Пролог



1794



Лондон



Катерина спешно пересекала холл в надежде, что никто не увидит её оплошности. Господи, так опозориться при множестве гостей! Маменька наверняка будет разгневана, а батюшка… О нем девушка боялась подумать. Нервно теребя кружевной платочек, барышня, не глядя под ноги, стремительно направлялась в дамскую комнату. Каково же было удивление юной красавицы, когда на её пути возникло препятствие. Подняв синие, как морская волна глаза, девушка встретилась взглядом с самыми красивыми очами на свете! Голубые, они были подобны летнему небу в погожий день. Катя долго смотрела в насмешливые очи, но, вспомнив о приличиях, поспешно отвела взгляд.



– Прошу простить меня, – промолвила Катюша на прекрасном английском. Кому как не ей, дочери Российского посла при королевском дворе, знать этот язык, который она изучала с колыбели.



Молодой человек вновь усмехнулся, и, отвесив барышне наигранный поклон, сказал:



– Николас Морган, – голубые глаза прищурились, – к вашим услугам, ежели в следующий раз вы надумаете наступить на ноги незнакомых вам джентльменов.



От лучезарной улыбки девушки не осталось и следа. Гневно поджав губы, Катерина поспешила ответить обидчику.



– Вы, сэр Морган, не джентльмен, коль столь грубо разговариваете с леди, – попытавшись обойти грубияна, Катя, шурша пышными юбками, устремилась вперёд. Но не тут-то было! Схватив её за руку и развернув к себе, Морган прикоснулся к сладостным устам в нежном поцелуе, заставляя девушку опешить на какое-то мгновение. Руки ослабли, а ноги стали ватными. Ещё никогда в жизни её не целовали. Но очень скоро придя в себя, Катерина оттолкнула наглеца в сторону, вспомнив, что она – воспитанная барышня. Подобрав пышную юбку, спадающую свободными складками, девушка кинулась прочь.



Николас смотрел вслед удаляющемуся облаку кружев, в который раз спрашивая себя, зачем он связался с юной нимфой, которая наверняка не знает о его скверной репутации. Многие мамаши сознательно держат своих драгоценных дочурок подальше от него. Герцог Уортон усмехнулся. Несмотря на его баснословный титул и неслыханное богатство, лондонских дебютанток на милю не подпускают к нему. И дело не только в его дурной репутации. Имя его отца долгие годы не сходило с уст сплетников. И немудрено! Союз английского герцога и русской артистки поразил высший свет Лондона. Ник точно знал, его родители любили друг друга. Хотя сам молодой человек не верил в столь возвышаемое чувство, испытав разочарование в ранней юности, но прекрасная незнакомка заинтриговала, и Николас намеривался поближе познакомиться с этим невинным ангелом.



Глава 1



Едва войдя в бальный зал, Катерина встретила суровый взгляд маменьки, не сулящий ей ничего хорошего. Выдавив из себя улыбку, девушка не показала, что нынче творится в её душе. Раскрыв веер, который сжимала в руке, Катя приблизилась к грозной родительнице.



– Катрин,– сурово молвила Анна Ивановна, – тебе известно, что покидать бальный зал для девицы, дурной тон? Не знала, что английская вседозволенность так скверное влияет на тебя.



– Прошу прошения,– опустив голову, Катерина изобразила искреннее раскаяние, хотя в глубине души ни капельки ни о чем не жалела. – Я порвала рюшь на платье, оттого удалилась в дамскую комнату, уверяю вас, я тут же вернулась назад.



– Так и быть, – смилостивилась Анна Ивановна, – но впредь прошу всегда держаться подле меня, милочка. Лондон не Петербург, на каждом шагу можно встретить очередного развратника.



Катя не услышала последние слова родительницы. Её взгляд упал на похитителя её покоя, который уверенным шагом вошёл в зал. Он оглядывался, будто ища кого-то в толпе. Сердечко в груди подпрыгнуло, едва девушка поняла, что наверняка он ищет её. Но маменька быстро вернула ее с небес на землю.



– Катерина, перестань глазеть по сторонам, будто какая крестьянка, – дёрнув дочь за руку, она повела её в сторону, – а этого человека сторонись как огня, герцог Уортон не тот джентльмен, который должен приближаться к невинным барышням, надеюсь, ты меня поняла, моя дорогая?



Катерина растерянно кивнула.Титул нового знакомого не только привёл её в трепет, но и поразил своим величием. Отчего же он представился иначе? Боялся, что ей польстит его герцогский титул? Но это было ни к чему, ведь княжна Емельянова поистине считалась самой желанной невестой Высшего света Петербурга. Хрупкого сложения, темноволосая, она могла претендовать на высокородного мужа. Видимо, правду говорит маменька, иначе зачем герцог поцеловал её? Запретив себе думать о его светлости, Катерина встряхнула головой, желая поскорее избавится от наваждения, это далось ей очень тяжело.



Николас вошёл в зал, тут же обнаружив нимфу, так стремительно сбежавшую от него. Она, по-видимости, тоже заметила его, но тут же отвела взор. Но он и так мог вспомнить огромные очи цвета моря во время шторма. Тонкий стан, копна тёмных волос, к которым так хотелось прикоснуться, Господи, ещё немного и он сойдёт с ума. Заметив рядом женщину постарше, герцог усмехнулся все той же иронической улыбкой.Наверняка она уже пытается предупредить своё драгоценное дитя и держать её от него подальше. Но Уортон любил охоту, а ныне дичь привлекала его больше, чем сама охота, в которой ему нет равных. Увлечённый своими мыслями, Николас не заметил, как к нему подошёл лучший друг и похлопал его по плечу.



– Ник, – улыбаясь начал молодой человек, – вижу, ты уже высматриваешь новую жертву? А как же та прелестная вдовушка, за которой ты так долго ухлёстывал?



Николас нахмурился, он надеялся скрыть свой интерес, ведь наверняка Дэрик тоже захочет присоединиться к охоте. Но почему-то сейчас Уортону не хотелось делиться своим будущим трофеем даже со своим лучшим другом.



– Дэрик, дружище, я думаю, ты ошибаешься, ведь ты не считаешь, что стая невинных дебютанток смогла так сильно взволновать меня? – Николас попытался пошутить, но, надо сказать, ему это плохо удалось. Глаза то и дело следили за хрупкой фигуркой, облаченной в белоснежный наряд. Хотелось бы ему знать имя этого прекрасного ангела, который более не обращал на него внимание.



– Красавица, правда? – склонившись к нему, молодой ирландец взглянул прямо в сторону его незнакомки.



– Не понимаю о ком ты? – чуть слышно произнес Николас.



– Я о дочери князя Емельянова, посла из России. Такие роскошные локоны, а формы! Боже, лучше, чем у любой куртизанки! Интересно, какова она на вкус, надо бы проверить.



– Нет, – грубо оборвал его герцог, сжав широкую ладонь в кулак.



– Отчего нет, Ники? Неужели ты думаешь, что её знатный родитель сможет остановить меня? Или ты сам положил на неё глаз? Предлагаю пари, что я первый затащу её в постель и доставлю ни с чем несравнимое удовольствие.



– Не смей прикасаться к девушке, – Николас сверкнул на друга голубыми очами, давая понять, что его слова не простая угроза, – даже близко не подходи!



–Хе-хе, да ты серьезно! – Дэрик не скрыл кривой усмешки, – сдаётся мне, наш дорогой герцог пал жертвой русской девочки, не ожидал, Уортон!



– Ты заблуждаешься, – небрежно бросил Николас, – я просто не советовал бы тебе иметь дело с таким человеком, как князь Емельянов. Поговаривают, что он очень опасен.



– А когда риск останавливал меня? – лорд Росс заговорщически моргнул, – если у тебя нет видов на барышню, будь добр, уступи мне дорогу.



– Будь ты проклят, – выругавшись, герцог продолжил, – я принимаю твоё чертово пари, только условие, мы не будим делать ничего против воли самой девушки, идёт?



–Идёт, – Дэрик подал другу руку, которую тот нехотя пожал. Эти двое не подозревали, что только что разрушали жизнь ни о чем не подозревающей Катерины.

***

Катя проснулась поздно, когда горничная уже раскрывала портьеры. Бесконечная череда танцев и новых лиц выбили девушку из сил, и она долго не могла заставить себя встать. Да и сон, приснившийся ей, был настолько мил, что не хотелось открывать глаза. Ей снился герцог, и тот случайный поцелуй, что он сумел сорвать с её уст. Господи, никогда Катерина не чувствовала себя так! Хотелось кружиться и танцевать от избытка чувств, переполнявших её ныне. Вскочив с постели, она покрутилась перед зеркалом, не представляя, насколько хороша была в сей миг. Пряди темно-каштановых волос спадали на спину, а синие глаза блестели подобно двум сапфирам. Ночная сорочка, хоть и была довольно скромной, не скрывала очертаний юного тела, которое лишь недавно стало расцветать, подобно прекрасной розе. Расторопная и молчаливая Даша причесала хозяйку, затем помогла облачиться в устарелое по английским меркам платье цвета свежей листвы, с пышными юбками и зауженной талией. Косынка скрывала глубокий вырез, как и подобало девице. Спустившись в просторную гостиную, княжна поразилась обилию цветов заполнявших комнату. Анна Ивановна, недовольно поджав губы, поглядела на дочь.



– Маменька, от куда цветы? – девушка оборотила свой взор на огромный букет алых роз, находившихся в руках её родительницы.



– Это, милочка, я хочу узнать у тебя, – княгиня протянула дочери карточку, в которой было всего несколько слов.



Эти розы напомнили ваши уста. И подпись Уортон.



– Ну, что ты скажешь на это? – Анна Ивановна подошла к Катерине, чьи руки предательски задрожали, а глаза распахнулись.



– Маменька, я…все вышло случайно… – но не успела девушка закончить, как получила громкую затрещину.



– Бесстыдница, я думала, что хорошо тебя воспитала, а ты! – Анна Ивановна повысила голос, – неделю будешь сидеть в своей комнате, пока не образумишься, благо, отец не видел этого.



Катя бросилась прочь, изо всех сил сдерживая слезы.



Анна Ивановна не раскидывалась словами, и Катерина испытала на себе весь гнев родительницы. Прошла неделя, и лишь впервые за долгое время девушке разрешили спуститься в сад. Особняк, который снимали Емельяновы, находясь в Лондоне, ранее принадлежал семье именитых особ, потерявших своё состояние. Ныне дом сдавали внаём. Английский сад своими яркими красками не мог поднять девушке настроение. Опустившись на скамейку в самом дальнем уголке сада, Катерина тяжело вздохнула. Она не сердилась на матушку, ведь та её очень сильно любила. Но голубоглазый красавец полностью лишил княжну способности мыслить здраво! Ведь никогда ранее она не позволяла себе такой глупости. Едва мысли юной барышни приняли столь опасный оборот, как она подняла голову и воскликнула:



– Вы? – голос дрогнул при виде джентльмена, о котором были все её мысли, – что вы здесь делаете?



– Ищу вас, моя прекрасная леди, – прозвучал тихий ответ. – Я не видел вас целую неделю, Катрин, а это время показалось мне вечностью.



Катя сорвалась со своего места, увеличивая расстояние, разделяющее их.



– Вы не должны тут находиться, ваша светлость! – в голове не укладывалось, как он узнал её имя, а тем паче, как он проник в сад. Но все мысли вылетели из прелестной головки, когда сильные руки обняли девушку, а тёплые губы коснулись сомкнутых уст. Вновь пойдя на поводу у своих желаний, Катерина не думала о том, что будет впереди. Только сей миг – вот, что её волновало.



Глава 2



Николас не ожидал, что разыскивать девушку придется так долго. Он узнал, что Емельяновы снимают дом недалеко от Майфера, одного из самых знатных районов Сити. Но выяснить, где живёт предмет его обожаний, было полбеды. Не любивший проигрывать герцог надеялся начать преследование при первой возможности. Балы и музыкальные вечера были идеальным местом, чтобы заявить о своих правах. Но время шло, а девушка не появлялась. Не привыкший сидеть без дела Николас придумал этот рискованный план. Ныне сжимая в своих объятьях доверчивую барышню, он впервые устыдился своего поступка. Ведь ясно, как Божий день, девушка невинна, и он первый, кто прикасается к этому столь безгрешному созданию. Бархатные губы чуть дрогнули, когда он настойчивее коснулся этих желанных уст. В голове билась тревожная мысль: «Отпусти её, она ведь совсем дитя, ныне трепещет в твоих объятьях». Но похоть или что-то иное заставили его продолжить начатое. Кэтрин постепенно расслабилась, и искусный соблазнитель продолжал свою игру. Углубив поцелуй, герцог прижал девушку ещё ближе, чувствуя её внутренний трепет. Тихо выругавшись, Уортон оттолкнул девушку от себя.



– Я точно потерял голову, – произнес ошеломлённый Николас, взглянув на раскрасневшуюся Катерину. Все тело заныло от неудовлетворенного желания, а сердце учащено забилось. Если он не хочет проблем на собственную голову, то нужно как можно скорее покинуть это сад, в который он с таким трудом попал.



Но движимый невидимым порывом, вновь подошёл к Катерине и ласково коснулся её щеки.



– Когда я увижу вас вновь? – хрипло спросил герцог, глядя в ярко синие очи, ныне подобные драгоценным камням.



– Я не знаю, – пролепетала девушка, – маменька следит за каждым мои шагом….



Оборвав её на полуслове, Николас сказал:



– Я найду способ увидеть вас вновь, – заверил герцог и широкими шагами направился к высокой изгороди, чтобы выбраться из сада тем же путём, как и попал туда.



Катерина долго смотрела ему вслед. Господи, что же она делает? Тряхнув головой, Катя пыталась избавится от непристойных мыслей. Но ничего не получилось! Герцог глубоко проник в сердце впечатлительной барышни, и не так просто было порвать со своим увлечением. Неожиданно вспомнив о том, что нынче матушка позволила ей присутствовать в театре, Катерина заспешила в дом. Подобрав со скамейки открытую книгу, девушка направилась прочь из сада. Не встретив на своём пути новых препятствий, Катюша благополучно добралась в свою комнату. Облегчено вздохнув, барышня скинула с головы шляпку. Маменька не застала её в столь растрёпанном виде. Несколько непослушных прядей выбились из прически, а губы слегка припухли. Придирчиво оглянув своё отражение, Катерина подумала, что наверняка все кроется в её внешности. Герцог любил красивых женщин, а она отнюдь не была дурнушкой. Но ведь он не знал её, не видя ничего кроме красивой внешности. Глотая слезы обиды, девушка позвонила в колокольчик, зовя горничную. Даша привела хозяйку в порядок, соорудив причёску из густых волос княжны, не нуждавшихся в шиньонах. Узел Психеи закреплялся гребнями, позволяя нескольким локонам обрамлять лицо, придавая очарование невинному облику Катерины. Платье на сей раз не имело девственно-белого оттенка, а скорее напоминало кофе со сливками. Веер, расписанный розами, и маленький ридикюль дополняла наряд прелестницы. Зайдя в покои дочери, Анна Ивановна одобрительно кивнула.



– Помни, милочка, ныне никаких оплошностей, – чмокнув Катерину в щеку, она продолжила, – ты ведь послушная дочь. Улыбаться и одаривать вниманием только тех, кого мы с твоим батюшкой посчитаем достойной партией.



Катя кивнула. Не было смысла спорить с маменькой.



Ложа, в которую их любезно пригласил новый знакомый отца, оказалась чудесной. Открывался прекрасный вид на сцену, а так же на окружающих. Прикрывшись веером, Катерина разглядывала присутствующих. Богатые туалеты дам, дерзкие взгляды мужчин, все это было для девушки новым, и она с трудом сдерживала любопытство. В соседней ложе расположилась сногсшибательная блондинка, облачённая в ярко изумрудный наряд из роскошного бархата; незнакомка показалась Катеньке красавицей. Казалось, женщина заметила обращённый на неё взор и удостоила Катю надменным взглядом. Девушка опустила глаза. Видимо, незнакомка не возлюбила её с первого взгляда, а значит, мудро будет держаться от неё подальше. Они с матушкой уже сели на свои места, когда к ним присоединился отец и собственно сам владелец ложи. Светловолосый молодой человек вежливо поклонился дамам, задержав пристальный взгляд на Катерине. Щеки покрылись румянцем, и девушка не медля опустила в пол глаза.



– Дамы, позвольте представить лорда Дэрика Росса, любезно пригласившего нас в свою ложу.



Катерина сделала книксен, продолжая ощущать на себе дерзкий взгляд ярко зелёных очей, нагло изучающих её тело. Казалось, Катя должна обомлеть, ведь не часто ею так открыто интересуются красивые джентльмены. Но ничего подобного не случилось. Ноги не подкосились, а сердце продолжало биться в своём обычном ритме. Иное дело – герцог Уортон. Тут Катерина не могла нести ответственность за свои поступки. Она лишалась рассудка, стоило ему оказаться рядом. Лорд Росс тем временем склонился к её руке, запечатлев обжигающий поцелуй на запястье.



– Рад знакомству, мисс Кэтрин, – растягивая каждый слог, молодой человек произнес её имя на английский манер.



– Я тоже, милорд, – вежливо склонив голову, девушка покосилась на мать. Та довольно кивнула. Видимо, лорд Росс виделся ей идеальным кандидатом на роль супруга её обожаемой дочки. Вскоре началось представление, и Катя с присущим ей любопытством стала наблюдать за тем, что происходит на сцене. Ныне давали “Макбет,” роли принца Макбета и леди Макбет играли знаменитый Филипп Кэмпбелл и его сестра Сара Сиддонс, произведшие в обществе настоящий фурор. Девушка так и продолжала бы наблюдать за действиями на сцене, но её отвлёк тихий голос, прозвучавший прямо над её ухом.



– Вам нравится увиденное? – лорд Росс ещё ближе склонился к ней, и Катя почувствовала, как волосы на её затылке невольно зашевелились.



– Все это очень занятно, – шепотом ответила княжна, – вы склонились слишком близко милорд, уверена, маменька не одобрит подобной вольности, – предостерегающе произнесла девушка.



– Вы заставляете меня терять голову, княжна. Едва увидев вас, я пал жертвой ваших чар, – тем временем продолжал Дэрик, чувствуя, что действительно ослеплён этим невинным ангелом. Теперь он понял, что имел в виду Николас. Кэтрин манила к себе, сама о том не подозревая. Ныне он любовался идеальным овалом лица, огромными глазами, которые то и дело пропадали под веером тёмных ресниц. Неожиданно девушка вздрогнула, и Росс проследил за её взглядом. Ну, конечно, разве может герцог оставаться в стороне, когда рядом с Дэриком предмет их пари. Он заметил, как просветлело лицо Кэтрин, а глаза ярко заблестели. Черт бы его побрал! Уортон наверняка успел вскружить голову княжне, и ныне все его попытки оказываются неудачными, девушка скупо отвечала на его вопросы, вежливо поприветствовав. А на Николаса, нет она смотрела на него особенно, и Росс взбесился, зная о выходках друга. Герцогу ничего не стоило прижать девушку к стене в одной из тёмных аллей парка, и вымогать поцелуй, а в некоторых случаях и нечто иное. Сам Росс поступал точно так же, но ныне был намерен получить трофей, а может, и кое-что иное. Женитьба на Кэтрин ныне казалась ему очень привлекательной, ведь возможность породниться с одним из приближённых к русскому двору дорогого стоило.



Катерина пропустила вопрос Дэрика мимо ушей, ведь все её внимание приковывал герцог, небрежно занявший своё место возле той самой блондинки, которая так невзлюбила Катюшу. Николас обернулся. На миг их глаза встретились, и Катенька заметила в них тот самый огонь, что видела в саду. Но зрительный контакт длился не дольше секунды, потому как в следующий миг незнакомка склонилась к герцогу и неистово прошептала ему на ухо какую-то глупость. Сама того не заметив, Катя сложила хрупкие ладони в кулаки. Лицо покрылось красными пятнами, а на глаза навернулись слезы. Встав со своего места, Катерина направилась в дамскую комнату. Хотелось оказаться одной, дабы не видеть то, что причинило ей столько боли. Но Анна Ивановна отослала дочь на своё место, велев дожидаться антракта. Она позже проводит Катерину. Не споря, Катиш вернулась на своё место. С трудом дождавшись перерыва, она последовала за матерью. Толпа народу, скопившаяся в коридоре, была просто огромной. Не заметив, что их с матерью разделили, ведь Катерина была поглощена собственными мыслями. Девушка воскликнула, когда кто-то схватил её за руку и увлёк в темный угол коридора, который, как казалось, все обходили стороной. Собравшись кричать, Катя удивлёно распахнула глаза. Перед ней стоял герцог, и вид у него был устрашающий.



– Ваша светлость, что вы… – начала Катерина, – но её слова испарились во тьме, когда тёплые губы накрыли её уста. Поцелуй был глубоким, страстным, и Катя впервые испугалась. Этот человек таит для неё опасность, подвергая её репутацию позору, заставляя идти на поводу у собственных желаний. Поцелуй продолжался, и к своему стыду княжна почувствовала, как язык Уортона коснулся её языка, приводя неопытное тело в податливую глину в его руках. Вцепившись в его плечи, девушка попуталась удержать равновесие. Но казалось, и этого было мало. Оторвавшись от её губ, Николас опустил лиф платья, обнажая бархатную кожу. Не долго думая, он коснулся губами мягкой плоти. Катерина закрыла глаза от нахлынувших чувств. Господи, она должна остановить его, дать пощёчину, ведь ранее она не позволяла себе подобных вольностей. Остатки разума громко протестовали и Катерина прислушалась.



– Ваша светлость,– начала она, но герцог исправил её.



– Николас, – хрипло прошептал он, – хочу услышать своё имя из ваших уст.



– Николас, – пробормотала девушка, – мы не должны… я, – в растерянности девушка закусила губу, – пустите, вывернувшись из крепких объятий, девушка отошла в сторону, нервно поправляя платье.Наконец придя в себя, Уортон встряхнул головой. Он сам не понимал, что на него нашло. Увидев друга подле Катерины, он просто обезумел от ревности. Подумалось, что недооценил Катрин. Настоящая интриганка. Строит из себя невинность, а сама кокетничала с Дэриком, когда, казалось, никто не наблюдает. А он подумал, что перед ним дитя. Если она и ребёнок, то очень избалованный и дерзкий, умело скрывающий свои пороки.



– Вы действительно этого хотите? – спросил Уортон, приблизившись и заставляя девушку упереться в стену, – не хватает лорда Росса, не находите? Наверняка ему бы вы не отказали?



Катерина, чувствуя себя в западне, непонимающе взглянула на герцога.



– О чем вы? – выдавила из себя Катя, не понимая, чем вызван его гнев, – мой отец познакомил меня с лордом лишь час назад, до этого я никогда его не встречала! До последнего момента сдерживая слезы, девушка смерила герцога взглядом.



– Держитесь от меня подальше, Ваша светлость, предупреждаю вас, или я пожалуюсь батюшке. – Надменно подняв голову, Екатерина кинулась прочь, возвращаясь в коридор.Разыскать дамскую комнату составило огромного труда. Зайдя во внутрь, Катя опустилась на мягкий пуфик стоящий перед овальным зеркалом, висящим на стене. Закрыв лицо руками, Катерина не замечала ничего вокруг.



– Вам плохо? Послышался мелодичный голос совсем рядом, – может, послать за вашими родственниками?



Княжна подняла голову, разглядывая хрупкую девушку, стоящую перед ней. На вид она была её ровесница, истинная англичанка с белокурыми локонами и бледно голубыми глазами.



– Благодарю, со мной все в порядке, – утерев лицо платочком, Катенька слабо улыбнулась, – я заблудилась и боюсь, сильно заставила волноваться своих родителей.



– Не беда, я провожу вас в зал, – незнакомка улыбнулась и представилась, – Леди Ирэн Морланд к вашим услугам.



– Я княжна Катерина Емельянова, – радушно ответила Екатерина.



– Кэтрин, – откинув в сторону условности Ирэн подошла ближе, – вы неважно выглядите, позволите вам помочь?



Катерина взглянула на собственное отражение. Платье помялось, прическа испортилась, и во всем виноват этот несносный человек!



– Буду вам безмерно обязана, – благодарно кивнула Катя.



Несколько минут спустя, Катерина расслабилась. Из зеркала на неё смотрела все та же Катенька. Любимица отца, и глупая дурочка! Позволила себе влюбиться в повесу и ловеласа, которому наверняка наплевать на её чувства. Нынче она поняла однозначно: Ей нужно забыть Николаса Моргана, герцога Уортона.



Глава 3 часть 1



– Николас, ты просишь невозможного! – воскликнула Арина, смерив брата недовольным взглядом. Своё редкое имя молодая женщина получила от русской бабки, и чрезвычайно этим гордилась. Так её звали родные и близкие, на людях же она использовала традиционный вариант своего имени.Тем временем удобно устроившись на диване, герцог возился с племянником. Леди Морланд часто шла навстречу брату, но на этот раз она не намерена уступать. Арина до сих пор помнила огромные и испуганные глаза Катерины, которая по нелепой случайности заинтересовала Николаса, имевшего в обществе не самую лестную репутацию. Без сомнения, леди Морланд любила брата, который был старше её всего на несколько минут, но и позволять ему губить девушку она не собиралась!



–Дорогая, ты ведь не думаешь, что я хочу причинить вред девушке? – Николас взглянул на сестру своими голубыми глазами, напоминая молодой женщине мальчишку, коим тот был когда-то. Добрым, отзывчивым, ласковым. Но он стал другим, и Арина прекрасно знала причину. Коварство её лучшей подруги чуть не погубило Ники. Лишь чудом его удалось спасти. С тех пор не было пылко влюблённого юнца, рискнувшего жизнью ради любимой девушки. Появился повеса, который не щадя никого на своём пути, разбивал женские сердца.



– Я тебя прекрасно знаю, дорогой, – сложив руки на груди, леди Морланд умоляюще посмотрела на герцога, – оставь её, Ник! Она же совсем ребёнок!



– Мне хочется извинится, – Уортон отпустил племянника, который тут же кинулся к матери, – пойми, я лишь прошу тебя пригласить Катрин и её мать на чай и позволить мне несколько минут переговорить с девушкой наедине, разве это много?



Арина широко раскрыла глаза. Никогда ни перед кем Николас не считал нужным извиняться. Но перед маленькой русской девочкой, которая едва покинула классную комнату, он готов это сделать! Решив взять ситуацию в свои руки, леди Морланд позволила себя уговорить.



– Так и быть, – милостиво согласилась молодая женщина, – но пообещай мне одну вещь, Ники. Не губи эту девушку и не разбивай ей сердце. Она будет прекрасной женой для того счастливца, кто сможет разглядеть такую драгоценность среди кучи стекляшек.



Герцог нахмурился. Он и сам не знал, что на него нашло, ведь он даже не собирался целовать её в коридоре. Лишь желание ещё раз заглянуть в ярко синие глаза, и больше ничего! Но едва княжна оказалась рядом, как страсть затмила рассудок, стукнув в голову, как раскат грома. Нежные, будто лепестки роз губы, темные волосы – они напоминали Уортону мех куницы, все это вскружило голову, заставляя мучиться от ревности. Вернувшись в ложу, он более не смотрел в сторону Кэтрин, понимая, что любезности друга вызывают у него только раздражение. Перемену в его настроении разгадала и его прекрасная соседка. Леди Шарлотта надула губки и, гневно ударив герцога веером, заявила, что на её приглашение нынешний ночью он может не рассчитывать, Николас лишь облегчено вздохнул. Не в его правилах было отказывать дамам, но ныне он желал лишь одну, а все остальные казались пустыми и бездушными.



Прошла неделя с того памятного дня, а он до сих пор не видел Катерину. У Дэрика, насколько ему было известно, дела идут намного лучше, но он не желал разыгрывать из себя пылко влюблённого. Ему хотелось одного, и это – Кэтрин. Он был уверен, что она будет принадлежать ему, чего бы это ни стоило.

***

Катя недовольно поджала губы. Маменька уже не в первый раз намекает на особое отношение графа Росса и его серьёзные намерения. За последнею неделю Лорд Дэрик сопровождал её на каждый бал, а днём в Гайд-парк, где собирались самые сливки общества. Катерина покорно подчинялась родителям, навязавшим ей нежеланного ухажёра, но мыслями была очень далеко. Каждый раз, оставаясь одна, она вспомнила герцога и его холодные голубые глаза, смотревшие на неё с таким интересом, а ведь казалось, она должна забыть человека, что вёл себя очень грубо и непристойно. Ныне сидя в гостиной с маленьким альбомам в руках, Катюша будто по памяти рисовала полюбившиеся ей черты. Высокий лоб, на который то и дело спадала непокорная прядь тёмных волос, своим оттенком напоминающая красное дерево, прямой нос и пронзительные глаза. На миг залюбовавшись своей работой, Катерина не услышала тихий оклик матери.



– Катерина, тебе письмо, от леди Ирэн, – вновь повторила маменька, и тогда, порывисто закрыв альбом, княжна подняла глаза на родительницу и, виновато улыбнувшись, забрала конверт.



Быстро пробежав глазами несколько строк, написанных изящным женским почерком, Катенька промолвила:



– Маменька, леди Морланд приглашает нас на чай! Как мило с её стороны.



Анна Ивановна была очень довольна дочерью. Завести случайное знакомство с такой важной дамой, как леди Морланд – именно этого желала княгиня для своей дочери. Катерина произвела настоящий фурор, и они с супругом надеялись, что в этом сезоне смогут пристроить среднюю дочь, ведь не зря лорд Росс проводит с ними так много времени.



Уже к пяти часам Катерина была готова ехать в гости, облачившись с помощью горничной в бледно-голубой наряд с широкой юбкой и белой косынкой, прикрывающий вырез её довольно скромного декольте, и кокетливую шляпку в тон. Гостиная леди Морланд оказалась очень милой, с золотистыми обоями и уютными диванчиками в стиле ампир, который только набирал популярность средь английской аристократии. Чай с молоком и маленькие кексы под названием “Сконы” очень понравились гостям. Арина не переставала наблюдать за Катериной, ожидая подходящего момента. Девушка отвернулась в сторону, и леди Морланд будто ненароком капнула чаем на платье юной барышни.



– О, простите Кэтрин, я в последнее время такая неловкая! – разведя руками, Арина потянула за собой Катерину, – пойдёмте, моя горничная быстро поможет вам избавиться от пятна.



Извинившись перед княгиней, Арина вывела девушку вслед за собой. Катерина следовала за хозяйкой дома, не подозревая, что у той на уме. Наконец они оказались в маленькой уютной гостиной. Леди Морланд усадила Катю на диван и виновато сказала:



– Простите, дорогая, что испортила вам платье, но это было просто необходимо, потому что… – молодая женщина не успела закончить фразу, как на пороге появился герцог, и Катерина почувствовала, как учащенно забилось сердце.



– Ирэн, я сам скажу княжне о той причине, – он подмигнул сестре, а затем присел рядом с девушкой.



Мадмуазель Емельянова была так взволнована, что не заметила, что осталась с Уртоном совершено одна.



– Кэтрин, Бог мой! Вы должны простить меня, моё поведение не имеет оправданий! Я так обидел вас, – склонившись к её ладошке затянутой в тонкое кружево, Николас позволил задержать её у своих губ намного дольше, чем того позволяли приличия, – могу ли я надеяться, что вы простите меня? – герцог посмотрел на девушку своими необыкновенными глазами.



Катюша на миг потеряла дар речи. Сидящей рядом мужчина волновал так сильно, что, казалось, время остановилось на миг.



– Не стоит извиняться, я уже не помню о том, – опустив ресницы, Катерина не смела поднять глаза.



– Вам говорили, что вы похожи на ангела? – тем временем продолжил Николас, нежно коснувшись длинными пальцами её подбородка, – вы совершенны, и в вас нет изъяна, – теперь его пальцы коснулись её щеки, – от того вам стоит сторониться меня, как огня, – голос стал совсем хриплым, и Катя поняла, что никогда не сможет держаться от него на расстоянии, ведь она полюбила этого необычного человека или, вернее, думала, что полюбила.



– Бегите, бегите от меня, Кэтрин, пока не стало слишком поздно, – герцог встал и так же быстро покинул комнату, а вместо него рядом с растерянной Катенькой оказалась Арина.



– Прошу вас, не сердитесь на моего брата, он запутался и сам не знает, что с ним происходит!



– Герцог ваш брат? – недоумевающе спросила Екатерина, она до сих пор не пришла в себя и с трудом заставила себя произнести эти слова вслух.



– Да, Николас – мой брат, – леди Морланд крепко сжала руки Катерина и ласково улыбнулась, – уверена, скоро вы вновь увидите его, а пока пора вернуться к вашей маменьке, иначе у неё возникнут вопросы.



