





* * *





* * *





Тори: Доверься мне



ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! В романе присутствую откровенные сцены. Читать лицам от 18 лет.



Пролог



Едва она вышла из машины, как сразу поняла, что зря она приехала в эту стаю. Это было мгновенное чувство, возникшее внутри нее, когда она увидела его глаза, такие яркие, жизненные, со своей темной глубиной. Он пристально смотрел на нее, изучая каждую деталь, сканируя взглядом с ног до головы. Бета. Сразу поняла Эмилия. Он стоял за Альфой, и весь его вид говорил о готовности в любую минуту поддержать своего вожака.

Эмилия вздохнула, перевела взгляд на Альфу и сделала шаг вперед. Альфа был потрясающим мужчиной. Он излучал огромную силу и был напряженным. Как поняла Эмилия, его время спаривания приближалось, и она сразу увидела, что он старался оттянуть его.

- Альфа, - твердо произнесла она и в знак приветствия и почтения наклонила голову.

- Здравствуйте, Эмилия. Я много наслышан о вас и безумно рад, что наконец вы доехали к нам. Вы нам очень нужны.

- Спасибо, Альфа. Я постараюсь сделать все возможное, - улыбаясь, сказала она.

- Эй, Дрэйк. Не акцентируй все внимание на себе любимом, - произнес такой привлекательный голос, от которого дрожь пробежала по ее телу.

Она смотрела, как Бета похлопал Альфу по плечу, а тот что-то прорычал сквозь зубы, показывая свое недовольство его поведением, но в этом рыке не чувствовалось настоящей злости. Это было так удивительно. Эмилия никогда еще не видела таких отношений между Бетой и Альфой.

- Эмилия, позвольте вам представить. Это мой бета - Ян! Его матери нужна ваша помощь, - произнес Дрэйк.

- Альфа, прошу вас обращайтесь ко мне на ‘ты’, - произнесла Эмилия, и, повернувшись в сторону Яна, продолжила. - Очень приятно, Бета.

- Ян, - улыбнулся он, и эта улыбка просто заворожила ее. Она смотрела как он открыл рот, что бы произнести еще что-то, но был остановленный громким мягким голосом, прозвучавшим за его спиной.

- Дорогая, я учила этих мальчиков с детства быть культурными. И будь они хоть трижды Альфой и Бетой, но обращаться с женщиной должны достойно, - произнесла женщина, выходя из-за мужчин.

- Мам! - протяжно, закатывая глаза, произнес Ян. А со стороны Альфы Эмилия слышала смех, который тот явно пытался скрыть.

- Эмилия, познакомься это Мери, мать Яна, - произнес Альфа.

- Здравствуй, дорогая, - произнесла женщина и сразу заключила Эмилию в объятия, чем очень удивила ее. Еще нигде ее так не встречали, и она не могла понять, как к этому относиться. - Я так благодарна тебе, что ты приехала. Сынок так за меня волнуется.

- Ну, что вы. Я еще ничего не сделала, но я обязательно позабочусь о вас, - ласково произнесла Эмилия, не в силах сопротивляться той теплоте, что излучала эта женщина.

- Я надеюсь тебе у нас понравиться, дорогая, - сказала Мери, незаметно сжимая руку Эмилии в знак благодарности.

- Мы приготовили тебе дом. Там все оборудование, что ты просила. Если что-нибудь еще будет нужно, сообщи. - Произнес Альфа. - Ян покажет тебе дорогу.

- Спасибо, Альфа, - наклонив голову, сказала Эмилия.

Ян подошел к машине и взял ее единственную сумку с одеждой, в остальных были медицинские инструменты, которые она всегда несла сама. Кивнув головой словно приглашая идти за ним, Ян двинулся вправо по дорожке. Неспешно следуя за ним, Эмилия невольно залюбовалась его задом, и тут же тряхнула головой, выкидывая эти мысли из головы. По крайне мере, это было лучше, чем задумываться о тех взглядах, что бросали на нее другие самки оборотней. Хоть прием Альфы был очень добродушным, и вдохнул в нее слабую надежду, однако всё осталось по-прежнему. На нее до сих пор смотрели с опаской, презрением и тревогой, хоть и нуждались в ней. Ведь она была неполноценной - оборотнем, который потерял своего зверя.

Когда-то Метт, старый оборотень, который присматривал за ней, спросил ее, почему она научно не исследует свою проблему, а больше времени и сил уделяет проблеме беременности. Тогда она ответила, что ее проблема одна на миллион, и ей просто осталось смириться с этим, а дети умирают каждый день, и это важнее. Она до сих пор верит в это, но после стольких лет, Эмилия наконец смогла признаться себе, что не только это подтолкнуло ее выбрать именно это сторону медицины. Сейчас она могла признаться себе, что надеялась, что ее примут как свою, если буду нуждаться в ней. И ее принимали. Презирали и принимали. Конечно, сейчас многие женщины были благодарны ей, некоторые принимали ее помощь как должное, и не считали себя чем-то обязанными, а некоторые, которым она так и не смогла помочь, винят именно ее в своем несчастье.

Она привыкла к этому. Привыкла, что почти каждый Альфа зовет ее в свою стаю, лишь потому, что она нужна самкам, и если она согласиться - это увеличит его авторитет в других стаях. Привыкла, что ее игнорируют, не видят, обходят стороной. Поэтому она уже в который раз постаралась не замечать эти взгляды, и снова уставилась на макушку беты, боясь опустить глаза вниз, на такой аппетитный зад этого мужчины.

- Если кто-то из стаи обидит тебя, ты обязана сразу сказать мне или Альфе, - прозвучал тихо, но свирепо его голос, выводя ее из мыслей.

- Что? - непонимающе спросила она.

- Мы с Дрэйком понимаем, что и в нашей стаи есть оборотни, которые не окажут тебе должного почтения, и Дрэйк не собирается заставлять их. Это их право на свое мнение. Но все в стаи предупреждены, что если мы хоть слово услышим или же увидим какие-то действия, позорящие стаю и Альфу, виновные будут наказаны.

Только после этих слов, Эмилия поняла, что не только она заметила презирающие взгляды. Она даже остановилась, внимательно рассматривая его, а он почувствовал это, повернулся к ней. Они смотрели друг другу в глаза, не в силах отвести взгляд. Эмилия не могла произнести ни слова. Казалось, ее голос пропал. Впервые ей говорили такое, впервые заступались за нее. И не только бета, но и Альфа, и она не знала, что на это ответить. Боялась поверить, что эти слова правда.

- Спасибо, - тихо прошептала она, отводя глаза, казалось, разрушая какую-то связь.

- Ну, и мама, конечно. Она встанет за тебя горой, - весело сказал Яна, улыбаясь и разряжая обстановку.

- О, мама у тебя замечательная. Не все самки такие, - уже более спокойным и равным голосом сказала Эмилия.

- У тебя будет время узнать ее лучшие качества, - с озорством произнес он и засмеялся. - Ну, вот мы и пришли.

Они остановились возле небольшого коттеджа. Она поднялась за Яном по ступенькам и вошла в дом. Чисто, ухоженно. Комната, которая по идее была просторной гостиной, уже переоборудована в лабораторию.

- Ты можешь менять здесь все по своему усмотрению. Это дом полностью отдан тебе, - произнес Ян, ставя ее сумку. - Если будут какие-то вопросы, обращайся сразу ко мне или к Дрэйку.

- К Альфе? - удивилась Эмилия.

- Да. Ты можешь сразу обращаться к нему. Дрэйк, так же как и я, очень ценит, то, что ты все-таки приехала к нам, - серьезно произнес он, потом добавил уже с такой ожидаемой улыбкой. - Хотя конечно лучше обращайся ко мне, а то наш Альфа может напугать тебя своим рыком. Я до сих пор содрогаюсь, когда слышу его.

Он говорил, так как будто открывал ей страшную тайну, и Эмилия не могла не улыбнуться в ответ.

- Для Альфы очень презентабельно рычать, - с улыбкой ответила Эмилия. - Спасибо, если, что-то будет нужно, я сразу скажу.

- Хорошо. Устраивайся, - тихо произнес он и направился к выходу.

Эмилия смотрела, как он уходит, чувствуя себя странно от внезапно возникшего желания остановить его. Она снова встряхнула головой, и решила, что очень долго была одна, поэтому соскучилась по простому общению. Бета остановился в двери, и ее сердце вдруг замерло. Но прошла секунда, и он вышел, даже не повернувшись. Эмилия снова повторила себе, что это все глупости, и ей пора заняться тем ради чего она приехала сюда. И первое что она должна сделать, это разложить инструменты и осмотреть оборудование, а после познакомиться с новыми пациентами. Вздохнув, Эмилия еще раз осмотрела свой очередной дом. Сколько их уже было, она не помнила, но почему-то этот ей нравился больше всех. Он вызывал в ней чувство покоя, которое Эмилия давно позабыла.



Глава 1

Он был ошеломлен и сбит с толку. Такое чувство, что его переехал огромный грузовик. В ту минуту, когда она вышла из машины и предстала перед ним и их взгляды столкнулись. Почувствовав ее запах, волк внутри него зарычал “Моя”. Это было невозможно. И он не поверил этому. Она просто не могла быть его парой.

Не имея возможности обернуться, она считалась неполноценной, оборотень, потерявший зверя. Когда они с Дрэйком, перед тем как пригласить ее в стаю, разузнали все о Эмилии Райдер, врача от Бога, которая, переезжала от стаи к стае и помогла родиться многих щенкам, они были шокированы той информацией, что получили.

Он знал, что Дрэйк настойчиво просил ее приехать к ним, что было не свойственно Альфе. Но он был готов переступить через все, только бы помочь Мери, матери Яна. Бета давно считал Альфу своим братом, а его мать - своим сыном. Поэтому их волнение о ее беременности было обоюдным. Не медля ни минуты, Дрэйк разузнал все о Эмилии и сразу же позвонил ей, приглашая приехать. Наверное, именно то, что он попросил, а не приказал, как поступали другие Альфы в чем был уверен Ян, подтолкнуло ее согласиться.

В досье, которое пришло Дрэйку, говорилось о том, что семья Эмилии была зверски убита ликанами, а она сама чудом спаслась. Но это не прошло для нее бесследно. Со временем оборотень, который взял ее на свое попечение заметил, что она не обращается, а после она сама призналась ему, что потеряла своего зверя. И это поражало. Потому что это было не возможно. Зверь был частью их. Он был их сущностью.

Ян даже видел ее фотографию, которая была в досье. Он тогда отметил, что она очень красивая женщина, но не более того. Все изменилось, когда он увидел ее вживую. После этого любая другая казалась ему пресной и обыденной. Вот уже месяц он сходил с ума от воздержания. Повторяя себе, что она не может быть его парой. Он тихо наблюдал за ней, а она все больше и больше избегала его. Когда он пыталась с ней заговорить, она уходила от ответа и быстро возвращалась в свой коттедж. Ян сходил сума от безысходности.

Но то, что он узнал сегодня, перевернуло все и дало ему надежду. Его Альфа спарился с человеческой женщиной. Это было истинное спаривание, и оно полностью изменило Дрэйка. Ян понял это сегодня, когда поехал в его домик в долине, где Дрэйк прятался в полнолуние, не желая поддаться инстинкту и спариться с сильной самкой. Дрэйку было все равно, что она человек. Он поддался своему зверю без малейших сомнений. И смотря сегодня в счастливое лицо друга, чувствуя вибрации силы и гордости, он наконец признался себе, что тоже нашел свою пару. Эмилия.

Он был виноват перед ней, перед своей парой. Он месяц мучил себя, повторяя, что это не возможно. Он пытался переспать с другими женщинами, но убегал от них, ссылаясь на дела. Он старался вобрать в себя ее аромат, когда находился рядом, и бежал от нее как последний трус, боясь не устоять. Почему он мучил себя целый месяц, вместо того, что бы завоевывать ее? Ведь даже вчера в полнолуние, когда, закончив присматривать за стаей, он убежал в лес, но оказался возле ее дома, желая найти ее и взять. Целый месяц волк Яна разъедал его на части, тянувшись к ней. И теперь сделав столько ошибок, он не мог просто прийти к ней и взять. Он знал, что она не примет его. Будет отпираться до последнего. Но все же он должен с ней поговорить.

Ян уверенно шел к ее коттеджу, не замечая вокруг никого. Завтра вернется Альфа со своей парой и у него уже не будет такой возможности. Ажиотаж, который вызовет Соня, вряд ли будет приятным, и поэтому он должен будет быть с Альфой, поддерживая и прикрывая его. Но сегодня у Яна еще было время, чтобы не вникать в дела Дрэйка, и раскрыть карты перед Эмилией. Давать ей понять, что она его пара, и он не отступиться от нее.

Ян подошел к ее двери и уже собирался по-хозяйски войти, когда остановил себя и постучал. Ему казалось, что он ждал неимоверно долго, прежде чем она откроет. И вздохнул с обличением, когда услышал ее приближающиеся шаги.

Эмилия открыла дверь и застыла. На пороге стоял Бета. То, что он постучал, а не вошел, как всегда без стука очень удивило ее. Казалось она вечность стоит и смотрит на него, задержав дыхание, а потом, опомнившись, она резко отошла в сторону, пропуская его.

- Бета. - Тихо проговорила она, немного склонив голову.

- Я же говорил тебе Эмилия, Ян. Просто Ян. Хочу слышать, как ты произносишь мое имя. - Улыбаясь, произнес он.

Эмилия отвернулась и, смотря куда-то в сторону, сказала:

- Проходите, Бета.

Ян тяжело вздохнул, поняв, что она проигнорировала его слова, и прошел в дом. Но вместо того, что бы как всегда пройти в гостиную, что была оборудована под ее лабораторию, он направился в небольшую комнату, из которой Эмилия сделала уютную библиотеку.

- Если вы по поводу своей матери, то не волнуйтесь, последние анализы были очень хорошими. - Сказала она, смотря куда-то в строну, и чувствуя волнение от того, что сегодня он вел себя совсем по другому. Эмилия не могла понять, чем это вызвано, и что же произошло. И это ей очень не нравилось.

- Рад это слышать, но я пришел к тебе по другому вопросу. - Проговорил он.

- К приезду Луны я готова. Хотя раньше и не сталкивалась с лечением человеческой женщины, но общалась с Альфой, парой которого тоже была обычная женщина. - Сказала она, так и не подняв глаза на Яна.

- Эмилия, посмотри на меня! - В приказном тоне, совсем близко прозвучал его голос, и она, не в силах противиться, посмотрела на него. Эмилия была удивлена когда оказалось, что он стоял слишком близко, хотя она так и не услышала и не почувствовала его приближения. От его близости по ее кожи пробежала дрожь, она судорожно глотнула, стараясь скрыть поток желания, который разгорался в ее теле. Но видя, как он втягивает носом воздух, понимала, что это было бесполезно.

- Ты так сладко пахнешь. - Тихо прозвучал его голос. И сразу же Эмилия сделала шаг назад, стараясь, что бы между ними возникло расстояние, но Ян тут же приблизился снова, смотря ей прямо в глаза.

- Бета…

- Я хочу тебя. - Обрывая ее слова, произнес Ян.

