» Сердце Демона (мистика, ЛР ) [ Завершено ]

Кто такой Тениэль? Обманщик готовый ради достижения цели пойти на все? Нежный и заботливый влюбленный или злобный демон? В этом героине моего романа предстоит разобраться самой. А самое главное понять где, правда, а где ложь. И какое из этих трех лиц его настоящее.



Ты говоришь, спаси меня,

А я от страха леденею.

Сгораю словно от огня

И отказать тебе не смею.

Прекрасно зная, что потом

И пожалею и заплачу

Я покоряюсь. И о том

Прошу ослепшую удачу,

Чтобы скорее ты пропал,

Из моей жизни испарился.

И мой ужаснейший кошмар

На веки все же прекратился.

(Ання)самиздат.



Пролог



Я знаю, что скоро меня не станет. Но не это страшит меня. Дважды не умирают. А я уже давно мертва. Целых пять месяцев и двенадцать дней. Так как может бояться смерти труп? А то что я труп лично у меня не вызывает сомнений. И даже та крохотная жизнь, что все это время развивалась и росла во мне, не смогла этого изменить. Может кто-то подумает - что я плохая мать, ведь даже скорое появления ребенка не смогло изменить моего пессимизма и вернуть желание жить дальше. Вполне возможно, что этот кто-то будет и прав. Но что толку размышлять об этом если… Если меня скоро все рано не станет.

Кап… Кап… Кап…

Очередная капельница подходит к концу.

-Софи я схожу за медсестрой.

Даже не посмотрев в сторону, еле киваю соседке по палате.

Что изменится, когда придет медсестра? Ничего… просто поставит другую. Вот и все. Только легче мне от этого не станет. Я-то знаю, от чего умираю, и ни какой врач на этой земле мне не поможет.

И все же, не все во мне еще умерло… Ведь вопреки всему, где-то глубоко во мне еще осталось желание подержать малыша на руках, прижать к себе его маленькое тельце, просто я стараюсь об этом не думать, так как понимаю что мне это не дано.

Главное, ОН будет жить. А остальное уже не важно.

Кто-то вошел в палату, но у меня, нет сил, повернутся и посмотреть.

Да и зачем мне видеть очередную медсестру, я и так знаю, что сегодня дежурит Лида. Пожилая, добрая чуть полноватая женщина пахнущая лекарствами.

-София! - мамин голос. Мамина рука, схватившая мою холодную и безвольную руку. Глаза все же придется открыть. Медленно открываю веки. Такая слабость, что даже поприветствовать ее толком не могу.

Мам только что вернулась из-за границы. По телефону я старалась бодриться, скрывая, насколько плохи дела, объясняя свое присутствие в больнице обычным обследованием. Но эта неделя доконала меня, почувствовав неладное, мама бросив все дела прилетела домой. Представляю, что она видит на больничной койке. Худенькую девушку с зеленым цветом лица, с длинными светлыми волосы, разметавшимися в беспорядке по подушке, и выделяющимися на изможденном лице большими блекло голубыми глазами..

-Боже доченька.

Похоже, у нее сейчас начнется истерика.

-Мама не надо. Все будет хорошо! - пытаюсь подбодрить ее. Но она мне уже не верит, она не слышит меня. Ее глаза с ужасом осматривают мое тело, останавливаются на моем животе.

С каждым днем мне все хуже, и это самым непосредственным образом связанно с моей беременностью. Я знаю, что не смогу выдержать оставшиеся три месяца, но и прервать беременность не дам. Я вижу в глазах мамы отчаянье, но успокоить ее попросту нет сил.

-София мы должны что-то делать. - шепчет она - Можно сделать операцию! Я умоляю тебя! Хочешь даже на колени стану!

-Нет. Еще рано.

-А потом будет поздно! - Ее голос срывается на визг.

-Я успею - но я не верила себе, она тоже не верила мне.

-Все, так дальше продолжаться не может. Я пошла, говорить с врачом. - не в силах остановить ее я устало закрываю глаза.

-Я не могу потерять тебя!

Глупая она уже давно меня потеряла. Неужели она хочет потерять еще и внука? Она ушла. Ко мне подошла молчаливая медсестра и тихо сменила капельницу.

-Соглашайтесь! Вы не протянете до конца недели. - Послышался ее тихий голос.

-Вы такая молодая красивая! Вам жить и жить! А ребеночек…, даст бог будет жить.

Я сморгнула слезу.

Мой ребенок. Вот что главное для меня сейчас. Вот что дает силы держаться. Если не будет его, какой смысл мне жить дальше? Трупы не живут, трупы существуют. А то, что сейчас решается вопрос или он или я, тоже знаю. Боже пусть будет он. Пусть не я. Пусть я никогда не подержу его на руках, но зато я буду точно знать, что он есть.

Он никогда не узнает, как был нужен мне, как помог в трудную минуту не распрощаться с жизнью. И в тоже время сам выпил эту жизнь почти до дна.

Врачи пожимают плечами и жалостливо смотрят на меня. Я знаю, они сделали все, что было в их силах и даже больше.

Уже не раз меня пытались убедить прервать беременность, я вижу, что мое упорство раздражает их, но неужели они не понимают, что я с радостью отдаю свою жизнь этому маленькому непоседе.

Только мой малыш поддерживал во мне желание жить. Только ради него я жила, а теперь умирю. Пусть он живет во мне, а я буду жить в нем. Я не знаю какие черты, он возьмет от меня, но надеюсь, что это будут не глаза. Пусть его глаза будут похожи на аметист.

Эти глаза обрамленные черными и густыми ресницами в свое время дико пугали, а потом заставляли дрожать от желания. Я тонула в их глубине, не замечая, что погибаю. Пусть у нее или у него будут такие глаза. А вот волосы… Очень хочется, чтоб были моими. Я люблю свои волосы, потому что их любил он.

Пусть я знаю, что больше никогда ни в какой другой жизни я не встречу Тениэля, я не таю на него обиду. Я знала на что шла… Но о боже!!! Как же больно. Тот миг, что мы провели вместе, был всем для меня.

Та последняя наша ночь, до сих пор стоит у меня перед глазами. Его глаза, которые совсем недавно светились нежностью и любовью ко мне, стали холодными голубыми льдинками.

-Ты больше не нужна мне!

Эти слова до сих пор звучат у меня в голове. И он действительно больше не пришел. Не побеспокоил ночью. Я вспоминаю, как ненавидела его. А ненавидела ли? Кажется, уже тогда когда в первый раз увидела его, поняла что он моя судьба. Жаль только, что она оказалась недолгой. Он бросил меня. Но я не виню его за это. Он сделал только то, что нужно было для моего блага. Только он не бог чтоб понять, что было слишком поздно. Слишком поздно для меня. Я умерла в тот миг, когда он ушел.

Я заморожено сидела на своем любимом диване и, пытаясь быть сильной. А когда окончательно поняла что он не придет, я потерялась.

На этой земле меня уже больше ничего не держало. Я знала, что больше никогда не проснусь от его прикосновения, что больше никогда он не прейдет ко мне ни во сне, ни наяву. Он отказался от меня. Когда он ушел, вместе с ним ушла и моя жизнь. Я серьезно продумывала способы расправиться с этим никчемным даром. Пока не узнала…

Только тогда я обрела новый смысл.

Ребенок. Моя боль и мая радость. Мне всего двадцать, а кажется, что я прожила, целую жизнь. До его рождения осталось не так много. Но даже этот короткий срок кажется мне вечностью. Мне нужно продержаться хотя бы месяц.

-София может все же… - это подошла соседка по палате.

Вот и она туда же…

-Нет! - мой голос неожиданно даже для меня самой прозвучал достаточно твердо.

Ну почему они не хотят понять - что убив его, не помогут мне.

Хотелось закричать - “Я уже давно мертва, а он живой. И сейчас не я даю ему жизнь, это он продлевает мою”, но на это уже не осталось сил.

Я устало прикрыла глаза.

Пусть он, а не я. Пусть он любуется закатами и рассветами, пусть он возьмет от жизни то, что не смогла взять я.

Я никому не говорила, что за болезнь меня снедает - потому что это был мой секрет. Да и вряд ли мне бы поверили…

Врачи не могут понять, от чего угасает моя жизнь. Но я-то знаю точно. Тениэль рассказал мне о своей матери, теперь со мной происходит тоже, что и с ней - ребенок питается моей силой и чем больше он становиться, тем больше силы ему нужно. И все же так хочется хоть одним глазочком взглянуть на него. Так хочется узнать девочка это или мальчик. На протяжении всей беременности аппаратура сходила с ума при моем появлении, так что узи мне так и не сделали.

Но я не в обиде.

-Софи!

О боже! Это его голос! Даже его интонация. Только он протягивал последнюю гласную.

Я встрепенулась и посмотрела на вошедшего посетителя. Мое сердце на минуту подскочило и унеслось куда-то очень далеко. На пороге стоял ОН!

Я замерла. Это не мог быть он! Мои глаза обманывают меня. Я зажмурилась, подумав, что это мираж, но открыв глаза, обнаружила, что обожаемый облик не спешил растворяться, а довольно нагло пялился на меня. Где-то в стороне на соседней койке послышался судорожный всхлип.

Да, именно так он действовал на всех женщин. Вне зависимости от возраста и положения, а ведь мои соседки находились на таком же, как и я, сроке, примерно между двадцатой и сороковой неделями беременности.

Я, наконец, подняла на него глаза.

Значит, кто-то там, наверху все же смилостивился надомной и позволил увидеть его перед смертью.



Глава 1

Пять лет назад.

Последние вещи собраны в коробки и уже ждут нас в машине. Пустая квартира смотрится непривычно и холодно. Я поежилась от неприятного ощущения, и последний раз прошлась по своей, теперь уже не своей комнате. С исчезновением мебели она казалась больше и светлее.

Мне было больно покидать ее. Панический страх каждый раз овладевал мной при мысли о новом красивом и просторном загородном доме.

Я чувствовала, что с этого момента начнется новая жизнь. Другая. Не похожая на ту, что была тут. Я чувствовала, что вместе с переездом, закончилось мое детство.

Единственное что не давало моей меланхолии развиться дальше, это школа. Она оставалась прежней. И друзья тоже. Только это и успокаивало.

-Мама я ни хочу переезжать.

-Ну что ты Софи. Не переживай, там тоже есть девочки твоего возраста.

-Я это понимаю. Но там они другие.

-А что мешает тебе навещать своих подруг? Мы же не в другой город, наконец переезжаем, а всего лишь в пригород. Ты у меня девочка общительная, поэтому тебе это не составит труда завести еще и новые знакомства. Да кстати Кира тоже живет недалеко от нашего нового дома. Я как раз сегодня разговаривала с ее родителями.

Я скривилась. Кира самая большая зануда в нашем классе, с вечно задранным к верху носом. Она появилась у нас в школе в пятом классе и за все те годы, что проучилась с ними, так и не обзавелась подругой.

Вообще наша школа считалась одной из лучших в городе. Так как обучение стоило больших денег, в ней учились дети из обеспеченных семей, но и у нас были не просто богатые, а очень богатые. Кира относилась к последним, и почему-то считала, что состоятельность ее родителей добавляет ей вес.

Мы были в ее глазах просто мещанами, тогда как она - королева. И каким образом эта элитная девочка затесалась к нам в школу не понятно. Ведь могла учиться и за границей!

Она сама ни с кем не общалась, да и мы не горели желанием с ней подружиться.

Теперь будем ездить в школу на одной развозке. Я тяжело вздохнула и с тоской посмотрела в окно. Привычный осенний пейзаж. Вот и тополь под окном сколько раз я падала с него и прибегала домой вся в слезах. Листья на нем уже пожелтели, а я не увижу, как они опадут. На душу опять навалилась тоска. Почему раньше я никогда не задумывалась об этих вещах. Почему все принимала как должное? А ведь я больше ни разу не прокачусь на тарзанке, привязанной к нему. Грустно.

-Софи мы ждем только тебя.

В последний раз, оглядев квартиру, я подхватила сумку и вышла на лестницу. Дверь за мной захлопнулась, и как будто этим захлопнула одну очень важную страницу в моей жизни.

Я ехала в машине, а слезы рекой текли у меня из глаз.

-Сонечка не плачь. Ты просто боишься перемен это нормально. Но поверь они, ни всегда к худшему.

-Черт - выругался папа.

-Не ругайся при ребенке.

-Извини Лада. Больше не буду, но эта пробка вымотала все нервы. Устал плестись как черепаха.

Я была слишком расстроена, чтоб скрыть свои знания. И хлюпая носом, произнесла, даже не подумав.

-Там женщину сбили.

-Софи что ты такое говоришь - возмущенно произнесла мама.

Да и сама я жалела что сказала. Ведь все равно не поверят, пока не увидят.

-Извини, просто почему-то подумалось.

Мама чуть успокоилась и перевела тему, рассказывая мне обо всех преимуществах нашего нового дома.

Через час мы, наконец, дотащились до места происшествия и увидели женщину, лежавшую, поперек, дороги, рядом с которой стоял милицейская машина, перекрывая проезд, из трех полос оставляя лишь одну. Мама закрыла мне глаза.

Зря, эта картина привиделась мне уже два часа назад.



Новый дом был большим и светлым. Но пока еще пустым и холодным. Повсюду валялись коробки, пакеты и всякая мелочь которую еще не успели разложить по своим местам.

Мебель со старой квартиры уже была расставлена, но какая-то чужая, не наша. Даже старинный сервант из большой комнаты теперь потерял свою помпезность. Одинокий и пустой, примостившись возле стены, он выглядел совершенно по-иному. Так же как и я, он потерялся в огромном помещении гостиной. Я поежилась, запах краски все еще витал в комнате, несмотря на открытое окно.

-Тут так холодно и пусто. - Обхватив себя руками, констатировала я.

Мама же осматривала свои новые владения с нескрываемым восторгом и гордостью. А гордиться ей было чем. Они вместе с отцом заработали свое благосостояние каторжным трудом.

-Это от того что дом новый и в нем пака никто не жил. - прервала она мои мысли. - Ничего через несколько дней привезут заказанную мебель, да и запах краски выветриться.

-Скажи тебе нравиться? - она с огоньком в глазах смотрела на меня а, затем, не дожидаясь ответа, добавила - Ведь правда он прекрасен?

-Да мамочка он красив.

И я не соврала. Он действительно был красив, но совсем не уютен, а об этом я умолчала. Зачем расстраивать ее? Ведь сейчас она счастлива! Она так долго ждала. Так мечтала о собственном доме. Сначала она прожужжала мне все уши на этапе выбора проекта. Потом долго рассказывала, тыча пальцем в экран компа, где что у нее будет располагаться. Когда же началась стройка она каждый день заезжала проверить: все ли идет по плану. Даже мой спокойный папа и то заразился ее нетерпением и энтузиазмом. Дом не был еще построен, а они уже ездили по магазинам, подбирая мебель. О мебель это отдельный разговор.

Мама, любившая старину до умопомрачения, дрожала над каждой купленной ей когда-либо вещью. Особо любимые переехали вместе с нами сюда. Огромное резное трюмо теперь красовалось в ее спальне как напоминание о прошедших временах. Как раз с этого трюмо и началось ее увлечение стариной. Я была тогда совсем маленькой, но даже сейчас помню как, не имея денег, родители, накупив газет, искали, как бы на нищенскую зарплату обустроить нашу квартиру.

Это трюмо продавалась за копейки и, наверное, бывшие хозяева собирались уже выкинуть его, когда и появилась моя мама. Помню, сколько радости было у нее, когда к нам в дом внесли это страшилище. Оно заняло пол кухни и казалось чем-то чужеродным.

Черный лак придавал ему грозный вид. Почему-то тогда эту рухлядь я ассоциировала с мойдодыром, и до ужаса боялась. Может кому-то и покажется это сравнение странным, но не пятилетней впечатлительной девочке. Помню, как мама потешалась над моим страхом. А меж тем родители накупили разных инструментов, и кусочек за кусочком по вечерам придя с работы, отскребали черный местами облупившийся лак. Вскоре их работа была вознаграждена. В их комнате встало очень изящное резное трюмо, это я вижу теперь, а тогда я даже боялась зайти в их спальню, когда оставалась одна.

Им же оставалось дело за малым подобрать к нему мебель.

Вот так, иногда, чистая случайность меняет жизнь и быт людей. Родители всерьез увлеклись стариной. Сначала бросила работу мама, а когда антикварные вещи начали приносить прибыль, к ней присоединился и папа.

Родители полностью посветили себя этому занятию. Вскоре наш дом перестал походить на жилище, превратившись в лавку старьевщика. Куча старинных вещей стояли вдоль стен, захламляя квартиру. Предки с утра до позднего вечера трудились, восстанавливая испорченные раритеты. Дома не было не единого уголка, в котором не стояла: либо старинная этажерка, либо тумбочка, либо все вместе. Постоянно приходили и уходили какие-то люди. А вместе с ними появлялись и исчезали вещи. Вскоре родители смогли позволить себе, снять помещение, и квартира, наконец, приобрела законченный вид, столетия эдак восемнадцатого, а может и раньше, никогда, не вдавалась в подробности. Все ненужные предметы старины перекачивали в мастерскую, и квартира стала, наконец, уютным гнездышком за исключением нескольких вещей которых я не переносила.

Мои подруги удивленно ахали, попадая ко мне домой. Я же в свою очередь настолько привыкла, что уже не замечала окружавшей меня красоты.

В новом же доме, казалось, что мебель, которую мы привезли, стояла не на своих местах.

Но время шло, я стала привыкать к новому жилищу. Обживаться, и обзаводится новыми друзьями. И как не странно даже сдружилась с Кирой, не такой уж и занудой она оказалась.

А что еще мне оставалось делать? Ведь мы минут пятнадцать ехали в развозке вдвоем, и только потом появлялись остальные ученики, и как назло в основной своей массе первоклашки.

И вот только мой мирок стал восстанавливаться, как мама на каком-то аукционе купила новую вещь. Этой вещью оказалась картина неизвестного мастера.

Чем она привлекла маму, я не знала, только что своей оригинальностью, старинной и еще, пожалуй, рамой. А рама действительно была не обычна. Массивное красное она была сделана из красного дерева по всему периметру внешней стороны которого шла необычайно красивая вязь каких-то символов, нарисованных темно бурой краской от которых веяло холодом.

Изображенный же на холсте брутальный мужчина, был настолько красив, что у меня захватывало дух и в тоже время от его словно живого взгляда внутри все холодело. Да именно его взгляд пугал меня до чертиков - порочный, обещающий, притягивающий к себе, он вызывал мороз по коже и еще некоторые чувства, которых я не могла и сама понять. Художник настолько четко передал каждую деталь, что казалось, мужчина сейчас встанет со своего кресла и шагнет прямо с холста в комнату. Каждый раз, входя в гостиную, я ощущала этот холодный взгляд, наблюдающий за мной. Это сводило с ума.

Но не только в мужчине заключалась вся необычность картины. По всему периметру рамы шла странная вязь символов, от которых веяло холодом. Да и стекло закрывающее холст выглядело, мягко говоря, странно. У нас дома висело множество картин, но не ода из них не была помещена под стекло.

Как раз, с появления этой картины и начались мои неприятности.

Первый раз это случилось, когда родители уехали в гости. Неприятное предчувствие с каждой минутой все нарастало. А большой пустой дом еще больше усиливал его. Хоть и понимала, что уже довольно взрослая для ничем не подкрепленных страхов, я не могла успокоиться и лечь спать. Проанализировав причину, я поняла, что она кроется в гостиной. Включив свет в каждой комнате, я с нетерпением ожидала предков. Для того чтоб скоротать время я взяла книгу и пошла в свою комнату. Томик стихов оказался донельзя скучным, и я не заметила, как заснула.



Я бегу по темному длинному коридору. Бегу от ужаса не разбирая дороги. Сердце колотится в груди, воздуха не хватает. Почему так страшно? Сзади слышится чье-то размеренное дыхание и шепот.

-Карибан транк фарад. - Что это значит, я не знаю. Но тот, кто бежит за мной постоянно повторяет эти слова.

Меня куда-то гонят. Но кто? Обернутся и посмотреть нет сил, все уходит на бег. Я знаю, что поворачиваться нельзя, поэтому бегу все дальше и дальше. Драгоценные секунды уходят, его дыхание и шепот становится все ближе. Оно уже почти шевелит волосы у меня на затылке. Или они шевелятся от страха? Мне было так страшно как некогда в жизни.

Так хотелось свернуть, но ровный, без каких либо ответвлений коридор не давал такой возможности. Наконец, впереди, появился просвет. Я влетела в наш зал и застыла перед картиной. Мужчина, сидевший в ней, чуть изменил позу. От его взгляда мурашки прошлись по моей спине, и все волоски встали дыбом. Резко обернувшись, я увидела лапу, с выпущенными когтями тянущуюся ко мне.

Закричав, я, наконец, проснулась в холодном поту.

В комнате было темно. Вернулись родители? Ведь засыпая, я не выключила свет, это я помню точно. Помню, как вывалилась книга из ослабевших рук, помню, что не было сил поднять ее и положить на стол. Помню как свет бил в глаза мешая. Теперь же было темно или я ослепла? Пойти и проверить, не было сил, преследовавший меня во сне ужас так и не отпустил. Казалось, что только стоит ноге свеситься с кровати, как лапа схватит ее и утащит меня за собой. Мне было пятнадцать, но я как маленькая залезла под одеяло с головой, и продрожала, пока сон не сморил меня вновь.

Ужасов в ту ночь больше не снилось.



» Глава 1

Darisha писал(а):

Марина начало заинтересовало,жду продку!

Спасибо за комент.



Продолжение.



Будильник, поставленный на семь утра, надрывался уже с полчаса, а я так и не могла разлепить глаз. Видимо всполошившись от моего отсутствия, в спальню заглянула мама.

-Софи просыпайся, а то опоздаешь в школу.

Я только глубже зарылась в одеяло. Вставать категорически не хотелось.

-Сейчас.

Но не поверив заверениям, мама вошла в комнату и стащила с меня одеяло.

-Вставай соня в школу опоздаешь.

-Да мамочка, сейчас встану. - Сонно потянулась я

.

К тому времени как я встала на еду времени уже не оставалось. Подхватив рюкзак, я рванула на улицу.

Кира уже седела в развозке. Водитель ждал только меня.

-Опаздываем? - поддела меня девочка.

-Начальники не опаздывают, начальники задерживаются. - важно ответила я, любимую папину фразу.

Кира только хмыкнула в ответ, и отвернулась к окну.

Ехать было скучно. Первой не выдержала я, и спросила без особого интереса

-Ты к Литературе подготовилась?

-Ага.- Ответила девочка, даже не повернувшись ко мне.

Кира была не в настроении. Ну что ж, я напрашиваться на разговор дальше не стала, а уткнувшись в учебник, продолжала повторять домашнее задание.

В школе день прошел кувырком. Но по порядку.

Началось с того что у развозки меня встретил Кирилл и пригласил в кино. То, что он стоял один без Насти, меня не насторожило. Едва мы вошли в класс, как ко мне подлетела подруга и словно взбесившись, наговорила кучу гадостей. Я даже толком не поняла о чем речь, и в чем собственно я виновата. Сев за парту я с болью наблюдала, как Настя располагается за соседней. Такое было впервые. Мы всегда сидели вместе. В результате я ни как не могла сосредоточиться на математике из-за чего и получила двойку.

Вот обидно ведь не за что не про что, обозвали предательницей! И ведь не объяснишь, что не виновата! Настя и слушать меня не хотела. Ну откуда я знала, что она поссорилась с Кириллом по дороге в школу? У них ведь на лбу это не было написано! Да и Кирилл хорош, зачем приглашать меня в кино, если поссорился с Настей? Конечно, не сном не духом по поводу их ссоры я согласилась в полной уверенности, что и Настя пойдет.

Возвращаясь, домой я все еще прокручивала всю ситуацию и ни как не могла понять, что же случилось на самом деле, и почему довольно уравновешенная девочка кричала на меня как базарная бабка?

Я ведь никогда не имела видов на Кирилла, он для меня всегда был просто другом и будущим парнем Насти. Они жили в одном дворе, и ездил в одной развозке. Подруга была в него влюблена с детства. Правда, мы всегда были вместе. Нас даже называли сладкая троица, так как мы друг без друга никуда. Вот только в чем я виновата? Я же не знала, что он пригласил меня, а ее нет? Я ведь и согласилась из-за нее, и только потом узнала, что она не идет. Так не устрой она мне истерику с утра я и сама отказалась бы. А теперь назло ей пойду. Видимо уловив мое настроение Кира, придвинулась и спросила:

-Что с Настей поругалась?

-Не твое дело.

-Может это конечно и так, только я знаю, почему это произошло.

-И почему же?

-Мне Таня Шилова рассказала.

Таня Шилова самая большая сплетница нашего класса. Она знала все и про всех. Откуда только сведенья доставала? Если интересен парень из нашей школы и кто его родители можно было смело обращаться к ней.

-И что она тебе рассказала?

-Уж и не знаю с чего пошел разговор, только сегодня утром прямо в развозке Кирилл отшил Настю, сказав, что ему нравится другая, а она, то бишь Настя ему мешает и вечно лезет не в свои дела.

Да это была новость для меня. Я-то думала, что у них все хорошо.

-Интересно кто это? Уж не ты ли? - Хитро прищурившись, спросила Кира

-Я-то тут причем? - Я действительно была удивлена ее вопросом.

-Ну не знаю вы все время втроем.

Это была правда. Они зачем-то постоянно тащили меня с собой. Я-то думала, что это была причуда Насти. Так за размышлениями об этом я не заметила, как подъехала к дому. Осеняя, промозглая погода не улучшала моего настроения. На улице начинало темнеть. И вместе с темнотой ко мне подкрадывался страх. Наконец настало время выходить из теплого и уютного микроавтобуса, а я все медлила. И вдруг осознала - мне нельзя идти домой одной. То, что родителей нет, я знала наверняка, шестое чувство как обычно, услужливо, выдало мне эту информацию. А оно никогда не обманывало. Также казалось, что там поджидало меня нечто ужасное. И не как от этого чувства было не отделаться. Панический ужас даже вытеснил переживания о подруге. Я настолько отчаялась, что рискнула пригласить в гости Киру.

-Кира не хочешь пойти ко мне?

-С чего вдруг? - напрямую спросила девочка.

-Извини я видно, что-то не то сморозила. - Хоть и было страшно до дрожи, но умолять Киру я тоже не хотела.

-Нет, это ты извини меня, мне дома тоже одной делать нечего.

Это было настолько неожиданно, что, не дав ей раздумать, я подхватила ее под руку и потащила домой.

-Ого! Это все настоящее? - Спросила Кира, едва зайдя к нам. Такая реакция была у всех, даже еще на старой квартире.

Теперь же мама перетащила сюда половину своей мастерской. И наш дом напомнил музей. Очень красивый, но не уютный. Только прихожая и кухня немного выделялись, огромный зеркальный шкаф купе стоящий в прихожей соседствовал со старинной софой. В кухне тоже новейшая техника прекрасно уживалась со столом из красного дерева правда уже подделкой под старину. Зайдя в остальные комнаты можно было подумать, что ты перенеслась в другое столетие. Так и казалось, что при попытке присесть на стул или диван тут же подбежит смотрительница и сгонит. Такое чувство было у меня, а что уж говорить о гостях.

Кира осматривая дом, наконец, добралась до гостиной и замерла перед портретом. Несколько минут рассматривала.

-Вот это мужчина!

-Да неплох-с деланным равнодушием ответила я.

-Он как живой!- заворожено проговорила она.

-Вот как раз от этого у меня мурашки по кожи и ползут.

-Да такое ощущение, что он сейчас встанет и выйдет из картины! - Кира понизила голос и почему-то почти шепотом произнесла последнюю фразу.

-Кира портреты не оживают.

Как-то с опаской поглядывая на портрет, ответила я.

-А если этот оживет, что ты сделаешь?

-Ну не знаю! Наверное, грохнусь в обморок.

-Хорошая идея, мне бы понравилось, если бы он меня поднял на руки что бы отнести в постель.

-И что бы ты с ним там делала?

-Ну не знаю! - ее взгляд стал мечтательным. - Наверное, в свое время он был хорошим любовником.

-Кира! О чем ты говоришь! - справедливо возмутилась я!

-А что? Он красив как бог, с таким и девственность потерять не жалко. Зато, какой опыт!! Не сверстнику же отдавать эту драгоценность.

Хмыкнула она.

Хотя по возрасту, мы и были одногодки, но Кира выглядела года на два старше меня, видимо ее гормоны уже проснулись тогда, как мои пока молчали. Ее высокую хорошо развитую грудь аппетитно обтягивала белая блузка, тонкую талию подчеркивал тоненький поясок, а коротенькая юбочка плотно сидела на широких бедрах. И конечно я завидовала ее длинным ногам сейчас затянутым в тонкие черные колготки. Я же была почти на пол головы ниже подруги, а также моя фигура не отличалась развитыми формами и в отличие от Кириной больше напоминала доску, нежели гитару.

-Только представь слюнявый неумелый поцелуй сверстника или полный еле сдерживаемой страсти взрослого мужчины.

О слюнявых поцелуях я знала не понаслышке, так как мой сосед еще по старой квартире уже пытался научить меня целоваться. Ничего кроме отвращения я не почувствовала.

- А ты бы хотела, чтоб твой первый поцелуй прошел с таким парнем? - И Кира не двусмысленно указала взглядом на портрет

Я внимательно вгляделась в портрет. Мужчина, развалившись в кресле, положил одну руку на подлокотник, в другой держал бокал с вином. Ноги, обтянутые ласинами он скрестил у лодыжек. Длинные черные сапоги со шпорами были начищены до блеска. Его белая, небрежно расстегнутая рубашка открывала нашему взгляду его мощную загорелую грудь. Несколько коротких черных прядей падали на широкий лоб, придавая его суровому лицу мягкость. Красные глаза смотрели с ненавистью и презрением, чем портили все очарование незнакомца. Четко очерченные губы кривились в насмешливой улыбке. Хотелось, и отвернутся и одновременно подойти поближе.

-Ну, хотела бы?

Я опять посмотрела на его сочные красные губы и помимо воли выдавила

-Да.- И в тот же миг мне показалось, что его губы чуть дрогнули. Меня пробил озноб.

Кира же ничего не заметив, удовлетворенно кивнула.

-Я тоже.

-Пойдем. - Потащила я ее из комнаты. Мне больше не хотелось находиться там.

Девочка неохотно подчинилась. Уже на выходе повинуясь импульсу, я повернулась и показала портрету язык. Он же прищурил глаза. Или мне это только показалось? Решив, что это просто игра света я продолжила экскурсию по дому.



Глава 2

-С-о-ф-и- шепот позади.

-Карибан транк фарад.- Крутится в голове загадочная фраза.

Опять неконтролируемый ужас, и бег по длинному коридору. Я влетаю в гостиную и вижу портрет. Шум и шепот за спиной тут же прекращаются. Я оборачиваюсь и понимаю - сзади никого нет. Портрет непреодолимо влечет меня к себе. Медленно повернув голову, я смотрю на мужчину, и тот улыбается мне кокой-то злой плотоядной улыбкой. Я ненавижу это лицо и эту улыбку. Мне хочется стереть эту улыбку. Я хватаю первую попавшуюся вещь, произношу загадочную фразу и кидаю ее в портрет. А дальше все как в замедленной пленке. Вижу, как старинная мраморная статуэтка летит в картину. Теперь к ужасу который навевал на меня мужчина примешивается ужас от того что сделала. Мамина любимая статуэтка ударяется об стекло и развалившись на мелкие кусочки падает на дорогой ковер. Стекло на портрете казалось, даже не поцарапалось. А дальше мной как марионеткой кто-то руководит, и я опять произношу странную фразу.

-Карибан транк фарад - когда последний звук тонет в оглушительной тишине. Стекло на картине покрывается сеткой трещин. Трещины все расширяются, бегут все дальше и дальше пока вся картина не покрывается ими. Стекло начинает трещать. И вдруг взрывается, как будто кто-то ударил его с той стороны. Мелкие куски летят в меня. Закрываю глаза руками, и вовремя! Несколько осколков ранят руки. От ужаса я начинаю кричать. И просыпаюсь в холодном поту.

Сердце колотится как бешенное. В комнате темно. Сон был настолько реален, что мной завладело чувство, будто я это сделала наяву. Шок от кошмара, привидевшегося мне, продолжал держать в своих когтях. Но ужас, от того что я разбила мамину любимую статуэтку, был еще сильнее. Я, пулей вылетела из постели и включила свет. С руками все в порядке.

Меня непреодолимо влекло вниз. Обычно я трусиха. И когда смотрю всякие ужастики, не могу понять, что понесло героиню одну, туда, куда ей ходить, определенно не следовало.

Я не поняла, как это случилось, все было как будто во сне. Только что я была в комнате и уже спускаюсь вниз по лестнице. Я очнулась только на последних ступенях. Добежав до ближайшего выключателя, я включила свет. И тут же оказалась перед закрытой дверью в гостиную. С минуту простояв, не решаясь открыть ее, я уже готова была идти обратно, как услышала, что там что-то грохнуло. Я подскочила на месте. Сердце почти выпрыгнуло из груди. Но повернуться спиной, и уйти не смогла. У меня было три варианта: первый закричать и разбудить родителей, а уж потом вместе с ними войти в комнату. Другой вариант это подняться к себе и навоображать всяких ужасов. Третий и самый простой войти в комнату. Я выбрала третий, и резко толкнув дверь, я отскочила назад.

Узкая полоска тусклого света от бокового бра упала в темную комнату, но ее было не достаточно, чтоб осветить картину и статуэтку. Стоя перед дверью, я ни как не могла решиться войти. И главное никак не могла понять, какого черта я вообще здесь делаю. Но и уйти тоже не могла. Что-то там, внутри, притягивало меня к себе как магнитом. Такое чувство, будто кто-то там меня с нетерпением ждет.

Да что я маленькая? Там нет никого! Там висит целая картина и стоит целая статуэтка. А шум?- так это окно. Я нахожусь у себя дома, а не в фильме ужасов. - Уговаривала я себя. Но войти и проверить было страшно. Страх он ведь не поддается голосу рассудка. Он охватывает тело, завладевает разумом, и не убежать от него не спрятаться. И все-таки первый шаг в сторону гостиной сделан, потом другой и наконец, захожу в комнату. Одной рукой придерживая дверь, другой шарю в поисках выключателя. Яркий свет резко разорвал темноту и на мгновение ослепил меня. Проморгавшись я увидела, что в комнате все, как и всегда стоит на своих местах. Нет ни битого стекла, ни мужчины. Портрет нетронутый висит, поблескивая стеклом в свете огней. Статуэтка тоже стоит на своем месте. Легкий ветерок от открытого окна касается меня своим дыханьем. От порывов ветра оконная рама слегка покачивается. Вот и причина шума.

Я вздохнула с облегченьем и подошла к статуэтке. Дотронулась до холодного мрамора. Эту статуэтку мама приобрела очень давно и по какой-то одной ведомой только ей причине очень любила ее и гордилась тем, что она присутствует в ее коллекции. У меня же эта миниатюрная статуя голого мужчины с фиговым листом на причинном месте всегда вызывала отвращение. За все время, что она находилась у нас я ни разу не взяла ее в руки. И теперь я впервые дотронулась до холодной мраморной поверхности. Это немного привело меня в чувство.



На следующее утро настроение было хуже некуда. Хотя ночное происшествие при свете дня казалось глупостью, но все равно под ложечкой сосало. Казалась, что я что-то упустила.

В школе тоже не клеилось. Настя полностью игнорировала меня. Кирилл весь день был замкнут и задумчив. В общем, наша сладкая троица разваливалась на глазах. А я могла только беспомощно наблюдать за этим, не в силах как-либо повлиять. Наконец, ко мне в голову пришла отличная мысль - сначала надо их померить с Кириллом или на худой конец узнать, кто та девочка, что нравится ему. А для этих целей кино никак не походило. После занятий несмотря на гневный взгляд Насти я вместе с Кириллом вышла из школы.

-Кирилл я не хочу в кино давай лучше погуляем в парке.

Парень с радостью согласился.

Взяв меня под руку, он направился в парк находящийся неподалеку от школы. Я впервые всмотрелась в Кирилла и заметила, что он заметно похорошел и вытянулся. Да Кирилл стал очень симпатичным парнем. Высокий стройный он легкой походкой шел рядом со мной. Но я с ним сейчас не из-за этого - оборвала я свои не туда забредшие мысли. Мы пошли в парк для серьезного разговора. Моя надежда помирить его с Настей все еще была жива. Не знаю, почему, но тогда мне казалось, что помирить их это единственный способ реабилитироваться перед подругой. Он подвел меня к первой свободной скамейке. Я присела, а он остался стоять напротив. Скрестив руки на груди, он пожирал меня взглядом. От этого взгляда мне стало не по себе.

-София

-Кирилл

Начали мы одновременно. И также одновременно замолчали.

-Ты что-то хотел сказать?

-Нет, это ты хотела о чем-то со мной поговорить.

Я не знала с чего начать и перебирала в голове разные варианты. А потом решила броситься в бой, а уж потом как пойдет, действовать по обстановке.

-Да я хотела поговорить по поводу Насти.

Его лицо тут же окаменело.

-Зачем нам о ней говорить? - Насторожился он.

-Кирилл. Ты делаешь ей больно и этим ссоришь нас. Я понимаю, что ты делаешь это не намеренно, но все же не стоило меня приглашать в кино без нее.

-А если я не хочу идти с ней?

-Ну, хорошо раз вы расстались то и мне с тобой встречаться не следует.

Втолковывала я ему прописные истинны.

-София ты, что так ничего и не поняла? - В его серых глазах была какая-то обреченность.

-А что я должна была понять?

Я не играла под дурочку, я действительно ничего не понимала. Но предчувствия в тоже время были самые нехорошие.

Он молчал, видимо собираясь с мыслями.

-Ты мне нравишься.

От его слов мой мир раскололся на части. Если бы не Настя мне бы польстили его слова. А так я сразу потеряла двух друзей. То, что Настя мне этого не простит, я уже не сомневалась, но и переступить даже через бывшую подругу тоже не могла. Да и к Кириллу я относилась только как к другу и в качестве своего парня даже не представляла. Теперь, наконец, я поняла ее поведение вчера. Она решила, что я отбила у нее парня! Глупо! Господи как глупо! Но ведь теперь не объяснишь ей, что я ничего не делала для привлечения его внимания к себе! Его слова вели к тому, что наша многолетняя дружба будет разрушена. И главное уже ничего сделать нельзя.

-Но почему именно я? - не выдержав, спросила.

-Это все что ты мне можешь сказать?

-Кирилл я могу сказать, что Настя это моя подруга! - С горечью проговорила я.

-Именно этого я и боялся. - Его глаза погасли.

-И был прав. - крикнула я и тут же расплакалась. - Зачем ты сказал ей? Зачем?

-Я больше не мог молчать.

Я встала и побрела на маршрутку. Он пытался меня остановить, но я все шла и шла. Мне было плохо и больно. Я потеряла сначала свой дом, а нового пока не приобрела, теперь у меня не осталось и друзей.



» глава 3

Глава 3



За прошедший месяц моя жизнь круто изменилась в худшую сторону. Меня как будто сглазили, неприятности валились на мою голову одна за другой.

Я все время ходила как во сне. Один и тот же кошмар донимал меня каждую ночь не давая выспаться. Он будил меня часа в три утра, а потом я долго крутилась не в силах заснуть. Я каждый вечер со страхом ждала ночи. Иногда просыпаясь, я повторяла эту непонятную фразу. Я пыталась не спать, но все попытки ни к чему не приводили. Сон настигал меня прямо на стуле. Самое странное, что как бы я не боролось, он накрывал меня всегда около часа ночи и будил около трех. Я была вымотана настолько, что уже перестала отличать сон от яви. Казалось, что вот я сижу в интернете, а через мгновение уже бегу вдоль длинного коридора.

Мое отношение к картине, из сна, передалось и на явь. Я ненавидела ее. Ненавидела мужчину на ней, до скрежета в зубах. Хотелось сорвать ее со стены и выкинуть в окно. После того случая как обнаружила себя ночью возле двери в гостиную. Я стала боялась, что как-нибудь ночью так и сделаю. Поэтому закрывала дверь своей спальни на ключ, а ключ прятала, но долго это тоже продолжаться не могло. Мне казалось, что я схожу с ума.

К этому добавились неприятности в школе. Настя помирилась с Кириллом, а меня как ненужный хлам выбросили за борт. В школу идти не хотелось, так как Настя из лучшей подруги превратилась во врага. Уж не знаю, что она там рассказывала, какие байки наплела, но весь класс мне объявил бойкот. Я стала парией, и чем дальше, тем становилось невыносимей. Мне казалось, что все показывают на меня пальцем и обсуждают. Только Кира не поддалась общему настроению, и по прежнему общалась со мной. Она и раньше не обращала ни какого внимания на общественное мнение. К моей радости не поменялась и теперь, за что я ей была очень благодарна.

Несмотря на то, что мы общались, подругами мы так бы и не стали никогда, если б не один случай.

Я зашла в туалет и едва закрыла дверь кабинки, как услышала, что входная дверь открылась, впуская кого-то еще. Не знаю почему, но я замерла, стараясь даже не дышать.

-Кира - окликнула Катя.

Ее грубый голос не узнать было просто невозможно.

-Что - отозвалась та.

-Можно с тобой поговорить?

-Говори. - Кира и со мной не отличалась многословием.

-Зачем ты до сих пор дружить с этой предательницей? – послышался противный голос Кати.

Кого она имела в виду, было понятно.

Теперь я осталась одна - поняла я. Даже не знаю, почему это так резануло меня. Какое мне дело что и Кира отвернется от меня? Ведь наше общение не выходит за рамки простой вежливости. Привет, пока и как дела, но и еще иногда можем позвонить друг другу по поводу уроков.

-А почему я не должна с ней дружить? - С насмешкой спросила Кира

Я понимала ее насмешку. Мы не были подругами.

-Ты не боишься, что она и у тебя парня уведет? - От ее ехидного голоса меня аж передернуло.

-С чего тебя это так волнует?

-Просто ты пригрела на груди змею! Ты хоть в курсе что произошло?

Я поняла, что сейчас будет в красках рассказ о том, как я заманивала в свои сети Кирилла.

-Допустим в курсе и что?

-Ну да, наша красавица София сейчас в страшилу превратилась, и теперь вряд ли сможет составить конкуренцию. Даже Кирилл опять к Насте переметнулся. Но все может перемениться, и тогда она не посмотрит, что ты поддержала ее в трудную минуту.

Я уже не могла сдерживаться, слезы покатились из глаз и, стекая по щекам, капали мне на руку. Я привалилась к стенке кабины и, сжав зубами до боли руку, зажатую в кулак, беззвучно плакала.

-Послушай Кеникова тебе то, что за дело? И почему все эти годы вы меня игнорировали, а сейчас начали заботиться о моем благополучии?

-Ты как была язва, так и осталась. Я только хотела предостеречь тебя, а дальше твое дело.

-Спасибо, но я как-нибудь сама разберусь.

-. Два сапога пара - зло прошипела Кеникова.

Как только хлопнула дверь, предупреждая, что они вышли, я сползла по стенке вниз и уже зарыдала в голос.

-Софи прекрати рыдать и выходи.

Из-за двери послышался голос Киры.

-Не… м-о-г-ууу.

-Плюнь ты на них. - уговаривала она меня. - Дуры они все.

Я не ожидала поддержки от нее. Я не верила что после того разговора она вообще когда либо заговорит со мной.

-Почему…, ты… до сих пор разговариваешь со змеей? – заикаясь, прорыдала я.

-Софи не говори глупости и вылезай из туалета. А то кто-нибудь зайдет, и весь класс будет злорадствовать по этому поводу.

Эти слова меня отрезвили. И я все же вылезла из кабинки.

Вечером, придя домой, я подошла к зеркалу и впервые за прошедший месяц всмотрелась в свое отражение. На меня смотрела незнакомка. Голубые глаза поблекли, светлые волосы потеряли блеск и смотрелись соломой на голове, вокруг глаз огромные синяки от недосыпа. И еще что удручало - кожа пожелтела и покрылась мелкими прыщами. Права Кеникова я действительно стала страшной. И все это из-за портрета.

Этим вечером я, наконец, решилась поговорить с мамой. Но как начать разговор не знала. Мне повезло, отец задержался на работе, и мама предложила поужинать без него. Есть не хотелось, но все же я решила составить маме компанию. Катая по тарелке помидорчик чери я думала как приступить к теме, которая меня так волновала. Мама тоже ужинала без особого аппетита. И видимо готовила себя к разговору со мной.

-Мне сегодня звонила учительница. - Затем повисло многозначительное молчание.

Она испытывающее посмотрела мне в глаза. Я сидела, молча, не отводя от нее своего взгляда, и ждала, что она скажет дальше.

-София что происходит? Она сказала, что ты все больше и больше скатываешься. Что буквально спишь на уроках. Ты что, полночи сидишь в интернете?