Анна Ивановна молчала по пути домой, пытаясь понять, что сталось с её дочерью. Катерина стала молчаливой, лишь синие глаза не переставали блестеть под полями широкой шляпки. А ведь княгиня почти успокоилась и думала, что дочь наконец взялась за ум. Но видимо, нет, Екатерина продолжала витать в облаках. Оставалось надеяться, что скорое замужество сможет спасти её девочку от непоправимой ошибки.



Николас покинул дом сестры в приподнятом настроении. Все шло именно так, как он задумал. Кэтрин поймалась на крючок, оставалось только немного подождать. Ведь не мог же он соблазнить девушку прямо в тот момент, когда рядом находится её заботливая маменька, а Арина словно наседка носилась над княжной, стараясь огородить от неминуемого. Не было смысла скрывать, Николас желал Катерину, но это была лишь страсть, а не глубокое чувство.Он похоронил все чувства семь лет назад, когда понял, чего именно хотят от него женщины. Не его красоту, ум и скрытые от посторонних глаз качества. Нет, важнее всего титул и богатство, а в то далекое время он и не смел надеяться на отцовский титул. Но подруга Арины и его возлюбленная посчитала титул герцогини важнее собственных чувств и, не щадя чувств молодого маркиза, выскочила замуж за пожилого герцога. Родители погибли неожиданно, когда Николасу и Арине было восемнадцать, и вместе с титулом Николас приобрёл и некий цинизм. Он более не влюблялся, но, меняя любовниц, словно перчатки, доказывал всему миру, что ему не нужна любовь. Но ныне, спустя столько лет, он вновь почувствовал, что у него есть сердце и оно может диктовать ему неправильные желания. Запретив себе думать о любви, герцог отправился в клуб, дабы заглушить в себе благородство и мысли о том, чтобы оставить Катрин в покое.



Глава 3 часть 2



Как незаметно летит время, с грустью думала Катерина. Вот и лето подходит к своему концу, и наверняка вскоре им придётся покинуть Англию. Девушка старалась не думать о герцоге, ведь с их встречи прошло больше месяца, но Уортон даже не принял попыток повидаться с ней. А вот лорд Росс наоборот показывал серьезность своих намерений. Каждый раз он пытался заговорить с Катей на эту тему, и каждый раз княжна умело уходила от разговора. Не могла, да и не хотела она видеть в нем больше, чем друга. Казалось, граф понимал её, но вскоре вновь продолжал свои галантные ухаживания. Приглашение, полученное Князем от леди Ирэн, немного взбодрило девушку, пребывающую в легкой меланхолии. Леди Морланд приглашала их всех в своё загородное имение на небольшой приём, который должен состояться совсем скоро. Батюшка согласился поехать. Тут же начались сборы, в вихре которых Екатерина позабыла о былой грусти. Поместье Морландов находилось недалёко от Лондона, рядом с живописными лесами и зелёными лугами, где мирно паслись коровы. Катерина наблюдала за всем с природным любопытством, радуясь, будто малое дитя. Особняк Елизаветинской эпохи и самый красивый сад, который когда-либо приходилось видеть княжне, покорил её с первого взгляда.



Часто гуляя по саду, Катюша придавалась мечтам. В душе юная барышня лелеяла надежду на то, что герцог все-таки перестанет избегать её, и она, наконец, сможет заглянуть в любимые глаза, по которым так тосковала.



На следующий день после прибытия она получила странный подарок. Белая роза, чьи шипы были предварительно удалены, лежала на туалетном столике. Недоумевая, девушка попыталась разузнать у горничной, откуда появился сей чудесный дар. Но та лишь пожала плечами, не зная ответ на вопрос милой гостьи. Так продолжалось несколько дней кряду. На пятый день появилась записка, при виде которой глупое сердечко Катеньки учащено забилось.



“Жду вас в полночь в маленьком домике у знакомой вам тропинки.”



Подписи не было, но и без этого Катя поняла, кто мог осмелиться на сей безрассудный поступок.



Часто во время утренних верховых прогулок девушке казалось, что за ней кто-то наблюдает, теперь стало понятно, кто это был.



Спрятав записку в шкатулку, закрывавшуюся на меленький ключик, Катерина долго колебалась. Согласиться на приглашение герцога было равносильно погибели, но Катя не могла более бороться со своим собственным сердцем. Дождавшись, когда все вокруг стихнет, девушка натянула на себя платье, надела шляпку с вуалью и осторожно пробралась вниз. Выбравшись на улицу, она шла, постоянно оглядываясь по сторонам. Но, слава Богу, княжна благополучно добралась до маленького охотничьего домика, мимо которого часто проезжала по утрам. Легонько толкнув дверь, девушка замерла на пороге. Сомнения все ещё терзали её, но отступать было поздно. Николас заметил её и шагнул навстречу.



– Вы пришли, а я уж было подумал, что вы испугаетесь, – Уортон потянулся к ленточкам шляпки и с ловкостью опытного человека развязал их, в упор сверля княжну своими холодными, словно лёд глазами,а затем прикоснулся к устам девушки в страстном поцелуе, – Кэтрин, вы ведь знаете, я не святой, поэтому последний раз предлагаю вам подумать, на какой шаг вы идёте.



Катюша замерла на мгновение, но спустя несколько секунд упрямо покачала головой.



– Я люблю вас, Николас, – тихо произнесла девушка, надеясь услышать ответное признание, – поэтому я не собираюсь менять своего решения, – губы дрогнули, но барышня не отступила.



Герцог притянул к себе девушку, стараясь не думать о её последних словах. Он и так долго играл в благородство, надеясь забыть Катерину и проклятое пари, которое они с Дэриком заключили, руководствуясь самыми низкими мотивами. Но ныне Николас хотел лишь одного. Эта девушка будет принадлежать ему. Закрыв дверь, он потянул Катерину за собой, чувствуя, как дрожит её маленькая ладонь в его огромной руке.



Развернув девушку к себе спиной, он принялся умело расстегивать крючки её платья, лишая её пути к отступлению. Через минуту одеяние упало воздушным облачком к её ногам.



Княжна стыдливо прикрылась руками, потому как прозрачная сорочка совсем не прятала изгибов её юного тела, но Уортон остановил её.



– Не стоит прятаться, вы так прекрасны, – он вновь притянул девушку к себе, накрыв её губы своими. Катя порывисто обняла его за плечи, стараясь не потерять равновесие.



Подняв девушку на руки, Николас опустил ее на узкую постель, стоящую в самом углу.



Быстро избавившись от одежды герцог оказался рядом. Уортон начал ласкать девушку нежно и бережно, не желая испугать или причинить вред. Он целовал ключицы, плавно спускаясь к груди. Княжна словно во сне металась на узкой постели, но пронзившая её боль на мгновенье заставила пожалеть о своём поступке. Сдержав рвавшиеся наружу слезы, Катерины постаралась почувствовать то, что ныне происходило с ней. Постепенно боль отступала, уступив место необычным ощущениям, которые подобно шторму захватили княжну в свои объятия. Тем временем в голове Николаса непрерывно торжествовала одна мысль: Кэтрин принадлежала ему, а значит, он выиграл пари и возможность обучить эту девушку искусству любви стала приятным дополнением к этой победе. Княжна оказалась прилежной ученицей, вот только сам герцог не учёл то, что Катерина – благородная барышня, а не искусная Венера, которая сама сможет отвечать за свои ошибки. Не совладав с собой, он полностью овладел девушкой, не думая о последствиях столь рискованного поступка.



Катя проснулась, едва рассвет окрасил небосвод. Минувшая ночь стала для неё открытием. Казалось, она побывала на небесах и вернулась обратно. Из-под пушистых ресниц Катрин взглянула на спящего герцога. Ныне его черты разгладились, и он выглядел намного моложе. Борясь с соблазном, она заставила себя встать с постели и наспех перевести себя в порядок. Не хотелось вызывать ненужные толки, ведь Николас так и не озвучил своих намерений. Катерина отчётливо знала, на какой шаг она решилась, но отчего-то ныне девушку терзали страхи, которые ранее не приходили ей в голову. А ежели герцог оставит её? Катюша прекрасно знала, что её ждёт незавидное будущее, коль Уортон окажется не джентльменом. Но юность и жизнерадость взяли верх над грустными мыслями, и Катерина постаралась думать только о хорошем. В свою комнату она вернулась без приключений. Едва избавившись от платья, Катя забралась в постель и погрузилась в сладкую дрему. Когда горничная раскрыла портьеры и сообщила гостье, что ванная готова, девушка довольно кивнула. Катерина была рада понежиться в тёплой ванной, так как между ног слегка саднило. Выбравшись из тёплой воды, Катюша позволила горничной заняться её туалетом. Платье она выбрала довольно скромное, дабы скрыть следы минувшей ночи. Нежный оттенок тюльпана и белоснежная косынка, вот наряд для благопристойной барышни. Но ныне Катерина не считала себя таковой. Будто какая-то нить оборвалась внутри, и девушка почувствовала себя совсем взрослой.



Гости леди Ирэн по разному выбирали свой досуг. Дамы коротали время в гостиной за вышивкой и приятной беседой, джентльмены предпочитали игры на свежем воздухе. Катерина не могла усидеть на месте, поэтому отправилась в сад. Буйство цветов и растений радовало глаз, а нежное благоухание благоприятно действовало на девушку. Прогулка по саду длилась более часа, но Катя не желала возвращаться в дом. Погруженная в свои мысли, она не заметила, как к ней подкрался лорд Росс.



– Мисс Кэтрин, княгиня послала меня на ваши поиски, – тихо начал граф, склоняясь к руке девушке в нежном поцелуе, но Катерина невольно выдернула руку, не в силах совладать с собой.



– Не строило так беспокоиться, милорд, – Катрин слабо улыбнулась, взглянув на своего визави. Лорд Дэрик был очень красив. Зеленые глаза и белокурые волосы. Но сердце молчало, оттого девушка не желала давать графу ложных надежд и предпочитала держаться в рамках дружбы, не более.



– А вы удивляете меня, Кэтрин, – Дэрик взглянул на княжну и продолжил, – немного побыв в Англии, вы стали столь же холодны, как сам туманный Альбион, неужели вы не видите, как я страдаю? Я давно пытаюсь рассказать вам о своих чувствах, а вы не даёте мне такой возможности, отчего Кэтрин? Почему вы так жестоки ко мне?



Устав от недопонимания и неясности, Катерина решила раскрыть все карты и честно сказать лорду Россу о своих чувствах.



Глава 4 часть 1



Катя долго собиралась с духом и наконец сказала:



– Милорд, мне право жаль, но я не люблю вас! – Катерина сложила руки у груди и подняла на графа свои выразительные глаза.



Дэрик ласково коснулся её щеки, про себя отмечая, что сегодня девушка ещё краше, чем прежде. Алый румянец на нежной коже, губы, которые княжна нервно покусывала, все это сводило с ума, заставляя мечтать о победе.



– Вы ещё большее дитя, чем я думал,– проговорил Росс, отстраняясь от Катерины, – любовь, разве она есть на свете? То мнимое чувство, которое возвышают поэты, реально ли оно?



Моргнув, Катя на миг растерялась. И вправду, что она знала о любви? Герцог не сказал ей ни слова о любви, но это не мешало ему провести с ней всю ночь, лаская до умопомрачения. Так кто знает, каков ответ на вопрос графа?



– Увы, милорд, я не знаю ответ на ваш вопрос,– тихий голос слегка дрожал,– но я, как и любая девушка моего возраста, когда-нибудь надеюсь её встретить.



Дэрик не дал ей продолжить, развернув её лицом к себе, страстно поцеловал в губы. Катерина опешила, не зная, что с ней происходит, и позволила графу намного больше, чем следовало.



– Вы чувствуете это, Кэтрин? А ведь это не любовь, а всего лишь страсть, которая способна свести с ума, – Росс отстранился от княжны и хитро улыбнулся, – поэтому подумайте над моими словами.



– Но если вы не любите меня, зачем вы говорите мне о своих чувствах? – с сомнением спросила Катюша.



– Вы красивы, Кэтрин, к тому же умны, какой мужчина не захочет заполучить вас!



Княжна пошатнулась, и граф ловко подхватил её под локоток. Слова молодого ирландца смутили девушку. Неужели мужчины хотят от неё только то, что она так поспешно отдала Уортону? Но если так, то её будущее можно считать загубленным.



– Прошу прощения, у меня закружилась голова, – виновато улыбнувшись, она отошла на приличное расстояние, – мне, наверное, пора, ведь вы говорили, что меня ищет маменька. – Подобрав юбки, Катенька бросилась прочь без оглядки. Уже за стенами комнаты, которую ей выделили как одной из почетных гостей леди Морланд, Катя задумалась. В словах графа чувствовался откровенный подвох. И что он имел в виду, говоря, что заполучить её пожелает всякий? Устав ломать голову над этим странным вопросом, Катерина постаралась отогнать его в самый дальний угол своей памяти.



День пролетел незаметно, и уже в полночь, не взирая на здравый смысл, Катюша вновь отправилась в охотничий домик. Знакомая тропа, трепет в груди, все это занимало мысли девушки.



Едва распахнув дверь, она почувствовала горячее дыхание на своей шее.



– Кэтрин, Бог мой, а я думал, что что-то случилось, – Николас притянул к себе Катерину, но сейчас он не стал целовать её или пытаться завладеть её вниманием. Он просто обнял её и был готов поклясться, что ему стал не важен исход пари. Он и сам не понял, как эта маленькая и отчаяния девушка сумела стать смыслом его жизни? Ныне она прижалась к нему, и он отчетливо слышал каждый удар её сердца. Кэтрин была ему нужна, и не на одну ночь, а на всю жизнь. Герцог понял это, едва она вновь переступила порог. Подняв глаза, Катя долго взирала на него, не говоря ни слова. Николас и сам не мог заставить себя произнести хотя бы дежурную фразу. Он лишь пропускал сквозь пальцы, мягкие как шёлк пряди волос. Ныне она не потрудилась взять шляпку, и её чудесные волосы не были спрятаны от его пытливых очей.



– Тебе не было страшно? – тихо спросил Уортон.



Катюша отрицательно покачала головой.



– Мне не страшно, пока вы рядом, – проговорила Катюша, робко коснувшись рукой его груди.



– Моя маленькая, бесстрашная русская леди, – улыбаясь, произнес Николас. Он уже точно знал, что должен делать. Но он скажет об этом Кэтрин завтра, ныне он намеревался показать Катерине всю силу своей любви. На этот раз он не торопился. Медленно стянув с девушки платье, он поднял её на руки и опустил на постель. Катя не противилась, застыв в ожидании. Когда Николас оказался рядом, княжна несмело отвечала на умелые ласки. Она терялась в ощущениях, охвативших её ныне словно ураган. Твёрдые губы, ласковые руки, все это казалось девушке волшебным. Но ночь как всегда заканчивается, а значит, вновь появятся сомнения. Когда рассвет блеснул за окном, Катерина хотела выбраться из постели. Но сильные руки обхватили её за талию и прижали к себе.



– Николас, мне нужно идти, вдруг увидит кто, – попыталась возразить девушка, но тщетно. Герцог крепко прижал её к своей груди, лишая пути к отступлению.



– Всего один поцелуй, my love(Анг-Любовь моя), – прошептал Уортон, склонившись совсем близко.



Катерина не стала противиться . Из охотничьего домика она выбралась лишь тогда, когда солнце высоко стояло над небосводом. Надеясь пробрался в особняк леди Морланд незамеченной, Катенька шла мимо конюшен. Но тут не успела она пройти несколько шагов, как её окликнул лорд Росс.



– Кэтрин, – Дэрик приблизился к девушке. Только по одному ее виду он догадался, где она была и чем занималась. Захотелось встряхнуть её, как следует, и пожурить за легкомыслие. А впрочем, граф знал, что делать. Немного помолчав, он иронично поднял брови. – Вы совершили большую ошибку.



– О чем вы говорите, милорд? – Катерина чувствовала, как горят щеки.



– Вы прекрасно поняли, о чем я, – Дэрик усмехнулся, – только это не больше, чем игра. Вы ведь были с Николасам? Надо сказать, он ловкий малый. Но мне жаль вас, и только поэтому я открою вам правду.



– Какую правду, я вас не понимаю? – закрыв лицо руками, девушка боялась услышать ответ.



– Мы с герцогом заключили пари. Победитель тот, кто первый будет обладать вами, – прямо и без особняков сказал Дэрик, – но мои чувства со временем изменились, и я не смог поступить с вами так жестоко! А Уортон, он смог…



– Ни слова больше, – воскликнула княжна, с трудом глотая слезы, – мне нужно… я должна идти, – подобрав юбки, девушка кинулась прочь.



– Постойте,– схватив её за руку, Росс заглянул ей в глаза, – я по-прежнему готов на вас жениться, все случившееся не имеет значения.



Катенька только покачала головой и направилась в дом.



Глава 4 часть 2



Катерина вбежала в свою комнату не разбирая ничего на своём пути. Господи, как она могла оказаться такой доверчивой?! Предательские слезы жгли глаза, а чувства будто и вовсе пропали. Никогда не думала Катя, что на неё смогут поспорить как на какую-то вещь. Обессиливши,девушка опустилась на кровать, понимая, что ноги вот-вот откажут. Хотелось,как можно скорее, вернутся в Россию, ведь только там она сможет чувствовать себя защищённой от людской молвы. Укрывшись в родовом имение, что в Воронежской губернии, Катюша хотела навсегда забыть человека, поступившего с ней так жестоко.



Отъезд намечался на следующий день, оттого Катя, не желая спускаться вниз, просидела в четырёх стенах своей комнаты, сославшись на головную боль.



По прибытию в Лондон, Катерина стала считать минуты, ведь не было сил более находиться в этой холодной стране. Путешествие на корабле оказалось настоящей мукой. Девушку мутило и она с трудом поднимала голову от подушки, чувствуя слабость, охватившую все тело. Минул месяц с тех пор как Катюша совершила самую непростительную глупость, которую только могла совершить девица, рискнув своей репутаций. Анна Ивановна не на шутку озабоченная состоянием дочери позвала к Катерине доктора, находящегося на корабле. Седовласый англичанин осмотрев девушку, подумывал над тем, как бы это лучше сообщить родителям. Барышня была в интересном положение, а в высшем обществе расценивалось как окончательная погибель. Как можно деликатнее доктор поведал сие известие княгине. Анна Ивановна чуть не упала в обморок, велев горничной принести нюхательные соли. Почтенная дама не ожидала от дочери подобного поступка. Не дожидаясь пока Екатерине станет немного лучшее,она гневной походкой направилась в каюту дочери.



Растрёпанная Катенька сидела перед зеркалом, борясь с очередным приступом дурноты. Анна Ивановна схватила дочь за волосы и, замахнувшись,ударила по лицу.



– Изавель, блудница,– кричала княгиня, не выбирая слов,– Господи, какой позор!



Отпустив дочь Анна Ивановна тяжело вздохнула. Её мозг лихорадочно искал выход из сложившийся ситуации. Княгиня уже представляла, как великосветские кумушки перемывают им кости, и репутация семьи окончательно разрушится. А ведь ещё нужно выводить в свет Лизоньку в следующем сезоне. Нужно непременно не допустить скандала. Оглядев Екатерину с ног до головы Анна Ивановна сделала свои выводы. Ежели быстро выдать замуж непутёвую дочь, то никто и не прознает о ее щепетильном положение. Заметив,как Катерина забилась в угол и тихонько рыдает, княгиня сжалились. Приблизившись, Анна Ивановна крепко обняла её.



– Ну, ну полно, душа моя, слезы лить. У тебя теперь только два выхода. Замужество или монастырь, решай, милая, все в твоих руках.



Катюша подняла залитые слезами глаза, чувствуя,как гнев и обида душат её изнутри. Ведь ей некого винить в том, что с ней сталось. Подавшись соблазну, она разрушила всю свою жизнь. Но глупое сердечко не желало смириться. Казалось, выйди Катерина замуж за другого, она предаст то светлое чувство, до сих пор хранившиеся в её душе.



– Я не хочу выходить замуж!– отчаянно воскликнула Катя,– уж лучше в монастырь!



Анна Ивановна недовольно поджала губы.



– Подумай,– предостерегающе прошипела княгиня,– до конца путешествия остаётся немного времени.



Княжна упрямо покачала головой. Не готова была девушка к принятию такого сложного решения.

***

В Петербург прибыли в середине сентября. Град Петров, как часто называли столицу, встретил Катюшу проливным дождем и серым туманом. Ощутив под ногами твёрдую почву, Катерина облегчено вздохнула. Вот она и дома! Тонкий редингот не защищал от порывистого ветра, а бархатный капот вот-вот наровил слететь. Чувствуя, как озноб охватывает все тело, Катенька поспешила в экипаж. Маменька не спускала с дочери строгого взгляда, но Катерина и не думала противиться. Единственное, что ей ныне хотелось, это вернутся назад на несколько месяцев и избежать своей злополучной ошибки. Папенька был молчалив и обращался к ней, если того требовали обстоятельства. Для Кати, любившей своего сурового родителя, холодное отношение было подобно ножу в сердце. В одночасье лишиться всего было так больно! На следующий день после прибытия Катюша отправилась в храм, надеясь найти покой в доме Божьем. Собор Андрея Первозванного был, пожалуй, самым красивым в Петербурге. Изящное здание, окрашенное в нежно - розовый цвет,восхищало высоким куполом и стройной колокольней. Внутренне убранство храма поражало своим богатством. Стены собора были покрыты лепкой и росписями, что в первый миг Катя не могла отвести взор. Подойдя к иконе Божией матери, девушка тихо зашептала молитву. Слезами Катерина молила Богородицу дать ей мудрый совет. Она слишком любила жизнь, чтобы стать невестой Господней, но и выходить замуж она не желала. Не могла Катюша себя пересилить даже ради своего неродившегося ребёнка. Проведя долгий час в поклонах и молитвах, Катерина вышла из храма. Нынче на ней была надета короткая шубка из песца и скромное чёрное платье, которое подчеркивало её точеную фигурку и пышные формы. Не глядя по сторонам, Она направилась к экипажу. Погруженная в тягостные думы, девушка не заметила как столкнулась с молодым человеком, идущем по тротуару. От неожиданности Катюша смутилась, не сразу придя в себя. Ореховые глаза мужчины внимательно разглядывали её из-под светлых ресниц, будто стараясь запомнить. Спохватившись, Катерина виновато сказала:



– Прошу прошения, сударь,– извинившись, мадмуазель Емельянова впервые как следует разглядела своего визави. Льняные кудри, не покрытые париком, спадали на широкий лоб, а карие глаза напомнили девушке осеннюю листву. На вид ему было не больше тридцати, но Катя могла и ошибиться. Понимая, что ведёт себя некрасиво, она поспешно отвела взор. Что о ней подумает незнакомец оставалось только гадать.



– Не стоит извиняться, сударыня,– хрипловатый голос молодого человека доходил до Катюши будто из далека. Казалось, она замерла на миг, не зная, что с ней происходит. Тряхнув головой, она поспешно пошла по каменной мостовой. Теперь она однозначно знала, что жизнь за дверями храма не для неё, коль она до сих пор испытывает трепет от горящего взгляда красивого мужчины.



Приняв решение,Катюша в тот же вечер собиралась на бал, который нынче давали Долгорукие. Понимая, как важно произвести хорошее впечатление, княжна тщательно выбирала свой наряд. Платье из нежно розового шёлка имело глубокое декольте, поверх которого горничная накинула тонкую кружевную шаль. Изящные ножки были облачены в атласные туфельки на тонком каблучке. Ощущая внутренний трепет, Катерина была готова к охоте.



Бальный зал Долгоруких ослеплённый блеском поразил её своим богатством. Казалось, все здесь было сделано из чистого золота. Даже люстры искрились в свете свечей, маня своим сиянием. Катерина оглядывала зал в поисках близкой подруги. Во время её поездки в Англию Элен успела выйти замуж и Катеньке натерпелось вновь встретится с дорогим ей человеком. Разыскав Елену среди огромной толпы гостей, Катя тепло обняла подругу. Леночка ни капли не изменились. Светлые локоны были убраны на новый манер,а голубые глаза святились неподдельным теплом.



– Катюша, милая, как я рада тебя видеть!– крепко сжав ладонь Катерины, мадам Вержбитская отвела подругу в сторонку.



– Я тоже рада видеть тебя, дорогая,– обнимая Елену, Катя краем глаза взглянула на двери бального зала. На пороге возник тот самый молодой человек, с которым она повстречалась утром. Не в силах побороть любопытство, Катерина спросила:



– Элен,кто тот молодой человек, который недавно вошёл в зал,– раскрыв веер, Катя прикрыла лицо.



Элен проследила за взглядом подруги и сказала:



– Это Михаил Акарчеев, мой дальний родственник. Мишель совсем недавно получил титул и теперь он в необычайно сложном положении.



Катерина уже не слушала подругу. Ей казалось, она нашла того, кто сможет выручить её из столь сложного положения.



Глава 5



Михаил вошёл в бальный зал,ощутив чей-то пытливый взгляд. Оглядевшись, он заметил барышню в нежно розовом платье. Она внимательно следила за ним, а её необыкновенные глаза цвета морской волны манили к себе своей невинностью. Подойдя ближе, Акарчеев узнал незнакомку, повстречавшуюся ему поутру. Слишком отягощённый собственными думами, он не заметил девушку, ступившую на мостовую. Только столкнувшись, они смогли как следует разглядеть друг друга. Её синие глаза смотрели на него с неподдельным интересом, а пухлые губы растянулись в неловкой улыбке, едва она поняла свою оплошность. Не осознавая, что он делает, Мишель направился к девушке, рядом с которой стояла его дальняя кузина Елена. Дамы склонились в реверансе, но Элен первая нарушила молчание.



– Мишель, как я рада вас видеть,– протянув изящную ручку для поцелуя, она продолжила,– позвольте представить вам мою лучшую подругу, княжну Екатерину Андреевну Емельянову. Катюша,– обратилась Элен к подруге,– это мой кузен, Михаил Иванович Акарчеев.



Девушка не смутилась, как подумалось Михаилу,а лишь шире улыбнулась, показав ряд белоснежных зубов.



– Рада знакомству, Михаил Иванович,– промолвила Катерина,протянув ему руку.



Граф склонился к тонкому запястью запечатлев поцелуй на тыльной стороне ладони. Барышня опустила глаза, изобразив невинность. Михаил сразу распознал фальшь в наигранных поступках княжны. Каждый жест девушки был пропитан лицемерием и неискренностью. Выпустив ладонь Катерины из своей руки, Мишель старался понять, что заставляет его и далее оставаться подле этой двуликой красавицы.



Катя была как на иголках. Пронзающий взгляд светло-карий очей смутил девушку до такой степени, что она ощутила себя насекомым. Граф не ловился на её уловки, и Катюша уже сожалела о том, что решилась на подобную авантюру. Заиграла весёлая деревенская мелодия и княжна поняла, что началась кадриль. Недовольно поджав губы, Катя наделялась, что ей не придётся танцевать этот быстрый танец, так как резкие движения в её положение вызывали сильнейшие головокружение. Но тут Катерину осенила одна мысль, от которой у неё поднялось настроение. Оставалось надеяться, что Акарчеев пригласит её именно на этот танец. Будто издалека до неё донеся приятный баритон, который она уже слышала утром.



– Катерина Андреевна, вы удостоите меня чести станцевать со мной этот танец?– граф протянул ей руку, и Катюша, не задумываясь, вложила пальчики в его широкую ладонь. Пары уже начали танцевать, оттого Катерина не сразу поняла, какое движение нужно исполнять. Но оказалось, что её партнёр был прекрасным танцором и вскоре девушка уже исполняла сложные фигуры. Головокружение не заставило себя долго ждать, и оступившись, она неуклюже схватилась за плечи графа. Такое наверняка должно было привлечь внимание светских сплетниц, и именно на это рассчитывала княжна. Ловко вернув свою партнёршу на прежнее место, Мишель заметил:



– Вам надобно быть внимательней, Екатерина Андреевна.



Его золотистые глаза насмешливо блестели, а на губах застыла усмешка. Катеньке хотелось топнуть ногой от отчаянья. Он догадался о её уловке. Но так просто она не сдастся. Поставив себе цель, Катя упрямо шла к ней, намереваясь получить желаемое. Танец подошёл к концу, и княжна поняла, что нынче ничего иного она не добьётся. Оттого вернувшись домой, она придумала рискованный план, который обещал ей мужа, а её ребёнку– законного отца.

***

На следующий вечер Емельяновы собирались в театр. Давали “Недоросля” Фонвизина, которого, несмотря на первые неудачи, ныне считали самой лучшей пьесой последнего десятилетия. Катерина оделась для выхода в свет, но ехать никуда не собиралась. У неё был готов план действий. Спустившись вниз,она подошла к матушке и тихонько что-то прошептала. Анна Ивановна понимающе кивнула, велев дочери вернуться в свою комнату. Ни к чему лишние толки, ведь ежели Екатерине станет дурно на публике, то ни у кого не возникнет сомнений, в каком положение находится юная княжна. Порешив на том, что они с князем поедут в театр одни, чета Емельяновых покинули особняк. В доме остались лишь слуги да пятнадцати летняя Елизавета, которая не решится мешать Кате, даже если бы захотела. Маменька строго настрого наказала ей не тревожить Катюшу, а Лиза была послушной девочкой. Не переодеваясь, Катерина достала из гардероба накидку с капюшоном и, повязав ленточки у самой шее, поспешно спустилась вниз по чёрной лестнице. Лютый ветер, что бушевал на улице,дул в лицо и непокорные пряди выбились из прически, падая на нежные щёки. Свернув на набережную, Катя отыскала извозчика. Протянув ему несколько монет, она тихонько назвала адрес. Поездка заняла всего несколько минут и вскорости девушка оказалась на Каменноостровском проспекте, возле четырёх этажного здания, которое именовалось доходным домом. Выбравшись из экипажа,княжна направилась к высоким воротам. Её встретил угрюмый сторож, с усмешкой поглядывающий на молодую барышню благородного происхождения.



– Что угодно-с барышня?– прозвучал грубый вопрос.



Поёжившись, Катя протянула сторожу кучку монет и чуть слышно сказала:



– Мне нужен граф Акарчеев,– кутаясь в свою накидку, Катюша боялась, что весь этот опасный для девицы путь она проделала зря. Но вот грубый толстяк улыбнулся, обнажив ряд гнилых зубов, и тихо раскрыв ворота, впустил девушку внутрь.



– Вот там он живёт, барышня, на третьем этаже первая дверь,– указав рукой вверх, сторож подтолкнул Катерину вперёд. Неуверенно поднимаясь по лестнице, Катрин чувствовала, как дрожат ноги. С её стороны это был довольно смелый поступок, но отчаянье толкнуло княжну на такой безрассудный шаг. Негромко постучав в указанную дверь, она тихонько прошептала про себя молитву. Какого же было её изумление, когда вместо слуги дверь открыл сам граф. В тёмных панталонах и белой рубашке с закатанными до локтя рукавами, Михаил Иванович явно не ждал гостей. Изумлено взирая на Катерину, он сказал:



– Вы?! Бог мой, да вы совсем разума лишились,– не говоря более не слова, он схватил девушку за локоть, потянув во внутрь.



Катерина, не ожидая подобной бесцеремонности, воскликнула:



– Что вы себе позволяете, сударь?! Вы несносный грубиян, пустите меня!



– А вы, мадмуазель, безумны, коль пришли сюда в столь поздний час, да ещё без приглашения,– отпустив её, Мишель долго всматривался в синие глаза, стараясь понять, что у неё на уме. Девица показалась ему нахальной ещё при первой их встречи, но ныне она перешла все границы.



Не снимая капюшон, Катя прошлась по тесной гостиной, замечая убогую обстановку. Граф нуждался в деньгах, а её приданое с лихвой даст ему их и даже больше.



– Я вас слушаю, Екатерина Андреевна,– сложив руки на груди, Михаил был готов выслушать взбалмошную девицу. Будто кроме этого у него нет проблем! Кредиторы завалили его счётами, а когда он получит деньги от продажи урожая ещё не известно. Ещё Мари вскорости вернётся из пенсиона, а там и первый сезон не за горами. Граф мог бы женится на богатой наследнице, вот только он считал низким, прятаться за женскую юбку. Он сам найдёт выход!



– Вам нужны деньги, - без особняков начала Катерина,– а мне нужен муж,– проговорив все на одном дыхании, Катюша наконец подняла глаза и взглянула на графа. Он больше не улыбался. На его лице было самое серьёзное выражение. Приблизившись, он спросил:



– Отчего вы выбрали именно меня? Неужели ваше положение так отчаянно, что вы решили связать свою судьбу с незнакомцем?



Катя замялась, но лишь на мгновение. Она не собиралась выкладывать ему всю правду, лишь ознакомить с главными фактами.