Эмилия ошарашено смотрела в его глаза, и не найдя там не тени сомнения, вдруг разозлилась и резко произнесла:

- Мы не всегда получаем то, что хотим. - Она посмотрела в сторону, и уже хотела обойти его, но Ян резко взял ее за подбородок, не причиняя боли, но твердо, не давая возможности увернуться, и заставил посмотреть на себя.

- Ты не поняла, я хочу тебя, и ты будешь моей. Уже при следующей луне мы спаримся. - Твердо сказал он.

Когда смысл его слов дошел до Эмили, она тихо ахнула и только лишь смотрела на него, не в силах ничего произнести. Он не мог этого сказать, просто не мог, крутилось в ее голове.

- Почему? Ты можешь иметь любую самку в стаи. - Нормальную, хотелось добавить ей.

- Ты моя пара. Мне не нужна другая. - Все также твердо произнес он.

Минутная радость затопила ее, но тут же опомнившись, Эмилия все же резко вырвалась и обошла его.

- Я не соединюсь ни с кем, ни когда. Забудь об этом. Я не оборотень. - Сказала она, смотря в окно, чувствуя уже привычную боль внутри себя.

- Ты оборотень. Но даже если бы не была им, это не важно. Ты моя. Мой волк желает тебя, а остальное не имеет значение.

- Даже мое мнение? - Резко, с негодованием спросила она.

- Ты слишком долго была среди людей. В нашем мире мнение самки не имеет значение.

- Я не оборотень. По крайне мере уже. Мой волк мертв. И я не буду подчиняться твоим требованием. Никогда. - Сердито сказала Эмилия, повернувшись к нему.

- Ну, что ж, это мы еще посмотрим. - Произнес Ян, и быстро приблизился к ней. - Ты будешь моей! Привыкай к этой мысли.

Сказав это, он резко притянул ее к себе и накрыл ее губы своими. Его язык раскрыл ее уста и ворвался в ее рот. Он чувствовал, как она сопротивляется, бьет его руками, царапает, проникает ногтями в кожу, но он не остановил своего напора. Его волк ликовал, наконец, вкусив сладость своей пары, он желал, взять ее немедленно. Отметить, что бы все знали, кому она принадлежит. Но он не мог сейчас этого сделать. Она должна привыкнуть к тому, что будет принадлежать ему, что он всегда будет в ее жизни. Оторвавшись от нее, он смотрел на ее покрасневшие губы и слышал ее тяжелое дыхание.

- Ты моя! Запомни это. - Произнес он, и резко развернувшись, покинул комнату.

Выйдя из ее дома, он чувствовал бурю эмоций. Волк выл от желания вернуться назад. Вина, за то, как он вел себя с ней давила внутри. Его мать всегда учила его уважительно относиться к женщинам, но с Эмилией он не мог поступить по-другому. Если он проявит мягкость, то она убежит от него, снова закроется в своем мире. За этот месяц он видел как она отгораживается от всего, как не доверяет никому и это пугало, больше чем ее спящий волк. А в том, что он спит, а не умер, как говорила Эмилия, Ян был полностью уверен. Целуя ее, он почувствовал это. Всего лишь мгновение, но он почувствовал отклик ее зверя. И он знал, что сделает все возможное, что бы он проснулся, что бы Эмилия наконец проснулась и жила. Пусть для этого ему придется быть жестоким, а может и бессердечным.

Он сам виноват в том, что должен стать таким. Он показал ей, что готов от нее отказаться, отворачиваясь и прячась, целый месяц. Но теперь, все изменилось. Он возьмет пример с Альфы, который намного умнее и сильней его. Не по силе, а по духу. Его брат принял свою пару, не задумываясь ни о чем, и Ян гордился и восхищался им. Дрэйк был истинным Альфой. А он бетой, и как бета, он возьмет свою пару, не взирая на ее желания. На этот раз Эмилия не покинет очередную стаю, теперь она станет частью ее.



Глава 2



Эмилия была шокирована. А еще она боялась. Боялась не его, а себя. Она давно перестала себе лгать, и не собиралась делать этого сейчас, признавая, что слова беты затронули ее. Потому что он ей нравился. Очень нравился. Он был первым, кто показывал, что ему все равно на ее недостатки. Если это можно было назвать недостатком, скорее уродством. Не в том смысле, который вкладывают в него люди, а в том, что важно для оборотней. Зверь. Вот в чем их сила. Это их суть. И никто из них не понимал, как тяжело жить лишь с половиной себя. Не просто жить с презрением, без дома, без семьи, а именно жить без частицы себя, постоянно ощущать пустоту, там, где должна быть жизнь.

Эти два дня, что прошли с того разговора, Эмилия старалась не попадаться на глаза Яну и всячески его игнорировала. Она понимала, что это ей удавалось только благодаря отсутствию Альфы, и тому, что Ян, как бета, его заменял. Да и у нее было много работы. Ведь теперь, когда Альфа соединился, она не сможет уехать через полтора месяца, после родов Мери. Тем более, что по слухам Альфа соединился с человеческой женщиной. И как сообщил ей Ян, когда они впервые после того вечера столкнулись, женщина была беременной, при чем выводком, что давало пищу для размышлений.

Эмилия до сих пор помнила, как дрожала, когда Ян подошел к ней. И только то, что он был не один, и был занят подготовкой к приезду Альфы, спасло ее от нежелательного разговора. Но взгляд, которым он бросал на ее, обжигал изнутри, говорил, что их вопрос не решен, и что они еще вернуться к этому.

В тот день, когда вернулся Альфа со своей парой, Эмилия наблюдала за ними издали. Женщина явно не была рада своему приезду, и сопротивлялась Альфе, что поистине поражало Эмилию. Люди даже не зная о том, что оборотни существую, сторонились их. Это была как опасное притяжение. Они восхищались, но смотрели с опаской. Как будто чувствовали, что рядом опасный зверь. Но эта девушка, хоть и боялась Альфу, но это было едва заметно. При этом она так открыто выступала, что казалось, что страха в ней нет. И если бы Эмилия по себе не знала, как это прятать страх, она бы и не догадалась, что девушка боится.

Вечером девушку представили стаи как Луну. Так как Эмилия не принадлежала к стае, то и не присутствовала там. Она бы солгала, сказав, что это ее не трогает. Ей казалось, что она как-то отстранена от мира, и это чувство можно было назвать одиночеством.

Тяжело вздохнув, Эмилия снова вернулась к своим пробиркам, когда услышала, как открылась входная дверь. Зная, что так бесцеремонно может войти только Альфа, которого она ждала с Луной. Эмилия встала со стула, и направилась в коридор. Уже подходя, она услышала слова девушки.

- Дрэйк, так нельзя! - Возмутилась Соня.

- Ничего Луна, я уже привыкла. - Проговорила Эмилия, выходя из своего кабинета. Она остановилась в дверном проеме и улыбнулась Луне. Эмилия отметила, что она очень красива, а ее рыжее волосы непослушной копной спадают на плечи. Такая молодая для того, с чем ей придется столкнуться.

- Соня, познакомься это Эмилия Райдер, наш драгоценный врач. - Произнес Альфа, заставив Эмилию почувствовать прилив гордости. Драгоценным врачом ее еще ни кто не называл. Все Альфы до этого считали само собой разумеющееся то, что она работает на них.

- Луна, - Склонив голову, произнесла Эмилия, а потом, улыбнувшись, протянула руку, чувствуя, что девушке это необходимо. - Эмилия.

- Соня, - сказала девушка в ответ, под шумное фырканье Альфы. В ее глазах читалось удивление, и Эмилия не особо понимала его причины, но слова Альфы все ей подсказали.

- Эмилия воспитывалась среди людей, поэтому в ней много человеческих качеств.

- Ты человек? - Спросила Соня, и как могла видеть Эмилия, в глазах девушки появилась надежда.

- Нет, я оборотень. Но это длинная история. Прошу, Луна, проходите. - Проговорила она, отходя от двери.

Когда они вошли в ее медицинский кабинет, Эмилия подошла к шкафу за своими инструментами, понимая, что первое, что нужно сделать это взять кровь девушки и посмотреть, как изменилась структура ее ДНК, после укуса Альфы. Да и сделать тест на беременность, как требовал Альфа, говоря, что его пара не верит в это. Альфа посадил девушку на стул, возле ее стола и Эмилия подошла и села напротив нее.

- Сейчас я возьму у тебя кровь на анализ, но я уверенна, что если Альфа говорит, что ты беременна, то это так. Вытяни руку, пожалуйста. - Сказала Эмилия. - Мне так же нужно будет провести осмотр, и сделать еще парочку разных анализов. Но могу сказать, что когда я стала подробно изучать эту отрасль медицины у оборотней, то встретилась с одной парой, где волк соединился с человеческой женщиной. Такое происходит очень редко, но все же ты не первая Соня. - Как можно спокойней говорила она, стараясь не испугать девушку.

Пока Соня слушала Эмилию, то не заметила, что та уже взяла кровь. Когда же она поняла, то удивленно посмотрела на нее. Эмилия в ответ просто улыбнулась.

- Альфа, вы не оставите нас, я хочу осмотреть Луну. - Обратилась она к Альфе.

Тот, недовольно посмотрел на них, но, все же, направился к двери. Когда он вышел, Эмилия вздохнула, наконец, почувствовав себя свободней.

- Он такой сильный Альфа, что даже меня заставляет немного сжиматься в его присутствии. Что же тогда говорить об остальных. - Устало проговорила Эмилия.

- Что значит даже тебя? - Поинтересовалась Соня.

- У меня нет волка, или точнее он, наверное, все же есть, ведь я оборотень, но я не могу превращаться. - С оттенком грусти ответила Эмилия. - Я понимаю для тебя все это тяжело, оборотни, альфа, бета, луна. Но я вижу, что ты справилась и приняла это.

- Возможно, я приняла то, что оборотни существуют. Но мне не нравиться это, я не хочу находиться здесь, не хочу быть его парой. Он насильно заставил меня. Ты же понимаешь меня, я вижу. Ты можешь мне помочь выбраться отсюда? - С мольбой проговорила Соня.

- Нет. - Твердо ответила Эмилия, понимая, что девушка надеялась на помощь, а она только что отняла эту надежду. - Прости. Ты соединилась с Альфой, можешь считать, что вы поженились и это навсегда. А сейчас садись в кресло я осмотрю тебя.

- Зачем? Я не беременна. - Твердо проговорила Соня.

- Если бы ты была оборотнем, я бы даже не стала делать анализ на беременность. Ведь если твоя пара сказал, что знает, что ты носишь его потомство, то он не ошибается. Этот тест я сделаю специально для тебя, что бы ты убедилась. Альфа попросил меня об этом. А теперь садись. - Ответила ей Эмилия, четко объясняя ситуацию.

Соня разделась и забралась на кресло. Сомнение четко читалось на лице девушки. Эмилия видела, как она скривилась и дернулась, когда ее холодная рука в перчатке коснулась ее.

- Ну, пока по внешним признакам все нормально. - Проговорила Эмилия.- Как я уже говорила, я сталкивалась с такой ситуацией, когда волк соединялся с человеческой женщиной. У оборотней беременность протекает 3 месяца, но очень часто заканчивается выкидышем или рождением мертвых щенков, у Ниры, так звали ту женщину, беременность протекала шесть месяцев, так что думаю, что у тебя будет также. Можешь одеваться.

Эмилия встала, стянула перчатки, выкинула их в мусорное ведро, села за стол и стала записывать данные в тетрадь, которую завела специально на Луну.

- Я не могу тебе точно сказать, как будет протекать беременность, но я буду постоянно за тобой наблюдать. После родов Мери я должна была покинуть стаю и отправиться в другую, где меня ждут. Но теперь я останусь до твоих родов. Я не могу отказать Альфе. - Проговорила Эмилия. - Мы сделаем парочку тестов, а через неделю сделаем УЗИ. Конечно, всегда УЗИ делают на 9 неделе, не так рано. Но твоя беременность будет развиваться намного быстрее, поэтому думаю, через неделю уже можно будет услышать сердцебиение.

Когда она закончила говорить открылась дверь, и вошел Дрэйк.

- Эмилия, все хорошо? - Спросил он, подойдя к стулу Сони и встав за ее спиной, он положил руки ей на плечи.

- Точно, еще не могу сказать Альфа, но по первому осмотру могу сказать, что все в порядке. Соня, тебя уже стало, что-то беспокоить? - Обратилась Эмилия к Сони.

- Нет. Хотя, наверное, только то, что меня постоянно кормят мясом, и я могу его есть.

- А раньше не могла? - Спросила Эмилия, внутренне улыбаясь, смотря с каким выражением Соня это сказала.

- Нет, меня всегда тошнило от него. - Ответила ей Луна.

- Ну, это нормально. Твое тело перестраивается и принимает то, что полезно детям. В мясе много белка и для оборотней это основное блюдо. Ну, а самки, когда беременеют, могу есть практически только его, остальное желудок просто не воспринимает. Я думаю на сегодня все, сейчас я пойду, сделаю анализ и вечером занесу вам. Если тебя будет что-то беспокоить, обязательно, обращайся ко мне. - Произнесла она, давая понять Луне, что у нее есть к кому обратиться.

- Спасибо, Эмилия. - Сказал Альфа и поднял Соню со стула.

Когда они вышли, Эмилия вздохнула, и принялась за работу. Она любила загадки, а сейчас состояние Луны было загадкой, ведь такого практически не случалось, а значит, она столкнулась с неизведанным.

Эмилия поработала часик над основным анализом, подтверждающим беременность Луны, и закончив отнесла его Альфе. В его кабинете она, как назло, столкнулась с Бетой, хотя понимала, что это было неизбежно. Чувствуя неуверенность и смятение, она поспешила вырваться от туда. Подальше от взгляда, проникающего сквозь кожу. Вернувшись в свою уютную и такую родную лабораторию, она снова села за работу, стараясь отвлечься от мыслей о Бете.

Сколько прошло времени, она не знала, но отвлекло ее от работы открывающаяся второй раз за день входная дверь. Она не встала со стула, лишь повернулась, и увидела в дверном проходе бету.

Сердце остановилось и сбилось дыхание. Они смотрели друг другу в глаза, и казалось, что надвигается ураган. Она видела свое отражение в его глазах. В глазах в которых блеснул желтый свет. В глазах волка. В них можно было видеть лес, который манил своей свободой. Его прохладное дикое дыхание. Зеленый мох, и листва. Страсть. Чистая, животная, страсть зверя.

Эмилия разорвала контакт, боясь той силы, что таил в себе его взгляд. Она повторяла себе как мантру, что даже думать о нем не стоит. А он просто стоял и смотрел на нее. Она отвернулась и снова посмотрела на стол, чувствуя, что он приближается. Шаг. Вздох. Снова шаг. Стук сердца. Тишина. И снова шаг.

Глава 3



Она тяжело дышала. Не в силах больше сидеть за столом, она встала и повернулась к нему. Казалось, что воздух просто наэлектризовался. Его глаза поглощали ее, и в другой бы ситуации Эмилия просто выгнала бы нахала, но сейчас не могла пошевелиться. Еще ни один оборотень и ни один мужчина не действовал на нее так. Она пыталась отвести взгляд, но глаза возвращались к нему. Он был ее запретным плодом. Сладким и недоступным. Он уменьшил расстояние между ними, и ей лишь стояло протянуть руку, чтобы коснуться его. Эмилия лишь диким усилием воли смогла не сделать этого, и, прочистив горло, наконец, нарушила тишину.