Да сижу, но только чтоб не спать и не видеть кошмаров. Только это не помогает! Но естественно этого я маме не сказала.

Видимо решив, что мое молчание означает вину, она продолжила.

-С сегодняшнего дня твой ноутбук будет у меня до тех пор пока ситуация не исправится.

Если б дело было только в ноутбуке, я бы с радостью избавилась от него.

-Мама можешь, конечно, его забрать, только дело не в нем.

Ее следующее предположение было ничуть не ближе к истине чем первое:

-А в чем? Ты поссорилась с мальчиком? – с сочувствием спросила она.

-Нет. То есть я поссорилась с Кириллом и Настей это считается?

-Смотря, как ты сама, относишься к этому.

-Нет, дело тоже не в них, хотя и я переживаю из-за э того.

-Тогда в чем?

-Мне снятся кошмары. Каждую ночь.

-Что тебе снится? - заинтересовалась она.

-Мне снится картина, которая висит у нас в гостиной.

-И что же такого ужасного в ней? По-моему очень даже симпатичный мужчина. Даже представить не могу, что он может кого-либо напугать.

-Это сложно объяснить. Во сне все по-другому иначе чем, сейчас… - я ни как не могла объяснить свою мысль.

-Софи у тебя просто переходный возраст. Ты поссорилась с друзьями вот твой мозг и выдает кошмары по ночам.

-Кошмары начались еще до того как я поссорилась с друзьями. - Все еще надеясь переубедить ее, сказала я. А затем, набравшись смелости, продолжила - Она, то есть он наводит на меня ужас. Я боюсь спать по ночам. Может ты подумаешь, что это бредни но поверь это не так. Эта картина не должна здесь быть. Мамочка, пожалуйста, убери ее.

-Софи не говори ерунды. Это просто картина.

Я поняла что проиграла. Мои просьбы и истерики ни к чему не приведут. Она не услышала меня. Да и на что собственно я надеялась? Я же всегда знала, что она одержима искусством. И никогда не уберет понравившуюся ей вещь. Так было и с трюмо. В детстве я закатывала истерики пытаясь объяснить, что до ужаса боюсь его. Но никакие мои истерики не помогли мне его убрать. На что я надеялась сейчас? Не знаю. Хоть это дурацкое трюмо и наводило на меня ужас, все же по ночам давало спать. Когда мама приносила старинные вещи, я всегда ощущала энергетику, исходящую от них, одни мне нравились, но это было редко, другие наводили ужас, к третьим я была равнодушна. Но она никогда не принимала мое мнение во внимание.

-Да мама ты права у меня просто переходный возраст.

-Но если тебя мучают кошмары, то мы можем показать тебя врачу, и он выпишет тебе лекарство.

Я подумала, что это выход.

С лекарствами я продержалась еще месяц сны меж тем, становились все ужаснее. Начало всегда было одно и то же а вот конец несколько видоизменился. Подходя к портрету, я видела, как мужчина манятся. Его взгляд становился хищным, руки превращались в когтистые лапы на подобие той что приснилась мне в первом сне. Его уши удлинялись, лицо искажала гримаса ненависти и злости.

К концу второго месяца, я не выдержала.

Как всегда я проснулась в поту ровно в три часа ночи. Мне не надо было смотреть на время. Я уже знала. Я давно это заметила. Сегодня все было как всегда. Только я больше этого выносить не могла. Я встала и пошла в низ. Да я сдалась. Но кто может осудить меня за это? Пусть лучше меня накажут за разгром и разбитую статуэтку, чем этот сон приснится мне еще раз. Я сделаю то, что просит он. Сделаю, и может после ОН ОСТАВИТ МЕНЯ В ПОКОЕ! Мне было уже наплевать, что скажет мама и папа. Мне было уже на все наплевать. Я отчаялась настолько, что даже если это последняя ночь в моей жизни, пусть так! По крайней мере, я избавлюсь от этих снов. Я тихонько спускалась вниз, не включая свет, чтоб не разбудить родителей. Босые ноги ощущали холод кафельной плитки, но мне было наплевать. Наконец комната. Я решительно открыла дверь и вошла. Все было на своих местах.

-Ну что ты доволен? Я пришла! Пришла, чтоб сделать, так как ты хочешь! Ты победил! У меня больше нет сил, сопротивляться. - С ненавистью выкрикнула портрету.

Я повернулась и, схватив статуэтку, замахнулась.

-Ты этого хочешь? Ну, так получи!

-Карибан транк фарад! - Крикнула и запустила ею в портрет.

А дальше все происходило также как и во сне. От центра портрета трещины медленно поползли в разные стороны. Мужчина внутри ожил. Нет, он не сделал не единого движения. Но шестым чувством я поняла, что он действительно ожил. От ужаса на меня напал столбняк. Горло сжал спазм и не закричать, не вздохнуть. Удар. Стекло выгнулось в мою сторону. Я поняла, что еще один такой удар и стекла полетят в меня. Наконец я отмерла и пронзительно завизжала. Блаженное забытье поглотило сознание.

-Сонечка очнись! - причитала мама.

Я открыла глаза, и огляделась.

Ни как не могла понять, почему мама с папой стоят надомной с такими испуганными лицами.

-Что случилось?

-Похоже, нас посетил вор, и ты видимо его видела. - Озабоченно смотря на меня, сказал папа.

Наконец я вспомнила что случилось. Так они подумали, что кто-то забрался к нам в дом! Пусть я буду трусихой, но я не признаюсь, что это сделала я.

-Софи ты в порядке? Он ничего не сделал тебе? - Испуганно спросила мама.

-Нет, я в порядке просто очень испугалась.

Я попыталась сесть, но мама не дала.

-Полежи, скорая сейчас уже приедет. У тебя может быть сотрясение. Голова не болит? В глазах не двоится?

-Нет. Меня никто не трогал, я просто очень испугалась. И не надо никакой скорой.

Я наконец присела и бросила взгляд на портрет. Он исчез! Ни разбитого стекла не рамы ничего! Как такое может быть? Пробежав глазами в поисках статуэтки, я тоже ничего не нашла! Обе эти вещи испарились.

-Мама, а где портрет? - может они уже успели его убрать?

-Его украли!



Глава 4



Несколько лет спустя.

Все было просто отлично! Наконец Макс решился! Сегодня у нас первое свидание!

Я шла по институтскому коридору и набирала по сотовому номер моей лучей подруги. Звонки за границу с мобильника, были дороги, но дождаться вечера я просто не могла. Кира сейчас училась в Англии, и наше общение сократилось до одного звонка в день. Обычно по вечерам я садилась перед ноутбуком и по скайпу набирала Киру. Все-таки великая вещь этот скайп и мой большой поклон человеку придумавшему его. Только благодаря этой программе я не так сильно скучала по подруге, потому как видела ее каждый вечер. Мы могли болтать до середины ночи. Мы делились всеми новостями, давали друг другу советы, утешали, когда этого требовала ситуация, и даже демонстрировали свои покупки, дефилируя перед компьютером.

Она взяла трубку сразу, как будто ждала моего звонка.

-Что случилось? - Обеспокоенно спросила она.

-Кира он пригласил меня на свиданье! - Ликовала я, перейдя сразу к сути своего звонка.

-Макс? - Уточнила она

-Конечно! А кто же еще!

-Я же говорила тебе, что ты ему нравишься! - Обрадовалась за меня подруга.

-Кира я самая счастливая девушка на свете! И спасибо большое за твои советы они пришлись кстати.

Именно она уговорила меня обратить внимание на Серегу, в целях подстегнуть Макса.

“Если ты не можешь флиртовать с Максом, флиртуй с его другом” - Философски размышляла она.

Когда Макс обращал на меня свое внимание, мое красноречие куда-то девалось, и я начинала заикаться и краснеть как школьница. Причем понимала, что виду себя как дурра, но ничего поделать с собой не могла. Флирт же с Сергеем ни к чему не обязывал. Макс долгое время ходил вокруг да около и наконец, сегодня позвал меня в кино на премьеру фильма “Аватар”

-Я рада, что все так получилось, и мои советы помогли. - Услышала я довольный голос подруги.

-Кира я скучаю по тебе!

-Я тоже. Софи, я сейчас очень занята, давай вечером по скайпу поболтаем.

-Окей!

Мая красная мазда ждала меня на стоянке. Каждый раз я спешила к ней как на свидание. И за год она совсем не разонравилась мне, наоборот, с каждым днем я все больше и больше привязывалась к ней. Она для меня не была просто машиной. Она была моим верным конем, которого я холила и лелеяла.

Как же я любила свою девочку! Я мечтала о ней с семнадцати лет. Каждый раз, когда подобная машина проезжала мимо меня, я буквально исходила слюной. И вот на мой восемнадцатый день рождения родители подарили мне ее вместе с правами. Это был самый лучший подарок, когда-либо сделанный ими.

Хотя квартира тоже порадовала меня. Ее покупка была оправдана тем что, каждый день добираться в институт из пригорода, а потом обратно было жутко неудобно. Простояв в пробках, на домашние задания просто не хватало ни времени, ни сил. Посовещавшись, родители, наконец, решили выпустить свое чадо, то есть меня из под крыла. Чему лично я была только рада. И вот уже несколько месяцев я жила одна. Моя двух комнатная квартирка была небольшой и уютной. И пусть в ней властвовал минимализм, я была в восторге! Тут было то чего не доставало в родительском доме - свободное пространство! И его было много! Вся мебель в ней была современной! И что главное, ее выбрала я сама.

Задумавшись, я не заметила, как вышла к автостоянке.

Моя девочка поприветствовала меня и впустила в свое теплое и уютное нутро. Я завела машину и выехала со стоянки. Настроение было просто отличное и захотелось скорости. Полгода назад я окончила курсы экстремального вождения, и теперь достаточно сносно держалась за рулем, изредка позволяя себе погонять.

На светофоре стоял опель. Молодой парень за рулем подгазовывал в нетерпении. Я же стояла в правом ряду, и как назло, из-за поворота вывернул автобус и направился к остановке, перегораживая мне путь. Включился красно желтый сигнал светофора, и я рванула!

Повезло… Мужчина на опеле, видимо отвлекся на мгновение, этого было достаточно для меня. Нажав на газ, я вывернула на его полосу, и унеслась вперед. Ловко лавируя между машин, я казалась себе победительницей. Сегодня придет Макс-пело сердце. Я вспомнила, как увидела его впервые.

Его каштановые волосы лежали в беспорядке, придавая ему взъерошенный вид. Серые глаза смотрели растерянно. Одет он был в фирменные джинсы, синий джемпер навыпуск и черные кроссовки. Он постоянно рукой зачесывал волосы назад, выдавая этим свою неуверенность, и этот жест казался мне трогательным

Он не отличался классической красотой, но что-то в его взгляде привлекло меня.

Он пришел к нам в группу на втором курсе. Увидев его, ни о ком другом я уже думать, не могла. Он первый парень за мои девятнадцать лет, привлекший мое внимание. Его немного застенчивая манера общаться очень импонировала мне. Я чувствовала, что нравлюсь ему, но видимо, так же как и я, он не решался сделать первый шаг. При встречи мы мило краснели и заикались, затем обычно повисала неловкая пауза. Все было бы смешно, если бы не было так печально. Я точно знала, что первый шаг сделать не смогу, и жаловалась Кире на его не решительность. Вот тогда Кира и предложила свой великий план. Который вскоре дал результаты.

Сегодня после последней лекции Макс подошел ко мне и немного заикаясь, спросил.

-София… мы, тут решили… - Он запнулся, а затем скороговоркой выговорил - Вернее я хотел пригласить тебя на Аватара.

Я не совсем поняла из его сбивчивой речи, о каком “аватаре” шла речь. О чем и спросила.

-Аватар это новый фильм, говорят классный! - Тут же объяснил он.

Не то, что я не слышала о нем. Просто никогда ни ходила в кино и не очень интересовалась тем, что там идет. Основное свое время я тратила на учебу, а то, что оставалось, забивала чтением книг.

-Так ты приглашаешь меня в кино? - Я была несказанно удивленна и обрадована.

-Вроде как.

Его слова вызвали улыбку. Мне захотелось расцеловать его. Неужели он, наконец, решился! Я не верила в свое счастье.

-Так ты не сказала, пойдешь?

Он явно был не уверен в моем положительном ответе и сильно волновался.

-Кто ж отказывается от приглашения на такой фильм!

-Для тебя только фильм имеет значение? - Уточнил он.

Я не ожидала от него такой прыти.

-Нет, не только фильм.

Я увидела, как он расцвел в ответ на мои слова. Но тут вспомнила слово “мы” с подозрением спросила:

-А кто еще идет?

-А тебе еще кто-то нужен? - Расстроился он.

-Нет, просты ты вначале сказал “мы решили”

Он тут же расслабился и улыбнулся, а затем, немного смутившись, ответил:

-Я оговорился.

-Ясно.

-Ты не передумала?

Господи конечно нет! Я этого ждала несколько месяцев!

-Нет, не передумала.

-Я зайду за тобой?

-Да, буду тебя ждать. Записывай адрес.

Я продиктовала ему свой адрес. На этом Мы расстались для того чтоб встретиться вечером.

Все еще витая в облаках я пулей влетела домой. Времени оставалось не много, а мне еще предстояло принять душ переодеться и привести себя в порядок.

Скинув джинсы и футболку, я осталась в черном кружевном белье. Открыв шкаф, я долго думала, что подготовить к вечернему свиданию. Наконец на глаза попалась голубая кофточка и черная джинсовая юбка. Сойдет. Вытащила и бросила на кровать, а затем полетела в ванну. Сегодня мне хотелось быть неотразимой.

Звонок в дверь был несколько неожиданным. Он застал меня, когда я сушила волосы и, наверное, вовсе не услышала бы его, если б как раз в это время, на секунду не выключила фен, чтоб нанести пенку для укладки.

Макса я ждала только через час. Но может он перепутал время? Взглянув на себя в зеркало, я успокоилась, свежий макияж подчеркивал мои черты, и в то же время не был сильно заметен. Тоненькие стрелки придавали моим глазам форму миндаля, туш увеличила и так не короткие ресницы. Кожа светилась здоровьем, легкий румянец подчеркивал ее белизну. Вот только волосы были в беспорядке. Но времени исправлять это, уже не было.

Вдруг он подумает, что меня нет дома, и уйдет! Накинув шелковый халат, я вышла из ванной.

-Кто?

-Я. - посылался мужской голос. Видимо действительно перепутал время!

Я открыла, даже не посмотрев в глазок. Вот только на пороге стоял совсем не Макс!



» Глава 5

Глава 5

Взгляд уперся в мощную грудь обтянутую футболкой. Незнакомец стоял, привалившись к косяку двери. Голубые глаза чуть прищурились и с насмешкой смотрели на меня. Я тут же поняла, что видела это лицо. Только не могла понять, когда и где. Что-то крутилось в памяти, но ухватить я никак не могла. По спине пробежал холодок . Мужчина, не смотря на свою улыбку внушал мне дикий ужас, и даже не осознавая, что делаю, я попыталась закрыть дверь перед его носом. Но его вовремя подставленная нога не дала мне сделать этого. Недолго думая я бросилась бежать. Ощущения были те же что и много лет назад, казалось, что ужасная когтистая лапа сейчас схватит меня. К тому моменту как он настиг меня, я успела вбежать в комнату. Мужчина схватил мою руку. От резкого рывка я упала прямо в его объятья.

-Да видимо я перестарался - Задумчиво проговорил он, в то время как я извивалась в кольце его рук. Казалось что он, не прилагая усилий, держал меня, обхватив за талию. Я же отбивалась как дикая кошка. Ужас полностью завладел моим разумом, не позволяя рационально мыслить. Я даже забыла, что могу закричать. Наконец это лицо всплыло у меня в памяти. От этого мне стало еще страшнее, и отбиваться я стала с удвоенной силой.

-Успокойся, я ничего с тобой не собираюсь делать!

Его голос был мне не знаком. Но лицо! Не было никаких сомнений, что это он. Все эти годы я пыталась изгнать эти воспоминания из своей памяти. Но где-то глубоко во мне жила уверенность, что это еще не все! Он вернется. И вот самый страшный кошмар в образе самого красивого мужчины в моей жизни вернулся, только уже наяву.

-Ты из портрета!

-И что? - Это было сказано так, как будто вылезти из портрета самая обычная в мире вещь.

-Не стоит сопротивляться. Я не собираюсь причинять тебе вреда девушка!

Но я не слышала его! В голове билась только одна мысль - бежать!

Я попыталась закричать.

-Не стоит этого делать. Иначе я заткну тебе рот единственным способом, который мне доступен.

Я оценила ситуацию. Его руки держали меня за талию. Значит, оставался только один способ. Нет!

Я закрыла рот и замотала головой.

-Впервые женщина так реагирует на мое предложение поцеловать ее. Видимо старею.

Последнее замечание было явно не в тему, на вид ему было около двадцати пяти

-П… пусти - Я наконец обрела голос и дернулась из его объятий.

-Ты обещаешь себя хорошо вести, и выслушать меня?

В тот момент я могла пообещать все что угодно, лишь бы быть подальше от него. Его близость странно влияла на меня. С одной стороны, было страшно, аж поджилки тряслись, с другой,… а вот это чувство я описать не могу. Поэтому я энергично замотала головой.

-Я не тронул тебя тогда, не собираюсь делать это теперь.

На это возразить было нечего. Но интуиция по-прежнему вопила об опасности. Ужас в моих глазах подсказал ему, что я не верю ни единому слову.

-Выслушай меня, черт возьми! Я не собираюсь причинять тебе вреда!

Тут же его руки разжались, а я повалилась на диван. И не спуская с него взгляда, отползла на самый краешек. Ущипнув себя за руку, я поняла, что это уже не сон. Казалось, он забавляется моим страхом и играет мной как кошка с мышкой. Не сделав не единого движения, он наблюдал за моими глупыми попытками увеличить между нами расстояние. Халат от моих движений чуть раскрылся, но этого я не заметила. Зато заметил он.

-А ты изменилась.

И выразительно посмотрел в вырез моего халата. Я тоже рискнула обратить внимание на то, что привлекло его взгляд. И тут же охнула. Грудь того и гляди норовила вывалиться из увеличившегося декольте.

Поправив халат, я тоже рискнула окинуть его взглядом. Он не изменился. Вернее сходство с портретом было идеальное. Только теперь я поняла, почему не сразу узнала его. Его глаза и ворожения лица были другими! Там на портрете у него были злые красные глаза, придававшие ему демонический вид. Теперь же они были голубыми словно небо в ясный день и выражали насмешку, да и одежда из средневековой превратилась в современную. Узкие джинсы сидели на нем как вторая кожа, подчеркивая длинные ноги и мощные бедра, стильная футболка обтягивала грудь, и дополняли его гардероб черные кроссовки. Он непринужденно уселся в кресло, давая мне понять, что не собирается на меня нападать.

Я оценила его жест и поняла что, по крайней мере пока, он не причинит мне вреда. А через час придет Макс. теперь главное продержаться этот час. Я глянула на входную дверь. Она оказалась приоткрыта. Значит, он не закрыл ее, с облегчением подумала я. Надеюсь, Макс поймет, что что-то случилось и войдет. Заметив мой взгляд, мужчина повернулся к двери. Та дернулась, и я услышала характерный щелчок замка.

Меня опять заколотило как в ознобе, в горле пересохло. Но кое-как я смогла выдавить

-Что на этот раз, тебе от меня нужно?

-Скажем иначе: не что мне от тебя нужно, а то, что я могу тебе дать.

-И что же ты можешь мне дать? - Осмелела я.

Если учитывать, что все чего я хотела я уже получила. Что мог дать мне этот самодовольный тип?

Хотя кое-что я от него хотела, и это не стоило бы ему никаких усилий.

-Я могу выполнить одно твое желание.

Я нервно рассмеялась. Ах да согласна одно все же у меня есть, и ему оно вполне по силам. Мое самое большое желание чтоб он убрался из моей жизни навсегда.

-И ты его выполнишь?

-Конечно.

-Тогда я хочу, чтоб ты убрался из моей жизни.

-И это все? Может, ты хочешь богатства? Вечной молодости? Мне это по силам.

Я опять рассмеялась. У меня и так все есть, зачем мне еще денег? Нет конечно я в них не купалась но мне вполне хватало. Зачем мне больше? Что я буду делать с таким количеством? Вечная молодость конечно заманчива но, перечитав кучу книг, я поняла, что везде есть оборотная сторона. Бог его знает, может, превратит меня в картину и будет у меня вечная молодость. Нет, есть пословица ” Бойтесь Троянцев дары приносящих”. Я не такая дурра чтоб на дешевку кидаться.

-Мне ничего от тебя ненужно. И желание можешь оставить себе.

-Хорошо мне нужна твоя помощь и немного твоего времени. За это я могу отблагодарить тебя. Может не сейчас, может в бедующем тебе что-то понадобится. Всегда хорошо иметь желание про запас.

Его голос стал вкрадчивым, глаза как будто гипнотизировали меня.



-Нет! Я не хочу иметь ничего общего с тобой.

Я была тверда.

-Ну что ж хорошо. - Неожиданно сдался он. И это мне совсем не понравилось.

Ага, сейчас начнет угрожать. Но вместо этого встал и направился к двери.

Неужели он действительно уйдет? Но мая радость оказалось не долгой. Не пройдя и трех шагов, он резко развернулся.

-Ах да. Я ведь в прошлую нашу встречу так торопился, что совсем забыл…

-Что ты еще хочешь от меня? - С подозрением перебила я его.

-А разве не понятно? - С хитрой улыбкой спросил он.

Я вопросительно посмотрела на него. Нет точно он не оставит меня в покое как бы я этого не желала.

-Поблагодарить - а затем добавил - За помощь.

Ну просто Мистер Очарование. Только я помню, что он сделал со мной в прошлом. И этими словами он только напомнил мне лишний раз не самые приятные моменты моей жизни.

-Не стоило.

Он вдруг превратился в очень обаятельного мужчину. Я поежилась.

-А я решил иначе.

-Хорошо благодарность принята. Можешь идти. - Высказала я то, что думаю с видом королевы отпускающей своего вассала с личной аудиенции.

-Ты не поняла, я решил напоследок исполнить одно твое желание. В качестве прощального подарка.

Он все-таки решил исчезнуть? Хорошо бы, но верится с трудом.

-Нет не это.

Я что это сказала вслух?

-Нет, просто я вижу твои мысли.

-Тогда ты отлично знаешь все мои желания и знаешь, что других нет.

Он улыбнулся. И эта улыбка осветила его лицо, сделав его неотразимым. На долю секунды, я несмотря не на что залюбовалась им. Его мужское обаяние выбивало почву из под ног. Глаза гипнотизировали. Он сделал шаг в сторону ко мне, не отпуская моего взгляда. Затем другой. Я напоминала себе змею завороженную прекрасной музыкой. Он подошел ко мне в плотную. Казалось, что феромоны поперли от него вовсе стороны. И против воли я была очарованна им.

-Я помню одно твое желание, высказанное несколько лет назад. - Сказал он грудным искушающим голосом.

Какое? мелькнула мысль на задворках сознания.

-Какое? - Я облизнула вмиг пересохшие губы.

-Я помню, что твоя подруга задала тебе вопрос, и ты ответила на него “ДА”

Я попыталась вспомнить, о чем он говорит, но все те события были давно похоронены у меня в памяти. К тому же его взгляд не давал мне сосредоточится, мыcли, разбегались в разные стороны. Он меж тем вплотную приблизился ко мне. Но почему-то не было страха.

-Тебе напомнить?

От его близости голова пошла кругом. Он чуть склонился ко мне.

-Нет. Я…

-Я лучше его исполню. - Перебил он

Я не успела опомниться, как была поднята с дивана и его губы прижались к моим. Его свежее дыхание коснулось меня. Меня как будто заворожили. Казалось, что это очередной сон. Меж тем он нежно раздвинул мои губы своим языком.

Я потерялась. Это было потрясающе. Если учесть что я до этого никогда ни с кем не целовалась. Ноги ослабели и подогнулись, я обняла его за шею, чтоб удержаться и не упасть. Я забыла, с кем нахожусь, полностью отдавшись своим ощущениям. Поцелуй все длился и длился. Наконец его губы перестали терзать мои. Но я все еще продолжала держаться за него не в силах отпустить. Подняв глаза, я увидела его ухмылку, которая и привела меня в чувство, я тут же отскочила от него.

-И все остальное так же не плохо - самодовольно сказал он.

И только тогда я вспомнила наш разговор с Кирой.

“-Думаю, что с таким парнем ты только поцелуем не отделалась бы.

-Ну и пусть. А ты бы хотела, чтоб твой первый поцелуй прошел с таким парнем? Ну, хотела бы?

-Да.”

-Ты слышал?

Он опять дерзко улыбнулся

-Не только слышал, но и видел.

О боже представляю, как забавляли его две несовершеннолетние девочки, мечтающие о поцелуе с ним. Я ощущала, как мои щеки покрыл румянец.

-Ты очаровательно краснеешь.

Услышала я его насмешливый голос. Наконец взяв себя в руки, я сказала:

-Ну, ты поблагодарил меня. Можно сказать, исполнил самое заветное желание. Может теперь, ты оставишь меня в покое?

Я была зла на себя за тот глупый разговор, а на него тем более за то что он слышал его, и уж тем более исполнил.

-А тебе не интересно кого ты выпустила?

Ха он пытается поймать, меня на моем женском любопытстве. Глупо. Я не маленькая дурочка. И прекрасно понимаю, что правды он мне не скажет, а его ложь я слушать, не намерена.

-У меня сейчас нет времени это выяснять.

-Ах да совсем забыл, ты ждешь мальчишку!

-Откуда ты знаешь?

И тут до меня дошло. “А ты бы хотела, чтоб твой первый поцелуй прошел с таким парнем?” Откуда он знал, что этот поцелуй был первым для меня?

-Ты следил за мной?

-Иногда.

Он ушел. Но чувство, что он вернется, не покидало меня.



Глава 6



-Ты же хочешь этого не меньше чем я! Подойди ко мне.



Он стоял напротив меня. Обнаженная широкая грудь переходила в плоский живот. Темные завитки волос, начинавшиеся от пупка, дорожкой спускались вниз и скрывались в глубине вытертых джинсов. Мускулистые руки были опущены вдоль тела. Его фиолетовые глаза наполненные обещанием искушали. Его обнаженный торс манил к себе как магнитом, хотелось ощутить силу его рук, гладкость его кожи сталь его грудных мышц. Не спуская взгляда с этого великолепного тела, я судорожно вздохнула загипнотизированная этим зрелищем. Желание провести по его атласной коже рукой было непреодолимо. Я сглотнула. Хотелось…

Боже о чем я думаю. Чтоб не поддаться искушению я повернулась к нему спиной и тут же почувствовала его руки на своих плечах.

-Не надо - раздался мой стон в тишине комнаты.

Он не ответил. От ощущений, нахлынувших на меня, я замерла. Отодвинутся, не было сил. Казалось, я перестала дышать, в то время когда его теплые сильные руки сжали мои плечи. Его ладони заскользили вверх. Прикрыв глаза, я замерла, вкушая удовольствие, которое мне доставляли его движения. Он чуть наклонил голову, и его теплое дыхание коснулось моего уха, слегка пошевелив волосы.

-Тебе же нравится то, что я делаю? - Послышался его шепот. Я задохнулась. Казалось, сердце застучало так, что его было слышно в другом конце комнаты.

Его пальцы легкими массирующими движениями прошлись по моей шее. Я отклонила голову, позволяя ощущениям от этой ласки завладеть всем моим существом. От его рук исходили токи, пробивавшие мое тело насквозь. Стон вырвался из моей груди помимо воли. Ноги казалось, перестали держать, и я привалилась к нему. Легкий шелковый халатик не был достойной преградой, и я спиной ощущала жар, исходивший от его груди, столь его мышц, они плавно перекатывались, вторя движениям его рук. Его пальцы зарылись в мои волосы и чуть наклонили мою голову вправо, а губы же начали исследовать мою шею. Его движения были медленны, очень медленны и я наслаждалась каждым. Отпустив волосы, он опять занялся моими плечами, я почувствовала, как мой халатик под руководством его рук начинает соскальзывать с моих плеч. Под ним ничего нет - забилась в голове мысль. Но как возникла так же и ушла в никуда.



Его дыхание опалило мое ухо. Где-то внизу все оборвалось.



- Сдайся. - Его шепот привел меня в чувство.

-Нет! - Закричала я и тут же проснулась.

Сердце колотилось как бешенное. Я несколько мгновений приходила в себя, не понимая, где нахожусь. Наконец привыкнув к темноте, поняла, что я у себя дома. В своей спальне. В квартире все еще было темно, а за окном где-то вдалеке уже алел рассвет. Солнце еще не показалось, но на востоке алыми всполохами разгоралась заря. Небо приняло фиолетовый цвет. Совсем как его глаза.

Включив ночник, я оглядела комнату. Все было, как и всегда следов чужого присутствия мною обнаружено не было. В большом зеркале шкафа купе отражалась моя комната. Трюмо со всякими женскими принадлежностями стоявшее в углу, большая кровать на которой я сидела, да шелковый халат на полу. Я с облегчением вздохнула. Всего лишь сон! Но какой яркий! И ощущения,… как и тогда при его поцелуе. Нет, даже лучше призналась я себе. Волны возбуждения никак не хотели оставлять меня. Выключив ночник, я опять легла и попыталась заснуть. Но мужчина из сна не давал мне покоя и наяву. Его глаза мерещились мне в темноте. С таким с цветом он казался другим. Более мягким и еще более красивым. И все же почему они в моем сне были фиолетовыми? Ведь на картине это я помню, точно, они были ярко красными, а вчера когда он вошел, голубыми. Этот вопрос не давал мне уснуть. Его образ стоял перед моими глазами с той же отчетливостью что и во сне. Возбуждение, навеянное сном, никак не хотело спадать. Промаявшись около часа, я ожесточенно откинула одеяло, как будто оно было причиной моих мук.

Я была зла! Мало того что он испортил мне первое свидание так теперь еще и спать не дает. Накинув халатик, я потащилась на кухню. Включила чайник и ноутбук, все равно теперь не заснуть. Те места, которых он коснулся своими губами и руками в моем сне, до сих пор горели, напоминая о блаженстве, что я испытала совсем недавно. Я решила, что душ сейчас не повредит.

Ожесточенно натирая шею и плечи мочалкой я наконец смогла, вытравит воспоминание об его руках и губах. Теперь кожа горела от боли. Уж лучше так!

Да поспать перед институтом не удастся. Сегодня Макс должен заехать за мной. И случись это несколько дней назад, я прыгала бы от счастья до потолка. А теперь страх что в любую минуту может явиться ОН и все испортить, постоянно заставляет меня оглядываться. Так и вчера вместо того чтоб наслаждаться фильмом и компанией я вздрагивая от громких звуков нервно оглядывала зал и силилась в темноте разглядеть знакомую фигуру. Уже после фильма сидя в кафе опять ерзала на стуле и все также оглядывалась. Казалось, что теперь чувство - что за мной следят, не покинет меня никогда. Макса я слушала в пол уха и не понимала ни слова из его речи. В конце заметил мою рассеянность, он спросил:

-Наверное, глупая мысль была пригласить тебя в кино.

Глядя на его расстроенное лицо, я еще больше разозлилась на не прошеного гостя.

-Нет, что ты мне понравилось. - Тут же попыталась успокоить Макса.

-Мне кажется, что ты даже не поняла о чем фильм. - Не поверил он.

Мне было неудобно признавать справедливость его слов. Но о чем фильм я действительно не поняла. А жаль, говорят фильм потрясный. Я опять тяжело вздохнула, а Макс принял это на свой счет.

-Тебе, наверное, неинтересно со мной.

-Нет Макс что ты!

Я наконец плюнула на все и попыталась сосредоточить внимание на Максе.

-Да может я не совсем поняла, о чем фильм, просто от громкого звука у меня разболелась голова.

-Так что же ты сразу не сказала? - Озабоченно спросил он.

-Не хотела лишать тебя удовольствия.

-Я мог бы сходить еще раз. Потом. - И спросил - Может ты сейчас, хочешь домой?

Да я хотела домой, больше чем, что бы то ни было. Поняв по моему взгляду ответ, он расплатился и повел меня к выходу.

Оставшись одна, я перебирала в памяти не свидание с Максом, а неожиданное посещение нежданного гостя.

Вот, наверное, он мне и привиделся ночью. Успокоила я себя.

Краем глаза, заметив, что кружок Киры в скайпе светится зеленым, я набрала ее. Вчера мы так и не поговорили она не вышла на связь а я приняв аспирин рано легла спасть. Кира не ответила и сегодня. Видимо забыла выключить комп. Может даже и хорошо что она не ответила, что я могла ей рассказать?

Мое свидание испортил портрет из нашего детства, который вдруг заявился ко мне в гости. Нет, конечно, не портрет, а мужчина. Но она все равно мне не поверит. Да ситуация. Мне даже поделится не с кем, чтоб не загреметь на Степана Скворцова. А туда я точно не горю желанием попасть. Может мне все это привиделось? Да скорее всего так. Пыталась я себя успокоить, но как-то не верилось в такое объяснение.



» Глава 7

Элен спасибо за прекрасный букет.



Вот и еще кусочек.



C той ночи, начался второй раунд. И проигрывала в нем я. Он больше не пугал и не насылал кошмаров, но уж лучше бы они. Незнакомец с того памятного вечера больше не приходил, зато изводил каждую ночь эротическими снами. Если первую я еще могла списать на взбунтовавшееся воображение, вызванное его поцелуем. То все последующие иного объяснения кроме как воздействия извне, не находили. То, что он придумал для меня сейчас, было хуже любой пытки. Он изводил меня желанием. Я просыпалась, изнемогая от вожделения к нему. Думать о ком-либо кроме него я уже не могла. К этим снам у меня не было однозначного отношения. С одной стороны я злилась с другой, мне хотелось испытать эти ощущения уже наяву. Я не знала, что можно так хотеть мужчину.

Сны были разные. Например, вчера он затащил меня в море. И клянусь, я чувствовала, как волны омывали мое тело, в то время как он держал меня на руках. Передать то чувство, с которым я ждала ночи просто невозможно. Это было и как долгожданное свидание, и как подготовка к очередной пытке. Меня обуревала злость, хотелось вцепиться в него когтями и… никогда не отпускать. Все что со мной происходило днем, было не настоящим. Настоящими для меня стали сны.

Потихоньку не заметно для себя, я все больше увязала в них. Я постоянно ловила себя на мысли что хочу увидеть его. В моих мечтах он представлялся заколдованным принцем. Которого, я когда-то расколдовала. Но в то же время я понимала, что не все так просто.

Днем я постоянно ощущала на себе его взгляд. Идя по улице я постоянно искала его лицо в толпе. За рулем постоянно смотрела в зеркало заднего вида. И как то раз увлеклась настолько что чуть не поцеловала запорожец. Мне повезло моя мазда остановилась в миллиметре. Представляю картину… Очередная блондинка за рулем.

И самое главное рассказать об этом я тоже никому не могла. Даже лучшей подруге Кире. Мы продолжали каждый день разговаривать по скайпу, но чем дальше, тем более напряженными становились эти разговоры. Кира чувствовала, что я недоговариваю и обижалась. Я же в свою очередь даже не пыталась ей ничего объяснить. Наконец Кира не выдержала

-Софи если ты не расскажешь, что происходит, то я брошу все и прилечу к тебе.

Я понимала - Кира может это сделать. Поэтому и решила рассказать ей часть правды.

-Кира не надо приезжать. Я влюбилась, а предмет моих мечтаний не отвечает мне взаимностью.

Мне это казалось самым правдоподобным объяснением.

-Подожди, но ты же сказала, что вчера гуляла с Максом в парке.

-Это не Макс. - Скорчив скорбную мину, сказала я.

-Как не Макс!? Ты ведь столько страдала по нему.

Да он мне нравился! Да и теперь нравится! Но то чувство что я испытывала к нему не шло ни в какое сравнение с тем что испытывала сейчас к мужчине из моих снов. Те слова, что вырвались у меня, вдруг открыли мне глаза на правду. Правду, которую прятала сама от себя. Правду, которую задвинула в дальний уголок и старалась не обращать на нее внимания.

- Вот теперь я не знаю, как сказать ему, что не хочу больше с ним встречаться. - Удрученно сказала я.

Я ведь раньше не думала о прекращении отношений с Максом. А сейчас вдруг осознала, что больше так продолжаться не может. Макс достоин большего, чем я могу ему дать. Весь тот месяц, что мы вместе я все время находясь с ним, думаю, о другом, и даже целуя его, замираю и сжимаюсь от чувства, что чужие глаза наблюдают за нами. Макс вчера пытался поцеловать меня в парке. А я как дурочка устроила истерику. И ведь все, потому что ощущала ЕГО не зримое присутствие.

А Макс неожиданно подхватил меня на руки и закружил под кронами большого дуба. Он рассказывал, как любит меня и как счастлив, быть рядом. А я в это время представляла нас со стороны. И это картина показалась мне донельзя глупой и по детски наивной. Я вырвалась из рук Максима и пошла к его машине.

-Подожди. Зачем отшивать Максима, если ты говоришь, что предмет твоих мечтаний не обращает на тебя внимания? - вывел меня из воспоминаний голос подруги.

-Потому что больше не могу обманывать Макса.

С каждым днем я все больше тяготилась его любовью.

Каждый раз, когда Макс обнимал меня, я ежилась, представляя, как это выглядит со стороны. Каждое свое движения я оценивала с позиции ночного гостя. Но как это объяснить подруге?

Мы еще немного поболтали. Кира показала мне свое новое пальто, купленное ей вчера, а мне показывать было ничего, так как никаких обновок я себе не приобрела.

Разговор с ней состоялся вечером, а следующий день преподнес мне “сюрприз”.

Началось все с ссоры с Максом. Я так и не поняла что произошло. Он как всегда заехал за мной с утра. Как-то повелось, что он привозил и отвозил меня в университет.

В то утро, нервно ведя машину, он достаточно грубо отвечал на мои вопросы. Я не понимала в чем дело и в конце концов замолчала отвернувшись к окну. Так в тишине и подъехали к университетской стоянке. Я вышла и не обращая внимание на Макса пошла в универ.

-София подожди!

Но я не хотела ждать я шла вперед. Он подбежал ко мне и пошел молча рядом. Когда до здания оставалось несколько метров.

-София извини.

Я молчала. Мне нечего было сказать.

-Согласен! Я был не прав. Просто я вижу, что у нас не клеится, и не могу понять почему? Что я делаю не так. Или тебе просто не интересно со мной?

Я остановилась и внимательно посмотрела на него.

-Ты классный! Просто со мной что-то происходит. Наверное, ты просто опоздал.

-Что значит опоздал? Ты нашла другого?

-Нет. Хотя наверное да. - Я решила порвать с Максом прямо здесь и сейчас.

Макс воспринял эту новость достойно. Не скандалил и не истерил.

-Ясно.

Дальше мы опять шли молча. Каждый думал о своем.

Я не люблю расстраивать людей, а боль Макса приняла как свою. Ну, лучше так, лучше сейчас. Ведь чем дольше длятся отношения, тем сложнее рвать связь.

Преподаватель что-то говорил а я не понимала ни слова из его речи и вместо того чтоб записывать рисовала цветочки. Весь тетрадный лист к концу лекции была изрисован экзотическими цветами.

Лекция закончилась, и я удрученно посмотрела на свои художества. Теперь придется идти к Лене на поклон за тетрадкой. Но ничего, это я переживу. Я кинула взгляд на Макса. И то, что увидела мне, не понравилось. Его кулаки были сжаты взгляд отсутствующий. Казалось, что он держится из последних сил. Его друг наклонился и что-то сказал ему, но Макс не отреагировал и продолжал смотреть в одну точку

. Да дела плохи. Душа заныла и рванулась к нему. Нет нельзя - остановила я свой порыв.

Весь день прошел как в тумане. Время тянулось ужасающе долго. Я еле высидела последнюю пару и наконец, вышла на прохладный осенний воздух. Вдохнула полной грудью и вроде немного полегчало.

-София - позвал меня Макс.

Я обернулась и подождала его.

-Я тут подумал - ты же сегодня приехала со мной . Так что и отвезти тебя домой должен я.

Да Макс настоящий джентльмен. Получив от ворот поворот, он все равно подумал о моем комфорте. Но мне не хотелось и дальше видеть и ощущать его боль. А сидя в замкнутом пространстве машины мне не куда будет, деется от нее.

-Нет Макс, мне надо привести свои мысли в порядок. Я хочу прогуляться.

-Давай хотя бы до метро довезу.

Я опять отказала.

-Тогда до завтра.

-Да пока.

Вот я и осталась одна. Кира далеко и мне так ее не хватает. Хотелось приехать к ней и выплакаться на ее плече.

Господи, почему же мне так больно? Я ведь сама этого хотела. А что теперь? Сказав Максу все, я вдруг ощутила одиночество.

Полностью погрузившись в свои мысли, я незаметно подошла к метро. Даже не знаю, что меня толкнуло, но я вдруг обратила внимание на пожилую неприметную женщину. Она стояла перед входом и что-то прижимала к себе. Небольшой сверток, завернутый в пуховый платок, зашевелился и тявкнул. Я подошла к ней поближе и увидела забавную мордочку маленького песика с любопытством смотрящего прямо на меня. И вдруг поняла, что хочу приходить домой и видеть эту радостную мордочку.

-Сколько стоит?

-Да совсем не дорого отдам. Это породистый пекинес. У него и паспорт есть. Бери доченька, не пожалеешь. Это мальчик, так что с течкой мучится, не придется. А захочешь повязать так можно и ко мне обратиться. Я тебе свой телефон оставлю. Да и вопросы, если какие тоже всегда расскажу и подскажу.

Уговаривала меня женщина. Я ее слушала, не перебивая только в силу своего воспитания. Насчет этого щенка я уже все решила. И мне было все равно, есть ли у песика паспорт или нет. Я вдруг ощутила, что уже люблю его. И сколько бы он не стоил я возьму именно его.

-Вы не сказали, сколько он стоит?

-Да за восемь тысяч отдам.

А затем как будто оправдываясь добавила

-Ты не волнуйся я не обманываю тебя, такие меньше десяти не стоят.

-Да я не волнуюсь. Я беру его.

Женщина расцвела. И тут же начала напутствовать советами по уходу.

Порывшись в кошельке, я выудила нужную сумму. Повезло, обычно я не таскаю деньги с собой но на прошлой неделе собиралась купить сапоги и ничего подходящего не нашла а деньги так и остались лежать.

Новенькие тысячные купюры перекачивали в кошелек женщины, а песик ко мне в руки.

Я была счастлива! В полной эйфории я спускалась вниз по эскалатору. Мой новый друг сидел за пазухой моего бежевого кашемирового пальто, и тихонько поскуливал.

-Тише малыш. Мы скоро приедем в твой новый дом. И я накормлю и напою тебя.

И внезапно как часто это бывает со мной, меня накрыло. Это чувство пришло как стихийное бедствие. Внутреннее беспокойство снедало меня все с большей силой. Я начала анализировать, откуда оно пришло и чем мне грозит. Перед глазами встала картинка:

Я увидела дверь, ведущую в мою квартиру и мужчину стоящего в небрежной позе. Явно поджидающего меня.



» Глава 8

Глава 8

Где-то за гранью нашей реальности.

В огромной зале находились двое. Первый, высокий стройный брюнет лет тридцати, одетый во все черное. Несмотря на довольно изящное сложение, от него веяло мощью. В его красных глазах танцевало пламя, темные кустистые брови были сдвинуты на переносице. Если бы не большой нос, который скорее напоминал клюв хищной птицы, черты его лица можно было бы назвать идеальными. Но даже это не умоляло его красоты, а только добавляло ему изюминку.

Второй был полной противоположностью первого. Скрюченная фигура указывала на его почтенный возраст. Серый плащ окутывал фигуру целиком, и заканчивался капюшоном накинутым на голову. Единственное что выглядывало наружу из сплошного серого пятна это лицо, скорее похожее на маску. Пожелтевшая кожа, местами покрытая пятнами, была сморщенна, так что рот мужчины терялся в ее складках. Когда он начинал говорить, образовывалась щель, за которой открывались неожиданно белые и ровные зубы. Единственное что выделялось на этом лице это маленькие, бегающие глазки в которых стоял испуг.

-Я не доволен тобой. - Раздался в тишине зала мощный грудной голос более молодого мужчины.

-Прошу прощения господин. - Почтительно ответил пожилой.

-Ты знаешь, зачем я тебя вызвал?

-Нет, господин.

-Мой сын вырвался на свободу.

Пожилой затрясся мелкой дрожью.

-И что ты скажешь в свое оправдание?

Второй молчал. Такую провинность тут не прощают. Он прозевал момент освобождения! Маленький человечек скрючился еще сильнее. Лицо из желтого стало белым, от чего коричневые пятна на его коже проступили еще сильнее.

-Отвечай, когда с тобой разговаривает господин.

Если б можно было согнутся ниже, мужчина так бы и поступил, но его тело и так грозило, в любую минуту завалится на каменный пол.