– В Лондоне я попала в очень двусмысленную ситуацию, и в скорости скандал может оказаться и в светских гостиных Петербурга. Я не желаю подвергать риску карьеру моего отца, а так же свою собственную репутацию. А вы… Вы первый мужчина, которого я встретила в Петербурге и к тому же тоже находитесь ныне не в самом завидном положение.



Михаил несколько мгновение размышлял над её словами. И пусть Катерина говорила правду, граф понимал, что человеческие отношения зависят не только от денег. После свадьбы им придётся жить вместе, и притом исполнять супружеские обязанности. При одной мысли о том, что эта барышня сможет оказаться в его объятьях, Акарчеев тихонько застонал. Не было смысла отрицать, что девушка ему нравилась и даже очень. Но женитьба? И все же мысль о том, что он ответственен за своих близких, заставила его ответить:



– Коль я соглашусь на ваше безумное предложение, что вы ждёте от меня взамен?



– Ваше имя и спокойную жизнь,– решительно сказала Катя, она уже была готова прыгать от радости. Её предложение показалось графу привлекательным, а значит он согласиться!



– Ну что ж, сударыня, я согласен,– Михаил приблизился к девушке и быстро развязал ленточки удерживающие её накидку.



– Что… что вы делаете?– с испугом спросила Катенька.



– Раз мы с вами заключили сделку, дорогая моя невеста, тогда давайте скрепим её поцелуем,– отзывался Мишель, снимая с головы Катюшы капюшон. Каштановые пряди упали на спину, а глаза княжны наполнились страхом. Нежно коснувшись бархатных уст, Акарчеев не посмел потребовать большего. Он инстинктивно ощутил страх исходящий от девушки, оттого поспешно отстранился. Подняв с пола накидку, Михаил обернулся к Катерине.



– Пойдёмте, я провожу вас домой,– накинув на хрупкие плечи накидку, он предложил барышне руку.



Катя приняла её, благодарно кивнув. Бродить по ночному Петербургу в одиночестве ныне не казалось ей таким безопасным. Сейчас она немного успокоилась. Ежели свадьба состоится как можно скорее, то никакие сплетни ей не страшны. Но поцелуй, подаренный ей женихом, надолго лишил её покоя.



Глава 6



На следующее утро Акарчеев решил нанести визит Емельяновым. Ведь,в самом деле, чего тянуть! Решение он принял ещё вчера, понимая, что долго так продолжаться не может. Слухи о его финансовом положении уже достигли ушей половины столичных гостиных, раз мадмуазель Емельянова смогла прознать сей факт. За себя Мишель не переживал. Его больше волновало будущее сестры. Кто бы мог подумать, что примерный семьянин и отец Иван Акарчеев сможет пустить своих детей по миру, оставив их без средств к существованию. За последний год Михаил пытался поправить дела, но тщетно. Предложение Катерины удивило графа, но ныне казалось самым разумным выходом из положения. Княжна была уверена, что он согласится Мишель видел это по сиянию её синих глаз, которые в темноте кареты озаряли все вокруг. Темные прядки волос спадали на её милое личико, делая её похожий на маленькую девочку. Испытав огромное желание вновь коснуться сладостных губ, Михаил попридержал свой порыв. Их брак с Катериной– не более чем деловая сделка. Девушка ясно дала ему понять, что её интересует не он, а его имя и положение в обществе. Стоя на пороге особняка Емельяновых, Мишель коснулся нагрудного кармана своего сюртука, ощупав маленькую бархатную коробочку. Вот,пожалуй, самая драгоценная вещь, которой он владел. Кольцо, доставшееся ему от матери, и которое его отец не успел заложить. Дворецкий в ярко голубой ливреи раскрыл дверь. Проведя его в кабинет князя, слуга вежливо поклонился.



Дожидаясь Андрея Евдокимовича, Мишель нервно расхаживал по кабинету, не зная чего ожидать от князя. Ведь тот ещё не озвучил своего решения, а слова о браке граф слышал лишь из уст Катерины. Вскоре появился Андрей Евдокимыч. Вежливо пригласив молодого человека присесть, князь предложил ему бренди. Михаил принял бокал, не зная как начать разговор.



– Михаил Иванович, чем обязан?– спросил пожилой человек, присев напротив графа. По правде сказать, князь догадывался зачем пожаловал этот молодец, но решил его немного помучить. Как бы он не был зол на Катерину, он все равно продолжал любить её, и желал ей только добра. В его глазах Акарчеев казался подходящим мужем для его дочери.



– Вы, наверное, знаете, о том, что на балу у Долгоруких случился неприятный казус и я…– Акарчеев выдержал паузу,– я бы хотел просить руки вашей дочери,– закончил он, взглянув на князя.



Седые брови Андрея Евдокимовича взлетели вверх, но он ни капли не рассердился. Наоборот он улыбнулся, а синие,как у Екатерины, глаза потеплели.



– Михаил Иванович, здесь я не могу дать вам ответ. Тут дело за Катериной, я велю её позвать,– позвонив в колокольчик, князь дал распоряжение прислуге.

***

Катерина мерила шагами будуар, находясь на грани истерики. На дворе стоял полдень, а Михаил до сих пор не появился. Может он передумал? Неужто зря она так сильно рисковала. Но вот на пороге появилась Даша, известив барышню о том, что батюшка зовёт её в кабинет. Придирчиво оглядев своё отражение, Катиш удовлетворено кивнула. Нынче она был в простом домашнем платье свободного покроя, я каштановые кудри были заплетены в толстую косу, перекинутую через плечо. Вступив на порог кабинета, Катенька медленно приблизилась к отцу, и тот спокойно посмотрел на дочь.



– Катерина, Михаил Иванович желает с тобой поговорить, я вас недолго оставлю,– встав со своего места, князь оставил молодых людей одних.



Тревожное молчание повисло в воздухе, и Катя отчетливо слышала биение собственного сердца. Она сама не знала отчего выбрала именно этого человека себе в мужья. Возможно потому, что Михаил не напоминал ей Николаса. Светловолосый, кареглазый, он не имел столь яркой внешности. Но что-то притягивало Катерину к нему, и девушка не желала задумываться, как будет жить дальше или какие отношения у неё будут с Михаилом. Сейчас главное спасти свою репутацию.



– Ну что ж, Катрин, – нарушил молчание Акарчеев,– не будем ходить вокруг да около,– он достал из кармана квадратную коробочку и вынув оттуда старинный перстень, ловко надел его на безымянный палец Катюшы.



Катя хотела было одернуть руку, но в последний миг заставила себя остановиться. «Нельзя показывать свой страх». - Твердила себе, Катюша. Золотистые глаза Акарчеева пристально разглядывали, её и княжна смутилась, наконец-то высвободив руку. Рубины блеснули на тонком пальчике, отчего-то напомнив Катерине кровь. Тряхнув головой,девушка старалась избавиться от грустных дум.



– Михаил Иванович, может быть не будем тянуть с венчанием?– нарушила тишину Катерина. Пушистые ресницы кокетливо взмахнули вверх, а синие глаза распахнулись,посмотрев на графа.



Красивая усмешка легла на уста Михаила, прежде чем он ответил.



– Как вам будет угодно,дорогая!– сказал Акарчеев. Княжна поражала его своим легкомыслием, а так же своей надменной манерой общаться. Казалось,она делает ему одолжение, а не он ей.



– Но вы ведь скажите об этом папеньке?– не унималась Катя, надеясь как можно скорее дать брачные обеты.



– Непременно, Катюша,– позволив себе такую вольность, Акарчеев наблюдал за тем, как синие очи невесты блеснули, озаряя все вокруг.



– Я не давала вам права обращаться ко мне столь фамильярно,– недовольно промолвила Катенька, не желая сокращать ту дистанцию, которою она держала с Михаилом.



– А у вас оказывается есть коготки, – улыбаясь заметил Мишель,– надеюсь вы не будете выпускать их так часто, когда мы поженимся.



– Вы…вы,– негодуя от обиды воскликнула Катюша,– Я уже жалею, что обратилась к вам за помощью! Вы холодный, бездушный человек,– но Катерина не смогла закончить свою пламенную речь. Крепкие руки прижали её к себе, а тёплые губы требовательно коснулись её уст. Забыв о том, что нужно дышать, Катерина чуть не задохнулась от ощущений охвативших её в тот миг. Руки сами взметнулись вверх и легли на широкие плечи, а губы с нетерпением раскрылись навстречу требовательным устам Михаила. Но вскоре наваждение ушло, и Катрин поспешно отвернулась. Не зная, что на неё нашло, девушка стыдливо опустила глаза. Неужели она такая распутница, как о ней думает маменька? Любить одного, и в то же время так страстно целоваться с другим. Надобно расставить все по своим местам. Более Катя не позволит играть со своим сердцем. Брак по расчёту устраивал её гораздо больше.



Глава 7



Князь согласился с тем, что со свадьбой тянуть не стоит. Но и в Петербурге устроить так быстро венчание не получится. Поэтому Андрей Евдокимыч предложил поехать в Николаевку, что в Московском уезде. Усадьба Емельяновых стояла там ещё с конца семнадцатого века, и с тех пор был на той земле храм, который построил их именитый предок, верный подданный Алексея Михайловича. Церковь не раз перестраивалась, но та, что стоит там ныне была возведена дедом Катерины. Храм, выстроенный в стиле московского барокко, кирпичный с белокаменными вставками, радовал глаз окружающих. Центральная часть его поставлена на высоком подклете нижнего храма наверх ведут лестницы, расположенные по обе стороны невысокой трехъярусной колокольни. Вот там-то и предстояло Катюше дать брачные обеты.



Довольная мудрым решением папеньки, Катерина не стала медлить и уже на следующий день они с маменькой посетили известную на весь Петербург портниху, дабы заказать подвенечное платье. Фрау Шрёдер взялась выполнить заказ, хотя была недовольна тем, что совсем мало времени ей отвели на работу. Уже через неделю Катя примеряла элегантное платье, бледно коралловой расцветки с пышными юбками, выгодно скрывавшее её фигуру. Бельгийское кружево, маленькие жемчужины,рассыпанные по лифу, наряд поистине достойный княжеской дочери. Фата, закреплённая в высокой прическе, ниспадала на спину мягкой волной, преображая облик невесты. Катерина равнодушно вглядывалась в своё отражение, словно фарфоровая кукла, чувствуя пустоту в груди. Казалось, все это происходит не с ней, а с кем-то другим. В душе девушка хранила слабую надежду на то, что Николас примчится к ней и, встав на колени, попросит прощения! Но ничего подобного не случилось. Время неумолимо бежало вперёд, и вскоре Емельяновы отправились в своё подмосковное имение, ведь до свадьбы оставалось так мало времени.



В Николаевку приехали позднем вечером, и с трудом пошевелив ногами, Катя выбралась из экипажа .Хозяйственная часть усадьбы находилась в значительном удалении от её главного корпуса, окружённого живописным садом. Обычно Катенька любила проводить время в саду, качаясь на высоко подвешенных качелях, мечтая когда-то повстречать прекрасного принца,который полюбит её с первого взгляда,и они будут жить вместе долго и счастливо, не слушая людскую молву. В одночасье став взрослой, Катя стала практичнее. Она поняла, что любовь это иное слово, описывающее страсть, за которую в итоге приходиться платить. Устало войдя в дом вслед за маменькой, Катерина подала вышедшему навстречу лакею шляпку, и медленно поднялась в покои, которые занимала всякий раз, когда они всей семьёй приезжали на лето. Уютная комната в светло голубых тонах встретила Катю тихим молчанием. Даша уже была на месте, развешивая платья барышни. На глаза Кати попалось подвенечное платье, и девушка,опустившись на кровать громко, зарыдала. Через несколько дней она станет женой человек, который был ей чужим, совсем чужим! Катенька не испытывала к Акарчееву даже малую толику тех чувств, которые она испытывала к Уортону. Ныне осознав, что ей придется ложиться с мужем в постель, Катрин пришла в панику. Сложным казалось провести такого проницательного человека, как Михаил. Но Катрин собиралась умолчать лишь о том, что ожидает ребёнка. Остальное граф и сам поймёт. Обдумывая план действий, Катя решила соблазнить Акарчеева, чтобы ему даже в голову не пришло сомневаться в своём отцовстве. Но где взять силы, дабы пересилить себя, забыв сильные руки и умелые губы,что до безумства ласкали её в маленьком домике на окраине леса? Проплакав так до утра, она даже не позволила Дарье раздеть себя. Чем ближе близилось венчание, тем больше девушка волновалась, чувствуя, как быстро меняется её жизнь.



И вот уже наступил день венчания. Тёплый сентябрьский денёк предвещал молодым счастливую жизнь и светлое будущее. Катерина стояла под куполами храма, давая клятвы верности, мыслями находясь далеко от самого важного обряда в её жизни. Лишь когда Михаил склонился к ней, запечатлев целомудренный поцелуй на её устах, Катюша пришла в себя. Ныне она на веки связана с Акарчеевым самыми сильными узами, способными связать двух людей. Выйдя из храма, Катя хотела бежать без оглядки куда глаза глядят, чувствуя нарастающий изнутри страх. Сильная рука мужа удержала её на месте, и, повернув голову, Катя встретилась взглядом со светло карими глазами Михаила, смотрящего на неё с неподдельной тревогой.



– Что-то не так, Екатерина Андреевна?– спросил он,удерживая её подле себя.



– Вам показалось,– ответила Катерина, глотая ком в горле. Тягостно осознавать, что пути назад нет, нужно идти до конца. Высвободив руку от его мертвой хватки, Катя направилась к старушке, стоящей неподалеку, просившую милостыню. Достав из ридикюля несколько монет, Катенька улыбнулась нищенке. Та загадочно оглядела её с ног до головы и, показав ряд гнилых зубов,сказала:



– Спасибо, барышня, доброе у тебя сердце. Позволь и ты мне что-то для тебя сделать,– взяв ладонь девушки в свои морщинистые руки, старушка стала вглядываться в прямые линии.



– Чую смерть витает рядом с тобой. Череда несчастий постигнет тебя очень скоро. Берегись, не иди на поводу у своего сердца, а прислушайся к разуму, и тогда найдёшь свою судьбу. Будет у тебя много детей и счастья полная чаша,– выпустив руку девушки,нищенка перекрестила её,– ступай с Богом, милая, да хранит тебя Господь!



Катерина вернулась к мужу, стараясь не думать о страшных словах этой старухи.



Глава 8



Катиш нервно мерила шагами уютную спаленку флигеля, в котором маменька велела приготовить спальни для молодых. В душе царило такое смятение чувств, что хотелось смеяться и плакать одновременно. Сегодня была решающая ночь в ее жизни и жизни ее будущего ребенка. Если она все сумеет сделать правильно, то у малыша будет любящий отец, если же нет, то все ее надежды на спокойное будущее разлетятся на осколки. Еще один момент тревожил сердце сверх меры. Мишель обязательно поймет, что его жена уже побывала в чьей-то постели. И Катя с содроганием думала, что последует за этим. А то, что ее муж не будет молчать, Катюша была практически уверенна.



Перебирая складки прозрачного неглиже, Катерина не переставала поглядывать на часы, стоящие на каминной полке. Стрелки тихонько отсчитывали минуты. Вот и полночь уже минула, а Михаил ещё не пришёл. Тугой комок нервов заставил Катюшу действовать очень решительно. Глянув в зеркало, она ещё раз провела расчёской по густым прядям, придавая им соблазнительный вид, поправила тонкое кружево на груди, чуть приспустив ткань на плече. Катя смотрела на свое отражение и не узнавала себя. Перед ней стояла довольно красивая девушка, точеная фигурка, роскошные волосы. Единственное, что немного портило впечатление – это бледность лица и испуг, что плескался в ее глазах. Пощипав тонкими пальчиками себя за щеки, заставляя прилить к ним кровь, Катя медленно выдохнула, заставляя уняться гулко стучащее сердце. Она не сомневалась, что Акарчеев всего-навсего мужчина из плоти, поэтому вряд ли захочет бороться с соблазном. Смело отворив дверь смежной комнаты, Катерина отыскала мужа, сидящего в кресле, и явно не собиравшегося посещать её покои. Заслышав её шаги, он поднял глаза и, встав навстречу, удивлёно спросил:



– Вы что-то потеряли, Екатерина Андреевна?– глухо спросил он, не отрывая взгляда от полуобнажённой жены, стоящей совсем близко. Соблазнительные изгибы её тела отчетливо виделись сквозь тонкую материю, а полные губы изогнулись в обольстительной улыбке. Она казалась ему сейчас такой невинной и одновременно обольстительной. Было в ней что-то и от маленькой девочки и от искушенной женщины. Один только ее вид заставлял бурлить кровь в венах, пульсируя желанием обладать ей. Мишель смотрел, как медленно она двинулась ему навстречу. Подойдя в плотную, Катя будто ненароком оступилась и дабы удержать равновесие, схватилась за его плечи. Закрыв глаза, она умело нашла его губы, а хрупкие ладони легли на плечи, притягивая его ближе. Мишель, как не старался, не мог разобрать игры избалованной супруги, но все же углубил поцелуй, трепетно исследуя сладостные глубины. Катерина отстранилась и вскоре неглиже и тонкая сорочка оказались на полу, и девушка предстала пред Михаилом полностью обнаженной. Ее формы были совершенны. Полная грудь, узкая талия, крутые бедра и стройные ноги. Казалось, он мог бы любоваться ею вечно.



Мишель, поражённый такой дерзостью, застыл, чувствуя нарастающее изнутри желание. Что греха таить, он хотел обладать этой девушкой, едва увидев, а ныне она его законная жена, так что же мешает ему совершить желанное? Дрожа, Катя переступала с ноги на ногу, ощутив озноб во всем теле. Казалось, каждый нерв был натянут, словно струна. Хотелось обнять себя за плечи, спрятав руками обнаженную грудь, но Катерина не позволила себе этого. Лишь сильнее расправила плечи и с вызовом посмотрела на мужа. В его глазах горел огонь, опаляя ее желанием. Наблюдая за Мишелем, Катюша поняла, что добилась своего. Он быстро стянул с себя рубашку, неотрывно следя за ней. Кате вдруг захотелось кричать, сорваться с места и вернуться к себе в комнату, но вспомнив, что на кон поставлено слишком многое, она закрыла глаза и затаила дыхание в тревожном ожидании. Михаил легонько подтолкнул девушку к кровати, а затем, опрокинув её на широкое ложе, вмиг оказался рядом. До боли сжав губы, Катя старалась не думать о том, что сейчас случиться. Пальцы впились в перину с такой силой, что побелели костяшки. Мишель нежно провел руками по ее телу, начиная с покатых плеч, высокой груди, задержался на животе и легко спустился к ее потаенному местечку. Тело девушки не слушалось разума, инстинктивно отвечая на умелые ласки Акарчеева, но мыслями она была совсем в другом месте. Слабый огонь разгорался внутри и, совершено потерявшись в необычных ощущениях, Катерина обхватила руками широкие плечи мужа, извиваясь под ним, желая большего. Наконец вытянув руки, Мишель был готов овладеть податливым телом. Он хотел быть нежным и ласковым, чтобы не испугать Катерину в первую же ночь. Ему хотелось, чтоб у нее остались только приятные воспоминания. Боясь причинить ей боль, Мишель тихонько вошел в ее податливое тело. Надеясь встретить препятствие, Акарчеев был в не себя от ярости. Оказывается он не первый, кто владеет этим совершенным телом. Оскорбленный до глубины души, Михаил хотел было прекратить этот фарс, но Катя обвила ногами его торс, заставляя излиться в глубину её лона. Испарина покрыла его лоб, и он обессилено опустился на жену, чувствуя сильные удары собственного сердца.



Но быстро придя в себя, Акарчеев вскочил на ноги, кое-как натянул на себя бриджи,гневно поглядывая на жену.



Катерина инстинктивно почувствовала исходящую от Михаила опасность, ловко соскочила с постели и,накинув на плечи, неглиже кинулась к двери. Но не успела она сделать и шагу, как разгневанный супруг схватил её за руку, и, прижав к себе,заглянул ей в глаза.



– Это все, что я должен знать или вы приготовили мне очередной сюрприз?– до боли сжав её запястье, Акарчеев удерживал Катерину подле себя. Теперь кусочки картины встали воедино, и Мишель удивился тому, как легко позволил обвести себя вокруг пальца.



– Вы делайте мне больно!– игнорируя его вопрос, Катя пыталась выпутаться из цепких объятий. Ныне когда девушка окончательно пришла в себя, она поняла, что ей не удалось одурачить Мишеля. Ныне Катерина поняла, что её будущее висит на волоске.



– А мне не больно?– воскликнул Михаил с трудом сдерживая себя,– я знал, что это брак по расчёту, но я надеялся…впрочем не важно. Назовите мне хотя бы одну причину, мешающую мне отправить вас в моё самое дальнее поместье?



Катерина упрямо сжала губы. Она не собиралась идти на попятную. Пусть сам делает выводы.



– Молчание - знак согласия,– холодно заметил граф,– завтра же собирайтесь в путь,– оттолкнув от себя жену,он направился прочь, громко хлопнув дверью.



Катерина так и осталась стоять посреди комнаты, гадая, что её ожидает дальше.



Глава 9



На следующее утро Катерина прощалась с родителями, ощущая, как мурашки бегут по телу. Вскоре она останется наедине с мужем, который с трудом переносит её присутствие. И все же явившись к ней утром, Михаил заявил, что намерен сопровождать её в Киевскую губернию, в поместье доставшиеся ему от матери. Дарья только закончила её туалет и Катя едва пришла в себя от преследующей её дурноты, с трудом могла разобрать слова супруга. Но ясно почувствовала, что Мишель находиться на грани. Сурово поджатые губы, потемневшие золотистые глаза, весь вид супруга не сулил Катерине ничего хорошего. Маменька чмокнула ее в щеку, довольно улыбнувшись, ведь теперь когда позора удалось избежать, княгиня могла вздохнуть спокойно. От Анны Ивановны не укрылось, что отношения зятя и дочери немного натянутые, но она не сомневалась, что Катя сможет взять дело в свои руки. Немного женской хитрости и лести, и граф переменит своё отношение к супруге.

Нынче похолодало, оттого новоиспечённая графиня укуталась в меховую пелерину в тон ярко желтому платью. Кокетливая шляпка набекрень дополняла наряд, но не согревала. Заметив, что супруга дрожит от холода, Мишель поспешил откланяться . Как бы зол он не был на Катерину, он не собирался мучить её холодом или другими неудобствами. Взяв её под руку, он подвёл её к экипажу, и, раскрыв дверцу, помог забраться во внутрь. Катя недоверчиво покосилась на Акарчеева, но находиться в тепле было все же лучше, чем мерзнуть. До Киева путь был не близкий. Семьсот пятьдесят верст. А коль погода будет ненастной, придется часто делать остановки. Для Катюшы дорога обещала стать пыткой. Её до сих пор мутило, а присутствие мужа вызывало дрожь во всем теле. Первый день пути обошёлся без происшествий, но вечером, когда они остановились на постоялом дворе, Катерина чувствовала, как силы медленно покидают её. Выбравшись наружу, графиня вдохнула свежего воздуха, разминая уставшие ноги. Не успела она и шагу ступить, как сильные руки оторвали её от земли, прижимая к груди. Слабый протест сорвался с уст молодой женщины, но Акарчеев не пожелал её слушать.

– Вы устали,– спокойно заметил он, удерживая свою ношу,– я попрошу у хозяина комнаты, чтобы вы могли отдохнуть.

Катя затихла, но внутри нарастал протест, нежелание идти на уступки, но все же, вспомнив о благе своего малыша, Катя смерилась.

К облегчению девушки, свободных комнат было две, поэтому она спокойно могла перевести дух и смыть с себя дорожную пыль. Оставшись в комнате одна, Катерина присела за туалетный столик, пристально вглядываясь в свои черты. Синие глаза с грустью глядели на мир, не в силах снести обиду.

«Николас, почему ты так жестоко поступил со мной?» - В сердцах подумала Катюша. Ведь все могло бы случиться по иному, а ныне… Ныне она уже навеки связана с человеком, который наверняка не испытывает к ней ничего кроме призрения. Стыдно себе в этом признаться, но Катя не почувствовала отвращения, а наоборот испытала ни с чем не сравнимое удовольствие. Тело будто ожило собственной жизнью, опаляясь жаром, а затем падая в пропасть. Даже герцог не вызывал в ней такую бурю эмоций. Но тем паче Катерина решила, что должна держать с мужем как можно холодней, дабы придерживаться установленных границ, которые сама Катенька считала приемлемыми. Ребёнок растущей в её утробе – вот весь смысл её жизни. Даша помогла барыне принять ванную, а затем переодела в тёплую сорочку и прическа на ночь волосы, заплетя их в тугую косу. Ложась в постель, Катюша долго вертелась и смотрела в потолок, не в силах заснуть.



На следующее утро,Дарья, помогавшая хозяйке привести её в порядок, отметила необычную бледность лица и раскрасневшиеся от слез глаза. Готовая продолжить путь, Екатерина спустилась вниз, поспешно отыскав глазами мужа. Акарчеев расплачивался с хозяином постоялого двора, и Катя не вовремя подумала, что вот цена её благополучия. Мишель получил деньги, она его имя и возможность растить собственного ребёнка, а не отдавать его в чужие руки. Но неужели нужно было идти на такие жертвы? Этот вопрос не давал Кате покоя, ведь ныне ничего нельзя изменить.

Супруг встретил её легким кивком головы, не упустив из виду ее бледность.

– Екатерина Андреевна, вы уверены, что готовы продолжать путь? Может быть стоит задержаться?

Катюша отрицательно покачала головой. Ей хотелось поскорее добраться к месту своего временного заключения. Ведь в пути сложно скрыть, в каком положение она находиться. Укутавшись в пелерину, молодая графиня вышла на улицу. Лошади и экипаж были уже готовы, и молодая графиня быстрым шагом направилась устроиться поудобнее, пока супруг не успел нагнать её. Михаил смущал её своим проницательным взглядом, будто душу пытался разглядеть, а её Катерина берегла как самую ценную вещь, не считая дитя, которого она носит под сердцем. Остаток пути ехали без задержек, лишь останавливаясь на ночлег. В день одолевали сто вёрст и уже через неделю въезжали в Киевскую губернию. Катя с интересом разглядывала достопримечательности, самой главной из которых был Успенский собор. Катерина хотела было попросить мужа остановиться, да не решилась. Коль она будет жить здесь какое-то время, то непременно посетит эту великую святыню, постороннюю ещё в двенадцатом веке. Много историй слышала Катя о храме и о тех чудодейственных иконах, которые хранятся там.

В поместье приехали, когда на дворе уже стояла ночь. Мадам Акарчеева выбралась наружу и оглядела свой новый дом. Запущенный сад, особняк в стиле позднего Бороко, построенный в начале века. Все это не обрадовало молодую женщину, а наоборот она ещё пуще впала в меланхолию.

Слуги, не ожидавшие приезда господ, наспех приготовили комнаты и затопили камины. Комната, которую занимала Катерина, была на втором этаже и находилась по соседству с покоями Михаила. Кое-как устроившись, Катюша хотела было лечь спать. Но едва она двинулась к постели, как двери соседней комнаты раскрылись и на прологе возник Акарчеев. Уверенной походкой он приблизился к жене и внимательно оглядел хрупкую фигурку, облаченную в тонкую сорочку. Внимательно разглядывал её, будто стараясь увидеть то, что раньше не замечал.

Катя настороженно поглядывала на Мишеля, гадая, что понадобилось ему в столь поздний час. В последние время Катерина думала, что каждый из них ныне живёт своей жизнью.

– Вам нечего мне сказать?– сквозь зубы спросил Акарчеев, желая свернуть точеную шейку супруги. Он часто наблюдал за женой и её странным поведением и уже сделал определенные выводы. В искусстве лжи ей нет равных. Михаил лишь надеялся, что у Кати хватит смелости честно во всем признаться, а не вести ловко свою игру, в которой он был ничем иным как козлом отпущения.

– Нет,– чуть слышно промолвила Катя, нарушив затянувшуюся тишину,– может быть вы хотите мне что-то сказать?

– Я много чего хочу, Катрин, и первое, это высечь тебя как следует, и может тогда ты научишься говорить правду?

– Правду? О чем вы, я вас не понимаю?– Катюша отскочила на два шага, не в силах унять сильно бьющееся сердце.

– Когда ты собиралась сказать мне о ребёнке? Может быть только тогда когда он родиться? – Мишель стремительно надвигался на супругу и Катя, испугавшись, кинулись прочь. Растворив дверь, она кинулась к лестнице. Не глядя под ноги, она побежала вниз. Подол сорочки зацепился об столбик, неожиданно потянув девушку назад, и в ту же секунду яркий свет промелькнул в глазах. Последнее, что помнила девушка это сильнейшая боль в области живота и темнота постепенно поглощающая её за собой.



Глава 10



Герцог Уортон уверенной походкой вошёл в гостиную сестры.

Леди Морланд встретила брата, лицо которого искажало гневное выражение. Николас приблизился к сестре, готовый вытрясти из неё душу. Он ждал, что Кэтрин как и прежде придёт на их тайную встречу. Но девушка не пришла, а на следующий день герцог узнал, что Емельяновы уехали, намереваясь вскоре отплыть в Россию. На всех порах он кинулся в Лондон, но и там удача отвернулась от него. Катерина практически не выезжала в свет, а пойти и просить её руки у князя Николас не решался. Прошлый опыт предостерег его от поспешных поступков. А вскоре и вовсе получив доклад из одного из своих дальних имений, Николас отправился туда. Поездка в другой конец страны заняла не мало времени и как оказалось была лишней. Его управляющий и сам смог разобраться с земледельцами, но все же посчитал нужным сообщить герцогу о проблеме. Вернувшись, Николас сразу написал Арине, прося её как можно скорее устроить встречу с Кэтрин. На что получил ответ об отъезде семейства Емельяновых. Уортон, не привыкший к поражениям, сразу же явился к сестре, желая узнать подробности. Катерина не могла просто так уехать или все же могла?

– Ники, я не понимаю твоего беспокойства?– леди Морланд ласково коснулась плеча брата, желая успокоить,– что с того, что мадмуазель Емельянова уехала в Россию? Или меж вами что-то было?– глаза молодой женщины с тревогой взирали на Николаса.

– Я люблю её, черт возьми!– яростно воскликнул Уортон,– а она даже не знает о том!

Эрин не сомневалась в том, что Кэтрин превратно истолковала поступки её брата, оттого поспешно покинула страну, а может на то были иные причины. Ход её мыслей принял правильный оборот и она поспешила вразумить любимого брата.

– Так скажи ей об этом, милый, пока ещё не поздно!– потрепав темные кудри Николаса, Арина продолжила,– ты должен отправиться за ней в Россию!

Герцог кивнул. Ныне это было единственно верное решение. Путешествие заняло чуть больше месяца. Сразу по прибытию в Петербург, Николас разыскал особняк Емельяновых. На дворе стоял конец сентября, но холодно было так, как в Англии бывает только зимой. Нанося визит князю, Уортон сомневался в том, что Кэтрин находиться в столице. Несколько раз он долго наблюдал за домом, надеясь, что она отправиться на прогулку. Но время шло, а её все не было. Идя на столь рискованный шаг, герцог надеялся остаться в победителях.

Князь пригласил молодого человека сесть, не выразив при этом никаких положительных эмоций.

– Чем обязан, ваша светлость? Помнится в Лондоне мы не были близко знакомы.

Николас чувствуя свою вину за то, что так сильно обидел Кэтрин, не знал с чего начать. Собираясь с мыслями он начал.

– Я.. Дело касается вашей дочери. Я хотел бы просить её руки,– сказав это, герцог выразительно глянул на князя.

Тот совершено растерялся, но быстро взял себя в руки.

– Это совершено невозможно, лорд Уортон!– наконец произнес Емельянов,– моя дочь уже замужем!

Растерянный Николас прирос к своему месту, не в силах шелохнуться. Как, как такое возможно? Неужели он вновь ошибся? Кэтрин так искренне говорила о своей любви. Неужто лгала?

– Полагаю, для вас это полная неожиданность? Но вы не оставили ей иного выбора, по правде сказать, тяжело вздохнув, Андрей Евдокимович продолжил,– вы ведь не хуже меня знаете, что за свой проступок должны понести наказание. Но Катиш просила меня не доводить дело до вашего короля, поэтому вы можете считать, что вам крупно повезло.

– Неужели?– Николас усмехнулся, а глаза гневно блеснули,– значит я должен быть благодарен?

– Конечно,– сурово молвил князь,– я бы лично застрелил вас в самое сердце, если бы не дочь.

Поспешно встав, Уортон поклонился. Он не видел больше смысла задерживаться в этой холодной стране. Назад в Англию, назад к прежней жизни, выкинув из сердца вероломную лгунью, которая разбила его сердце.