- Бета, что привело тебя ко мне? Желаешь узнать о состоянии Луны или же своей матери? - Хриплым голосом произнесла она.

- Ты избегаешь меня. - Просто сказал он, игнорируя ее вопрос.

- У меня нет причин избегать тебя.

- Не лги мне. - Твердо произнес он. - Тебе это не поможет. Мы сцепимся, и ни что не остановит меня.

Его наглое утверждение резало по ее сердцу. Она много властных мужчин встречала в своей жизни. Альфы в чистом проявлении. Но ни один из них не возмущал и не затрагивал ее так, как этот бета. Она постоянно отбрасывала от себя мысли о паре, постоянно напоминала себе, что не создана ни для кого.

- Даже то, что я против? - С вызовом спросила она, вздернул подбородок, как делала уже тысячу раз.

- Даже это!

- Ты чересчур самонадеян, Бета. - Зло произнесла Эмилия, чувствуя, как начинает закипать от его самоуверенности.

- Нет, просто я знаю, что мой волк нашел свою пару, и теперь я не отступлю. - Твердо сказал он.

Эмилия даже увидела, как блеснули желтым его глаза при этих словах. Казалось, что это говорил не мужчина, а волк. Бета, как будто специально, подпустил своего зверя так близко к поверхности, чтобы у нее не осталось ни капли сомнения.

- А если я не чувствую ничего этого? - С вызовом спросила она.

- Ты врешь. Себе. Мне. - Смотря ей прямо в глаза, сказал он.

- Уходи. - Тихо, но твердо сказала она.

Но вместо этого Ян сделал шаг вперед.

- Уходи! - Уже громче, с ноткой паники, произнесла она.

И снова бета приблизился. Эмилия чувствовала, как сильно впирается край стола ей в поясницу, как болят пальцы, которыми она сжала его. Ее сердце, казалось, замерло в груди. Паника отчетливо виднелась в ее больших зеленых глазах.

- Уходи! - На этот раз закричала она, понимая, что он пропускал ее слова мимо ушей.

Ян же остановился напротив нее, так близко, что, казалось, Эмилия чувствовала его дыхание. Он медленно поднял руку, смотря в ее испуганные глаза. Она вздрогнула, когда он коснулся ее щеки, а на губах Яна заиграла легкая улыбка.

- Такие красивые, такие зеленные, как лес. - Произнес он, смотря в ее испуганные глаза. - Ну, почему ты такая упрямая, моя волчица. - Тихо прошептал он, перед тем как накрыть ее губы своими.

Эмилия стояла неподвижно, боясь пошевелиться. Его мягкие губы сначала легко касались ее уст, вызывая приливы нежности, заставляя ее сдаться. И когда она слегка приоткрыла губы, желая сделать вздох, его натиск стал сильней. Его язык ворвался в ее рот, исследуя ее, поглощая. Эмилия положила руки ему на грудь, с мыслями оттолкнуть, но они развеялись, как только она ощутила твердые мышцы под своими ладонями. Она провела нерешительно по ним пальчиками, а потом подняла руки вверх, к его шее, обнимая и притягивая к себе. Не думая больше ни о чем, она отдалась тем ощущениям, что вызывали его губы.

Она еще никогда не испытывала такого от одного поцелуя. Учась в университете, она встречалась с человеческим парнем, но его поцелуи не приносили и доли того наслаждения, того безумия, что она ощущала сейчас. Внизу живота разлилось тепло, и в первый раз в жизни она хотела отдаться этому теплу, позволить Яну погасить его. Она старалась убедить себя отстраниться, тем временем сжимала его шею сильнее. Ее сводило с ума ощущение его волос на макушке.

И неожиданно ей показалось, что она услышала вой. Эмилия испугавшись, резко оттолкнула Яна, и посмотрела вокруг, но в комнате не было никого кроме них. Вокруг стояла полная тишина, но Эмилия готова была поспорить, что отчетливо слышала вой самки. Она посмотрела на него в смятении, пытаясь отдышаться. Ян с жадностью смотрел на нее. Полу улыбка украшала его лицо, которая придавала ему еще больше притягательности.

- Почему ты просто не можешь оставить меня в покое? - Наконец восстановив дыхание, спросила Эмилия.

В ее голосе Ян слышал нотки горечи, которые безумно хотел стереть. Ее страдание приносили ему еще больше боли, подталкивали к безумию. Он желал найти тех, из кого она страдает, и разорвать их на мелкие кусочки. Он хотел исцелить свою пару, показать ей, что ее волчица жива, лишь заперта в клетке боли и ужаса внутри нее. Он был уверен в этом. И этот поцелуй был еще одним доказательством. Ян чувствовал ее, ощущал ее радость, ее стремление к нему, ее внутренний вой удовлетворения. Такой красивый и чистый, который она оборвал, не дав ему полностью прозвучать.

- Ты знаешь ответ на этот вопрос. - Произнес он, все так же пожирая ее взглядом. - Я понимаю, что Дрэйку тяжело объяснить Соне всю суть истинной пары, но ты ведь должна знать, что это. И не важно, что ты не можешь превратиться и что жила долго среди людей. Ты осталась оборотнем. Этого никто никогда не сможет изменить.

- Да, я знаю, что такое истинная пара. Но я не верю в нее для себя. - Выкрикнула Эмилия.

- Почему? Ты считаешь, что я недостоин тебя? - Встревожено спросил Ян.

Эта мысль, которая так неожиданно закралась в его голову, была самой страшной. Как волк, он готов был доказать своей паре всю свою силы, чтобы она не сомневалась в том, что он сможет защитить ее и станет верной парой своей самке.

- Боже, да нет. Наоборот, ты слишком идеален для такой, как я. - С горечью сказала она.

- Для какой? Для такой смелой, что смогла спастись и прожить сама среди людей?! Для той, что помогла многих парам, родить свое потомство?! Для той, которая жертвует всем ради других?! - С гордостью сказал он.

- Прекрати судить обо мне! Ты ничего не знаешь! - Вдруг взорвалась Эмилия, еще больше огорченная его словами.

- Так расскажи мне. Я хочу узнать. Ты теперь самое главное в моей жизни. - Серьезно произнес Ян. - Впусти меня в свою жизнь.

- Зачем? - С вызовом спросила она, решив, что лучшая защита это нападение и найдя в этом последний выход, чтобы оттолкнуть его. - Я не смогу остаться здесь, разве ты не понимаешь?! Меня ждут в других стаях!

Ян минуту молча смотрел на нее, и когда уже хотел ответить, Эмилия, зацепившись за это молчание, как за соломинку, перебив его, не дала.

- Разве ты сможешь оставить свое место беты, своих родителей, друзей, ради меня? - Наступала она.

- Я уверен, что вместе мы решим этот вопрос. - Твердо произнес Ян, видя, что она нашла выход для побега от их отношений.

- Нет, не решим. Здесь нечего решать. - Запротестовала Эмилия.

- Ты просто боишься! Ты же понимаешь, что я могу взять тебя прямо сейчас и мы сцепимся. Но я даю тебе время до полнолуния, чтобы ты привыкла к этому. - Сказал он, в его голосе уже чувствовались сердитые нотки.

Его волку очень не нравилось, что пара отталкивала его. Внутри него росло безумное желание взять ее прямо сейчас, связать с собой, поставить свою метку, чтобы все знали, чья она пара. Но Ян понимала, что душа его волчицы изранена и к ней нужен особый подход. Он не может действовать грубо и быстро, иначе она никогда не примет его. А Яну нужна была ее любовь.

- Ян, пожалуйста, уходи, - произнесла она и отвернулась от него.

Он подошел и встал совсем близко. Нагнувшись, он поцеловал ее в плечо, почти не касаясь, но все же Эмилия вздрогнула. Это было слишком близко.

- Я приду завтра, моя волчица. Больше не избегай меня. - Тихо сказал он ей на ухо, лаская дыханием кожу.

Эмилия перестала дышать, чувствуя, как дрожь пробегает по ее телу от его дыхания. Он медленно отступил и тихо вышел. Так тихо могли ходить лишь волки. Это умение им было нужно, чтобы поймать добычу. И не смотря на то, что Ян уже ушел, Эмилия все еще чувствовала себя этой добычей.

Она не могла понять, что с ней происходит. Она была уверена, что слышала не громкий вой, но сейчас в комнате стояла тишина. Она лишь слышала свое тяжелое дыхание и ускоренное биение своего сердца. Эмилия сразу поняла, что бета для нее опасен, когда увидела его. Но вот чтоб настолько! Как она могла быть его парой? Неужели это шутка природы, что у такого совершенного самца должна быть пара с изъяном?!

Да, и не могла она согласиться с его требованием спаривания. Она знала, что тогда должна будет войти в стаю. А здесь, пусть и принимали ее достаточно хорошо, все же присущее ей по жизни презрение осталось. Возможно, поэтому она прониклась симпатией к Луне. Человеческая женщина не понимала их мира, и смотрела на нее открыто и доброжелательно. В ее глазах было отчаянье и просьба о помощи, о поддержке, в которой она не могла ей отказать. И хотя Эмилия была уверенна, что Альфа сделает Соню счастливой, ей было жаль ее. Они обе были здесь чужими, и это чувствовалось.

Эмилия тихо открыла заднюю дверь и вышла на улицу. Перед ее взором открылся лес. Такой величественный, темный и загадочной. В ночной тиши он манил ее, и совсем не пугал. Альфа хорошо охранял свою территорию. Она осторожно сошла с деревянных ступенек, и стала голыми ногами на зеленную траву. Эмилия даже закрыла глаза от блаженства. Ей было необычайно приятно ощущать мягкость травы под ногами, как будто хоть немного это связывало ее с природой. Она даже закрыла глаза, наслаждаясь моментом.

Когда она училась в университете и жила в большом городе, ей все время казалось, что она задыхается. Ее душил мегаполис своими высотными домами, своим загрязненным воздухом, миллионами людей, которые вечно куда-то спешат и их машины, что беспрерывно неслись по дорогам и магистралям. Лишь по выходным она выбиралась за город, где могла вдохнуть полной грудью. Именно в те минуты ей казалось, что она жива. И сейчас, как ни странно было об этом думать, такое же ощущение, и даже большее, приносил Ян.

Его слова, о том, что она все равно оборотень звучали в ее голове, когда она направилась к селу. Она готова была признать, что в чем-то он прав. Ее ощущения к природе совсем не поменялись, а остались такими же, как были в детстве. Эту связь не смогло разрушить ничто. Это было в ее крови, и от этого она никогда не сможет избавиться.

Эмилия медленно бродила по лесу, проводя руками по деревьям, что встречались на ее пути. Она и не заметила, как ее ногти еле заметно удлинились и оставляли на них небольшой след. Слезы катились у нее по щекам, размывая лес в нечеткой картинке. Наконец, понимая, что ей все же не стоит заходить далеко, она прижалась спиной к большой лиственнице и стала оседать на землю.

Эмилия глубоко вздыхала, втягивая в себя запахи леса. Чудесные, дикие и такие свежие. Они были такие родные для нее, и такие далекие. Они приносили ей воспоминание о боли от потери, и о чудесном детстве. Как будто все перекликалось в них.

Она просидела вот так неподвижно больше часа, пока, наконец, не затекли ноги. Тогда она медленно поднялась и направилась к дому. Эмилия так и не нашла в себе ответы на все вопросы беты, но осталась полностью уверенной, что она не может ему поступиться. Так же, как она не может снова скрываться. Истерика не улучшит ее жизнь. Ей нужно быть сильной, принять то, что у нее есть и не надеяться на большее.

Подойдя к дому, она иронично усмехнулась, понимая, что бете удалось то, что не удавалось многим оборотням со всем их презрением. Ему удалось вывести ее из равновесия, толкнуть ту стену, что она считала нерушимой. И это пугало Эмилия больше всего.



Глава 4



Поспав чуть больше часа, Эмилия проснулась, когда часы показывали пять утра. Хотя оборотни могли обходиться без сна долгое время, она все же чувствовала небольшую усталость. Истерика и отсутствие хорошего сна давали о себе знать. Приняв обезболивающее, Эмилия быстро оделась, собрала свою медицинскую сумку и вышла из дома. По рангу стаи в первую очередь она должна была пойти к Луне, но Соня, как человеческая женщина, не вставала так рано, и поэтому Эмилия направилась к Мери, уверенная, что та уже не спит.

Она спокойно шла по городку, наблюдая, как он оживает. Это был целый маленький мир, спрятанный от людей. Кто-то сейчас пойдет на работу в офис, у кого-то обязанности были здесь. Все было сбалансировано и у каждого было свое место. И Эмилия, как всегда, ощутила зависть к этим оборотням, ведь у нее этого места не было.

Эмилия уже подошла к домику Мери, и, когда хотела взяться за ручку, дверь резко открылась, и на порог выскочил Бета, почти налетев на нее. Он вовремя остановился, но все же Эмилия от неожиданности сделала шаг назад.

Боже, она понимала, что не могла избежать встреч с ним, но то, что после вчерашнего она увидела его так скоро, совсем не радовало. Неизбежная реакция на его близость снова захватила ее тело, и она судорожно сжала ручку своего саквояжа.

- Все, ты мне больше не сын! - Прогремел громко сердитый голос Мери из-за двери.

Эмилию шокировали слова этой милой женщины. Она увидела, как скривился при этом Ян.

- Не беспокойся, только за эту ночь она отреклась от меня трижды, нет уже четырежды, и три раза после сказала, что я - ее любимый сын. - С легкой улыбкой произнес Ян, прочитав её мысли Эмилии.

- И чтобы ты больше не переступал порог этого дома! - Снова закричала Мери, уже ближе.

- И это я уже слышал. - Подмигнул Ян.

- Прости, Бета, я пойду к твоей матери. - Вздохнув, произнесла Эмилия, не в силах больше находится рядом с ним.

Она попыталась его обойти, но он тут же легко остановил ее, взяв за локоть.

- Подожди, Эмми. - Ласково произнес он.

От его прикосновения она задрожала.

- Пусти, Бета. - Тихо проговорила она, смотря вперед, изо всех сил стараясь не смотреть на него.

- Ян, пожалуйста, зови меня Яном. - Нежно попросил он, все так же не отпуская.

- Бета, хватит, пожалуйста. - Твердо сказала Эмилия. - Прекрати преследовать меня. Оставь в покое.

- Я не могу. И ты знаешь, что я не преследую. Сейчас мы встретились случайно. Ты могла этого ожидать, все-таки это дом моей матери.

-Знаю. Также знаю, что я не твоя пара. Это лишь твой самообман. - Твердо произнесла она.

- Ты ошибаешься. Я уверен в своих чувствах.

- Если бы ты был уверен, то не ждал бы целый месяц. Если бы я была твоей парой, ты бы сразу же заявил свои права.

- Я не…

- Ты весь в своего отца. - Снова послышался из дома голос Мери, который перебил его. - Он тоже не желал остепениться. Сколько мучений мне стоило, заставить понять его, что я его пара. Сколько пробежек под Луной.

- Мам, давай без интимных подробностей! - Закричал Ян в ответ. - Ты же знаешь, я этого не переживу.

- Если бы ты меня больше слушал…- Сказала Мери, подойдя к двери, и замолчала, увидев перед собой интересную картину.