-Я виноват господин. - В ужасе промолвил тот.

-Хорошо, что ты это понимаешь. Сегодня у меня хорошее настроение и я позволю тебе исправить твою оплошность.

-Да господин. Все что угодно.

-Ты должен сделать все чтоб Тениэль не получил сердце.

-Но вы же знаете, что путь в мир живых мне заказан.

Удрученно проговорил слуга. Шанс на спасение опять стал призрачным.

-Вот амулет. - С этими словами молодой мужчина кинул вещицу в старика. Тот не смотря на свой почтенный возраст, ловко поймал серебряный предмет, похожий на пятиконечную звезду размером с ладонь.

Молодой не дождавшись, когда внимание слуги опять переключится на его персону, продолжил:

- Он проведет тебя туда. Но его действие ограниченно месяцем. Думаю этого времени тебе будет более чем достаточно для того что бы отыскать моего сына и видящую.

-Но я не смогу убить ее.

-Так значит, ты должен уговорить. - Глаза мужчины опять засверкали гневом. Огонь заплясал в зрачках, обещая ослушавшемуся вечные муки.

-Вы думаете, я могу быть убедительнее, чем сын, демона лжи и разврата?

-Это твое дело, но мой сын не должен получить сердце.

-Да господин.

_________________



ава 9 (начало)

Девочки выкладываю первую часть девятой главы. Править ее у меня больше нет сил просьба если заметите ляпы отпишитесь пожалуйста. Вторая часть тоже написана ее выставлю наверное завтра.



Глава 9



Предчувствие меня не обмануло. Хотя кто бы сомневался в обратном.

Первое что я узрела, когда створки лифта раскрылись, это улыбающуюся физиономию мужчины, не дающего мне покоя по ночам.

Даже зная, что увижу его, все равно оказалась не готова к встрече. В жизни он был не менее красивым, чем во сне. Черная прядь небрежно падала на высокий лоб. Губы формой напоминавшие лук были растянуты в улыбке.

При виде его, мои ноги вдруг ослабели и отказались повиноваться. Я вцепилась в щенка как в спасательный круг. С маленьким комочком тоже случилась метаморфоза, но в отличие от меня он не замер пуская слюни.

Пес вдруг возомнил себя большой и грозной собакой. Начал вырываться и тявкать на мужчину. «Грозный» лай пекинеса оглашал лестницу.

Мужчина даже не вздрогнул, а так и продолжал со своей фирменной улыбкой от которой у любой женщины сердце бросалось вскачь, пялится на меня.

-Ты?! – единственное, что смогла выдавить из себя я.

-Да.

Щенок уже вовсю вырывался из рук, и чуть не упал на пол, что и вывело меня из ступора. Я наконец вышла из лифта. Собака тряслась мелкой дрожью и продолжала заливаться.

Тише малыш, все хорошо. – успокаивала я щенка

Что ты здесь делаешь? – поинтересовалась я у мужчины, подходя к своей двери.

И чем ближе я подходила, тем яростнее лаял и вырывался щенок.

- А разве не понятно? Жду тебя. – А затем, посмотрев, на собаку добавил.

-Я ему не нравлюсь!

-Похоже.

Я окинула беглым взглядом мужчину. Сегодня на нем были черные джинсы серый джемпер и черная кожаная куртка, а на ногах тяжелые ботинки, рядом стояла небольшая дорожная сумка. Именно она меня насторожила больше всего.

-А зачем тебе сумка?

-Догадайся, для чего людям нужна такая сумка?

-Даже не собираюсь гадать. Мне все равно для чего она тебе и почему она стоит рядом с дверью в мою квартиру.

Стараясь не обращать на него внимания, я залезла в свою сумочку за ключом. Одной рукой держать вырывающегося щенка, который вдруг взбесился, и все время норовил цапнуть стоящего рядом мужчину, а другой, вылавливать ключ из довольно увесистой сумки, полной тетрадей и учебников, задачка та еще. Брюнет стоял все, также облокотившись об косяк моей двери, и с усмешкой наблюдал за моими стараниями. Я злилась на него и в то же время понимала, что он, даже если бы и захотел, все равно, ничем не смог бы мне помочь. А поставить щенка на пол, так неизвестно, что тому придет в голову. Почему-то казалось, что либо он хваткой бульдога вцепится в ногу мужчины стоящего рядом, либо убежит, что тоже не впечатляло. Лови его потом по всей лестнице. Все мое внимание было направленно на то чтоб найти ключ и при этом не уронить песика, я не поняла как ОН это сделал но грозный лай кобелька резко сменился жалобным поскуливанием, как будто пес вдруг вспомнил, что он не огромный и злобный Палкан, а все лишь щенок, породы пекинес Его отступление обеспокоило меня. Чем так сильно мог напугать пса мужчина, стоящий в полуметре от меня? То, что он не двинул и пальцем это точно, я бы заметила. Но долго размышлять об этом не вышло ускользающий ключ, наконец, попался мне в руку. Победно явив его миру, я ощутила, как ворот кофточки вместе с лапами щенка соскальзывает к пупку. Ну и как теперь мне снять пальто?

Наконец я открыла дверь.

Ловко просочившись мимо мужчины в квартиру, я попыталась закрыть ее у него перед носом. Зачем? Да не фиг так улыбаться! Его лицо, принявшее на мгновение недоуменное выражение, порадовало меня. Вот так тебе! Но, как и в прошлый раз у меня ничего не вышло. В смысле закрыть дверь. Его реакция поражала своей быстротой.

Придержав дверь рукой, он спросил:

-Что даже в гости не пригласишь?

-Ты считаешь, стоит это делать?

-Что ж я смотрю, тебе понравились сны. - Отпустив дверь, он легко подхватил сумку и направился к лифту.

Я резко выскочила в коридор. Что ж этот раунд был за ним.

Еще одного такого сна я просто не выдержу! Лучше уж сегодня выяснить, что он от меня хочет, чем опять просыпаться с ноющим от желания телом.

-Постой.

Он нехотя развернулся и посмотрел на меня.

-Проходи. – Обреченно вздохнула я открыв дверь пошире.



» Глава 9 (окончание)

Окончание главы9



-Постой.

Он нехотя развернулся и посмотрел на меня.

-Проходи. – Обреченно вздохнула я открыв дверь пошире.

Мужчина нарочно медлил, с интересом смотря на меня. Я не понимала, что он еще от меня хочет. Но мне определенно хотелось закрыть дверь, оставив его с той стороны

-Я приглашаю – Уже более миролюбивым тоном сказала я. И, оставив дверь открытой, заскочила в квартиру, в надежде успеть вытащить щенка и поправить кофточку.

Пес все также топтался у моего пупка, царапая коготками мою кожу. Выудив его из-за пазухи, я поставила его на пол, щенок тут же порвал мне колготки, пытаясь запрыгнуть обратно.

- Нет уж, хотел свободу так получай. – Ответила я на его мольбы.

Я как раз только успела водрузить на место столь важную деталь туалета, как мужчина переступил порог моей квартиры.

Я старалась не обращать на него внимания, но это у меня плохо получалось. В узком проходе коридора его энергетика буквально выбивала почву у меня из под ног. Его мощное мужское начало искушало, я физически ощущала его сексуальность. Руки дрожали, расстегивая молнию на полусапожках, я ждала, что он как в первом сне положит свои лодони мне на плечи и притянет к себе. Это не были осознанные мысли, скорее подсознательное ожидание, но мужчина, как будто не замечая моего состояния, быстро снял верхнюю одежду и молча, наблюдал за мной.



Наконец надев тапочки, я подхватила щенка на руки, и прошествовала в кухню. Почему-то страха уже не было. Я девушка трезвомыслящая и понимаю, что хотел бы брюнет навредить сделал бы это давно, а так…

-Не бойся малыш, я тебя защищу от этого большого дядьки.- Сюсюкала я над щенком.

Песик выдохся, и доверчиво уткнувшись мне носом в грудь, тихонько постанывал.

-А кто защитит тебя?

Послышался низкий мужской голос. Я пожала плечами и не обернувшись пошла дальше.

Преодолевать свое влечение к этому мужчине и так было сложно, а его провокационные вопросы только подливали масла в огонь. Тело не зависимо от меня напряглось в ожидании. Но я беспрепятственно прошла на кухню, мужчина даже не коснулся меня.

Первым делом заглянув в холодильник я вытащила кусок колбасы и нарезав скормила пекинесу. Затем налила в блюдце воды и поставила на пол. И только после этого включила чайник.

- Надо будет сходить в магазин и купить тебе миску. – задумчиво сказала я, наблюдая за тем как песик жадно пьет.

-Как назовешь? – спросил мужчина, переключая мое внимание на себя. Все это время он стоял в проеме двери, наблюдая за мной.

-Еще не думала над этим.

А действительно как мне его назвать? То длинное имя, что мне сказала продавщица явно не подходило.

-У меня есть предложение.

-Нет спасибо. Это мой пес и называть его буду я сама.

Мало того что в гости напросился так и еще советы дает. Нет уж спасибо!

-Да ладно не кипятись. – Миролюбиво протянул он, присаживаясь на небольшой диванчик стоящий на кухне.

-А каких снах ты говорил в коридоре? – Я тут же перешла к делу.

Хотелось поскорее все узнать и от греха подальше выпроводить его из дома.

-Разве я говорил о снах?

-Прекрати претворяться. Я не глухая и прекрасно все слышала! – Ответила я с обидой.

-Ну и как тебе они? – Хмыкнул он.

Его внимательный взгляд нервировал меня. Лучше бы я молчала. Покраснев как маков цвет, я лихорадочно соображала, что ответить, и не найдя ничего лучше, чем перевести тему разговора в более безопасное русло, спросила:

-

-Я думаю, ты пришел, не о снах говорить!

-Да. Я хотел узнать. Ты подумала о моем предложении? – Он тут же стал серьезным как никогда.

Его голубые глаза прожигали меня взглядом. Я понимала, что если сейчас откажу то сны продолжаться. Значит надо узнать, кто он такой и какая именно помощь от меня понадобится?

-Для начала я хотела бы узнать, что именно тебе от меня надо? Кто ты и как тебя зовут? Действительно ты был в портрете и если да, то, как туда попал. А уж потом я скажу тебе свой ответ.

-Слишком много вопросов.

-Да я любопытная. И я считаю, что если соглашусь тебе помочь я должна хотя бы знать, кому я и зачем помогаю, а также в чем именно заключается помощь.

В этом я была тверда. И если он не хочет мне всего рассказывать, то пусть убирается, к чертям собачим.

-Хорошо. Наверное, лучше начать с имени. Меня зовут Тениэль.

Замечательно теперь хотя бы имя его знаю.

- В моем поместье есть одна статуэтка. Она лежит в сейфе. Проведешь над ней ритуал похожий на тот, что ты сделала еще три года назад и все.

Как-то не верилось что все так просто.

-А почему ты сам не можешь это сделать?

- Дело все в том, что я не могу ее в руки взять, поэтому мне и нужна ты. Просто разобьешь еще одну статуэтку и поедешь домой. – А затем, окинув меня насмешливым взглядом, продолжил - Но твой вопрос отвечу -нет. Это действительно мое поместье и моя статуэтка и в наших действиях не будет ничего противозаконного.

Блин он опять читает мои мысли.

-А что насчет портрета? - Почему-то не верилось, что он расскажет правду.

-А кофе будет?

Я спохватилась, чайник давно отключился, а я так и не сдвинулась с места. Налив нам кофе, и поставив одну чашку перед собой, вторую Тениэлю я приготовилась слушать.

-Я слушаю.

Он скривился. Его нежелание отвечать еще больше возбудило мое любопытство.

-Если ты настаиваешь…

Он задумался, а я с интересом уставилась на него. Во мне все замерло в ожидании его истории.

-Как ты понимаешь, я там оказался не по своей воле. Но начну сначала: Моя мать была из обеспеченной и набожной семьи. Ее звали Мирабела. Родители ее были ярые католики и в жизни не пропустили не одной мессы.

Слава о красоте девушки облетела всю округу, пред ее дверью толпами выстраивались поклонники, но ее родители отказывали всем кто осмелился просить руки девушки, считая, что она может составить партию и получше, чем мелкие землевладельцы окружавшие их. Родители Мирабелы боялись, что кто-нибудь воспользуется наивностью девушки и сорвет цветок ее невинности раньше времени, и поэтому наняли для нее компаньонку славившеюся своим пуританским воспитанием. За глаза женщину называли «цербером». Мирабела круглые сутки была под ее надзором.

Но все эти меры не могли спасти ее от моего отца. Как то ночью, он тайком пробрался в ее спальню. Соблазнить девушку, для него не стоило никакого труда. С этого момента, ее судьба была решена. Их бурный роман длился не долго. Вскоре Мирабела наскучила ему, и он оставил ее, ради новой игрушки, не сказав, даже прощай. Она не значила для него ничего. Он сломал жизнь юной девушке и пошел дальше, даже не оглянувшись. И за это я ненавижу его!

Я поежилась от того, как он это сказал. Его голос был полон ненависти, горечи и боли. Перед моими глазами вставала юная и очень красивая девушка, напрасно ждущая у окна своего возлюбленного. И мне самой до боли стало жалко ее. После небольшой заминки, Тениэль продолжил свой рассказ.

-К тому моменту, когда Мирабела поняла, что ждет ребенка, ее любовника уже и след простыл. Как я уже говорил, ее семья была набожной и не смогла ей простить позора. Девушку выкинули на улицу, в тот же момент как узнали, о ее беременности, не позаботившись о том, что с ней станет дальше. Их не тронуло и то, что беременность протекала тяжело, и девушке, с каждым днем становилось все хуже и хуже.

Я не буду перечислять тебе все, что она пережила, это уже не важно. Жестокий мир с волчьими законами отверг девушку, выкинув на изнанку жизни. Скитания и голод полностью подорвали ее здоровье. В один из вечеров Мирабела оказалась в лесу. Была поздняя осень, силы идти дальше у нее не было, и тогда она легла прямо на сырую землю и приготовилась умирать. Она сдалась. Вот в таком состоянии ее и нашла старуха отшельница. Она сжалилась и приютила полумертвую девушку у себя. Несмотря на все усилия и травы, которыми потчевала девушку отшельница, Мирабела с каждым днем все больше слабела. Ее силы подтачивал ребенок и разбитое сердце. Она умерла, так и не увидев своего сына. Когда она испустила последний вздох, старуха вскрыла ее чрево и достала мальчика. Этим мальчиком оказался я. добрая женщина пожалела меня и воспитала как своего сына. Когда мне исполнилось десять лет… а впрочем, это не важно. Важно то, что мне пришлось уйти в город, так как еды на двоих не хватило. Лето в тот год выдалось дождливым, и наш маленький огород не дал урожая. Я видел, как стремительно таял наш скудный запас и понимал, что вдвоем эту зиму мы не переживем. Для меня оставался один выход. Однажды ночью я сбежал. После трех дней пути я прибыл в большой город.

Город принял меня неласково. Хотя не так. Он не принимал меня вообще. Просто на улице появился еще один голодный и оборванный подросток. Я слонялся весь день, пытаясь наняться на работу. Но меня отовсюду прогоняли, как бездомною собаку. Люди проходили мимо, на улице пахло сдобой, и этот запах сводил меня с ума. Денег чтобы купить себе еду у меня не было. И тогда я впервые украл. Именно в тот момент проявился мой талант. Я читал мысли людей, и облапошить лавочника не составляло труда. А потом это стало моей профессией. Я мстил богачам за то, что они отвернулись от моей матери и бросили ее умирать в нищете. Я ненавидел те устои и то общество, которое позволило выставить на улицу несчетную женщину, только за то, что ее обманул мужчина. Я был вором и грабил богачей в их же домах. Я был виртуозом в своем деле. А потом… появился мой отец. Оказалось, что он был сильным колдуном. В девятнадцать лет началось мое обучение азам колдовства. Вскоре я понял, что отец мог помочь Мирабеле, но ему было не до нее. И тогда я возненавидел его. Я поклялся отомстить. А в итоге как ты знаешь, оказался в портрете.

От этой истории у меня все тело покрылось мурашками. Сердце сжималось от жалости. Я смотрела на него, такого уверенного в себе, здорового, красивого. А представляла одинокого худенького мальчика. Хотелось подойти обнять и утешить. Понятно, что он давно все это пережил, но у меня перед глазами стоял испуганный и голодный подросток. Еще чуть-чуть и я наверное расплакалась бы. Он же, не обращая на меня внимания, продолжил свое повествование дальше.

- Для того чтобы вырваться и этой тюрьмы должно было совпасть три вещи – статуэтка, портрет и видящая, должны были оказаться в одном месте. Та фигурка, которой ты разбила стекло, была своеобразным ключом. Только видящая, могла услышать мой зов и сделать все правильно. Если просто кинуть статуэтку в портрет ничего не случится. Нужно было еще произнести заклинание.

-Что я и сделала.

-Да. Как ты понимаешь шансы, что все это совпадет, практически равны нулю. К тому моменту как картина попала к вам, я был уже на грани помешательства. Триста лет быть безмолвным свидетелем проходящей мимо жизни кого угодно озлобят. Но и тут мои муки только начались. Как ты знаешь, портрет висел напротив статуэтки, и это сводило меня с ума. Я видел ключ, видел тебя, ощущал твою силу, но не мог воспользоваться. На все мои просьбы о помощи ты не обращала внимания.

-Это ты называешь просьбой?

-Да, а что-то ни так? – очень натурально удивился он.

-Да ты пугал меня, так, что едва заикой не сделал.

Тениэль задумался, а потом ответил

-Я не знаю, что именно снится человеку под моим воздействием. Твои сны я видеть не могу. Я только даю посыл, твое сознание само воспроизводит образы, а над ними, увы, я не властен. Я действительно просил тебя о помощи и конечно не знал, что тебя преследуют кошмары.

Наверное, человек верит в то, во что хочет верить и в тот момент мне больше всего хотелось верить именно в то, что он говорил. Первое я чувствовала себя неловко из-за своих снов. Знание что он видел те же эротические сны, что и я, вводило меня в смущение. А второе, мне не хотелось о нем думать плохо. В смысле того что взрослый мужчина сознательно напугал пятнадцатилетнюю девочку. Но один вопрос я все же задала, хотя и знала на него ответ. Мне было интересно, что ответит он.

-А если бы ты знал?

Он серьезно посмотрел мне в глаза.

-Ничего бы не изменилось. – Грусть в его голосе подсказала мне, что он, все же, сожалеет. Его взгляд, молил о прощении. В тот момент мне было этого достаточно. Я простила ему мои ночные кошмары. Да за один такой взгляд я простила бы ему все что угодно.

-Это твой отец засадил тебя туда? - Я никак не могла поверить, что отец может так поступить с собственным сыном!

- Да это был мой отец, и он не остановится, если не провести ритуал в следующие полнолуние, он придумает для меня, пытки посерьезней.

-А он что до сих пор жив?

-Ты думала, я шучу по поводу вечной молодости? Я действительно могу э то исполнить.

Я не представляла пытки серьезней, чем вечная тюрьма. Но я верила Тениэлю. Верила, что человек придумавший это, способен и на большее. Видимо у папаши Тениэля, фантазия работала на полную катушку. Я поняла, что просто не могу пройти мимо и не помочь ему.

Тут вспомнилось слово видящая.

-Ты произнес слово видящая, что это значит?

-Ты разве не замечала за собой некоторые странные вещи.

-Иногда.

-Ты, конечно, знаешь, что у человека есть пять чувств. Не буду их перечислять, их знает каждый ребенок. Ты обладаешь хорошо развитым шестым чувством. Его можно назвать интуицией. Хотя это слово не может полностью охватить твои способности. Ты, наверное, слышала, что у земли есть информационное поле. Обычный человек не может черпать из него информацию в той мере, в какой черпаешь ты. Если развить эту способность то ты можешь стать ясновидящей, видеть будущее не только свое, но и других людей, тогда когда сама этого захочешь.

А вот это меня заинтересовало.

-А ты можешь мне помочь развить это чувство?

-Да я могу.

-А ты поможешь мне?

Он улыбнулся в ответ.

- Желание дамы для меня закон. А как насчет тебя? Ты согласишься помочь мне?

-Хорошо я помогу тебе. А что именно надо сделать?

-Всего лишь слетать в Англию.

А вот о таком мы не договаривались. Я-то думала, что статуэтка находится неподалеку.

-Но у меня разгар семестра. – Развела я руками.

-Скажи, ты иногда болеешь?

-Да, а почему ты спрашиваешь? – удивилась я вопросу совсем не относящемуся к делу.

-А когда болеешь, пропускаешь занятия.

-Когда как, смотря по состоянию.

-Так почему нельзя пропустить неделю для того чтоб слетать в Англию и обратно. Тем более что там живет твоя подруга.

Я даже не удивилась что он знает о Кире. А с другой стороны он прав, почему бы не пропустить несколько дней. Увидеть Киру, а заодно и помочь Тениэлю. Тем более Тениэль кое-чему обещал обучить меня.

-Хорошо когда отправляемся?

-К следующему полнолунью. А оно у нас будет только через две с половиной недели. Так что тебе осталось терпеть мое присутствие совсем не долго. Ты не волнуйся, я тебя не стесню. Могу спать и на кожаном диване в гостиной.

Так стоп. Об этом мы не договаривались.

-Ты не останешься у меня.

Тениэль с грустью посмотрел на меня.

-Но мне некуда больше идти.

Вот черт.

И тут я вспомнила мальчика одинокого и голодного. И подумала, чем я буду лучше тех людей, что не дали приюта ребенку. И пусть он уже вырос, стал мужчиной, но если я его прогоню, не подав руку помощи, кем тогда я буду себя считать?

-Хорошо оставайся.

Его лицо осветила улыбка. По-моему я совершила ошибку. Но слово не воробей вылетит, не поймаешь.



Глава 10

Эта была мука. Лежать в кровати без сна, стараясь не делать лишних движений. Я не хотела, чтоб он понял, что я не сплю, а главное понял причину моей бессонницы.

Напряжение было не выносимо. Тонкая дверь пропускала сквозь себя все шорохи. Любое движение мужчины находящегося в соседней комнате, было прекрасно слышно мне, так же как и мое ему. Он несколько минут назад выключил телевизор. Послышались шаги в направлении моей спальни. Я замерла, стараясь даже не дышать. Казалось, что вот-вот откроется дверь, соединяющая наши комнаты, и он войдет. Я напряженно всматривалась в темноту, умом понимая, что он не станет рисковать нашим хрупким миром, но где-то в глубине души надеясь на его появление. Звук шагов заглушаемых ковром остановился как раз возле тонкой перегородки. Секунды убегали, а его все не было. Прекратив, пялится на закрытую дверь, я пошевелилась, нечайнно задев пекинеса. Тот даже ухом не повел. И только тихонько сопел мне под бок. Как же я завидовала ему. Вот мне бы так заснуть и не думать о своем соседе. Меж тем маленькая полоска света пробивавшаяся из гостиной погасла. В соседней комнате послышалось шуршание снимаемой одежды. Мое воображение взорвалось кучей образов взятых из снов. Я представляла, как его тело оголяется, выставляя на обозрение равнодушным к нему предметам мебели красивый торс. Звук, расстегивающийся молнии бросил меня в жар и заставил исторгнуть сдавленный стон. Все мое тело напряглось, даже пальцы на ногах поджались, а ладони сжались в кулаки. Шелест брюк соскальзывающих с его длинных ног почти доконал меня. Я зарылась головой под подушку, чтобы не слышать, только легче от этого не стало, образы его обнаженного тела все равно продолжали преследовать меня. Интересно его губы так же нежны наяву, как и во сне? Его кожа…

Нет, так дальше продолжаться не может. Откинув одеяло в сторону, я села с тоской посмотрев на дверь, она все также была закрыта. Черт, к концу второй недели я сойду с ума. В следующий раз притащу ноут с наушниками. Я опять легла. Но заснуть мне так и не удалось. Все замерло, и теперь тишину нарушал только мой щенок. Сопение, что было недавно, оказалось разминкой по сравнению с теми звуками, что он исторгал теперь. Мирное посапывание песика, превратилось в раскатистый мужской храп. Боже, неужели этот маленький пушистый комочек может исторгать столь громкие звуки? Оказывается, может.

Теперь я была зла. Мало того что мне Тэль спать не дает, так теперь еще и щенок своим храпом донимает. Тэль так я прозвала своего гостя, (правда он об этом еще не знает), но мне показалось его имя слишком длинным, а Тэль вроде ничего, даже симпатично.

При очередном длинном всхрапе собаки я не выдержала и встала. Накинув халатик, я направилась в сторону кухни. Теперь даже если Тэль проснется, у меня есть правдоподобное объяснение моей бессонницы. Правдоподобное объяснение подняло голову, понаблюдало за мной и тут же опустило на передние лапы. Храп продолжился.

Я тихонько приоткрыла дверь и вошла в гостиную. Осторожно ступая по мягкому ковру, я надеялась, что Тэль уже спит и не узнает о моих ночных бдениях. Мне повезло, с дивана слышалось только равномерное дыхание человека отданного под власть Морфея.

Тэль спал или притворялся, что тоже меня устраивало. Стараясь не шуметь, я прошла на кухню. Налила стакан воды и осушила его залпом. Мысли вроде начали приходить в норму. Может сейчас удастся заснуть? Хотя дикий храп слышался даже здесь. Обреченно вздохнув, я поставила чайник.

Я не услышала шагов Тэля.

-Это что, твоя маленькая месть мне? – его недовольный голос раздался сзади настолько неожиданно, что я подскочила и выронила пакет с заваркой из рук.

-Ну нельзя же так пугать людей. И о какой мести ты… - Оборачиваясь, начала я, но уткнувшись взглядом в его грудь, задохнулась и тут же забыла свой вопрос и вообще все остальное. Тэль стоял напротив меня, из одежды на нем были только брюки. Мне показалось, что я каким-то образом перенеслась в сон. Все было, так как тогда. Его обнаженная грудь, от которой просто невозможно оторвать взгляда манила к себе. На ней не было не единого волоска, только ровная немного смуглая кожа, под которой угадывались прекрасно развитые грудные мышцы. Я напряглась и только через несколько мгновений показавшихся мне вечностью смогла поднять взгляд выше. Лучше бы я этого не делала. Он был так же заворожен моментом, как и я. Его голодный взгляд вбирал мой образ. Наши глаза выдавали жгучую потребность приблизиться друг к другу, соприкоснуться телами и утонуть в страсти, что с каждым мгновением возрастала. Не осознавая того что делаю, я шагнула к нему на встречу. В тот момент для меня все перестало существовать. И только его фиолетовые как предрассветное небо глаза притягивали к себе.

-Извини, не хотел тебя напугать. – От его хриплого голоса я вспыхнула как спичка. Потребность оказаться в его объятьях и наконец, ощутить его прикосновение наяву была непреодолима.

Казалось что мы одни во всей вселенной. Только он и только я.

- Ничего. – Таким же севшим голосом выдавила я не отрывая взгляда от его глаз.

Нас отделяли друг от друга несколько шагов. Мои губы раскрылись в предвкушении поцелуя, тело неосознанно наклонилось вперед. Он тоже сделал шаг мне на встречу. И тут вдруг он тряхнул головой.

-Нет – взвыл Тэль как подраненное животное и выскочил с кухни.

Я стояла оглушенная от того что только что произошло, или не произошло. Несколько мгновений растеряно смотря на темный зев коридора, поглотивший мужчину, я надеялась, что он вернется. Но чуда не произошло. Волшебство что окружало нас минуту назад начало потихоньку рассеиваться. Я ни как не могла понять причины его бегства. А то что это было именно бегство от меня не вызывало сомнений. И то что он хотел тоже, чего хотела и я, не вызывало сомнений. Тогда почему он сбежал?

Мне резко расхотелось пить чай. Со злостью поставив чашку на место, я отправилась спать. Проходя мимо него, я не услышала не шороха. Неужели после того, что произошло на кухне, он мог так быстро заснуть? Хотя, что собственно произошло? Да ничего! Мы просто постояли и поглазели друг на друга. А я дура размечталась.

Яростно взбивая подушку, я злилась на себя. Вот уж действительно наивная дура! Не было ничего на кухне, все это мне просто померещилось. Не было голодного взгляда, он просто смотрел на меня с интересом. С такими мыслями я незаметно для себя уснула.

Мне показалось, что я только прикрыла глаза как кто-то, начал чем-то мокрым водить по моему лицу. Я отмахнулась, но этот таинственный кто-то не отступал, а наоборот продолжил еще яростней обтирать мой нос щеку, уши. После того как что-то влажное залезло в ушную раковину я подскочила готовая растерзать того кто так нелепо мешал мне спать.

-Да что…

Рядом сидел мой питомец и счастливо смотрел на меня. Его хвостик подрагивал, а язычок вывалился из пасти. Ну как можно злиться на такую мордашку! Я улыбнулась ему в ответ.

Еще раз, лизнув меня в руку, он тявкнул и побежал к двери. Замотал хвостиком, тявкнул.

-А ты хочешь на двор! – Догадалась я.

На часах было 07:12

Кто бы знал, как лень мне было вставать. Но есть такое слово как надо! Пришлось вылезать из под одеяла и одеваться.

Малыш радостно наблюдал за моими манипуляциями с одеждой. Несколько раз тявкнул, опять завилял хвостиком в нетерпении.

-Да иду я! Видишь, уже одеваюсь! – И почему покупая, его я не подумала об этой стороне.

На улице было мокро и противно. Щенок брезгливо обходил лужи принюхивался, несся дальше а я отчаянно зевая тащилась за ним, беспокоясь о том, что он может удрать, ведь поводка я ему не купила! Но щенок оказался понятливый и далеко не убегал чем несказанно радовал свою новую хозяйку. Наконец решив, что с меня хватит, я направилась в сторону дома.

Эль встретил меня в гостиной, уже полностью одетый он сидел на диване и смотрел телевизор. Постель за собой он убрал, что приятно удивило меня.

-Он что опять здесь? - Вместо приветствия послышался его недовольный голос.

-Вообще-то воспитанные люди сначала говорят привет!

Левик (это я все же придумала имя песику) рванул с места и кинулся со злобным лаем на Тэля. Мужчина еле успел заскочить с ногами на диван

- На кой черт ты притащила этого злобного, храпучего щенка обратно? Я грешным делом надеялся, что ты благополучно спихнула его. Или что, такое счастье никому не надо?

-Левик фу он не вкусный ! И спихивать я его никуда не собираюсь. – Сказала я, подходя к дивану и подхватывая пса на руки.

-Тебе мало было одной бессонной ночи? – опуская ноги на ковер, спросил Тэль

-Не нравится, можешь уходить, а я спала как убитая и мой пес, мне совсем в этом не мешал – немного слукавила я. - А теперь извини мне нужно помыть ему лапы.

Я с достоинством удалилась.

-Софи, а почему у тебя только растворимый кофе? – Послышался из кухни голос Тениэля.

-Потому что он быстрее готовится. – Буркнула я, вытирая заднюю лапу пекинеса и все еще злясь на Тэля.

-Ясно. А чем ты меня будешь кормить?

Вот эта наглость! Во всех любовных романах мужчины готовят сами, а женщины выходят на приятный аромат!

-Детка эта жизнь, и готовить я не умею, так что приятного аромата ты от меня не дождешься!

-Ты опять? – входя в кухню, взревела я.

-Просто не мог удержаться прости я больше так не буду!.

Его удрученный взгляд, брошенный из-под кустистых бровей, меня не провел.

-Давай договоримся. Если ты хочешь остаться у меня на эти две недели, то ты перестанешь читать мои мысли и прекращаешь все свои инсинуации по поводу Левика!

Тениэль злобно посмотрел на щенка.

-Хорошо только держи его подальше от меня.

-А что по поводу мыслей? – не сдавалась я

-Что совсем нельзя?- тон его изменился, и если бы не тот случай вчера ночью, я решила бы что он со мной заигрывает.

-Да совсем! не одной! Иначе я начну думать о тебе всякие гадости.

-Такие как вчера? – Самодовольно улыбнулся Тэль.

Свооолочь! Он знал мои мысли, и спецом дразнил меня вчера! Ну, все мое терпение закончено.

- Уходи! Я не хочу, находясь у себя дома постоянно следить за тем, о чем я думаю!

В порыве злости я даже не заметила как выдала свои желания. Только после того как слова вылетали из моих уст, я поняла что сказала и замерев, готовилась выслушать от него еще одно язвительное замечание. Но Тэль толи не замел моей оговорки, толи решил не заострять внимания на этом, миролюбиво произнес:

-Хорошо не кипишись. Я пообещаю тебе, что больше не буду читать твои мысли. Это тебя устроит?

Я прищурилась и с подозрением посмотрела на мужчину.

-А откуда я могу знать, что тебе можно верить?

-А у тебя есть другой выход?

-Да и я его уже предложила.

-Софи. – Он произнес мое имя так, что у меня мурашки по спине побежали. Взгляд его стал серьезным – Я обещаю, что больше не залезу в твои мысли, без твоего разрешения.

Его проникновенный голос прошиб меня до основания позвоночника. Я боялась, что он увидит, то как остро я реагирую на него. Чего стоило мне не пялится на его соблазнительный рот. Его энергетика подавляла и навивала на мысли о сексе. Любое его движение напоминало картинки из снов. От греха подальше я отвернулась и открыла дверцу холодильника. Так как я гостей не ждала, то и не рассчитывала на двух особей мужского пола постоянно хотевших есть. Левик еще вчера доел остатки колбасы. А мы с Элем прикончили пиццу которая каким-то чудом завалялась в моей морозилке.

Сегодня кушать было нечего. Постояв несколько мгновений перед открытым холодильником и нечего нового не найдя я закрыла дверцу.

-На завтрак у тебя кофе как в прочем и на обед. Если конечно не сходишь в магазин. А мне пора в универ.[img][/img]



Глава 11

Черт. Ну, только не сейчас. Я еще раз нажала на кнопку и приложила брелок к секретке.

-Сим-сим откройся! Ну, пожалуйста – уговаривала я машину.

Мои мольбы не были услышаны, никаких изменений не произошло, зеленый огонек по-прежнему ровно мигал, показывая, что машина все еще стоит на сигнализации. Я вышла на улицу и растерянно посмотрела на свою мазду. Невдалеке стоял Макс и наблюдал за мной. Его БМВ уже весело светил ближним светом, а возле выхлопной трубы были видны колебания теплого воздуха. Я с завистью посмотрела на него и со вздохом опять полезла в свою машину. Наверное, уже в тридцатый раз пытаться отключить иммобилайзер.

Я как раз вооружившись ключом от дома и пыталась вывинтить непослушный винтик из брелка когда прозвучал стук в окно.

-Помощь нужна? – Спросил Макс.

-Думаешь, сможешь помочь? – недоверчиво протянула я.

-Сейчас посмотрим.

-Что-то с брелком.

-Давай посмотрю.

Я протянула брелок и вышла из машины.

Макс нажал на кнопку. Машина мигнула фарами и закрылась.

-Да дело не в батарейке.

-Это я и сама поняла.

Он залез в машину

-Куда прикладывать?

-Макс я уже пыталась раз тридцать.

-София просто скажи куда приложить?

-Под рулем с лева. – Сдалась я.

Макс сделал все те же манипуляции что и я. Естественно с тем же эффектом. Просто не понимаю мужиков. Им обязательно надо проверить все самим. Он еще повозился несколько минут и наконец вылез.

-У тебя что-то с брелком или с иммобилайзером, надо вести в сервис.

Блин Америку открыл.

-София а у тебя второго брелка нет?

-Есть только он дома.

-Могу предложить на выбор два варианта. Первый это мы съездим к тебе домой, заберем второй ключ и вернемся. Второй вызвать эвакуатор и отвезти в сервис.

Мне хотелось домой. Перво-наперво надо было выгулять пекинеса, Тэль этим точно заниматься не будет . Да и мысль что я оставила своих домашних голодными тоже нервировала меня.

А еще… хотелось увидеть эти глаза, таящие в своей глубине множество тайн. Убедиться, что это не очередной сон. Весь день я только и думала о Тэле. Представляла, что он там делает. Ну и конечно я волновалась о Левике. Как бы Тэль чего не сделал с ним. Уезжая, я заперла щенка в своей комнате, от греха подальше. Тот взгляд, что на него кинул Тениэль, когда пекинес изловчился и все же куснул его за пятку, дал мне повод бояться за жизнь и здоровье щенка, но и с собой на занятия я его притащить не могла.

-А мы в «Ленту» можем заехать? - Спросила я ставя свою машину на сигналку.

-Не вопрос.

Мы уже сорок минут тащились в пробке, а к дому почти не приблизились. Я прокляла все на свете что не поехала на метро, так давно была бы дома. В отличие от меня, Макса пробка совершенно не напрягала.

-София я тут подумал…

-Что?

-Может мы смогли бы остаться друзьями?

Я задумалась. В принципе, почему бы и нет? Макс мне нравится и как друг с ним хорошо и спокойно и он теперь не вызывает во мне ту бурю эмоций что раньше.

-Конечно. – С радостью ответила я.

-Тогда какие у тебя планы на сегодняшний вечер?

-Макс мы еще даже не доехали до моего дома. А ты спрашиваешь по поводу планов. А ты что-то хотел предложить?

-Хотел спросить, как ты относишься к бильярду?

-Замечательно.

-Может, сходим? – неуверенно предложил он.

-Только не сегодня.

-А завтра? – Выдохнул он.

Я задумалась. Сидеть дома с Тэлем. Ощущать все тоже напряжение. С одной стороны и хочется быть с ним рядом, только что мне это даст? Он вчера ясно дал мне понять что не питает ко мне ни каких романтических чувств. Лучше сбежать.

-Посмотрим!

Глаза макса блеснули, а лицо осветила улыбка.

-Макс я сказала, посмотрим, я не сказала да.

-Но ты и не сказала, нет. – Его улыбка расползлась еще шире. Он был так обаятелен в этот момент, что я непроизвольно улыбнулась в ответ. – Я знаю неподалеку от твоего дома замечательный бильярдный клуб. Правда, там места надо резервировать заранее.

Он помолчал немного и видя, что я тоже ничего не отвечаю, спросил:

-Так мне стоит сделать заказ?

-Делай!

Он довольно кивнул головой, дальше ехали молча. Бессонная ночь сказалась только теперь. С Максом было так уютно, что я позволила себе расслабиться и прикрыв глаза с наслаждением растянулась на пассажирском сидении. Тихая лирическая музыка лилась из динамиков, еще больше расслабляя.

-София просыпайся - потряс он меня за плечо.

Я открыла глаза и огляделась. Невдалеке виднелось не высокое здание, из стекла и метала, над которым большими желтыми буквами светилась надпись «Лента».

Потягиваясь в попытке стряхнуть остатки сна, я спросила:

-Ты со мной?

-Да.

Хорошо зная расположение нужных мне продуктов, я летала по гипермаркету от одного стеллажа, к другому, кидая в корзину упаковки с едой. Единственная заминка вышла в отделе кофе. Я долго рассматривала разного формата пакеты и наконец, взяв подороже положила его в корзину. Затем выложила, обратно на прилавок. Я не как не могла решить радовать ли мне Тэля этим небольшим жестом внимания, или сделать вид, что забыла. Наконец решив последнее, я вышла из отдела, так и не забрав пакета.

Макс молча, возил за мной тележку, и чем больше туда попадало снеди, тем сильнее на его лице отражалось удивление.

Он несколько минут терпеливо стоял рядом пока я ворча себе под нос перебирала поводки в зооотделе . Как на зло все были огромными и моему Левику точно ни как не подходили. Наконец любопытство пересилило, и он спросил:

-Ну а поводок тебе зачем?

Я удивленно на него взглянула.

-Для щенка.

-Ты собралась покупать щенка?

Ах да! Он же недавно был у меня дома и точно знал, что собаки у меня нет.

-Нет! Я уже его купила.

-И когда успела?

Я взахлеб начала рассказывать о том, как вчера наткнулась на этого песика.

-А мне его посмотреть можно? – неуверенно спросил Макс в конце моего восторженного монолога.

-Да конечно! – И тут я вспомнила о Тэле. – Давай только не сегодня.

Макс подозрительно посмотрел на меня, а затем его взгляд прошелся по наполненной корзине. Понятно, что я все это одна и за неделю не съем.

Поймав его взгляд, я почувствовала себя неудобно. И отчаянно захотелось ему объяснить, но и правду говорить не хотелось.

-Ко мне брат на две недели приехал.

-Так может, познакомишь?

И куда делся тот застенчивый парень, который даже боялся ко мне подойти?

-Хорошо поехали, я тебя кофеем угощу.

Зная, что Макс предпочитает заварной я вернулась в отдел и все же взяла отложенную упаковку, успокаивая себе тем, что беру не для Тэля.

Мое сердце неровно забилось в тот момент, когда из распахнутых створок лифта показалась моя дверь. Макс стоял позади меня, держа три больших пакета с едой.

Глубоко вдохнув, я решительно зашагала к своей квартире. Макс ничего не говоря двинулся следом. Всю дорогу от магазина к моему дому он был молчалив и задумчив.

Вставив ключ, я услышала с другой стороны радостный лай Левика, который вызвал у меня вздох облегчения. Тэль ничего с ним не сделал! Не успела дверь открыться, как щенок с визгом бросился на меня. Только почему он не в моей комнате? Но ответить на этот вопрос мне никто не мог, Тэля дома не оказалось. Поставив пакеты в прихожей, я подхватила Левика и мы с Максом пошли выгуливать пса.

Вернувшись, домой мы перетащили пакеты в кухню и тут меня ожидал маленький шок. На полу возле холодильника стояли две новые миски, одна доверху наполненная собачим кормам вторая водой. Холодильник ломился от продуктов. Я с тоской посмотрела на еще три пакета принесенные мной, не зная как еще и их содержимое запихнуть туда.

Пока я решала эту нерешаемую задачу. Макс подружился с Левиком. Мой домашний питомец на моего гостя отреагировал очень позитивно и даже несколько раз лизнул его в лицо.

Макс посидел немного со мной выпил свежее заваренного кофе и отправился восвояси.

Я же засев за комп позвонила Кире и обрадовала ее, что через две недели приеду к ней, а также похвасталась своим новым приобретением. О Тэле я благоразумно умолчала. Зато рассказала о решении остаться с Максом друзьями. Подруга куда-то спешила, и поэтому разговор получился скомканным. Но я даже была этому рада, так как у нее не хватило времени запытать меня до смерти вопросами о настоящей причине моего приезда.

Только я отключила скайп как услышала скрежет ключа в замке. И тут меня опять накрыло видение. Меня затрясло, от понимания, что Тэль был у другой женщины. И не просто был, он занимался с ней любовью! Мое чутье еще ни разу не подвело меня. В голове пронеслись образы переплетенных нагих тел двигающихся в ритме страсти. Дико хотелось наброситься на него разъяренной фурией. Только усилием воли я заставила себя сидеть на месте и бездумно открывать страницы интернета. Тэль сняв верхнюю одежду, прошел на кухню. Мне кажется или от него разит хорошими женскими духами? Вроде я даже узнаю запах «трезора» . Меня затрясло еще больше я с силой сжала мышку. Ревность и зависть к неизвестной мне женщине полностью завладели моим сознанием. Он позволил ее рукам, то чего не позволил моим, он позволил ее губам касаться себя…. Мое воображение показывало мне все новые и новые подробности из его встречи. Вот длинные ноги блондинки обвивают его торс. Ее руки скрещены на его шее он медленно проникает в нее все глубже и глубже. От этих картинок мои соски затвердели и уже не та, неизвестная блондинка была под ним. Там была я, стоная и извиваясь.

-Привет! Как прошел день? – его голос у меня за спиной нарушил ход моих мыслей.

-Хорошо. – Ответила я хорошо заученную с детства фразу.

« Никому не интересны твои проблемы – говорила мама - и если человек интересуется твоими делами, то это скорее из вежливости, чем из искреннего интереса»

-У меня тоже! – Послышался его довольный голос.

О боже дай силы! Этот тон, удовлетворенного мужчины, вышиб воздух из моих легких! Он вчера от меня сбежал, а сегодня первым делом побежал к другой женщине! Я по прежнему кликала мышкой куда попало, и даже не заметила, как случайно открыла сайт с порно.

-О чем мы интересуемся.- Его дыхание опалило мою шею. Я задрожала и замерла. Даже знание того что он был не со мной не могло остановить желания овладевшего мной. Я ненавидела его за это и безумно хотела. Это длилось всего мгновение. Огромным усилием воли, подавив возбуждение я, наконец, взглянула на экран. Голые женщины в искушающих позах и огоньком в глазах заставили меня покраснеть и быстро закрыть вкладку.

-Я.. я случайно.

-Да ладно все нормально я даже посмотрел бы это с тобой.

-Нет уж спасибо.

Я встала и отошла от него на безопасное расстояние. Сцепив руки за спиной, чтоб не дай бог он не увидел, как они дрожат, спросила.

-Почему ты не остался у нее?

Тэль испытывающее посмотрел на меня. К моей радости я с достоинством выдержала его взгляд.

-А зачем?

-Ну наверное приятнее проснуться с женщиной чем в холодной постели.