***

Катерина медленно приходила в себя, чувствуя необычайную пустоту. Вокруг пахло лекарствами и, с трудом распахнув веки, она увидела пожилого человека, склонившегося к ней.

– Хвала небесам, пана пришла в себя.

Попытавшись встать, Катя почувствовала как кружиться голова. Что же с ней стряслось? Последнее, что она помнила это жестокие слова мужа о том, что он намерен высечь её и то, что он знает о ребёнке. Ребёнок– Катя тут же почуяла неладное.

– Доктор, что со мной?– с трудом шевеля губами, молодая женщина продолжила,– что с моим ребёнком?

– Увы, сударыня, я был бессилен,– разведя руками, пожилой мужчина с грустью поглядел на Катерину,– вы молоды, у вас ещё будут дети.

Катюша уже не слушала его. Глаза наполнились слезами, ведь ныне порвалась последняя нить, что связывала их с Николасом. Как же должно быть рад её супруг! А ведь это только его вина и никого больше! Слабый плач обратился в безутешные рыдания.

– Ненавижу, ненавижу,– кричала Катерина, пока опиум данный ей доктором не стал действовать.

Михаил слышавший её слова, не мог не согласится с супругой. Ныне Катерина не простит его, он был уверен.



Глава 11



Катя медленно возвращалась к жизни, наверняка понимая, что не может вечно жалеть себя, прячась в своей спальне от всего мира. Боль утраты тяжело далась Катеньке. Осунувшись и похудев, Катерина стала похожа на бледную тень той девушки, которой была когда-то. Даже волосы потускнели, а в глазах поселилась такая боль, что Акарчеев не мог смотреть на жену, не чувствуя при том вины. Катя умело укалывала Михаила при любом удобном случае, стоило ему оказаться рядом. Горечь и яд в её словах ранили будто мечом, но Мишель не пытался возражать. Что толку? Супруга все равно не желала слушать его, а тем паче видеть. Акарчеев помнил, как склонившись к упавшей без чувств жене, он увидел кровь, и внутри что-то оборвалось. Будто часть себя потерял он в тот миг. Ведь не о деньгах он думал, когда соглашался на этот брак, а о небесной синеве глаз, в которые он мог смотреть вечно! Но сердце Катерины принадлежало другому. Михаил отчетливо слышал его имя, когда девушка в беспамятстве звала его, хватаясь за руку супруга. Господи, Мишель был готов признать этого ребёнка, он готов был сделать все, что угодно, лишь бы жена простила его.

Катерина спускалась вниз, крепко держась за перила. Темное платье и строгая прическа, вот как выглядела графиня Акарчеева в последнее время. Удостоив супруга надменным взглядом, Катя сказала:

– Я еду в Киев. Праздник нынче. Я желаю отправиться в храм,– гордая осанка и холодный взгляд синих глаз говорил о том, что она не сломилась от своего несчастья, а лишь стала сильнее.

– Воля ваша, Екатерина Андреевна,– тихо промолвил Акарчеев,– вы ведь все равно поступите так, как вам угодно.

Катерина недовольно поджала губы, ощутив, как гнев охватывает её с головой. Не гоже ехать в Божий дом в столь скверном расположении, но иных чувств супруг у неё не вызывал. Поспешно взяв у лакея темный редингот и выйдя на улицу, графиня глубоко вдохнула свежего воздуха. Ветер трепал темные кудри, но молодая женщина будто не замечала того. Спустившись к экипажу, Катя дождалась, пока слуга откроет перед ней дверцу, а затем удобно устроилась на сидении и плотно закрыла глаза. За последний месяц Катюша успела превратиться из красивой молодой женщины в старуху, которой совершено наплевать на свою внешность. Хрупка фигурка, огромные глаза наполненные подлинной болью, вот, пожалуй, то, что осталось от прежней Катеньки Емельяновой. Поездка заняла чуть более часа, и вот уже показались золотые купола Успенского собора, который по преданию был построен по приказу самой Богородицы. Катерина надеялась найти успокоение в этом могущественном творении рук человеческих, ибо какая-то часть её души кричала о том, что все, что с ней случилось, это наказание от Господа за прошлые её грехи. Зайдя в храм и поклонившись до земли, она нашла икону Успенья пресвятой Богородицы. Упав на колени, что есть сил стала молиться. Слова сами слетали с уст, а слезы текли по лицу, вымаливая душу своего неродившегося ребёнка. Матушка-настоятельница храма сразу приметила молодую женщину, молившуюся у святыни. Дождавшись, пока она закончит, пожилая женщина подошла к ней.

– Дочь моя,– тихо сказала матушка, коснувшись плеча молодой женщины,– вижу гложет тебя то, что недавно случилось с тобой. Верно делаешь, что молишься Богородице, заступнице нашей. Она укажет тебе правильный путь, не даст рукам опуститься.

Катя подняла заплаканные глаза на монахиню, и поняла, что она права. Ей будто сразу стало легко, как будто камень с души свалился.

– Матушка, а нельзя ли и мне в обитель? Нет мне жизни за приделами храма.

Внимательно посмотрела на Катерину, та ответила:

– Не твоё это место, да и замужем ты, как я вижу,– матушка указала на кольцо на безымянном пальце Катюши,– Господь не оставит тебя, милая, ты только не гневи его.

Катенька, кивнула, понимая, что не может возразить монахине, отправилась прочь. Вернувшись домой, графиня поднялась в свои покои, но вскоре её разыскал дворецкий, который сообщил, что её желает видеть Михаил Иванович. Переодевшись в простое домашнее платье, Катя спустилась в кабинет мужа, готовая начать очередную перепалку. Но едва вступив на порог, она увидела знакомое лицо.

– Элен, милая, как же я рада тебя видеть,– крепко обняв подругу, Катя спросила:

– Откуда ты тут?– невольно обернувшись к Мишелю, Катерина заметила как он слабо улыбнулся.

– Имение моего мужа совсем близко. Вот я и решила навестить вас с Мишелем!– тепло улыбаясь, Елена взяла подругу под руку, отводя немного в сторону,– мне нужно столько всего тебе рассказать,– шепнула Элен, а затем заговорила в полный голос,– вы непременно должны приехать к нам на ужин! Мы с Полем будем вас ждать,– захлопав в ладоши, мадам Вержбитская продолжила,– Нынче мне надобно домой, но мы ждём вас через неделю.

Катерина уже забыла, какой жизнерадостной и целеустремленной может быть её подруга. Когда-то она была точно такой же. Элен оставила супругов, и вскоре Катерина поняла, что что-то должна сказать мужу.

– Вы знали, что Елена приедет так скоро?– наконец нарушив молчание, Катя приблизилась к Акарчееву,– отчего ничего не сказали мне?

– А разве вы стали бы меня слушать?– вопросом на вопрос ответил Михаил. Сложив руки на груди, он в упор посмотрел на жену.

Замявшись, Катя не нашлась с ответом. Она действительно не слушала ненавистного супруга. Лишь изливала на него всю свою обиду.

– Но вы могли бы все же сказать,– она надула губы, но более не произнесла не слова. Развернувшись она направилась прочь, при этом громко хлопнув дверью. В душе бушевали непонятные чувства, всякий раз, когда она смотрела на мужа. Наверняка ныне сказалась радость от встречи с подругой, не иначе.

На следующий день, Катерина велела пригласить портниху, желая обновить гардероб. Поговаривали, что местная искусница, еврейка среднего возраста могла поистине сотворить чудо. Несмотря на грозный вес, Фрида Марковна была так подвижна, что Катя не могла не восхищаться этой невероятной женщиной. Тщательно осмотрев молодую графиню, портниха пришла к выводу, что новый фасон платья – котлован, который она недавно получила из Парижа, очень пойдет графине. Античные силуэты, тонкая материя, все это несомненно будет отлично смотреться на изящной Катерине. Впервые за долгое время Катенька почувствовала себя по - настоящему живой. Быстро пролетела неделя, и вот уже Катя крутилась перед зеркалом, разглядывая свой новый наряд. Под платьем была тонкая рубашка, как назвала её Фрида Марковна “шемиз”, а само платье… Столь тонкое, оно не скрывало нежных изгибов прекрасного тела, а алый цвет был очень к лицу. Катюша подумала о том, что маменька вряд бы одобрила подобный наряд. Но Славу Богу, она ныне взрослая женщина и новый облик нравился графине. Каштановые локоны были собраны в элегантную причёску, и несколько прядей кокетливо спадали на щёки, придавая молодой женщине особый шарм. Дарья только закончила туалет барыни, как на пороге появился Мишель, жестом указав горничной покинуть комнату.

Приблизившись к жене, он достал длинную коробочку и, открыв её, достал сказочной красоты ожерелье. Рубины блестели в свети свечей, и Катюша невольно ахнула.

– Не беспокойтесь,– с усмешкой заметил Михаил,– это колье куплено не на ваши деньги. Оно когда-то принадлежало моей матери.

– Господи, я ведь ничего подобного и не имела в виду,– виновато заметила Катерина, опустив глаза.

– Право слово, Екатерина Андреевна, вы всегда обо мне самого предвзятого мнения,– Акарчеев ловко расстёгнул застёжку и надел колье на точеную шейку супруги.

Задержав дыхание, Катя следила за движением ловких пальцев, чувствуя лёгкое прикосновение к своему телу. Её мгновенно бросило в жар, а ноги стали ватными. Но быстро взяв себя в руки, Катя пришла в себя.

– Нам, наверное, пора,– чуть слышно промолвила Катюша, слегка отстранившись.

– Вы правы,– кивнул Мишель, предлагая жене руку. Впервые за долгое время они поговорили без колкостей и взаимных упреков.



Глава 12



Катенька тепло обняла подругу, когда та вышла их встречать. Улыбка не сходила с уст мечтательной Елены, а её муж все время находился рядом. Супруги проводили Акарчеевых в дом, отведя сначала в гостиную.

– Ужин скоро подадут,– весело трещала Элен,– у нашей кухарки самые вкусные пирожки!– прибавила мадам Вержбитская, присаживаясь возле Катрин,– в последнее время мне постоянно хочется сладкого.

Катерина звонко рассмеялась. Леночка всегда любила сладкое, даже когда обе девочки учились в Смольном. Катя часто отдавала ей свою долю конфет и пироженных, которые привозила ей маменька. Елена не изменилась. Чуть склонив голову, Катенька заметила, как на её веселый смех обернулся Мишель. Его золотистые очи взирали на неё с такой теплотой, что молодая женщина смущённо отвела взгляд.

Появился дворецкий и выручил Катерину из весьма щепетильной ситуации. Ужин в тихой семейной обстановке помог Кате расслабиться и вскоре она уже не чувствовала себя скованной в обществе супруга как прежде.

Подали суп с закусками и Катерина, не спеша, работала ложкой, понимая, что впервые за долгое время у неё появился аппетит. Далее следовало второе, а затем и салат. Фарфоровая посуда была столь хороша, что даже в Петербурге Катерина не видела подобной. Перед тем как подали десерт, Элен заговорчески переглянулась с мужем, и, получив его одобрение, радостно сказала:

– Катенька, я так счастлива,– Елена глянула на подругу,– у нас с Полем скоро будет ребёнок и вы с Мишелем первые кому мы говорим об этом!

Катерина разом изменилась в лице, а бокал вина, что она держала в руках, дрогнул, чуть не разлившись на белоснежную скатерть. Вновь защемило сердце, а прежняя боль вернулась. Не замечая, что делает, Катя пригубила вино, не чувствуя вкуса. Понимая, что ведет себя крайне не вежливо, графиня все же нашла в себе силы улыбнуться и тихо промолвить:

– Поздравляю вас, уверена, Элен, ты будешь замечательной матерью.

За первым бокалом последовал и второй, и третий, и вскоре Катерина ощутила, как слегка закружилась голова. Пришла пора перейти в гостиную, дабы оставить мужчин одних, но едва встав из-за стола, Катюша тут же схватилась за спинку стула. Она едва держалась на ногах! Заметив в каком состояние находиться его супруга, Михаил поспешно извинился перед кузиной и Павлом и, подхватив Катеньку под локоток, повёл её прочь. Плохо соображая, мадам Акарчеева последовала за супругом и позволила усадить себя в экипаж. Лишь по приезду домой, Катя позволила гневу выйти наружу. Не позволив горничной помочь ей раздеться, Катерина направилась в спальню Михаила, намереваясь сказать ему все, что она о нем думает. Скинув с ног атласные туфельки, молодая женщина направилась к смежной двери.

Акарчеев, не ожидавший визита жены, во все глаза смотрела на приближающуюся к нему Катерину.

Пульс участился, стоило оказаться совсем близко.

– Вы, я… Господи, как же я вас ненавижу!– Катюша упиралась кулаками в его грудь,– из-за вас я потеряла своего ребёнка, слышите!

Ладонь взмахнулась вверх, но Мишель успел перехватить её. Крепко прижав жену к себе, Акарчеев слышал в ушах стук собственного сердца. Вмиг вспомнилась их первая ночь. Осторожно коснувшись её губ, Акарчеев облегчено вздохнул когда жена ответила, позволив углубить поцелуй. Расстёгнув крючки её платья, Мишель позволил ему упасть к её ногам. Катя не двинулась с места, и граф несмело продолжил. Сквозь тонкую сорочку коснулся полушарий груди, услышав, как с уст Кати сорвался тихий стон.

Катерина совершено забыла, зачем она пришла сюда, лишь сей миг охватил её с головой, погрузив в сладостные ощущения. Несмело отвечая на умелые ласки, она потянулась к рубашке мужа, поспешно расстегивая пуговицы. Дальше все было как во сне. Она легко коснулась рукой его груди, чувствуя, как под ладошкой бьется его сердце. В этот миг ей до безумия захотелось прижаться к разгоряченному телу супруга, вдохнуть его запах, почувствовать его тепло. Тонкими пальчиками она пробежалась по его плечам, оставляя горящие следы на его коже. Катюша видела, с каким трудом сдерживает себя Мишель, чтобы не смять ее в одном страстном порыве, боясь напугать ее своей напористостью. Понимание того, что вызывает в нем такое сильное желание, накрыло горячей волной, заставляя забыть о всех обидах и непониманиях, существовавших между ними. Легко приподнявшись на носочках, Катя сама потянулась к его губам, дрожа от предвкушения сладости этих губ. Поцелуй, что он подарил ей, был самым нежным и упоительным. Кровь, раскаленной лавой, побежала по венам, заставляя гореть ее в охватившем желании.

Мишель смотрел, как трепещет в его руках Катерина. Сейчас она была так искренна и правдива, ее глаза горели от переполнявшего ее возбуждения. Да, в этот самый момент она хотела его, и ни кого другого. Понимание этого словно бальзам вливался тонкой струйкой в его сердце. Значит не все еще потерянно, и он сможет завоевать ее любовь. Не в силах больше сдерживать свое желание, Мишель резко подхватил жену на руки, заставив ту неожиданно ойкнуть, и легко опустил ее на широкую кровать. Чуть отстранившись, он посмотрел на лежащую Катерину.Точеное тело на белоснежных простынях, разметавшиеся волосы на подушке – она была великолепна. Мишель ласкал ее долго и иступлено, пока с ее губ не сорвалось тихое и страстное «пожалуйста». Сплелись тела в страстном объятии, глаза в глаза, чтоб не пропустить ни одной эмоции. Она взлетала к небесам, чувствуя, как рассыпается миллиардами звезд, а он ловил губами ее тихие стоны, понимая, что готов дарить ей такое наслаждение каждый раз, стоит ей только захотеть.

Утром Катя сонно открыла глаза и посмотрела на спящего рядом мужа. Ночной туман пропал, и нынче Катерина могла думать здраво. Поспешно натянув на себя сорочку, она хотела поскорее покинуть покои супруга. Стыд охватил её с головой, вспоминая искусные ласки, заставившие потерять разум.Нынче мадам Акарчеева точно знала, что ей нужно делать. Она срочно поедет в Петербург, где сможет спокойно обдумать свою дальнейшую жизнь.



Глава 13

Катя пробралась в свою комнату и, позвонив в колокольчик, стала дожидаться Дарью. Закрыв лицо руками, молодая женщина ходила из угла в угол, стараясь понять, как она могла совершить подобную глупость! Прошедшая ночь стояла перед глазами, а собственные поступки не вызывали ничего кроме раздражения. Хмель затмил рассудок, а тело… Оно предавало свою хозяйку всякий раз, когда Мишель оказывался рядом. Стоило мужу посмотреть на нее своими ореховыми глазами, как по телу пробегала странная дрожь, а сердце начинало учащенно биться. Катерина пугалась своей реакции, предпочитая думать, что оно вызвано ее ненавистью к Мишелю. Она не могла даже допустить мысли, что это может быть зарождающаяся симпатия с ее стороны. Вот и сейчас Катя винила в произошедшем выпитое вино, а не собственное желание близости супруга. Был бы ее ум трезв и ясен ни за чтобы не допустила этой близости. Единственное, на что надеялась Катюша, так это на то, что её опрометчивость не будет иметь последствий. Если Господу было угодно, чтобы их с Николасом ребенок умер, то у неё и вовсе не будет детей. Не нужен ей ребенок от Мишеля! Не его маленькую копию ей хотелось бы взять на руки, не ему ей хотелось подарить сына. Но Богу было угодно распорядится по своему, не спросив о ее желаниях. Ну что ж, не исправишь того, что случилось, но нужно постараться избежать этого в будущем. Она, конечно, понимала, что как жена, она будет обязана временами делить постель с мужем, но если эта ночь пройдет без последствий, то уж она постарается принять меры, дабы избежать беременности впредь.

Проворная горничная вскоре появилась на пороге и, взглянув на встревоженную барыню, спросила:

– Чего изволите, Екатерина Андреевна?– зевнула заспанная девка, закрывая рот ладошкой. Час нынче был ранний, а хозяйка была уже не в духе.

– В дорогу собирайся,– грубо бросила Катерина,– в столицу поедим!

– Так Михаил Иванович…– начала было горничная, но графиня прервала её:

– Делай как говорят, иначе велю высечь на конюшне,– графиня гневно поглядела на Дашу, в душе злясь на саму себя.

– Как скажите, барыня,– послушно промолвила горничная.

Через час Катюша была готова. Темно-синее платье из тонкой шерсти, меховая шубка в тон, Фрида Марковна превзошла себя. Спускаясь вниз, Катя как всегда крепко держалась за перила. Повсюду стояла суета. Прислуга выносила вещи и собиралась в путь. Вступив на последнюю ступеньку, Катенька неожиданно столкнулась с сердитым взглядом ореховых очей.

Акарчеев сложил руки у груди и следил за тем, как огромные глаза супруги распахнулись, а темные ресницы затрепетали.

– Далеко ли собрались, моя дорогая?– Михаил протянул руку и коснулся бархатной щеки, отметив трепет Катерины.

Растерявшись, Катя не сразу нашлась с ответом. Спонтанное решение уехать в Петербург пришло к ней внезапно, и молодая женщина совсем позабыла о том, что находиться в ссылке.

– А разве я обязана давать вам отчёт в своих действиях?– упрямо подняв подбородок, Катенька метнула молнии в сторону супруга.

Мишель дивился тому, как быстро его супруга может стать холодной и непреступной. Когда она покинула его комнату, Акарчеев проснулся, отчетливо слыша, как Катя приказала горничной собираться в Петербург. Понимая, что жена вновь обводит его вокруг пальца, желая добиться своего. Опьяненный красотой своей супруги, Михаил в очередной раз повёл себя как мальчишка. Но ныне он намеревался показать этой строптивице, что такие игры с ним не пройдут.

– Если вы запамятовали, то я напомню вам, вы находитесь в ссылке! А вы вдруг вознамерились отправиться в столицу.

– Вы правы, я соскучилась по маменьке, по Лизоньке. Разве я не могу навестить своих родных?

– И это все, что вы намеревались сделать?– в голосе Акарчеева послышались насмешливые нотки.

– На что вы намекаете?– дрожащим голосом спросила Катя, ей совсем не понравился лихорадочный блеск его карих глаз.

– Полно притворяться, Катя,– прошептал Мишель, склоняясь совсем близко, переходя на интимное “ты”,– твоя уловка не удалась, поэтому если ты сейчас же не вернешься в свою комнату, я закину тебя за спину и лично отнесу тебя туда! И поверь тебе не понравиться то, что я с тобой сделаю!

Катерина нервно сглотнул. Она сразу поняла, на что намекает супруг. Развернувшись, она кинулась в свою комнату, громко хлопнув дверью. Чувствуя себя загнанной в ловушку, Катюша расплакалась. Придется научиться жить здесь и сейчас и, может быть, ей удастся заставить Акарчеева жить своей жизнью.

***

Медленно тянулось время, и спустя несколько недель Катя изнывала от скуки. Стараясь не показываться на глаза супругу, молодая женщина исследовала удалённые уголки дома, чтобы хоть чем-то развлечься. В одной из комнат она обнаружила портрет женщины неописуемой красоты. Белокурые волосы, не покрытые париком и простое платье. Дама была так красива, что Катя на секунду залюбовалась ей. Её глаза излучали доброту и тепло. Это наверняка мать графа, столь схожи были черты. Погрузившись в размышления, Катарина не услышала, как её окликнул дворецкий. Поправив выбившийся из прически локон, графиня виновато обернулась к слуге.

– Что случилось, Микола?– мягко спросила она, отряхивая платье. Все комнаты в доме нуждались в чистке, и эта не была исключением.

– Так письмо вам барыня, из самого Петербурга,– почтено поклонившись, старик протянул Катюше послание.

Мадам Акарчеева с радостью взяла письмо, ведь последние известья от маменьки она получала только по прибытию. Наверняка та ещё не знает о том, что случилось с её ребёнком. Развернув аккуратно сложенный лист, Катя посмотрела на аккуратные строчки, написанные матушкиным почерком. Анна Ивановна писала о своем здоровье и здоровье Андрея Евдокимыча о том, что Лизонька очень скучает и рвется навестить сестру, о том, что погода нынче в Петербурге не балует. Матушка спрашивала как у Кати самочувствие и как складывается ее семейная жизнь, советуя хорошенько присмотреться к мужу, ведь пути назад уже не будет. Дальше в письме стояла небольшое пятно расплывшихся чернил, будто прежде чем написать Анна Ивановна долго раздумывала, держа перо на весу и слегка дрогнувшим почерком, она все же вывела несколько строк. «В Петербург приезжал герцог Уортон. С визитом он побывал у нас дома, в надежде застать тебя здесь. Не зная, что ты уже обвенчалась, герцог просил твоей руки у батюшки. Поздно спохватился однако, голубчик!….» Дальше матушка писала что-то еще, но Катя не видела строк. Буквы расплывались перед глазами, не желая собираться в слова. Отложив письмо, Катенька с трудом сдерживала вопль отчаянья. Николас был так рядом, он приезжал за ней, а она, она… Боже, а ведь он так никогда и не узнает об их ребёнке! Добравшись в свою спальню, Катерина кинулась на кровать, наконец дав волю слезам. Кругом она одна виновата и некого винить кроме себя.



Глава 14



Катя спустилась к ужину, понимая, что не может отсиживаться у себя в комнате. Как бы ей хотелось никогда не видеть супруга и не вспоминать о том, что навечно они связаны ненавистными узами! Скромное домашнее платье излишне обтягивало фигуру девушки, но Катерина не придала этому огромного значения. В последнее время у неё проснулся страшный аппетит, и она наверняка вернула себе былой вид. Надобно сказать Дарье, чтобы расставила вставки. Супруг уже был в столовой и при её появлении лишь сухо кивнул. Заняв своё место, Катюша старалась не смотреть мужу в глаза, не желая показать свою слабость. Пусть её жизнь ныне была ужасной, но она не собиралась доставлять Михаилу удовольствие, ведь он только и ждёт когда она сломиться и первая пойдёт на попятную. В полной тишине супруги продолжали трапезу, и, несмотря на скверное настроение, Катенька покончила со всеми блюдами приготовленными служанкой, а также с десертом.

Акарчеев наблюдал за женой, которая не удостаивала его даже взглядом, чувствуя, как в нем закипает гнев. Он старался наладить жизнь, которая была бы по душе им обоим, но Катя упрямо не желала этого. Грациозно встав из-за стола, супруга сделав лёгкий реверанс, покинула столовую. Сколько раз Мишель задавался вопросом, за что он полюбил эту вероломную красавицу, которая ненавидела его всей душою? Ответа не было, но чувство с каждым днём становилось все сильнее. Мишель сознавал, что ничто не мешает ему входить в спальню жены, и каждый день наслаждаться её совершенным телом. Другое дело в том, что он понимал, что ему придется принуждать её к близости, а он этого не хотел. Пусть пройдёт время.

***

На следующий день, Катя собралась навестить подругу. Она чувствовала себя неловко перед Элен, которая в последние время часто звала её к себе, но графиня каждый раз находила отговорки и лишь сегодня нашла в себе силы вновь встретиться с Еленой. Напряженные отношения с мужем забирали все силы, и ей вовсе не хотело сориться с близкой подругой.

Дамы устроились в уютной гостиной. Мадам Акарчеева присела на краешек дивана, над которым висело большое зеркало. По бокам дивана стояли кресла, а между трех окон расположились небольшие столики с узкими зеркалами во всю стену. Сама комната была исполнена в нежно-голубых тонах, с пышным плафоном на потолке. Некоторую торжественность придавало золоченое резное дерево стен и мебели. Свободное пространство стен было занято многочисленными фамильными портретами.

Катя наблюдала за подругой поглаживающей слегка округлившийся живот. В какой-то момент зависть, словно муха зажужжала в ушах, но Катюша быстро прогнала это чувство. Вдруг резко закружилась голова и она была вынуждена резко отставить в сторону чайную пару.

– Катрин,ты не хочешь мне ничего сказать?– лукаво улыбнувшись, мадам Вержбицкая подняла глаза на подругу.

– Нет, а с чего бы это?– нахмурившись, Катерина взяла ложечку и положила в чашку ещё сахару. Будто и не случилось с ней той оплошности.

– Неужели тебя ни капельки не радует грядущие материнство?

Катя выронила ложку, широко распахнув глаза. Как она сразу не догадалась о том, что её пьяная выходка не прошла бесследно? Чувствовала она себя прекрасно, лишь иногда кружилась голова, но Катя списывала это на волнения последних дней. Но ежели это так, она найдёт способ избавиться от ребёнка! Голова усиленно заработала, выискивая самый проверенный способ. Катерина даже не слышала, что говорит ей подруга. Гнев и отчаянье охватили душу. Ну почему Господь так несправедлив к ней? Она ведь так молилась, чтоб все обошлось без последствий. О, как будет рад Мишель, стоит ему узнать об этом событии! Но она лучше откусит себе язык, чем признается. Нет, нет, нет. Надо все сделать быстро, пока не стало слишком поздно. Если б она поняла это раньше, то б уже давно предприняла меры.

Катя, засобиралась домой, чем несказанно огорчила Элен, но обращать сейчас на это внимание было выше ее сил. Хотелось плакать навзрыд. «Теперь уж точно нет дороги назад».- Наивно думала Катя. Этот ребенок окончательно свяжет ее с ненавистным мужем. Но нет, она знает, что будет делать! Ни какого ребенка не будет!

Вернувшись домой, графиня приказала горничной переодеть её в модно скроенную амазонку, желая осуществить задуманное. Сердце стучало в груди так, что казалось, его стук был слышен во всем доме. От возбуждения кровь шумела в ушах. Схватив маленький хлыст, Катя стремительно спустилась вниз, забыв о своем прежнем страхе и совсем не держась за перилла. «Быстрее, быстрее!» - Звучала в голове одна единственная мысль. Сейчас она сядет на самую проворную лошадь и пустит ее в галоп. Да так быстро, чтоб от скорости захватывало дух. Еще девочкой она слышала, как родители обсуждали их соседку по имению, что потеряла ребенка, катаясь на лошади. Правда тогда для мадам Ветлинскую это была целая трагедия, а для Кати – сокровенное желание. И дай Бог у нее все получится.



Глава 15



Стоя у окна, Мишель наблюдал за тем, как пустив лошадь галопом, Катерина выехала на прогулку. На дворе уже выпал первый снег, и с каждым разом сильнее чувствовалось присутствие зимы. Глядя на крупные хлопья за окном, граф думал о насущных проблемах. Дела поместья потихоньку стали налаживаться, но полное обновление дома будет нельзя начать раньше весны. Однако не денежные хлопоты и заботы нынче волновали Акарчеева, а непростые отношения с супругой. Упрямая и непреклонная, Катя не желала идти на встречу, а он не желал её ни к чему принуждать. Так продолжалось день за днём.

От тягостных мыслей его отвлёк приход Николы, объявившего о визите Павла.

Муж Элен неспешно вошёл в кабинет, тепло приветствуя друга.

– Мишель, mon ami, я как раз собирался к тебе, когда Элен сообщила мне радостную весть! Позволь поздравить тебя с будущим отцовством,– Вержбицкий крепко обнял Акарчеева и легко похлопал его по плечу. Михаил напрягся, внезапно сложив частички событий в едино, наконец осознав, что верховая прогулка Катерины связана именно с этим обстоятельством. Ранее она не часто каталась по окрестностям, да и кобылу выбирала более смирную.

– Поль, спасибо дружище,– пожав другу руку, Мишель хотел поскорее отправиться за женой и свернуть её хорошенькую шейку. Но приличия требовали того, чтобы он по всем правилам принял гостя,– у тебя что-то срочное?– наконец спросил граф, слегка встряхнув головой. До боли сжав кулаки, Акарчеев старался держать себя в руках.

– Не то что бы,– поспешно ответил Павел, заметив изменившееся лицо друга,– я могу приехать в другой день, да и Элен нуждается во мне.

– Буду рад тебя видеть Поль,– распрощавшись с Вержбицким, Михаил не медля не минуты, кинулся в конюшню и, оседлав самого резвого жеребца, поскакал на поиски взбалмошной супруги.

Он гнал лошадь во весь опор, боясь опоздать. Страх пульсировал в каждом вдохе и выдохе. Остановив лошадь на небольшом пригорке, Михаил окинул тревожным взглядом пространство перед собой. Впереди, на линии горизонта, он увидел небольшую точку, что стремительно отдалялась от него. Господи, да Катерина свернёт себе шею! Вновь пришпорив коня, Акарчеев поскакал за женой.

Катя неслась, что есть сил, чувствуя, как ветер бьет в лицо. Бешеная скачка не могла успокоить сильно бьющееся сердце. Она понимала, какой грех берет на душу, но ничего не могла с собой поделать. От вопиющей несправедливости молодая женщина едва сдерживала слезы. Катерина любила Николаса и, что греха таить, до сих пор любит. А этот ребёнок будет лишь помехой, которая навеки свяжет её с Акарчеевым. От невеселых мыслей Катю отвлек топот копыт за спиной. Оглянувшись назад, она увидела разъяренного супруга, что стремительно приближался к ней. Их разделяло буквально несколько метров. Мишель уже был так близко, что она отчетливо видела полыхавшие гневом глаза. Нервно сглотнув, Катя попыталась пришпорить коня, в душе понимая, что этим разозлит мужа еще сильнее. Сердце, казалось, было готово выскочить из груди, а страх липкой волной медленно накрывал с головы до ног.

- Остановитесь, мадам! – Взревел Михаил. – Или клянусь, догнав, я высеку вас прямо здесь!

Вздрогнув, Катя попыталась остановить лошадь, но та, разгоряченная скачкой и, переняв волнение наездницы, громко заржала и понеслась еще быстрее. Мадам Акарчеева сильнее вцепилась в поводья, изо всех сил стараясь удержаться в седле. В душе поднималась паника. Желая избавиться от ребенка, она сама свернет себе шею.

Увидев, как Катю понесла лошадь, Михаил не на шутку испугался. Угораздило же жену выбрать самую своенравную кобылу. Он прижался к самой шее лошади, стараясь тем самым сократить сопротивление воздуха. Еще чуть-чуть! Протянув руку, он перехватил поводья Катиной лошади и натянул их. Кобыла громко заржала, вставая на дыбы. Катя что было сил схватилась за гриву, понимая, что еще секунду и она упадет на землю. Однако, почувствовав сильную руку, кобыла успокоилась и медленно опустилась на землю.

В ярости Мишель обернулся у супруге. Катя испугано распахнула глаза, понимая, что на этот раз перешла все границы. Ещё никогда она не видела супруга в подобном гневе. Акарчеев выхватил у неё хлыст, и казалась вот-вот ударит её, но только он отчего-то ждал. Хватаясь за его молчание словно за последнюю соломинку, Катерина перехватила его руку и взмолилась:

– Миша, не надо!– громко воскликнув Катя, впервые назвав мужа по имени, готовая рыдать от беспомощности и стыда от собственного поступка.