Эмилия, покраснев, тут же стряхнула с себя руку Яна, на что тот лишь улыбнулся. Мери тут же повторила улыбку сына, и Эмилия, наконец, поняла, у кого он унаследовал эту плутовскую ухмылочку.

- Сыночек, родной, что же ты еще тут. - Сладко проговорила она. - Иди, исполняй свои обязанности, ты же Бета.

- Я Бета? Да неужели? - Ехидно спросил он ее.

- Иди сыночек, удачного тебе дня. - Она подошла и поцеловала его на прощание, почти выпихивая с крыльца, на что Ян лишь удивленно приподнял бровь.

Он хорошо знал свою мать. Только что ругала его за то, что он еще без пары, и вот теперь она самая добрая и родная. Нет, точно что-то задумала, ведь ничего не укрылось от ее взгляда, в этом Ян был уверен. Единственное, на что он надеялся, что его родная мать выставит его в лучшем свете.

- И тебе, мама. Скажи отцу, чтобы зашел ко мне, когда вернется. - Сказал Ян.

- Да он, скорее всего, у тебя отсыпается, знаю я его. - Негодующе произнесла она.

- Ну, что ты, мам, он, конечно же, выполняет твою просьбу, вот увидишь. - Примирительно сказал Ян, стараясь выгородить отца, но уже и сам подумал, что мать права.

- Ох, ты же его защитник. Передай ему, пусть хоть в магазин съездит, потому что я все равно хочу утку.

- Передам, передам. - Засмеялся Ян. Его взгляд метнулся к Эмилии, которая внимательно, с улыбкой. наблюдала за ними. Он задержался на ней на минуту, пока она не отвела глаза, а потом Ян повернулся и ушел.

Эмилия не заметила, что облегченно вздохнула, но от Мери это не укрылось. Как и их обмен взглядами.

- Я и не ожидала сегодня тебя так рано, дорогая. - Произнесла Мери, когда они вошли в дом.

Уже по привычке Эмилия пошла в гостиную и села в кресло. Мери опустилась напротив на диван, поглаживая свой уже выступающий живот.

- Я решила, что Соня еще спит, и Альфа не захочет ее будит, поэтому, думаю, не будет против, что я нарушила протокол и пришла сначала к тебе. Как сегодня твое самочувствие? - Спросила Эмилия, отмечаю у женщины сонные покрасневшие глаза.

- Ох, да, спать они мне сегодня не дали. Им так захотелось мяса. Но именно утки. - Стала рассказывать Мери.

Ее мягкий добрый голос заставил Эмилию улыбнуться. Ей понравилась эта женщина, как только они встретились. От нее исходили доброта и тепло. И Эмилия безумно хотела помочь ей. Беременность Мери происходила не ровно. Дети были беспокойными, и часто женщина чувствовала себя плохо. Пару раз были критические моменты, но, слава Богу, все обходилось. Поэтому, несмотря на недосыпание, Мери сегодня, в отличии от других дней, выглядела очень хорошо. Даже погоняла своих мужчин.

- Вот я и послала Говарда поохотиться. И ты представляешь, дорогая, ко мне тут же заявился сын. Оказывается, меня теперь нельзя оставлять одну. Я теперь немощная. - Рассказывала она.

- Ну, что ты, Мери. Они просто волнуются. Вот и все. - Успокаивающе произнесла Эмилия.

- И как ты думаешь, дождалась ли я своей утки? Нет! Я просто уверенна, что мой муженек досыпает в доме сына. - С негодованием, громко произнесла Мери.

- Я уверена, что Говард не забыл о твоей просьбе. Давай, я осмотрю тебя, пока он не пришел.

- Ох, это очень хорошая идея. Вот, даже к лучшему, что он так и не нашел мне утку, а то бы я сейчас точно его прибила. Тебя ведь тоже он нервирует, да, милая?

- Я привыкла к этому. Все самцы очень нервничают, когда прикасаются к их беременной самке, это просто природа. Пусть Говард и знает, что я не причиню зла его потомству, лишь помогу, но зверь все равно нервничает.

- Лучше бы он свои нервы направил в другое русло. - Проговорила Мери.

Эмилия улыбнулась и принялась за их каждодневный осмотр. Он проверила пульс, послушала сердце и живот Мери. Убедившись в хорошем сердцебиении детей, Эмилия достала из саквояжа инструменты для взятия крови.

- Ты прости, дорогая, за то, что ты стала свидетельницей, как я воспитываю своего ребенка. - С милой улыбкой произнесла Мери, вызвав ответную улыбку Эмилии. - Я очень хочу, чтобы он нашел свою пару также, как Дрэйк.

- Ты мать, и это естественно. - Сказала Эмилия.

Ей не очень нравилось то, что Мери говорила о Яне, но она не могла расстроить эту милую женщину, хоть и чувствовала себя неудобно. На самом деле некоторой своей частью она даже впитывала ее слова, и это пугало Эмилию еще сильнее.

- Я всегда знала, что моим мальчикам будет с этим тяжело. Очень боялась за Дрэйка, с таким примером, какой был у него, я думала, что он никогда не найдет пару и не сцепится. Но природа вознаградила его.

- Да, Соня замечательная. - Согласно кивнула Эмилия.

- Милая, но боевая девушка. То, что нужно этому заносчивому Альфе. - Засмеялась Мери. - А вот мой мальчик, пусть и имел хороший пример, я думаю, нас с Говардом можно таким считать, боится спаривания не меньше, чем Дрэйк.

-Почему? - Удивленна спросила Эмилия. Ей мало верилось в то, что такой сильный оборотень может чего-то бояться.

- Я думаю, что слишком часто он видел, как переживает его отец, и как я страдаю, теряя детей. - Печально ответила Мери. - Но он просто еще не знает, что такое истинная пара. Я надеюсь, когда он ее найдет, то сможет различить свои чувства и не упустит свою судьбу.

Эмилия лишь промолчала на эти слова. Она надеялась, что Мери не намекала на нее, потому что она явно не годилась быть парой Бете. Уведя разговор дальше, в сторону еще не рожденных детей, Эмилия быстро закончила осмотр, и, сославшись на то, что ей нужно идти к Луне, быстро покинула женщину. На выходе она встретила замученного Говарда, который нес пакеты с местного магазинчика. Бета, наверное, дословно передал слова матери отцу. Заверив его в хорошем состоянии его пары, Эмилия направилась к дому Альфы.

Зайдя в дом, Эмилия сразу услышала голос Луны в столовой. Несмотря ни на что, ее слух остался таким же острым, как и у остальных оборотней.

- Приятного аппетита, Луна. - Произнесла она, входя в столовую.

- Здравствуй, Эмилия. Я как раз после завтрака собиралась идти к тебе на осмотр. - Луна приветливо улыбнулась ей, не зная, как много значит ее улыбка.

- Я знаю, Альфа предупреждал. Но я была у Мери и решила сама зайти к вам, Луна. - С присущей ноткой уважения, произнесла Эмилия.

- Присаживайся. - Сказала Соня. - Роберт, сделай кофе для Эмилии.

Эмилия понимающе посмотрела на Роберта. Соня не заметила, как приказала ему. Но она имела право это делать, будучи Луной, даже должна была, чтобы подчеркивать свой статус. Вот только Соня, как человек не знала об этом. Приказ исходил от нее на чисто интуитивном уровне.

- Я вижу у тебя хороший аппетит. - Сказала Эмилия, переходя на ‘ты’, как только отошел Роберт. Она чувствовала, что Соня не посчитает это наглостью с ее стороны. - Это очень хорошо, что твой организм принимает любую пищу. У оборотней нет токсикоза, как у человеческих женщин. Они или могут принимать пищу, или нет. Чаще нет, и это ведет к плачевным последствиям. - Печально добавила она.

- То есть они вообще ничего не едят? Даже мясо?

- Да, практически ничего.

- Луна очень хорошо питается. Должен заметить, ее аппетит растет днем за днем. - Проговорил вошедший Роберт, ставя чашку с кофе перед Эмилией.

Эмилия посмотрела на Роберта. Она давно поняла, что этот пожилой оборотень относится к ней как к равной, ей даже было казалось, что как к старшей по рангу. И он тоже относился к тому, что удивляло ее в этой стае. Она проглотила вдруг появившийся комок, понимая что ей нельзя придаваться таким мыслям, иначе так она скоро задумается о том, чтобы остаться здесь.

- О Боже! Я же так уже через пару дней не смогу пройти ни в одну дверь. - Воскликнула Соня, отвлекая Эмилию от внутреннего конфликта.

- Луна, вы же едите за троих! - Засмеявшись, ответила она. - Да, и как вы знаете, все беременные женщины полнеют, или же ты думала, что нося двоих детей, останешься такой же худенькой?!

- Конечно, нет. Просто все так быстро происходит. - Улыбаясь, проговорила Соня.

- Ты привыкнешь. Мир оборотней суров, но у тебя есть Альфа, и он не позволит, чтобы с тобой что-то случилось. - Серьезно проговорила Эмилия, чувствуя неожиданную горечь. - Ну, что, Луна, раз ты позавтракала, может, пойдем в спальню, и я тебя осмотрю.

- Да, конечно.

Они поднялись наверх. Эмилия подошла к столику, поставила на него свой саквояж, и вошла в ванную. Вымыв руки, она подошла к лежащей на постели Соне.

- Расскажи мне, как ты себя чувствуешь. Замечала за собой что-то не привычное? - Серьезно спросила Эмилия, уже полностью вникая в свою докторскую сущность.

- Кроме того, что много ем? Нет, по-моему, ничего. - Проговорила Соня, поднеся руку к носу, и слегка потерла его.

- Тебе что-то не нравиться? - Спросила она, внимательно наблюдая за Соней, отмечая ее поведение.

- Что? Почему ты спрашиваешь? - Удивлено посмотрела на нее Соня.

- Ты потерла нос, как будто тебе не нравиться запах. - Добавила она, уже предполагая ответ Луны.

- Нет, дело не в том что-то не нравиться. - Щеки Луны запылали, и Эмилия улыбнулась ее реакции.

- Соня, я врач и мне ты можешь сказать все. - Серьезно проговорила она. Эту речь она произносила не впервые. - Кроме того я думала, что мы могли бы стать подругами. А с кем еще можно поделиться, как не с подругой? - Добавила Эмилия.

Она рисковала, предлагая Луне дружбу, и с замиранием сердца ждала ответа. У нее никогда не было настоящей подруги. Нет, конечно, в университете она дружила, но они были далеки от нее. Они не знали о её мире.

- Я бы очень хотела, чтобы мы подружились. Мне, правда, очень нужна подруга. - Улыбаясь, проговорила Соня, и Эмилия тут же ощутила невероятный прилив счастья, зная, что Луна искренна в своих словах. - Это запах.

- Запах?

- Да, аромат Дрэйка. - Все еще краснея, проговорила Соня. - Такое чувство, что он меня преследует, а в спальне он самый сильный.

- Дом, и правда, пропитан ароматом Альфы, да и ты тоже. Это показывает другим оборотням, что ты принадлежишь ему. Но ты, будучи человеком, не должна его ощущать. - Объяснила она то, что всем оборотням было ясно с рождения. Но Соня была человеком и узнавала их мир постепенно. Поэтому Эмилия была снисходительна, готовая отвечать на любые ее вопросы.

- Что это означает? Я стаю оборотнем? - Перепугано спросила Соня.

- Нет, успокойся. - Сжав ее руку, ответила Эмилия. - Это означает, что ты носишь детей оборотня, и они влияют на тебя. Ты стала сильнее ощущать ароматы, чувствуя те, которые закрыты от человеческого восприятия. В столовой ты говорила с Робертом в приказном тоне, как настоящая Луна.

- О, Боже. Нужно перед ним извиниться.

- Нет, не нужно. Ты Луна. Ты и должна так общаться с низшими по рангу в стае. Ты носишь альф, и я не сомневаюсь, что это они так влияют на тебя. Думаю, что вскоре это будет проявляться сильнее. - С улыбкой пояснила она.

- Я что, стану такой же заносчивой, как Дрэйк? - Фыркнув, спросила Соня.

- Он Альфа. Это в его природе. - Рассмеявшись, проговорила Эмилия. Она не сказала, что встречала еще заносчивей и высокомерней Альф. На самом деле Дрэйк вызывал у Эмили большое уважение. Он был достоин своего статуса так же, как и его Бета. Вспомнив о Яне, она тут же отдернула себя, не понимая, почему не может выкинуть его из своих мыслей.

- Ужас. Этого я точно не переживу. - Ответила Соня и сама засмеялась.

- Ну, на сегодня все. - Закончив осмотр, проговорила Эмилия, направляясь к двери. - Через пару дней проведем еще один.

- Это обязательно делать так часто? - Спросила Соня, вставая с постели.

- Да, Соня. Ты первая человеческая женщина, носящая оборотней на моей практике, и очень важно пристально следить за твоим здоровьем. - Серьезно ответила ей Эмилия, стараясь все же показать уверенность в своих словах.

- Но ты же говорила, что уже встречала похожий случай.

- Да встречал, но не вела. Но, не переживай, пока все идет хорошо, даже лучше, чем у беременных самок. - Соня скривилась на ее слова, чем вызвала у Эмилии смех.

- Ну, как ни как часть нас - животное, поэтому для нас это обыденные слова. Ты привыкнешь. - Они вышли из комнаты и спустились в холл. - Обращайся ко мне, даже если я тебе буду нужна не как врач.

Они попрощались, и Эмилия снова направилась к своему коттеджу. Но она призналась себе, что идет туда, как домой. В этой стае было столько хороших оборотней, сколько она не встречала за всю свою практику. И сейчас у нее, возможно, появилась настоящая подруга. Казалось, еще чуть-чуть и слезы появляться у нее на глазах, но все же вместо них она улыбнулась солнышку, которое сегодня светило ярче, чем обычно.



Глава 5



Кровь. Везде была кровь. Ее запах вызывал рвоту. Сердце бешено стучало в груди, а страх за семью, подгонял вперед. Сегодня она нарушила обещание и возвращалась домой намного позже. И теперь безумно боялась, чтобы было не слишком поздно. Она поняла, что что-то было не так, как только вошла в лес. Ее не встретил караул, как обычно, а нос уловил приторный запах, который она распознала, лишь подойдя ближе к их городку. Она тихо подобралась к дому сзади, обходя поселение кругом. Вокруг было темно. Мертвая тишина убивала. Но она не хотела в это верить. Ей казалось, что вот - вот она дойдет до дома, а дверь откроет сердитая мама и будет ругать ее за опоздание. Отец слабо улыбнется в тихой поддержке, но все же назначит наказание.

Но этот въедливый запах смерти сжимал сердце в ледяные тиски. Ее дом был уже совсем близко. Она ступала тихо, как отец всегда учил. И вот, наконец, увидела родные стены. Прижавшись к ним, она медленно придвинулась к входной двери, и, как только выглянула из-за угла, застыла. Ее мать лежала на ступеньках. Растерзанная и покрытая кровью. Мертвая. Она хотела закричать, но из горла вырвался лишь хриплый звук. Слезы потекли по щекам, и дрожь прошла по всему телу.

Она кинулась к ней, опускаясь на колени и хватая ее за голову. Но в ее глазах уже не было жизни. Лишь пустота. И не известно, сколько бы она просидела там, если бы не услышала за своей спиной рык. Она резко повернулась, и увидела, как возле другого дома стоит ликан.