-Мне и здесь не плохо.

-Она красива? – не отставала я.

На мгновение он задумался, вспоминая ее.

-Да, наверное.

После его слов мое сердце упало на пол и разбилось.

-А как ее зовут? – я ждала ответа с замиранием сердца.

-Софи, зачем тебе это?

Я и сама не знала, зачем мучаю его вопросами, но почему-то мне отчаянно надо было знать, как ее зовут. Может тогда я, наконец, пойму, что он занят. Может, получив ее имя, мое сердце перестанет колотиться как бешенное когда он рядом. Имя это уже реальный человек.

-Ты не ответил на мой вопрос. – Допрос с пристрастием продолжался.

Глупо, но я чувствовала себя как обманутая жена и ничего с этим поделать не могла.

-Я не помню. Да и зачем мне это. Мы получили все, что хотели друг от друга. Даже не знаю, зачем я тебе объясняю элементарные вещи.

Я не могла поверить. Ни одна женщина не захочет быть использованной и выкинутой как… как…

Вот это я и озвучила.

-То есть ты хочешь сказать, что ты использовал ее и выкинул?… Как презерватив?

Я была шокирована его откровенностью. Пытаясь поднять с пола свою челюсть, я хватала воздух как выброшенная из воды рыба.

-А что бы ты хотела от меня услышать?

-Правду!

-Ты умная девочка и сама все уже рассказала.

Я не знала, радоваться ли мне этому или огорчаться. Значит, он не влюблен в прекрасную незнакомку. Значит, у меня есть еще шанс. Но с другой стороны, где гарантия, что он также не попользуется мной и не выкинет когда отпадет надобность во мне?

-Ты также и ко мне относишься?

-Но я же с тобой не сплю. – Ушел от ответа он.

Да он со мной не спал, и даже ни разу не сделал намека на это. Наоборот держался от меня подальше. Но как раз это и задевало меня. Что в ней было такого, чего не было во мне? Получается, что я даже на одну ночь не годна? Я годна только на то, чтоб разбить эту гребанную статуэтку, а когда сделаю это, он уйдет и даже ни разу не обернется? Забудет обо мне и не вспомнит даже имени? Моя вера в себя и так не была на высоте, а теперь упала еще ниже. Он же, не замечая моих страданий, прошел в ванную комнату. Наконец отмерев, я взяла ноут и прошла в свою спальню. Разделась до нижнего белья и стала придирчиво осматривать себя в зеркале. Конечно, я не красавица, но симпатичной меня точно можно назвать. Нос у меня прямой и если бы не его длинна, то можно было бы сказать что красивый, глаза голубые или бирюзовые в зависимости от освещения, но не такого пронзительно цвета как у него. Густые и темные ресницы почти доставали до таких же темных бровей и создавали отличный контраст с моими светлыми длинными и пушистыми волосами. Рот у меня не большой с красиво очерченными ярко красными губами

Рост средний, метр шестьдесят четыре. Ноги длинные бедра широкие а талия узкая. Целлюлита на округлой и подтянутой попке пока не видно, а вот грудь это моя гордость, круглая высокая совершенно не нуждающаяся в поддержке. Я не нашла в себе изъянов.

Но почему тогда он меня не хочет? Чем та другая лучше? Может его, отпугивает моя неопытность? Но ведь это дело поправимое! Может, если я перестану быть девственницей, краснеющей увидев картинки интимного характера, тогда он обратит на меня внимание? Да, наверное, ему нравятся женщины постарше и поопытней! Размышляла я, лежа в своей кровати и рассеяно поглаживая Левика по его мягкой шелковистой шерстке рукой.

И тут я поняла - я готова была бы провести с Тэлем пусть даже одну ночь. Но зато я бы узнала, что такое держать его в своих объятьях. Узнала бы, что это такое когда мужчина находится в теле женщины. Когда его плоть скользит в моем чреве. Да я хотела бы отдать свою девственность именно ему. И пусть это будет одна ночь. Ночь, когда я буду целиком и полностью принадлежать ему, а он мне! Но для начала надо приобрести красивое белье, а не то, что у меня. И поменять стиль в одежде вот этим я и займусь в выходные. И еще не лишним будет добавить туда каплю ревности. И мне, конечно, было стыдно, что я собираюсь в качестве этой капли использовать Макса. Но ведь он сам предложил мне дружбу, а Тениэлю знать об этом совсем не нужно. С этими мыслями и надеждой на бедующее я не заметила, как уснула.



Глава 12

Смена брелка не повлияла на иммобилайзер, зеленый огонек так и не захотел погаснуть, вследствие чего, мою машину увезли на эвакуаторе.

Мазда уже стояла на стоянке, когда я с Максимом подъехала к небольшому зданию автосервиса. Мы прошли внутрь здания, и подошли к стойке с табличкой администратор. Молодой парень, сидевший за столом, посмотрел что-то в своем компьютере, а затем с огорчением произнес, что сможет поставить мою машину на ремонт только во вторник.

Вот так я оказалась безлошадной. Что очень расстроило меня и, кажется, порадовало Макса, слишком уж сильно заблестели его глаза в тот момент, когда он предлагал мне свои услуги в качестве личного водителя с автомобилем. Я, конечно, согласилась, а он за свое рвение поплатился обещанием в субботу съездить со мной по магазинам. Зная как мужская половина, не любит это занятие, я злорадствовала. Правда, он тут же, в свою очередь, вырвал обещание сходить с ним на следующей неделе в театр. В бильярдный клуб мы так и не попали, у Макса образовались какие-то дела, поэтому наш поход был отложен до субботы. Вечер пятницы я провела в гордом одиночестве (конечно не считая, собаки) за чтением книги которую нарыла в интернете.

Тэля все не было. Я послонялась по квартире от одного угла к другому и, отчаявшись его дождаться, легла в кровать. Но сон не шел. Да мне не угодишь, то я злюсь, что он рядом и своими шорохами не дает спать, теперь же его нет, и я опят не сплю уже совершенно из-за противоположного. Я отчаянно скучала по тому, от чего совсем недавно так же отчаянно пыталась избавиться. Я скучала по своим снам. После того как Тениэль переселился ко мне, не было не единого. А мне хотелось, хоть во сне, почувствовать его прикосновение, то, что сейчас получала от него незнакомка с короткими каштановыми волосами (услужливый дар не зависимо от моего желания показал мне картинку). Я злилась, но уже такой бешеной ревности как вчера не было. Я хорошо понимала, что она для него ничего не значит. Даже зная, что он с очередной женщиной, я не могла осуждать его. Ведь пока он не принадлежал мне. Я надеялась, что смогу не только соблазнить его, но и стать для него кем-то в отличие от всех тех, кто был до меня. Первый камешек из стены, что он возвел между нами, я намеривалась выбить на следующий день. Так и не дождавшись, его я заснула, крепко обнимая Левика.

Субботнее утро отличалась от предыдущих тем, что проснулась я довольно поздно и, посмотрев на часы, с удивлением увидела, что короткая стрелка стоит на одиннадцати, а длинная около двойки.

Левика рядом не было. Я подскочила, натянув на себя ласины и футболку, вылетела в гостиную. Тэль сидел на диване, а перед ним на журнальном столике стоял мой ноутбук, на котором он что-то печатал. Левик услышав, что открылась дверь, спрыгнул с колен мужчины и понесся ко мне. Я была удивлена тем, что собака спокойно лежала на руках у Тениэля. Видимо после миски с кормом животное решило пересмотреть свое отношение к моему гостю.

-Доброе утро.

Щенок заскреб маленькими коготками по моим ногам, завилял хвостиком.

-Маленький ты, наверное, на улицу хочешь – сюсюкала я, с ним беря на руки.

Тэль оторвался от ноутбука.

-Я с ним уже погулял.

Эта новость меня несколько ошарашила.

-Решил дать тебе выспаться. – С улыбкой пояснил он.

-Спасибо конечно, но Тэль я когда-нибудь научу тебе здороваться?

-Как ты меня назвала?

Я смутилась. В своих мыслях я уже давно обращалась к нему именно так.

-Просто понимаешь у нас принято называть друг друга уменьшительными именами. Например, ты же не зовешь меня София. Вот я и подумала, что Тэль тебе очень подходит. – Скороговоркой, отчаянно краснея выговорила я.

-А тебе не нравится?

-Да нет просто непривычно, меня еще никто так не называл.

Я взбодрилась.

-Так если ты не против?

-Нет не против. - Улыбнулся он. А мое глупое сердце пропустило удар.

Тэль вернулся созерцать что-то в ноутбуке, а я замерла, любуясь им, и настолько увлеклась, что не услышала своего мобильника.

-Тебе звонят. – Не отрывая взгляда от компьютера, сказал он.

Мелодия, игравшая на телефоне, подсказала, что звонит Макс. Я вспомнила, что мы договорились сегодня встретиться, что бы поехать за покупками. Сорвавшись с места, я понеслась обратно в свою спальню.

После короткого разговора с Максом я в темпе вальса привела себя в порядок и оделась. Он должен был подъехать за мной через час.



День я провела замечательно. Макс обладал чувством стиля и оказался замечательной заменой Кире. Почему Кире? Да потому что, обычно, она помогала мне выбирать вещи. Я не ожидала, что у Макса столько терпения и энтузиазма. Поначалу, мой выбор вызывал у него шок и недоверие. Так как те вещи, на который я кидала взгляд, были совсем не в моем стиле. Обычно я ношу джинсы и конечно то, что к ним прилагается, то есть футболки джемпера, нет у меня, как и любой другой женщины, есть несколько коротких юбок. Но не на столько! То, что я выбрала, юбкой назвать было сложно, просто маленький кусок кружевной материи на подкладке, чуть прикрывавший попу, наклоняться в нем было невозможно. По ворожению глаз Макса я поняла, что стоит ее взять, может и Тэль на меня посмотрит так же?!

Мы бродили по магазинчикам уже второй час, а Макс даже ни разу не пожаловался. Единственное что его смутило это магазин нижнего белья. Пока я примеряла все то, что мне понравилось, он отошел в отдел рыбалки находящийся напротив. Молоденькая продавщица обслуживающая меня, почуяв оптового клиента на довольно дорогое беле, только что, не растекалась у моих ног, принося все новые, и новые предметы. Оставив приличную сумму, я в последний раз, придирчиво осмотрела свои богатства на предмет брака, а затем попросила упаковать. Пять пар очаровательных полупрозрачных комплектов разных цветов, несколько развратных комбинаций, Одну грацию и еще три пары чулок. С красивым кружевным бюстгальтером я расставаться не захотела, ток как в отделе рядом приметила кофточку как раз под него. И очень хотелось посмотреть, как они будут смотреться вместе.

Макс увидев, что я закончила со столь смущающей его процедурой, опять присоединился ко мне. Кофточка была то, что надо, это я поняла по глазам Максима, он буквально утонул жадным взглядом в достаточно углубленном декольте. Может и Тэлю понравится?

После еще одного часа, хождения по мукам прекратилось в кафе, расположенного на первом этаже здания. Макс с наслаждением вкушал пирожные, запевая их кофеем.

А после кафе он отвез меня домой, предварительно договорившись, что заедет за мной в девять. Макс не стал подниматься. Да я и не хотела его знакомить с моим гостем.

Я не знаю что делал весь день Тэль но придя домой я с потаенной радостью увидала, что он пока никуда не ушел.

-Как прошел день? – задал он свой коронный вопрос.

Я потрясла пакетами.

-Хорошо.

И прошла в спальню.

Отложив вещи, которые собиралась одеть в бильярд, остальные развесила по вешалкам.

Время до встречи с Максом решила убить за чтением моей любимой книги «Королек птичка певчая»

За чтением романа я и не заметила, как пролетело время. Надев свои обновки, я еще некоторое время крутилась перед зеркалом не в силах заставить себя выйти. Мой новый облик одновременно и нравился мне и смущал. Я еще никогда не одевалась так!

Короткая черная юбка, купленная сегодня плотно сидела на бедрах и я знала, что если чуть наклонюсь, то будет видно кружево на чулках, полупрозрачная кофточка ей в цвет плотно облегала мою грудь, больше открывая, чем скрывая. Я чувствовала себя голой. Высокие новые сапожки на пятнадцати сантиметровом каблуке делала меня еще стройнее и выше. Я понимала, что многие девушки выходят на улицу еще более оголенными. Но выйти из комнаты я никак не решалась. Мой наряд явно не подходил для бильярда, и если бы не Тэль я вообще не надела бы на себя это. Меня вывел из нерешительности своим звонком Макс. Он уже ждал в низу, и что-либо менять было поздно.

И вот глубоко вдохнув и набравшись храбрости я, наконец, вышла из своей спальни.

_________________



Глава 12 (окончание)



-Я в бильярд клуб. Приду сегодня поздно.

Тэль даже головы не поднял от компа.

Ну что с ним сделаешь? Я прошла к двери и сняла свое пальто с вешалки, чуть помедлила, надеясь, что он все же обратит на меня внимание. Он сидел как раз, напротив совершенно не оправдывая моих надежд. С легким вздохом я натянула пальто и ощутила себя защищенной. Не за что не сниму его там! Со злостью повязав пояс, я кинула обиженный взгляд на Тэля. Ничего не изменилось, он по-прежнему, не проявлял ко мне ни какого интереса. Да внимания от него как от козла молока, тяжело вздохнув, я попыталась открыть дверь. Та не поддалась. Замок встал как вкопанный. Я еще раз попыталась провернуть, но без результата.

-Тэль помоги мне, пожалуйста, я спешу, а тут замок заклинило.

-Его не заклинило. – Все также, не отрываясь от компа, ответил он.

-А что тогда с ним? - Искренни удивилась я

-Ничего.

-Постой, это ты сделал? – догадалась, наконец, я

-Да – он даже отпираться не стал.

Его взгляд, наконец, оторвался от компа и пронзил меня своей холодностью.

-Зачем?

-В таком виде ты никуда не пойдешь. Пойди и переоденься.

Его спокойный голос возмутил меня до глубины души. Я, конечно, рассчитывала его задеть своим видом, но не ожидала ТАКОЙ реакции! По моим расчетам он должен был, голодным взглядом посмотреть на меня, а затем весь вечер не находить себе места от ревности! Но в его взгляде голодом и не пахло, да и ревностью тоже, только ледяной холод. И тут же пошло противоречие

-А если не пойду? – Я нагло уставилась на него.

Мне было интересно, что последует за этим его замечанием. Он же не может держать меня узницей в собственном доме?!

-Тогда останешься дома.

-Ха!

Он опять бесстрастно впялился в ноутбук. Я начинала закипать, топчась на месте, чувствуя себя донельзя глупо, и все сильнее мной овладевало желание треснуть ноутбуком по его башке. Я даже начала представлять, как подхожу и вырываю комп из его рук, размахиваюсь и… Дальше этого мое воображение не шло.

-Да кто ты такой чтоб указывать мне какую одежду носить, а какую нет?! Я пойду так, и ты меня не остановишь. Если понадобиться я вызову МЧС и они быстренько вскроют эту дверь! – наконец не выдержала я, его равнодушного молчания.

-Ты так думаешь?

Я рассмеялась. Взяв себя в руки, я все же постаралась сгладить углы и легкомысленно ответила.

-Тэль что за старомодные взгляды, половина девушек так ходят по улице. А летом на них одето и того меньше.

-Софи я сейчас не шучу.

-Так и я не шучу.

-Ты хоть понимаешь, что своим нарядом ты будто кричишь «Трахни меня!»

Я задохнулась! И пусть пять минут назад я сама так думала, но Тэлю об этом знать не обязательно. Кажется, в тот момент здравый смысл помахал мне ручкой и куда-то сбежал, потому как следующие слова, что я произнесла, удивили даже меня.

-Даже если это и так, то тебе лично какое дело?! Может сегодня, я решила отдаться Максу.

Зачем я это сказала?

-Ты не сделаешь это!

-Я?!- Мой нервный смех разнесся по комнате.

-Я сказал, что ты не сделаешь этого! - Его голос гремел.

От чего он так разнервничался, ему-то какое дело?

-Тебе-то, что до того, с кем я сплю или собираюсь!- Меня несло, и я это понимала, но остановить себя не могла. Я не хотела, чтоб он понял - моя одежда это только для него! И как же было обидно, что он отреагировал именно так! Он напоминал сейчас разозленного отца, а не ревнивого любовника.

Он метнулся ко мне, так быстро, что я даже не поняла. Вот только что, нас разделяли не меньше восьми метров, и он уже рядом прижимает меня к двери.

- Пока я здесь, в твоей жизни нет места ни Максу, ни кому-либо другому! Ты поняла меня!? Можешь дружить, ходить в кино, можешь даже целоваться, если тебе так хочется, но если я узнаю, что между вами было нечто большее, твой Макс окажется в больнице, потому что я ему все кости переломаю!

-С какой стати ты решил, что можешь мне диктовать условия? – Я была в шоке от его слов. Сам гуляет как мартовский кот а я по его мнению должна сидеть дома! Да еще и грозиться покалечить Макса!

-Ты поняла меня?! – Он встряхнул меня.

Вот тут я уже взбесилась. Пытаясь вырваться из его рук, я прошипела:

-Только попробуй тронуть Макса и тебе моей помощи не видать!

-А мне она будет уже не нужна. Я еще раз спрашиваю, ты поняла, что я тебе сейчас сказал?

-Значит, ты можешь каждую ночь зависать со своими шлюхами, а я должна сидеть как пай девочка дома?! Не будет этого, пока ты там, я буду с Максом, и ничего ты ему не сделаешь! – Я была настолько взбешена, что уже не выбирала выражения.

Его лицо исказила неприятная улыбка.

Господи, зачем я это сказала? Это вырвалось само собой не зависимо от моего желания, но что сказано, то сказано и отступать от своих слов я не собиралась, только повыше подняла подбородок. Я даже была готова сделать все то, что пообещала только бы насолить Тэлю.

-А какое тебе дело до меня и моих шлюх? Может, ты хочешь занять их место? - Его голос стал интимным. – Ты согласна быть моей персональной шлюхой.

Это переполнило чашу моего терпения, не соображая, что делаю, я размахнулась и со всей силы залепила ему пощечину. Красное пятно заалело на его щеке. И тут же, я поняла, что погорячилась. Тот взгляд, которым он окатил меня, уже нельзя было назвать холодным. Его глаза начали изменять цвет, превращаясь в красные озера в которых полыхало пламя бешенства! Его нога протиснулась между моими, и он бедром придавил меня к двери.

Его губы в миг смели сопротивление моих. Его язык проник мне в рот. Но это не был нежный поцелуй любовника. Его зубы причиняли мне боль. Его руки залезли мне под пальто и задрали юбку. Я почувствовала, как трусики начали ползти вниз, и все это, при его бешеном поцелуе. В его движениях не было, ни капли ласки, только злость. Он как будто наказывал меня за неповиновение.

Я задыхалась в его объятьях. Это совсем не возбуждало меня. Совсем не так я представляла наш поцелуй! Я уперлась в его каменную грудь руками, в тщетной попытке оттолкнуть его от себя. Мне казалось, что он не ласкает меня, а живьем сдирает кожу. Наконец его рот перестал терзать мой.

Я испугалось. Нет, я была в ужасе, даже не от его движений, а от его взгляда. Мне казалось, что я заглянула в бездну. И эта бездна, вырвавшись из его глаз, сейчас поглотит меня.

Он резко отпустил меня и, сделав шаг назад, скрестил на груди руки.

-Я могу быть и таким. Советую не доводить меня больше.

Меня била дрожь.

- Иди и переоденься. - Уже спокойно сказал он. Его глаза опять стали голубыми льдинками.

Я смотрела на это лицо и ненавидела его со всей ненавистью, на которую была способна. Слезы тоненькими струйками начали стекать из глаз. Мне было больно и обидно, но в то же время я не прекращала желать его. Я поняла, что еще чуть-чуть, и я впаду в истерику. Увидев, мой затравленный взгляд, он смягчился.

-Софи просто переоденься. – Говорил он уже тихим спокойным голосом, как будто уговаривал ребенка.

Я терялась от той быстроты, с которой у него менялось настроение. Мне и самой не хотелось идти в таком виде, но я поняла, что сейчас решается все, и если я ему уступлю, то больше не смогу сопротивляться. Я стану половой тряпкой в его руках. И каким-то чудом взяв себя в руки, ответила:

-Нет.

-Ты сейчас похожа на маленького обиженного ребенка. Который хочет досадить мне. Не стоит этого делать Софи.

Ответить мне не удалось. Настойчивый звонок в дверь отвлек меня.

-Это Макс!

И только тогда до моего сознания дошло, что в сумке уже довольно давно звонил мобильник. Глянув на свое заплаканное лицо и расплывшуюся тушь в зеркало, я ужаснулась.

-Иди в ванную. – Скомандовал Тэль, а сам направился к двери.

Я понеслась в ванную комнату, и только успела захлопнуть за собой дверь, как вошел Макс.

_________________



Глава 13 (начало)



Подправляя макияж после безобразной сцены, которую мне устроил Тэль, я надеялась, убедить Макса пойти туда, где можно находиться в верхней одежде не привлекая к себе этим внимания. Например, в кино. Но моим планам не суждено было сбыться.

Что толкнуло Макса пригласить моего ново обретенного «братца» с нами не знаю, но когда я вышла из ванной к своему негодованию увидела, как Тениэль одевает куртку. Но если Тэль поедет с нами о поездке в кино можно забыть. Маленькая надежда, что это просто совпадение, и он в очередной раз уходит по своим делам, не оправдалась. Тэль сел с нами в такси, и с азартом заядлого болельщика обсуждал футбол с Максом. Я чувствовала себя третьей лишней, так как футбол не переносила, и тихонько сидя на переднем сиденье авто, скрипела зубами, злясь на них обоих. На Макса успевшего подпасть под обаяние моего гостя, и на Тэля беседующего с ним, так как будто не было тех ужасных слов, произнесенных им недавно.

Такси подвезло нас к парку находящемуся на окраине города. В глубине, затерявшись среди деревьев, стояло одинокое двух этажное строение. Островок, света и веселья, а так же громких разговоров и громкой музыки, окруженный тьмой и безмолвием опустевшего парка.

В это время, только возле хорошо освещенного входа в здание толпился народ. Войдя внутрь, я на минуту замерла оглядываясь. Первый этаж занимало кафе с танцполом посередине. Гремела музыка. Все столики были заняты. Официанты носились с подносами, ловко лавируя между людьми которые с комфортом расположившись на своих местах, и с интересом наблюдали за девушкой танцевавшей посередине зала. Стриптизерша выделывала разные сложные па, не забывая при этом, снимать с себя одежду.

Макс потянул меня вглубь, к лестнице, которую я не сразу заметила в полутьме помещения.

-Нам на второй. – прокричал он.

На следующем этаже располагался бильярд клуб. Около тридцати столов стояли по разные стороны от прохода. Рядом с каждым находился кожаный диван и не большой стол под выпивку и закуску. Музыка тут не была столь громкой как внизу. И это меня порадовало, не люблю кричать, общаясь с собеседником.

Мы остановились около барной стойки. Молодой парень, в зеленой униформе заприметив вновь прибывших, сразу направился к нам.

Всю дорогу я злилась на моих спутников, да и в клубе мое плохое настроение не улучшилось. Пока Макс узнавал номер забронированного им столика, я с возрастающей паникой думала о том, что придется снять, это чертово пальто. Когда же этот момент настал, я окончательно убедилась, сколь глупа была моя затея, но онемевшими пальцами упрямо начала расстегивать пуговицы. В том, что на мне было одето под ним, невозможно было играть в бильярд. Любой наклон открывал бы на всеобщее обозрение мое черное кружевное белье. Как только мягкий кашемир сполз с моих плеч в руки к Максу, я почувствовала себя голой. Макс же на несколько мгновений застыл с открытым ртом.

-Не ожидал, что ты отважишься это одеть. – Его восхищенный взгляд и тихий голос, смутили меня.

-Как видишь! – пожала я плечами.

-Ты сегодня совсем другая!

Макс казалось, не мог отвести от меня свой взгляд. От неловкой ситуации нас спас Тэль.

-Максим, что тебе взять?

Макс нехотя отвлекся от созерцания моей груди и посмотрел на Тэля.

-Что?

-Я спроси, что ты будешь пить?

Повторил свой вопрос Тэль и его голубые глаза уперлись в меня, в отличие от Макса его взгляд не был восхищенным, скорее злым и колючим. Но это я переживу – решила я, и отвернувшись сделала вид, что оглядываю помещение.

-А да… коньяк.

Краем глаза я заметила, как Макс понес наши вещи в гардероб, а Тэль обратился к бармену:

-Два коньяка по пятьдесят и один апельсиновый сок.

Он что сок мне заказал? Ну что ж пусть сам пьет свой апельсиновый сок. Я решительно направилась к барной стойке, и пока не отошел бармен скороговоркой выпалила.

-Пятьдесят водки, пятьдесят мартини и двести грамм апельсинового сока и все это вместе смешайте, пожалуйста.

Напоследок улыбнувшись молодому человеку в униформе, я с видом королевы пошла к нашему столику, не дожидаясь своих мужчин. Отчаянно труся и стараясь не смотреть по сторонам, я гордо несла себя вперед к заветному диванчику напротив нашего стола. Казалось, что все оборачиваются и смотрят на меня. Как не споткнулась на своих шпильках, не знаю, наверное, гордость придала сил. Наконец присев, и набравшись храбрости, оглядела зал. Никто не таращился на мой кружевной бюстгальтер, прекрасно видимый под полупрозрачным шелком кофточки. Немного успокоившись я, наконец, расслабилась и села поудобнее.

Я очень люблю бильярд, красивая изящная игра не то, что боулинг, вот туда меня затащить практически невозможно. Да и забивать шары в лузы, у меня неплохо получается благодаря тому, что в нашем доме стоял бильярдный стол, и мы с Кирой частенько коротали там время. Я с тоской посмотрела на соседний столик. Наверное, сегодня поиграть и блеснуть своим мастерством не придется.

Играть я все же стала, хотя бы для того, чтоб показать Тэлю – его присутствие мне не мешает, наслаждаться жизнью. Сегодня я не то, что не блистала, я играла из рук вон плохо. Мои ладони нещадно потели, и кий выскальзывал из рук. Стоило Тэлю сказать хоть слово, во время того, как я целилась, и шар катился совсем не туда, куда я планировала. Тэль же в отличие от меня играл виртуозно. Казалось, он родился с кием в руках. Восхищение его игрой, ни в коей мере не мешало мне злиться на него за помощь. Он постоянно касался меня, показывая как держать кий. Поправлял мою руку. В общем, казался любящим и заботливым братом. Гррр.

Мы играли на вылет, постоянно меняясь с Максом, так как проигрывал только он или я. В отличие от меня Макса совершенно не раздражали постоянные проигрыши и это мне в нем понравилось. Он умел с достоинством проигрывать.

Обаяние Тэля окутывало, манило к себе, не только женщин, Макс казалось, тоже подпал под него. И даже начал подражать, манере говорить. Он соглашался с ним во всем, а в глазах светилось восхищение. Я, конечно, знала что Макс рос без отца. Нет, отец присутствовал, но только номинально. Он был вечно занят своими делами, и не обращал ни какого внимания на сына. Только вот от Тэля, Макс точно не мог почерпнуть ничего хорошего!

Меня это жутко раздражало, и было не понятно, с кем пришел Макс, со мной или с ним.

Сидя на диванчике и потягивая через трубочку коктейль, я ожидала своей очереди. Тэлю осталось забить черный шар, как сзади раздался женский крик

-Тениэль!

Его рука дрогнула, и он промахнулся, черный шар закатился не в ту лузу! Впервые он проиграл партию. Но моя радость была не долгой.

Девушка казалось, появилась из ниоткуда, и чуть ли не визжа от радости, бросилась в объятья к Тэлю. Я видела, как он напрягся сначала, будто вспоминая ее, а потом, прижав к себе, растворился в поцелуе с ней. В тот момент все во мне заледенело. Сердце остановилось, и я замерла! Ее он целовал не так как меня! Казалось, от жара, что охватил их, сейчас вспыхнет все вокруг. Хорошо, что в руке у меня был зажат бокал, сделав глоток холодного коктейля я, кажется, немного пришла в норму. К тому времени девушка высвободилась из объятий Тэля и обиженно промолвила.

-Ты куда пропал? После того как ты ушел, я два дня больная отвалялась в постели, а ты мне даже не позвонил!

-Ты болела? – натурально удивился Тэль

-Да! – обижено промолвила блондинка. И надула свои и без того полные губки.

-Ксения если бы я знал, что ты болеешь, то бросил бы все дела и прилетел бы к тебе. Но думаю, что объяснения могут подождать до того момента как мы останемся одни. – С намеком на интимность сказал он и провел по ее пятой точке рукой.

От его голоса даже у меня по спине прошли мурашки, а что творилась с ней!

Девушка от удовольствия даже прикрыла глаза и расплылась в улыбке.

- А теперь позволь мне представить тебе моих спутников. – Буднично добавил он.

-Максим познакомься, эту замечательную девушку зовут Ксения.

Барракуда по имени Ксения окинула моего однокурсника заинтересованным взглядом. Казалось, что калькулятор в ее голове прикидывает, сколько стоит его одежда и, убедившись, что не мало, она радушно поздоровалась с ним.

Ей что мало Тэля? Но уж нет, Макса я ей ни за что не отдам! И не важно, что он мне просто друг!

Тем временем объект моей ревности подвел девушку к диванчику, на котором сидела я и представил. Девушка с подозрением посмотрела на меня. Но услышав, что я сестра тут же успокоилась и принялась нагло обхаживать Тэля при этом, не забывая стрелять в Макса глазами.

Я читала о ревности, но никогда не ревновала сама. Я не знала, что это чувство лишает разума, стирает все преграды. Я не знала, что душа может так болеть и рваться на части. Только сейчас я поняла, что одно дело подозревать, и совсем другое видеть. Я замирала и умирала каждый раз, когда она касалась Тэля. Мои руки дрожали, а губы улыбались Максу. Эта пытка казалась бесконечной. Я уже не знала, кого я ненавидела больше блондинку или Тэля. Казалось обоих одинаково. Каждый раз, когда ее губы и руки касались его, я сжимала кулаки, мои ногти впивались в кожу, оставляя отметины. Эта боль немного позволяла отвлечься от милующейся парочки. Тэль улыбался ей, так как никогда не улыбался мне. Ревность, будто кислота, продолжала разъедать мне душу. Каким-то чудом я сдерживалась из последних сил, что бы ни вцепиться в волосы длинноногой блондинке. Хотелось визжать и биться в истерике. Моя душа как загнанная в силки птица рвалась из той клетки, в которую я ее заточила. Казалось, что еще одно прикосновение крашеной выдры к Тэлю, и я закричу, громко-громко, а потом, не помня себя, вцеплюсь в это кукольное личико и навсегда сотру это самодовольное выражение с ее физиономии. Мы играли вчетвером. Пара на пару. Я с Максом, а Тэль с длинноногой блондинкой.

Она вешалась на моего «брата» при каждой возможности, а их он ей предоставлял в огромном количестве. Каждый его удачный удар был вознагражден поцелуем с ее стороны. Я скрежетала зубами в бессильной ярости.

Я старалась непринужденно смеяться над шутками Тэля, и кажется, у меня это получалось. Я бесстыдно флиртовала и строила глазки Максу. Бедный парень принимал все за чистую монету! Мне было жаль его, но остановиться я не могла. Казалось, что я стала огромным котлом, поставленным на огонь и плотно прикрытым крышкой, и не хватало всего лишь мгновения, чтоб все, что находилось в нем с шумом, вырвалось наружу. Понимая, что терпение не может длиться бесконечно, я отчаянно искала способы выйти из игры. В этом мне помог официант он как раз расставлял блюда заказанные нами. Не то что я хотела, есть, да мне кусок в горло не лез, но это была отличная возможности закончить игру.

_________________



Глава 13 (начало)



Подправляя макияж после безобразной сцены, которую мне устроил Тэль, я надеялась, убедить Макса пойти туда, где можно находиться в верхней одежде не привлекая к себе этим внимания. Например, в кино. Но моим планам не суждено было сбыться.

Что толкнуло Макса пригласить моего ново обретенного «братца» с нами не знаю, но когда я вышла из ванной к своему негодованию увидела, как Тениэль одевает куртку. Но если Тэль поедет с нами о поездке в кино можно забыть. Маленькая надежда, что это просто совпадение, и он в очередной раз уходит по своим делам, не оправдалась. Тэль сел с нами в такси, и с азартом заядлого болельщика обсуждал футбол с Максом. Я чувствовала себя третьей лишней, так как футбол не переносила, и тихонько сидя на переднем сиденье авто, скрипела зубами, злясь на них обоих. На Макса успевшего подпасть под обаяние моего гостя, и на Тэля беседующего с ним, так как будто не было тех ужасных слов, произнесенных им недавно.

Такси подвезло нас к парку находящемуся на окраине города. В глубине, затерявшись среди деревьев, стояло одинокое двух этажное строение. Островок, света и веселья, а так же громких разговоров и громкой музыки, окруженный тьмой и безмолвием опустевшего парка.

В это время, только возле хорошо освещенного входа в здание толпился народ. Войдя внутрь, я на минуту замерла оглядываясь. Первый этаж занимало кафе с танцполом посередине. Гремела музыка. Все столики были заняты. Официанты носились с подносами, ловко лавируя между людьми которые с комфортом расположившись на своих местах, и с интересом наблюдали за девушкой танцевавшей посередине зала. Стриптизерша выделывала разные сложные па, не забывая при этом, снимать с себя одежду.

Макс потянул меня вглубь, к лестнице, которую я не сразу заметила в полутьме помещения.

-Нам на второй. – прокричал он.

На следующем этаже располагался бильярд клуб. Около тридцати столов стояли по разные стороны от прохода. Рядом с каждым находился кожаный диван и не большой стол под выпивку и закуску. Музыка тут не была столь громкой как внизу. И это меня порадовало, не люблю кричать, общаясь с собеседником.

Мы остановились около барной стойки. Молодой парень, в зеленой униформе заприметив вновь прибывших, сразу направился к нам.

Всю дорогу я злилась на моих спутников, да и в клубе мое плохое настроение не улучшилось. Пока Макс узнавал номер забронированного им столика, я с возрастающей паникой думала о том, что придется снять, это чертово пальто. Когда же этот момент настал, я окончательно убедилась, сколь глупа была моя затея, но онемевшими пальцами упрямо начала расстегивать пуговицы. В том, что на мне было одето под ним, невозможно было играть в бильярд. Любой наклон открывал бы на всеобщее обозрение мое черное кружевное белье. Как только мягкий кашемир сполз с моих плеч в руки к Максу, я почувствовала себя голой. Макс же на несколько мгновений застыл с открытым ртом.

-Не ожидал, что ты отважишься это одеть. – Его восхищенный взгляд и тихий голос, смутили меня.

-Как видишь! – пожала я плечами.

-Ты сегодня совсем другая!

Макс казалось, не мог отвести от меня свой взгляд. От неловкой ситуации нас спас Тэль.

-Максим, что тебе взять?

Макс нехотя отвлекся от созерцания моей груди и посмотрел на Тэля.

-Что?

-Я спроси, что ты будешь пить?

Повторил свой вопрос Тэль и его голубые глаза уперлись в меня, в отличие от Макса его взгляд не был восхищенным, скорее злым и колючим. Но это я переживу – решила я, и отвернувшись сделала вид, что оглядываю помещение.

-А да… коньяк.

Краем глаза я заметила, как Макс понес наши вещи в гардероб, а Тэль обратился к бармену:

-Два коньяка по пятьдесят и один апельсиновый сок.

Он что сок мне заказал? Ну что ж пусть сам пьет свой апельсиновый сок. Я решительно направилась к барной стойке, и пока не отошел бармен скороговоркой выпалила.

-Пятьдесят водки, пятьдесят мартини и двести грамм апельсинового сока и все это вместе смешайте, пожалуйста.

Напоследок улыбнувшись молодому человеку в униформе, я с видом королевы пошла к нашему столику, не дожидаясь своих мужчин. Отчаянно труся и стараясь не смотреть по сторонам, я гордо несла себя вперед к заветному диванчику напротив нашего стола. Казалось, что все оборачиваются и смотрят на меня. Как не споткнулась на своих шпильках, не знаю, наверное, гордость придала сил. Наконец присев, и набравшись храбрости, оглядела зал. Никто не таращился на мой кружевной бюстгальтер, прекрасно видимый под полупрозрачным шелком кофточки. Немного успокоившись я, наконец, расслабилась и села поудобнее.

Я очень люблю бильярд, красивая изящная игра не то, что боулинг, вот туда меня затащить практически невозможно. Да и забивать шары в лузы, у меня неплохо получается благодаря тому, что в нашем доме стоял бильярдный стол, и мы с Кирой частенько коротали там время. Я с тоской посмотрела на соседний столик. Наверное, сегодня поиграть и блеснуть своим мастерством не придется.

Играть я все же стала, хотя бы для того, чтоб показать Тэлю – его присутствие мне не мешает, наслаждаться жизнью. Сегодня я не то, что не блистала, я играла из рук вон плохо. Мои ладони нещадно потели, и кий выскальзывал из рук. Стоило Тэлю сказать хоть слово, во время того, как я целилась, и шар катился совсем не туда, куда я планировала. Тэль же в отличие от меня играл виртуозно. Казалось, он родился с кием в руках. Восхищение его игрой, ни в коей мере не мешало мне злиться на него за помощь. Он постоянно касался меня, показывая как держать кий. Поправлял мою руку. В общем, казался любящим и заботливым братом. Гррр.

Мы играли на вылет, постоянно меняясь с Максом, так как проигрывал только он или я. В отличие от меня Макса совершенно не раздражали постоянные проигрыши и это мне в нем понравилось. Он умел с достоинством проигрывать.

Обаяние Тэля окутывало, манило к себе, не только женщин, Макс казалось, тоже подпал под него. И даже начал подражать, манере говорить. Он соглашался с ним во всем, а в глазах светилось восхищение. Я, конечно, знала что Макс рос без отца. Нет, отец присутствовал, но только номинально. Он был вечно занят своими делами, и не обращал ни какого внимания на сына. Только вот от Тэля, Макс точно не мог почерпнуть ничего хорошего!

Меня это жутко раздражало, и было не понятно, с кем пришел Макс, со мной или с ним.

Сидя на диванчике и потягивая через трубочку коктейль, я ожидала своей очереди. Тэлю осталось забить черный шар, как сзади раздался женский крик

-Тениэль!

Его рука дрогнула, и он промахнулся, черный шар закатился не в ту лузу! Впервые он проиграл партию. Но моя радость была не долгой.

Девушка казалось, появилась из ниоткуда, и чуть ли не визжа от радости, бросилась в объятья к Тэлю. Я видела, как он напрягся сначала, будто вспоминая ее, а потом, прижав к себе, растворился в поцелуе с ней. В тот момент все во мне заледенело. Сердце остановилось, и я замерла! Ее он целовал не так как меня! Казалось, от жара, что охватил их, сейчас вспыхнет все вокруг. Хорошо, что в руке у меня был зажат бокал, сделав глоток холодного коктейля я, кажется, немного пришла в норму. К тому времени девушка высвободилась из объятий Тэля и обиженно промолвила.

-Ты куда пропал? После того как ты ушел, я два дня больная отвалялась в постели, а ты мне даже не позвонил!

-Ты болела? – натурально удивился Тэль

-Да! – обижено промолвила блондинка. И надула свои и без того полные губки.

-Ксения если бы я знал, что ты болеешь, то бросил бы все дела и прилетел бы к тебе. Но думаю, что объяснения могут подождать до того момента как мы останемся одни. – С намеком на интимность сказал он и провел по ее пятой точке рукой.

От его голоса даже у меня по спине прошли мурашки, а что творилась с ней!

Девушка от удовольствия даже прикрыла глаза и расплылась в улыбке.

- А теперь позволь мне представить тебе моих спутников. – Буднично добавил он.

-Максим познакомься, эту замечательную девушку зовут Ксения.

Барракуда по имени Ксения окинула моего однокурсника заинтересованным взглядом. Казалось, что калькулятор в ее голове прикидывает, сколько стоит его одежда и, убедившись, что не мало, она радушно поздоровалась с ним.

Ей что мало Тэля? Но уж нет, Макса я ей ни за что не отдам! И не важно, что он мне просто друг!

Тем временем объект моей ревности подвел девушку к диванчику, на котором сидела я и представил. Девушка с подозрением посмотрела на меня. Но услышав, что я сестра тут же успокоилась и принялась нагло обхаживать Тэля при этом, не забывая стрелять в Макса глазами.

Я читала о ревности, но никогда не ревновала сама. Я не знала, что это чувство лишает разума, стирает все преграды. Я не знала, что душа может так болеть и рваться на части. Только сейчас я поняла, что одно дело подозревать, и совсем другое видеть. Я замирала и умирала каждый раз, когда она касалась Тэля. Мои руки дрожали, а губы улыбались Максу. Эта пытка казалась бесконечной. Я уже не знала, кого я ненавидела больше блондинку или Тэля. Казалось обоих одинаково. Каждый раз, когда ее губы и руки касались его, я сжимала кулаки, мои ногти впивались в кожу, оставляя отметины. Эта боль немного позволяла отвлечься от милующейся парочки. Тэль улыбался ей, так как никогда не улыбался мне. Ревность, будто кислота, продолжала разъедать мне душу. Каким-то чудом я сдерживалась из последних сил, что бы ни вцепиться в волосы длинноногой блондинке. Хотелось визжать и биться в истерике. Моя душа как загнанная в силки птица рвалась из той клетки, в которую я ее заточила. Казалось, что еще одно прикосновение крашеной выдры к Тэлю, и я закричу, громко-громко, а потом, не помня себя, вцеплюсь в это кукольное личико и навсегда сотру это самодовольное выражение с ее физиономии. Мы играли вчетвером. Пара на пару. Я с Максом, а Тэль с длинноногой блондинкой.

Она вешалась на моего «брата» при каждой возможности, а их он ей предоставлял в огромном количестве. Каждый его удачный удар был вознагражден поцелуем с ее стороны. Я скрежетала зубами в бессильной ярости.

Я старалась непринужденно смеяться над шутками Тэля, и кажется, у меня это получалось. Я бесстыдно флиртовала и строила глазки Максу. Бедный парень принимал все за чистую монету! Мне было жаль его, но остановиться я не могла. Казалось, что я стала огромным котлом, поставленным на огонь и плотно прикрытым крышкой, и не хватало всего лишь мгновения, чтоб все, что находилось в нем с шумом, вырвалось наружу. Понимая, что терпение не может длиться бесконечно, я отчаянно искала способы выйти из игры. В этом мне помог официант он как раз расставлял блюда заказанные нами. Не то что я хотела, есть, да мне кусок в горло не лез, но это была отличная возможности закончить игру.



Глава 14



Обернувшись, я увидела Тэля! Он стоял около входа в мою комнату. В этот раз, его тело было спрятано под махровым халатом, который я часто видела на нем по утрам. Я прекрасно осознавала, что это сон. Наверное, поэтому его появление не удивило меня.

-Зачем ты здесь Тэль?

-Ты звала и я пришел.

Разве? Но пусть будет так. Какая разница звала я или нет, если до безумия рада его видеть.

-А почему во сне? – не смогла удержаться и задала интересующий меня вопрос.

- Иначе не могу быть с тобой.

-Почему не можешь?

-Это не важно.

И для меня действительно стало все не важно. То, что он рядом только это и имело значение.

-Сними ее для меня. Я хочу увидеть твое обнаженное тело.

Его взгляд был направлен на тончайший шелк, прикрывавший мое тело.

Я замерла, а затем, даже не задумываясь над тем, что делаю, высвободила руки из под тонких бретелек. Короткая комбинация единственная преграда на пути его взгляда к моей обнаженной плоти, сползала сантиметр, за сантиметром выставляя на обозрение мужчины сначала грудь, затем живот и наконец, лиловой лужицей растеклась у ног. Я совершенно не смущалась, казалось, что вот так стоять перед ним, самая правильна в мире вещь.

-Теперь твоя очередь. - Я посмотрела прямо в его глаза, которые опять приобрели фиолетовый оттенок.

-Желание дамы для меня закон. – Чуть улыбнулся Тэль.

Не отрывая от меня взгляда, он тоже скинул халат. Впервые он оказался обнаженным. Во всех снах, что были до этого, мы были в одежде, даже в том, где мы были на пляже, я была в купальнике, а он в шортах. И я всегда сопротивлялась ему. Теперь же о сопротивлении я и не думала.

Я была заворожена. Его напрягшаяся плоть гордо вздымалась вверх. Впервые я увидела обнаженного мужчину так близко от себя. И конечно именно эта часть его тела заинтересовала меня больше всего. Казалось, что там находиться магнит, который прочно приковал к себе мой взор. Я никогда не думала, что обнаженное мужское тело может быть столь красиво. Тэль не двигался, давая мне время рассмотреть себя. И я была благодарна ему за это. Меня раздирали противоречивые чувства. Хотелось подойти и дотронуться, но тогда я не смогла бы наслаждаться видом всего его тела.