Михаил до боли сжал хлыст, который держал в руках, а затем отбросил его в сторону. В данный миг он даже не мог смотреть на Катерину. Так неприятно было видеть, как избалованная Катя рисковала своей жизнью, желая насолить ему. В голове не укладывалось, как можно причинить вред безгрешному созданию, которого на свете ещё не было! Конечно, Мишель понимал, что супруга испытывает к нему неприязнь, но, чтобы настолько… Ныне Катерина не оставила ему выбора. Пусть родит ему этого ребёнка, а потом возвращается в Петербург к своему любовнику или же найдёт нового. Ему абсолютно все равно!

– Надеюсь, вы осознаете, какую глупость чуть не совершили? – грубовато спросил граф у супруги.

Катя судорожно кивнула, ненароком заглянув в ореховые очи Акарчеева. Заметив, как в них блеснули слезы, Катюша была поражена до глубины души! Но Михаил быстро взял себя в руки и продолжил:

– Дабы и впредь у вас не возникало подобных идей, моя родственница приедет в имение, чтобы присмотреть за вами до самих родов. А после… – он запнулся на полуслове,– можете возвращаться в Петербург или куда вы сами пожелаете, я не намерен держать вас подле себя против вашей воли.

Катя ничего не ответила, но только ныне осознала, что потеряла расположение мужа своим ужасным поступком!

***

Вернувшись в Лондон, герцог встретился с графом Россом, понимая, что для прежней неприязни к другу нет причин. Кэтрин не выбрала не одного из них, а предпочла выйти замуж за старого русского аристократа, закрывшего глаза на ее прегрешения. В который раз Николас поражался легкомыслию княжны. “Нет,– ядовито поправил он себя, - уже не княжна, а наверняка княгиня или на крайний случай графиня».

В клуб герцог явился совершено без настроения и, едва усевшись в кресло, попросил у слуги бренди. Господи, когда же наваждение оставит его в покое?! Он не мог забыть огромные синие глаза, роскошные каштановые пряди, которые пропускал сквозь пальцы. С каждым днём Николас все больше и больше думал о том, чтобы было, если бы он успел сделать Кэтрин предложение? Но былого не воротишь и Уортон гнал навязчивые мысли в самый дальний угол своего сознания, понимая, что в том, что случилось, есть и доля его вины.

– Ники, ты нынче не в духе?– присев в соседнее кресло, Дэрик посмотрел на приятеля. Герцог выглядел неважно. Помятые вещи свидетельствовали о том, что Уортон провёл весьма бурную ночь.

– Дэр, ты можешь немного помолчать?!– огрызнулся Николас и залпом осушил второй стакан,– я сам не свой, а тут ещё ты со своими нравоучениями. Если я захочу исповедоваться, я найду священника!

Росс притих, дивясь тому, как сильно изменился его друг. Агрессивный, и властный герцог не терпел возражений и требовал, чтобы каждый его приказ незамедлительно исполнялся. Раньше он был более терпимее. Дэрик уже жалел, что вмешался в отношения княжны и Уортона. Уж лучшее бы все шло своим чередом! И все же, в глубине души, он понимал Кэтрин. Она не могла вечно сидеть сложа руки и ждать, пока его светлость соизволит сделать ей предложение! Она сама устроила свою жизнь. Решив вступиться за девушку, Росс сказал:

– Ник, неужели ты даже не хочешь попытаться понять Кэтрин, хотя бы написать ей письмо? Может быть обстоятельства или воля родителей заставили её решиться на поспешное замужество?

Николас на секунду задумался. А ведь действительно, он не услышал ничего из уст самой Катерины. Только недовольные слова князя о её поспешном замужестве, да и только.

– Я не могу написать письмо, ведь я невольно нагнету на Кэтрин гнев её супруга. Пусть лучше напишет Эрин, она-то наверняка найдёт нужные слова и узнает то, что меня так волнует.



Глава 16



В четырёх стенах своих покоев Катя долго думала о том, что едва не совершила. Обхватив себя руками, она старалась унять колотившиеся сердце. Ныне она понимала, что её поступок был вопиющим злом по отношению к ребёнку, которого она носила под сердцем. Господь дарит жизнь, и не спрашивает человека о том, что он хочет, а она возомнила себя чуть ли ни самим Господом. Катенька присела на краюшек кровати и, положив руку на ещё плоский живот, поняла, что научиться любить этого малыша, которого ей уже сейчас захотелось взять на руки и прижать к своей груди. А так же Катя твёрдо решила наладить отношения с мужем, что ныне казалось не возможным.

Михаил не шутил, и уже через неделю приехала Евдокия Семёновна, его двоюродная тетушка по материнской линии. Вместе с ней приехала и Мария. Тихая скромная барышня, которая едва завидев брата, кинулась к нему на шею. Светлые кудряшки, огромные серые глаза! Катя не могла наглядеться на золовку. Девочка сухо поприветствовала её, прежде чем подняться к себе, отчего Катерина немного расстроилась. Хотя отношение мужа было ничуть не лучше. Всячески избегая её, Акарчеев лишь холодно кивал при встрече. Привыкшая к тому, что муж вел себя иначе, Катенька все больше убеждалась в том, что слова Михаила не шутка! Он действительно даст ей свободу едва родиться ребёнок! Но отчего-то это не принесло ей желанной радости. Наоборот чувство вины глубоко поселилось в сердце. Рождество минуло, а затем и крещение, но отношение супруга оставалось прежним. Мишель будто и вовсе забыл о существование супруги, посвящая своё время делам и сестре. Устав от подобного отношения к собственной персоне, Катя, набравшись смелости, отправилась в кабинет мужа.

За последние месяцы хрупкая фигурка округлилась, оттого Катюша чувствовала себя неуклюжей гусыней. Благо Фрида Марковна смогла обновить её гардероб, выгодно скрыв её положение. Нынче на ней было темно-голубое платье из крепа с цветочным мотивом, и длинными рукавами. Катя тщательно выбирала наряд для встречи с мужем. Темные локоны Даша собрала в простой пучок, оставив спадать на лицо несколько прядей.

Постучав, Катюша стала ждать. Тревожно было на душе, но она все же взяла себя в руки. Послышалось недовольное “войдите” и Екатерина смело вошла в кабинет. Шелест платья был громко слышен в тишине, но Катерина отчётливее слышала стук собственного сердца.

Акарчеев поднял от стола глаза, и устало просмотрел на супругу. В последнее время он избегал Катерину, не в силах простить её низкий постой поступок. Но внутри Мишель разрывался на части. Хотелось прижать её к груди, целовать алые губы. Но граф устал. Он знал, что жена умело пользовалась его слабостями, преследуя собственные цели.

– Вы что-то хотели, Катрин?– как можно спокойнее спросил Михаил.

Катюша замялась, чувствуя себя неловко под пытливым взором ореховых глаз. Нервно теребя платье, мадам Акарчеева сказала:

– Я пришла поговорить,– тихо промолвила Катерина, приблизившись к Михаилу.

– Ранее вы не испытывали подобного желания,– с усмешкой заметил Мишель,– я вас слушаю,– холодно прибавил граф откинувшись на спинку кресла. Закинув руки за голову, он исподлобья наблюдал за женой.

Катя на миг залюбовалась супругом. Почему она никогда не замечала, что его поразительные глаза меняют свой цвет в зависимости от настроения хозяина, а белокурые кудри красивой волной спадали на высокий лоб.

- Я хотела извиниться перед вами. – Нервно сглотнув, сказала Катя. – Я поступила глупо и необдуманно.

- Я бы назвал ваш поступок немного по - другому. – Горько усмехнулся Мишель. – Где была ваша голова, сударыня, когда вы неслись на лошади? Или ваша ненависть ко мне столь сильна, что затмевает собой остатки разума?

- Миша, - Пробуя на вкус его имя, промолвила Катерина. – Вы не правы. Я не испытываю к вам ненависти….

- Оставьте ваши объяснения себе, мадам. – Акарчеев вскочил и нервно прошел к окну. – Мне они уже ни к чему. Все что мне надо от вас – это чтоб вы родили мне этого ребенка.

Катя смотрела на мужа, понимая, что своими руками разрушила то, что Бог подарил ей. В своей слепой любви к Николасу, она не разглядела человека, который протянул ей руку помощи в трудную минуту. А теперь этот гордый мужчина не хотел даже слушать ее. И Катерина не могла осудить его за это. Она в полной мере заслужила такого отношения.

- Может вы могли бы дать мне еще один шанс. – Несмело прошептала она.

- Поздно, Катрин…. – Помолчав немного, Мишель добавил. – Я я вам больше и не верю.

Слезы защипали глаза. Стало так больно и обидно, что захотелось, как в детстве, кинуться маменьке в колени и плакать пока со слезами не выльется все отчаянье. Катя зажмурилась, стараясь не показать мокрых глаз. Она не видела, как в этот момент Мишель окинул ее взглядом. Маленькая, хрупкая жена вызвала в нем мгновенный отклик, захотелось прижать ее к груди и гладить по голове, пока не испарятся ее страхи. Но он больше не пойдет ей на встречу. Она сама привела их жизнь к такому повороту.

- Идите к себе. – Проговорил он устало. – Мне надо собираться в дорогу.

- Вы уезжаете? – Выдохнула Катя, понимая, что не хочет отпускать его от себя.

- Дела требуют моего приезда в Киев. – Акарчеев опустился в кресло, снова углубившись в бумаги.

Катя еще какое-то время стояла перед ним, ожидая, что муж скажет ей еще что-нибудь. Но Мишель будто не замечал ее. Тяжело вздохнув, она вышла из кабинета. «Ни чего». – Говорила Катрин себе. – «Он вернется скоро и уж тогда она сделает все, чтобы вернуть его расположение».



Глава 17



Покинув кабинет мужа, Катя дала волю рвавшимся наружу слезам. Что же она натворила? В погоне за тем, что уже не вернётся, она потеряла возможность наладить свою жизнь. Едва держась на ногах, Катюша прислонилась к двери, не в силах заставить себя уйти. Легкое движение в животе заставило её неожиданно ойкнуть. Вот она, новая жизнь, которая уже давала о себе знать. Тепло охватило молодую женщину, и она невольно положила руку на слегка округлившийся живот. Прошлая беременность прервалась неожиданно, от того она не могла чувствовать, как маленькая частичка её живёт своей жизнью. Слезы вновь потекли рекой от осознания того, что она могла быть такой жестокой! Неприязнь мужа была ей понятна, ведь не иначе как вероломством её поступок назвать нельзя. Но Боже, где найти силы вернуть доверие Михаила? Ведь она сама не находила сейчас себе оправдания. Если б только муж мог знать, как корила она себя. Где найти прощения? Катя приходила в ужас, стоило подумать, если бы ее затея удалась. Как могла она желать смерти ребенку, если сама не так давно пережила эту страшную потерю? Столько вопросов крутилось в ее голове, но ответов на них мадам Акарчеева найти не могла.

Вернувшись в свои покои, графиня долго металась из стороны в сторону. Как же ей не хотелось отпускать от себя мужа! Но любой предлог ныне казался смешным, ведь Мишель все равно не послушает её! Часом позже она спустилась в гостиную застав там Марию и Евдокию Семеновну. При её появление дамы улыбнулись натянутой улыбкой, но первой молчание нарушила Мария.

– Катрин, вы слышали, что Мишель уезжает в Киев?– лицо девочки было наполнено грустью, а большие серые глаза с укором смотрели на невестку,– ведь это из-за вас, да?- неугомонно продолжала Маша.

– Мари, прекратите немедленно, – одернула свою любимицу Евдокия Семёновна,– Екатерина Андреевна не имеет ни какого отношения к отъезду твоего брата. Поэтому, ты должна попросить у Катрин прощение.

Девочка недовольно поджала губы, но все же сказала:

– Прошу извинить меня,– сквозь зубы произнесла Мария. Она невзлюбила Катрин с первого взгляда, ведь то, как она относилась к её любимому брату, заменившему ей родителей, не придавало ей уважения.

Катерина неспешно пересекла уютную гостиную, выполненную в нежно розовых тонах. Эта комната нравилась ей больше всего. Изящная мебель, небольшой столик у окна, миниатюрные статуэтки в углах на резных подставках. Особой гордостью был восхитительный персидский ковер на полу. Катя частенько бывая здесь в одиночестве, скидывала легкие туфельки и зарывалась ногами в пушистый ворс. Но сейчас атмосфера в комнате не располагала к отдыху. Катрин присела на краешек софы, в который раз сдерживая себя в присутствие золовки. А ведь подобное продолжается изо дня в день. Но Катерина даже не думала о том, чтобы пожаловаться Михаилу, хорошо понимая чувства молоденькой девицы.

Неожиданно на пороге возник Акарчеев, полностью готовый к дороге. Мишель внимательно оглядел своих домочадцев. Приблизившись к жене и склонившись к её руке, он поцеловал изящное запястье.

Катенька встрепенулась, не зная себя от счастья, подняла глаза, встретившись взглядом с тёплыми кариими глазами, которые нежно поглядывали на неё, но тут же стали серьёзными.

– Мари, – обратился он к сестре,– ежели ты и дальше желаешь сохранить наши доверительные отношения, то я попрошу тебя впредь относиться с уважением к моей супруге.

Девочка вспыхнула, но утвердительно кивнула.

– Катюша, я еду в Киев, но это ненадолго,– Михаил вновь обернулся к Катерине, заметив в её глазах неподдельную грусть. Может он напрасно не дал ей возможность объясниться? Ведь наверняка ее раскаянье было искренним. Но стоило ли верить той, что хотела поступить так жестоко с их неродившимся ребёнком? И чтобы случилось, не подоспей он тогда? Акарчеев даже не хотел думать о том. Да и спонтанная поездка в Киев лишь предлог подальше уехать от супруги, дабы не пойти на поводу у своих эмоций. Из задумчивости его вывел тихий голос Кати.

– Но вы ведь непременно вернётесь к Благовещенью?– голос её дрожал, отчего Мишель захотел отменить эту поездку, и остаться с женой, обнимая и прижимая к груди. Но решив не нарушать своих слов, Акарчеев отправился в Киев. Уезжал он с тяжелым сердцем, будто расставаясь на долгий срок. Но так скорее всего будет лучше для всех. Вдали от Катерины, он сможет спокойно обдумать сложившуюся ситуацию и возможно найдет единственно верное решение. Да и у Кати будет время успокоиться и решить, что для нее важнее. И тогда они смогут поговорить, по крайней мере Мишель даст жене такую возможность.

По прибытию в город, граф снял маленькую квартирку на Василевской улице. Светский сезон заканчивался, но все же маленькие балы и вечера ещё случались иногда для самых близких и друзей. Получив от матери своего лучшего друга приглашение на семейный ужин, Мишель не видел причин отказывать. К тому же он не видел Андрея уже несколько месяцев.

Огромный особняк Чертинских являл собой необычное сочетание классицизма и чисто украинских мотивов. Нередко случайный прохожий засматривался на это удивительно творение рук человеческих. Трехэтажный особняк являлся гордостью его обитателей. Мадам Чертинская лелеяла его словно драгоценную жемчужину, не жалея средств на его содержание.

Мишель вошел в просторный холл, где его поклоном приветствовал вышколенный лакей. Приняв у графа одежду, он расторопно проводил его к огромным дверям столовой, где уже собрались гости. Столовая поражала своими размерами и роскошью. Длинный стол в центре комнаты, с дорогой белоснежной скатертью, ломился от яств. Ксения Петровна утверждала, что ужин будет чисто семейным, однако стол был накрыт на двадцать персон. Насколько семей с девицами на выданье и столько же молодых людей. Михаил сразу почувствовал себя неуютно. Знай он о том, послал бы вежливый отказ. Не гоже было появляться здесь без жены. Граф немного опоздал, оттого его усади на то место, которое оказалось ближе к выходу. Его соседкой оказалась юная девушка не старше шестнадцати лет, с вьющимися пепельными локонами и огромными зелёными глазами. Погруженный в собственные мысли, Акарчеев не заметил, что девица бросает на него заинтересованные взгляды из под опущенных ресниц. Робко поглядывая на Мишеля, она кокетливо улыбалась ему, томно вздыхая, стоило ему поднять глаза от тарелки. Видя, что граф не обращает на нее внимания, девица решила перейти к более смелым уловкам. Она пыталась невзначай коснуться его руки своим изящным локотком, мило при этом краснея и вынуждая тем самым уделить ей внимание. Акарчеев вынужден был завести с ней беседу.



Глава 18



Анна дивилась тому, откуда в ней появилась подобная дерзость. Не иначе как околдовали её карие очи соседа, не обращающего на неё ни какого внимания. Молодой человек обернулся к ней, и она почувствовала, как сердечко в груди забилось сильнее.

Белокурая прядь спадала на широкий лоб, а ореховые глаза манили своим теплом.

– Сударыня, вы что-то спросили?– приятный баритон заставил девушку вздрогнуть от неожиданности, но она и виду не показала, а кокетливо улыбнувшись, сказала.

– Я попросила передать мне соль,– мадмуазель Закревская взмахнула длинными ресницами, но на молодого человека это не произвело никакого впечатления. Передав соль, он вновь погрузился в собственные мысли.

Не привыкшая к подобному оброщению Аннушка надула губки. И несколько минут спустя избалованная девица заметила, как на пальце мужчины блеснуло обручальное кольцо. Все сразу встало на свои места. Продолжая трапезу в самом скверном расположение духа, Аннет обрадовалась, когда дам пригласили в гостиную.

Огромная комната была со вкусом обставлена. Лепнина на потолках, персидские ковры, дорогая мебель из красного дерева. Стены увешаны картинами. Особенно преобладали здесь городские пейзажи, которые очень любила мадам Чертинская. Знать и богатство хозяев бросались в глаза.

Присев в самый дальний угол, Анна тихонько наблюдала за всеми. Она не заметила, как к ней подошёл сын хозяйки дома, и попытался завязать разговор.

– Анна Никитична, как вы находите это вечер?– князь присел рядом, и оттого Аннет сделалось не по себе. Что может найти князь в дочке уездного помещика? Да и к тому же молодой человек был не в её вкусе. Темноволосый, черноглазый, настоящий потомок татар! Но ни титул, ни яркая внешность не привлекали капризную барышню. Понимая, что все же должна ответить, девушка сказала:

– Ваша маменька постаралась на славу, Андрей Викторович,– раскрыв веер, Аннушка стала им размахивать, будто сходя с ума от жары. На самом же деле она заметила своего соседа и, не скрывая свой радости, обратила на него свой взор. С небес на землю её вернул насмешливый голос Чертинского.

– Не туда смотрите, Аннет,– Андрей усмехнулся, а в его тёмных глазах заплясали чёртики,– там вам ничего не светит. Граф женат и как я лично слышал от него, очень любит свою жену.

– Я вас не понимаю, Андрей Викторович,– оскорбленная девушка вскочила со своего места и кинулась прочь. Слезы навернулись на глаза, а сердце больно кольнуло. Такое случалось всегда, когда князь заводил с ней беседу. А ведь они знали друг друга с детства. Соседи по имению Закревские и Чертинские часто пересекались в свете. Но свою нелюбовь к молодому Чертинскому Аннет не могла описать словами! Андрей всегда дразнил её, считая глупой девочкой, а в последствие расчетливой барышей. Но отчего-то именно сегодняшняя встреча оставила неприятный осадок.

***

Катерина, предоставленная сама себе, часто сидела в гостиной и читала. Но чаще всего слова расплывались перед глазами, и графиня понимала, что не в силах предаваться былому беспечию. Вот и ныне, отложив в сторону книгу, Катя размышляла над тем, что станет делать, когда появиться ребёнок. В последнее время он не давал ей покоя, и будущая мать не на шутку встревожилась. Ещё несколько месяцев до появления малыша, а она уже похожа на огромного слона, и все наряды стали ей не впору. Катя очень переживала, смотрясь порой в зеркало, что оттолкнет своим видом Мишеля. «Раздавшаяся, неповоротливая – разве может она вызвать симпатию у мужа». – Самобичевала себя мадам Акарчеева. Из-за своего положения она часто чувствовала себя неуверенной, мысли одна тоскливее другой все чаще посещали ее голову. Настроение менялось так часто, что Катя не успевала даже опомниться, как радость сменялась слезами. Вот и сейчас она загрустила, вспомнив теплоту ореховых глаз. Скорее бы Мишель вернулся и тогда она сможет сделать все, что бы вернуть его расположение. Она обязательно все исправит! Но прошло уже три недели, но супруг не спешил возвращаться.

На пороге появился Микола, объявив о неожиданной гостье.

– Агриппина Васильевна Боголюбова,– склонившись в поклоне, он пропустил дородную даму вперёд.

Катя с трудом опустила на пол отёкшие ноги и, обув туфельки, мило улыбнулась визитерше. Агриппина была пожилой вдовой и самой заядлой сплетницей в округе. Катюша сразу её невзлюбила, но воспитание не позволяло ей выгнать ту прочь.

– Екатерина Андреевна,– слащаво начала мадам, без приглашения присев на элегантную софу,– как поживаете?

– Благодарю вас, Агриппина Васильевна, все слава Богу,– Катерина потянулись за колокольчиком, призывая служанку.

Вскоре на пороге появилась Татьяна, новая девушка, которую графиня недавно наняла в прислуги.

– Чего изволите, барыня?– осведомилась девка, хитро поглядывая на хозяйку.

– Чаю подай, да вели Варваре плюшки принести,– устало промолвила Катерина, выполняя свой долг.

– Вы право ангел, Екатерина Андреевна,– продолжила Агриппина, едва за прислугой закрылась дверь,– первый год супружества самый тяжёлый, а вы Катенька прекрасно справляетесь!

Катя ничего не ответила, не понимая куда клонит мадам. Уж счастливым её брак не назовёшь, это точно!

– Михаил Иванович скоро ли вернётся?

Словно репейник, вдова продолжала сыпать соль на рану, и Катерина уже начала терять терпение.

– Увы, я не ведаю о том,– сквозь зубы ответила мадам Акарчеева, чувствуя что вот-вот сорвётся.

– Вы глядите голубушка, я слышала, в столице ваш супруг пользуется расположением многих дам и даже девиц. Как бы греха не вышло!

Катя насколько секунд находилась в недоумении, а затем громко закричала:

– Вон из моего дома! И чтоб ноги вашей здесь не было! - Указав Агриппине на дверь, Катенька с трудом дождалась, пока разгневанная фурия пронесётся мимо неё, крича проклятья.

Едва за ней закрылась дверь, как Катя опустилась на диван и закрыла лицо руками. Неужели она опоздала и Мишель, потеряв всякий интерес к ней, решил найти ей замену?



Глава 19



Катя не знала, сколько она просидела вот так и лила безутешные слезы. Лишь заслышав рядом шаги, молодая женщина подняла глаза.

– Миша!– воскликнула Катерина поспешно вытирая слезы,– Господи, ты вернулся! Графиня с замершим сердцем смотрела, как муж поспешно приблизился к ней и присев подле неё на колени ласково поцеловал её руку, поочерёдно касаясь каждого пальчика.

– Конечно, вернулся, Катюша,– он с нежностью заглянул в её синие глаза, желая вытереть все слёзы, что ныне блестели в этих притягательных очах.

Катенька склонилась ниже, насколько позволял огромный живот, неловко коснувшись лица Михаила. «Глупая, глупая» - Твердила она себе, в который раз ругая себя за слепоту. Ныне Катерина была готова вечно смотреть в золотисто карие очи, слушать чуть хриплый голос, заставляющий сердце пускаться в бег.Чуть отстранившись, Катюша опустилась рядом с мужем на колени и вновь заглянув в родные глаза, принялась покрывать поцелуями лицо Акарчеева.

– Прости меня, прости,– чуть слышно шептала она словно молитву.

Мишель не ожидал ничего подобного от своей взбалмошной супруги, и на мгновение лишился дара речи. Обняв Катю, он понимал, что должен что-то сказать, но слова будто застряли в горле.

– Ой, – неожиданно воскликнула Катя и перепуганный Акарчеев встревожено спросил:

– Что стряслось, Катюша? Тебе плохо?

Улыбаясь сквозь слезы, Катя покачала головой. Взяв в свою руку широкую ладонь Мишеля, она положила её на свой округлившийся живот.

Михаил ощутил лёгкий толчок и с недоумением посмотрел на жену.

– Это ребёнок милый, наш с тобой ребёнок,– Катерина не переставала улыбаться, чувствуя, как тёплая рука супруга покоиться на её талии.

После этого разговора жизнь четы Акарчеевых пошла на лад. Катя, выбросив глупые мысли относительно своего прошлого, наслаждалась вниманием мужа, купаясь в теплоте его глаз. Даже свою округлившуюся фигуру, она стала воспринимать с радостью, видя, с каким восхищением на нее смотрит Мишель. Самая красивая и самая желанная – вот какая она была для него.

Незаметно бежали дни, сменяя друг друга. Наступил май и все вокруг начало оживать, будто пробуждаясь от глубокого сна. Деревья оделись в зелень молодой листвы. Робко распускались первые цветочки, даря окружающим тонкий аромат. Солнышко пригревало все сильнее и сильнее.

Несколько недель назад Елена произвела на свет дочь, которую нарекли Евгенией. Молодая мать не выпускала своё драгоценное чадо с рук, и Катерина, глядя на радость подруги, уже не терпелось прижать к своей груди своего малыша. Ей было абсолютно все равно, кто родиться. Мальчик или девочка, главное чтобы малыш был здоров. На душе было покойно от того, что Михаил был рядом, и их отношения вполне можно было назвать тёплыми. Ныне все семейство собралось к Вержбицким на празднование дня рождения Элен. И хотя Катя в последнее время стало трудно передвигаться, она непременно решила навестить подругу и поздравить её. На Катерине было надето довольно скромное для замужней дамы платье из воздушного крепа цвета шампанского. Украшали этот наряд ярко красные узоры из шёлковой нити. Под руку с мужем Катя неспешно шла по алее цветущего сада, желая поскорей попасть под тень высоких деревьев и присев на удобный шезлонг немного освежиться. Аромат цветов кружил голову, вызывая на губах мадам Акарчеевой глупую, но счастливую улыбку. «Словно в райском саду!» - Думала беззаботно Катя, ловя на себе влюбленный взгляд мужа.

Граф заботливо усадил жену рядом с молодыми дамами, в числе которых была хозяйка праздника, и отправился за лимонадом для Катерины.

Катенька раскрыла ажурный веер и стала оглядываться по сторонам. На глаза попалась молодая блондинка в нежно зеленом платье и такими же зелёными глазами. Девица была хороша собой и её восторженный взор то и дело обращался к Мишелю. Почувствовав немой укол ревности, Катерина гневно сложила веер. Кто знает какие отношения связывают её супруга и зеленоглазую красавицу. Она не знает ничего о жизни Мишеля до своего появления. Возможно, эта девица раньше была знакома с ее мужем, а может даже он имел на нее виды. Мысли лихорадочно сменяли друг друга, а воображение уже рисовало картины из прошлого Михаила. Тряхнув головой, Катя попыталась взять себя в руки. Мишель никогда не давал ей повода сомневаться в нем. Вот и сейчас он скорее всего не имеет ни какого отношения к этой девице. Но понаблюдать за ней Катерина все же решила.

***

Аннет быстрым шагом пересекала сад, не думая, что её кто-то заметит. Завидев предмет своих девичьих грёз, она вновь потеряла рассудок. Подобрав платье, Анна последовала за графом. Но не успела она дойти до стола с напитками, как сильная мужская рука схватила её за запястье и потянута в кусты. Рассерженная не на шутку барышня стала колотить своего обидчика в грудь.

– Господи, Аннет, успокойтесь,– услышала она хриплый голос Чертинского,– вы делайте из себя посмешище! Опомнитесь, ваши поступки погубят вас!– князь крепко обнял девушку, что Аннушка едва могла дышать.

– Какое вам дело до моей репутации?– надменно спросила Анна, высоко подняв подбородок.

Андрей не ответил, впившись сладостным поцелуем в нежные девичьи уста.

Растерявшись, Аннушка положила хрупкие ладошки на широкие плечи, полностью отдалась поцелую.

Молодые люди настолько увлеклись друг другом, что не заметили, как рядом появилась разгневанная матушка Анны, а с ней и хозяйка торжества.

– Бог мой, Аннет, какой позор! - Воскликнула мадам Закревская, взмахнула руками, понимая, что вот-вот лишиться чувств.

– Дарья Петровна,– ответил, придя в себя Чертинский,– я непременно явлюсь к вам с визитом.

– Надеюсь, Андрей Викторович,– молвила мадам Закревская,– иначе репутацию мой девочки можно считать загубленной!

– Не сомневайтесь, я умею отвечать за свои поступки,– холодно кивнув присутствующим, князь поспешил прочь.

Анна так осталась стоять окружённая толпой любопытных гостей.



Глава 20



После инцендента с Анной, Катя облегченно выдохнула. Эта молодая красавица была более не опасна для нее. Чуть расслабившись мадам Акарчеева стала наблюдать за многочисленными гостями Элен, поймав себя на том, что разыскивает глазами Мишеля. Она увидела его стоящим с еще несколькими молодыми людьми. Они увлеченно о чем-то переговаривались, весело поглядывая на молодых девиц, что словно стайка птичек щебетали в отдалении. Ревность иглой уколола в самое сердце. От нахлынувших чувств потемнело в глазах. Не замечая, что происходит с женой, Михаил с интересом рассматривал девиц, тихо переговаривался со стоящим рядом молодым человеком. Катерина напрягла слух, пытаясь разобрать слова мужа, однако расстояние было слишком велико.

К тому времени как Мишель, оставив кружок смеющихся мужчин, подошел к Кате, она была на взводе. Накрутив себе в голове всевозможных подробностей, она еле сдерживала слезы.

–Как ты, душа моя? - присев рядом с супругой, ласково спросил Михаил.

–Подыскиваете себе любовницу? - задыхаясь от гнева, спросила Катя, игнорируя вопрос мужа.

–Ты о чем, милая? - невольно напрягаясь, поинтересовался Акарчеев.

–Я видела как вы смотрели на этих разнаряженных девиц. - нервно обмахиваясь веером, ядовито произнесла Катерина. - Куда мне до них в моем нынешнем положении.

–Катя, прекрати. - чувствуя, как раздражение закипает внутри, ответил Михаил. - Мне нет дела до них.

–Я заметила. - усмехнулась Катя, не имея сил остановить свой порыв.

–Мадам, - поднимаясь, строго произнес Мишель. - Мы возвращаемся домой.

Как оказалось семейная идиллия, которая только-только начала зарождаться у супругов Акарчеевых, быстро пропала. Катрин испытывала сильнейший приступ ревности, глядя на то, как муж поглядывает на красивых женщин, находившихся на устроенном Элен торжестве, при этом чувствуя себя некрасивой и неуклюжей. Сидя в плавно покачивающимся экипаже, мадам Акарчеева все никак не могла успокоиться.

– Вы верно забыли о моем существовании,– обижено молвила она.

– Господи, мадам, откуда подобные мысли?– сухим тоном спросил Михаил, немного откинув голову назад,чувствуя усталость от беспочвенных намёков жены.

Катюша резко отреагировала на равнодушный тон Михаила.

— Вы жестокий, бесчувственный человек! И я вынуждена терпеть ваши оскорбления, нося под сердцем вашего ребёнка!

На сей раз не сдержался Мишель.

– Мне напомнить вам, как жестоко вы собирались поступить с этим ребёнком? Или может ещё стоит освежить вашу память, напомнив о том, что вы собирались выдать своего ублюдка за моего собственно,– гневно начал Акарчеев, но не успел закончить как изящная кисть взмахнула вверх и с необычайной силой нанесла удар, от которого Михаил поморщился.

Катя не испытывала ни малейшего угрызения совести, но жестокие, полные жёлчи слова задели за живое.

– Вы, вы,– ели слышно начала она постепенно повышая голос,– ненавижу вас! Видеть вас больше не могу!– сорвалась на крик Катрин, ощутив, как горячие слёзы мокрой дорожкой остаются на щеках.

– Вы действительно этого хотите?– холодно поинтересовался Михаил. По правде сказать у него не было более сил оставаться с капризной Катерина и сносить все её выходки.

– Понимайте, как знаете,– обижено промолвила Катенька, отвернувшись к окошку.

Когда экипаж остановился у парадного входа Катя, не дождавшись помощи супруги, выбралась наружу и подхватив подол платья кинулась прочь. Не хотелось ничего видеть и слышать, а главное не хотелось видеть Михаила. Обида, что подобно яду растекалась в душе, проникла в мысли Катерины настолько, что у той напрочь пропал аппетит, а горничным и прислуге здорово досталось от разгневанной хозяйки. Мишель же зайдя в свои покои приказал собирать свои вещи. Слуга удивлено покосился на него, но ничего не сказал. Кто поймёт этих богачей. Ещё совсем недавно Михаил Иванович торопился назад и вот вновь засобирался в Киев. Прознав про это, Катюша уже не смогла сдержаться. Без стука ворвавшись в покои супруга, Катя устроила очередную сцену.