Его пасть была покрыта кровью, а глаза мерцали красным светом, выдавая его бешенство. Он уже выбрал свою очередную жертву. Слабую и беззащитную. Он знал, что ему не нужна помощь стаи здесь, и он кинулся к ней. Не думая не о чем, она резко поднялась и стала бежать. Будучи еще несовершеннолетней, она уже еще не имела силы превратиться, так как использовала ее недавно, а в человеческой форме она была лишь мышкой для него.

Она бросилась наугад в лес, еще больше распаляя жажду зверя. Деревья мелькали перед ее глазами, а тяжелое дыхание, что доносилось из-за спины, подстрекало вперед. Пелена слез мешала сконцентрироваться на местности, и она окончательно потерялась, хотя еще днем уверяла отца, что изучила это место досконально. Место их нового дома, которое стало местом их смерти. Она чувствовала, что силы на исходе, и знала, что зверь был уверен, что она никуда не денется, поэтому преследовал ее в пол силы.

И вот деревья уже кончаются, а впереди только обрыв. Он знал это, именно сюда загонял ее, и теперь довольный своей добычей, медленно приближался. Она повернулась и посмотрела в глаза, что светились в темноте, потом снова вниз. Она не хотела, чтобы он победил. Эта добыча не попадет в его лапы, подумала она, и спрыгнула вниз, отдаленно слыша сердитый вой, который уже не волновал ее, ведь холодная вода с радостью встретила ее.

Эмилия закричала, резко садясь в кровати. Снова этот сон. Холодный пот стекал по ее лицу вместе со слезами. Она пыталась отдышаться. Ее руки со всей силы сжали простынь, разрывая ее. В душе сейчас как никогда ощущался лед. Ей казалось, что стены давят на нее, и она медленно сползла с кровати, быстро спустилась на первый этаж и выбежала из дома. Но это чувство так и не прошло, а наоборот сильнее сжало ее. Вся эта территория, переполненная оборотнями, их запах сводил ее с ума.

И она снова забежала в дом, включая попутно свет. Поднявшись к себе в комнату, Эмилия открыла шкаф, быстро натянула на себя майку и джемпер, надела джинсы, и, схватив ключи от машины, спустилась вниз. Единственная мысль, что звучала в ее голове, была ‘убежать’. Ей нужно было вырваться отсюда. Туда, где есть люди, где огни горят не переставая, где лицо зверя не будет преследовать ее. Ликаны очень редко попадали в город, чаще всего их отслеживали местные альфы и уничтожали, заметая следы.

Ликаны были болезнью ее рода. Смертельной опасностью и постоянным напоминанием того, что происходило с людьми от укуса оборотней, и почему они не могут открыться миру. Ведь когда люди узнают о них, они узнают о ликанах. А это сулило обвинениями, преследованиями и войной.

Она знала, что не могла от этого скрыться. Она боролась с этим страхом много лет, и ей удавалось его притупить, но бывали ночи, как эта, когда он вырывался наружу. Страх перед своим миром, перед своим народом, страх перед собой. Возможно, поэтому ее волк умер.

Она долго жила среди людей, на самом деле учась жить не с ними, а убегая от жизни со своим народом. Но она не привыкла отступать, и знала, что просто бы погибла, находясь все время с людьми. Общение со старым Меттом, который нашел ее у реки и заботился о ней, не считалось. Он был одиночкой в душе, но все же официально принадлежал стае, что занимала территорию возле прилегающего города. Только благодаря ему Эмилия снова смогла принять свой мир и войти в него, ощущая от своего народа вместо поддержки только презрение, и все равно отдавая им всю себя.

Так и не выключив свет, и даже не закрыв дверь, она выбежала на улицу и быстро подошла к своему внедорожнику. Она резко открыла дверь, и села за руль. Заведя машину, она нажала на газ и петляя между коттеджей, выехала к воротам. Там ее встретил вечерний караул. Она остановилась и опустила стекло.

- Доктор, куда-то собрались?

- Мне нужно срочно в город. Какие то проблемы?

- Альфа знает, что вы покидаете территорию? - Спросил оборотень, пристально смотря на нее.

- Я не вхожу в вашу стаю и не подчиняюсь Альфе, поэтому могу покинуть территорию, когда захочу. - Резко ответила она, зная, что он ничего не может возразить также, как и приказать ей.

Мужчина еще минуту посмотрел на нее, но Эмилия не отвела взгляда и не поменяла решения. Тогда он кивнул другому мужчине, и ворота стали открываться. Она резко нажала на педаль и понеслась к трассе. Мужчина, смотря в след машине, мысленно позвал бету. Когда тот не откликнулся он достал рацию, и переключился на его канал.

- Да?

- Бета, доктор только что покинула территорию.

- Что? Какого черта вы ее выпустили?

- Мы не имели права ей приказывать.

- Жучок установлен.

- Вчера.

- Хорошо. Я займусь этим.



Она неслась на бешеной скорости, которую сбросила только когда оказалась в черте города. Не зная куда податься, Эмилия немного покаталась по улицам, и, наконец, устав, остановилась возле вывески бара. Открыв бардачок, она достала деньги, что всегда держала там и вышла из машины. Она встала и вдохнула полной грудью загрязненный воздух, который только раздражал оборотней, но сейчас принес ей немного успокоения. Уши ловили шум города, который надоедал ее виду уже через час, но сейчас был таким знакомым ей.

Она закрыла машину и направилась к бару. Войдя, она остановилась в дверях, оценивая обстановку. Отметив, что там было вполне безопасно, она пошла к барной стойке. Сев, она положила руки на шею, разминая ее. Бармен, обслужив клиента за крайним углом, подошел к ней.

- Виски, пожалуйста.

Ничего не сказав, привыкший ко всему, он поставил перед ней стакан, и наполнил его коричневой жидкостью.

- Лед?

- Нет.

- Пожалуйста.

Эмилия взяла стакан и поднесла его к глазам, минуту рассматривая содержимое, а потом залпом выпила. Жидкость огнем потекла по ее венам, обжигая тот лед, что бежал по ее венам, но не принесла нужного удовлетворения. Алкоголь не действовал на них так же как на людей, но все же и не ощущался как вода. Да, они не пьянели, не теряли ориентации и мир не начинал кружиться. И все же в некотором количестве, он чуть притуплял их чувства и ощущения. И тогда она могла притвориться, что она обычный человек.

- Повтори. - Сказала она, поставив стакан на стойку.

Она смотрела, как он снова наполняется, больше не обращая внимания ни на что. И как только стакан был полон, она снова перекинула его себе в горло. Она закрыла глаза, снова видя обрывки сна, но они уже не были такими четкими. Она чувствовала биение своего сердца, которое начало успокаиваться, когда горячая жидкость побежала по телу. Она усмехнулась, подумав, что отсутствие склонности к опьянению было, наверное, единственным плюсом их рода. По крайней мере, это было одним из плюсов, что достались ей. К нему можно было отнести только усиленные осязание и обаяние.

- Еще.

- Ты круто пьешь. Не боишься в скором времени опьянеть или же ты этого ищешь? - Произнес мужчина, присаживаясь рядом с ней.

- Я не пьянею. - Произнесла она и опрокинула стакан снова.

- Полезное качество. - С улыбкой произнес он. - Мне тоже, что и леди.

Она краем взгляда снова посмотрела на него, тем временем пока бармен наполнял их бокалы. Он был приятной наружности, и она готова была побиться об заклад, что многие женщины считали его очень привлекательным. Вот только на нее это не действовало. Одежда была чистая, ухоженная. Ни одной опасной нотки, лишь флюидные. Она нравилась ему, и он явно не прочь с ней переспать, поэтому подсел к ней. Она мысленно усмехнулась уже готовая к его наступлению. Но он ничего не сказал, лишь попивал свое виски.

- Странно. - Хмыкнула она.

- Что?

- Где заготовленный вопрос в виде, что такая женщина как я делаю здесь?

- А он работает?

- На меня точно нет.

- Так зачем же тогда мне спрашивать.

Эмилия лишь пожала плечами, снова выпив стакан виски, и закрыв глаза. На этот раз ее встретила лишь темнота, вот только паршивые чувства боли и страха не покинули ее.

- Тебе нужно забыться.

- Да?

- И я тоже хочу того же.

- И у тебя есть способ как это сделать? - Спросила она, оценивающе посмотрев на мужчину.

Ее ни капли не тянуло к нему, но слова были сильнее магнита. Ей давно уже нужно забыться. И может снова стоит попробовать этот способ, который не увенчался успехом в колледже. Да, она не была девственницей. Учась среди людей, она пыталась жить как они. Она встретила парня, который полюбил ее. Она отдалась ему, ища тепло. Через пол года они стали жить вместе. Но вся его любовь, казалось, просто падала в пропасть ее холода. Она так и не нашла в его руках удовлетворения. Не в силах полюбить его, или же хотя бы ответить теплом на его любовь, она в скорее опустила, понимая, что лишь приносит ему страдания. Возможно, она слишком старалась, что-то почувствовать тогда, произнесла ее нерациональная половина. Но все-таки она знала, что ни она, ни другая самка не в силах получить удовлетворения от простого человека. Но разве сейчас оно нужно ей. Нет, она хотела только забыться. И вот когда она уже открыла рот, чтобы ответить, сердитый рык, в котором было слышно ее имя, пронеся по бару.

- Эмилия!



Глава 6



Она резко повернулась, не веря в то, что четко расслышала голос, который прорычал ее имя. Но в дверях бара все-таки стоял Ян. И он был очень зол.

- Муж?

- Преследователь, - произнесла она, наблюдая, как Ян быстро приближается к ней.

От него так и веяло опасностью и необузданностью. Казалось, его глаза сверкают желтым цветом. Эмилия понимала, что люди спишут это на освещение, но она-то знала истинную правду.

- Какого черта ты вытворяешь? - закричал он, оказавшись наконец рядом с девушкой.

На них уже были нацелены взгляды присутствующих: посетители бара предвкушали громкие разборки. Бармен собирался позвать охрану, а мужчина справа уже поднимался с соседнего стула, когда Ян впился в него взглядом, приморозив на месте. Эмилию удивило, что, несмотря на ощущение опасности, которое незнакомец точно почувствовал, он все же посмотрел на нее и спросил:

- Все в порядке?

- Да, - тяжело вздохнув, ответила она. - Это моя нянька, которую я не ожидала здесь увидеть. - Она сделала особый акцент на фразе ‘не ожидала’. - Прости, но я все же отклоню твое предложение.

- Понятно. Тогда всего хорошего, - сказал мужчина, все еще находясь под пристальным взглядом Яна.

Незнакомец встал и посмотрел Яну в глаза, еще раз удивив Эмилию. Пусть люди не знали о существовании оборотней, но все же ощущали их силу и часто опускали глаза, так как, конечно, были слабее. Но этот мужчина спокойно встретил взгляд Яна, а потом ушел, оставив их вдвоем. Это был такой напряженный момент, что как только мужчина отступил и ушел, все присутствующие выдохнули.

Ян быстро повернулся к Эмилии, схватил ее за локоть и сдернул со стула. Достав другой рукой из кармана джинсов деньги, он бросил их на стойку, зная, что там больше, чем она была должна, и потянул девушку к выходу.

- Эй-эй, я могу сама идти, - запротестовала она, но он сделал вид, что ничего не слышал. - Одно слово - животное, - тихо добавила она.

- Я бы помолчал на твоем месте, - произнес он, вытягивая ее из бара.

Его хватка была сильной, но не причиняла боли. К удивлению Эмилии, вместо того, чтобы подвести ее к машине, как она ожидала, он толкнул ее в проулок между баром и стоящим рядом зданием. Ян пригвоздил ее к стене, держа крепко и сверля ее свирепым взглядом. Но как ни странно, она ни капли не боялась, даже наоборот, в его руках ощутила какое-то умиротворение. Все ночные страхи исчезли, и ее мысли сосредоточились на этом оборотне.

- Какого черта ты вытворяешь? - озверел он.

Его глаза отливали золотом, и она отчетливо чувствовала дикую сущность его зверя. Эмилия лишь слабо улыбнулась и спокойно произнесла:

- Я не принадлежу твоей стае.

- Но находишься под нашей защитой, а это означает, что ты должна предупреждать о своих передвижениях и, тем более, не уходить из стаи в неизвестном направлении.

- Кстати, после твоих слов у меня возник вопрос. Как ты меня нашел? - выгнув бровь, спросила она.

- Я бета стаи, но, что самое главное, я твоя пара.

- В твоих фантазиях, - резко произнесла она, вздернув подбородок.

Она ощущала его твердое тело, удерживающее ее. Дыхание участилось, но Эмилия не собиралась сдаваться и, тем более, признавать свою вину.

- Неужели ты на самом деле собиралась переспать с тем ублюдком? - немного встряхнув девушку, спросил Ян.

- О его происхождении ты судить не можешь, - ответила она, показывая, что на нее не действуют ни рычание, ни угрозы. - Он симпатичный мужчина, а я женщина. Почему бы не утолить наши физические потребности?

Она знала, что своими словами еще больше раздувает его гнев, но по какой-то мазохистской причине ей это безумно нравилось. Кровь кипела в венах, во взгляде читался вызов. И понимая, что испытывает его терпение, Эмилия желала довести его до грани. Она хотела узнать, что будет за чертой, которую раньше не переступал ни она, ни он.

- Значит физические потребности? - с рычание переспросил он, немного приподнимая девушку так, чтобы ее лицо оказалось напротив его.

Он вжался в нее бедрами, заставляя раздвинуть ноги, и расположился между ними. Ей ничего не оставалось, как обхватить ногами его таз.

- Да!

- Ты же как доктор и самка должна понимать, что не можешь получить удовлетворение с человеческим мужчиной.

- Всегда есть исключения!

- Но тебя они не касаются! - Он сжал одной рукой ее подбородок, заглядывая в глаза. - И зачем же было так далеко ехать, стоило только позвать, и ты бы получила сверх того, что надеялась найти здесь.

- И быть связанной навеки? Нет уж, увольте, - фыркнула она. - Мне нужен одноразовый секс, а не пожизненное заключение.

Она не понимала, какой дьявол в нее вселился, и сама не верила, что произнесла это.

- Ты оборотень. Нас не страшат вечность и узы, мы ищем их сами.

- Это не для меня, - твердо сказала она и попыталась вырваться из его хватки, но все было напрасно. Он поймал желанную добычу и не имел ни малейшего желания ее упускать.

- Хочешь удовлетворения без обязательств, ты его получишь! - с вызовом произнес он и накрыл ее губы своими.

В этом поцелуе не было нежности и ласки, только обжигающая страсть с нотками злости. И именно этого ей хотелось сейчас. Руками она обняла Яна за шею, чувствуя под пальцами его короткие волосы, затем спустила ладони на плечи. Ее ногти впились в мужскую рубашку, а ноги сильнее сжали таз. Эмилия желала почувствовать его твердую выпуклость напротив своего лона. Сейчас она как никогда ненавидела одежду, что разделяла их.

- Никаких марок и укусов, - произнесла она, задыхаясь, когда он наконец оторвался от ее губ.

- Я умею держать слово, - зло ответил он.