Тэль решил эту проблему за меня. Он начал медленно и грациозно двигаться ко мне. Его взгляд ни на минуту не отпускал мой. Я ждала его не в силах пошевелиться. Мое дыхание сбилось и с тихим стоном вылетело из груди. В движении он был еще прекраснее, при каждом его шаге мышцы под кожей перекатывались, играли, казалось, что бог спустился на землю что б посетить меня. И пусть это был сон, но никогда ничего прекраснее мне не снилось.

Его глаза цвета предрассветного неба, смотрели на меня с нежностью, и желанием. Поймав в плен, мои, они молчаливо пообещали рай. И я поверила и сделала шаг на встречу.

Наконец наши тела соприкоснулись. Мои ноги подогнулись, и я начала медленно оседать. Тэль подхватил меня на руки и понес к кровати. От наслаждения, что он рядом, я прикрыла глаза, пропуская через себя ни с чем несравнимые ощущения. Простое соприкосновение с его кожей сводило с ума. В тот момент мне даже не нужны были его ласки, сама его близость ласкала меня. Почувствовав, что он отстраняется, я запротестовала, стараясь удержать волшебное соприкосновение с ним.

-Сейчас малыш. – Послышался его шепот.

Но я не поверила и только сильнее прижалась к нему всем своим трепещущим телом.

Казалось трепет от моего тела, передался ему и его руки задрожали. А затем он накрыл меня собой. Почти каждая моя частика рвалась к нему и мне уже было мало того что он просто рядом отчаянно хотелось ласкать его руками, губами, языком. Когда его легкие поцелуй начали покрывать мои губы, я веже исполнила то, о чем мечтала, провела по его спине руками, от этого моего движения, он еще теснее придвинулся ко мне, его язык, раздвинув мои губы, проник вовнутрь, а тело начало чувственный танец. Я сдавленно стонала не в силах и дальше сдерживать эмоции, что с каждым его движением все больше накрывали меня. И мне было уже мало того что он мне давал, мне хотелось принадлежать ему целиком и полностью. Хотелось раствориться в нем и быть его частью.

Его язык сплелся с моим в бешеном ритме, его руки блуждали по моему телу и казалось, что еще чуть-чуть и мое сердце разорвется от переполнявших его чувств.

-Тяф, тяф – странные звуки начали доходить до моего сознания. Я еще пыталась удержать остатки сна, но Тениэль внезапно растворился в воздухе как предрассветный туман, и уже я одна извивалась на своей постели. Что-то мокрое коснулось моей руки.

-Ррр тяф.

И начало покусывать мой палец.

Я наконец открыла глаза, и посмотрела на собаку.

-Левик злобное ты животное. – Проворчала я.

Похоже мои слова на щенка, не произвели ни какого впечатления. Соскочив с кровати маленькое чудовище, подбежало к двери и громко возвестило о своих потребностях.

Тэль еще мирно спал, когда я с Левиком под мышкой кралась через его комнату. Стараясь не шуметь, я быстро оделась и вышла на улицу.

Декабрь месяц выдался в этом году теплым, и снег, падая, таял, едва успев долететь до земли. Огромные лужи растекались по тротуару, грозя к середине дня заполнить собой всю пешеходную зону. Было темно и промозгло. Солнце еще даже краем не коснулось города, горели уличные фонари и в их электрическом свете на ветру танцевали снежинки. На несколько мгновений я замерла, очарованная их красотой.

Но Левик юный обломщик, дернул поводок, показывая, что ему надоело стоять на одном месте, и потянул меня вперед к неизведанным для него просторам. Под ногами неприятно хлюпала грязная вода, то и дело пытавшаяся проникнуть в мои замшевые сапожки.

Щенок тащил меня все дальше от дома. Я с полуулыбкой наблюдала, как он по возможности старался оббегать или перепрыгивать лужи и водяные потоки. После каждого неудачного прыжка он брезгливо тряс мокрыми лапами и недовольно фыркал. Это было до того забавно, что не выдержав, я рассмеялась. Собака обернулась и с недоумением посмотрела на меня.

-Домой? – спросила я.

Нет пока домой мне совсем не хотелось. Я даже обрадовалась, что щенок не обратив внимания на мои слова, потянул меня дальше.

Медленно прогуливаясь, я пыталась решить мучающую меня загадку. Что это было сегодня ночью? В том, что это был сон, я не сомневалась, проснулась я в том, в чем ложилась спать. Но мои ощущения были столь реальны, что напрашивался вопрос, не Тэль ли в очередной раз постарался? Или этот сон посетил меня как отголосок моих желаний? И в том и в другом случае я не представляла как смогу смотреть ему в глаза без того чтоб не вспоминать о его теле, руках, губах. Да и вообще как вести теперь себя с ним? Как с любовником? Так вроде он не любовник! О, а чем я думаю? Может спросить напрямик? Так разве он ответит? Наверное, как всегда смутит меня еще больше встречным вопросом. Нет, такого удовольствия я ему доставлять не собираюсь. Я терялась, что предпринять и тянула время. Впервые мне не хотелось домой, мы с Левиком углублялись все дальше во дворы, и я ни как не могла заставить себя повернуть обратно.

И тут неприятное ощущение накрыло меня волной. Дыхание сперло. Что-то темное надвигалось на меня с неотвратимостью смерча. Казалось, что еще минута и меня засосет в воронку, из которой не будет выхода. Моя интуиция взорвалась и кричала - беги! Чей-то злой ненавидящий взгляд буравил спину. Казалось, что сама тьма пришла за мной, и сейчас утянет в свои бездонные глубины. Пытаясь сопротивляться, я старалась успокоить себя. Замерев на мгновенье, и прикрыв глаза, я сделала глубокий вдох, а потом сосчитала до десяти. Обычно это помогало справиться с приступом паники. Вот и сейчас помогло взять себя в руки. Открыв глаза, я огляделась. На первый взгляд не было ничего странного. Только что вокруг не души. Ну, в принципе это и понятно кому надо в восемь утра, в воскресенье тащиться на улицу? Вдалеке слышался лай собак, но ни их самих не их владельцев видно не было. И все же что-то беспокоило меня. И тут я поняла! Ветер! Постоянный Питерский ветер вдруг стих, вот только что он нещадно трепал и кружил снежинки, и вдруг все замерло. Казалось, что я нахожусь в замкнутом пространстве. Как будто на меня одели купол. Я видела, как невдалеке все еще шел снег, но на меня не попадало не единой капли влаги. И тут я испугалась по-настоящему. Паника поглотила все мое существо, лишая способности ясно мыслить. Подхватив Левика на руки я выпрямилась и нос к носу столкнулась со стариком. Может когда-то он и был высоким, но теперь под гнетом времени его тело сгорбилось, и он казался не выше меня. Я никак не могла понять откуда он вообще взялся? Нагибаясь к щенку я точно помнила что рядом никого не было. Мы находились на довольно открытом пространстве, и так быстро и незаметно подойти он просто не мог. Казалось он материализовалася прямо из воздуха. Я встала как вкопанная. От мужчины веяло тьмой.

Старец оценивающе, нагло осматривал меня. Я же отмерла и также смотрела на него.

Полушубок с длинным и пушистым мехом одетый на скрюченный торс, и худенькое ножки в серых обтягивающих брюках, придавал ему карикатурный вид. Кожа на лице была сморщена и усыпана коричневыми пятнами, отчетливо видимыми в слабом освещении фонаря. Его живые полные силы черные глаза и быстрые ловкие движения наводили на мысль, что он не так стар, как кажется. Его взгляд пугал до дрожи. Желание убежать не отпускало меня.

-Кто вы?

Его рот растянулся в дикой улыбке. Губ, казалось, это лицо не предусматривало, только на удавление белые ровные зубы сверкнули в электрическом свете.

-О Софи, наконец, мы встретились. – Достаточно молодым голосом для столь почтенного возраста проговорил незнакомец.

Только что-то меня эта встреча совсем не радовала.

-Не волнуйся, я не собираюсь причинять тебе вреда. Мне нужно чтобы ты просто выслушала меня.

И этот туда же! Да что за мания, сначала напугать до потери сознания, а потом утверждать, что меня никто трогать не собирается?

-Я спишу, и мне некогда слушать вас!

-А ты строптива! – Все с той же улыбкой сказал он.

-Я побеспокоил тебя из-за твоего гостя. Ты знаешь, кого приняла в свой дом?

Он помолчал, наблюдая за мной, и не успела я ответить, продолжил:

-Вижу, что нет. Иначе твоя реакция была бы иной.

Я не хотела его слушать, но иного выбора не было, казалось, что мои ноги вросли в землю и слушать хозяйку не хотят.

- Он сказал тебе кто он?

-Да сказал, но вас это не должно касаться!

Ответила я и опять попыталась дернуться. Казалось, что меня сковал холод, тело совсем перестало слушаться. Я с ужасом поняла - это старик обездвижил меня.

-Мне как-то не вериться, что он открыл тебе кем, был его отец! Будь это так ты бежала бы от него за тридевять земель.

-Мне это не важно! Отпустите же меня, наконец!

-Отпущу, только когда ты выслушаешь меня!

Я поняла, что сопротивление бесполезно. И хоть страх успел проникнуть во все уголки моего сознания, я с каким-то упрямством старалась не показывать его.

-Говорите быстрее!

-Тениэль родился несколько столетий назад, от союза простой человеческой женщины с демоном разврата. Когда отец нашел его и привел в свой мир, Тениэль получил все, о чем только мог мечтать, но этого ему оказалось мало, он захотел власти и восстал против отца! За что и лишен был силы!

-Я не верю вам!

Но старик, как будто не слыша меня, продолжал:

- А знаешь, чем питаются демоны? Нет, ты даже не думала об этом. Обо всех не стану говорить это долго. Но вот, например демон разврата кем и является Тениэль, питается сексуальной энергией жертвы.

Я не хотела слушать этот бред сумасшедшего, но на меня как чары навели, я по-прежнему не могла двинуться. Его голос доходил, словно из далека. Пелена страха стояла перед глазами.

-Сейчас Тениэль слаб, и ему не нужно столько силы как раньше, но как только ты выпустишь на волю то, что скрыто в сердце статуэтки он вновь обретет все, что потерял. А это огромная мощь и она будет требовать пищи! А это жизни. Хочешь знать, сколько нужно демону, что бы насытить свой аппетит? Несколько женщин за ночь или одна жизнь. Как думаешь, что выберет твой Тэль, взять понемногу у нескольких? Нет, он, как и раньше предпочтет одну жизнь! По вашим человеческим меркам он монстр! У которого нет души, о которой вы все так печетесь. Для демонов же вы все пища и их не интересует ваше мнение о них. Тебе же не интересно, что думала о тебе корова, мясо которой ты ешь? У каждого демона свое меню, одни питаются войной другие страданиями, а твой Тэль убивает любя! Сможешь ли ты жить дальше, и спокойно спать по ночам зная, что может именно в ту ночь по твоей вине погибает очередная женщина.

-Наглый подлый лгун! Ты все врешь! Я не верю тебе.

У меня начиналась истерика. Тело сотрясала дрожь, и вдруг откуда-то взялись силы скинуть наваждение и вырваться от этого страшного человека.

Я бежала от него.

- Подумай о них. - Кричал мне в след старик

Это не правда! – билось в голове.

Старик рассмеялся громким противным смехом. Не знаю, что привело его в такое веселье, но мне от этого смеха стало еще более жутко.

Я не верила не единому сказанному им слову. Я знала, что Тэль не такой! я неслась к своему дому, так как будто от этого зависела моя жизнь.

Влетев в квартиру и захлопнув за собой дверь, я привалилась к стене в прихожей. Дыхание с шумом вырывалось из груди, сердце колотилось, так, как будто готово было выпрыгнуть. Из глаз водопадом текли слезы.

-Софи что случилось – вышел в прихожую на шум Тэль.

-Там… - Вдох выдох опять вдох - Там…

Я не могла говорить, мне не хватало воздуха, тело сотрясала дрожь.

-Что так напугало тебя?

- там на улице… Он.

Первым делом Тэль вытащил собаку из моих онемевших пальцев и поставил на пол. А затем обнял. Оказавшись в кольце его рук я почувствовала себя защищенной. Все еще всхлипывая, я доверчиво прижалась к нему.

-Успокойся ты со мной! Тут тебя ни кто не тронет! Я не позволю, чтоб с тобой, что-либо случилось.

_________________



Глава 15

Все еще всхлипывая, я доверчиво прижималась к Тэлю, и мертвой хваткой сжимала в руках лацканы его махрового халата. В тот момент ни что на свете не способно было оторвать меня от него. Только немного успокоившись я наконец осознала, интимность этого момента! И готова была продолжать плакать без конца, только бы он не разжимал объятий.

-Все хорошо малышка. Ты со мной.

Его голос оказал на меня гипнотическое действие, и пережитый неконтролируемый ужас, трансформировался в такое же неконтролируемое желание. Я уткнулась лицом в его все еще влажную после душа грудь. Его запах впервые окутал меня. От него пахло свежестью и кремом после бритья, а еще ели уловимо через все это прорывался его собственный чувственный и манящий аромат. Мне до боли хотелось провести языком по груди, которая находилась так близко от меня. Почувствовать ее вкус, но пока еще я не была готова столь явно продемонстрировать свои желания, боясь насмешки с его стороны. Единственное что я могла себе позволить - невзначай потереться щекой. Его пальцы вдавились в мою спину. Уже смелее я повторила, и тут же почувствовала, как он вздрогнул. Это вдохновило меня на более смелые действия. Я лизнула его яремную впадину. Тэль не останавливал меня, и мой язычок поскользил вниз, но к своему сожалению я почувствовала только солоноватый привкус от моих слез. Как же я была зла на воду которая унесла его собственный вкус не оставив мне ничего. Тэль казалось замер, и ждал, что я сделаю дальше. Я же чуть раскрыла халат и увидела на его груди коричневые идеальной формы соски. Не в силах противостоять соблазну, припала к ним губами. Его стон потряс меня, и воодушевил на дальнейшие действия. Этот стон как ласка прошелся по моей спине и вызвал жар внизу живота. Просунув руки под халат, я провела ладонями по его шелковистой коже. Мои руки медленно ползли, вниз повторяя очертания его фигуры. От моего движения легкий узел развязался, и края ткани разошлись в разные стороны. Я тут же приникла к этому божественному обнаженному телу своим. Я жалела, что все еще находилась в пальто. Отчаянно хотелось, как в во сне ощущать прикосновение своей кожи к его. От моих несмелых ласк мускулистая грудь Тэля вздымалась вверх и резко опадала вниз. Было странно чувствовать свою власть над ним. Я была полностью одета, тогда как на нем только раскрытый халат. Не прерывая ласки я коснулась его упругих ягодиц, и тут же почувствовала как руки Тэля пришли в движение. зарывшись в мои волосы он отклонил мою голову назад и посмотрел на меня долгим нежным взглядом. Его гласа предрассветного неба горели желанием. И это поразило меня. Все было как во сне, и даже цвет глаз такой же.

-Софи - его стон прозвучал для меня музыкой.

Несколько мгновений мы просто молчали, ни силах что–либо сказать друг другу. Я уже успела испугаться, что он оттолкнет меня и обругает как напроказничавшую школьницу. Но нет, по лицу Тэля прошла судорога и, издав тихий стон он, наконец, склонился ко мне. Сначала его губы прошлись прямо там, где еще не высохла дорожка от слез, как будто забирая все, то плохое, что случилось сегодня, на себя. И только затем накрыли мои полуоткрытые губы. Даже не знаю с чем сравнить тот наш первый поцелуй. Бесконечно нежный и томительный в начале, обещающий в середине и подчиняющий в конце. То, что было во сне не в какое сравнение не шло с тем, что происходило наяву. Казалось, прошла вечность прежде чем он отстранился от моих губ, для того чтобы начать ласкать изгиб моей шеи.

Он расстегнул пальто и раскрыл ворот кофточки. Моя грудь налилась и заныла в ожидании его ласк. Я мечтала о том, чтоб он прикоснулся к ней, но он не торопился. Казалось что он, так же как и я наслаждается исследованием каждого сантиметра моей кожи. Я даже не заметила когда, Тэль успел расстегнуть все маленькие пуговички на моей блузке. И только почувствовала как его губы, наконец, втянули вершину моей груди. Ооо! мне казалась что ощущения, накрывшие меня сейчас, разорвут мое трепещущее тело на кусочки. Все во мне скручивалось в тугую спираль. Казалось бы куда туже? Но она все скручивалась и скручивалась, грозя в определенный момент раскрутиться, разорвав меня на части. Я вцепилась в его волосы, пытаясь оттянуть его лицо от своей груди, и в тоже время выгнула спину не давая оторваться от меня. Он не обратил на это никакого внимания и только еще яростней ласкал меня, одновременно возясь с застежкой моих джинсов. Прошла еще минута, а может бесконечность, прежде чем я почувствовала, как мои брюки поползли вниз. Его горячий язык переместился на мой живот, а руки продолжали стягивать мешающую ему вещь. Я даже не думала ему мешать. Я молилась, чтоб его язык и губы не прекращали своего пути. Я вцепилась в его плечи, боясь, что ноги от слабости подогнутся и я упаду. Он на мгновение отстранился, рассматривая треугольник светлых волос. Его руки обхватили мои бедра и потянули их в разные стороны, заставляя меня открыться еще больше. Для меня отсутствовали посторонние звуки. Мы с ним были одни во всей вселенной и то, что он делал, было единственно правильным. Я не стесняясь чуть развела ноги в стороны, позволяя его взгляду проникать во все тайники моего тела. В свою же очередь горя желанием все то же проделать с ним, но пока он не позволял мне этого, и я подчинялась. Там глубине волос все горело и молило о его прикосновении.

-Я мечтал попробовать какая ты на вкус. – Донеслись до моего сознания его слова.

Я поняла их смысл только тогда, когда его язык проник в самые потаенные складочки скрытые светлыми волосами. А потом его губы захватили и втянули в себя маленький бугорок прикрытый плотью. То чем в это время занимался его язык, привело меня на край. Уже не в силах сдерживаться я закричала и вдавила в его плечи свои длинные ногти. Судороги накрывали меня волнами, еще не успевала схлынуть одна как за ней тут же шла вторая и так далее. С каждой я слабела все больше и больше, и вот, наконец, мои ноги все же подогнулись и я начала сползать по стеночке вниз. Тэль успел среагировать и, подхватив меня на руки, понес к дивану.

_________________



Всем моим телом завладела сладостная истома. Прикрыв веки, и блаженно развалившись в его постели, сохранившей для меня сладостный запах мужчины, не испорченный ни гелем для душа, ни лосьоном после бритья. Все мысли были о человеке, несколько минут назад осторожно снявшем с меня обувь и остатки одежды, а затем заботливо укутавшем в одеяло. Он вышел, и до меня донесся звук открывшейся двери в уборную, потом под напором побежала вода. Зачем ему опять мыться? Ведь когда я пришла с прогулки, он был все еще влажный после душа? Но отбросив все вопросы, я ждала, когда Тэль вернется и заберет меня в свои горячие объятья. За не имением большего я обняла подушку, хранящую его запах и уткнулась в нее лицом, вдыхая приятный чуть терпкий аромат. Здесь все было пропитано им, и этот запах сводил меня с ума, возбуждая обоняние.

Тэль. Смакуя, словно пробуя на вкус, я повторяла его имя, все еще не веря в то, что произошло - Тениэль. Тэль. Любимый. Мой и только мой. Я не могла представить себе, что после того как мы были вместе, он сможет уйти к другой. Он стал моим. Моим мужчиной, моим любимым. Целиком и полностью принадлежащим мне. Внутри все пело, замирало и трепетало в ожидании.

Я представляла, как он входит в комнату. Его гордая осанка мощный разворот плеч и мягкая и в тоже время хищная поступь, напоминающая мне, барса подкрадывающегося к своей добыче, только его добыча ни в коем случае не собиралась убегать. Его глаза, светящиеся теплом и нежностью. О боже мое тело опять напряглось в предвкушении. И в который раз я с наслаждением вдохнула его запах.

-Тэль – мой стон раздался в тишине комнаты.

В тот момент мне казалась, что целый мир заключен в одном этом имени. Да не только мир, вся вселенная. Все мое существо стремилось к этому мужчине, каждая клеточка трепетала от его голоса, каждый нерв был натянут, когда он был рядом.

Нежась в его постели, я ощущала себя счастливой. Вернее почти счастливой мне не хватало ощущать его кожу, его губы, его руки на себе. Безумно хотелось вновь оживать и умирать от его ласк. Хотелось обвить Тениэля своим телом словно плющом, и продолжить то что мы начали в прихожей.

В ожидании МОЕГО мужчины я целиком отдалась сладким воспоминаниям. С каждой минутой память открывала все больше подробностей, от которых мои щеки горели, а тело трепетало. Я ущипнула себя за палец и с радостью почувствовала боль, говорящую, что все это было наяву. Потребность прижаться к нему была непереносимой, но я сдерживала свои порывы, не врываться же мне в ванную? Хотя…

Тениэль, наконец, вышел и разом оборвал мои меты о совместном душе! Но вопреки моим ожиданием, его легкие еле слышные шаги удалились в сторону кухни. Я даже разозлилась. Что ему нужно там, если я здесь?! Послышалось звяканье посуды, стук дверец на кухонной мебели. Затем на несколько минут все затихло.

И даже не зная, почему именно в тот момент, пришло воспоминание о противном старике. Его ядовитые слова вновь наполнили мою душу болью. Как сказать Тэлю о нем я не знала. Да что сказать?

Тэль мне тут сказали что ты демон, высасывающий во время секса жизнь? – нет, звучит глупо. Да и был у нас только что секс, не до конца конечно, но все равно… Я ведь жива? Да некая слабость присутствует, но я ведь не знаю как должна чувствовать себя женщина только что, изведавшая ласки любовника. Я ни верила, ни единому слову старика. Будь Тениэль действительно демоном, разве мог бы он так бесконечно нежно смотреть на свою жертву? Конечно, нет! Ведь он больше отдавал, чем брал. Дарил, но не получал ничего в замен. И тут еще одна деталь всплыла в моей памяти: старик сказал - все демоны бездушные существа! Но взгляд, которым одарил меня Тэль, перед нашим поцелуем, опровергал заявление незнакомца. В том взгляде было все нежность страдание и не побоюсь этого слова любовь.Да, у Тэниэля была душа, и я видела ее сегодня: в выражении ласкающих глаз, в нежных утешающих объятиях, в движениях, полных еле сдерживаемой страсти! Нет Тэль не демон. Старик все соврал, для того чтоб смутить меня! Глупый, он думал, что я после его слов откажусь помочь Тениэлю. Не будет этого!

-Софи кого ты собралась убить? Не меня ли? – послышался мягкий баритон.

Углубившись в свои мысли, я даже не заметила, как Тэль вошел в комнату. И сейчас рассеяно наблюдала за его походкой удивительно легкой для такого массивного тела. В руках он держал поднос с двумя аппетитными булочками и парой чашек заварного кофе, терпкий насыщенный аромат которого щекотал мое обаяние. В животе заурчало напоминая что сегодня я еще ничего не ела, и вдохнув аппетитный запах я простила Тэлю его долгое отсутствие. Любовь и ласки конечно хорошо, но это может и подождать.

Улыбнувшись, приветствуя возвращение мужчины, я привстала, прикрываясь одеялом. Конечно, это глупо прикрывать то, что он уже видел, но скромность пока победила.

-Прекрасной принцессе кофе в постель.- Его лицо осветила ответная улыбка, а глаза продолжали светиться фиолетовым цветом, таким же теплым, как и в моих грезах. Да за один такой взгляд я была готова жизнь отдать. Тениэль был безумно красив.

И он был мой! Я недоумевала, чем же заслужила такое счастье. То что он отвечает мне взаимностью я видела в его глазах в его улыбке в голосе, который ласкал меня не хуже его рук. В том как он произносил мое имя с придыханием и нежностью.

-Спасибо за кофе.

Обернувшись одеялом на манер тоги, я присела перед журнальным столиком.

-Софи что случилось сегодня утром на улице? – Уже серьезно спросил Тэль.

Я замерла и поджала губы. С чего начать? И как рассказать обо всем том, что мне наговорил этот старик?! мой взгляд ушел в сторону от сидевшего рядом мужчины и наткнулся на часы. Неужели прошел только час - удивилась я. Казалось что жизнь, лежит между той девушкой, что вся дрожа ворвалась в эту квартиру, и этой почти обнаженной, мирно беседующей в одной кровати с мужчиной?

-Софи не молчи, пожалуйста! – Оторвал меня от моих не туда забредших мыслей Тэль. Казалось что мое сознание не хочет возвращаться в тот ужас который я пережила и всячески старается увести меня от этой темы

Наконец, собравшись с духом, я смогла пересказать злоключения этого утра. Я ожидала, что Тениэль рассмеется над бреднями незнакомца, но он лишь нахмурившись, молчал. Это все больше начинало беспокоить меня.

-Тэль ты знаешь, кто это был?- спросила я, а сердце почему-то сжалось и пропустило удар в ожидании его ответа.

-Кажется, знаю.

-Кто?

-Один из слуг моего отца.

Слово слуга показалось странным. В России давно не было слуг. Мы всегда прикрывались названиями - наемный работник, домработница, уборщица, но ни в коем случае не слуга. Слуга в моем понимании это что-то низшее безликое и бессловесное. Неужели где-то еще сохранилось само это слово и понятие?

Пока Тениэль раздумывал над моим рассказом, между нами повисло тягостное молчание. Я удивилась, заметив как его глаза поменяли цвет на красный. Рассеяно попивая кофе и жуя булочку, я впервые задумалась над этим фактом. И даже заметила закономерности: красными как будто в них горело пламя, они становились, когда что-то злило Тэля, холодными голубыми льдинками, когда он был спокоен, и теплыми ласкающими фиолетовыми только лишь раз и то в минуту нежности ко мне. Это открытие подняло настроение и дало уверенность в том, что все же есть у него ко мне чувства, пусть и не такие сильные, как у меня, но это дело времени! Я была уверенна, что он полюбит меня, так же как и я его.

-Почему ты не спрашиваешь, правда ли все это? – Вдруг спросил он.

-Потому что я не верю во всю эту чушь, я верю тебе! Ты ведь не обманывал меня?

-Нет - И он твердо посмотрел мне в глаза, в тот момент последнее сомнение оставило меня.

-Я рада, что все это вымыслы больной головы! – Улыбнулась я в ответ.

-А если бы, это было не так, если бы все что он сказал, оказалось правдой? Что бы ты сделала?

-Так это правда? – пискнула, испугавшись, я

-Нет. Просто мне интересно, что бы ты сделала? – его игривый то снял напряжение, возникшее между нами.

-Поменяла бы имя на Баффи, узнала бы как тебя убить и прокравшись ночью, сделала бы это черное дело. – Зловещим голосом проговорила я.

-Ночь это время демонов, насколько мне известно. – Поддержал игру Тэль.

Я, сделав вид, что расстроилась, проговорила:

- Ну, а ты днем не спишь! Что же остается бедной охотнице на демонов?

-Да не сплю тяжело тебе со мной! – Улыбнулся Тэль мне в ответ, но затем его взгляд стал опять очень серьезен – Софи, если в следующий раз почувствуешь нечто подобное сразу беги домой, и хоть я уверен, что старик ничего сделать тебе не может, все же беспокоюсь за тебя. И еще давай теперь с собакой буду гулять я, в целях осторожности.

-Ну, если ты считаешь что так будет лучше, то я не против. – Улыбнулась я.

-Софи мне сейчас нужно уйти, а ты сегодня не выходи из дома.

-Это арест?

-Нет, конечно, это забота о тебе!

Я расстроилась, от того что он опять уходит, но вида постаралась не показать.

-Поцелуй меня! – попросила я.

Мне хотелось опять ощутить вкус его поцелуя.

-Не сейчас Софи!

И видя мое огорчение, добавил.

-Иначе я до вечера не смогу уйти от тебя.

Когда за ним закрылась входная дверь, я остро ощутила, как без него осиротела моя квартира. Да что квартира он ушел и забрал с собой часть меня. И хоть неприятные воспоминания все еще пытались завладеть мной, я гнала их прочь, не позволяя себе усомниться в словах Тэля.

_________________



Тениэль был зол и, в первую очередь, на себя. Он не смог совладать с искушением и пригубил из чаши, этим еще больше раззадорив не только демона в глубине своей сущности, но и са-мого себя. Что помогло ему остановиться и не испить до дна, он не знал.

Сегодня он впервые сбежал. Только это не помогло, вкус Софи до сих пор кружил голову и будоражил кровь. А демон внутри подбадривал, нашептывал на ухо, почуяв слабинку.

«Она наш-ша, вос-сьми ее, накорми нас-с… Вос-сьми ее, вос-сьми… Утоли наш-шу жаж-ду. Она готова. Вос-сьми ее…» - внушал коварный голос, не дававший Тениелю покоя ни днем, ни ночью.

Тэль сопротивлялся. В попытке заглушить ее чистый, ни с чем несравнимый аромат дру-гим запахом, он познакомился с очередной девушкой. Однако ничего хорошего из этого не получилось, - не только Тэль, но и вечно голодный демон внутри, - оба с презрением отвергли ту, другую. Она была не Софи. Запах новой знакомой отталкивал и казался тошнотворным.

Тэль всерьез обеспокоился тем, что если он пойдет на поводу своих желаний в от-ношении Софи, то ему придется искать другую видящую, а на это уже не было времени. Следующая подобная ночь будет только через десять лет, а в положении Тэля это долгий срок. За это время отец сможет найти его и вернуть в опостылевшую темницу. Тениэль должен выстоять. И он выстоит, чего бы это ему не стоило.

Вся беда в том, - размышлял мужчина, - что впервые за долгое время его собственное желание и желание демона совпали. Они оба хотели и не могли получить желаемое. Может, поэтому видящая и была так сладка для них обоих. Других объяснений чувствам, полностью захватившим его, Тэль не находил. И теперь мужчине приходилось преодолевать не только жажду демона, живущего в нем, но и свои чаяния, а это грозило закончиться срывом.

Дурацкое условие освобождения из заточения было последней издевкой отца над поверженным сыном. Старый извращенец специально придумал его, прекрасно зная о демонической составляющей натуры Тэля. При мысли об этом мужчину окатила волна бессильной ярости. «И только непорочная дева сможет вернуть тебе силу!» – Гремел в ушах сочащийся ядом голос отца.

Поначалу Тэль недоумевал, чем Софи так привлекает его. В ней вроде не было ничего особенного. Тениель знал девушек и покрасивее, и пофигуристее, но ни одна из них не смогла затронуть его холодное сердце. Чем же смогла зацепить его Софи? Что привлекало демона, Тэль знал. Едва только он в демонической ипостаси проник в сон Софи, его второе «я» в тот же момент по-чувствовало в девушке вкусную жертву, будучи уже не в силах отказаться от легкой добычи.

Но даже для вечно голодного существа, живущего в мужчине, видящая не была очередной пищей! Может, дело действительно в ее недоступности?

Что-то кольнуло в его сердце уже тогда, когда Тениэль увидел девушку впервые. Запертый в портрете и медленно сходящий с сума от бессильной злобы, Тэль наблюдал из века в век, как меняется жизнь, не имея возможности быть ее участником. Мучиться от неутолимого голода, ви-дя перед собой молодых и не очень женщин, которые могли бы насытить его, знать, что враг наслаждается жизнью и ведает о его страданиях, - вот то наказание, которому подверг Тениэля отец. Лучше бы убил. Тэль вспомнил, с каким наслаждением тот, злобно скалясь, расписывал заклю-ченному в картину узнику его будущее. Наверное, впервые отец не соврал.

И только через несколько сотен лет появилась Софи, как луч надежды в его пародии на жизнь. Тэль до сих пор помнил, как увидел ее впервые. Еще не девушка, но уже и не ребенок, она задумчиво стояла перед портретом и смотрела прямо ему в глаза. Девочка была тоненькой и угло-ватой, ее светлые волосы были забраны в хвост, а бирюзовые глаза светились знанием. Тэль на миг растерялся от ее пронизывающего взгляда, чего за собой никогда не замечал. Но вот девочка исчезла, и Тэлю показалось, что она была всего лишь миражом.

Когда она появилась у портрета на следующий день, он осознал, что девочка – не плод его фантазий. Свет все также присутствовал в ней, и Тэль с нарастающим восторгом понял, что он означает. Ее звали Софи. В ту ночь он впервые явился к ней во сне. Только открытая к получению информации видящая могла увидеть его, и она увидела.

Несколько дней Тэль размышлял, как лучше действовать. Что делать: соблазнить ребенка или напугать, подсказав требуемое от нее действие? Остановившись на последнем, он раз за разом прокрадывался как вор в ее сон, в обличье своей второй сущности. Демон в нем чувствовал ужас Софи, видел ее бег вдоль коридора, придуманного им. Противостояние с девочкой длилось, выматывая Тэля, но он не сдавался, ведь она была единственным шансом, и другого такого могло не представиться еще несколько столетий.

В тот момент, когда дверь темницы сломалась, демон внутри него очнулся и начал молить о пище, сначала слабо, а затем все настойчивей, пытаясь заставить Тэля утолить мучивший его голод. Почуяв запах добычи, демон уже не мог остановиться. В тот момент казалось, что голова разрывается надвое, - демон кричал: «Отдай мне мое!», а разум увещевал: «Нельзя!», - и Тэлю стоило огромных трудов пройти мимо лежащей в обмороке девушки.

Выйдя на улицу, Тэль впервые за триста лет почувствовал триумф над отцом.

Ты свободен! – кричала каждая клеточка его тела, и он с наслаждением и в каком-то полу-безумном упоении вдыхал свежий воздух свободы.

Будучи заключенным в картину, Тэль знал, что за ее пределами жизнь течет, преображаясь. Он видел это по постепенно меняющимся нарядам дам и их кавалеров, но то, что он мог узреть сквозь стекло своей темницы, было крохами по сравнению с реальностью. Мужчина был ошеломлен увиденными им изменениями, и ему потребовалось некоторое время для того, чтобы понять и принять новый непривычный ему ритм и уклад жизни. Казалось, что с увеличением скорости пе-редвижения увеличился и темп бытия людей. Все куда-то спешили, только Тениэль неторопливо вкушал и оценивал все достоинства современной жизни, и одновременно искал статуэтку. День-ги не были для него проблемой, - проникая в мысли людей, Тэль выигрывал в карточных играх, но это были мелочи, и потому одно время основным источником его дохода стала игра в рулетку. Силой своей мысли он мог остановить шарик там, где ему хотелось. Однако вскоре игры наскучили его изысканной сложной натуре, и мужчина окунулся в мир бизнеса, выгодно вложив деньги в производство, оказавшееся прибыльным. На данный момент Тэль не мог бы пожаловаться на тощий кошелек, потому как с финансовой точки зрения был материально обеспечен.

Тениэлю категорически не нравились крохотные норки-квартирки, в которых теперь пред-почитали жить люди. Поэтому он приобрел огромное разрушенное поместье, некогда принадле-жащее ему, и теперь занимался его восстановлением. Именно там мужчина и спрятал статуэтку, в которой была заключена его основная сила.

Все время, ушедшее на благоустройство в современном мире, Тэль постоянно держал жизнь Софи в зоне своего внимания, но опасался приближаться к ней, так как сидящий внутри демон каждый раз вскипал от жажды. И только крайняя необходимость заставила Тениэля снова войти в жизнь девушки и, тем более, поселиться с ней под одной крышей. Софи взрослела, меняясь внешне и внутренне, и Тэль опасался, что грандиозный замысел полетит насмарку, если вдруг какой-нибудь ухажерчик вдруг сведет на нет его старания. Поэтому, когда на горизонте Софи замаячил перспективный кавалер, Тэниэль решил избавиться от нового знакомого девушки, пере-страховавшись на всякий случай.

И в тоже время Тэль ни на минуту не забывал о своей ненависти и жажде мести, испепе-лившей его душу дотла. Он ненавидел отца так, как никого и никогда в своей долгой жизни.

Тениэлю вспомнилось время, когда им владели обратные чувства.



Все чаще Тениель покидал замок отца с его молчаливого одобрения, уходя на охоту в одиночку. Юноша упивался вседозволенностью, а демон полностью поглотил его, с сытой отрыжкой позволяя узнавать пределы своей силы. Например, Тэль научился летать, с удовольствием паря в ночном небе, его раны заживали мгновенно, а всего лишь усилием мысли он мог прочитать мысли любого человека или вызвать его удушье. Человеческая часть Тениеля слабела с каждый днем.

Все это длилось до тех пор, пока Тэль не встретил девушку. Ее звали Мари, она была дочерью приходского священника.

Раскормленный демон стал капризным, и требовал особенной добычи и изысканной охоты. Поэтому однажды Тениель, выбравшись в город к воскресной мессе, стоял недалеко от церкви, наблюдая за выходившими прихожанами. Среди божьей паствы были весьма аппетитные женские экземплярчики, при виде которых демон начал плотоядно облизываться и принюхиваться. И чем недоступнее казалась добыча, тем больший интерес состоял в том, чтобы соблазнить ее. Но в любом случае, исход всегда был одинаков – ни одна жертва еще не устояла перед сыном демона разврата и похоти.

И вдруг Тэль увидел ее. Это было, наверное, затмение. Сразу и бесповоротно девушка вошла в его мысли. Если у юноши когда-либо были сердце и душа, то теперь они целиком и полностью принадлежали ей. Тениель боготворил невинное создание. Мари была настолько чиста в своих помыслах, что он просто не смог коснуться ее своим развращенным дыханием. Он долго наблюдал за ней издалека, не смея приблизиться. Девушка напоминала ему цветок, такая же нежная и ранимая. Изящный стройный стан, глаза небесной лазури, белокурые волосы и кроткая улыбка – все это пленило Тэля, и он не заметил, как всерьез увлекся ею. Боясь приблизиться к Мари, он любовался ею со стороны. И в то же время юноша берег девушку от отца как зеницу ока, но Дениэль все же прознал о его тайне и наказал сына за слабость.

Просто соблазнить девушку Дениэлю показалось мало, и он привез ее в замок как напоминание Тэлю о глупости, которую тот себе позволил. «Нельзя ставить чувства превыше своей сущности» - поучал он сына, едва тот появился в замке, но Тэль забыл об этой истине и теперь сходил с ума, видя, как Мари унижалась перед отцом, вымаливая ласки. Девушка осталась жить в замке в выделенной ей комнате. Она забыла свой родной дом и родителей, и тенью преследуя Дениеля, по-собачьи преданно заглядывала в его глаза.

Ярость кипела в юноше, порождая ненависть. Но он не смел открыто признаться отцу в своих чувствах, это означало бы признать свою слабость.

Однажды во время ужина в столовой во время смены блюд Дениель вдруг мягко спросил у девушки:

-Мари, ты хочешь получить меня сегодня?

Тэль увидел, как глаза девушки загорелись.

-Да, господин.

Тениэль с силой сжал вилку и даже не заметил, как она сломалась в его руке.

-Мой сын тоже хочет тебя.

За столом повисло неловкое молчание. А Дениэль самодовольно продолжил:

-Доставь сначала удовольствие ему, а я посмотрю, чему ты научилась.

Девушка вздрогнула, и ее некогда гордо развернутые плечи опустились. С угасшим взором она, обреченно вздохнув, поднялась со стула. Казалось, что она усохла за те несколько месяцев, что находилась в замке.

Отец в это время лениво потягивал вино из высокого кубка, наблюдая за разворачивающимся спектаклем. Девушка нерешительно подошла к Тэлю и как заправская шлюха опустилась на колени. Тэль почувствовал, как завязки его штанов начали развязывать проворные пальчики. Его затошнило. Выскочив из-за стола, он ринулся к выходу из столовой.

На следующий вечер все повторилось сначала.

На этот раз, после предолжения Дениеля девушка стала умолять Тэля, вцепившись в него руками:

- Пожалуйста, господин! Не уходите. Он опять накажет меня. Я все умею, я все сделаю.

Дениэль из-под полуприкрытых век наслаждался этой сценой, откинувшись на спику высокого стула и все так же попивая красное вино. И юноше на миг показалось, что в бокале не вино, а кровь.

-Будь милосердным, убей ее, - обратился он к отцу.

-Зачем? Она и так уже мертва, - коротко ответил тот, залпом осушив бокал.

Тэль не понял, что имел в виду отец, он был слишком занят тем, чтобы оторвать от себя цепляющуюся девушку, и не задумался над его словами.

А на следубщий день Мари умерла. Тэль видел, как ее бездыханное тело выносили слуги отца, положили в телегу и, накрыв рогожей, повезли прочь со двора.

Забыв, что сам просил отца убить ее, Тэль, не помня себя от бешенства, ринулся в покои Дениэля. Образ Мари стоял перед глазами живым укором.

-Зачем ты убил ее? – Прокричал Тэль, едва завидев отца.

-Я? Я и пальцем ее не тронул. – Совершенно спокойно ответил тот.

-Тогда кто?

- Ребенок.

Тэль опешил:

-Какой ребенок?

-Ну, если тебя при том деле не было, значит мое семя проросло в ней.

- И ты дал им умереть? Обоим?

И тут в голову юноши пришла ужасная мысль:

- И моей матери ты тоже дал умереть? Ведь тогда ты тоже знал, что она… – договорить Тэль не мог, он задыхался от переполнявшей его ненависти.

- Допустим, знал, и что это меняет? Твоя мать не должна была родить тебя. Обычно все заканчивается так же, как стало с Мари. Ребенок убивает мать, прежде чем готов появиться на свет. Конечно, с Мирабелой я промахнулся и узнал обо всем слишком поздно, но кто же мог подумать, что человеческая женщина может столько выдержать.

- Ты жестокое чудовище! - Тэль ощущал себя в кошмаре, но реальность была во стократ страшнее самого страшного кошмара. Вдруг Тэля озарило, что все, кто волею судьбы пересек свои жизни с Дениелем, - все были игрушками в руках злого и бездушного демона. Именно Дениэль и его скука уничтожили дорогого Тэлю человека, - мать, любившую это чудовище до последнего вздоха, и вопреки всему на смерном одре просившую повитуху назвать сына в честь отца.

Тениэлю стало отвратительно его имя, он с удовольствием сменил бы его на другое, стер бы, снял словно одежду. Но это было единственным напоминанием, что осталось от женщины, бескорыстно любившей его. Его матери.

И тут еще одна довольно неприглядная мысль посетила Тэля. От нее холодок прошелся по спине.

Неужели и он когда-нибудь превратится в такое же чудовище, как и его отец? Этот вопрос напугал юношу. Он не хотел этого, и в тоже время что-то подсказывало – да, его природа недалека от природы отца. Демон, сидящий в нем, никуда не исчезнет и будет все время жаждать пищу. И пусть Тэль рос среди людей, очень скоро все человеческое в нем облетит как пожелтевшая листва с деревьев. Оглядываясь назад, он вспомнил лица девушек, которых сам погубил, и понял, что не чувствует к ним ни жалости, ни сострадания. Только одна Мари смогла затронуть струны его души, но она мертва и похоронена вместе с его сердцем, если таковое вообще билось. Тениель больше никогда не допустит, чтобы кто-либо еще смог причинить ему такую боль. И пусть демон, находящийся внутри, со временем завладеет им, для начала Тэль расквитается с тем, кто во всем этом виноват. Он знал, что взбунтоваться против отца - это верная смерть, но даже смерть будет лучше той жизни, которую ему предстояло вести в дальнейшем.

И Тэль ушел, однажды бесследно исчезнув из замка. С этого дня его ничего не связывало с отцом, кроме ненависти и жажды мести.



Тениэлю вспомнилось время, когда им владели обратные чувства



Хотя, по большей части он старался не вспоминать ту пору своей жизни. Постоянное недоедание, пинки и подзатыльники, пренебрежительные взгляды людей, которым были незнакомы такие слова, как голод и холод, - воспоминания не из приятных. Но сейчас, на пронизывающем ветру, эти воспоминания поглотили Тениэля. Сколько было таких взглядов? Сотни? Тысячи?

Но в памяти почему-то всплыл один давний-предавний случай, он особенно запомнился Тэлю, и больно ранил его, хотя и был мимолетным. Слоняясь без дела по центральной улице, Тениель, в ту пору-долговязый парень с миленьким, хотя и худым от вечного недоедания лицом, выиискивал взглядом прилично одетых джентльменов с увесистыми кошельками, и тут его взгляд натолкнулся на девушку. Она стояла у галантерейной лавки и разглядывала витрину, изредка посматривая по сторонам, будто выглядывала знакомое лицо. Девушка была столь прекрасна, что Тэль, не в силах отвести взгляд, буквально приклеился к ней глазами. Хорошенькое свежее личико обрамляли темные кудряшки, пухлые губки девушки были поджаты, а нетерпеливое постукивание туфелькой по земле говорило о том, что она кого-то ожидала. И, увы, конечно, не его. Эта абсурдная мысль вызвала горькую улыбку на лице юноши.