– Вы намерены вновь уехать?– С порога спросила Катерина смерив супруга презрительным взглядом.

–А разве вы не этого хотели, сударыня?– ответил Мишель, оборачиваясь к жене.

–Еще не всех девиц покорили в Киеве? - ядовито выплюнула Катя, где-то далеко в подсознании понимая, что перегибает палку, но не в силах остановиться. - Конечно, расплывшаяся жена перестала вас интересовать! Я думала вы другой, а вы такой же как и все остальные. - Кричала Катя, не давая вставить слова ошарашенному Михаилу. - Вы противны мне! Я лучше умру, нежели когда-нибудь позволю вам прикоснуться ко мне. Ищите других дур!

–Как скажете, мадам. - сквозь зубы проговорил Акарчеев и развернувшись стремительно вышел из комнаты. Злые слова Кати звучали в ушах, проникая в душу. Обида и злость затопили сердце.

Резвые кони уносили дорожный экипаж от особняка Акрчеевых. Мишель, откинувшись на подушки, пытался унять гнев, что бушевал внутри. Он достаточно прогибался под своенравной женой. Более такого не будет.

В это время Катя, упав в отчаянье на колени, рыдала закрыв лицо ладошками, понимая, что сделала самую большую глупость в своей жизни.



Глава 21



С трудом поднявшись с колен, Катюша постаралась взять в себя в руки. Ныне она и сама не знала, от чего набросилась на мужа с упрёками, не давая ему возможность сказать хоть слово. Ей было и смешно, и страшно, но она действительно боялась потерять Михаила, к которому начала испытывать не ведомые ей до ныне чувства. Когда узналось, что Николас просто играл с ней, Катерина смогла пережить это, забыть. Сердце медленно приходило в себя, а когда наконец смогло открыться новому чувству, Катя вновь испугалась. Испугалась той боли, которую она испытает, ежели Михаил предаст её. Оттого и наговорила глупостей, о которых теперь очень сожалела. Вернувшись в свои покои, Катерина позвала Дашу,попросив помочь переодеться. Домашнее платье было простое, но в тоже время подчёркивающее достоинства мадам Акарчеевой, в которых ныне она видела только недостатки. Раздавшаяся талия, изменившееся лицо, казалось от былой красоты не осталось и следа. Тяжело вздохнув, Катенька спустилась вниз, желая провести время в уютной гостиной, в которой она так любила бывать последние дни. Но немного поразмыслив, она передумала. Рукоделие не сможет помочь ей вернуть былое спокойствие, а читать Катя не хотелось. Оставалось только продолжить осмотр комнат, который она оставила, едва получила послание от маменьки. Распираемая любопытством, молодая женщина вновь захотела вернутся в ту комнату, где увидела портрет. Вдруг очень сильно захотелось взглянуть на него. Малыш в её утробе не давал ей покоя, и Катюша ласково погладила растущий живот. Ещё никогда она не испытывала столь сильной любви к этому ребёнку, от которого совсем недавно хотела избавится. Закусив губу, мадам Акарчеева с горечью подумала, что Михаил имел полное право гневаться на неё, тогда как она? Могла ли она оправдать себя? Поднимаясь вверх по широкой лестнице, Катенька вновь глотала слезы. Оказавшись на чердаке, она разыскала глазами картину. Та стояла на прежнем месте, притягивая к себе Катрин, будто пытаясь сказать что-то, о чем Екатерина не могла догадаться.

Те же золотистые очи, которые она успела полюбить, взирали на неё с такой теплотой, что ныне Катюша ощутила необычайный покой, лелея в душе надежду, что все будет хорошо.

***

Вернувшись в Киев, Мишель остановился в особняке, который ранее принадлежал его отцу. Совсем недавно закончился ремонт, и Акарчеев не мог налюбоваться на то, чем обычно может гордиться каждый человек, имеющий тонкий вкус. Но в душе остался горький осадок от ссоры с Катериной, о которой он не переставал думать. В порыве скандала он и сам не заметил, как высказал все, что накопилось у него на сердце. Он приметил, как с недавних пор стала посматривать на него Катя, ожидая, что он и дальше будет преклоняться пред ней, забывая все обиды. Но Михаил не мог забыть! Память оказалась его злейшим врагом, с которым он не мог совладать. Желая забыться, Акарчеев не стал сидеть в четырёх стенах. Он посещал балы и те редкие приемы, что устраивались в преддверии лета. Мишель стал вновь заглядываться на красивых женщин, которые первыми давали ему авансы. Кокетливые взгляды из под ресниц, а иногда просто отрытые предложения с расчетом на что-то большее, чем единственный танец на балу. Вот и сегодня войдя во флигель Мариинского дворца, где с недавних пор давали самые модные театральные постановки, граф поймал на себе восхищённый взгляд молодой вдовы, которая совсем недавно приехала из Петербурга. Тёмные очи томно поглядывали на него из-под пышных ресниц, а губы раскрылись в соблазнительной улыбке. Заняв своё место, Михаил продолжал наблюдать за дамой, чувствуя как тело реагирует на столь открытое приглашение. «Надобно будет разузнать, на что рассчитывает прелестная вдова»- лениво подумал Мишель.

Нынче давали Шиллира, а название пьесы вызвало на лице Акарчеева лёгкую усмешку. « Коварство и любовь».Чего в его жизни хватило так это женского коварства. Хотя отчасти он сам виноват. Позволил обвести себя вокруг пальца, пав жертвой обычных уловок, от которых его уже начинало тошнить. Неужели не бывает тех женщин, которые могут любить просто так, без притворства или не преследуя личные цели, как это сделала Екатерина? Тряхнув светловолосой головой, Михаил хотел хотя бы на время забыть о взбалмошной супруге. Началась пьеса, но Акарчеев более поглядывал в соседнюю ложу нежели на сцену.

Графиня Гурьева, игриво обмахиваясь веером, поглядывала на красавца Акарчеева, ловя на себе его заинтересованные взгляды. Она уже давно заприметила этого молодого человека, что довольно часто появлялся в свете, однако быть представленными друг другу не выпало случая. Ее манили глаза ,напоминающие своим цветом расплавленное золото, а белокурые волосы уложенные в художественном беспорядке, вызывали желание прикоснуться к ним. Сейчас же оглядывая собравшихся в ее ложе мужчин, Ирен раздумывала кто из них мог бы быть дружен с молодым графом.

–Господа, кто из вас знаком с вот этим молодым человеком в соседней ложе? - решив спросить на прямую, графиня слегка кивнула в сторону Мишеля.

–Так это ж Михаил Иванович Акарчеев. - расторопно ответил один из поклонников Гурьевой, желая быть полезным.

–Поговаривают, что он женился на богатом приданом, а теперь оставив жену в имении, вернулся к своему прежнему образу жизни,– попытался вставить свое слово молодой человек, сидящий рядом с вдовой и довольно улыбнулся, увидев заинтересованный взгляд Ирен.

–И что же, милейший Антон Сергеевич, - решив сделать ставку именно на него, с улыбкой произнесла Гурьева. - вы знакомы с ним?

– Так точно, Ирина Васильевна, — отрапортовал взволнованный юноша.

– Пригласите его в антракте. - на этом красавица вдова обратила все свое внимание на происходящее на сцене действие, словно ничего важнее этого не было.

Как только закончилось первое действие, расторопный Васильев уже спешил за Акарчеевым. Перехватив графа выходящим из ложи, он поприветствовал его и с некоторой каплей зависти озвучил приглашение графини. Михаил усмехнулся , чувствуя быструю победу, и разрешил проводить себя. Входя он перехватил страстный взгляд вдовы, что даже не попыталась скрыть его под пышными ресницами. «Смела» - отметил Мишель, приближаясь к Ирен. И тут же знакомая боль кольнула сердце. Катерина никогда не смотрела на него так. В её взгляде всегда читалось превосходство, а порою даже презрение.

– Не желаете ли присоединиться к нам, уважаемый Михаил Иванович - проворковала томно графиня.

– С превеликим удовольствием, мадам. - занял пустующее место возле графини Акарчеев.

Незаметно пролетел антракт и воцарилась тишина, возвещавшая о начале второго действия. Мишеля однако это уже мало интересовало. Он словно охотник, почуявший легкую добычу, все свое внимание обратил на вдову, что временами, будто невзначай льнула к нему, обдавая его облаком нежнейших цветочных духов. Беседа меж ними текла подобно весеннему ручейку, легко и свободно. Смотря на эту красивую женщину, Акарчеев невольно сравнивал ее со своей женой, отмечая их полную противоположность во внешности, манере поведения и разговоре. Однако воспоминания о Катерине снова отозвались в душе болью и обидой. Ее гневные слова все еще звучали в его ушах, не давая покоя израненному сердцу.

– Милый друг, - обратилась к нему Ирен, касаясь кончиками пальцев его рукава и слегка склоняя к нему голову, продуманно переходя на это интимное обращение. - могу я попросить вас проводить меня после окончания представления?

– Почту за честь, мадам. - победно улыбнулся Мишель.

***

Дорожный экипаж Акарчеевых плавно катил по еще пустынным киевским улицам. Ночь еще не закончилась, но как обычно это бывает в летнюю пору, уже серело и Катерина, слегка утомленная спонтанной поездкой, старалась развлечь себя, разглядывая спящие дома. Прождав напрасно некоторое время, что Мишель успокоится и вернется обратно, Катя решила пойти на примирение сама, тем более, что чувствовала вину за собой. Она с замиранием сердца преодолевала остаток пути, продумывая, как построить разговор с мужем и надеясь, что ее внезапный приезд будет воспринят им, как приятный сюрприз.

Завернув за угол, Катя увидела роскошную карету, запряженную белоснежными лошадьми, что останавливалась возле огромного особняка. Ее внимание привлекла женщина в красивом муаровом платье. Она весело переговаривалась с мужчиной, лица которого Катерина сначала не могла разглядеть, грациозно откидывая голову назад и заливаясь обворожительным смехом. Но вот ее спутник спрыгнул на землю, протягивая руку своей даме, лицо его оказалось в поле зрения Кати. Доля секунды понадобилась мадам Акарчеевой, чтобы в этом галантном джентельмене узнать собственного мужа. В глазах потемнело и словно сквозь пелену Катя наблюдала, как эта красивая дама, легко сошла на землю, нарочно оступившись и прижавшись всем телом к Мишлю. Она прильнула к нему, поднялась на носочки и приникла к его губам в сладостном поцелуе. Катерине захотелось закричать, но спазм сжал горло, не давая раздаться и звуку. Она в ужасе наблюдала, как Михаил опустив руки на талию этой бесстыдницы, еще крепче прижал ее к своему торсу, впиваясь в ее губы ответным поцелуем. Оторвавшись друг от друга, они, смеясь, поспешили скрыться в особняке.

Катя некоторое время ехала, не понимая где она находится. Слезы струились по побледневшим щекам, капая горячими каплями на руки. Как же так? Как он так мог поступить с ней?

- Стой! - крикнула она вознице,стукнув в стенку экипажа, чувствуя как накрывает волна дурноты.- Разворачивай. Мы возвращаемся обратно.

Больше не было смысла оставаться в Киеве. Тот ради кого она торопилась сюда забыл о ее существовании.

***

Мишель тем временем, следуя за Ирен, оказался в роскошном будуаре, обставленном по последней моде. Красавица графиня с кошачьей грацией прошла в глубь комнаты, на ходу снимая длинные перчатки и бросая их через плечо к ногам Михаила. Она была красива, движения ее завораживали, обещая сладостное наслаждение впереди. Кокетливый взгляд, мимолетная улыбка на чувственных губах могли свести с ума любого. Однако Акарчеев наблюдая за этой роскошной женщиной невольно сравнивал ее с Катериной, отмечая девичью скромность и милую невинность последней, даже не смотря на то, что супруга ему досталась далеко не девственно чиста.



–Помогите, граф. - с придыханием проговорила Ирен, показывая на ряд крючков.



Мишель, ловко справившись с этой преградой, спустил платье с покатых плеч, обнажая белоснежную кожу. Темные волосы роскошной волной струились по спине, маня прикоснуться к себе. Запустив руку в этот шелковый поток, он сжал в кулак мягкую прядь, слегка натягивая к себе, заставляя графиню откинуть голову назад. Он припал к ее точеной шее, терзая ее горячими губами, одновременно доставляя боль и наслаждение, словно вымещая всю боль и обиду, что бушевали сейчас в его душе. Ирен застонала, чувствуя невероятное возбуждение под настойчивыми ласками. Никто и никогда еще не был с ней одновременно так груб и нежен.



Михаил же развернув вдову, впился поцелуем в высокие груди, терзая их вершины. Он совсем потерялся, не понимая кто находится сейчас перед ним, в какие то мгновения видя в лице Ирен Катины черты. Казалось, его жена извивалась сейчас в его руках, задыхаясь и прося новых ласк.



Застонав, Мишель подхватил точеное тело на руки, делая шаг к роскошной софе. Опустив на нее графиню, он навис над ней, всматриваясь в тонкие черты лица. Ирен смотрела прямо в его глаза, сгорая от желания познать силу этого мужчины. Слегка пошевелив бедрами в приглашающем жесте, она выгнулась дугой, полностью отдавая себя в его руки.



Просить дважды графа не было нужды. Войдя одним резким движением в разгоряченные недра ее тела, Мишель двигался до тех пор пока долгожданная разрядка не охватила все его тело, вытесняя на некоторое время образ Катерины из его сознания. Опустившись всем весом на молодую женщину, он некоторое время восстанавливал сбившееся дыхание, не думая о тяжести, что должно быть сейчас испытывала графиня. Спустя несколько минут Михаил медленно поднялся, собирая по полу разбросанную одежду.

- Уже уходишь? - расслабленно произнесла Ирен, чувствуя приятную слабость в каждой клеточке тела.



-Предпочитаю ночевать дома. - несколько грубее нежели того хотелось ответил Акарчеев. В душе поднималось странное чувство, Мишель вдруг стал противен сам себе. Словно извалявшись в грязи, его душа требовала прежней чистоты. Стремясь избавиться от этого омерзительного чувства, Михаил стремительно покинул особняк.



Глава 22



Подъезжая к поместью, Катя подняла вверх опухшие глаза. Она более не могла плакать. Что толку жалеть себя, ежели сердце совсем перестало чувствовать. Холод леденящей струей прокрался в душу, принося нестерпимую боль. Предательство Николаса ранило, но ныне Катерина поняла, отчего она так быстро смогла простить. Она никогда не любила герцога, возможно просто влюбилась. И это чувство нельзя было сравнить с тем, что вызывал у неё Михаил, теперь Катя это отчетливо понимала. А ведь Катюша сама не заметила, когда успела полюбить! Может быть это случилось в тот день, когда Мишель первый раз мимолётно коснулся её губ? А может быть намного раньше, когда она увидела его у храма и уже не смогла забыть колдовские глаза, что навсегда украли её покой? Устав терзать себя вопросами, Катерина смирилась с неизбежным. Она любит своего мужа, но никогда не сможет его простить. Ведь любовь не должна причинять боль, которая ныне терзала сердце, заставляя задерживать дыханье. Внезапно охватившая её хворь уже не была душевной. Закусив губу, Катенька почувствовала сильнейший приступ боли, сковавший её изнутри.« Неужели?» - суматошно пронеслось в голове графини.« Но ведь ещё слишком рано!» - хотелось кричать графине.

Экипаж въехал на усыпанную мелкими камешками дорожку. Катерина мечтала скорей оказаться за надёжными стенами своих покоев, надеясь спрятаться от всех,включая себя.

С трудом выбравшись наружу, мадам Акарчеева поняла, что о уединение ей стоит забыть. На встречу ей спешила Элен, не скрывая на своём хорошеньким личике тревогу за близкую подругу.

– Катрин, где ты была?– поглядывая на бледную, словно полотно Катерину, Вержбитская почувствовала неладное.

– Не важно, Леночка, уже не важно,– отрешенно промолвила Катюша, направляясь к порогу. Неожиданно она вскрикнула, хватаясь за живот,– Господи как больно!– едва шевеля губами промолвила Катя.

Елена сразу сообразила, что происходит с подругой, поэтому подхватив Екатерину под локоть, она повела ту в дом.

– Ты можешь подняться наверх?– поспешно промолвила Элен, понимая, что медлить нельзя,– я сейчас же велю послать за помощью ,– добавила она, глядя, как Катя нервно кивнула.

В этот миг Элен захотелось как следует встряхнуть своего непутёвого кузена, который напрочь забыл о существование жены, полностью отдаваясь прелестям, которые таил в себе большой город. До Елены начали доходить слухи о разгульном образе жизни Михаила. И Вержбитская справедливо полагала,что в скором времени об этом узнает и сама Катя. Как себя поведет в этом случае мадам Акарчеева стоило только догадываться.

Чуть позже для Катерины начались самые страшные часы в её жизни. Боль, что терзала её время от времени, заставляла забывать обо всём. Очередной приступ скручивал тело так, что Катя забывала, что надо дышать. Липкая испарина покрывала лоб и руки. С каждым разом боль все нарастала и нарастала, пока Кате не стало казаться, что она охватила ее тело целиком, не давая даже малейшей передышки. В глазах темнело и голос повитухи звучал уже еле слышно. Катя из последних сил боролась с темнотой, что готовилась поглотить ее. Собрав волю в кулак, Катерина сделала последнее усилие и

комнату вдруг оглушил звук громкого детского плача. Катюша устало прикрыла глаза. «Теперь можно было отдохнуть.» - с облегчением подумала она, как вдруг новый приступ боли охватил тело. Катя испуганно вскрикнула, ища глазами повитуху.

– Что это? - сминая руками простынь, выдохнула она.

– Тужься милая,– послышался голос женщины, и Катя вновь приложила все усилия, чтобы немного облегчить свои муки. Когда же вновь раздался требовательный плачь, Катюша удивлено посмотрела на повитуху.

– Две чудесных дочки у тебя, барыня,– широко улыбаясь, сказала румяная женщина, показывая Катерине два маленьких свёртка.

Катюша устало улыбнулась. Ради этих крошек стоит жить дальше, и отныне это весь смысл её нелегкой жизни.

****

Мишель же выйдя на улицу сам не знал куда стоит идти. Настроение было настолько скверным, что хотелось что-то ударить, разбить. Перед глазами всплыл милый образ Катерины, которая ласково целовала его лицо, когда он вернулся из Киева. Как искренне она просила прощения, глядя на него своими синими, словно морская волна, очами. И ребёнок — она более не думала о нем с той ненавистью, которая охватывала её в начале.

Михаил все дальше и дальше шёл по мостовой , думая о том, как ему ныне поступить. Запустив пятерню в непокорные кудри, Акарчеев застонал. Он понимал, что если жена прознает о его предательстве, то никогда не простит. Её слова живо говорили о том. А ведь он только сейчас понял, какой смысл таили в себе они! Она ревновала его! И пусть не говоря это в открытую, но она не желала делить его ни с кем другим! Осознание этого стало для Мишеля как ведро холодной воды, вылитое прямо на него. Как он мог сразу этого не понять? « Дурак!» - твердил он себе, продолжая ругать себя последними словами.

Но не смотря на все это на ум невольно приходил образ Ирины, которая так охотно приняла его в свои объятия . Искушенная вдова смогла проникнуть в его помыслы и к своему удивлению Михаил понял, что поступил с ней крайне некрасиво. Получив желаемое он просто ушёл, не сказав ни слова. Не осознавая, что делает Михаил поспешно развернулся, направившись в тот самый уютный дом, который он только что покинул. Ирину он застал все в том же роскошном будуаре.

– Что заставило вас вернуться, граф? - с нотками сарказма проговорила красавица. Она удобно расположилась в небольшом плетеном кресле, держа в руках бокал с вином.

– Не хотелось бы оставлять неприятные впечатления в вашей хорошенькой головке. - в тон ответил ей Мишель, делая легкий поклон.

Гурьева усмехнулась в ответ, приглашающе взмахнув рукою. Обида, что плескалась в ее душе с уходом Михаила, растворилась не оставив и следа. Самое главное, что Акарчеев вернулся, а дальше уже она сделает все, чтобы удержать этого мужчину возле себя.

***

Немного придя в себя Катя стала часто наведываться в детскую, дабы вновь и вновь взглянуть на своих малышек. Леночку и Софью, именно так назвала Катерина своих дочерей. Присев возле детской колыбельки, Катя с умилением разглядывала девочек, находя, что они ни капли на неё не похожи. Светлые волосики, темные глазки, скорее малышки пошли в отца, от воспоминаний о котором Катюша чувствовала, как больно покалывает сердце. Элен долго уговаривала Катерину рассказать, что же все таки случилось и, не выдержав, Катя выплеснула все, что у неё накопилось на сердце!Подруга только покачала головой, предложив написать Мишелю о рождение дочерей. Она считала, что так у них появится возможность поговорить.

– Нет, нет и нет!- воскликнула тогда Катерина, не в силах даже подумать о том, что придётся видеться с мужем,– Я не хочу его видеть,– добавила она, дав понять, что на этом разговор окончен.

Ныне Катя размышляла, как ей стоит поступить. Оставаться здесь у неё не было желания, все напоминало ей о неверном супруге. Девочек она тоже не хотела оставлять. Стараясь найти достойный выход из положения, Катюша, погружённая в свои мысли, не заметила, как в детскую вошла Элен, шелестя своим модным платьем.

– Катрин, милая, может ты..– начала мадам Вержбитская, но Катерина резко прервала её.

– Элен, я уже говорила тебе, что не собираюсь менять своего решения. К тому же письмо от матушки пришло. Она сообщает, что Долли вновь в тягости, а ты ведь помнишь, как моя старшая сестрица переносить это. Вот я и подумала, взять девочек и поселится с ними по соседству, в «Бережном».

– Ты действительно хочешь уехать?– огорчено спросила Елена, беря подругу за руку.

– Да, Леночка,– тяжело выдохнув, промолвила Катерина,– и ещё. Я хочу написать прошение государыне о разводе, думаю она мне не откажет, помня о заслугах батюшки, и выслушав мою историю.

– Катенька, а ежели дать возможность Мишелю объяснится?

– Зачем? – горько воскликнула Катерина, – по мне так все ясно! Зачем ещё это выяснять?

– Ну как знаешь, милая,– погладив подругу по плечу, ответила Элен,– но может хотя бы напишешь ему письмо? Чтобы он знал о твоём решении?

Катя задумалась. Часть души требовала увидеться с Михаилом, заглянуть в золотистые глаза и спросить отчего он так жестоко поступил с ней. Но Катерина вновь бежала. Точно так же,как она уже бежала от Николаса, надеясь избежать объяснений.

Через несколько недель весь дом был перевёрнут вверх дном, погрязнув в поспешных сборах. Елена уговаривала Катерину подождать, пока девочки немного подрастут и окрепнут, однако мадам Акарчеева была непреклонна. С каждой минутой Катя все сильнее и сильнее пугалась едва уловимого звука, раздававшегося в передней.

Одетая в ярко синее дорожное платье, графиня выглядела краше чем прежде. Материнство внесло некоторые изменения во внешность Катерины, что были ныне ей очень к лицу. Её формы стали более женственными, и привлекательными. «Вот только-грустно улыбаясь своему отражению, подумала Катюша - Некому оценить такие необыкновенные перемены.» Оправив изящную шляпку, Катя поспешила вниз, дабы убедиться, что все готово к дороге. Спускаясь по широкой лестнице, она неожиданно встретила препятствие. Опешив, Катюша широко распахнула глаза, встречаясь с взглядом притягательных ореховых очей. Затаив дыхание, Катерина стала наблюдать за тем, как глаза супруга меняют свой цвет. Ныне пришла пора расставить все по своим местам.



Глава 23



Михаил, затаив дыхание, разглядывал женщину, в которой трудно было признать его супругу. Только блеск темно-синих очей позволил Акарчееву узнать Катерину. Из головы в тот же миг вылетели все мысли о любовнице, которая будто приворожила его, заставив идти в разрез со своей совестью. После того как он вернулся к Ирине, прелестная вдова смогла уговорить его остаться до утра. Да и одним днём все не кончилось, он возвращался и возвращался в горячие объятия графини. Мишель чувствуя себя как муха в паутине, не зная, как из неё выбраться. И лишь услышав из уст лучшего друга о том, что у него родились дочери граф, сорвавшись со своего места, кинулся в имение, не взирая на то, что в этот вечер должен был идти в театр с мадам Гурьевой. Андрей не выбирая выражений высказал ему все, что о нем думал. Мишель, удобно расположившись в кресле наблюдал за другом, будто был сторонним слушателем, и не более. А затем откинув голову назад, в упор взглянув на Чертинского сказал, не скрывая иронии в своём голосе:

– Андре, с каких пор ты стал ярым поборником семейных ценностей?– лениво произнёс Мишель, раскуривая сигару.

– Я сам в скорости женюсь, и не намерен вести себя со своей женой подобным образом!– гневно сверкнув тёмными глазами, воскликнул князь,– а ты… mon amie, я тебя не узнаю! Твоя жена…нет это уму не постижимо! Родила тебе двоих дочерей и весь уезд знает о том, а ты кутишь, гуляешь и пьёшь! Не ожидал я от тебя подобного, Миша!

Граф перестал улыбаться. Его лицо вдруг помрачнело, а золотистые глаза потемнели, отчего стали казаться почти чёрными.

– Андрей, это правда?– хрипловатым голосом спросил Михаил,– но отчего Катерина не написала мне?– обескуражено спросил он, уже сам прекрасно зная ответ.

– Полагаю, до Екатерины Андреевны дошли слухи, которыми наполнился город. Тебе повезёт, если она не захочет просить развод. Тут с лихвой можно найти свидетелей твоей неверности.

Не дослушав друга, Акарчеев сорвался со своего места, отправляясь в конюшню. И вот теперь граф стоял перед Катериной, пытаясь найти слова, дабы оправдать свои поступки. Но он не мог их найти! Он виноват, и своим необдуманным действием разрушил всю их совместную жизнь.

– Пустите меня, Михаил Иванович!– будто сквозь туман донеся до Акарчеева голос жены.

Глаза Кати неистово сверкали, а непокорная прядка все же сумела выбиться из её идеальной причёски. Михаил, не удержавшись, легонько коснувшись нежной щеки, вернул её на место.

Катерина гневно уперлась кулачками в его грудь, стараясь оттолкнуть.

– Катя, Катенька, Катюша,– зашептал Михаил, перехватывая её руку,– прошу тебя, выслушай меня!– взмолился граф, пытаясь поймать взгляд супруги,– пожалуйста!

Катерина замерла на миг, стараясь не думать о том, как на неё действует близость Мишеля. Сердце пустилось в бег, перехватив дыхание.

– Вы опоздали со своими объяснениями, граф! - выкрикнула Катя, отталкивая Акарчеева и устремляясь к дверям, ведущим в сад. Путаясь в пышных юбках, Катерина остановилась под ветками раскидистого дерева. От быстрого шага дыхание сбилось, а в глазах потемнело.

– Милая, я прошу только выслушать меня. - рядом замер Михаил, борясь с желанием прикоснуться и сжать в объятиях эту гордую красавицу.

– Михаил Иванович, - переводя дыхание начала Катя. - зачем вам это? Вы прекрасно жили все это время, не озадачивая себя проблемами семьи. Вы оставили жену на сносях, предпочитая развлекаться с вдовой. Что нового вы можете мне сказать?

Она резко развернулась, в глазах ее полыхал гнев и обида. Михаил удивленно замер. Еще никогда он не видел свою жену такой красивой. Гнев, что сверкал в синеве ее взора, на мгновение парализовал Акарчеева. Он вдруг со всей ясностью осознал, какую ошибку совершил, позволив Гурьевой увлечь себя в свои сети. Обида слишком сильно жила в нем, чтобы он мог трезво смотреть на вещи. Как объяснить все Кате, Мишель пока не представлял. Если по дороге домой, он не сомневался, что все будет просто, то увидев Катерину сейчас, Мишель пришел к выводу, что ему придется приложить максимум усилий, чтобы вернуть расположение жены.

– Катюша, милая. - начал Михаил, понимая, что молчание лишь еще сильнее настраивает Катю против него. - Мне нет прощения. Я даже не знаю, как все объяснить. Я только знаю, что в тот день твои слова, душа моя, так сильно ранили меня, что разум отказался что либо понимать. Я словно и не жил все это время. Я только сейчас это понимаю, что дни без тебя пусты и не имеют смысла.

Он замолчал на несколько секунд, собирая мысли во едино. Катя же отвернувшись, смотрела куда-то в даль. Плечи ее поникли, словно под невыносимо тяжелым грузом. Сердце разрывалось от желания поверить этому человеку, что так умоляюще сейчас разговаривал с ней. Но она отчетливо понимала, что душа и разум теперь живут не в едином порыве.

– Вы любите ее? - раздался ее тихий голос. Она не видела, как при этом вздрогнул Михаил, понимая, что Катя знает все. А так же осознавая, что только правда может проложить хрупкий мостик к жене.

– Нет. - четко произнес Акарчеев, не испытывая и капли сомнения при этом. - Катюша, ты в праве не верить мне, но дороже тебя у меня никого нет. - А немного помолчав, Мишель добавил. - Тебя и девочек.

Катя обернулась, вглядываясь в столь любимые черты лица. Весь вид Мишеля говорил о том, что он переживает и раскаивается, однако в душе Кати будто что-то сломалось. Сколько не искала она в своей душе прощения, найти его не могла.

– Мне бы хотелось простить вас, - с отчаяньем сказала Катюша. - но я не знаю как это сделать. Перед глазами я вижу одну лишь картину, как вы обнимаете ее. Вы даже на долю секунды не можете представить, как это больно. - Катя замолчала, переводя дух. - А еще тяжелее каждый день видеть ваши черты в наших дочерях. Они ведь полностью ваша копия.

– Вам это так неприятно? - выдохнул Мишель, чувствуя отчаянье, что вдруг охватило все его существо.

Катерина промолчала, не зная как правильно передать чувства, что владели сейчас ее душой. Ей не было неприятно, наверное даже наоборот, смотря в на девочек, Катя забывалась, вновь окунаясь в то время, когда предательство еще не коснулось их семьи. Но признаться в этом не позволяло обиженное сердце.

– Нет, конечно же нет. - вымучено ответила Катюша. - Просто это не дает мне забыть вас.

– Катенька, милая, - почувствовав смятение в душе супруги, с жаром заговорил Мишель. - я обещаю, я более ни словом ни действием не обижу вас. Отныне у вас не будет ни малейшего повода усомниться в моей любви.

Катя вздохнула, поднимая глаза к небу. Как же хотелось верить в эти слова. Отбросить все сомнения и окунуться с головой в охватившее ее чувство. Забыть о всех тревогах, о тех бессонных ночах, что провела в слезах. Так хотелось жить здесь и сейчас, наслаждаясь каждой секундой, что дарила судьба. Но Катя не могла, не могла вырвать память, забыть красивую вдову, ластящуюся к ее мужу.

– Ради наших дочек я попробую простить тебя Миша и все забыть. - Катерина серьезно посмотрела на мужа. - Но я не могу обещать, что это произойдет быстро и сразу.

– Душа моя, я готов ждать сколько угодно. - улыбнулся Михаил, в душе чувствуя безграничную уверенность в том, что сделает невозможное, но вернет любовь и веру своей жены. - Милая, если ты не против, я хотел бы взглянуть на девочек.

Катя вздохнула, в душе царила целая гамма чувств. Обида перемешалась с желанием прижаться к этому сильному мужчине, вдохнуть аромат его туалетной воды и забыть все, что было раньше, начав жизнь с чистого лица. Но она так же понимала, что не сможет просто так вырвать часть памяти и самое главное, что не сможет снова доверять ему. Однако Мишель ждал ее ответа, с мольбой смотря в ее глаза и вздохнув мадам Акарчеева, ответила:

– Пойдем. - Она оправила юбки, делая шаг в направлении дома. - Леночка с Софией должно быть уже проснулись.

Михаил с замиранием сердца заходил в уютно обставленную детскую. Он тихонько прошел к кроватке, осторожно заглянув в нее. Слезы счастья защипали глаза. На него смотрели два чудесных крохотных личика, точная копия его самого. Казалось, Михаил забыл, что надо дышать, с умилением вглядываясь в эти милые черты. «Вот оно счастье!» - пронеслось в его голове, накрывая волной безграничной любви к своим дочерям.

***

Ирина накинула на плечи лёгкое манто, дабы укрыться от сентябрьской непогоды. Место, к которому подвёз её крытый экипаж, со стороны могло показаться жутким. Но мадам Гурьева ничуть не испугалась. Она не впервые приезжала сюда, поэтому уверенной походкой направилась в ветхий домишко, давно нуждавшимся в ремонте. Низко склонившись, Ирен вошла в просторную комнату, на ходу снимая перчатки. Каждое движение было столь грациозно, что графиня не сомневаясь в своём превосходстве.