Его рука спустилась вниз между их телами, пробираясь к молнии джинсов. Губы перешли к мочке уха, и он стал теребить ее зубами. Рядом проносились машины, и шумел город, но они были скрыты темнотой переулка и словно отгорожены от всего мира. Осталась только ярость и страсть.

Для нее это было спасением. Ян вытеснил из мыслей все, кроме огненного желания. Он опьянял ее, как людей алкоголь. Одного его аромата было достаточно, чтобы свести ее с ума. Он стал ее самым большим испытанием в этой стае. Эмилия давно научилась справляться с презрением, но как справиться с этим невероятным притяжением, она до сих пор не поняла.

Он обжигал своим горячим дыханием ее кожу, а его рука уже расстегнула молнию и проникла внутрь джинсов. Плотная ткань тесно обтянула его руку, сильнее прижимая к телу девушки. И Эмилия выгнулась от одного ощущения его руки так близко к средоточию ее страсти. Стон вырвался из ее горла, больше похожий на хрип. Его пальцы пробрались к лону, нежно раскрывая лепестки, теребя клитор круговыми движениями.

Пальцы девушки впились в его спину, оставляя следы. Стон сорвался с ее губ, когда указательный палец Яна проник в нее. Такое удовольствие она не испытывала еще никогда и даже не надеялась испытать. В сознании промелькнула мысль: если сейчас она чувствует такое только от его руки, то что же она испытала бы, почувствовав его внутри себя. Но девушка не позволила себе увлечься этой соблазнительной мыслью, напомнив, что это никогда не произойдет.

А затем нега вытеснила даже эти мысли. Он ритмично скользил внутри нее, добавив к одну пальцу второй, а большим массировал ее клитор. Спина упиралась в твердую стену, и если бы она была человеком, то сила, с которой он вдавливал ее, оставила бы большое количество синяков. Еще одно доказательство того, что она все-таки оборотень. Раны заживали быстрее, а синяки сходили максимум через полчаса. Поэтому Эмилия не обращала внимание на ту маленькую боль, что пронзала ее спину каждый раз, когда он снова входил в нее пальцами, заставляя ее двигаться навстречу. Наоборот, эта боль смешивалась с наслаждением, принося ей пикантное удовольствие.

Его движения были резкими. В них ощущалась злость, смешанная со страстью. И Эмилия признавала то, что он имеет полное право на эту ярость. И хоть девушка отрицала, что является его парой, она доверяла ему полностью, зная, что ни один оборотень не в силах обидеть свою второю половину. Это доверие появилось на подсознательном уровне. Да, и за то время, что она жила в его стае, она поняла одну вещь: альфа и бета - достойные оборотни, на которых всегда можно было положиться.

Его губы терзали ее кожу на плече. Жестоко. Оставляя следы. Но все же он сдерживал себя и ни разу не коснулся ее зубами. Лишь оставлял засосы. Это единственное, что он мог себе позволить. Яна злило, что она отрицает очевидное. Его волк злился из-за того, что сейчас она могла быть с другим мужчиной. Он не понимал ее поступка. Как, будучи его парой, Эмилия могла даже задуматься о том, чтобы отдаться другому. Это ранило. Но то, что ранило его сильнее, так это ее безжизненные глаза, которые увидел он, когда вошел в бар. Если бы не это, то он бы, наверное, не оставил живого места на мужчине. Но ее глаза отвлекли его. В них не было ни самодовольства, ни наслаждения ситуацией, ни предвкушения удовольствия. Лишь пустота. И это его напугало.

Он ритмично входил в нее пальцами, постепенно ускоряя темп. Его сводила с ума жар ее лона, ощущение того, как оно сжимается вокруг его пальцев. Ему до боли хотелось погрузиться в эту манящую теплоту. Но он помнил свое обещание. Он дал его, понимая, что она еще не готова, но не желал, чтобы она пыталась забыться в чужих руках.

Его опьяняло само осознание того, что удовольствие она получит в его руках. И только в его. Никто в этом мире больше не может дать его ей. Лишь он. Потому что они созданы самой природой друг для друга. Несмотря на то, что сам сейчас не может получить наслаждения, он упивался ее видом и ее стонами, стараясь не обращать внимания на болезненные ощущения в штанах.

Он снова прижался к ее губам в диком поцелуе, обрывая крик, который рвался из ее горла, когда она достигла своего удовольствия. Ее веки опустились, губы томно раскрылись, волосы запутанной копной рассыпались по плечам, и ее тяжелое, ритмичное дыхание опалило мужские уста, сливаясь с его дыханием.

Они простояли так пару минут, когда Ян понял, что ему нужно отпустить девушку, иначе он не выдержит и нарушит обещание. Мужчина вытянул руку из ее штанов, поправил задранную футболку и опустил ее ноги на землю. Он медленно отошел от нее, не в силах отвести взгляд. Она была так прекрасна. Для него она была самой прекрасной. Веки девушки поднялись, и она посмотрела на него затуманенным взглядом.

Его глаза сияли ярким светом, и Эмилия понимала, как тяжело ему было сдерживаться. То, что он подарил ей, было неописуемым наслаждением. Первое удовольствие в ее жизни.

Эмилия чувствовала себя на грани. Ей так хотелось сдаться ему, позволить отметить себя, соединиться с ним. Но она остановила себя. Поправив майку и застегнув молнию джинсов, девушка расправила плечи и наконец собралась.

- Ты получила свое наслаждение и не была отмеченной. Я сдержал свое обещание, - проговорил он. В его голосе слышалось рычание.

Она промолчала, не зная, что ему ответить. По ее телу еще проскальзывала нега, а в душе таилось чувство вины. Ведь Ян не получил взамен ничего, и она знала, что никогда не сможет дать то, что он хочет.

- Ты больше никогда не будешь искать удовольствие где-то на стороне. Все, что тебе нужно, ты можешь получить в моих руках, - прорычал он. - Тебе понятно?

Эмилия лишь молча кивнула, проигнорировав его тон, потому что не желала зацепить раздраженного зверя. Ее покорность немного подкупила его, и Ян, посмотрев на нее с минуту, пошел к машине. Оставшись одна, девушка приложила руку к сердцу, которое громко стучало. Ее тело до сих пор сотрясала мелкая дрожь, но все же она громко вздохнула, втягивая в себя ночной воздух, и поспешила за Яном, понимая, что не стоит заставлять его ждать.

Она не знала, что будет дальше, но понимала, что сегодня подпустила его на несколько шагов ближе к себе. И эти шаги нельзя было назвать маленькими. Поэтому ей стоило подготовиться к последствиям своей слабости и к усилению его напора. А вот, сколько еще она сможет выдержать, Эмилия не представляла.

Девушка знала, что не может стоять в переулке вечно, спорить с самой собой и оттягивать момент, когда им придется ехать вдвоем в машине, поэтому она провела руками по волосам и направилась к нему. Еще Эмилия понимала, что у нее нет ни одного шанса вернуться назад на своем авто. И она не ошиблась: Ян стоял, облокотившись на машину и крутил в руках ключи от нее. Все, что ей оставалось, это подойти к нему и сесть на переднее сиденье, когда он открыл перед ней дверь. Да, дорога назад будет тягостной. Но, по крайней мере, она может погрузиться в свои мысли и просто смотреть в окно.



Глава 7



- Куда можно поставить коробку, Док?

Услышав крик в коридоре, Эмилия нахмурившись, вышла из своего кабинета и встретила возле двери Раена с коробкой медикаментов.

- В лабораторию, пожалуйста. - Озадачено ответила она.

То, что в этот раз необходимую партию препаратов принес третий по рангу оборотень в стае, ставило ее в тупик. До недавнего времени этим занимался Тим, совсем еще молоденький оборотень. Вот только последний раз, когда она его видела, было утро после той памятной ночи, и уже как неделю его заменяли другие мужчины. Сначала она не придала этому значение, но потом стала замечать, что каждый раз приходил оборотень старший по рангу. И если сегодня пришел Раен, то она боялась предположить, кто в следующий раз принесет партию медикаментов. Оставались только Ян и Альфа. И приход последнего пугал ее не так, как беты.

Они не говорили с той ночи, но это не значит, что она его больше не видела. Наоборот. Теперь Эмилия еще чаще ловила его пристальный взгляд, который прожигал насквозь. Он был полон огня, страсти и неудовлетворенности. Он преследовал ее даже через закрытые двери, поселившись в ее мыслях. Ночью он не давал уснуть, врываясь в ее сны, заставляя пережить ту ночь снова и снова.

Эти мысли вызвали озноб в ее теле, и Эмилия старалась думать только о работе, чтобы отвлечься. Пропустив Раена вперед, она прошла за ним в лабораторию. Она смотрела ему в спину, понимая, что другая бы на ее месте пускала слюнки. Он, как и подобает сильному самцу, был тем идеалом, которого женщины представляли в своих снах. Темноволосый, смуглый, высокий. Ткань его рубашки натянулась на мускулах, когда он поставил коробку на пол рядом со столом. А джинсы четко обрисовывали его упругие ягодицы. Оставалось лишь закусить губу от искушения. Но только не Эмилии.

Ее сердцебиение оставалось прежним и дыхание не перехватило. Для нее он был обычным мужчиной. Чего нельзя было сказать о бете. Стоило ему появиться в поле ее зрения, и с ней творилось что-то необъяснимое. Нет, Эмилия находила этому объяснение, но просто не хотела его принимать. Рядом с ним ее пульс учащался, по телу бежала дрожь и не хватало воздуха. Это были симптомы единственной болезни оборотней, от которой еще никто не хотел выздороветь. Никто, кроме нее.

- Может все-таки поставить на стол, Док? - Спросил Раен, выпрямившись и повернувшись к ней. Его голос вырвал ее из опасных мыслей, заставляя обратить на себя внимание.

- Да, лучше на стол, чтобы я могла сразу же их перебрать.

- Окей. - Непринужденно ответил он и, наклонившись, легко поднял полную коробку.

- Спасибо, Раен. - Произнесла она с легкой улыбкой. - Я уже заждалась эту партию, и признаюсь, очень удивленна, что ее принес именно ты.

- Не вы одни. - Хмыкнул он.

- Пожалуйста, просто Эмилия.

Раен слегка кивнул в знак согласия.

- Задержка это моя вина. Не мог раньше освободиться, чтобы принести.

- Но почему их принес ты?

- Ох, это долгая история. - Засмеялся Раен. - И если ее начинать то со слов: ‘я знаю, что между тобой и бетой кое-что происходит’.

Улыбка сразу же померкла на лице Эмилии, и она быстро осмотрела комнату, ища предлог, чтобы уйти от разговора.

- Теперь даже можно сказать, что об этом знает почти вся стая.

Если первые слова встревожили ее, то эти привели в ужас.

- Все хорошо. Мы все только рады. - Увидев ее реакцию, быстро добавил Раен.

- Ты ошибаешься. - Взяв свои эмоции под контроль, твердо произнесла Эмилия.

- Ну, если судить по поведению Яна, то ошибаюсь как раз таки не я.

Она лишь выгнула бровь на эти слова, стараясь показать, что это ее мало волнует.

- И вот здесь как раз кроется ответ на твой вопрос.

- Да неужели? И какой он?

- Бета просто-напросто запугал всех. А так как не из пугливых остались только я и Альфа, а у него сейчас собственная дилемма, то принести лекарства мог только я.

- То есть, как это напугал? - Удивленно спросила она, не совсем понимая слова Раена.

- Начнем с Тима, которому было поручено доставлять тебе все необходимое и выполнять твои просьбы. - Сказал Раен, хитро улыбаясь. Он скрестил руки на груди и оперся на ее стол, явно готовясь к долгому рассказу. - Так вот, одним утром, выходя от тебя, Тим столкнулся с очень, ну очень нервным бетой, который надвигался на него как хищник. Его слова громко разносились, привлекая внимание. ‘Почему ты так долго был в доме? О чем вы говорили? Почему она тебе так улыбалась?’

- О, Боже. - Прошептала Эмилия, рефлекторно положив руку на сердце.

- Он запугал бедного паренька, так, что тот пообещал, что и близко к вам не подойдет. Но как только бета оставил его в покое, мальчишка разнервничался еще больше поняв, что не выполнит приказ Альфы, а если выполнит, то на него разгневается бета. Поэтому Свен, такой худой и светловолосый, вызвался заменить его, пожалев Тима.

- Да, я помню его. Он один день приносил мне препараты. - Как бы больше для себя, чем для Раена, произнесла Эмилия.

- И это был единственный раз, когда ты его видела. - Не спрашивая, а утверждая, сказал он.

- Да. Ты прав.

- Конечно, прав, ведь Ян и этого подкараулил возле твоего дома и нагнал страху. После чего все его добрые намерения сошли на нет. И этот фокус наш бета проделывал всю неделю. Вчера ко мне пришел Дуглас, и прямо заявил, что не понесет тебе препараты, потому что не хочет сталкиваться с взбесившемся бетой.

- У меня просто нет слов. - С отчаяньем проговорила Эмилия.

- А тебе и не нужно ничего говорить. Конечно, большинство уже поняло причину такого поведения беты, но в отличие от некоторых сук нашей стаи, мы лишь рады такому развитию событий.

- Мы не соединяемся. - Быстро произнесла она, понимая, на что намекает Раен.

- Ну, это ваши дела. Просто я хочу, чтобы ты знала, что многие в стаи не просто готовы принять тебя, они уже приняли. - Серьезно, смотря Эмили в глаза, сказал он. И когда она уже хотела ответь, он добавил. - Думаю, мне стоит уже уходить, а то я и так исчерпал его лимит.

- Он не имеет права так поступать.

- Он не удовлетворенный самец, который не может даже пару минут перенести вида другого рядом со своей парой. - Произнес Ян, стоявший в дверях.

Эмилия охнув, быстро повернулась к нему. И когда она его увидела, то страх побежал по ее венам. Его белая рубашка была полностью покрыта кровью и разорвана в нескольких местах.

- Ты ранен? - В ужасе спросила она.

- Не я. Но нам нужна твоя помощь.

Она быстро кинулась к столу, обходя Раена, и взяв свой саквояж, снова повернулась к Яну.

- Я готова.

- Раен, удвой охрану и проинструктируй всех, чтобы осторожно вели себя с чужаками и не нападали без приказа Альфы. - Произнес Ян, и получив кивок, развернулся и вышел из комнаты.

- Что случилось? - Обеспокоено спросила Эмилия, идя рядом с бетой, стараясь не отставать.

- Нападение на патрулирующего. Ранение сильное. Регенерация не действует. Он не превращается.

- Сколько он находится в форме оборотня? - Встревожено спросила она, услышав слова Яна.

- Меньше суток.

- Это хорошо.

Они быстро подошли к дому Дрэйка и зашли через черный вход.

- У Альфы гости. Все должно пройти довольно тихо. - Сказал Ян, ведя ее через кухню. - Подожди меня здесь, я сообщу Дрэйку. - Добавил он, и скрылся за дверью, что вела в столовую.

Его не было всего пару минут, но даже их она еле выждала. Как врач, Эмилия понимала, что важна каждая минута, и уже даже решила подняться наверх одна, когда дверь открылась и появился Альфа и Ян. Она кивнула в знак приветствия, смотря в каменное лицо Дрэйка, и пропустив их вперед, последовала за ними. Они подошли к двери в гостиную комнату, в которой, как знала Эмилия, Соня устроила ремонт. Альфа кивнул страже, отпуская, и взялся за ручку, медленно открывая дверь.