Девушка была богато одета, в платье и шляпке, отделанных кружевом и украшениями, что, несомненно, говорило о принадлежности их владелицы к высшим кругам общества. Вдруг, словно почувствовав его взгляд, незнакомка обернулась в сторону Тениэля и встретилась с ним глазами, а затем, заметив его пристальный интерес, наморщила свой хорошенький носик и, брезгливо окинув взглядом с головы до ног, демонстративно отвернулась, дав понять, что юноша недостоин, лицезреть ее прелестное личико.

Все очарование как рукой сняло, униженная гордость взорвалась в юноше, заставляя покраснеть в смущении. И тогда Тениэль поклялся себе, что обязательно наступит день, и какая-нибудь неприступная и высокомерная девица, похожая на эту надменную незнакомку, будет умолять его о прикосновении и ласке.

И этот день наступил, и правда, даже раньше, чем он надеялся.

В Тэле все больше поднимал голову демон, спавший до этого. Молодой человек не понимал, что с ним творится, и старался не обращать внимания на голод, что просыпался в нем всякий раз, едва взгляд натыкался на хорошенькую женщину. В приступе неконтролируемой дрожи Тениэль с удивлением осознавал, что хочет прикоснуться к незнакомой красотке и, даже мечтает о чем-то большем. Но при мысли об этом рассудок совсем туманился, а сердце колотилось как бешеное.

Однако прелестные искусительницы были не доступны для бедного оборванца с улицы. А дешевые продажные женщины дурно пахли, и у них воняло изо рта. Тэля воротило при мысли том, чтобы лечь в постель с одной из них. Хотя то, на чем он спал, и постелью то назвать было невозможно, так, груда соломы. Меж тем с каждым днем голод Тениэля все возрастал, сводя его с ума. И то был голод особого свойства.

Как – то раз, возвращаясь за полночь в свою лачугу на окраине города, Тэль наткнулся в глухом узком переулке на молодую, еще непотасканную проститутку. Девушка при его приближении замерла, прижавшись к стене дома. Тениэлю показалось, что она ждала именно его. Чувственный к неприятным запахам нос с удивлением уловил чистый аромат стираной одежды и дешевого мыла. Похоже, девушка недавно помылась. Близость ее тела странным образом взволновала юношу, поднимая черную волну в его сознании, застилавшую разум. Демон вырвался на свободу, и юноша, ведомый инстинктом, не понимая, что делает, молча накинулся на свою жертву. Девушка испуганно вскрикнула и начала слабо отбиваться. Но все было бесполезно, - демон, в которого превратился Тэль, не обращал на сопротивление никакого внимания, и, повалив незнакомку на земь, молодой человек начал срывать с нее одежду.



И тут заразительный громкий смех словно окатил его холодной водой, приводя в чувство, а затем раздались редкие четкие хлопки в ладоши. Тениэль внезапно очнулся и увидел перед собой испуганное личико девушки, почти ребенка, с мокрыми от слез щеками. Она хватала ртом воздух как выброшенная на берег рыба. Девушка была немой! И при трезвом взгляде уж точно не походила на проститутку, а, скорее, на насмерть перепуганную девственницу. Тэлю стало мерзко и противно, когда он увидел, что чуть было не натворил.

- Браво! Браво, сын! - послышался голос сзади. Тэль оглянулся и увидел неясный силуэт человека в темноте ночи. В слабом свете луны он не смог разобрать лица незнакомца, только очертания высокой стройной фигуры в тени, прислонившейся к стене дома. Но странное дело - демон внутри юноши вдруг успокоился и замолчал.

Тэль неловко поднялся, вставая с перепуганной девицы и оборачиваясь к незнакомцу. В тот миг он даже не понял, что в его судьбе наступил переломный момент, - юноша впервые повстречался со своим отцом.

-Кто вы такой? – незнакомец, благодаря темноте, казался внушительным и нагонял на Тэля страх.

-Я? – все еще давясь от смеха, воскликнул мужчина.

- И что вы тут увидели смешного?

- О! Я просто немного растерялся, увидев тебя в таком неприглядном виде с этой грязной шлюшкой, - незнакомец говорил с легкой хрипотцой, слегка растягивая слова и продолжая смеяться.

Тэль машинально обернулся назад, но девушки уже и след простыл. С облегчением вздохнув, он опять повернулся к мужчине.

- Итак, к делу. Что вам нужно? – несмотря на трясущиеся поджилки, юноша умудрился сказать это твердо и без тени страха.

- Как я уже сказал, я твой отец, – просмеявшись, объяснил незнакомец.

Тэль многое знал о матери из рассказов Нэни (женщины вырастившей его), но ничего об отце. Нэни лишь раз упомянула о нем, и то когда Тэль своими вопросами совсем замучил пожилую женщину.

«-Твой отец был чудовищем. И хватит об этом. Он не достоин того чтоб о нем говорили. – Оборвала все вопросы Тэля, женщина»

- Ну, да, я потерянный в детстве графский сынок, - язвительно ответил Тэль, - или нет, лучше принц! Не смеши меня, дядя. Знаем мы таких вот: втираетесь в доверие, опаиваете, а потом по пьяному делу оказываешься на утро либо в рекрутах, либо юнгой-шлюхой на вонючем корабле. Так что вали отсюда и не лезь ко мне, сам проживу без папаш.

Действительно, с какой стати Тэлю было верить случайному незнакомому человеку, которого он знал от силы пять минут?

Вместо слов брюнет стремительно приблизился к юноше и взял его за руку. От неожиданности Тениель даже остолбенел. В свете луны он увидел мужчину лет тридцати, одетого не по моде, во все черное. Несмотря на довольно изящное сложение, от него веяло мощью. В его красных глазах танцевало пламя, темные густые брови были сдвинуты на переносице. Большой нос, напоминавший клюв хищной птицы, удивительно гармонично смотрелся на его будто высеченном из камня лице.

А незнакомец, потирая запястье юноши, пристально посмотрел в его глаза, гипнотизируя и удерживая взгляд. Разум Тэля затянуло словно в омут, заволакивая молочной дымкой, и вот перед глазами возникла картинка. Худенький мальчишка и болезненного вида женщиной идут по лугу, собирая травы. Тэль помнил этот луг. Он находился неподалеку от избушки Нэни! И женщина шагавшая рядом с мальчишкой была ему знакома! Краем сознания, Тэль понял, что увидел самого себя и свою приемную мать. Затем следующая картинка: тот же мальчишка, но чуть подросший, убегает от пузатого джентельмена, ловко лавируя среди людей на улице. И опять Тэль понял, что это он сам, с украденным кошельком под рубахой, несется, что есть силы.

А незнакомец меж тем показывал перед внутренним взором Тениеля все новые эпизоды из его жизни.

И вдруг возникла еще одна картинка: небесной красоты девушка в зеленом платье привстает со скамьи в парке и приветливо машет в сторону Тениэля, а затем бежит навстречу. И тут виденье прервалось, исчезнув, уступив место оглушающей черноте лунной летней ночи.

Юноша, ошарашенный увиденным, наверное, целую вечность приходил в себя. А незнакомец меж тем заговорил, и его низкий голос громким колоколом отозвался в голове Тэля:

- Я наблюдал за тобой, мальчик, и должен признать, ты достойный сын своего отца. Поначалу я и не думал, что тебе удастся выжить в мире людей, но вот сейчас смотрю на тебя, и будто вижу свое отражение в зеркале.

- Ладно, допустим, ты мой папаша. И что дальше? - скептически спросил Тэль, наконец, придя в себя. И сам испугался своего сиплого голоса.

- Ничего. Я хочу помочь тебе, и наконец, выполнить отцовский долг.

-А не поздновато? – горько усмехнулся Тэль.

Мужчина на некоторое время замолчал, внимательно разглядывая Тениэля.

- Последнее время ты чувствуешь себя странно, и это тебя пугает. Видишь ли, ты наполовину человек, наполовину демон, и твоя вторая сущность начинает просыпаться. Если ты не научишься мириться и уживаться с нею, то сгоряча натворишь разных дурацких дел, и закончишь жизнь на виселице. Ведь гораздо лучше существовать, умея контролировать то, что живет внутри тебя, не так ли? – окалился в улыбке незнакомец. Впрочем, уже нет, - отец.

И продолжил:

- Твоему демону необходимо хорошенько питаться, а для того, чтоб его накормить, нужна женщина – отец на мгновение запнулся и с ухмылкой продолжил, - или мужчина, но это дело вкуса.

Тэлю было странно слышать его слова, а тот продолжал в точности описывать ощущения, терзавшие юношу в последнее время.

- Мощь демона сделает тебя неуязвимым и всесильным. А я могу научить, как этого добиться. Я покажу тебе иной мир, о котором ты даже предстваления не имел. Ну, так как ты идешь со мной? – в конце своего монолога спросил мужчина.

И Тениэль, не раздумывая, ответил:

– Да!

Ему нечего было терять, а приобрести, судя по словам «отца», он мог многое.

С того дня жизнь юноши кардинально изменилась. Больше Тэлю не приходилось думать о хлебе насущном и мечтать о тепле, всего этого у него теперь было с лихвой.



» Часть 2 Тэль

Вот и следующая глава! И это уже предмет общего творчества моего и LaFam



Человек, назвавший себя отцом Тениеля, отвез его в мрачный темный замок, стоявший на вершине высокой скалы, и упиравшийся шпилями башен в низкое сумрачное небо.

С того дня жизнь юноши кардинально изменилась. Больше Тэлю не приходилось думать о хлебе насущном и мечтать о тепле, всего этого у него теперь было с лихвой.

Вечно дрожащий от страха старичок, обучавший Тэля, при виде Дениэля (так звали отца, как впоследствии узнал юноша) еще больше съеживался и старался слиться с мебелью. Его кожа бледнела, а нижняя губа начинала непроизвольно тряслась. Тэль никогда не интересовался, чем мог так сильно напугать ученого мужа отец, такие вопросы не были приняты, да и не волновали юношу. Старательно постигая грамоту и этикет, а также умение пользоваться столовыми приборами, выросший практически на улице он не привык задавать лишних вопросов. И даже когда старичок исчез, Тэль спокойно воспринял этот факт и продолжил обучение, самостоятельно извлекая полезную информацию из книг и манускриптов.

Окунаясь в мир отца, и познавая уклад его жизни, Тэль все больше недоумевал, зачем тому понадобилось забирать сына с улицы. Мужчина совершенно не проявлял интереса к нему, они встречались только в столовой по противоположным сторонам длинного стола, все остальное время юноша был предоставлен себе.



После исчезновения старика обитателей в замке Дениэля осталось двое: он да сам хозяин.

Слуг Тэль не считал, - молчаливые и угодливые, они напоминали скорее теней, чем существ из плоти и крови.

Единственное, в чем проявлялась забота отца, так это в том, что Тэль иногда находил нужные фолианты у себя в комнате. Отец запретил Тениелю покидать пределы замка, пока тот не овладеет необходимыми познаниями в том, как усмирять демона внутри себя и дружно сосуществовать с ним.

Продуваемый насквозь ветрами, старый угрюмый замок был большим и неуютным, слуги – немыми призрачными тенями, но Тэля это вполне устраивало. Все же это был дом, которого у него никогда не было, а одиночество утоляли книги, ставшие его постоянными и единственными спутниками, учителями и друзьями. И юноша со всем пылом погрузился в чтение.

Поначалу Тэль перечитал все, что только можно узнать об устройстве мира, в котором он прожил, буквально проглатывая содержимое толстенных огромных книг в кожаных переплетах. А затем перешел к изучению старинных рукописных фолиантов, описывающих привычки и повадки обитателей иной, темной стороны реальности. Перелистывая пожелтевшие от времени хрупкие страницы, юноша внимательно изучал иллюстрации и пояснения к ним, написанные кровью. Тогда он впервые узнал, что книги о потустронних обитателях мира написаны так называемыми видящими, - людьми, способными узреть истинную природу демонов, прячущихся внутри оболочки из плоти.

Также он узнал, что вполне может обрести бессмертие, если только будет своевременно подкармливать своего демона. А это означало близкие, очень близкие отношения с противоположным полом. Поначалу юношу выворачивало наизнанку при одной только мысли об этом. Нет, конечно же, он был не против физической близости как всякий нормальный мужчина, но рабская зависимость от своей второй демонической составляющей неимоверно унижала Тениэля.

Однако демон внутри него не дремал, и с каждым днем все увереннее чувствовал себя в теле юноши, заставляя того испытывать адские приступы голода плоти, после которых сознание Тэля отказывалось вспомнить, что он делал.

***

Когда Дениэль, наконец, решил, что Тэль достаточно обучен и обладает необходимыми познаниями, он впервые вызвал сына к себе в покои.

Морозным декабрьским утром они появились в мире людей. В том самом городе, где некогда жил юноша.

Впервые Тениэль оказался среди людей уже не в рваных одеждах и не как вор, а как потенцильный хозяин этих жизней, ведь одной только силой мысли он мог уничтожить любого человечишку. Отец и сын стояли под гигантскими часами у городской ратуши, а толпа текла мимо, даже не подозревая о том, КТО стоит на главной площади города. Власть опьяняла и кружила голову.

Тэль ощущал ее каждой клеточкой тела, и демон внутри него солидарно облизывался, урча, и нервно бил хвостом в нетерпеливом ожидании. Он мог. Мог подчинить себе любую девочку, девушку, женщину и даже старуху, какую только пожелает.

-Эту, – показал отец на темноволосую девушку, спешащую по улице.

Незнакомка была как две капли воды похожа на ту высокомерную богачку, что некогда сначала зачаровала Тениэля, а потом облила его презрением. Возможно, действительно, это была она, но юноша не мог поклясться себе в этом с большей долей вероятности. Тэль все еще помнил брезгливый взгляд, окативший его, и тем сильнее было желание сделать так, чтобы темноволосая незнакомка выпрашивала у него каждую ласку, чтобы молила о прикосновении и униженно выклянчивала поцелуй. И странное дело, Тэль знал, что так оно и будет. Он многому научился за время пребывания в замке отца. Тениэль хотел доказать, что, хотя он и рожден всего лишь женщиной, он достоин своего отца.

Юноша быстрым шагом направился вслед за девушкой.

Первый шаг состоял в том, чтоб проникнуть в мысли жертвы, что Тэль выполнил с блеском. Девушка думала о своем поклоннике, младшем сыне городского главы, а также о том, когда он сделает ей предложение.

Второй шаг заключался в том, что жертва должна была познать вкус желания и ощутить запах плотского влечения. Таким образом, демон пометит свой подарок. Слюна Тениеля содержала своеобразный фермент, действующий на человека как наркотик, и нужно было подобраться к темноволосой незнакомке как можно ближе.

Девушка почти потерялась в толпе, когда Тэль начал охоту. Стремительно врезавшись в гущу людей, он быстро догнал ее, пристроившись за спиной, а потом как бы случайно толкнул незнакомку. Не удержавшись на ногах, она начала падать. Тэль, схватив девушку за руку, дернул ее на себя, тем самым предотвратив падение. С негромким вскриком незнакомка очутилась в его объятьях.

-Камилла, дорогая! – Тениэль сознательно назвал девушку чужим именем, и прижав ее к себе, припал к нежным атласным губам. Демон внутри взвыл от восторга. Но не зря же юноша учился обуздывать его порывы!

Девушка, не ожидавшая подобного натиска, на мгновение замерла, а затем начала неистово отбиваться от наглеца.

Наконец, отпустив незнакомку, Тэль испуганно посмотрел на нее:

- Ой! Извините, мисс, я обознался.

И… получил затрещину.

-Наглец!

Тэль развернулся и быстро ретировался от горящего гневом взгляда, - все, что ему было нужно, он уже сделал.

Третий шаг состоял в том, чтобы проникнуть в сны жертвы. И она уже будет ждать его, распаленная непонятными ей чувствами, жаром в теле и неявным томлением в груди. Вот тогда демон получит свою закуску, наслаждаясь сонной страстью.

И четвертый, завершающий шаг заключался в том, чтобы довести девушку до такого состояния, когда она уже и наяву будет грезить о незнакомце, мечтая о том, чтобы он появился перед ней. Это и будет десертом для второй сущности Тэля.

После случайного поцелуя на улице темноволосая девушка уже была в его руках. А когда Тениель ночью пришел в ее сон, она, не сопротивляясь, бросилась в его объятья. Тэль несколько дней медлил, наслаждаясь невинными ласками с юной девственницей, не спеша переходить к основным действиям. Проснувшийся аппетит бесновавшегося демона, почуявшего добычу, за это время набрал полную силу.

Девушка пала на четвертую ночь. Когда в доме стихли все шумы и погасли свечи, Тэль пробрался к ней в комнату. Бедняжка даже не поняла, что это был уже не сон. Когда последний вздох слетел с ее побелевших губ, демон в Тэле взревел, ликуя. Демон, которого Тэль впервые накормил до отвала.

Юноша был словно пьян. Прежде он никогда не ощущал в себе такой силы. Она перекатывалась по его мышцам, вскипая в крови, играла в нервах всплесками невыносимого наслаждения, и концентрировалась в подушечках пальцев, приятно покалывая кожу. Впервые Тениель смог сам телепортироваться в замок отца. Он так торопился, что совсем забыл о девушке, все еще лежащей на кровати, и даже не придал значения тому, что она бледна и неподвижна.

Но его радость была преждевременна.

Дениэль встретил триумф сына с кривой усмешкой. Тэль не понимал в чем, он провинился.

- В следующий раз следует оставлять им жизнь, - только и сказал отец, а затем удалился из залы.

Но инцидент вскоре был исчерпан, Тэль быстро научился держать себя в руках. Отец и сын стали охотиться вместе. Тэль начал замечать, что отец гордится им. Дениель стал чаще разговаривать с ним, иногда даже позволяя себе похлопать отпрыска по плечу и рассказать какую-нибудь шутку или сплетню.

И они оба были беспощадны к своим жертвам. Ночной демон дважды не посещает одну и ту же пищу, ему это неинтересно. А жертвы после подобных визитов обычно испытывали жестокую ломку, сходя с ума, болели странными душевными болезнями, не говоря уже об испорченной репутации девственниц.



Глава 1

-Привет, Сонька! – сначала из динамиков послышался голос Киры и только после, когда на экране монитора, наконец, загрузилось видео, показалось ее красивое личико. Как всегда легкий макияж эффектно подчеркивал яркие черты лица Киры, а черные волосы были гладко зачесаны и собраны в хвост.

- Привет, Кирюша!

-Ну, как дела? Как сажа бела? – улыбнулась она.

- Отлично, – мои губы непроизвольно расползлись в ответной улыбке.

-Да уж, даже отсюда вижу, как ты цветешь и пахнешь! Розанчик… А теперь рассказывай, кто на тебя так подействовал? И весьма плодотворно, скажу я тебе, - подмигнула Кира, - точно парень, по глазам вижу.

Я смутилась:

- С чего ты взяла, что дело в парне?

- Сонья, френд, я слишком хорошо знаю тебя. Я так понимаю, что это не Макс… Ну, так кто? – начала допытываться подруга.

- Кира, ну, не сейчас. Я лучше познакомлю тебя с ним при личной встрече.

- О, майн гот! На радостях, что скоро тебя увижу, совсем забыла спросить. Ты зачем в Англию едешь? И, я так понимаю, что с ним? – от многозначительности Кириного тона мне сразу поплохело.

Оставалось лишь энергично кивать головой:

- С ним. Но все остальное расскажу при встрече.

- Ты меня заинтриговала, бейби! Я же от любопытства с ума сойду! Я ж не доживу! Я ж все ногти себе изгрызу, - Кира с озабоченным видом забарабанила пальцами по столешнице, - Когда приедете?

- Через полторы недели, билеты и визы уже на руках.

- Подожди секундочку, я сейчас ручку и бумажку найду, чтоб записать, когда вы прилетаете, - она вскочила, исчезла с экрана, оставив вместо себя пустой прямоугольник розовой стены, завешенной фотографиями в рамочках. Потом что-то грохнулось, рассыпалось и, судя по звуку, разбилось, раздалось глухое ругательство на английском, и вот Кира снова взгромоздилсь перед камерой с болезненной гримаской на лице. - Проклятая кровать! Точно пора на джакузи менять. Давай, говори время и число.

- Зачем?

- Сонь, ты что ли, не проснулась еще? Как это зачем? Конечно, для того чтоб встретить мою дорогую подругу. Не думаешь же, ты что я пропущу такое событие? – с оскорбленным видом вздернула Кира нос.

Я представила немую сцену. Кира, увидев, Тэля, может и в обморок упасть, если, конечно, еще помнит ту картину, висевшую в гостиной у моих родителей. Но думаю, помнит, так как память у нее феноменальная. Она даже в школе не затрудняла себя зубрежкой: один раз пробежит глазами текст, – и вуаля! – все помнит вплоть до последней буковки.

- Кир, может, не надо, а? Я лучше позвоню. Сразу, как приеду. Честно-пречестно!

-Соня, да ты что?! Как это не надо?! – изумившись, воскликнула Кира, - Англия - это тебе не тяп-ляп. Вот не дай бог, случится что-нибудь… Ты же не хочешь, чтобы меня удар хватил от переживаний за тебя, - и она театрально закатив глаза, прижала руку к сердцу. Вид у Киры был при этом подозрительно хитрый.

- Кира ты только не обижайся, но когда сама увидишь, все сразу поймешь, - поспешила утешить я подругу.

- И что я должна буду понять? – сразу насторожилась она, отпустив свое многострадальное сердце.

- Блин, сейчас ты как всегда все у меня вытянешь. Ничего больше не скажу. Просто Тэль… Он несколько другой…. Не такой, как другие парни… он… словом, он не такой, каким ты ожидаешь его увидеть.

-Не пугай меня. Он, что, такой же страшный, как моя жизнь? – предположила Кира.

- Ну, во-первых, твоя жизнь не так уж и страшна, как ты ее рисуешь. А во-вторых, не в этом дело. Просто будет лучше, если ты познакомишься с ним, например, дома. Так сказать, в спокойной обстановке.

- Я не могу понять, ты что, издеваешься, что ли? Или не доверяешь мне? – опять обижаясь, надула губы подруга.

-Ну, что ты, Кир, ни в коей мере, - оставалось только усердно уверять ее в этом, что я и сделала с тяжелым вздохом.

- Ну, хорошо, не хочешь знакомить - и не надо, – прежним обиженным тоном произнесла Кира,- А жить-то вы где будете?

-У Тэля в пригороде Лондона есть дом, так что с этим вопросом тоже все в порядке.

-Так-так… Я, кажется, что-то пропустила? Что-то не припоминаю такой сенсационной новости, - от Кириного язвительного тона даже скулы сводило. - Ты вместе с мужчиной и в одном доме?

Намек был очевиден, и я покраснела как рак.

- Кира давай не сейчас, мы поговорим об этом через полторы недели.

Подруга опять надулась:

-Ты меня с ума сведешь своими секретами.

Я только ухмыльнулась в ответ:

-Ты лучше расскажи, как твои дела? Как лондонские туманы?

-Вот приедешь и сама увидишь. А вообще… у меня тут тоска смертная.

-Так уж и тоска?

Теперь уже она ухмыльнулась и хитро подмигнув, ответила:

-Тоскливей не бывает.

Мы еще минут пятнадцать поболтали о всяких мелочах, а потом я занялась хлопотами по дому.

К вечеру квартира сверкала, а на плите стоял вкусный ужин. Я сервировала стол на две персоны, не забыв поставить посередине бутылку вина и высокие витые свечи в подсвечнике в виде сердца.

Время близилось к восьми, а Тэля все не было. Я старалась занять себя чтением в ожидании его, но мысли разбегались и уносились в облака. В итоге в памяти не отложилось ни строчки из прочитанного. Вскоре реальность спустила меня на землю, отдав во власть легкого беспокойства, а к десяти часам я уже довольно сильно злилась, тем более, что собака жалобно на меня смотрела и битый час скреблась под дверью, а я никак не могла заставить себя одеться и выгулять бедолагу.

Неужели Тэль просто забыл обо мне? Сам же просил не выходить из дома, и где теперь его носит? Левику свои дела в прихожей делать, что ли? Наконец, не выдержав мучений собаки, я засобиралась на вынужденную прогулку. Обидно было до слез, и дело вовсе не в прогулке с собакой и не в том, что мне лень. Ведь Тениэль сам предложил, и даже не предложил, а твердо заявил, чтобы я никуда без него из дома не выходила. А теперь получается, что его вовсе не волнует моя безопасность! Нет, конечно, я лукавила, но кому захочется покидать теплую уютную квартиру, когда за окном воет холодный северный ветер? Я поморщилась, глядя в окно. Там только темень и промозглость, пробирающая до костей. И еще вечная питерская песня непогоды, завывавшая уныло за окном.

Даже с моего четвертого этажа было видно, как в свете фонарей ветер резкими порывами гнул к земле голые молодые деревца, по весне посаженные во дворе.

Последние годы зима напоминала скорее позднюю осень с ее непременным атрибутом - промозглой слякотью и серостью. Да уж, природа давненько не радовала нас обильным снегом. Если и выпадало сие чудо, то недолго ему было суждено лежать на земле белым ковром. Ночь, от силы день, - и опять хлябь и серость, нагнетавшая депрессию и тоску по солнечному лету. Казалось, что еще и не начинался рассвет, как уже близится закат, и все это без единого луча солнца.

«Хорошо, что хоть дождь закончился» – Вздохнула я, отрываясь от окна.



Далеко от дома отходить не хотелось, еще были живы неприятные воспоминания о встрече с тем сморщенным стариком. К тому же ощущение чужого пристального внимания вызывало беспокойство и неприятно холодило спину. Оглядевшись по сторонам и не заметив ничего подозрительного, я продолжала мерзнуть около парадной двери.

- Блин, скоро точно параноиком стану, везде взгляды мерещатся, – пожурила я себя, однако не перестала оглядываться и присматриваться к прохожим.

Время ползло медленно, и хотя я интуитивно чувствовала, что прошло не более десяти минут, мне казалось, что я топчусь на одном месте целую вечность. Еще чуть-чуть, и точно превращусь в сосульку.

«В напуганную сосульку», - поправила я себя.

Неприятное ощущение усилилось, хотелось скорее уйти в тепло, под защиту родных стен. Да и Левику прогулка доставляла мало удовольствия, ветер нещадно трепал его мягкую шерстку, сбивая с ног. Щенок подбежал ко мне, трясясь мелкой дрожью.

- Домой? – Спросила я. Малыш тявкнул и с надеждой посмотрел в сторону железной двери подъезда.

*****

Закрыв за собой дверь на замок, я привалилась к стене. Сердце до сих пор колотилось, не желая верить тому, что я уже дома, и что железная дверь прочно отделяет меня от всех неприятностей.



Накормив щенка и не зная, куда себя деть, я некоторое время бездумно слонялась по комнатам, а потом присела на все еще разобранную постель Тэля. Почему я не убрала ее? Не знаю. Сегодня я полдня провалялась в ней, млея от воспоминаний и фантазий.

Я приложила к лицу подушку, на которой спал Тэль. Запах уже успел выветриться, но одна только мысль, что он касался ее, будоражила воображение.

«Докатилась! Еще чуть-чуть, - и точно свихнусь, начну его трусы нюхать…», - представив сие действие, я усмехнулась нелепости возникшей мысли.

Есть в одиночестве не хотелось. Ужин давно остыл, а сервированный стол смотрелся горьким напоминанием глупых надежд. Левик, выгулянный и объевшийся тушеного мяса, храпел в кресле. Счастливый! Я опять взяла книгу и постаралась вникнуть в сюжет. Глупо! Невозможно пытаться читать и одновременно думать о постороннем. Ну, наверное, возможно, но только не понятно, о чем читаешь. После третьей попытки одолеть одну и ту же страницу, я с легким вздохом откинула книгу и поплелась на кухню. Перед глазами возник опостылевший накрытый стол.

Тэль, где же ты? И все ли с тобой в порядке?

И тут, как будто в ответ на эти мысли, я неожиданно оказалась в плену своих видений. Калейдоскоп спонтанных образов молнией пронесся в голове, разрезая сердце на части подобно ножу. Вот Тэль и рыжая девушка целуются в баре. Затем едут по городу: Тэль за рулем автомобиля, а девица, положив руку на его колено, продвигается ладонью вдоль бедра мужчины.

«Я не верю! Я не хочу верить! Это не так, это просто моя ревность и бурная фантазия», - пытаюсь успокоить себя. Что-то взрывается во мне.

Ярость и злость, набирая силу, проявлялись во все более резких движениях и, наконец, захлестнув целиком, с криком вырвались наружу. А затем…

Полетело все, что только попалось под руку! Я превратилась в ураган, сносивший все на своем пути. В глазах яростная пелена, а в душе боль. От пинка переворачивается горшок с цветком. Не вовремя вставший на дороге стул летит об стену и, ударяясь с громким стуком, падает на пол, следом взгляд натыкается на праздничный стол, и в тот же миг его содержимое летит в разные стороны. Бутылка с вином падает на диван и чудом остается цела, витые свечи в тяжелых бронзовых подсвечниках с грохотом отлетают к батарее. Желание крушить все вокруг ослабевает, довольное учиненным погромом.

Зачем Тэль так поступил? Я не хочу больше видеть осколки своих надежд и бегу в свою комнату. Теперь мне хочется забраться на кровать и выплакать свое горе. Но тут взгляд натыкается на разостланную постель, до сих пор лежащую на диване. И ярость опять накрывает сознание, и вот уже под руками трещит простыня, превращаясь в две неровные половинки. И тут только до меня доходит осознание того, во что я превратилась. Силы покидают тело, и я кулем валюсь на постель. В непонятном исступлении прижимаю к себе одеяло, которым он укрывал свое тело, и чувствую себя ближе к нему. Вспоминаю его жаркие поцелуи, и по телу разносится сладкая судорога. Что же ты делаешь со мной, Тэль?! Обнимаю его подушку, и она быстро пропитывается слезами. Ярость и злость уходят, оставляя тупую боль. Он обещал! Он обещал вернуться!

И тут еще одна вспышка-образ пронзила голову. Я замерла, вцепившись в белый хлопок наволочки.

Перед взором встает чужая незнакомая комната. Спальня – поняла я. Большую кровать освещает ночник, примостившийся рядом на тумбочке. Этот единственный источник света позволяет увидеть два обнаженных тела, слившихся в страстном поцелуе.

Нет! Я не хочу этого видеть! Я знаю, кто этот мужчина, чью спину ласкают жадные женские руки с длинными красными ногтями. Рука девушки соскальзывает с его спины, оставляя глубокие царапины.

Не хочу знать! Но мой дар, мое проклятье, не хочет прислушиваться к моим просьбам. Видение все еще держит в своих цепких объятьях, не желая отпускать свою жертву. Вижу девушку, прильнувшую к мужчине. И ненавижу ее так, как никого и никогда в жизни. Мои ногти вдавливаются в подушку, рискуя проделать в ней десять далеко не аккуратных дырочек.

И тут происходит нечто, сбивающее меня с толку: Тэль откидывает от себя рыжую девицу и встает с кровати! Его голая грудь в мгновении ока скрывается под рубашкой, а на лице проглядывает злость.

Злость? На кого?

- Оставь меня, - говорит он.

-Ты не можешь со мной так поступить! – возмущенно восклицает девица.

Тэль даже не пытается скрыть раздражение.

-Вон. – Его голос дрожит от злости.

Картинка прерывается, и я не могу понять, что все это значит? Почему он выгнал ее? Нет, не так - почему он вообще был с ней?

****

_________________



» Глава 1 (окончание)

Девочки решила вам приятных снов пожелать и выложить следующий кусочек



Меня разбудил скрежет ключа в замке. Я понимала, что надо встать, но не могла пошевелиться, и только часы на стене неумолимо отсчитывали мгновения до того момента, как Тениэль обнаружит меня в своей постели.

Что он скажет? Выгонит или прижмет к себе?

Казалось, что ураган, бушевавший во мне несколько часов назад, схлынул, унеся с собой все силы.

Я не могла больше противиться зову тела и решила, - пусть Тэль с позором прогонит меня, так как сама я уйти не могла. Но в глубине души зрела уверенность – он не сделает этого.

Дверь открылась, впустив полоску света с лестничной площадки. Луч прополз по моим кроссовкам, по кафельному полу, затем осветил шкаф и блеснул ярко, на мгновение отразившись в зеркале, а затем ворвался в гостиную. Тэль вошел, принеся с собой холодный воздух, и я, вздрогнув, сжалась под одеялом.

Тэль был пьян, это я поняла по характерной походке, и возблагодарила за это бога. Может он не выгонит меня сегодня, унижая?

Боже, до чего я докатилась? С каждой минутой я узнавала себя все меньше и меньше. Подкарауливать мужчину в его же кровати - явно не мой метод, но опять же, нечто необъяснимое держало меня, не давая встать. Пусть будет один только раз, и ради этого раза я была готова на все. Хотя кого я обманываю?

Тэль закрыл дверь, и квартире стало темно. Почему он не включил свет? В темноте не представлялось возможным понять, где он и что делает. Я чутко прислушивалась к звукам, но ответом была лишь тишина.

Сколько я пролежала так? Секунды? Минуты? Час? Тишина. Она давила. И только мерное тиканье часов, да сопение Левика раздается в ночи. Может, Тэль ушел? Или не приходил вовсе? Может мне это только приснилось? И спала ли я?

В темноте все кажется по-другому. То, что минуту назад было ясно и понятно, вдруг искажается, принимая совсем другую форму, и я уже не верила собственным глазам.

Тик –так, - отсчитывают время часы . Тик – так. И больше ни чего. Ни шороха, ни звука.

-Тэль, – тихонько позвала я в темноту. Ответом мне был лишь очередной всхрап собаки.

Не выдержав, я поднялась с кровати и побрела в сторону выключателя.

-Тэль, – еще раз позвала я.

- Я здесь, – послышался его шепот рядом со мной. Вздрогнув, я повернула голову на голос. Напрасно. Только тьма. Плотные шторы надежно скрывали все вокруг. И вдруг я почувствовала дыхание на моей щеке, замерла… Холодные пальцы прошлись по изгибу моей шеи, поднимая надежду в груди и вызывая трепет в теле. А сердце грозило разорваться в груди.

-Зачем ты встала? - Его голос, нежно обтекая, прошелся по моему телу. У меня перехватило дыхание, а затем я с шумом выдохнула:

- За тобой.

- Не нужно было этого делать, - хрипло ответил мужчина и прижался к моей спине, зарываясь лицом в волосы.

-Ты такая сладкая со сна.

-А ты пахнешь ветром и собой, – сказала я.

- Ты должна остановить меня



И прижался к шее губами в том месте, которое только что нежно поглаживали его пальцы. Отклонив голову в сторону, я позволила ему покрывать кожу короткими жалящими поцелуями и, наслаждаясь ощущениями, нарастающими в глубине тела, попыталась расстегнуть пуговки на блузке. Руки не слушались меня, и пальцы дрожали.

-Тэль, – простонала я в темноту, – хочу чувствовать тебя всего. Хочу быть тобой. Хочу узнать тебя.

Откуда во мне оказалось столько смелости? В тот момент я не задавала себе этот вопрос, просто мои желания сами собой срывались с языка, обретая словесную форму.

Горячие губы мужчины, осыпающие ласками кожу, распалили жар в теле, а холодная кожа куртки, царапавшая спину сквозь тонкую ткань блузки, и ледяные ладони, блуждавшие по моей груди, поднимали дрожь, составляя адский коктейль. Лед и пламя – вот две составляющие сущности моего мужчины. И сейчас я ощущала это, как никогда. Тело дрожало как в лихорадке, а возбужение стремительно нарастало.

-Тэль, я хочу тебя, – прозвучала моя мольба в ночи.

Он шумно выдохнул в ответ, и вдруг отстранился от меня. Потеряв равновесие, я чуть не упала от неожиданности.

-Тэль, – обеспокоенно спросила я, - Тэль?

В стороне послышался слабый шорох.

- Я здесь.

И вдруг его голодный поцелуй запечатал мне рот. И тут же я почувствовала, как мужские пальцы сорвали с меня блузку.

Его руки с силой прижали мое дрожащее тело к обнаженной груди, а его губы беспощадно трепали мои в жестком поцелуе. Он стал хищником, а я добычей, дрожащей и слабой от страсти к нему. Он выпивал мои стоны, впитывал их как губка, заглушая звуки ртом. Горячий голый торс, запах мускуса и - о, черт! – неснятые джинсы на нем и на мне, последняя преграда на пути нашего соединения.

- Только не останавливайся! Пожалуйста, только не останавливайся, – шептали мои губы, когда Тэль, оставив их, переместился к груди. И тут я вдруг сказала:

- Я люблю тебя.

Эти слова вырвались помимо воли. А что же еще можно сказать, когда в голове пустота, и внизу живота разгорается жгучее пламя, в то время как тело трепещет от уже знакомого, испытанного ранее сладостного ощущения? Я не ждала ответного признания. Знала – его не будет. Я открыла свои чувства, потому что не могла больше молчать, ведь тяжело нести эту ношу в одиночестве.

Тэль замер на мгновение, а затем злой смешок исторгся из его груди. Казалось, эти три слова привели его в чувства. Он замер на мгновение, а затем… резко оттолкнул меня.

-Уйди, - сказал резко.

Я подняла руки в попытке притянуть его к себе, но поймала только воздух.

Ошеломленная столь быстрой сменой его настроения, я несколько мгновений медлила, пытаясь осознать, что произошло. Он отверг меня! Как ту рыжеволосую шлюху, которой он отказал сегодня вечером. Боже, какой стыд! Я сама повесилась на шею мужчине, я внушила себе, что я особенная, и что Тэль не отбросит меня в сторону как последнюю дворняжку.

-Убирайся! – взревел он.

Только после его рыка в мое замутненное сознание начал доходить смысл его слов. Какая же я дура! Щеки горели от стыда и замешательства.

Ничего не соображая, я вылетела в коридор. Наверное, это даже лучше. Я не хотела ни минуты оставаться с этим поганцем наедине. Нашарив дрожащей рукой выключатель, включила свет и, схватив куртку, торопливо обулась. Выскочила на лестничную площадку и, напялив куртку прямо на голое тело, побежала вниз по лестнице, перескакивая через ступеньки. Я неслась прочь от него, не сдерживая рыданий и сгорая от стыда. Больше всего на свете мне хотелось оказаться как можно дальше от обжигающей боли. Только тогда я не понимала одного – от себя не убежишь. Боль неслась со мной вместе, не отпуская ни на минуту.

Я слышала, как Тэль бросился за мной, и помчалась еще быстрее. Отчаянье придавало силы, и я летела как на крыльях. Как будто не знала, что он все равно меня догонит.



» Глава 2 (начало)

А теперь выкладываю продолжение.



Окончание 1 главы



Ничего не соображая, я вылетела в коридор. Наверное, это даже лучше. Я не хотела ни минуты оставаться с этим ним наедине. Нашарив дрожащей рукой выключатель, включила свет и, схватив куртку, торопливо обулась. Выскочила на лестничную площадку и, напялив куртку прямо на голое тело, побежала вниз по лестнице, перескакивая через ступеньки. Я неслась прочь от него, не сдерживая рыданий и сгорая от стыда. Больше всего на свете мне хотелось оказаться как можно дальше от обжигающей боли. Только тогда я не понимала одного – от себя не убежишь. Боль неслась со мной вместе, не отпуская ни на минуту.

Я слышала, как Тэль бросился за мной, и помчалась еще быстрее. Отчаянье придавало силы, и я летела как на крыльях. Как будто не знала, что он все равно меня догонит.

Мне нужно было немного времени побыть с собой, наедине и привести в порядок мысли.

Перескакивая через ступеньки, и грозя свернуть себе шею, я убегала в первую очередь от себя. Слезы застилали глаза не позволяя видеть то, что впереди.

Мой бег не продлился долго. Я успела проскочить лишь один этаж как в неясном свете слабой лампочки, будто из под земли вырос здоровенный детина. Не успев затормозить, я со всего размаха влетела в его грудь. Тот даже не покачнулся. Поднимая глаза, застланные слезами, я с изумлением обнаружила скалящуюся, отвратительную рожу, здоровяка.

-Ого, прямо в руки - хохотнул тот. – От кого бежим красавица?

Я начала механически отбиваться, но мужчина крепко сдавил меня в своих медвежьих объятьях.

-Отпусти ее. – Послышался сзади полный ярости голос Тэля.

Я на мгновение замерла. И тут, краем глаза заметила, метнувшуюся тень, кто это был, рассмотреть я не смогла, так как мужик с силой сдавливал меня в объятьях, казалось еще чуть-чуть и мои ребра треснут. Я задыхалась и плохо понимала, что происходит вокруг. Из глаз от боли хлынули слезы. Все происходящее было столь молние-носно, что мой мозг не в состоянии был это переварить. Послышалось тихое бормотание, а затем вспышка света, после которой последовал глухой стон и грохот. И тут, я начала орудовать руками, ногами, и даже головой в попытке освободится, но все было тщетно, на громилу не действовали мои слабые удары и он только ухмыльнулся мне в лицо. Такой мерзкой противной ухмылкой. Голоса Тэля больше слышно не было, что означало, что тот стон и грохот произвел именно он.

-Угомони ее - послышался знакомый голос, от которого все во мне заледенело, а спина покрылась испариной.

Неожиданно хватка ослабла и воспользовавшись моментом я резко рванула в сторону, но далеко уйти мне не удалось. Что-то мокрое оросило мое лицо, и тут же все закружилось в бешеной пляске, сознание покинуло меня.



Глава 2

Мое тело сотрясала дрожь. Ноги и руки были надежно опутаны тонкой бечевкой, и как бы я ни пыталась ее развязать или хотя бы ослабить, ничего не получалось. Видимо, здесь поработал профессионал. Руки онемели, тело ныло от неудобной позы, и я попыталась перевернуться на бок. С грехом пополам это удалось. Подтянув ноги к груди и сжавшись в комочек, я старалась согреться.

Страха не было. Наверное, в этот день произошло столько событий, что моральных сил на испуг уже не осталось. А может, та гадость, которой брызнули мне в лицо, действовала успокаивающе? Я не знаю. Мной владела апа-тия. Внутри все заледенело. Я ни о чем не думала, просто лежала и смотрела в пустоту.

Меня принесли сюда в бессознательном состоянии и бросили на кровать. По спине дул легкий сквознячок, зна-чит, недалеко дверь, и я предположила, что лежу в каком-то помещении. Вокруг было темно, даже очертаний предметов не было видно, и я не знала, что это за комната.

За стеной орал телевизор. Иногда оттуда доносился грубый мужской смех и обрывки разговора. Судя по голосам, там находилось двое мужчин. Грубый мужской бас принадлежал громиле, схватившему меня; второй, более приятный голос, я слышала впервые.

Их отрывочные фразы, что долетали до меня, ничего интересного не несли. Говорили о наркотиках и решали, кому идти за очередной дозой. Да еще ворчали на старика. Вдруг наступила тишина.

- Она уже пришла в себя? – Послышался из соседней комнаты знакомый голос, принадлежавший недавнему знакомому. Я непроизвольно напряглась.

- Мы это… как бы не проверяли… – ответил обладатель баса.

Затем дверь открылась, и включился свет. Я на мгновение ослепла, а тело начало дрожать еще сильнее, даже зу-бы застучали.

Наконец, когда глаза привыкли к свету тусклой лампочки, я увидела старика, усаживающегося на шаткий криво-ногий стул напротив меня. Теперь мне удалось полностью рассмотреть старческое лицо. И оно показалось мне еще более мерзким и отталкивающим, чем в первую встречу.

- Смотрю, ты очнулась, - раздался его голос из темного провала рта.

Я не удостоила старца ответом, только смерила уничтожающим взглядом.

- Ну, и что теперь с тобой делать?

Я упорно молчала, с ненавистью смотря на говорящего.

- Ты пойми, деточка, ведь это ты виновата в том положении, в котором сейчас оказалась. А я ведь говорил тебе…. Я ведь предупреждал, чтобы ты отказалась от помощи Тениэлю. Я даже рассказал то, о чем смертным знать не положено. Но ты не поверила мне, а зря, я ведь говорил правду. И что мы теперь имеем? – Рассуждал старик сам с собой. - Правильно, кучу неприятностей. И вместо, того чтобы послушаться меня и мило посапывать в своей кроватке, видя чудесные сны, ты решила влипнуть в грязную историю, из которой, можешь мне поверить, ты вряд ли выпутаешься.

Я закрыла глаза. Не хотела видеть эту неприятную ухмыляющуюся рожу.

- Надеюсь, теперь ты поняла, что я не намерен с тобою в игры играть и шутки шутить. Мне больше по нраву вопли и страх. Я их коллекционирую, и мог бы долго тебе рассказывать обо всех оттенках страха, начиная от легкого как перышко испуга и заканчивая диким безумным ужасом. М-м-м…, - старик закатил глаза, видимо, смакуя свои деликатесы на языке, чем заставил меня брезгливо скривиться, - и мне кажется, я вижу твой страх в ясных заплаканных глазках. Да, деточка? Обещаю, мы это легко исправим. Зачем нам глазки? Чтобы смотреть на похот-ливого мужика, трахающего каждую ночь разных баб? Только попроси, и я быстренько избавлю тебя от этой бо-ли… – он облизнулся. - И хочу задать тебе еще один вопрос. Я так понял, что ты не откажешься помочь Тениэлю?