– Опять пришла, барыня,– послышался хриплый женский голос из глубины комнаты.

– Пришла,– уверено промолвила графиня,– и снова помощь твоя нужна.

– Что не помог приворот удержать красавца?– усмехнулась старуха, показывая ряд гнилых зубов.

Ирина стала нервно теребить перчатки, не зная что ответить. Как объяснить то, что лежало тяжёлым грузом на сердце, не давая покоя денно и ночно.

– Говорила я тебе, забудь, барыня, что толку. Не тебя он любит, не тебя. Только сердце себе разрываешь, ведь никогда он не будет твоим.

– Я, я… - неуверенно начала мадам Гурьева,– я люблю его. И разве его брак мешает тому?

– Мешает, ой как мешает, милая,– тихо ответила старуха,– у него жена, дети, там его место.

– Дети?– удивлено спросила Ирина,– но разве они его?– и тут помыслы прекрасной вдовы приняли новый стремительный оборот, и от пришедшей в голову мысли, Ирина невольно улыбнулась.

– Знаю о чем подумала, милая, только мысли такие выкинь. Не будет у тебя детей от этого мужчины, но сможешь найти своё счастье, если послушаешься моего совета.

Недовольно поджав губы, графиня, потеряв терпение, сказала:

– Я не затем пришла, чтоб слушать твои бредни,– достав из элегантного ридикюля пачку ассигнаций, мадам Гурьева продолжила:

– Думаю, теперь ты сможешь дать мне то, о чем я тебя прошу?– вскинув красиво очерченные брови, Ирин стала ждать ответа, привыкшая к тому, что всегда получает то, что только пожелает. Так было и в детстве. Девочка, привыкшая к тому, что родители потакают каждой её прихоти, брала слезами, стоило чему-то случится не так, как она того хотела. Став старше Ирина не избавилась от своего порока. Она лишь стала капризнее и это отражалось на её поведение с мужчинами. Увидев того кто ей нравился, мадам Гурьева быстро бралась за дело. Но в этот раз все было иначе. Встреча с Михаилом открыла ей глаза на то, что она никогда в своей жизни не любила по-настоящему. Акарчеев – он сумел пробудить в её душе какие-то ростки до конца незнакомого чувства, и Ирина не собиралась его терять. К тому же сумев узнать много интересного о молодой супруге графа, Ирен сделала соответствующие выводы. Юная княжна Емельянова, помимо хорошей родословной и вполне обычной внешности,обладала баснословным приданым, на которое скорей всего и купился Мишель.

В Петербурге же ходили более скандальные слухи о княжне, к которым мадам Гурьева ранее не прислушивалась. Вернувшись из Англии, девица Емельянова поспешила найти себе мужа, а это говорило о многом. Кумушки долго обсуждали брак четы Акарчеевах, жалели графа, которому жена наверняка подарит неприятный подарок. «И ведь наверняка,– взволновано подумала Ирина,– сплетники оказались правы». Не прошло и года, как графиня подарила мужу первенцев. Нервно комкая в руках перчатки, мадам Гурьева вновь обратила свой взор на старуху.

– Убери свои деньги, барыня, не купишь за них человеческое счастье,– угрюмо сказала пожилая женщина, отдавая пачку Ирине,– не помощница я тебе в этом деле, милая.

Ирен несколько секунд гневно сверкала тёмными очами, а затем натянув перчатки вскинула подбородок и ответила:

– Я сама справлюсь, не надобно мне твоей помощи!– подобрав юбки, мадам Гурьева кинулась прочь из ветхого дома, не в силах совладать с чувствами, бушующими в её груди. Не хотелось признавать, что старуха права и у неё нет будущего с Акарчеевым.

Довольно быстро вернув себе хладнокровие, графиня забралась в ожидающий её экипаж. Ирина не замечала какой прекрасный пейзаж был ныне за окном. Осень только вступила в свои права, одевая деревья в красивый золотистый наряд, а небольшая речушка неподалёку журчала так звонко, что казалось было слышно только её.

Мадам Гурьева, погрузившись свои думы, не заметила как уже показался величественны фасад её особняка. О сколько же прекрасных ночей провела в нем Ирин,а сгорая от страсти в объятьях единственного мужчины, который смог растопить лёд в её сердце. И пускай порой он называл её чужим именем, Ирен готова была стерпеть и это. Лишь бы он был рядом!

Но ныне находясь в растерянных чувствах, графиня считала, что хуже уже и быть не может. Но она была не права. Войдя в дом и отдав лакею шляпку с перчатками, Ирина замерла на пороге, заметив знакомую фигуру.

– Вы…что вы здесь делайте, князь?– спросила она дрожащим голосом.

– Ирен, ты ведь не думала, что я буду сидеть и бездействовать, глядя на твоё безумство,– темноволосый молодой человек встал с дивана, и ловким движением приблизился к Гурьевой,– даже до Петербурга дошли слухи о твоём легкомыслии.

– Какое вам дело до моих поступков?– все так же находясь на грани обморока спросила Ирина,– я ведь отказала вам, и стало быть вы не имеете никакого права встревать в мою жизнь!

– Ирина, вы верно глупы или притворяетесь!– начал князь, резко схватив вдову за плечи, разворачивая к себе,– я предлагаю вам все, а что может предложить вам он?– сверкнув голубыми очами, спросил тот не отводя взор,– почему вы так упрямы?

Ирина застыла на миг, ощутив тяжесть рук князя.

Василь всегда был преданным поклонником её красоты, и никогда не скрывал своих чувств, что вызывала в нем юная соседка по имению, впервые посетившая первопрестольную . Он не раз делал ей предложение и каждый раз получал отказ. В ту пору он не был богат, лишь имел за собой древний титул да немалые долги, оставленные его покойным родителем. А Ирина, хоть и не была богатой наследницей, смогла увлечь князя на столько, что он не задумываясь предложил ей свою руку и сердце.

Но она отказала, предпочтя ему пожилого графа Гурьева, владевшего немалым состоянием. Молодая супруга в скорости решила испытать все прелести, которые таил в себе высший свет Москвы. И если князь Вахванов был непригляден, то на роль любовника он идеально подошёл. Василий не мог скрыть своей радости, пусть и пришлось обладать любимой женщиной во грехе. Но как оказалось, мадам Гурьева быстро расправив крылья, стала менять любовников как перчатки, не взирая на то, что её супруг был не настолько немощным. Но граф предпочёл закрывать глаза на интрижки супруги, ведь он был уверен, что сына она родила ему именно от него. Ныне есть смысл держать её подле себя?

Василий смотрел на все это, стараясь загнать в угол своего сознания ту боль, что поселилась в его душе.

Два года назад граф отдал Господу душу и, проведя положенный год траура в поместье, Ирина вновь вернулась, дабы покорить Петербург. Вахванов вновь решил попытать счастье, ведь за те пять лет, что прошли так незаметно, он смог изрядно разбогатеть. Но Ирен и на этот раз смогла дать ему отворот поворот, поспешно уехав в Малороссию. И князь бы ни ничего не стал делать, коли не слухи, успевшие добраться в столицу к самому началу сезона.

Бросив все делала, Василь приехал в Киев. Увидев Ирину, он почувствовав, как ныне участился пульс. Ирина была прекрасна! Тёмные волосы были уложены в элегантную причёску а чёрные глаза гневно блестели выражая недовольство их хозяйки. Вохванов имел дело со многими женщинами, но ни одна из них не была так желанна, как эта. Ирина тем временем продолжала сверлить его взглядом, понимая, что слова вряд ли смогут что-то изменить, Василий притянул к себе мадам Гурьеву, накрыв её губы нежным поцелуем. Противившись в начале, Ирина всё-таки уступила его натиску, позволив углубить поцелуй.

Все мысли о Мишеле ушли на задний план, оставляя место охватившей её страсти, зарождающейся в глубине её тела.

Сейчас Ирина не играла и не пыталась добиться своего. Ныне она просто отдавалась чувствам, не думая о том, что будет после.



Глава 24



Анна Ивановна уверенной походкой направлялась в кабинет мужа, недовольно поджав губы. Слухи о супруге её дочери облетели все гостиные, и княгиня опасалась скандала, который вот-вот мог случится, если не принять какие-то меры.

Анна Ивановна не сомневалась в том, что Катрин не прислушалась к её совету и все отношения с мужем сошли на нет. Иначе зачем Акарчееву заводить любовницу?

Постучавшись в массивную дверь кабинета, мадам Емельянова вошла, едва услышав негромкое «Войдите»

– Душа моя, а я как раз хотел послать за тобой,– начал Андрей Евдокимович, приветствуя супругу,– письмо пришло от Катюши. Две чудесные дочки родились у нашей Катрин.

– Надо же,– удивлено молвила княгиня,– не иначе как кровь отцовскую взяли,– добавила она вспомнив герцога и его сестру.

– Душа моя, я понимаю, что Катерина совершила глупость, но может не надобно вспоминать о том?

– Катрин и поныне совершает глупости! Вы слышали какие толки ходят о нашем зяте?– недовольно спросила Анна Ивановна, усаживаясь в удобное кресло напротив супруга,лёгким движением руки смахнув невидимую пылинку с пышных юбок.

– Нет, Аннет, я не слышал те толки, может быть вы перескажете их? Вы ведь знаете, сколько дел навалилось на меня недавно.

Анна Ивановна неожиданно задумалась. Расскажи она мужу всю правду, Андрей Евдокимович не станет молчать. Он сделает все, чтобы защитить свою любимую дочь. Сказав о слухах, княгиня поняла, что оплошала. Надобно найти достойное объяснение.

– Катрин никак не может ужиться с супругом, вот и толки ходят! И не мудрено!Акарчеев не дурак и наверняка догадывается, как ловко обманула его Катерина.

Андрей Евдокимович облегчено вздохнул. Он уж грешным делом подумал, что Михаил нарушил семейные обеты, а уж тогда бы он нашёл управу на зятя! А так…Милые бранятся только тешатся. Пусть пройдёт побольше времени. Тем более родились девочки, и графу не зачем переживать понапрасну, ведь Катрин сможет родить ему наследника.

– Все образуется, Аннет, вот увидишь. А пока не пора ли нам подумать о Лизоньке? Вскорости и её в свет выводить, уж вы проследите, mon chéri, чтобы не было подобных казусов.

– Будьте покойны, Андрей Ефимович, все будет в порядке,– заверила княгиня супруга, всей душой надеясь,что так все и будет.

***

Незаметно подкралась зима, украсив деревья в свой белоснежный наряд, засыпав снегом некогда цветущий сад. С каждым днем все сильнее становились морозы, украшая за ночь замысловатыми узорами окна. Ясные морозные дни сменялись вьюгами, что заметали снегом дороги и тропинки. В такие моменты Катя все чаще проводила время в детской, не имея возможности выйти на улицу и таким образом избегая встреч с Мишелем. Ведь хоть она и дала ему возможность объясниться, было слишком тяжело заставить себя сделать тот самый первый шаг на встречу, дабы окончательно простить супруга. Вот и сегодня, как обычно, поднявшись поутру, Катюша позволила горничной быстро прибрать себя и направилась к девочкам. Платье из темно-синей тафты шуршало в такт её движениям, а от быстрой ходьбы сбилось дыхание. Растворив дверь детской, Катюша застыла на пороге. Замерев она наблюдала за тем, как Мишель склонился к колыбельке, и ласково нашёптывает девочкам слова, которых Катя не смогла разобрать.

До боли захотелось приблизиться к нему, запустить руки в золотистые волосы, пропустить их через пальцы, вдыхая аромат любимого мужчины. Но Катя в который раз сдержалась, помня о том, что долгое время Мишель предпочитал проводить время в чужих объятьях. Представив, как твёрдые губы целуют эту нахалку, Катерина гневно сжала руки в кулачки, а вздох, который она надеялась сохранить в тайне, вышел громче чем того хотелось.

– Катя?– Михаил поднял на неё глаза, не в силах отвести взор. Все это время Акарчеев старался наладить отношения с женой, понимая, что это будет не так просто. Ведь Катерина никогда не давала ему возможность остаться с ней наедине. Каждый раз она старалась сделать так, чтобы в столовой за трапезой присутствовали Мария и Евдокия Семёновна. А когда приходила пора отдыха, Катя сбегала в свои покои, находя подходящий предлог. Мишель не стремился давить на супругу, понимая, что силой или резкостью он только оттолкнёт любимую женщину. Решив отныне действовать иначе, граф выбрал иную тактику. Он намеревался влюбить в себя собственную жену, представив что он впервые ухаживает за ней, и они лишь едва знакомы.

– Я так скучала по девочкам, что едва проснувшись, решила непременно навестить их,– слегка улыбнувшись, Катерина приближалась к колыбели, не чая увидеть своё самое ценное сокровище.

Завидев мать, малышки заагукали, раскрыв маленькие ротики в подобии улыбки. Катюша протянула руку и одна из девочек схватила материнский палец мертвой хваткой, не желая отпускать. Катерина коснулась щеки малышки лёгким движением, чувствуя, как сердце каждый раз наполняется теплом и любовью, стоит ей только взглянуть на эти трогательные комочки, нуждающиеся в ней как ни в ком другом. Как можно было желать избавится от них, Катя уже не представляла! Вспоминая со слезами свой поступок, она в который раз благодарила Господа и мужа за то, что они смогли уберечь её от непоправимой ошибки.

– Леночка, красавица моя,– промолвила молодая мать, беря дочь на руки. Одинаково любя детей, Катрин все же чувствовала, что к этой малышке она тянется ещё больше. Может быть оттого, что она характером пошла в отца?

Прижав хрупкое тельце к груди, мадам Акарчеева взглянула на мужа. Мишель покачивал на руках Софью, а та с интересом разглядывала отца своими огромными глазёнками цвета раскалённого золота.

Ещё немного побыв с дочерьми, супруги вместе покинули детскую. Чувствуя неловкость повисшую меж ними, Катя ускорила шаг, стараясь поскорее оказаться в библиотеке. Мишель нагнал её на лишь на пороге, желая хоть немного поговорить.

– Катюша, вы меня избегаете? Ей Богу я не стану докучать вам, если такого ваше желание,– Михаил склонил голову набок, желая насладиться тем мигом, в который мог созерцать красавицу супругу без всяких условностей.

Катенька перевала дух и не смело подняла вверх глаза. Тёмная синева встретилась с золотыми очами и обоим показалось, что время остановилось на миг.

– Дело не в этом, Мишель. - вглядываясь в любимые глаза, промолвила Катя, тяжело вздыхая. - Я не могу забыть, как ни стараюсь. Стоит мне посмотреть на вас, как я представляю ее в ваших объятьях.

– Катюша, - Михаил в отчаянье сжал руки. - Что я могу сделать? Как мне все исправить?

– Дай мне еще время, - тихонько промолвила Катерина, - Пожалуйста.

– Хорошо, родная. - легко касаясь ее щеки, ответил Акарчеев, замечая, что Катя при этом не отвернулась.

Возникла пауза, в течении которой Катя отчаянно пыталась найти слова, чтобы сменить тему разговора. Бросив рассеянный взгляд по сторонам, она остановилась на портрете женщины, что так заинтересовала ее.

– Это твоя мать?– чуть слышно спросила Катерина, кивнув на него,– какая красавица! Думаю в будущем наши дочери будут такими же как их бабушка!

– Нет, это моя тётя,– ответил Мишель, положив ладонь на хрупкое плечо жены. Он ждал реакции Кати, но та не скинула руку, как ему показалось в начале, а лишь крепче прижалась к нему, положив голову ему на плечо. Михаил облегчено вздохнул, испытав ни с чем не сравнимое счастье. Поняв, что жена по прежнему ждёт продолжения, Михаил продолжил:

– У маменьки была сестра близнец, которая совсем юной девушкой сбежала из дома с труппой бродячего театра. Оттого и упоминать о ней никогда не любили, и велели убрать этот портрет с глаз долой.

– Господи, - воскликнула Катюша, чувствуя, что интерес к этой молодой женщине только возрос. Так захотелось узнать, чем же закончилась эта история,– а где она нынче?– аккуратно спросила Катерина дабы не быть слишком любопытной. Она не настаивала.

Спустя несколько минут Михаил продолжил свой рассказ.

– Я конечно не знаю, мне в ту поры не было ещё и года, но зато маменька часто упоминала о сестре, сетуя, что они так и не могли более свидеться. Тётушка Софья смогла понравится какому-то английскому герцогу и тот, не взирая на осуждение высшего света, женился на девушке, сделав её своей герцогиней. Она подарила мужу двоих детей и они ещё долго жили вместе, пока какое-то несчастье не оставило их детей сиротами.

Катя слушала эту историю, невольно вспомнив Николаса. Кажется их с Ариной мать тоже русская. А что если… «Нет, это глупо,– подумала Катенька, устыдившись пришедшим в голову мыслям,– ведь нет ни одной общей черты меж Николасом и Михаилом.» Они были столь же не похожи как закат и рассвет. Мишель был её рассветом и она из-за всех сил старалась найти в себе силы простить. «Может пусть пройдёт ещё немного времени» – подумала Катерина, чувствуя, как вновь теряет все остатки разума, желая послушаться сердца. Ей так не хватало сильных рук, которые могли подарить ей столько блаженства, а губы..– встряхнув головой, Катя вновь принялась слушать мужа, уже не чувствуя былой боли, которая подобно игле колола сердце.

Казалось в тот день супруги открыли для себя что-то важное, а возможно просто смогли понять, как цены они друг для друга.

В один из морозных декабрьских деньков все семейство Акарчеевых ехало в храм. Вокруг стояла тишина, лишь изредка нарушаемая гомоном птиц. Солнечные лучи, играя в многочисленных снежинках, слепили глаза. Снега в эту пору уже намело столько, что сойди с накатанной коллеи и провалишься по колено.

Нынче предстояло венчание мадемуазель Закревской и князя Чертинского. Катя не могла скрыть своей радости, хотя давно поняла, что опасаться Аннет ей не стоит. Другое дело красивая вдова. «Господи, пусть её не будет там», –шептала она одними губами. Ни к чему сейчас ворошить тот хрупкий мир, который ныне установился меж ней и Михаилом.

Погружённая в свои думы, Катерина не обратила внимание на Мари. Та тихонько сидела в углу и лила слезы, чувствуя себя самой несчастной на земле. Как так сталось, что Андрей, которого она боготворила с самого детства, ныне поведёт под венец другую. Сколько раз в прекрасных девичьих снах она видела себя его женой! Той, на кого он с теплотой обратит свой взор, и когда она повзрослеет, попросит её руки. И вот рухнули её мечты! Шмыгнув носом, девочка все же смогла привлечь внимание невестки.

– Мари, вы в порядке?– спросила Катерина, поглубже кутаясь в меховое манто, чувствуя, как зуб на зуб падает от лютого холода.

– Вполне,– пролепетала девочка, утерев слезы ладошкой,– день такой студёный, а я кажется подхватила хворь.

– Так может велеть повернуть обратно?– с тревогой спросила мадам Акарчеева,– не хватало чтобы вы слегли от такого мороза.

– Не надобно, – промолвила Машенька, натягивая на маленькие ладошки шерстяные митенки,– я буду на венчание, а потом, если вас не затруднит,я бы хотела отправится домой.

– Хорошо, Мари, так и сделаем. Да, дорогой?– обратилась Катерина к Мишелю, не осознавая, как нынче прекрасна.

Щеки раскраснелись от мороза, а синие глаза неистово блестели, отчего графу захотелось сгрести жену в охапку и целовать до тех пор, пока она не скажет ему, что он прощён. Но Михаил понимал, что в этом деле нельзя торопится. Хрупкий мостик который остановился меж ними недавно, мог так же легко разрушиться, поэтому Акарчеев довольствовался малым. По крайней мере Катерина более не избегает его, а это уже кое-что.

– Конечно, Катюша,– наконец ответил он, тепло улыбнувшись,– мы не заставим Мари оставаться там долее того, что требуют приличия.

Экипаж остановился у храма и Михаил спрыгнув на землю, поспешил помочь своим дама. Опустив на землю сестру, он подал руку Катерине. Та несмело вложила ладонь в его руку и Михаил, воспользовавшись тем, что на дворе никого нет, на мгновение приблизил к себе жену, мимолётно коснувшись её губ поцелуем. Катя замерла на мгновение, понимая, как сильно скучала по нему. По этим твёрдым и в тоже время нежным губам, по сильным рукам что ныне прижимали её к своему телу. Забывшись на миг, она пылко ответила на поцелуй, но тут же вернула себе былое спокойствие. Только громкие толчки сердца выдавали её с головой, когда Акарчеев поспешно заглянул в её бездонные глаза, которые словно омут тянули его за собой, заставляя искать прощения. Решив не смущать Катю ещё больше, Михаил взял её под руку и повёл под своды храмы.

Церемония обряда прошла довольно скромно, таково было желание невесты. Анна делала вид, что не обращает внимание на тихое перешёптывание тех, кто собрался позади. Она уже не была столь грустна, как тогда, когда под гнётом обстоятельств была вынуждена принять предложение Чертинского. Сейчас она смотрела на все немного иными глазами. Маменька подробно рассказала девушке о том, что в браке не бывает любви. Счастлив тот, кому удастся сделать так, чтобы в семье было хотя бы уважение. Ведь в аристократической среде не принято выставлять свои чувства и идти на поводу у своих эмоций. Поэтому Аннушка смерилась и последние несколько месяцев лишь и делала то, что ожидали от неё другие. Сейчас давая священнику чёткие ответы, мадемуазель Закревская все же пустила непрошеную слезу, почувствовав себя загнанной в ловушку. Андрей поднял кружевную фату, загдянув в глаза своей наречённой, отметив её бледность. Он не хотел делать Аннет несчастной! И видит Бог, в тот день он лишь хотел огородить девушку от самой себя. Все вышло совсем не так, как он планировал и все же Андрей был намерен поступить так, как требовала дворянская честь. Ныне обратного пути нет. Надобно попытаться показать Анне, что их семейное счастье все же возможно.



Глава 25



1796



Катюша раскрыла изящный кружевной зонтик, дабы укрыться от яркого солнца, что ныне озаряло этот погожий осенний день. Элен шла рядом, а их маленькие дочки без устали двигались вперёд, под чутким глазом присматривающей за ними няней. Катя не могла скрыть гордости, глядя в след своим златовласым проказницам. За год малышки успели подрасти и стали ещё более походить на отца. Катерина не переставала радоваться тому, что девочки были копией Мишеля. Мишель– едва подумав о нем, Катя чувствовала, как дрожь охватывает ее тело, истосковавшееся по крепким рукам, по нежным объятьям. Но все же за столько времени онв не смогла заставить себя сломать стену, которую сама же и выстроила между ними.Супруга видимо устраивало такое положение дел, вот только сама Катя не знала как ей дальше быть. Она запуталась, ее гордыня нашептывала ей свои правила,не давая возможности сделать последний шаг навстречу мужу.

Рядом с подругами тихонько шла Маша. За последние время девушка повзрослела и расцвела ,но старалась казаться тенью,по возможности не привлекая к себе внимание. Графиня внимательно следила за золовкой , но никак не могла понять причину затворничества Марии.

С тех пор как прошло венчание Чертинских много воды утекло. Молодая княгиня умерла, подарив князю сына ,наследника. Для Катерины не было секретом, какие чувства Машенька питает к Чертинскому. Вот только он после смерти Аннет в сторону женщин совершено не смотрит, а в Мари видит лишь ребёнка, младшую сестру своего лучшего друга.

На будущий сезон Катя уговорила мужа отвести их в Петербург. И Марию в свет пора вывести , да и с родными повидаться. Вот только Мари не желала никуда ехать . Ныне выйдя с ней и девочками на прогулку, Катя надеялась,что ей удастся склонить ее к поездке. Но попытки оказались тщетны. Машенька шла чуть впереди, намеренно создав дистанцию, словно угадав намеренье Катюши. Пользуясь этим моментом, Элен склонилась к самому уху Катерины и тихонько что-то прошептала.

Катерина отрицательно покачала головой в ответ. Подруга продолжила то, что начала уже очень давно.

– Катрин, милая, поверь я не желаю тебе зала. Я ведь вижу как вы оба страдаете! Неужели нельзя поступится своей гордыней и начать жизнь с чистого листа!

– Я боюсь, Элен!– в сердцах воскликнула Катя.

– Чего ты боишься, милая? По-моему ныне у тебя должно быть больше причин для страха, чем ежели если вы с Мишелем придёте к примирению. Ведь та хорошенькая вдова никуда не делась и при случае может оказаться более сговорчивой и желанной.

Мадам Акарчеева побледнела, понимая, что подруга права.

Голосеевский парк ныне представлял собой необыкновенную картину. Одевшись в золотую листву, деревья радовали глаз, а водная гладь медленно двигались от дуновения лёгкого ветра.

Продолжая прогулку, Катя все же задумалась над словами Элен.

Вернувшись домой, она проследила за тем, чтобы няня отнесла девочек в детскую и непременно переодела. Юные барышни изрядно испачкали свои пламтьица, воодушевленно играя с золотистой листвой. Вернувшись к себе, Катя позволила переодеть себя в домашнее платье из бледно зеленого крепа, а затем попросила Дашу соорудить ей затейливую причёску, а руки в тот же миг сами потянулись к изящному флакончику с туалетной водой. Цветочное благоухание мгновенно наполнило комнату и Катюша поняла, что готова наконец сделать тот самый первый шаг. Но прежде, она вновь спустилась в детскую, желая проведать своих красавиц.

Картина, которая предстала её взору заставила молодую женщину прослезится. Леночка и Софья со всех сторон окружили отца, что смеясь отбивался от маленьких проказниц. Девочки смеялась звонким как колокольчик смехом, а Мишель ласково гладил золотистые волосики, касаясь пальцами румяных щёчек. В тот миг Катя наблюдала за мужем, понимая, что никто кроме него ей не нужен! И как бы долго она не лелеяла в душе обиду, она понимала, что без него ей не жить!



Глава 26



Мишель поднял глаза на стоящую рядом жену, почувствовав, как участилось дыхание. Катерина была так прекрасна в своём простом домашнем платье, не скрывавшее роскошной фигуры. В какой-то миг их глаза встретились, выдав то напряжение, что стояло меж ним все эти дни.

Катя поспешно отвернулась и кинулась прочь. Оставив дочерей на попечение няни, Мишель поспешил догнать супругу. Её бегство было столь стремительным, что граф не сразу понял, как оказался около покоев супруги. Долго не решаясь войти, Миша наконец повернул ручку, толкнув плечом массивную дверь.

Катерина сидела на кушетке, закрыв лицо руками. По бледным щекам текли слезы, увидев которые Мишель устыдился своих прошлых ошибок. Приблизившись к жене, он опустился перед ней на колени. Катя резко подняла на супруга глаза, полные слез, не понимая, что же он собрался делать.

- Прости меня, милая, - ласково проговорил он, пропуская через пальцы шелковистые прядки волос. - Давно уже надо было покончить с этим непониманием. Кому-то из нас нужно сделать первый шаг.

Отпустив ее волосы, он нежно коснулся порозовевшей щеки. Как же далеко они зашли в собственных обидах, столько боли причинили друг другу. Мишель поднялся, увлекая за собой девушку. Сегодня он покончит с этим и впустит в их жизнь надежду на счастье. Подхватив жену на руки, он пересек комнату, опуская драгоценную ношу на белоснежные простыни. Катя неотрывно смотрела в его глаза, словно боясь, что закрыв их, окажется вновь одна. Сердце стучало так, что, казалось, его мог слышать и Миша, однако сейчас Катерине наоборот хотелось, чтоб он это заметил, хотелось показать насколько он необходим ей. Мишель протянул руки, берясь за шелковые завязки, медленно распуская их и приступая к множеству крючков. Справившись с этой преградой Миша выдохнул, любуясь совершенством фигуры.

-Ты прекрасна, милая! - прошептал он, целуя пульсирующую жилку на ее шее.

Катя смущенно улыбнулась, обнимая мужа за шею и притягивая его к себе. Хотелось чувствовать его всем телом, каждой клеточкой кожи, что горела под его рукам. Осмелившись, она провела дрожащими пальчикам по мускулистой груди, спускаясь еще ниже. Мишель застонал, припадая к ее губам. Он страстно ласкал ее, сжимая в руках высокие холмы грудей, целуя плоский живот. Катерина металась, сбивая простыни, сгорая от восторга и блаженства, переполняющих ее душу, отдаваясь мужу полностью, без остатка. То что происходило сейчас было прекрасно и волшебно. Как же могла она жить все это время без его ласк и поцелуев?

***

Петербургская осень нынче была не такой как два года назад. Катя точно знала это. Если тогда Катерина страдала и плакала, то сейчас она была счастлива. Второй раз в жизни вступая на порог особняка Акарчевых, девушка вдруг с опозданием поняла, что это её дом. Не было места на земле, где она могла бы ощутить себя столь нужной и любимой. Переодевшись с помощью горничной в бледно-зеленое нигляже, Катя намеревалась проведать дочерей.

Поднявшись в комнату, где няня уже успела уложить спать её девочек, графиня в который раз почувствовала свою вину. Остановившись и присев на колени подле маленьких кроваток, молодая женщина ласково коснулась золотистых волосиков, с трудом сдерживая слезы. Как она могла быть такой жестокой? Эти крошки были самым драгоценным, что у неё было.

Встав, она уже хотела отправиться прочь, но неожиданно крепкие руки обняли её сзади и в какой-то миг Катерине показалось, что она перестала дышать.

Мишель ласково привлёк её к своей груди, запустив пальцы в шелковистый водопад её волос, он нежно касался темно-каштановых прядей, поражая Катю всё больше. Какие-то неясные слова готовы были сорваться с её губ, но отчего-то графиня промолчала. Лишь крепче прижалась к мужу, прислушиваясь к ровному биению его сердца.

- Миша,- только и смогла прошептать она, разворачиваясь и .утыкаясь носом в его грудь.

Она позже скажет ему то, что ныне была не в силах произнести, понимая, как глупо это будет выглядеть. Ведь в самом деле не последний же раз им выпадает такая возможность. «Позже»,- счастливо подумала Катя, не подозревая, что беда караулит их совсем близко. Пока же графиня Акарчеева таяла в руках Мишеля, сходя с ума от его ласк, отвечая ему со всей страстью, на которую была способна.



Глава 27



Николас Уортон никогда не думал, что вновь окажется в дождливом и туманном Петербурге. Но вот уже третью неделю он гостил у своего нового знакомого, с которым успел подружиться, находясь в свой прошлый приезд в России.

Павел Вержбицкий оказался довольно приятным молодым человеком, привлёк герцога своими душевными качествами . Ник с умилением наблюдал за тёплыми отношениями, царившими в семье приятеля.

Молодая супруга и дочь были смыслом жизни Павла и Николас в который раз подумал о том, какой бы была его жизнь, успей он тогда найти Катерину.

- Ваша светлость,- вывел его из задумчивости нежный голос, принадлежащий супруге Вержбицкого,- вам что-то не нравиться?- с тревогой спросила она, посмотрев на его нетронутую тарелку. Сидя за трапезой Николас не заметил, как погрузился в свои мысли.

- Ну что вы, Элен,- поспешил успокоить её Уортон,- ваша кухарка готовит отменно, только боюсь у меня нынче нет аппетита.

- Боже, Поль это наша вина,- обратилась к мужу мадам Вержбицкая,- наше общество наверняка уже наскучило его светлости!

- Ну что вы, мадам,- с улыбкой ответил Николас,- ваше общество мне в радость, только, пожалуй, сегодня я не самый лучший собеседник.

- Николас, по-моему, Элен права,- обратился к герцогу Вержбицкий,- Все время, что ты провёл в столице, ты ни разу не появился в свете. Может пора исправить это печальное недоразумение?

- Каким образом?- насторожившись, спросил Уортон. Ныне ему было не до веселья.

- На будущей неделе день рождение моего кузена, и вы могли бы присутствовать на этом вечере,- послышался голос мадам Вержбицкой,- Мишель и Катрин не собираются устраивать шумных гуляний, но будет небольшой вечер в кругу родных и близких.

Услышав знакомое имя, Николас замер на мгновенье.

«А вдруг это его Кэтрин?» - запульсировала в голове тревожная мысль. Однако немного поразмыслив, герцог отверг подобное. Кузен Элен намного моложе чем супруг его дражайшей возлюбленной.

Немного подумав о том, что приехал он в Петербург с единственной целью, Николас решил принять приглашение. Кто знает, может быть после этого у него появиться настоящая возможность встретиться с Кэтрин?

***

Катюша взглянула в зеркало, тщательно рассматривая в своё отражение. На неё смотрела счастливая молодая женщина, с искрящимися глазами. Сапфировое платье удачно подчёркивало хрупкую фигуру, придавая прекрасным очам Катерины необыкновенное выражение!