Войдя в комнату, они остановились. Девушка внимательно рассматривала раненного оборотня, который вжался в дальнюю стену и сердито рычал, не подпуская к себе и не реагируя даже на своего Альфу.

- У него шок. - Сразу же констатировала она. - Я не смогу ничего сделать, пока он не обратиться.

- Он закрыт от меня. - Сердито произнес Дрэйк, и сделал шаг вперед, но оборотень снова зарычал.

- Я вижу много рваных ран, но не могу отсюда определить их степень.

- Джеф, ты слышишь меня? - Смотря прямо на оборотня, спросил Альфа. - Ты должен превратиться. Это приказ.

Эмилия почувствовала, как в комнате возросла температура и мурашки покрыли ее кожу. От силы, что вибрировала в голосе Дрэйка, ей хотелось склонить голову, но она все же смогла выстоять неподвижно. Но Альфу это не волновало, он был всецело сосредоточен на раненном оборотне. Он сделал снова шаг к нему, когда дверь в комнату резко открылась, и в нее ворвалась Луна.

- Дрэйк, что случилось? - Встревожено спросила она.

- Соня, уходи отсюда! - Проревел Альфа.

Но она застыла, смотря на раненного истерзанного оборотня, лежавшего на полу, не подпуская никого к себе. Эмилия занервничала, зная, что их время истекает, и безумно желая выполнить свой долг врача.

- Альфа, он скоро истечет кровью. Мне нужно, что бы он обратился. - Произнесла Эмилия.

- Он не слышит моих приказов, не реагирует на меня, не понимает кто я. - Сердито ответил тот, но девушка понимала, что гнев Альфы в первую очередь направлен на самого себя.

А вот то, что произошло после этих слов, не подавалось не одному объяснению. Луна неожиданно стала подходить к оборотню, вызывая страх у своей пары, но также получив, наконец, оклик у раненого.

- Обернись! Я приказываю! - Твердо, без страха, без гнева, один лишь приказ. И оборотень подчинился и тут же превратился в мужчину.

- Мать твою! - Громко прозвучал голос Сары возле двери. Дрэйк, сразу же повернулся к ней.

Эмилия, не обращая ни на что внимание, кинулась к мужчине, лежавшему на полу. Ян бросился за ней, охраняя, если тот вдруг сорвется снова. Луна медленно встала и повернулась к двери, заметив, как за ней исчезла Сара, а следом последовал Дрэйк. Она уже собралась идти за ними, когда ее остановила рука, легко сжавшая ее ногу.

- Спасибо. - Прошептал мужчина, и Луна слегка улыбнувшись, кивнула ему, затем направилась к двери.

- Эмилия, будь осторожной. - Встревожено произнес Ян, наблюдая, как его пара оказывает помощь Джефу.

Мужчина закатил глаза от боли, которую ощущал, но дернулся, когда почувствовал, как игла проткнула его кожу.

- Сейчас боль стихнет, потерпи, мой хороший. - Нежно приговаривала Эмилия. - Мне нужна вода и полотенца. Нужно смыть засохшую кровь.

- Я не хочу тебя оставлять. - Сквозь зубы, ответил Бета.

- Посмотри на него, у бедного просто больше нет сил, чтобы причинить мне вред. Тем более, я дала ему двойную дозу обезболивающего.

Ян замялся, но, понимая, что выхода нет, вышел из комнаты.

- Все будет хорошо. - Произнесла Эмилия, когда мужчина застонал, засыпая. - Спи. А я о тебе позабочусь.



Глава 8



Ревность. Жгучая, горька ревность, съедала его изнутри. Всю неделю это чувство бурлило в нем, поднимаясь все выше, становясь крепче. Оно сводило его с ума и приводило в бешенство. Казалось он жил на вулкане. И этим вулканом были его собственные чувства.

Он метался по дому, словно зверь в клетке, желая сейчас же пойти к своей паре и доказать другому самцу свое право обладать ею. И только остатки благоразумия сдерживали его. Кому он собрался что-то доказывать? Полуживому оборотню? Это его соперник? Ян помотал головой, стараясь трезво мыслить, но волк внутри него сходил с ума. Он не знал слова ‘благоразумие’, его вел инстинкт.

Ян понимал, что Эмилия не простит ему, если он ворвется в ее дом и предъявит свои требования. И тут слова Луны, что не давали ему покоя, снова всплыли в уме.

‘- Ты бы поменял место жительства, Ян.

- Ты думаешь, Луна, это поможет?

- По крайне мере она привыкнет, и меньше станет упираться во время полнолуния. Ведь я уже представляю, что ее ждет. - Произнесла она. - И ты ей небезразличен.

- Ты уверенна?

- Конечно. Я вижу, как она на тебя смотрит’.

А вдруг она права? Все это время он постоянно давил на Эмилию, пытался доказать ей их связь и требовала ее подчинения. Но она была сильная, и слишком долго прожила среди людей. Даже чтя законы оборотней, она все же переняла человеческий взгляд на вещи. Она признавала право Альфы взять себе пару, но сочувствовала Соне. Она склоняла голову в подчинении, но когда была полностью не согласна - гордо приподнимала подборок. Ее глаза светились силой и уверенностью, и тут же в миг тускнели от груза презрения и недопонимания. Она полностью отличалась от всех самок, что встречались на его пути. И только она заставляла его чувствовать то, что до сих пор было ему не известно.

И он был перед ней виноват. Виноват в том, что не сразу распознал эти чувства, что не сразу поверил в них, что не потребовал права на нее в тот же день, когда ее нога переступила территорию их стаи. Но он был готов всю жизнь искупать свою ошибку, потому что знал - она была его парой. И он будет с ней, или ни с кем. А одиночество для волка, так же страшно, как прутья клетки.

Ян вздохнул и осмотрелся вокруг. Его коттедж и, правда, был маловат. Будучи одиноким самцом, ему вполне хватало этого пространства, но для двоих маловато, не говоря уже о возможном потомстве. А вот коттедж Эмили подходил идеально. Он был большим, просторным, там был ее кабинет. Правда, его стоило подлатать, так как последнее время он стоял запущенным, но Ян никогда не боялся тяжелой работы.

Улыбнувшись, он подошел к шкафу и достал большую черную сумку. Он собрался взять свои вещи сразу, лишь то, что нужно будет переносить, он оставит на завтра, правда таких вещей было не много. Его телевизор в диагональ пятидесят, ведь не сможет смотреть футбол по тому мини ящику, что был у Эмилии. Шкаф из дуба, который он сделал сам. Ведь он столько времени потратил на его резьбу. Ну и его мангал. Мясо с кровью было его коронным блюдом. А остальное благополучно помещалось в сумку.

Благодаря Луне и у Яна снова был план, когда он уже просто с ума сходил от безысходности. Но Соня вселила в него новую надежду. Тот разговор снова и снова всплывал его в памяти, подталкивая его к действиям, и Ян застегнув молнию сумки, перекинул ее через плечо и направился к выходу. Он надеялся, что этот решительный шаг покажет Эмили всю серьезность его намерений, и поможет ему завоевать ее сердце и душу. Потому что он не собирался отступать. Никогда и не при каких обстоятельствах. Он был готов на все, лишь бы обрести частичку своей души. Ведь сейчас у него была только половина, вторая же принадлежала его паре. Той, которой самой природой предначертано наполнить его сердце теплотой и выносить его потомство. Ему не страшно было ждать прихода его цикла спаривания, и не нужно было бояться соединиться не с той. Он уже нашел свою пару, и теперь все его инстинкты были направлены только на нее одну. Она была единственной во всем мире. Осталось только убедить ее в этом.



*

Она еще раз проверила капельницу, и посмотрела на пациента. Он находился в глубоком сне от шока, боли и лекарств, но он выздоровеет. Оборотни намного быстрее регенерировали, и Эмилия знала, что если бы такие раны получил человек, то он бы давно умер. Она вздохнула. Все же она не могла оставить пациента на ночь. Его состояние было шатким, и она должна была быть рядом, чтобы помочь в нужную минуту. Вот только бета этого не понимал.

Девушка скривилась, когда снова вспомнила тот момент, когда Ян услышал об этом. Для его успокоения Альфа даже поставил сторожа у ее двери, но это, ни капли не помогло. Тот все так же противостоял против ее решения. И вот тогда включилась ее докторская часть, забыв на всю иерархию и ранг стаи.

- Он будет лежать у меня в доме, пока я не поставлю его на ноги, и мне все равно, что ты думаешь на этот счет!

Она снова поморщилась. Это же надо было при других так открыто противостоять бете, второму в стае. Еще хорошо, что Альфа покинул их на тот момент и не увидел этой картины: она стоит напротив Яна, тыча в его грудь пальцем, и громко произносит это, слыша, как рычит бета, тяжело втягивая в себя воздух. А после она развернулась, и сказала его подчиненным:

- Несите его в мой коттедж, в приемной достаточно удобная кушетка. - И ушла прочь.

Черт, черт, черт. Ну, как она могла? Теперь у них еще один повод презирать ее. И она была уверенна, что ей еще придется объясняться с тем огнедышащим драконом, который последнюю неделю кружил возле нее.

- Ничего, я знаю, что поступила правильно. Я давала клятву лечить, и я исполню ее, чего бы мне не стоило. - Сказала она спящему оборотню. - Даже если это означает получить еще одну долю презрения, но теперь и от беты. Все правильно. Это к лучшему. - Уговаривала она себя, хотя в душе знала, что ее беспокоит его мнение и отношение к ней. Как бы она не старалась избежать этого.

- Да, так и должно быть. Рано или поздно это бы случилось. - Сказала она вслух, когда вышла из приемной, прикрыв за собой дверь и направилась по лестнице вверх в спальню.

- Я уверенна теперь его не будет в моей жизни, и я вздохну свободно. - Проговорила она, когда взялась за ручку двери.

- Все правильно. Это к лучше…

Эмилия вошла в спальню и застыла.

- Я знал, что ты оценишь, милая. И ты права это правильное решение. Так нам будет намного лучше. - Произнес Ян с мальчишеской улыбкой.

А она, все так же молча, смотрела на него. Он лежал в ее постели, полностью голый. Ну это она предположила, что полностью, нижняя часть как никак была прикрыта простыней. Ее простыней. В руках он держал бумаги, изучая их при свете ночной лампы.

- Что ты здесь делаешь? - Наконец придя в себя, громко спросила Эмилия.

Он приподнял бровь, как будто услышал что-то глупое и по мальчишески улыбнулся.

- Лежу, изучаю отчеты.

- Я имею в виду, что ты делаешь в моей постели? - Озверела она, сама того не замечая.

- Лежу.

- Да, я вижу, что лежишь. - Не выдержала Эмилия и закричала.

Его идиотское выражение лица, которое как бы говорило ‘что за глупые вопросы?’, да еще эта расслабленная поза и голый торс, который все время привлекал ее взгляд, просто вывели ее из себя. Казалось еще немного и она закипит.

- Раз видишь, то скорей переодевайся и ложись ко мне. День был тяжелым.

Она посмотрела на него, пытаясь, удостоверится серьезно он или издевается, но не увидела на его лице и маленького признака глумления. После чего она заставила себя успокоиться, и, взяв себя в руки, произнесла:

- Ян, что ты делаешь в моем доме?

- Как что? Живу!

- Ты не можешь здесь жить! - С удивлением и неким ребячеством запротестовала она.

- В шкафу мои вещи, в ванной зубная щетка, я лежу на своей подушке, передо мной моя женщина. Конечно, я здесь живу.

Она снова в шоке уставилась на него.

- Пожалуйста, прекрати это. - С мольбой в голосе произнесла она, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.

Но это не могли быть они. Она ведь не плачет. Тем более из-за такого пустяка, как розыгрыши беты. Нет, нет, нет. Она будет твердой и выгонит его отсюда. Немедленно. Эмилия не заметила, как он встал с постели. Но когда опомнилась, то оказалось, что он стоит прямо перед ней. И первое, что она сделала, как не стыдно в этом признаваться, так это проверила гол ли он полностью. Она выдохнула, когда ее взгляд уперся в его темно-синие трусы, на которых отчетливо видно твердый бугорок. Покраснев, она быстро подняла глаза, встретившись с его понимающим взглядом.

- Эмилия, - начал он серьезным тоном, - с этого дня я буду жить здесь. С тобой. И это не обсуждается.

- Я перееду в другой коттедж.

- Для тебя больше нет свободных мест, но если и будут, то в каждой постели ты найдешь и меня. С этого дня мы живем вместе.

- Я не буду спать с тобой.

- В доме больше нет кроватей. - С ухмылкой произнес он, и нежно касаясь ее подбородка, заставил посмотреть себе в глаза.

- Мы будем спать вместе. Ты будешь находиться в коконе моих рук. Защищенная и согретая. И со временем ты привыкнешь, что я постоянно рядом.

- А если я не хочу привыкать. - С вызовом произнесла она.

Он наклонился к ней, почти касаясь ее губ своим дыханием как легким перышком.

- Ты мой воздух. Ты мой лес. Ты моя свобода. Я последую за тобой, куда бы ты не отправилась, и никогда не оставлю.

Казалось, время остановилось. Сердце перестало стучать, и она забыла о том, что ей нужно дышать. Она смотрела на него. Их разделял какой-то миллиметр. Она облизала губы, а потом вздохнув, отступила назад. Он хмыкнул на ее действия, и с улыбкой произнес:

- Я обещаю не распускать руки, - он поднял их вверх, - и у тебя, правда, нет выхода. На кушетки лежит Джеф, а пытаться найти другую постель, значит поднять Альфу и Луну.

- Всегда остается машина.

- Ой, а я тебе не говорил, что случайно смыл твои ключи. - С хитрой улыбкой произнес он.

- Ян!

- Но не переживай, я и мой четырехколесный конь всегда к твоим услугам.

Она устало вздохнула, понимая, что проиграла в этой войне.

- Ты! - Эмилия сердито указала на него пальцем. - Спишь на своей половине и ни в коем случае не пересекаешь границу. И только эту ночь. Все ясно?

- Есть, мой генерал! - Он отдал ей честь, и, повернувшись, направился к постели.

Эмилия залюбовалась его упругим задом, скрытым лишь тонким слоем плавок, его сильными ногами и плечами. Невольно, она даже облизала нижнюю губу, и в этот момент он повернулся и томно посмотрел на нее, как будто читая ее мысли. Ян откинул край простыни и снова занял свою прежнюю позицию, даже взял в руки документы, только смотрел на нее. Он выжидающе приподнял бровь, и она, опомнившись, вздрогнула.

- Э…я в ванную. - Увидела она спасение в белой двери, и быстро нырнула туда, слыша за спиной смешок.

- Не задерживайся там. Нужно же хорошо отдохнуть перед завтрашним днем.

- Ага, отдохнуть. - Тихо прошептала она, прикрыв лицо руками.

Она прижалась к деревянной двери, тяжело дыша. Ночь обещала быть долгой, очень долгой. И не только ночь. Ведь только что она сама себе подписала приговор, согласившись на это безумие. И ей теперь не удастся, так легко отделаться от беты. Так почему же тогда вместо негодования на ее лице медленно расцвела улыбка.