Я молчала, раздумывая над его словами.

- И что будет, если не откажусь?

- Ну, тогда мне просто остается приложить все усилия для того, чтобы у тебя это не получилось.

- Вы убьете меня?

-О, это слишком просто и скучно! И к тому же легко, - старик хихикнул. - И почему молва наделяет демонов жес-токостью? Нет, милая девочка я не могу убить тебя. Мы не имеем на это права. Но вот сделать тебя бесполезной ему я могу. Вернее, не я, а те двое, что сидят в соседней комнате. И думаю, это развлечение доставит им удовольствие.

И вот тут страх, наконец, начал побеждать странное оцепенение. Что могли сделать те двое? Отрезать язык или руки? Я не знала. Лучше смерть, чем такие увечья.

Молчал старик, безмолвствовала и я, в панике подбирая нужные слова. Сколько это длилось, не знаю.

- Если я вам пообещаю, что не буду помогать Тэлю, как вы это сможете проверить?

- Ты слишком долго раздумывала над моим предложением, и мне это надоело. Я, знаешь ли, весьма нетерпелив и поэтому решил не рисковать.

Он легко поднялся со стула и направился к двери. И я вдруг осознала, что он не шутит. Это было уже не простое заигрывание, как бывает, когда кошка играет с мышью, прежде чем сожрать ее. Это было нечто реальное и ощутимое. Я вдруг ясно поняла, что еще чуть-чуть, и узнаю, что такое настоящая боль. А мне очень этого не хотелось. Я не хотела знать.

От неспешных движений старика, приближающегося к двери, веяло неизбежностью и необратимостью.

Меня накрыл ужас, дикий и неконтролируемый. Может, кто-то и стал бы настаивать на своем, но я не смогла бы корчить из себя революционерку. Да и стоит ли? Из-за чего переносить адские муки, если Тениель сам отверг меня, отбросив словно потаскушку? А, может быть, я была не одной такой жертвой? Возможно, были и другие. Вдруг это все была ловушка, в которой Тэль исполнял роль наживки, заманивая наивных глупых женских особей, а старик-маньяк с его бандой пожинали удачный улов? Один большой грандиозный розыгрыш, ставкой в котором – никчемная жизнь такой простушки, как я.

Но одно я знала точно – что я очень хочу жить. Хотя бы для того, чтобы, когда закончится весь этот бред, найти Тэля и врезать по его противной физиономии. А потом еще раз. И еще. И еще. И напоследок разочек в челюсть. Если, конечно, даст бог, и счастливый случай позволит выбраться из ситуации, в которой я оказалась. Я тут же клятвенно пообещала себе, что запишусь на курсы самообороны, чтобы научиться ставить красочные и мощные фингалы.

А сейчас надо постараться, и во что бы то ни стало выбраться отсюда. Любым путем. Еще чуть-чуть, и, возможно, я сломаюсь от ужаса, перестав быть прежней. Мне было страшно.

- Постойте, я обещаю. Только, пожалуйста, не надо. Не зовите их, - попросила я жалобно.

Старик остановился около двери, присушиваясь к словам, и видно было, что с удовольствием внимал моим мольбам о пощаде. Я видела, что он не шутит, и готова была на коленях ползти к нему, только бы он не звал тех парней за дверью. Я унижалась и плакала, а этот отвратительный старый хрыч вкушал мой страх и упивался ужа-сом, словно изысканным вином.

Я заметила, что его рука ухватилась за ручку двери, потирая, и с удвоенной силой принялась просить его смилостивиться надо мной.

- Поздно, деточка, - просипел старик ровным голосом, убивая надежду, тлевшую во мне. Дверь открылась, и он вышел, оставив меня одну.

Я с удвоенной силой старалась развязать веревку на руках, но в своих попытках освободиться больше напоминала выброшенную на берег рыбу. С руками, связанными за спиной, я не могла помочь себе зубами, к тому же от долго лежания на спине конечности затекли и практически не слушались меня.

- Она ваша, – донесся из комнаты все тот же ровный холодный голос.

В панике от неизбежности ожидавшей меня участи, я заметалась еще больше. Слезы застилали глаза, и смахнуть их было нечем. Я услышала звук тяжелых шагов, который отозвался во мне похоронным звоном. Что они сделают сейчас?

Дверь открылась. Наверное, меня разглядывали.

- А она хорошенькая! - Послышался у двери голос второго парня.

- А то! – ответил ему громила.

И тут я начала впервые в жизни молиться. Я не знала не одной молитвы и никогда не ходила в церковь, но сейчас я просила боженьку смилостивиться надо мной, решив, что ему, наверное, неважно, знаю я молитвы или нет.



» Глава 2( продолжение)

Ну что девочки следующая часть от меня и LaFam



Парни остановились и на мгновение застыли, разглядывая будущую жертву. Я все же взяла себя в руки. Слезы высохли, и я, наконец, смогла рассмотреть своих мучителей.

Тот, что схватил меня на лестнице, был здоров как бык, а телосложением напоминал гориллу. Лысый череп поблескивал в свете одинокой лампочки, горящей под потолком. А глаза… Мне сделалось жутко, когда я взглянула в эти пустые рыбьи глаза.

Из-под расстегнутой грязной рваной куртки проглядывал грязно-серый свитер, в прошлой жизни бывший когда-то белоснежным, да еще в довесок весь в разводах и пятнах. На ногах были замызганные, никогда не знавшие стирки, джинсы. Мне даже показалось, что от верзилы воняет помойкой. Второй же товарищ внешне был полной противоположностью первого. Худой и долговязый, он напомнил мне цаплю. Темные волосы длинной челкой падали на лоб и лезли в глаза, в которых отражались слабые проблески ума. Одежда тощего была чистой и опрятной. Я сделала ставку на него, так как мне показалось, что он в этой шайке главный.

- Ребята, я очень богата, мои родители заплатят, если вы не тронете меня, – смотря в лицо долговязого, скороговоркой выпалила я.

Парень вроде с интересом уставился на меня. Даже у гориллы (так я про себя окрестила первого) в глазах отразилась тяжелая работа извилин.

Они переглянулись и спросили:

- Сколько?

В голове взметнулись немыслимые суммы, и не успев толком подумать, я выпалила:

-Миллион!

У обоих парней загорелись глаза.

- Мильон чего?! – Спросил худой.

- Рублей! Мы же в России, – пояснила я для тупых.

- Два, - решил поторговаться худой.

Хорошо, вздохнула я. Будет вам два.

- Телефон родителей давай.

А вот номер телефона наизусть я не знала, я с предками, в основном, по скайпу созванивалась, и то по выходным. Так как они сейчас жили в Америке, то разница во времени была восемь часов.

- Они сейчас в Нью-Йорке. И их телефон записан в моем мобильнике, а мобильник остался дома.

Мужчины настороженно переглянулись.

«Думай!» – кричала я себе, и, как назло, ни одной дельной мысли не лезло в голову.

-Я съезжу, – вдруг сказал худощавый. - Где лежит твой телефон?

От страха я даже забыла, куда я могла его засунуть, и растерянно смотрела на парней.

- Или ты передумала? - с угрозой добавил худой.

- Нет…, конечно, нет, – я ненавидела себя за слабость, сквозившую в голосе, и за страх, от которого нещадно потели ладони. Может, внешне я и бравировала, но внутри меня проснулась маленькая испуганная девочка, которая сжималась от страха и вопила от ужаса каждый раз, когда мои похитители начинали на меня давить.

Я отчаянно пыталась вспомнить, где видела этот чертов телефон в последний раз. Но это воспоминание ускользало от меня.

- Не видишь что ли, она нам мозги парит и тянет время. Наверное, надеется на своего любовника, – сказал бугай.

- Это она зря. Он уже давно отошел к прадедушке, – самодовольно хохотнул худощавый.

Его слава резанули меня не хуже ножа. Неужели…? Нет, я не верю. Я бы почувствовала, что Тэля уже нет в живых. Бог мой, о чем я думаю? Не самый лучший момент плакать об отвергнувшем меня. Сейчас важно вспомнить, где лежит проклятый телефон.

События дня путались в сознании. Ах, да, он остался в сумке! После посещения боулинга я его оттуда не доставала.

- Я вспомнила! Он остался в сумке! В черной сумке! – Воскликнула я.

Худощавый плотоядно улыбнулся, отчего волосы у меня на затылке поднялись дыбом.

Оба парня вышли из комнаты, и я услышала их перешептывания, затем короткий спор, после которого, судя по звуку, хлопнула входная дверь.

Затем бугай один вошел в комнату.

Сообразив, что мы одни, и это единственный, хоть и призрачный шанс выбраться из комнаты живой и невредимой, я жалобно спросила:

- Эй, тебя как зовут?

- А что? – насторожился парень.

- Так это секрет? – Продолжала допытываться я.

- Да нет, моя кликуха Лысый.

- Слушай, Лысый, я в туалет хочу, не могу больше терпеть.

- Мне не велено тебя развязывать.

- А лужу подо мной велено убирать?

Наверное, этот тип представил картину, на которой он в позе рака подбирает тряпкой воображаемые лужи, так как лицо исказила брезгливая гримаса. Ни слова не говоря, он подошел ко мне и начал возиться с веревкой, опутывавшей мои ноги.



Глава 2 окончание.



После нескольких минут ворчания и проклятий, веревка, наконец, поддалась. Освободив лодыжки из плена, Лысый рывком поставил меня на ноги, которые тут же подогнулись, и я со стоном повалилась обратно. Адская боль пронзила нижние конечности и, чтобы не плакать, я уткнулась лицом в грязный плед, которым была накрыта кровать. От ломоты в ногах на глаза наворачивались слезы. Сцепив зубы, я все же не смогла удержать боль в себе, она рвалась из меня тихими приглушенными всхлипами.

-Ну, чего разлеглась? – Спросил нетерпеливо бугай, поставив опять меня на ноги.

Тысячи иголок впились в мои ступни, а в глазах потемнело от резкого подъема.

- Ноги затекли, – простонала я в ответ.

- А, ну ты это… потопчись, чтоб кровь разошлась.

Только через несколько минут он почти волоком вытащил меня из комнаты. Я растерянно огляделась. То помещение, в котором я оказалась, больше напоминало сарай. Драное мебелишко, шмотье и прочие истрепанные временем вещи громоздились горами. На грязном немытом полу валялись окурки, фанти-ки, какие-то мятые бумажки, огрызки. Доисторические обои местами были оборванны, и кое-где лох-мотьями свисали со стен, обнажая серую штукатурку. Два маленьких оконца были зашторены непонятными рваными тряпками. А запах! Кислый, неприятный, вызывающий отвращение.

- Чего оглядываешься? Не нравится, да? – послышался из-за спины издевательский голос Лысого.

- С чего ты это взял? – Я решила не злить его.

- А типа я не вижу, что рожу скуксила…

Откуда он может видеть, что мне нравится или не нравится, если идет вслед за мной? Но я благоразумно промолчала.

Лысый вывел меня на двор. Тишина и темнота, хоть глаз выколи, и только свет из открытой двери немного освещал еле заметную в грязи тропинку.

- Мы за городом? – поинтересовалась я.

-Ты ссать хотела, так вот иди и делай свое дело.

Я не поняла, где делать-то? Что, прямо здесь? Этот вопрос невольно вырвался из меня.

- А ты думала, я тебе унитаз принесу и шторочками завешу? – заржал он над своей тупой шуткой.

- Ну, хоть руки развяжи, я же зубами стянуть джинсы не смогу.

- Так я тебе помогу, – невозмутимо ответила эта горилла и двинулась ко мне.

Я рванула в сторону темноты, от ужаса не соображая, что делаю. Под ногами с противным чавканьем разъезжалась в стороны грязь. И я в любую минуту могла поскользнуться и упасть. Но, не обращая на это внимания, я неслась сломя голову, не видя и не соображая, куда бегу, производя столько же шума, сколько производит медведь, ломящийся сквозь чащу. Сзади несся мой провожатый, громко топая и активно ломая ветки. Но у меня было преимущество, - в отличие от него, я спасала свою жизнь и пото-му умудрилась даже оторваться от преследователя на несколько метров. Расстояние между нами уве-личивалось, и вместе с ним удалялось тяжелое дыхание моего похитителя.

Тропинка резко свернула в сторону, и я побежала дальше по пожухшей траве. Надо быстрее! Быстрее! Еще быстрее!

И тут нога подвернулась, и я, сделав кувырок, оказалась на спине. А через мгновение пришел удар в бедро, а за ним боль. Я заорала.

- Побегать решила, сука? – Бешеный голос Лысого окатил меня злостью.

Потом еще удар, и еще. Удары сыпались на меня как из рога изобилия. Я пыталась увернуться от пи-нающих меня ног, но удары продолжались, и я не знала, с какой стороны в очередной раз придет боль.

- Ори, сколько влезет, – и снова пинок под бок, - все равно тебя никто не услышит, – и еще один удар по голове.

Я уже не кричала, а только сжалась в комок, насколько позволили мне связанные за спиной руки. Мое тело стало сплошной мукой, и эта пытка была бесконечной. Я уже не слышала, что он выкрикивал, - меня поглотила боль. Она была эхом отдавалась в теле после каждого последующего тумака по ногам, по ребрам, по голове, по лицу… Боль стала моим вторым я.

Не знаю, сколько это длилось, но вдруг удары резко прекратились. Но мне не дали передышки. Схватив за волосы, мужик потащил меня в дом.

Мерзкая стылая жижа, в которую превратилась земля после дождей, забивалась в рот и не давала ды-шать. Сквозь боль, сводящую с ума, я попыталась сплюнуть, но привкус земли и крови от прокушенной губы остался на языке. Наконец, пытка закончилась, и меня водрузили обратно на кровать как мешок с картошкой.

- Поиграть, сука, вздумала? Ну, так давай поиграем. – Его слова доносились до меня сквозь боль и сле-зы. Амбал резко перевернул меня на спину. Я думала, что больнее быть уже не может. Оказывается, может. От рывка внутри все взорвалось, а из глаз опять потекли слезы. Я закашлялась, и кашель сильной болью отдался в груди.

Лысый своими ручищами разорвал куртку, оголив меня. Грудь опалил холодный воздух.

-Ого! А сиськи классные!

Его мерзкие лапы начали ощупывать мое тело, жадно блуждая по груди и животу и, наконец, дошли до застежки джинсов. Ненависть помогла мне обрести силы и, несмотря на боль, я резко ударила мучителя ногой в живот. Громила, не ожидая такой силы от избитой девушки, отлетел к стене. Я же в это время начала отползать в противоположном направлении.

-Ах ты, сука! Ты еще поплатишься за это, – сплюнув в сторону, здоровый детина с яростью посмотрел на меня. Эти несколько мгновений, когда его налитые кровью глаза смотрели в мои, превратились в вечность. И я была уверена в том, что если даже и вылезу из этой передряги живой, то глаза Лысого будут преследовать меня всю оставшуюся жизнь.

Я замерла как кролик перед удавом, а он медленно двинулся ко мне. Его лицо опять искривила мерзкая улыбка.

- Нет, пожалуйста, нет! - В истерике сначала молить я, также медленно отползая от него. Ему бы хватило одного резкого рывка, чтоб настичь меня, но он забавлялся игрой. Так же, как и мерзкий старик, на-слаждавшийся моими мольбами.

Я прекратила плакать и просить. Поняла - это бесполезно. Я только доставляю этой горилле дополни-тельную радость своим унижением.

Происходящее напоминало ужасный сон, от которого невозможно было проснуться. В жуткой тишине я отползала на край кровати, а он продолжал приближаться, пялясь на мою голую грудь.

-Ну что, мышечка, поиграем?

- Постой, а как же деньги? – истерически выкрикнула я.

-А что деньги? Ты думаешь, твои предки не отдадут нам их, даже если я с тобой немножко поиграю?

-Но вы же обещали!

- И ты поверила? Неужели ты подумала, что мы ослушаемся старика? А зря. Я хочу быть первым. А ты молодец, что отправила Худого… А то он, как всегда, был бы первым в очереди. Но мы опередим его, правда, киса?

И бугай, ухватив меня за ремень джинсов, начал тащить к себе. В бесполезной попытке удержаться, я уперлась ногами, съезжая к амбалу вместе с пледом. А затем подняла ногу с намереньем ударить его, но Лысый оказался ловчее, он кинулся на меня, подминая под себя. Мои ноги оказались раскинутыми по сторонам, а грудь опять разорвала боль, от которой перехватило дыхание.

Я почувствовала, как его пальцы с длинными обломанными ногтями царапают мою кожу, а затем начали возиться с непослушным ремнем. Я понимала, что моя борьба бесполезна и ни к чему не приведет, и все же попыталась вырываться, за что и получила кулаком по лицу. Видимо, на мгновение я отключилась, а когда очнулась, то была в комнате одна. За дверью что-то с глухим звуком ударилось, а затем посыпалось с металлическим звоном.

Через минуту бугай вернулся, неся в руке тесак. Поигрывая ножом, он приближался ко мне, а я не мог-ла отвести взгляда от холодной стали, поблескивающей в свете лампочки. Если до этого у меня была надежда, то при виде ножа она угасла.

«Это конец…», – пронеслось у меня в голове.

А дальше все было как в дымке. Лысый приблизился ко мне и приставил нож к груди. Мое сердце за-трепыхалось как бешеное, его стук отдавался в ушах. Поводив ножом по моей груди, похититель опустил его к животу. Я по-прежнему не могла оторвать взгляда от холодной стали металла, беспомощно наблюдая, как тесак царапает мне кожу.

Громила расстегнул мои тугие джинсы, а затем нож в его дрожащей руке опустился вниз коснувшись моей талии. Лысый просунул лезвие острием вверх между кожей и жесткой материей, нятянув ткань. Когда джинсы бесполезной тряпкой распались по сторонам, наступила очередь трусиков. И тут он уже не медлил, - ловко подцепив тонкое кружево кончиком ножа, Лысый резким движением разрезал тонкую преграду между нами, а затем нож переместился опять на мою грудь. В то время, пока холодная сталь прижималась к моей коже, насильник торопливо расстегивал молнию на своих джинсах.

Неловко взобравшись на меня, он покачнулся и снова оцарапал мою кожу ножом. Из пореза на груди потекла маленькая струйка крови. Лысый лизнул меня по щеке, обдав смрадом изо рта, чем вызвал поток отвращения и ненависти. Но нож, как будто приклеенный ко мне, надежно отбивал желание сопротивляться. Несмотря ни на что, я отчаянно хотела жить. И сейчас это желание было сильным, как никогда.

Мерзкие пальцы прошлись по моему бедру, задев ушиб, и я вздрогнула от острой боли. А затем я опять дернулась и почувствовала, как острие вдавливается в кожу. Потом он начал щупать у меня между но-гами и залез пальцами туда…

- Ого!! Так ты еще целка! – Ухмыльнулся он мне в лицо, дохнув перегаром и луком. Я подумала, что меня сейчас стошнит прямо на него. Мужчина же прижался своими толстыми мокрыми губами к мо-ему рту, одновременно тычась своим толстым эрегированным членом между моих ног, елозя своим пахом по промежности.



От ужаса я уже почти теряла сознание, не понимая, где я нахожусь, и что со мной происходит. Еще чуть-чуть, и его член, наверное, разорвал бы меня надвое. Но тут произошло нечто, заставившее на-сильника остановиться. Лысый вдруг замер и прислушался к чему-то.

- Черт, – проговорил он зло и слез с меня. – Не спеши радоваться, это Худой приехал.

Тогда и до меня отчетливо донесся звук работающего мотора и шин, скребущих по гравию. С глухим вздохом бугай поправил одежду и, напоследок окатив меня масленым взглядом, вышел из комнаты. Я не торопилась радоваться временному избавлению от мучений, понимая, что это приехал второй насильник. И теперь меня терзать будут уже двое.

_________________



Глава 3



Безнадежность овладела всем моим существом.Рыдания сотрясали тело. В животе скрутило, и меня вырвало прямо на кровать. В желудке было уже пусто, а спазмы все продолжались, разрывая грудную клетку.

То, что произошло дальше, было как в тумане. Сквозь спазмы и боль я услышала, как резко распахнулась дверь в комнату, с грохотом ударившись об стену. Затем крик и громыханье. Я сжалась, ожидая невидимой опасности. Через несколько бесконечно долгих секунд перед застеленным слезами, появился силуэт Лысого.

«Это конец», – решила я, проваливаясь в спасительную темноту.

Меня куда-то везли. Время от времени я то приходила в себя, то пропадала в небытие. Не понимая и не осознавая ничего вокруг. Болело все тело, даже в голове долбили тяжеленные молотки. На языке осел ужасный привкус, и мне нестерпимо хотелось пить. Кажется, я просила воды, но невидимый водитель не обращал на меня никакого внимания.

Следующее отчетливое воспоминание - кто-то бережно поднимает меня на руки, но кто это был, я не видела, так не могла разлепить глаз. Просто чувствовала чьи-то заботливые руки, которые, прежде чем вытащить меня из машины, укутали в нечто теплое.

Цепкие пальцы стягивали с меня одеяло и обтирали чем-то прохладным, причиняя боль. Я кричала и кусалась. Мое тело билось в агонии от нестерпимой боли. Кто-то прижимал меня к себе, не давая пошевелиться; я опять кричала и вырывалась, норовя сбежать. Я не помнила, почему я должна бежать, но знала точно, что от этого зависит моя жизнь. До меня доносились обрывки ласковых нежных слов, голос, которым были произнесены эти слова, ласкал и убаюкивал. Только я никак не могла вспомнить, чей это голос.

Если я приходила в себя, а таинственного спасителя не было рядом, я начинала кричать от ужаса, и тот, кто так нежно прижимал меня к себе, сразу появлялся и прогонял мой страх и мою боль.

*

Я проснулась от звонка городского телефона, но вставать совершенно не хотелось. Все еще находясь в сладостной полудреме, я вспоминала свой сон. В нем опять был Тэль. Нет, на этот раз сон не был эротичным, он был пропитан лаской и нежностью. Тэль сжимал меня в своих объятьях, нашептывал разные приятные слова.

Однако, кто там такой настойчивый?

Я дернулась к телефону, и тело взорвалось приступом боли, ввергая в шок и откидывая меня обратно в постель. Болезненный стон прозвучал в комнате. И тут рядом кто-то зашевелился. Несмотря на то, что я находилась в своей спальне, ужас окатил меня волной. Я начала медленно поворачивать голову вправо. Тэль! Он был в одежде и лежал на моей постели, внимательно следя за моими телодвижениями. Увидев, что я проснулась, он резко сел на кровати.

- Тебе еще нельзя шевелиться, за два дня я смог немного подлечить тебя, но, к сожалению, ко мне еще не вернулась сила, и я не в состоянии исцелить тебя полностью.

Я прикрыла глаза, и опять образы минувшей ночи закружились в голове. Я вспомнила все. Неужели моя агония длилась два дня? Я хорошо помнила все, что происходило до того, как открылась дверь в том кошмарном сне, и почти ничего не помнила после.

- Так это был ты? – спросила я

- Смотря, что ты имеешь в виду.

- Это ты приехал на машине?

- Да.

- Мне сказали что… что тебя уже… - Я не смогла продолжить, так как дыхание перехватило.

- И ты поверила? - Улыбнулся он.

- Нет, – прошептали мои губы.

- Молодец. Для того, чтобы спасти тебя, я встал бы даже из могилы.

Я слабо улыбнулась. На большее сил не было.

- Серник, - слуга моего отца, - использовал амулет, который может убить человека, но на демона действует как электрошокер.

Я молчала. Впервые из уст Тэля я услышала слово демон. Я не знала, как к этому относиться. Получается, что он обманывал меня все это время, но почему-то ненависти к Тениелю я не испытывала. В голове все смешалось, и трезво мыслить у меня не поучалось.

За окном было серо и уныло, и какое сейчас время суток, я не знала.

- Сколько времени? – спросила, предпочтя серьезный разговор с Тэлем отложить до того момента, когда почувствую себя лучше.

- Не знаю, я так же, как и ты, спал.

- Со мной? – удивилась я

- Ты не отпускала меня ни на минуту. Стоило мне отойти, как ты начинала кричать.

Да, в голове крутились какие-то образы, но с точностью вспомнить я ничего не могла. Мой нос уловил неприятный запах и я подумала, что не мешало бы помыться и поменять белье, пропахшее потом, но, к сожалению, эта мечта вряд ли была осуществима в ближайшее время. И опять некстати вспомнились насмешки старика.

- Значит, все, что сказал тот старик, было правдой?

- В большей степени.

Я устало прикрыла глаза, ноющая головная боль в затылке мешала думать, а уж что-то решать - тем более.

- Как ты меня нашел?

- Как только очнулся, то сразу бросился в квартиру. Уже подходя, понял, что там кто-то есть, но этим кто-то точно не могла быть ты, слишком тяжелая походка была у ночного гостя. Оставалось его скрутить и узнать, где тебя прячут. Но давай мы это обсудим чуть позже. Сейчас я должен осмотреть тебя.

Осмотреть? Да ни за что! В панике я дернулась, и опять приступ боли скрутил меня.

В тот момент, когда один спазм следовал за другим, Тэль встал и подошел ко мне с другой стороны кровати.

- Нет, Тэль, пожалуйста, не надо, – сквозь красную пелену боли ужаснулась я

И дело было не в скромности. После прошедших событий я прсто бы умерла на месте, если бы кто-нибудь стал пялиться на мое обнаженное тело.

- Софи, не веди себя как маленькая девочка. Я просто хочу тебя осмотреть.

- Со мной все в порядке.

Но Тэль просто напросто сорвал с меня одеяло. Я не знала, как выглядит мое тело после встречи с сапогами Лысого, но это легко можно было прочитать в глазах Тениэля. Голубая радужка в ту же секунду поменяла цвет, став ярко-красной. От его взгляда повеяло ненавистью. Таких глаз я никогда не видела. Казалось, что они сейчас испепелят мое тело. Но Тэль быстро взял себя в руки. Опустившись на колени, он начал нежно поглаживать меня. Его руки приносили облегчение. Через несколько минут я понемногу начала расслабляться, позволяя ему творить волшебство. Его прикосновения действовали на меня как обезболивающее. Я задремала, когда его пальцы начали массировать мне голову.

Проснулась я, когда было уже темно. В комнате я находилась одна, и это ввергло меня в панику.

- Тэль! – панически крикнула я.

-Тэль!- и мой голос сорвался, грозя перейти в рыдания.

Послышались шаги, и он вошел в комнату.

- Софи, ты уже проснулась?

-Да, и мне страшно, – я действительно дрожала под своим одеялом.

Тэль подошел ко мне и провел рукой по моим волосам. Обруч, сжимавший голову, таинственным образом распался.

- Софи, я сейчас включу здесь свет и выйду на минуту. Ты сможешь побыть одна всего несколько минут?

Я кивнула и в тоже время вцепилась руками в его ладонь, поглаживавшую мою голову. Он присел на корточки, и его лицо оказалось совсем близко. Фиолетовые глаза с любовью смотрели на меня.

- Софи, я на минуту выйду, чтобы наполнить тебе ванну.

Я опять кивнула и еще сильнее вцепилась в его ладонь.

- Я не могу уйти, пока ты так меня держишь. – Ласково убеждал меня Тэль. Спохватившись, я с сожалением отпустила его руку.



Он действительно вернулся через несколько минут.

- Как ты себя чувствуешь?

- Как в анекдоте.

Тэль вопросительно поднял брови.

- Есть такой анекдот, я его весь не помню, а только конец: «Если ты проснулся, и у тебя ничего не болит, значит, ты умер». У меня болит все и, значит, я жива.

Он грустно улыбнулся в ответ.

- Да, Софи, ты жива. А теперь ты позволишь поднять себя на руки?

- Зачем? - насторожилась я.

- Ванна готова, госпожа. – Улыбнулся мне Тэль и отвесил шутовской поклон.

_________________



» Глава 3 (окончание)

Nadin-Z писал(а):



Пока все было выше моих ожиданий, так что не переживай



thank_you



Ну что кто заказывал проду?!



Следующий кусочек от нас с Lafam



После короткого спора он все же разрешил мне остаться укутанной в одеяло. С осторожностью, словно младенца, Тэль нес меня к ванной. Казалось, что мой вес совсем не мешает ему, так как его походка осталась по прежнему легкой, и на лице не было заметно какого-либо напряжения.

- Может, ты все же преодолеешь свою стыдливость и позволишь мне помыть тебя? – Спросил он, внося меня в ванную комнату.

- Нет, я сама! – Упрямо заявила я.

- И что моя леди прикажет делать сейчас? Положить себя в одеяле прямо в воду?

Я представила, как одеяло намокнет и отяжелеет, а затем неприятно облепит тело.

- Просто опусти меня. Дальше я сама справлюсь, - все еще упорствовала я.

Тэль не стал сопротивляться и поставил меня на ноги и, хотя сейчас я чувствовала себя гораздо лучше, чем утром, ноги все равно подогнулись от слабости. Привалившись к Тениэлю спиной, я, наконец, осознала всю тщетность моего упрямства. Одеяло выскользнуло из ослабевших пальцев.

И тут я заметила свое отражение в зеркале.

Увиденное настолько потрясло меня, что, если бы не поддержка Теля, я точно бы рухнула на пол. Мое тело, руки и ноги были раскрашены в лиловый цвет. А лицо… На него было жутко смотреть, оно, ско-рее, напоминало отвратительную неживую маску. Под припухшими глазами синяки, на правой скуле синюшный отек. Губы стали раза в три больше, как будто сумасшедший доктор накачал их толстым слоем силикона.

Я замерла. Слезы навернулись на глаза, мешая зрению, а внутренняя дрожь от пережитого шока передалась телу.

- Софи, все это пройдет, – осторожно обнимая меня, успокаивающе проговорил Тэль.

- Когда?! – в моем голосе бездна отчаяния.

- Скоро. Через неделю и следа не останется. Верь мне.

- Как я могу верить, если ты все время мне врешь?

- Но не сейчас, Софи.

Он нежно коснулся губами моих волос и, подхватив на руки, положил в воду. Закрыв глаза, я понемногу начала расслабляться, успокаиваясь, заставляя себя нежиться в теплой воде. Казалось, что вся грязь, что произошла со мной совсем недавно, смывается, растворяясь в мыльной пене. Тэль налил в руку немного шампуня и начал массировать мне голову.

- Я виноват перед тобой, – услышав за спиной его голос, я не поверила своим ушам.

Откинув голову на край ванны и устало прикрыв глаза, я предалась молчанию. Даже те небольшие уси-лия, что пришлось приложить, порядком вымотали меня.

- Тот старик, что украл тебя, - является низшим демоном. Он состоит в услужении у моего отца, – продолжил тем временем Тэль. - Низшие демоны не имеют права вмешиваться в жизнь людей. Но, как ви-дишь, этот подлец сообразил, что можно обойти этот закон. Если б я только мог предположить…

Я кинула взгляд в зеркало, и ненависть к тем ублюдкам с новой силой поднялась во мне. И если старика - демона посадить невозможно, то его сообщники должны сидеть за решеткой! Потому как, если не остановить этих чудовищ, то будут и другие жертвы.

- Тэль, я хочу, чтобы они понесли наказание! Пусть хотя бы эти двое получат по заслугам!

- Прости, Софи, но это невозможно.

- Почему? Я дам показания! – не унималась я.

- Видишь ли…, - он замялся. - Все дело в том, что я не смог остановиться, увидев тебя растерзанной в той вонючей комнате, на грязной постели… После того, что они сотворили с тобой…В общем… Я не смог оставить им жизнь. И знаешь, совсем не жалею о том. Сожалею лишь, что сделал это слишком быстро. После того, что с тобой сделали, эти подонки не заслужили легкой смерти! - С жаром закончил Тениель и замолчал, видимо, ожидая моей реакции.

Я прикрыла глаза, предавшись размышлениям об услышанном и, изучая свои ощущения, с удивлением осознала, что совсем не испытываю сожаления по поводу оборванных жизней этих гадов. И хотя Тэль поступил жестоко, приняв на себя полномочия судьи, меня согревала мысль о том, что он сделал это из-за меня и ради меня. Возможно, это было не по-христиански, но в тот момент я испытывала некоторое успокоение, узнав о том, что судьбы Лысого и Худого прервались. Еще меня не могла не радовать мысль о том, что впервые Тэль был откровенен со мной, пусть даже рассказывая о совершенном им жестоком деянии.

Я блаженствовала в ванне среди мыльных шапок пены, лежа с закрытыми глазами и наслаждаясь ощущением жизни, что начала просыпаться во мне. Вода смывала грязь пережитых ужасов не только с тела, но и с души.

Перед внутренним взором предстали глаза Тениеля, смотревшие на меня с нежностью и сожалением. В них не было ни капли жалости и брезгливости, способной унизить или обидеть меня. Фиолетовое море плескалось в них теплыми ласкающими волнами заботы и внимания.



Ощущение благодарности к моему спасителю постепенно начало трансформироваться в другое, более глубокое и насыщенное чувство. Я была защищена, я была нужна ему, даже в нынешнем своем внешне страшном и уродливом состоянии. Конечно, я позволила себе усомниться в его чувствах в тот момент, когда жизнь моя висела на волоске в том загаженном доме, и теперь мне стало нестерпимо стыдно. Да-же с закрытыми глазами я почувствовала, как горят щеки.



- Софи, я стал противен тебе? – в голосе Тэля сквозило неприкрытое беспокойство.

Я открыла глаза. Мужчина оставил в покое мои волосы и присел на край ванны напротив меня. Мне оставалось лишь попытаться выразить взглядом всю гамму чувств, обуревавших меня, поскольку слов катастрофически не хватало.



Наверное, мой взгляд потряс его, так как он с сожалением проговорил:

- Софии, не смотри на меня так, я не достоин твоего прощения. Я врал тебе с самого начала. И все, что произошло с тобой, тоже моя вина…

- Знаю, Тэль, - оборвала я покаянный монолог, - но это уже не имеет никакого значения. Я лишь надеюсь, что ты все же сможешь доверять мне настолько, чтоб рассказать всю правду.

- Обещаю, что больше между нами не будет лжи и недомолвок. Можешь спрашивать меня, о чем хо-чешь.

- Ты действительно сын демона? – я сразу воспользовалась моментом великодушия моего героя.

- Да, это так.

- И ты питаешься… ну… этим… сексом? - я покраснела, наверное, как спелая помидорка.

Он задумался.

- Ты обещал мне рассказать, – напомнила я.

- Да, конечно, только соберусь с мыслями… Давай так: пока я закончу с твоими волосами, буду рассказывать.

Он встал и заставил меня снова закрыть глаза, после чего, включив душ, смыл мыльную пену с волос. А затем, выдавив в ладонь небольшое количество шампуня, опять начал втирать мне его в волосы. Его легкие нежные прикосновения были для моего измученного тела как изысканная ласка. Это было давно забытое пронзительное ощущение детства, в котором мама также заботливо мыла мне голову. А сейчас мужчина проделывал те же невинные действия, но весьма чувственно.

- Во мне течет кровь отца, и она очень сильна, – начал свой рассказ Тэль, и его намыленные пальцы прошлись по моей шее, еле касаясь ее. - Но во мне также есть и человеческая часть, которая досталась от матери.

Его губы коснулись моего плеча, и я вздрогнула словно от разряда тока.

- Да, демон, который сидит внутри меня, питается энергией, выделяемой женщиной при сексе. Но я умею контролировать его аппетит. К тому же мне не требуется столько, сколько нужно, например, мо-ему отцу. - Его голос завораживал, а ладони спустились ниже и теперь поглаживали мою спину.

- И сколько тебе нужно? – надеюсь, мой голос не дрожал под ласкающими движениями рук.

- Ну-у… Достаточно двух раз в неделю.

К черту смущение! Я решилась спросить напрямик и развернулась к Тениелю, чтобы видеть его лицо, когда услышу ответ:

- А почему ты не воспользовался мной?

- На то есть несколько причин.

- И какие же?

- Первая причина - это артефакт.

И опять воспоминания о пережитом ужасе навалились на меня, сбрасывая наваждение от бархатного голоса и ласковых рук Тениеля, наполняя душу гневом и ненавистью.

- Тот старик угрожал, что сделает меня ненужной для твоих целей.

- У него никогда это не получится. Даже если бы я не поспел вовремя, ты все равно осталась бы дорога мне.

Я горько усмехнулась:

- Не думаю, что тебе пришлась бы по нраву искалеченная женщина. Я и в более презентабельном виде тебе не нравлюсь.

- С чего это ты взяла? – изумленно воззрился на меня Тэль.

- Ты постоянно отталкиваешь меня, – неужели у меня хватило смелости выдавить из себя горькую правду?

- Софии, дело не в том, что ты мне не нравишься, или что я тебя не хочу, – и он выразительно показал глазами вниз. Я машинально опустила взгляд. Даже сквозь толстую джинсовую ткань было видно, как он возбужден.

«Неужели мое избитое тело и изуродованное лицо могут вызвать такую реакцию у мужчины?» - удивилась я.

Тэль нежно убрал мокрую прядь волос с моей щеки.

- Все дело в том, что заклятие может снять только непорочная дева.

После его слов меня будто озарило, и сразу все встало на свои места. Так вот, значит, что имел в виду старик! И меня образовался комок в горле. Нервно сглотнув, я спросила:

- Значит, он хотел, чтоб те двое изнасиловали меня?

- Да. Он сам не мог этого сделать, ведь низшие демоны – бесполые существа.

Сказать, что я была в шоке, значит, ничего не сказать. Так вот она была какая – правда! Как на ладони. Неужели я совсем простушка, не понявшая сразу, что ожидало меня в бандитском свинарнике? Избие-ние, банальное изнасилование, а затем смерть и напоследок место в канаве, для верности забросанное ветками.



- А кто такие низшие демоны?

- Когда-то они были людьми. Но, продав душу в обмен на исполнение своего заветного желания, после смерти они становятся рабами того демона, с которым заключили договор.

- Ничего себе! По-моему, все это враки и выдумки.

- Нет, это правда. – Заверил меня Тэль. – Софи, давай потом обсудим остальное?

- Хорошо, только пообещай, что ты мне все расскажешь.

- Обещаю, - и его глаза вспыхнули мириадами искр, согревая меня до самого сердца.

Успокоившись, я опять устроилась в ванне поудобней. Вода поостыла, и Тэль, включив кран с горячей водой, сунул руку в ванну, проверяя, достаточно ли мне уютно. При этом он внимательно наблюдал за мной, и его глаза словно гипнотизировали, завораживая, а легкая грациозность мощного спортивного тела опять заставила пылать мои щеки.

Странно, но теперь я не испытывала ни капли смущения, как будто лежать совершенно обнаженной и вести при этом светскую в беседу, - было самым обычным моим времяпровождением.

Тэль незаметно прогнал не только страх, но и стыдливость.

_________________



Глава 4

Наконец, взлет. Я внутренне сжалась в предвкушении неприятного момента. Загорелась табличка «Пристегните ремни», и Тэль заботливо проверил мой ремень, пристегнув затем свой.

-Попробуй уснуть, – посоветовал он, обняв меня, и притянул к себе.

Но я боялась даже глаза сомкнуть, видя вокруг множество незнакомых лиц, так как отвыкла находиться среди толпы. Набираясь сил и приходя в себя, в последнюю неделю я ни с кем не общалась и не видела никого, только Тэль все время был рядом. Все эти семь дней я просидела дома, мир за окном пугал. Наверное, после пережитого ужаса у меня появилась фобия - я отчаянно боялась выходить из своей квартиры. Огромных усилий стоило заставить себя хотя бы выглянуть в подъездный коридор, не говоря уже о том, чтобы спуститься на улицу.

Но самое большое испытание ждало меня впереди. Мы все-таки полетели в Англию. Тэль сам упаковал чемоданы, а когда наступил день отлета, вызвал такси и с большой осторожностью довез меня до аэропорта.

Окунувшись в шумиху и суету аэропорта, я вся сжалась. Огромные открытые пространства и плотные потоки пассажиров, протекающие во всех направлениях, действовали на меня угнетающе. Я старалась вести себя спокойно и разумно, но паника, не смотря на все старания и уговоры Тэля, все больше завладевала мной. Даже зная, что тех двоих нет уже на этой земле, я все равно пробегала взглядом по лицам, боясь увидеть знакомые, искаженные злобой лица. Может, это и глупо с моей стороны, но ужас произошедшего не давал мыслить ясно и разумно. Ладони нещадно потели, и я все сильнее прижималась к Тениэлю. Резкие звуки, а тем более столкновения с другими людьми, пугали меня до дрожи в коленках. Несмотря на старания Тениэля оградить от возможных опасностей, несколько раз меня все же успели толкнуть и задеть тележкой, заставив сжаться от ужаса и еще сильнее вцепиться в руку Тэля. Я сама себе была противна за тот нелепый страх, что владел мной, но ничего поделать с собой не могла. Мужчина, который спокойно шел со мной рядом, был единственным островком надежности в этом вдруг ставшем враждебном мне мире.

Тениэль крепче сжал мою ладошку и прошептал на ухо:

- Все хорошо! Я с тобой. – Каким-то чутьем он уловил мой страх и попытался взбодрить. Его голос подействовал успокаивающе.

По громкоговорителю объявили посадку. Пассажиры засуетились, выстраиваясь в очередь, только мы сидели в креслах, никуда не торопясь. В самолет мы вошли последними.

Наконец, заняв свое место, я уткнулась в грудь своего спутника. Люди, сидевшие вокруг, раздражали меня. Хотелось вернуться домой в тепло и уют своей квартиры, в которой я была так счастлива всю последнюю неделю. Из-под полуприкрытых век я разглядывала ромбики на свитере Тэля, и мужской запах туманил разум, окружая меня со всех сторон. Хотелось утащить моего мужчину куда-нибудь подальше от чужих взглядов, от суеты и громких разговоров, желательно на необитаемый остров, где мы были бы только вдвоем.

Прошлая неделя пролетела словно один миг, став сказочным сном для меня. В обществе Тениэля я постепенно ожила, он стал моим миром. Да что миром, он стал моей маленькой личной вселенной. И теперь в этот мирок вторглась суровая реальность, а интимная уединененость была разрушена грубым вниманием чужих глаз.

Я потерлась щекой о свитер Тениеля и почувствовала, как мужские пальцы мягко поглаживают мои плечи. Сердце дрогнуло и пропустило удар.

- Как ты? – заботливо спросил Тель, и мое тело в очередной раз расплавилось от тех особых ноток, что появились в его голосе.

- Все хорошо, немного нервничаю, так как не люблю летать, – соврала я.

- Не волнуйся, все будет хорошо, - он чмокнул меня лоб. Я тут же подставила губы, и он опалил их легким дразнящим поцелуем.

За прошлую неделю произошло так много…

Прикрыв глаза, я углубилась в воспоминания. Тэль был образцовой нянькой. Он не оставлял меня ни на минуту, за исключением тех моментов, когда надо было погулять с собакой. И это были самые тяжкие минуты без него. Я намертво приклеивалась к окну, выискивая среди прохожих его фигуру. При виде знакомого силуэта сердце начинало птичкой трепыхаться в груди, а горле образовывался комок.

За окном, зима все-таки взяла свое, одарив землю толстым снежным ковром. Деревья покрылись инеем и сверкали в лучах холодного зимнего солнца. Я была как в сказке, окружавшей меня со всех сторон: красивой и морозной за окном и теплой и ласковой рядом со мной в квартире.

Тэль стал моим спасителем. Он был и в моих снах, не давая даже малейшему намеку на кошмар обеспокоить меня. Выздоровление, как и обещал Тэль, продвигалось удивительно быстро, но в университет я все же не пошла, и на это были две причины. Первая – я боялась выйти на улицу, а вторая состояла в том, что я боялась опять потерять Тениеля.

Первые дни, когда я начала приходить в себя, Тэль буквально носил меня на руках. Он постоянно как бы невзначай касался меня, и вскоре эти нехитрые уловки сработали. Я перестала вздрагивать и замирать в испуге, и наоборот, стала прижиматься к нему сама со всем пылом чувств, просыпавшихся во мне. И это было уже не банальное вожделение.

Мы закрылись в нашем маленьком мирке, не впуская туда никого. Не торопясь, мы познавали друг друга, делясь мечтами и желаниями. Я видела, что Тэлю было нужно нечто иное, чем я могла дать ему в настоящий момент, но со свойственной человеку эгоистичностью не могла отпустить его. Я все понимала. Понимала, что наши невинные ласки не помогают выпустить пар его желания, а наоборот, еще больше раззадоривают демона, сидящего внутри.

Мы никогда не ложились спать раздетыми - Тэль не доверял ни мне, ни себе. Но уже то, что он был рядом, успокаивало меня. Я счастливая и довольная засыпала в его объятьях.

Тэль обожал расчесывать мои волосы. Все началось еще тогда, когда он принес меня из ванны в комнату и уложил в чистую и свежую постель.Светлые пряди беспорядочно разметались по подушке, и он, вооружившись расческой, начал аккуратно водить ею по волосам. Я млела под его неторопливыми движениями.