Катя так замечталась, что не заметила, как в комнату вошёл Мишель и, неслышно подойдя сзади, крепко обнял её, склоняясь к обнаженным плечам. Мадам Акарчеева вздрогнула, не в силах пошевелиться.

Оторвавшись от жены, Михаил достал бархатную коробочку и протянув её девушке, неотрывно наблюдая, как синие,подобные морской волне, глаза широко распахнулись, в немом восхищении рассматривая его подарок.

Катя не смогла сдержать радостного возгласа,увидев тонкую золотую цепочку, с медальоном в форме сердца.

- Миша…,- только и смогла промолвить Катерина, обернувшись к супругу,- Бог мой,какая красота! Но отчего ты даришь мне подарок, ведь это у тебя сегодня день рождения?

-Милая, будь моя воля, я бы каждый день дарил тебе подарки! Но этот медальон особый. Он когда-то принадлежал моей матери! А что до твоего подарка мне,- Мишель немного помолчал,- ты мне его уже подарила, любимая! Ты и наши дочки это лучшее,что есть в моей жизни.

Катя не смогла сдержать себя, и встав на мысочки, коснулась губ мужа мимолётным поцелуем.

- Я люблю тебя,- сорвалось с её уст тихое признание, заставившие Михаила вздрогнуть.

- Я тоже люблю тебя, Катенька! Больше жизни люблю!- прошептал граф, не выпуская из объятий супругу,- всегда помни о том, родная.

Часом позже Катя спустилась в гостиную, намереваясь встречать гостей. Мишель немного задерживался, оттого распахнув массивные двери в одиночестве, графиня замерла на пороге, не в силах шевельнуться. Рядом с Элен, находившейся в самом углу, стоял Николас. Все мысли спутались, а ноги вдруг сделались ватными. В какой-то миг их глаза встретились, но Катерина поспешно отвела взор. Первое впечатление от неожиданной встречи рассеялось и Катя резко тряхнула головой. Не было более тех сильных чувств, охвативших её в Лондоне!

Приблизившись к Элен, она тепло поприветствовала подругу.

- Катрин, милая! Ты сегодня просто обворожительна! - начала Елена,- позволь представить тебе нашего знакомого, Николаса Моргана, герцога Уортона.

- Добро пожаловать, ваша светлость, - вежливо поприветствовала гостя Катя, сама удивившись равнодушным ноткам, что проскользнули в ее словах. - Надеюсь, вы хорошо проведете время.

Договорив, графиня Акарчеева тепло пожала руку Элен и развернувшись, поспешила к другим гостям. Николас смотрел в след удаляющейся девушке. Увидев ее, входящую в широкие двери, он чуть было не сорвался с места, грозя выдать свое знакомство с графиней. Сердце застучало в груди так, что его шум на мгновение оглушил. Однако при встрече Кэтрин ничем не выдала себя, она была холодна и предупредительно вежлива. Уортон предпочел думать, что графиня притворялась, не желая навлечь на себя проблемы. Ведь не могла она разлюбить его!

Тем временем Катя, словно неживая, шла между гостей. Появление герцога в ее гостиной лишило на время трезвости мысли и не потому что заставило всколыхнуть забытые чувства, а потому что мадам Акарчеева вдруг безумно испугалась, что это может внести сумятицу в ее спокойную жизнь. С удивлением Катрин поняла, что более не испытывает чувств к красавцу Николасу. До безумия захотелось увидеть Мишеля, посмотреть в его глаза и снова увидеть в них безграничную любовь. «Она всеми силами будет пытаться держаться сегодня от Уортона как можно дальше.» - с этими мыслями Катя начала приветствовать новых гостей. Графиня отвлеклась на много быстрее чем думала, выполняя роль хозяйки, она совсем забыла о присутствии герцога и вздрогнула, когда совсем рядом раздался его голос.

-Кэтрин, - нежно произнес он, вставая с ней совсем близко. - я скучал.

Катя испуганно оглянулась, невольно окинув взглядом пространство вокруг, облегченно вздохнув, что никто не слышал этих слов. В ту же секунду ее лоб пересекла тревожная складочка. Они с Николасом стояли в отдалении, словно уединившись ото всех.

-Вы забываетесь, ваша светлость. - холодно произнесла мадам Акарчеева. - Вы не должны говорить мне таких вещей.

- Но это правда, милая. - с жаром заговорил Николас, пытаясь заглянуть в глаза своей возлюбленной. - Я искал тебя.

-Вы поздно спохватились, - равнодушно пожала плечами Катя. - а может и не так сильно хотели.

- Кэтрин, я понимаю, ты обижена на меня, - Уортон почувствовал, как отчаяние начинает заполнять душу. - но, милая, теперь мы можем быть вместе. Я сделаю тебя счастливой.

Графиня усмехнулась, понимая, что больше это не привлекает ее. Все что говорил Николас было для нее пустым звуком. Она отрицательно покачала головой, не находя в себе желания отвечать.

- Как же так? - воскликнул Уортон. - Неужели ты все забыла?

Да. - легко ответила Катя. - И вам советую сделать то же самое, ваша светлость. А теперь мне надо идти, герцог Уортон.

Мадам Акарчеева развернулась, не замечая, что уже несколько минут за ними пристально наблюдает Мишель. Он торопливо вошел в гостиную, разыскивая глазами свою жену и замер на месте, увидев ее, беседующую с Николасом Уортоном.



Глава 28



Мишель спустился в гостиную, немного задержавшись перед этим. Захотелось ещё раз взглянуть на их с Катериной малышек. Девочки заулыбались, едва он вступил на порог детской. Маленькие проказницы окружили его и не успокоились до тех пор, пока он не подхватил их на руки и не закружил весело по комнате. Уложив довольных девочек в кроватки, Миша поспешил к гостям.

Вступив на порог, он стал искать глазами жену. Катерина стояла в дальнем углу рядом с темноволосым мужчиной, вполголоса говорившего ей что-то. Катя нервно покачала головой, но все же не покинула своего собеседника.

Не в силах пошевелиться, Мишель несколько минут простоял в полном оцепенении и лишь тихое приветствие друга вернуло его к действительности.

- Мишель, дружище, поздравляю тебя от всей души!- похлопав приятеля по плечу, Вержбицкий заметил, куда обращён его взор,- Миша, я не думаю, что у тебя есть повод для ревности, в самом деле. Герцог мой старый знакомый и гостит у нас уже третью неделю. А Катрин… её знание английского пришлось как раз кстати. Французский Николаса оставляет желать лучшего.

Михаил вздрогнул, услышав знакомое имя, что так часто срывалось с уст Катерины, когда она потеряла своего ребёнка.

- Поль,- наконец приходя в себя, возразил Акарчеев, - как я могу быть спокоен, наблюдая, какими глазами этот мальчишка смотрит на мою жену!

- Уже не смотрит,- подмигнув, заметил Павел.

Действительно, Катерина покинула общество герцога и уже приближалась. Она широко улыбнулась, будто молча пытаясь напомнить ему о тех словах, что произнесла ранее. Граф не смог удержать ответной улыбки, не в силах долго сердиться на супругу.

Крепко обняв тонкий стан, Мишель тем самым показал , какие чувства нынче бушуют в его душе. Катя нервно посмотрела в сторону Уортона, надеясь, что тот правильно понял её слова и более не будет угрожать её семейному счастью.

Ник же напротив только сильнее утвердился в желании вернуть Катерину себе. И пусть не в роли жены, как он планировал в начале, а той, что сможет согревать его постель в те дни, когда он будет в этом нуждаться. Слишком дерзкой и уверенной в себе стала женщина, что ранее сама падала к его ногам, а нынче она утёрла ему нос, как какому-то мальчишке! Подобного Уортон не мог простить.

Чуть позже в гостиной появились родители Катерины. При виде герцога Анна Ивановна чуть было не лишилась чувств. Ведь она до сих пор помнила, как её упрямая дочь страдала, горько проливая слезы в подушку, желая умереть! Нынче же Катрин удивила её. От прежнего увлечения не осталось и следа. Не обращая на Уортона никакого внимания,она крепко прижалась к мужу и на глазах у всех, склонившись к его устам, подарила ему поцелуй, невольно вызвав тихий шёпот в гостиной.

Решив немного напомнить Катрин о приличиях, да и просто испытав потребность для приватного разговора, мадам Емельянова громко сказала:

- Катрин, дорогая, могла бы ты проводить меня в детскую? Я так соскучилась по девочкам!

Катя поспешно кивнула, в душе сильно волнуясь. Наверняка маменька намеренно упомянула о девочках, желая досадить герцогу! Только зачем ворошить прошлое? Того ребёнка уже не вернёшь, а Софья и Леночка не имеют с Николасом ничего общего!

Поднявшись наверх, Катерина пропустила мать в детскую, а затем, плотно закрыв дверь, гневно воскликнула:

- Маменька, для чего вы устроили этот спектакль? Вы ведь не внучек хотели увидеть, а позлить герцога? Только вот не возьму в толк зачем? Ведь его ребёнка я потеряла ещё по приезду в Киев!

Ныне пришёл черёд княгине удивляться. Широко раскрыв глаза, она взирала на дочь.

- Катрин… я тогда и вовсе ничего не понимаю.

- О чем вы, маменька, что вы не можете понять? Леночка и Софья-дети моего мужа!- Катя сверкнула глазами, давая понять, что её терпение на исходе,-и будет о том, - прибавила она,-я не хочу вспоминать прошлое.

- Но… граф, он… он изменял тебе,-начала было Анна Ивановна, однако Катерина остановила её на полуслове:

- Маменька, я кажется просила вас помолчать,- сквозь зубы промолвила Катюша,- оставим прошлое прошлому.

Ещё немного побыв в детской, молодая женщина спустилась вниз. Катерина чувствовала себя ужасно. Настроение оказалось окончательно испорченным, стоило матери заговорить о похождениях Мишеля. Однако твёрдо для себя решив простить, Катя не собиралась менять своего решения. «Вот только, -грустно подумала графиня,- явись Николас годом раньше, она бы не задумываясь кинулась в его объятья.» Но не сейчас, не теперь, когда она поняла, что вся её жизнь зависит от одного единственного человека, а без него… без него не было смысла жить!

С трудом дождавшись когда все гости разъедутся, Катерина поднялась к себе. Усталость давила тяжёлым грузом, но молодая графиня не собиралась спать. Позволив горничной привести себя в порядок, Катя направилась в смежённые покои. Мишель сидел в кресле и отрешённо смотрел в окно, не заметив Катерину.

- Миша, - чуть слышно позвала его она, желая привлечь к себе внимание.

Акарчеев повернул голову, встречаясь с горящим взглядом Кати. Она была прекрасна, волосы подобно водопаду струились по ее спине и плечам, позволяя отблеску свечей замысловато играть в них. Катерина сделала шаг вперед, приближаясь к сидящему мужчине. Она легко опустилась на его колени, обнимая руками за шею. Наклонившись, вдохнула аромат его туалетной воды, понимая, что ничего приятнее быть не может.

Мишель сидел неподвижно, наслаждаясь близостью жены, боясь пошевелиться и испортить этот волшебный момент. Она пришла к нему сама, испытывая потребность быть рядом, это дарило ему надежду, что визит герцога не имеет для нее значения.

- Миша, - проворковала Катя, касаясь легким поцелуем его щеки. - ты так напряжен. Тебя что-то беспокоит?

Акарчеев вздохнул, легко кивая головой в ответ.

-Расскажи мне, - попросила Катерина, чувствуя, как сердце ускоряет бег. - может я смогу помочь.

- Милая, я обещал сам себе оставить все плохое в прошлом, - начал Мишель, беря ладонь жены в свои руки. - но увидев сегодня рядом с тобой этого мальчишку…. - он на мгновение замолчал, пытаясь подобрать слова. - это он был отцом того ребенка?

- Да. - тихо ответила Катя, не желая больше скрывать что -либо от мужа. Потом она заглянула в его глаза и с жаром заговорила. - Миша, его визит ничего не значит для меня более. Мое сердце спокойно в его присутствии, тогда как ты заставляешь его усиленно биться. Я не звала его сюда и не знала, что он будет здесь, но тем не менее я рада этому. Его появление заставило понять меня насколько я счастлива сейчас… здесь… рядом с тобой.

Катерина обхватила его лицо ладонями. Потом приблизилась, целуя его губы, глаза, щеки, пытаясь вложить в поцелуи все то чувство, что владело сейчас ею. Она потянулась руками к завязкам пеньюара, развязывая их и позволяя тонкой ткани соскользнуть с покатых плеч. Затем потянулась к его рубашки, распахивая ее и касаясь ладонями разгоряченной кожи.

- Я люблю тебя, Миша. - выдохнула она, припадая к его губам.

Катя целовала его с жаром, отдаваясь страсти, что бушевала в крови, заставляя мужчину, находящегося рядом, сгорать вместе с ней. Сегодня она была смела, ощущая. как рушатся последние барьеры. Счастье не только в том, чтобы принимать любовь и ласку, но и дарить все это самой. С этих пор она будет делать это с огромным удовольствием.

Поднявшись с его колен, Катя смело потянула мужа за руку, заставляя его подняться с кресла. Улыбаясь, она увлекла его к кровати. Легонько толкнула, опрокидывая мужчину на широкое ложе. Удивление и искра страсти, мелькнувшие в его взгляде были для Катерины словно приглашение. Грациозно опустившись рядом, она снова поцеловала столь любимого мужчину, смело лаская его тело. Страсть захлестнула их обоих, лишая остатков разума, заставляя отдаваться чувству целиком, без остатка. Все смешалось. И вот уже Катя лежала, чувствуя спиной прохладу простыней, а Миша склонившись над ней, погружался в ее лоно. Это было прекрасно и Катерина застонала, приноравливаясь к темпу мужа.

Чуть позже, приходя в себя, Катя приподнялась на локте, заглядывая в Мишины глаза.

- Мне так хочется сделать тебе подарок, - произнесла она, нежно касаясь пальчиками его груди. - и я очень надеюсь, что вскоре смогу это сделать.

Милая, - притягивая жену к себе, ответил Мишель.

- Ты и есть мой самый большой подарок.

Катя положила голову ему на грудь, слушая, как стучит его сердце. Она хотела подарить ему сына, похожего на него как две капли воды. И отныне она будет молиться, чтобы Бог подарил им мальчика.



Глава 29



В своих покоях Николас с трудом сдерживал неконтролируемый гнев, желающий вырваться наружу. Катерина удивила его не только тем, что холодно вела себя с ним при встрече. Тут он мог понять её обиду, ведь он действительно был виноват перед ней. Но какова она! Ведь неспроста поспешила под венец, а имея на то веские причины! Дети! Это наверняка его дети, а эта лицемерка ни словом не обмолвилась о том, желая причинить ему боль, ласково воркуя с супругом. Николас вынужден был признать, что муж Кэтрин был отнюдь не старик. Красивый блондин, несколькими годами старше самого Ника, с обожанием смотрел на жену, не замечая её лживой натуры.

А тот поцелуй, что Катерина подарила ему на глазах у всех… Николас с трудом сдерживал себя, дабы не сорваться со своего места и, заглянув в морскую синеву её глаз, не узнать, как она могла так быстро забыть его! Еще не давала покоя одна нелепая мысль. Медальон Кэтрин. В памяти Ника возникла матушка, златовласая, вечно улыбающаяся красавица, любившая Николаса всей душой. «Вот, пожалуй, единственная женщина, которой он мог доверять.» -невесело подумал Уортон, понимая, что отвлёкся. Как сталось, что у Катерины был точно такой же медальон? Ответ на этот вопрос Ник не знал, но в скором будущем собирался это выяснить. Надобно поскорее устроить новую встречу с графиней.

На следующее утро,Катерина прогуливалась по заснеженной аллее Адмиралтейского луга. Девочки весело бежали чуть впереди, звонко смеясь при этом. Сегодня мадам Акарчеева не взяла с собой няню малышек, желая провести время с девочками наедине. Она частенько устраивала такие прогулки, не видя в них ничего зазорного. В парке было на удивление малолюдно. То ли выпавший накануне снег испугал любителей зимних прогулок, то ли легкий морозец, что щипал щеки.

Впереди показалась миниатюрная фигурка и Катя с радостью узнала в ней Элен. Однако дальше взгляд ее помрачнел, стоило рассмотреть провожатого. Герцог Уортон не спеша шел рядом с мадам Вержбицкой. Первой мыслью Катерины было свернуть с тропы в сторону, но Элен уже заметила ее и приветственно помахала рукой.

-Милая, какой сюрприз, - защебетала девушка, горячо обнимая Катю. - не знала, что вы будете сегодня в парке, а то мы бы с его светлостью заехали за вами.

- Право, не стоит волноваться, Элен, - торопливо ответила Катя. - Мы совсем ненадолго сюда и нам уже пора возвращаться.

- Позволь мне тогда попрощаться с девочками. - засмеялась мадам Вержбицкая, устремившись к малышкам.

Уортон, все это время молча наблюдавший за подругами, сделал шаг вперед и, схватив Катю за локоток, потащил ее в сторону.

- Что вы себе позволяете! - негодующе произнесла Катерина, пытаясь освободить руку. - Отпустите меня!

- Только после того, как вы скажете мне правду. - выдохнул зло Николас. - Это ведь мои дочери!

- Боже упаси, ваше светлость, - передернув плечами, выдохнула мадам Акарчеева. - Это дети моего мужа! Советую вам запомнить это!

Выдернув наконец руку, Катя гневно взглянула на своего собеседника.

- Кэтрин, откуда у вас медальон, что был на вас в день приема? - спохватившись, спросил - Уортон.

- Он принадлежит моему мужу. - Катерина резко развернулась и заспешила к Элен.

- Милые, -весело произнесла она, обращаясь к девочкам. - нам пора.

Николас еще некоторое время смотрел вслед удаляющейся девушке. Злоба клокотала в душе так, что темнело в глазах. «Ничего, - твердил он себе. - он еще поквитается с ней.»

***

Проведя день в кабинете, Мишель обрадовался внезапному приглашению друга. Поль писал, что хотел бы встретиться в «Английском клубе», членами которого они оба являлись. Акарчеев не имел ничего против, ведь встреть Михаил вновь молодого англичанина, непременно бы смог держать себя в руках. Сомневаться в словах жены у него просто не было оснований. На губах графа заиграла улыбка, стоило ему вспомнить минувшую ночь и смелые ласки Катерины, о которых он ранее не смел и мечтать. Утомлённые собственной страстью, они уснули только под утро, когда рассвет известил их о рождение нового дня. Собравшись на встречу с другом, Мишель быстро добрался до Галерной улицы, на которой располагался клуб, и вошёл внутрь. Час был ранним, но уже многие дворяне, привыкшие проводить время в праздном досуге, собрались в главном зале обсудить последние новости.

Мишель с лёгкостью отыскал Вержбитского сидящего в отдельном зале. Как он и предполагал, герцог был рядом. Молодой англичанин смерил Михаила враждебным взглядом, но граф никак не отреагировал на подобный выпад.

- Поль, ваша светлость,- поприветствовал их Акарчеев,- рад вас видеть, - намерено по-английски произнес Мишель, удивляя своих собеседников.

- Мишель, ты меня поражаешь, приятель!- не в силах скрыть удивления, промолвил Павел,- откуда такое богатое знание английского?

- Маменька в своё время позаботилась о том,- с лёгкой усмешкой заметил Михаил, взглянув на герцога,и затем продолжил,- не только моя супруга владеет этим навыком!

- О, прекрасная Кэтрин сильна не только в этом. - усмехнулся Николас, вклиниваясь в разговор друзей.

- На что вы намекаете, Уортон? - побелев, спросил Михаил, почувствовав, как на шее забилась жилка.

- Думаю вы и сами знаете. - посмотрев в упор на Акарчеева, ответил герцог. - Здесь нет нужды говорить намеками.

-Выбирайте время и место, - выплюнул Мишель, еле сдерживаясь, чтобы прямо здесь не кинуться на ненавистного англичанина. - вы ответите за оскорбление, нанесенное моей жене.

Он развернулся и широким шагом покинул клуб.

Рассвет наступил так быстро, что Миша не успел опомниться. Смотря сейчас на спящую Катю, он мысленно прощался с ней, пытаясь впитать в себя каждую ее черточку. Он не собирался погибать сегодня, но и не мог быть излишне самоуверенным, вставая под дулом пистолета. Для него это могло быть последнее утро.

Выйдя на морозный воздух, Акарчеев вздохнул его полной грудью. Этот мальчишка должен ответить за все то зло, что причинил его жене, за все те слезы, что она пролила из-за него.

На место Мишель прибыл раньше Уортона. Он не мог просить Поля быть его секундантом. Герцог являлся гостем Вержбицкого и он был единственным близким знакомым, поэтому стал секундантом со стороны англичанина. Миша же взял себе Андрея. Князь был давним знакомым Акарчеева, на которого всегда можно было положиться.

Через несколько минут прибыл Уортон в сопровождении Павла. После соблюдения всех необходимых условностей, секунданты отмерили двадцать шагов, обозначили барьеры. Мишель и Николас заняли свои места. Напряжение чувствовалось в каждом вздохе, в каждом взгляде. Замерев, противники ждали. Вержбицкий, сняв шляпу, взмахнул ею, что послужило сигналом к сближению. Шаг, еще один, Мишель внимательно следил за движениями герцога. Взмах руки, выстрел. Акарчеев остановился, с облегчением понимая, что он промахнулся. Теперь была очередь герцога стрелять. Подняв пистолет, тот прицелился, метясь прямо в сердце. Но в следующее мгновение он чуть увел дуло в сторону, нажимая на курок. Выстрел! Миша схватился за левый бок, оседая на землю.



Глава 30



Проснувшись утром, Катя почувствовала смутную тревогу. Холодная подушка, лежащая рядом, говорила о том, что Мишель уже давно ушёл. Весь прошлый вечер супруг был сам не свой, а в какой-то миг Катерине показалось, что Миша будто бы прощается с ней, не надеясь увидеться вновь. Сладостная ночь любви, наполненная страстью и нежностью, стояла у Кати перед глазами, не давая спокойно вздохнуть. Что-то не так, она сердцем это чувствовала!

Заставив себя подняться с постели, графиня позвала горничную. Дарья помогла ей облачиться в просторное шерстяное платье с серой полоской, а затем собрала роскошные локоны мадам Акарчеевой в незамысловатую прическу.

- Чего ещё изволите, барыня?- проворно спросила девка, взглянув на хозяйку.

- Скажи Фёдору, чтобы сани подал. Я до Елены Петровны съездить хочу.

Горничная вручила Катерине капор, а сама отправилась выполнять её просьбу.

Уже через полчаса Катя сидела в уютной гостиной Вержбитских, но отчего-то не находила покоя.

- Катюша, что с тобой?- ласково коснувшись её руки, поинтересовалась Элен,- ты сама не своя! Что-то стряслось? Что-то с девочками?- не переставала сыпать вопросами мадам Вержбитская.

- Что-то неспокойно мне, Леночка,- чуть слышно промолвила Катерина, отставляя в сторону нетронутую чайную пару,- неспокойно на душе что-то. Миши с утра нет и я сама не своя.

- Как странно,- в ответ сказала Елена, размышляя вслух,- Поль и герцог тоже отправились куда-то на рассвете. Милая, ты думаешь…

Не дослушав подругу, Катя вскочила со своего места, принимаясь бесцельно кружить по комнате. Мысли путались, а горло сжал спазм. Она не сможет жить, если с Мишелем что-то случиться. У Кати и мыслей не было о том, что Ник сможет причинить вред её семье. Не таким способом! И что за странный вопрос о медальоне? Какое герцогу до этого дело? Но тут будто какая-то неведомая сила заставила Катю на секунду остановиться и подумать. Мать Уортона – русская. Тётушка Миши сбежала из дома. Может ли быть между такими разными, словно день и ночь, людьми какая-то связь?

- Элен, скажи, а что ты знаешь о тётушке Мишеля?- Катя с трудом подбирала слова, дабы не выдать своего волнения,- о той, что сбежала из дома, а потом вышла замуж за английского герцога?

Елена нахмурила лоб, будто пытаясь вспомнить, а затем сказала:

- Совсем немного. У нас в семье было запрещено говорить о том пикантном скандале вслух,но,- выдержав паузу, заметила мадам Вержбитская,- я точно знаю, что где-то в далёкой Англии у нас с Мишелем есть кузен и кузина. Это всё, что мы знаем. Связи с Туманным Альбионом мы не поддерживаем.

- Я думаю ваш кузен намного ближе!- отчаянно воскликнув, Катерина опустилась на софу. Закрыв лицо руками, она больше не могла сдерживать рыдания, что рвались наружу.

- Катрин, дорогая, о чем ты? Я совсем ничего не понимаю!- недоумевающе спросила Елена, присаживаясь рядом.

Подняв глаза, Катя поняла, что настало время рассказать подруге всё. О том как она позволила красивому герцогу соблазнить себя в Лондоне, о том как обманом женила на себе Мишеля и о том как потеряла ребёнка Уортона. И как бы стыдно ей не было, Катюша поведала подруге еще и о том, как пыталась избавиться от их с Мишелем малышек. Мадам Вержбитская слушала подругу, поражаясь тому, как тесен мир. Один мужчина, порочный и безответственный, сумел убить в Катерине все чувства, тогда как другой смог вновь подарить надежду, вновь вернув желание жить! Элен всей душой надеялась на то, что ничего плохого ещё не случилось.

- Милая, не кори себя,- нежно обнимая графиню, промолвила Елена,- я уверена, что всё обошлось! Ведь наверняка герцог знает, как государыня относиться к дуэлям!

Всхлипывая, Катюша приняла из рук Элен платочек, поспешно вытирая глаза.

Едва дамы замолкли, как на пороге возник Павел, и взоры обеих женщин незамедлительно обратились к нему.

- Катрин, вы тоже тут,- начал Вержбитский,- мне жаль, но я вынужден сообщить, что нынешним утром состоялась дуэль между вашим мужем и герцогом,- начав, Павел взглянул на побледневшую Катерину, боясь сказать то, что должен.

- Поль, ей Богу не томи,- гневно воскликнула Элен, с укором посмотрев на супруга,- чем закончился поединок?

Катя затаила дыхание, боясь услышать худшее. Сжав хрупкие ладошки в кулачок, графиня ждала. Холодящий душу страх заставил вскинуть вверх голову.

- Мишель ранен и боюсь всё очень серьёзно,- опустив голову, сказал Вержбитский,- поединок было решено устроить без свидетелей, ведь герцог иностранец, и доктора не было поблизости, оттого и произошла сильная потеря крови…

Договорить он не успел, Катя вскочила с дивана и приблизившись к Павлу, толкнула того в грудь.

- Как вы допустили это! Вы его друг, вы должны были остановить его!- кричала она, понимая, что вот-вот лишиться чувств.

- Катрин,- попыталась успокоить её Елена, но та даже не слушала. Кинувшись прочь из гостиной, она направилась к выходу, но неожиданно на пути возникла преграда. Уортон вошёл в дом, впервые ощутив угрызения совести. Увидев разгневанную Кэтрин, что ныне сверлила его взглядом, он понял, что чувства этой женщины к нему изменились навсегда. Синева её глаз гневно поблёскивала в темноте холла, а алые губы нервно дрожали.

- Вы!- сорвавшись на крик, графиня уже не выбирала выражений,- ненавижу вас! Господи, я проклинаю тот день, когда познакомилась с вами на балу! Вы самовлюбленный, эгоистичный болван! Вы сломали всю мою жизнь, хотя теперь я вам очень благодарна! Не покинь вы меня тогда, я бы не встретила человека, достойного моей любви!

Герцог застыл, слушая пламенную речь, стоявшей перед ним Катерины, понимая, что мало в чем может возразить ей. Она была права почти во всем, кроме одного. Он не бросал её тогда. Судьба вмешалась в их жизнь, не спрашивая на то позволения.

- Кэрин я…,- попытался успокоить её Николас, но Катя была на взводе, и прервав его на полуслове, вскинула маленькую ладошку, со всех сил обрушивая её на гладко выбритую щеку.

- Если с Мишелем что-то случиться я сама убью вас!- слезы мокрой дорожкой текли по её лицу, а синие глаза горели праведным гневом,- уезжайте Николас, и никогда более не возвращаетесь!

- Не могу с вами не согласился, мадам,- горько усмехнулся Уортон,- в этой холодной стране меня больше ничего не держит!

- Ошибаетесь!- воскликнула Катя, не в силах сдержать себя,- у вас есть кузен, которого вы чуть не убили и две маленькие племянницы! Ну и кузина, конечно!

-Кэтрин, что ты…,- Уртон не успел договорить, девушка толкнула его в сторону и кинулась прочь, вдыхая холодный ноябрьский воздух.

Забегая в собственный особняк, Катя молила Господа только об одном, чтоб не опоздать. «Боже, Боже, Боже! - твердила она будто заклинание. - Пусть он будет жив!» Распахнув дверь в покои мужа, мадам Акарчеева чуть было не закричала в голос, увидев лежащего без сознания мужа. Он был ужасно бледен, словно последние капли крови покинули его тело. Закрытые глаза и безжизненно повисшая рука, сказали о том, что Миша находился без сознания. Торопливо подойдя к нему, Катерина опустилась на стул, возле кровати. Взяв его прохладную руку, Катя уткнулась в нее лицом, заливаясь слезами. Неужели это конец? Слезы ручьем текли по щекам, застилая пеленой глаза. Сколько прошло времени мадам Акарчеева не могла сказать, для нее оно было равносильно вечности, когда мужские пальцы чуть дрогнули в ее ладошках. Катя вскинула голову.

- Живой! - выдохнула она, готовая разрыдаться еще сильнее. - Миша, ты живой!

- Да, - еле слышно выдохнул Мишель, пытаясь улыбнуться девушке. - а моя любимая жена плачет так, будто я уже умер.

- Я не пережила бы твою потерю, - рыдала Катя, не имея возможности остановить слезы. - Мне без тебя не жить! Ты должен знать это, когда задумаешь поучаствовать в новой дуэли.

- Их больше не будет, родная, - легонько сжав ее пальчики, произнес Миша. - Я обещаю тебе.

Катерина еще долго сидела, рассматривая мужа, целуя его руки, благодаря Господа, что оставил его живым. Ведь она не лукавила, говоря, что ей без него не жить. Не стань Мишеля и она не пережила бы эту потерю.



Эпилог



Год спустя, Киевская губерния



Катя вошла в гостиную, с трудом скрывая улыбку. Графиня отыскала глазами Михаила, не скрыв, какое тепло охватило её при взгляде на мужа.

«Какое счастье когда все родные и близкие собрались вместе»,-подумала Катерина, заметив приближающуюся к ней Элен. Вержбитские ожидали прибавления в семействе, оттого Елена была не слишком расторопной.

- Катрин, ты просто светишься!- весело поприветствовала подругу мадам Вержбитская,- материнство тебе к лицу, дорогая!- прощебетала Елена, а затем добавила: - Графиня Гурьева недавно обвенчалась с князем Вохвановым! Она вдруг срочно поспешила под венец, а то неровен час и кумушки бы заметили растущий живот!

- Леночка, думаю в роли матери ты смотришься ничуть не хуже!- промолвила Катюша, крепко обнимая Элен, не обращая внимание на её последние слова. О графине Катерина уже давно не вспоминала - милая, ты извинишь меня, я должна отойти на минутку.

Катерина отошла в сторону, вновь наблюдая за собравшимися.

В дальнем углу стояла Мария, а подле неё её муж, с которым она недавно обвенчалась. Андрей Чертинский с нежностью смотрел на свою молодую жену и Катя подумала, как же хорошо, что эти двое нашли друг друга! Андрей заслужил своё счастье, и Машенька смогла подарить его, это было видно невооружённым глазом.

Окинув еще раз собравшихся, Катерина незаметно покинула гостиную. Ноги сами несли ее в детскую, где сладко сопел наследник четы Акарчеевых. Ванечка появился на свет три месяца назад, словно по волшебству исполнив мечту молодой матери. Вот и сейчас Катя тихонечко стояла возле кроватки, любуясь спящим сыном. Он был маленькой копией Миши, что несказанно радовало девушку.

- Спасибо тебе за него, - раздалось над ухом и Катерина оказалась прижатой к крепкому мужскому телу. Вдохнув такой знакомый аромат туалетной воды, Катя счастливо улыбнулась. Она тихонько развернулась, встречаясь глазами с мужем.

- Я счастлива, что смогла подарить тебе наследника, - прошептала она, касаясь головой крепкой груди. - Он так похож на тебя.

Миша взял в ладони лицо жены, заставляя посмотреть ее прямо в его глаза.

- Мне без тебя не жить! - сказал он, склоняясь к ее губам. Трепетный ответ, что не заставил себя ждать, наполнил его уверенностью, что теперь в их жизни все будет хорошо.