Глава 9



Это была самая худшая ночь с мужчиной, которая когда-либо у нее была. Не то, чтобы она имела большой опыт, но именно такого ей и не хватало, с сарказмом подумала Эмилия, зевая в очередной раз.

Нет, она, конечно, не поверила в его обещания не распускать руки, но все же Ян сумел ее удивить. Она вышла из ванной в полной готовности к борьбе и остановилась, как только увидела его, сладко спящего на постели. Конечно, она ни на секунду не поверила своим глазам.

- Ян, я предупреждаю тебя, одно касание, и ты спишь на полу, - громко произнесла она, но в ответ получила лишь тишину.

Она медленно приблизилась к кровати, чувствуя себя по настоящему глупо, как будто он сейчас проснется и кинется на нее. Дура! Снова мысленно обозвала она себя, когда откинула одеяло и примостилась на самом краю кровати. И сразу же замерла, ожидая его действий. В ночной тишине комнаты было лишь слышно его размерное дыхание и тиканье часов. И все же Эмилия была полностью напряженна.

Как оказалось не зря. Прошло всего пару минут тишины и размерного дыхания, когда она почувствовала, как заскрипела кровать под весом Яна. Он резко повернулся и прижался грудью к ее спине, крепко притягивая ее к себе. Его рука легла ей на живот, обжигая своим теплом. Она схватила его за руку, пытаясь оторвать от себя, но та даже на миллиметр не сдвинулась.

- Ян! - Сердито воскликнула Эмилия, но в ответ услышала лишь сонное сопение. - Ян, убери руку!

- Мммм, - промычал он возле ее уха.

Она еще несколько раз попыталась оттолкнуть от себя его тело, но это было то же самое что пытаться сдвинуть стену. Устав, Эмилия тяжело вздохнула. Она не знала, сколько пролежала вот так в темноте, но, смирившись с ситуацией и решив, что завтра с утра она его обязательно выгонит, девушка закрыла глаза, пытаясь уснуть.

Вот только это было совсем не просто. Зато Ян спал сном младенца. Его равномерное тихое сопение над ухом даже раздражало. Она то заснуть не могла. То ей мешала его тяжелая рука, то ее нервировало его дыхание, то казалось, что стоит ей заснуть, расслабиться, и он тут же проснется, а оказаться спящей в его власти ей не хотелось. И эти мысли крутились в ее голове, мучая и тревожа ее. В итоге она уснула только под утро.

Эмилия в очередной раз зевнула и снова повернув голову, посмотрела на малую гостиную, что находилась как раз напротив ее приемной. Ее глаза прошлись по голой спине Яна, на которой играли мускулы, и ее снова бросило в жар. Он тут же обернулся, почувствовав ее флюиды. Ее щеки запылали. Черт побери, это волчье обаяние. Он игриво подмигнул ей, а потом снова, повернулся к рабочим.

Она тоже перевела взгляд на них и нахмурилась. И как она только позволила такое? Ведь вчера, засыпая, она была полностью уверенна, что утром выгонит его из своего дома. Но утро началось совсем не так, как она ожидала.

Проспав всего два часа, Эмилия проснулась под ужасный грохот, доносившейся с первого этажа. Сонная, дезориентированная, она, накинув халат, быстро спустилась вниз, совсем забыв о вчерашнем госте. Остановившись на предпоследней ступени лестницы, она с ужасом наблюдала, как два оборотня застряли в дверях малой гостиной с большим шкафом.

- Эм…а что здесь происходит?

- Обустраиваю кабинет, родная. - Произнес Ян, выходя со стороны кухни с чашкой дымящегося кофе в руках.

Его вид завораживал. Оголенный торс, джинсы и влажные волосы. Она тряхнула головой, прогоняя, уже такое знакомое желание. И как только он мог вот так одним своим видом кидать ее в жар, заставляя себя ощущать жаждущей самкой. И пусть способность чувствовать луну и наступление цикла эструса у нее присутствовали, как и у других самок, по ее подсчетам до этого времени еще недели две. Поэтому она откидывала этот вариант, а второй, более вероятный, не хотела принимать.

А тем временем, пока она стояла завороженная представшей перед ней картиной, он подошел к ней и легко поцеловал ее в губы, застав ее врасплох. В миг Эмилия залилась краской.

- Раньше я пользовался кабинетом Дрэйка, но теперь он, как и все комнаты, оккупированы Луной, а моя психика слишком чувствительная, - он весело подмигнул, - пришло время заиметь свой.

В ужасе от его поведения, она посмотрела на других оборотней, но, к ее удивлению, те улыбались чистой искренней улыбкой, которую в своей жизни она видела не часто.

- Милая, я хотел принести тебе завтрак в постель, но не успел, - извиняющимся тоном произнес Ян. - Так что он дожидается тебя на кухне.

Сбитая с толку, Эмилия перевела взгляд на Яна и уже открыла рот, чтобы высказать ему все, что она об этом думает, но он снова ее опередил.

- Давая, родная, пока все не остыло. - Он хлопнул ее по попе, после чего повернулся к ней спиной. - Парни аккуратно, не будем забывать, что рядом спит наш собрат и ему сейчас нужен покой.

Шокированная, она посмотрела на оборотней, на лицах которых поселилась глупая улыбка. Они поглядывали на нее, с таким выражением, которое еще ни разу ей не встречалось на жизненном пути, и Эмилия, желая скорее скрыться от их взглядов, пошла в свою приемную проверить упомянутого собрата, забыв и о той речи, что приготовила для Яна и о планах выгнать его любой ценой.

Девушка знала, что мужчина проспал всю ночь мертвым сном. Болеутоляющее, что она вколола ему, было ее изобретением. Смертельное для человека, сильнодействующее для оборотня. Почему так? Все в их потребности превращаться, чтобы быстрее излечить раны. Но бывают такие ранения, которые нельзя лечить изменением формы. Поэтому год назад, когда ее испытание с препаратом увенчалось успехом, ее радости не было предела. Лекарство не только погружало оборотня в сон подобный коме, но оно еще ускоряло регенерацию, что давало возможность залечить сильные раны, испытав меньше боли и шока.

Она подошла к Джефу, измерила пульс и давление, и, убедившись, что на этом этапе все идет хорошо, облегченно вздохнула. Он проснется, когда раны затянутся и останутся только рубцы, а на это по всем признакам уйдет дня два. Тот, кто на него напал, был сильным и жестоким зверем. Он не оставил ни одного живого места на теле мужчины. В некоторых местах были вырваны целые куски мяса. Она вспомнила, какой он был там, на полу в доме Альфы, весь покрытый сочившейся кровью и грязью. Когда его доставили в ее дом, она протерла его мокрой тряпкой, дезинфицировала и перевязала раны, проделывая все это под недовольным взглядом беты. А после он ушел, громко хлопнув дверью, и она, в уже привыкшей манере, убеждала себя, что это к лучшему. И вот теперь перед ней предстал совсем другой Ян. Тот, которому она никак не может дать отпор, не находя слов на его нерушимую логику. Он беззаботно поселился в ее доме, и она не смогла с этим ничего поделать, лишь глупо хлопала ресницами. Дура! Идиотка! Она сама вырывала яму для своего сердца, зная, когда ей придется уехать, в ее душе появится еще один рубец.

- Не хмурься! Ведь я так и вижу, как мысли крутятся у тебя в голове. - Прозвучал его голос за ее спиной.

Она с неохотой посмотрела на него, упершись взглядом в идеальный торс. Но тут же перевела глаза на тарелку с яичницей и беконом, который явно был недожаренный. Впрочем, это было естественным для оборотней, сырое мясо они предпочитали намного больше.

- Раз завтрак в постель не получился, так хотя бы к больничной койке подам. - С ухмылкой произнес он, ставя на стол тарелку, но потом его лицо посерьезнело. - Как он?

Эмилия вздохнула и посмотрела на лежащего, казалось бы, мертвым сном, оборотня.

- Тяжело, но он выкарабкается. Раны затягиваются, немного повысилась температура, но это из-за скорости заживления клеток. Он не мечется, спит спокойно. Нам остается только ждать.

- Но ожидание это самая худшая в мире вещь. - Хмуро произнес Ян.

Она промолчала, понимая, что это было сказано не только из-за лежащего перед нею мужчины.

- Ты зря все это затеял. - Наконец тихо произнесла Эмилия, упорно стараясь не смотреть на него.

- У меня противоположное мнение. - В его голосе слышалась твердость.

- Ты не можешь решать за меня, а я свое решение не поменяю.

Ироничный смех разнесся по комнате.

- Милая, ты забываешь в каком мире ты живешь. Такая иллюзия еще может присутствовать у Луны, она человек, но ты, даже не меняя форму, остаешься оборотнем.

- Неполноценным оборотнем. - Ее голос сорвался на крик, и она тут же умолкла, зная, что мужчины со своим сверх слухом слышат каждое их слово.

Ян быстро подошел к ней, и нежно взял ее за подбородок, приподнимая лицо и заставляя посмотреть на него.

- Я никогда так не думал о тебе, и не желаю, от тебя такого слышать. В тебе столько всего заслуживающего не просто уважения, а безграничного восхищение. Ты сильная самка, которая смогла выжить в таких условиях, в которых бы не каждый самец смог. И ты моя пара, сколько бы ты не пыталась переубедить себя в этом. - Он сделала паузу, ожидая, когда его слова отразятся в глубине ее глаз. - И только по моей глупости на тебе до сих пор нет связующей марки. Но полнолуние скоро, и тебе не скрыться от жаждущего волка. Помни об этом…- он снова замолчал, а после улыбнулся игриво и добавил, - моя красная шапочка.

Быстро наклонившись, он поцеловал ее в лоб и, развернувшись, насвистывая, вышел из комнаты, возвращаясь к улыбающимся оборотням, которые делали вид, что ничего не слышали.

Она сидела пораженная. С одной стороны, ее до боли тронули его слова, с другой возросло дикое бешенство от его наглости. Это игривое поведение, которое он показывал, заставляло ее чувствовать себя спичкой. Как разумная женщина, она признавала, что именно это ему и нравиться, но как самка, ее возмущали его выходки, до такой степени, что казалось еще немного и она его покусает. Рядом с таким Яном она чувствовала себя глупой малолеткой, и это раздражало ее сильнее.

Но все же его слова зацепили ее. Они медленно проникали в самую глубину ее души, посылая тепло по всему телу. Можно ли верить им? Можно ли поддаться тому чувству, что излучал его голос. Забыть на мгновение обо всем и оказаться в его руках.

Нет, она не могла быть такой наивной, как бы ей не хотелось. Ее жизнь и так была слишком сложной, и она не собиралась осложнять ее еще больше. Тогда почему же она не выгонит его из своего дома, а наоборот позволяет ему утащить ее в водоворот этого сумасшествия.

Она и не заметила, как за всеми этими мыслями съела весь завтрак. Слишком часто теперь она впадала в такое состояние. И всему виной наглый, напористый, сексуальный бета. Это он превратил ее жизнь в хаос, и теперь она не знала, как из него выбраться.



Эмилия снова зевнула и посмотрела, в теперь уже почти обставленный кабинет. Молодые оборотни с готовностью выполняли приказания беты. Они поставили шкаф, внесли стол, сейчас подключали компьютер и расставляли книги на полки. Движения их были быстрыми и четкими. Но самое главное тихими. Настоящие хищники. Даже такую простую работу они выполняли с грацией зверя. Покачав головой, Эмилия вернулась к своей работе.

Кроме нового пациента, ей нужно было пересмотреть анализы Мери и Луны, сравнить их, заполнить бланки и провести пару тестов. Эмилия погрязла в этой работе на пару часов, отвлекаясь только для проверки жизненных показателей раненого оборотня. И когда последняя запись в истории болезни Луны была сделана, и девушка выгнула шею, разминая, нежные руки беты, легли на ее плечи. Она подняла голову, смотря себе за спину, но его руки мягким нажимом заставили ее снова посмотреть вперед. Ян нежно убрал ее волосы вперед, а его пальцы стали творить чудеса, посылая расслабляющие заряды по ее позвоночнику. Они двигались нежно и ласково, сводя с ума и даря наслаждение.

- Тебе пора отдохнуть, моя пара. - Его дыхание защекотало кожу на ее шеи.

Она дернулась, вырываясь из сладкого дурмана, и вскочила со стула, задев при этом стол. Встревоженная она посмотрела на его яркую улыбку, и ее брови сошлись на переносице.

- Не бойся, я не кусаюсь. - Игриво прорычал он. - Ну, может совсем немного.

Ее выражение лица не поменялась.

- Ладно, ладно, - поднимая руки, произнес он. - Много и сильно, но тебе это понравиться.

- Не говори ерунды. - Наконец взяв себя в руки, сказала Эмилия. - А где другие оборотни?

- Тебе не нужен никто кроме меня. - Только он мог серьезно и с искрами в глазах проговорить эту фразу. - Но если тебе интересно, мы закончили час назад. Они ушли, не став прощаться, видя тебя склоненной над микроскопом и что-то записывающей в свою тетрадь.

- О, надеюсь, они не решили, что я не оказала им должного почета. - Заволновавшись, пробормотала она.

- Это они должны оказывать его тебе, а не наоборот. Ты пара их беты и доктор. Так что выкинь эти глупости из своей прекрасной головки.

- Я не твоя пара. - Снова взбунтовалась Эмилия.

- И опять по новой. - С вымученной улыбкой произнес Ян. - Милая, я отвлек тебя, потому что еду в город и хотел узнать, не нужно ли тебе ничего.

- Нет, у меня все есть. Но если понадобиться я и сама могу съездить.

- Ты разве не помнишь? Ты не покидаешь пределы нашей территории без меня. Думаю, мы давно уже решили этот вопрос. - Ее лицо залилось краской, вспоминая, как они его решали.

- Вижу, что помнишь. Вот и отлично. - Его глаза смягчились, но огонь так и не потух. - Тогда до вечера, моя пара.

И прежде чем Эмилия смогла сообразить, что он собирается сделать, Ян наклонился и накрыл ее уста. Она не смогла сопротивляться, и даже уже не пыталась. Ее губы открылись мгновенно, только почувствовав приближение его губ. Ян поглотил ее вздох, и ворвался языком в глубину ее рта. Он притянул ее к себе, жадно и собственнически целуя ее. Ее руки вцепились в его рубашку, и она испытала разочарование, не почувствовав его кожи. Ее раздражала такая преграда, но она не позволяла себе прикоснуться к пуговицам.

Так резко как начался поцелуй так же он и закончился. Он оторвался от нее, расцепляя ее руки.

- Такая сладкая, что я не уйду, если мы продолжим. - Хрипло произнес он.

Ян сделал шаг назад, любуясь последствиями их поцелуя. Ее губы распухли, щеки раскраснелись, а в глазах пылало желание.

- Совсем скоро мне не нужно будет останавливаться. Совсем скоро.

Словно давая обещание, сказал он, после чего развернулся и покинул ее приемную.

Эмилия же опомнилась только через пару минут, когда ее пульс нормализовался. Вздрогнув, она посмотрела на своего пациента, но он все также лежал, забывшись лечебным сном, безучастный к развернувшийся возле него сцене. Боже, этот бета заставлял ее забыть обо всем на свете и это пугало ее до ужаса. Она не могла забыть. Она не могла быть счастливой. Еще нет. А возможно и никогда.