- У тебя самые красивые волосы на свете, - сказал он, не отвлекаясь от действа.

- Это все, что осталось во мне красивого! – чуть не плача ответила я.

Тэль прекратил расчесывание, затем придвинувшись, взял мою руку и нежно поцеловал запястье с тыльной стороны. Его глаза по-прежнему горели теплым фиолетовым пламенем, завораживая меня.

- Нет, ты не права, моя леди. Ты божественно прекрасна.

Я понимала, что он мне льстит, но все равно было приятно. Меж тем он опять занялся моими волосами. И эти нехитрые движения тоже приносили мне удовольствие, заставляя замирать от чистоты и нежности неторопливых прикосновений. Я прикрыла глаза, мечтая о том времени, когда Тэль, наконец, обретет силу, и мы сможем быть вместе так, как это полагается мужчине и женщине.

- Тэль, почему ты не рассказал мне всего сразу?

- Ну, не так приятно быть сыном демона разврата, как это может показаться на первый взгляд. Это во-первых. А во-вторых, я боялся, что ты откажешь мне, как только узнаешь, кто я на самом деле.

Я задумалась. Неужели я бы отказала? Не знаю. С появлением Тэля я очень изменилась, и образы прошлого смутным пятном остались в памяти.

- Скажи, ты действительно не видел моих снов?

- Видел каждый из них и сходил с ума, не имея возможности прикоснуться к тебе наяву, – его тихий интимный голос вызвал волну возбуждения по моему телу. Я хмыкнула, вспоминая свои сонные грезы. То, что Тель тоже сходил с ума, несказанно порадовало меня.

В ту ночь мы уснули далеко за полночь. Тэль лег рядом и, забрав меня в свои объятья, рассказывал о своей жизни. Я слушала его ровный приятный баритон, уносивший меня в то жестокое время, в котором родился и жил Тениэль. Я представляла, сколько он выстрадал на своем веку. Мне было жаль, что его лишили детства, и что его мать умерла, так и не увидев сына. Он так же рассказал о девушке, которую когда-то любил и том, что она умерла, вынашивая ребенка его отца.

Я задумалась и спросила:

- Тэль, а почему ребенок убивает мать?

- Потому что у демонов две ипостаси. Но довольно об этом, тебе пора спасть. Следующие вопросы завтра утром.

На удивление я быстро заснула крепким здоровым сном без сновидений.

Весь следующий день я провалялась в постели. Тениэль не разрешил мне вставать и не отходил от меня ни на минуту. Его забота и внимание неумолимо поднимали из пепла мою изувеченную душу.

Несколько раз звонил Макс, пытаясь проведать больную «гриппом», но я не разрешила ему приходить, объяснив, что этот штамм очень заразен. Макс поверил. И еще я договорилась с ним, что он заберет Левика к себе на неделю, так как я скоро улечу в Англию. Макс любил животных и обрадовался, что щенок побудет у него. Затем позвонила по скайпу Кира. Так как синие «очки» вокруг глаз у меня еще не сошли, пришлось объяснить подружке, что у меня сломалась вебкамера, и общаться без визуальног оконтакта. Было неприятно ей врать, но объяснять, что у меня с лицом, было бы еще неприятнее.

Горькую правду о Тэле я восприняла философски. Нельзя любить в человеке какую-то одну часть, его нужно либо принимать и любить целиком со всеми хорошими и плохими сторонами, либо не любить вовсе. Я приняла и полюбила.

И это не была любовь с зашоренными розовым цветом глазами. Нет, я отдавала себе отчет в том, кем являетсмя мой любимый человек. Но ведь и людей не без недостатков не бывает.

Я воспринимала демоничество Тэля как своего рода генетическую болезнь. Разве можно перестать любить человека, узнав о том, что он болен? Ведь он не виноват, что он такой. Я верила в лучшее, надеясь, что моей силы хватит накормить демона, так как отпустить Тэля к другой женщине ни за что не смогла бы. Только одна эта мысль убивала меня и омрачала безмятежное спокойствие. Но, несмотря на эту занозу, я была счастлива, стараясь жить одним днем, не думая о будущем и наслаждаясь настоящим. Я растворилась в люби к Тениелю и в его ответной ласке и нежности.

_________________

Любовь и война на районе



Я воспринимала демоничество Тэля как своего рода генетическую болезнь. Разве можно перестать любить человека, узнав о том, что он болен? Ведь он не виноват, что он такой. Я верила в лучшее, надеясь, что моей силы хватит накормить демона, так как отпустить Тэля к другой женщине ни за что не смогла бы. Только одна эта мысль убивала меня и омрачала безмятежное спокойствие. Но, несмотря на эту занозу, я была счастлива, стараясь жить одним днем, не думая о будущем и наслаждаясь настоящим. Я растворилась в люби к Тениэлю и в его ответной ласке и нежности.



- Софи, проснись. – Я вздрогнула и открыла глаза. Салон был практически пустым, и только на выходе у трапа толпились пассажиры.

Оказывается, я все же задремала. Мы быстро собрались и вышли из самолета. Первые впечатления об Англии у меня оказались какими-то смазанными. Тэль шел быстро, будто спешил, ловко лавируя между толпами пассажиров. Одной рукой он с силой прижимал меня к себе, а в другой руке нес наш небольшой чемодан. Марево лиц проносилось мимо меня, и единственное, что я успела заметить, - это то, что лица принадлежали не только разным национальностям, но и расам. Кого тут только не было: смуглые латиноамериканцы, неторопливые негры, которышки-азиаты, белокурые скандинавы. И везде светлые улыбающиеся лица. Но удивиться подобной интернациональности я не успела, Тэль практически вытолкал меня на холодный свежий воздух. Под ногами лежал тонкий слой свежевыпавшего снега. Я не успела и глазом моргнуть, как рядом подъехала и остановилась черная машина. Дверца сзади распахнулась, и Тэль буквально забросил меня на сиденье, а сам забрался следом.

- Генри, гони! – услышала я короткую фразу на английском.

Дверца за ним еще не захлопнулась, как машина с визгом шин рванула с места. В салоне машины было сумрачно, и лицо водителя в кителе я разлядеть не смогла. Он молча вел машину, уверенно выворачивая руль на поворотах.

- Тэль, ты можешь, объяснить что происходит? – обеспокоено спросила я, повернувшись к нему.

- Теперь могу, - ответил он невыразительно, поглядывая меж тем по сторонам дороги. - Серник тоже был в этом самолете.

Я побледнела.

-И давно…, - дыхание у меня перехватило, - ты об этом знаешь?

- Почти с самого взлета. Но менять что-нибудь было уже поздно.

- Почему же ты мне не сказал? – неприятно поразилась я.

- Потому что не хотел тебя беспокоить, - разъяснил он мне словно маленькому ребенку.

Я разозлилась.

- Тэль, я не сахарная чтобы меня от всего оберегать. И если мне грозит опасность, то я предпочитаю знать о ней заранее. Твоя скрытность может привести… может привести…, - голос задорожал, и опять в памяти всплыли глумливые лица неудавшихся насильников. Я замолчала, понимая, что меня несет не туда.

- Ты все сказала? – его холодный тон поразил меня.

- Да! - я замолчала и отвернулась, уставившись невидящими глазами в окно. Впервые за прошедшую неделю мы повздорили. Мимо проносились пейзажи Англии, а я не обращала на них внимания, целиком углубившись в свою обиду.

«Да как он смеет со мной так разговаривать? Кем он себя возомнил?» – Глупо и по-детски я сжала кулаки, причиняя себе боль ногтями, впившимися в ладони. Несколько минут в машине стояло напряженное молчание, и первым его нарушил Тениэль.

-Софи, – позвал он, но я по-прежнему не реагировала, тщательно изучая окошко машины, словно не было ничего важнее. Тэль притянул меня к себе, я не сопротивлялась. – Извини.

Его голос был полон раскаянья.

- За что? – Я хотела, чтобы Тэль понял, из-за чего я обиделась, и признал это.

- Ну, хорошо, - вздохнул он, - если тебе будет угрожать опасность, я обязательно скажу тебе об этом.

Я расцвела, оттаяв:

- Нет, это ты извини, что я накричала на тебя, - и чмокнула его в щеку. От Тениеля приятно пахло туалетной водой, а пробивающаяся щетина, не понятно почему, вдруг вызвала во мне умиление.

- Все нормально, я понимаю. Ты просто испугалась, и тебе надо было выпустить пар. - Он еще крепче прижал меня к себе и поцеловал мои волосы. - Ты дрожишь? Не бойся, зайка, все будет просто отлично.

- Мне страшно, Тэль. У меня плохие предчувствия. Кажется, что в нашем распоряжении очень мало времени. Я не вижу, что над нами нависло, но что-то очень плохое. – Я взглянула на него и заметила промелькнувший тревожный блеск в его глазах. Но всего лишь мгновение – и Тениель снова беззаботен и спокоен, как и прежде. Неужели мне показалось? – Ты веришь мне, Тэль?

- Милая, я знаю, ты предчувствуешь то, что должно произойти. Но будущее в наших руках, и что бы ни случилось, мы сможем это преодолеть. - Он сказал это так уверенно, что я поверила и успокоилась. Я не смотрела по сторонам, картины за окном ничуть меня не интересовали. Прижавшись к Тэлю, я ловила мгновения счастья, слушая, как размеренно бьется его сердце, и дыхание шевелит волосы на моей макушке.

А машина неслась вперед навстречу нашей судьбе.

_________________



Глава 5



Элегантный трехэтажный особняк Тениэля произвел на меня ошеломляющее впечатление. И хотя я сама жила в обеспеченном районе, а дом моих родителей был достаточно большим и роскошным, он не шел ни в какое сравнение с тем, что предстало перед моими глазами в тот момент, когда я вышла из машины. На миг я застыла с открытым ртом, разглядывая статуи по фасаду здания. Машина отъехала и, оглянувшись, я увидела перед домом большой, занесенный снегом фонтан, который, в это время года, конечно, не работал, но все равно был великолепен. Я влюбилась в это место с первого взгляда.

- Летом здесь, наверное, очень красиво, - мечтательно протянула я, облокотившись на перила широкого крыльца с высокими ступенями.

- Да, дом утопает в зелени, а в фонтане можно купаться, - ответил Тэль с нескрываемой гордостью, вместе со мной осматривая окрестности.

- Ты давно его купил?

- Это было поместьем моих предков по материнской линии. Конечно, от первоначального варианта дома остались одни воспоминания, так как за это время он много раз перестраивался, - ответил Тэль безразлично, и все же я уловила в его голосе нотку горечи. Однако развивать тему он не стал, и я решила не настаивать на подробностях.

Внутри особняк выглядел без излишеств и также элегантно, как и снаружи. Вкус человека, создававшего интерьер, был безупречным, обстановка была по-королевски пышной, но без кричащей вычурности. Единственное, чего не хватало этому дому - это домашнего уюта и тепла.

- Тэль, я и подумать не могла, что ты так богат! - Не смогла я удержать возгласа, а он в ответ только безразлично пожал плечами.

Имея ТА-АКОЕ состояние, позволявшее содержать громадный дом и при нем ухоженный парк, Тэль без труда смог бы снять целиком гостиницу в престижнейшем районе Питера. «Так зачем же он напросился ко мне в жильцы?» - задалась я вопросом. Но озвучить его не успела, так как навстречу к нам уже спешила пожилая дама по виду около шестидесяти лет.

- Здравствуйте, господин Тениэль! Ваша комната готова, но, мой бог, вы не предупредили, что с вами прибудет молодая леди. Ничего страшного, я вмиг приготовлю спальню и для нее, - бойким голоском затараторила на английском женщина.

- Не беспокойтесь, Линси, леди не нужна отдельная комната. - При этих словах я покраснела. - Можете быть свободны после того, как распорядитесь об ужине.

Пожилая женщина бросила на меня осуждающий взгляд, и мне стало стыдно. Я перевела взгляд на Тэля, он жадно оглядывал свое жилище - как хозяин, прибывший из далекого путешествия и невероятно соскучившийся по родному дому.

Я смотрела на него и видела средневекового лорда, а не того парня, который однажды позвонил в мою дверь. В своем особняке он стал другим, под стать дому, стал таким же строгим и серьезным. И я не могла понять, нравится ли мне этот другой Тэль, совсем мне не знакомый. Казалось, что он сбросил очередную маску и, наконец, стал самим собой. Но вот ответа на вопрос – была ли эта маска последней?- я не знала. И как реагировать, я тоже не знала, но Тэль развеял сомнения, тепло приобняв меня за талию. Его глаза сверкнули фиолетовым светом, и мое сердце от его взгляда растаяло как воск.

- Добро пожаловать в мой дом, моя леди. Надеюсь, тебе здесь нравится. – Подмигнул он мне.

- Он прекрасен! - восторженно похвалила я дом, и мужчина расцвел от невинной похвалы.

- Думаю, что Мак уже отнес наш чемодан. Пойдем, переоденемся к ужину, – он потянул он меня в сторону большой витой лестницы, но я уперлась. Мне расхотелось идти вместе с ним в комнату, тем более, когда в доме находился еще кто-то, кроме нас, и не имело значения, что эта чужая церемонная женщина уже вышла из холла. Мои щеки горели.

- Тэль, зачем ты ей сказал, что мы будем спать в одной комнате? – спросила я у него.

- А разве это не так? – Похоже, Тениель был искренне удивлен моим вопросом.

Да я и сама удивилась, откуда во мне взялась эта чопорность? Неужели на меня так подействовал воздух Англии?

- Софи, что с тобой? – обеспокоенно спросил он. Но я молчала, не зная как облечь свои чувства в слова. Следующий вопрос напрочь отмел все сомнения:

– Так ты хотела спать в отдельной комнате? Только скажи…

Одна мысль о том, чтобы провести ночь без моего Тениэля, была ужасной.

- Нет, Тэль, все хорошо, пойдем.

«Какое мне, в сущности, дело до того, что подумает обо мне эта достопочтимая Линси?» - решила я и двинулась за Тэлем.

Его спальня была выдержана в общем стиле дома. Первое, что бросилось в глаза, - старинный камин, в котором весело горел огонь, добавляя комнате тепла и уюта. Напротив него, в нише под балдахином с багровыми занавесями, стояла огромная кровать, застланная атласным покрывалом, так и манившая понежиться в ней после трудного путешествия.

-Тэль, а может ну его, этот ужин?

- Софии, мы не можем игнорировать старания других людей, – улыбнулся он мне в ответ, заметив, как мои глаза загорелись при виде кровати.

- О, я и не подумала об этом. А что, у тебя много прислуги?

- Нет, - засмеялся Тэль, - я не набоб. Но эти люди дороги мне. Позже я познакомлю тебя с ними. Я подозреваю, что Роза уже приготовила шикарный ужин в честь моего приезда и очень обидится, если мы его не попробуем.

- А они знают …ну… про тебя? – спросила я с легкой заминкой.

- Нет, этого им знать не положено, –с мягкой улыбкой ответил он, снимая пиджак.

- А есть еще такие же, как ты?

- Про полукровок, подобных мне, я ничего не слышал. А вот таких, как мой отец - целый легион.

- Ого, неужели так много?

Тэль, расстегивая рубашку, повернулся ко мне:

- Да, много. Но чем ты меньше знаешь об этом, тем крепче спишь… - Ответил он уже не с теми знакомыми бархатными интонациями. Стальные нотки в его голосе кольнули меня.

-Тэль, ведь ты уже втянул меня в свою жизнь! И конечно, мне интересно…

Но он не дал мне договорить:

- Что тебе интересно? – вдруг разозлился он. – Это совершенно другой мир, вернее, даже другая реальность. Тот мир жесток, каждый демон занимает свою ступень, выше которой подняться никогда не сможет, и каждый из них служит дьяволу, которому должен приносить жертвы. Достаточно того, что ты услышала, или нужны подробности?

Его глаза сменили цвет, став небесно-голубыми, что свидетельствовало о том, что Тэль зол.

Я отступила. От его голоса и взгляда у меня пошлел озноб по телу, и вдруг стало страшно и холодно внутри. Настроение окончательно испортилось. Нет, конечно, я не хотела знать о жертвах, которые требует князь тьмы от своих подданных, но зачем же так со мной разговаривать? Я ведь только хотела узнать чуть больше о его мире.

Тэль же тем временем ушел в ванную комнату, дверь в которую вела прямо из спальни.

Развалившись на огромной кровати, я лежала и слушала шум воды, доносившийся до меня, и представляла, как каждая капля ласкает его тело. Мое воображение разгулялось, совершенно позабыв о рамках приличия.

В сумке запиликал телефон. Кира! Я совсем забыла ей позвонить.

- Привет, родная! – ответила я на звонок деланно веселым тоном.

- Ты уже прилетела? Я тут все ногти сгрызла в ожидании твоего звонка! – Вот уж этого аккуратистка Кира точно никогда не делала. Я представила, как она ожесточенно отгрызает свои гелиевые ногтищи, и улыбнулась.

- Да, мы уже в Англии. И я, кстати, нахожусь совсем не далеко от тебя.

- Я приеду к тебе сегодня! Называй адрес! – Кира была напориста, и как всегда, взяла с места в карьер.

- Кира, давай лучше я к тебе завтра приеду, хорошо?

- Нет, вы только посмотрите на нее! Я тут с ума до завтра сойду! Если тебе так неудобно, что я приеду к вам, то давай я заеду за тобой на машине. Или ты не хочешь видеть меня?

- Нет, что ты! Я очень хочу, – поспешила я заверить ее.

- Ух, а я уж было подумала, что ты там совсем разум потеряла со своим Тэлем, - представляя, как она потирает с облегчением себе лоб, я опять разулыбалась.

- Почти, но о тебе все же пока не забыла.

- Значит, решено я забираю тебя, и сходим в паб, посидим, поболтаем. Думаю, твой поймет, что такое подруга, с которой ты не виделась много лет.

- Ну уж, про много лет ты загнула. Ты же этим летом приезжала.

- Но для меня, правда, словно сто лет прошло!

Ясно было, Кира просто так не отступит, да я и сама дико соскучилась по ней. Может, действительно стоит принять ее приглашение? Только вот в паб идти не хотелось, зная, что тот старик прилетел вместе с нами и растворился где-то на английских просторах. Хотя, что он может сделать мне в людном месте? И все-таки рисковать я побаивалась.

- Кира, я даже не знаю своего адреса.

- Софи, ну что ты как маленькая? Спрашивай, давай, скорей, а то машина под парами стоит уже целую вечность!

В этот момент Тэль вышел из ванны, его настроение заметно улучшилось.

- Тэль, а какой у тебя адрес? - спросила я.

- Зачем тебе? – насторожился он и даже прекратил вытирать волосы полотенцем, отчего те рассыпались в очаровательном беспорядке, делая его еще более сексуальным. Мое дыхание перехватило, Тениэль казался таким близким и родным. Сглотнув, я ответила:

- Я хочу увидеться с Кирой, и она готова заехать за мной.

- И куда вы собрались? – С подозрением спросил он.

Обида на его холодность еще не полностью угасла, и я с вызовом ответила:

- В паб!

Хотя минуту назад мысль об этом у меня вызывала ужас.

- И ты думаешь, что я тебя отпущу? – Мягкая интонация в его голосе не ввела меня в заблуждение, так как взгляд по-прежнему напоминал холодное голубое небо. Понимая, что Кира слышит каждое наше слово, в мыслях я металась из одной крайности в другую, решая, что ответить Тениэлю. Гордость требовала одного, а здравый смысл взывал к другому.

- Дай мне телефон, - заявил он тоном, не терпящим возражений, разом прекращая мои метания.

- Зачем это? – испугалась я и убрала телефон подальше, прекрасно осознавая, что если он захочет, то все равно отберет, слишком неравными были силы.

- Софи, дай мне поговорить с твоей подругой, – масленым голосом повторил Тэль свою просьбу.

Я протянула телефон.

- Здравствуйте, меня зовут Тениэль. А вы, насколько я понял, та самая очаровательная Кира, о которой я так много слышал от Софи? – услышала я его мурлыкающий голос. Ревность кольнула меня в самое сердце. Тэль же продолжил:

- Очень приятно познакомиться. Я тут подумал, что вы, наверное, хотите навестить подругу, и конечно же, вам хочется много чего обсудить после долгой разлуки. К тому же, мне было бы очень приятно, если вы согласились бы посетить мой дом и отужинать с нами.

Он на мгновение замолчал, слушая Кирин ответ.

- Об этом можете не беспокоиться, я всегда рад гостям, тем более вы лучшая подруга Софи.

Тель снова замолчал, бросив при этом на меня пламенный взгляд.

- О нет, это излишне, мой водитель заедет за вами в девять вечера. Скажите, пожалуйста, где ему вас ждать… Хорошо, до встречи. Даю трубку Софи.

-О боже! Софи, где ты его откопала? – услышала я восторженный вопль Киры.

-А что? - насторожилась я.

- У него такой голос, что у меня аж мурашки по коже бегают, - проворковала она с придыханием в трубку.

- Веришь или нет, но у меня тоже бегают толпами, – улыбнулась я в ответ на признание, разглядывая Теля, подсушивающего полотенцем волосы.

- Я думаю, что ужин у вас - отличная идея! Это даже лучше паба! Мы хоть сможем спокойно поболтать в тишине.

- Согласна, Кир. Я тебя жду.

- О!! А уж я-то как жду! Познакомлюсь, наконец, с твоим загадочным принцем. Ну, ладно, целую тебя и бегу собираться.

- Кируська, взаимно, - я положила трубку, а потом поблагодарила Тэля, с полуулыбкой наблюдавшего за тем, как я во время разговора с Кирой строила ему глазки.

- За что? - пожал он плечами.

- За то, что пригласил мою подругу.



Глава 6



Мое отражение в зеркале ничуть не радовало меня. И так, не отличаясь пышными формами, за время болезни я потеряла несколько килограммов, что, по моему мнению, отнюдь меня не красило. Лицо казалось осунувшимся, кожа имела нездоровый цвет, а под глазами от недосыпа залегли тени. Косметика, конечно, немного оживила черты, но полностью скрыть все изъяны не смогла. Единственное, что понравилось мне в моем новом облике - это глаза. Они как будто светились изнутри, приобретя глубокий насыщенный цвет, и на заметно похудевшем лице смотрелись огромными бирюзовыми озерами.



Ниже уровня глаз взгляд опускать не хотелось, - шелковая кофточка, которая совсем недавно аппетитно облегала грудь, теперь выглядела печально обвисшей. То же впечатление создавала длинная шелковая юбка с разрезами по бокам. Сидеть на талии она не хотела, упорно опускаясь на бедра. Хотелось сорвать с себя эти столь неуместные тряпки, но ничего другого в чемодане не обнаружилось. Только эта чертова юбка, несколько футболок, шелковая кофта, куртка и джинсы, которые были велики мне еще до болезни, а теперь вообще без ремня сваливались с бедер. Естественно, захватить ремень Тениель не догадался. Ах да, еще на дне чемодана выискались бесчисленные коробочки с новыми колготками и нижним бельем. Он, что предполагал не выпускать меня из спальни?



«И зачем только я позволила ему собирать мои вещи?» – в очередной раз укорила я себя.



Всю прошедшую неделю я словно растворилась в той ласке, что Тэль дарил мне. Я не думала о будущем, а когда настал момент собирать чемоданы, мной вдруг овладела паника, и навалилось дурное предчувствие. Страх от того, что придется выйти на улицу, был непреодолим, замораживая меня изнутри и не давая здраво мыслить. Именно поэтому предложение Тениеля собрать мои вещи я приняла с благодарностью и… как-то по привычке, так как в последние семь дней в доме все решения принимал он, и даже то, что у нас будет на обед.



Еще раз предприняв бесплодное усилие подтянуть юбку повыше и взглянув на свое отражение в зеркале, я расстроено отвернулась.



Легкое беспокойство о том, что я буду смотреться серым воробышком на фоне одетой с иголочки и ухоженной Киры, проводящей в салоне красоты больше времени, чем в университете, вызывало толику ревности в моей душе. Я понимала, что Кира никогда не польститься на моего парня, но в Тэле я так уверена не была. Стоит ему только захотеть, и любая не устоит.



- Черт! Черт! – Из-за него я уже перестала доверять своей лучшей подруге. Это разозлило меня.



-Тэль! - Вырвавшись ураганом из ванной, я влетела в комнату.



- Да, моя леди?



Его спокойный сдержанный голос и сногсшибательный вид в черных классических брюках и белой рубашке с запонками только добавили мне злости.



- Ты посмотри, на кого я похожа! - С обидой высказалась я.



Он внимательно посмотрел на меня, а затем с ухмылкой произнес:



- На встревоженного воробушка.



О боже, из моих глаз были готовы пролиться слезы! Сам не желая того, он подтвердил мои худшие опасения.



- На очень хорошенького растревоженного воробушка, который, к тому же, сейчас заплачет, – добавил мужчина.



- Почему ты взял так мало вещей?! Ну, почему из всего моего гардероба ты выбрал именно эти?



Мысль о том, что какие бы вещи он ни взял, все они точно так же смотрелись бы на мне, почему-то в тот момент не пришла мне в голову. Хотелось выместить свое плохое настроение на ком угодно, и этим «кто угодно» оказался Тэль. Я нервно разгладила несуществующую складку на юбке.



- Софи, - подошел он ко мне и, обхватив мое лицо руками, коснулся губ легким поцелуем. - Ты обворожительна.



-Да?



- Извини любовь моя, что покидаю тебя, но мне надо спуститься вниз и отдать кое-какие распоряжения, а потом жду тебя в большой голубой гостиной.



От его прикосновения, я потеряла способность здраво мыслить, так как его слова дошли до меня только тогда, когда он уже был у двери.



Упреждая мой возможный вопрос, он пояснил:



- Прямо по коридору и вниз по лестнице до первого этажа. Ты найдешь сразу. – И, послав воздушный поцелуй, исчез, притворив за собой дверь.



А я стояла, оглушенная его глубоким нежным голосом, его грациозной походкой не укрощенного зверя и фиолетовыми всполохами в его глазах. Ноги меня не держали, и оставалось только рухнуть на постель в непонятном изнеможении.

***

- Надо было ехать за Кирой вместе с Генри, - заявила я, в нетерпении меряя шагами голубую гостиную. Около четверти часа назад войдя в небольшую комнату, я сразу поняла, почему она называлась голубой: стены, шторы и даже мебель были отделаны в голубых тонах, от совсем бледного до темного. Но красоту помещения я не оценила, – тревога глодала меня, навевая разные панические мысли.



Сначала мне подумалось, что Генри заблудился, и поехал за Кирой не по указанному адресу, о чем я и сообщила Тениэлю. Тот лишь в ответ пожал плечами и заверил, что водителю был назван верный адрес.



Потом я решила, что Генри со своей пассажиркой попали в аварию, и опять я высказала свое предположение вслух. Очередное разглядывание темноты за окном результатов не дало, машина все так же не появилась.



Тэль, примостившись на кушетке, снисходительно наблюдал за мной. Но, видно даже его терпению пришел конец:



- Софи, у меня от твоего мельтешения уже в глазах рябит.



-А ты не смотри, - дернулась я к окну, а потом обратно. Меня озарила сумасшедшая мысль: а что, если следивший за нами старик узнал, что Кира моя подружка, схватил ее и теперь пытает также как и меня когда-то?



Я опять заметалась по гостиной, на этот раз, благоразумно не озвучив свою догадку.



- Подойди ко мне, – вдруг сказал Тениэль приказным тоном.



-Зачем это? - насторожилась я.



- Подойди. Не могу видеть, как ты, словно зверь в клетке, мечешься у меня перед глазами. Тебе надо расслабиться и отвлечься.



- Тэль, неужели ты не понимаешь моего нетерпения? Я вся на взводе и переживаю, в отличие от некоторых! – Уже подходя к мужчине, я показала на него пальцем.



Он хмыкнул в ответ и, подхватив мою руку, потянул на себя, ловко усаживая к себе на колени.



- Тэль, пожалуйста, не сейчас. Я места себе не нахожу, – уперлась я руками ему в грудь.



- Я тоже, – усмехнулся он и притянул меня поближе. Пришлось поджать губы и состроить соответствующую гримаску, должную показать, каково мое паршивое настроение. Не помогло. Тениэль приник лицом к моей шее, шумно втягивая носом.



- Тэль, пусти! Вдруг они сейчас приедут?



- Ага, чтобы ты и дальше полировала паркет? - И Тениэль еще крепче прижал меня к себе, обдав ухо жаром дыхания. – Еще чуть-чуть, и я начну ревновать тебя к этой таинственной Кире.



Я заулыбалась. Неужели Тэль способен на ревность? Но сама мысль об этом была приятна.



- Тэль, я не хочу, чтоб нас застали…



- А что такого? – удивился он, поглаживая меня по спине. – Мы пока ничего предосудительного не сделали.



Как сказать, как сказать… Но, в принципе, Тениэль прав, в его объятиях находиться было намного приятнее, нежели убивать время в метаниях по гостиной. К тому же рождаемые под его рукой ощущения начали вытеснять тревожные мысли о долгом отсутствии гостьи. «Ну, и что ты за подружка после этого?» - взывала моя совесть, в то время как сердце уже трепетало в предвкушении.



- Ты так аппетитно пахнешь, что меня так и тянет попробовать тебя на вкус, - продолжил чувственным шепотом Тэль и в подтверждение своих слов лизнул мочку уха, а потом, втянув ее губами, чуть прикусил.



Меня выгнуло дугой от этого действа, и жаркая волна пробежала по мне сверху донизу. Однако я еще пыталась сопротивляться, сгоняя чувственную пелену, в которую меня погружал Тэль, но в то же время понимала, что шаг за шагом уступаю и проигрываю ему, - внутри все бунтовало против решения отдалить себя от объятий самого роскошного мужчины на свете.



Я в нерешительности заерзала у него на коленях. А Тениэль принялся покрывать мою шею короткими жалящими поцелуями, удерживая в кольце сильных рук. Мое тело на мгновение оцепенело и, в долю секунды решив, чего ему сейчас хочется больше всего на свете, уступая, отозвалось на чувственный призыв. Негромкий стон сорвался с моих губ, после чего они с жадностью приклеились ко рту мужчины. Мои руки затерялись в его волосах, стремясь притянуть его непокорную голову ближе, а мои бедра - начали призывно двигаться по его брюкам, заставляя юбку собираться у пояса складками.



Я теряла голову от прикосновений его языка к моему, и плавилась как воск в его руках.



Тениэль, не переставая покрывать мое лицо, шею, ключицы жгучими поцелуями, одновременно начал расстегивать пуговки на блузке. Я трепетала в его объятьях и прижималась к нему так отчаянно, как будто от этого зависела моя жизнь.



- Софи, я с ума схожу, - хрипло простонал он. - Как мне прожить еще два дня?



- Не знаю, – выдохнула я.



От его слов и поцелуев, мое бедное сердце бросилось вскачь, толкая раскаленную лаву по венам. Пребывая в полубессознательном состоянии, я откинула в сторону стыдливость, позволяя первобытным животным инстинктам взять вверх.



-Тэль…, – выдохнула я.



- Да, любимая? – фиолетовые вспышки в его взгляде лучше всяких слов подтверждали сказанные слова.



«Неужели он тоже любит меня?» – мысль молнией пронеслось в голове. А затем его губы вытеснили все мысли, заменив их пламенным желанием.



- Софи, что же ты со мной делаешь? - Простонал Тэль, отрываясь от моих губ, а я тут же потянулась к его шее и захватила губами кожу. Какой же сладкой она была на вкус! Хотелось попробовать еще и еще. Хотелось впиться в нее зубами, чтоб хоть как-то выместить свой голод. Я чуть прикусила ее, и опять услышала в ответ сдавленный мужской стон.



Мы уже почти лежали на кушетке. Я не помнила, когда мы успели принять более удобную позу, но в какой-то момент осознала, что сижу сверху на мужчине, а его напряженная плоть, набрав силу, упирается в мое бедро. Я бессознательно потерлась о бугор, образовавшийся в его брюках. Мне до боли захотелось сорвать с него одежду и наконец, ощутить, как он проникает в меня, заполняя пустоту внутри. А Тениель с силой прижал меня к себе, заставляя почувствовать даже через кружевные трусики и колготки, что были одеты на мне, его напряженное естество. По-моему, в тот момент я сошла с ума, начиная двигаться в старом как мир чувственном танце. Я ощущала растущее удовольствие мужчины, и оно, смешиваясь с моим, давало мне невыразимое словами чувство упоения.



Я подчинила его, сына демона. Неожиданно ощутив особую силу в себе – силу неумолимо притягательной женской сущности, во все века заставляющей мужчин преклонять колени и гордость. Я покорила его, получеловека-полудемона. И была покорена сама.







Мы не услышали, как распахнулись двери, впуская гостью. Холодный поток воздуха коснулся моей разгоряченной спины и тут же посылался вскрик Киры, приведший меня чувство:



- Софи!?



О боже! Я рухнула на Тэля, отчаянно стискивая вместе разошедшиеся полы моей кофточки. У меня было такое ощущение, что я залезла в чужую квартиру, куда неожиданно нагрянули хозяева. Оставалась только одна надежда - на Тэля, именно поэтому я вопросительно уставилась в его лицо, ища поддержки, и в то же время, ожидая увидеть в его глазах такое же смущение, которое одолевало и меня. Напрасно! Наша неподобающая поза не только не смутила его, а, по-моему, вообще не взволновала. В его глазах плескался смех, казалось, еще мгновение, и я услышу его.



- Не смей! – прошипела я.



Но реакция Киры оказалась быстрее. Она как пробка из-под шампанского вылетела из комнаты. Все это длилось несколько мгновений, растянувшихся в вечность. Как только дверь за подругой закрылась, я соскочила с мужских коленей и начала дрожащими руками застегивать пуговки, неловкие пальцы ни в какую не желали помогать привести в норму одежду.



Тэль же, неспешно поднявшись с софы, элегантным движением поправил рубашку, а затем помог мне справиться с непослушными пуговками.



- Ну вот, отлично выглядишь, - сказал он чувственным хриплым голосом, приблизив свое лицо к моему.



В этот момент дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель заглянула Кира.



- Можно?



- Прошу, входите, - произнес Тэль и, с наглым видом прошествовав мимо Киры, стоявшей в дверях с открытым ртом и глазами что два блюдца, подмигнул, заявив великосветским тоном:



- Леди, оставляю вас наедине. Чувствую, вам есть что обсудить. Но через десять минут прошу быть в малой столовой. Генри проводит вас, - а затем покинул наше общество. Оставляя меня одну на растерзание Киры.



«Ну, и где, спрашивается, справедливость?»



Глава 7



«Малой столовой» оказалась не такая уж и маленькая комната, навскидку квадратов двадцать, а то и больше. Отделанная в светло-бежевых тонах, она была верхом изящества. Малая столовая была визуально разделена две половины, с одной стороны у окна стоял старинный круглый, дубовый стол, накрытый на три персоны, и три изящных стула гостеприимно приглашали присесть на них, с другой стороны на стене висел огромный экран телевизора, напротив которого разместился удобный кожаный диван. Сбоку комнату освещали настенные бра в виде свечей, создавая уют и интимную атмосферу. Но, несмотря на это, я никак не могла расслабиться, без аппетита ковыряя в тарелке и зло поглядывая на Тэля, умудрившегося испортить мне весь смак от встречи с подругой. Кира сидела рядом, загадочно улыбалась, подмигивая мне и с подозрением поглядывая на Тэля. Я постоянно краснела и старалась не встречаться с ней взглядом, постоянно вспоминая сцену, которой она стала свидетельницей.

- Софи, а тебе Тениэль никого не напоминает? – Наконец, решилась спросить подруга и впилась цепким взглядом в мня. Началось! И хотя я ожидала ее вопроса, но все равно оказалась не готова. Все во мне сжалось, мысли заметались в разные стороны, и в голову приходили варианты один фантастичнее другого.

- О, конечно, напоминаю, – ответил за меня Тэль.

-Кира, Тэль шутит. – И как я смогла столь спокойно сказать это?

-Почему же шучу, она могла видеть картину у тебя в доме, - с нажимом сказал он. Я задохнулась. Кира же с нарастающим интересом переводила взгляд с меня на Тэля.

- Ах, ту самую? Да я совсем забыла о ней, – собрав волю в кулак, легкомысленно ответила я.

- Неужели? Неужели она была такая незаметная? - Интимно произнес он, а я в свою очередь зарделась как маков цвет. Зачем он это делает?

-О, точно вспомнила! Софи, он прям вылитый граф с той с картины, что висела у тебя в доме!- воскликнула Кира.

Я не желала вспоминать о картине. Напоминание о ней было сродни напоминанию о том, кем является мой любимый, а я, в свою очередь, старалась об этом думать как можно меньше. Подсознательно я боялась того, что последует после окончания отведенных нам двух дней и, в отличие от Тэля, для меня время пролетало очень быстро. Невозможно быстро, хотелось ухватить его за хвост и остановить навсегда на этом моменте. Остаться здесь и сейчас, но, к сожалению, это было невозможно, и я только беспомощно ловила мгновения счастья.

- Вот как раз благодаря этой картине мы и познакомились, - сказал Тениель, придав своим словам загадочную интонацию. Все краски разом сошли с моего лица, я с напряжением уставилась на Киру, ожидая ее реакции на сказанное.

- Как интересно… Софи последнее время стала непозволительно скрытной. - И Кира в очередной раз с укором посмотрела на меня.

-А что, Софи ничего Вам не рассказывала? – спросил Тениель, отвлекая внимание Киры на себя. Господи, я готова была его придушить за испорченный вечер и за балаган, что он тут устроил!

- Нет.

- Видите ли, Кира, я страстный коллекционер, и как-то роясь в своем каталоге обнаружил, что мой отец продал кому-то картину с изображенным на ней нашим предком, на которого, кстати, я похож как две капли воды. Я нанял детективов, которые и привели меня к порогу дома Софи, но, к сожалению, я опоздал. Как оказалось, к тому времени картина была украдена, но зато я нашел намного больше, чем рассчитывал.

На последних словах Тель с любовью посмотрел на меня и тепло улыбнулся.

- Да, вы действительно на него очень похожи. Наверное, вам Софи рассказывала, что у меня феноменальная память, и могу с уверенностью сказать, сходство просто потрясающее, только вот вы моложе, и глаза у вас не такие ужасные. Насколько помниться, на портрете они были кроваво-красного цвета.

- Очень интересно, вот этого я не знал, - тяжело вздохнул он, и если бы я не знала что это вранье, то точно бы поверила его искреннему тону, но выбирать не приходилась, - мне совсем не улыбалось рассказать подруге правду. Я с облегчением выдохнула. Почему мне самой не пришло в голову такое простое объяснение?

- Жаль, а то мне было очень интересно узнать, что заставило художника нарисовать столь ужасные глаза на столь красивом лице.

Кира, даже не осознавая того, начинала флиртовать с Тениелем. Я видела ее улыбку и то, как нервно она накручивает прядь волос на указательный палец, видела ее глаза с поволокой, когда она смотрела на моего Тэля. Во мне все бунтовало, и в тоже время я понимала, что он так действует на всех женщин, - его воспитанность его манеры, его внешность и, наконец, исходящая от него энергетика, - с этим просто невозможно было бороться, и это чувствовала не только я. И все же… Каждый его взгляд, каждое его слово, обращенные не ко мне, больно ранили. Нет, он не поддался на флирт Киры и был все также предупредителен и спокоен.

- Вы действительно считаете меня красивым? – с усмешкой спросил он.

Кира казалось, растеклась в блаженстве по стулу, слушая его завораживающий голос.

- Несомненно, – ее дыхание перехватило, и подруга подалась к нему. В этот момент мне захотелось вылить бокал шампанского ей на голову, чтоб охладить ее пыл.

«Господи, да что такое со мной происходит?» – оборвала я столь увлекательную картинку, созревшую у меня в голове. Я уже видела, как шампанское, растекаясь по волосам моей подруги, стекает вниз, портя ей прическу и макияж.

- Кира, попробуйте эту утку. Роза ее готовит как никто в мире, – услышала я голос Тэля сквозь красную пелену, начинавшую застилать мне глаза.

- О, с удовольствием!

- Софи, а ты почему даже не притронулась к мясу? - Вырвал меня из моих мыслей голос Тэля.

- Я не голодна.

- Софи, ты должна что-нибудь съесть, – встрепенулась Кира, а потом с ехидцей добавила – Одной любовью желудок не насытишь.

Я опять отчаянно покраснела, вспоминая недавние события.

Не знаю, чем закончился бы вечер, но от неловкой ситуации меня отвлек Тэль. Он вдруг подобрался, выражение его лица изменилось, став напряженно - воинственным, а уже через секунду дверь столовой отворилась, и на пороге возник мужчина.

Встретив Тэля, я думала, что мужчины, красивее его на всем свете не сыскать, но этот! Казалось, что в комнату вошел ангел. Почему мне голову пришло именно это сравнение, я не знаю, ведь принято считать, что ангелы - блондины с вьющимися волосами, по крайней мере, такими их представляла я. Но гость не был светловолосым, цвет его волос я даже под страхом смерти не смогла бы определить. Они как будто были сотканы из света и тьмы, в один момент мужчина казался светлым, а, сделав шаг, был уже жгучим брюнетом. Его окружала аура силы и уверенности в себе. Даже я, по уши влюбленная в Тэля, была загипнотизирована незнакомцем. Высокий, худощавый, он был неотразим в своей красоте. Идеально правильные черты лица завораживали и не позволяли оторвать от него взгляда, гордый профиль нес на себе отпечаток породы. Красивой формы губы кривились в усмешке. А походка… Он двигался так, будто каждый следующий шаг был красивым продолжением предыдущего. В мужчине было столько величия и гордости, что хотелось упасть перед ним на колени. Если бы я стояла, то,наверное, так и поступила бы.

- Здравствуй, Тениэль – произнес он певуче, не обращая на нас с Кирой внимания. – Давно не виделись.

- Что тебе надо? – настороженно ответил мой любимый.

- Ай-я-яй, Тениэль ты как всегда груб, - ответствовал гость укоризненно.

- Нелюблю незваных гостей.

- За столько лет я успел забыть об этой твоей особенности. А ты не меняешься, как всегда в окружении прекрасных дам.

- Это не твое дело.

- Как знать, как знать.

Желваки у Тениэля сжались, а все тело подобралось для прыжка, глаза приняли багровый цвет, подчеркивая сходство с портретом. Я про себя взмолилась, чтоб Кира не повернула головы и не увидела Теля в ту минуту.

Одного взгляда на Тениеля хватило, чтоб все очарование, которое вызывал незнакомец, сошло на нет. В комнате воцарилась гнетущая атмосфера. Мужчины сверлили друг друга взглядами, они были такими разными, и, в то же время, какое-то неуловимое сходство у них все же присутствовало. И это сходство пугало меня, так как я не сомневалась, что наш гость - необычный мужчина.

- Я думаю, что не стоит тревожить юных леди нашими делами, - неожиданно обратился Тэль к нам с любезной улыбкой. Я вся сжалась от тревожного предчувствия. Казалось, что тот момент, которого я так боялась, настал.

- Как скажешь.— Сладким голосом пропел незнакомец.

- Леди, прошу прощения за то, что приходится покинуть вас, но это не займет много времени.

Тэль встал, и они вместе вышли из столовой. Как только за мужчинами закрылась дверь, Кира, наконец, отмерла и повернула ко мне восторженное лицо:

- Господи, Софи, где ты откопала столько потрясающих мужиков?!

Но я была не в настроении отвечать на ее вопросы

- Кир, ты посиди здесь, а я сейчас приду.

-Ты куда, Софи?

- Просто посиди и никуда не выходи, - уже выбегая из-за стола, сказала я. Не знаю, что меня толкнуло пойти вслед за мужчинами. Я действовала на автомате, не отдавая себе отчета в своих действиях.

Выскочив в длинный большой холл, я в нерешительности остановилась и, оглядевшись, увидела небольшой ответвляющийся коридорчик. Положившись на интуицию, я свернула в него и не ошиблась: из-за единственной двери, находящейся там, доносились приглушенные голоса.

- У меня к тебе есть деловое предложение, - говорил незнакомец.

- Меня оно не интересует.

- Ты даже не выслушал его. А зря, между прочим, я могу осуществить все твои желания.

- Я это могу сделать и без твоего участия.

- И даже сместить Дениэля?

- Меня это теперь не интересует.

- А что тебя интересует или, вернее, кто?

«Интересно, кто он такой, если позволяет себе разговаривать таким тоном с Тэлем?» - Пронеслось у меня в голове

- Не тронь ее, она тут не при чем, - с едва сдерживаемой угрозой проговорил мой любимый, и это польстило моему самолюбию, кем бы то ни был гость Тениэль.

- И не собирался, –ухмыльнулся незнакомец. – Она слишком ценна для тебя, и недопустимл, чтобы с ее головы упал хоть один волос…

- Это угроза?

- Так теперь ты готов выслушать мое предложение?

- Валяй, только быстрее, у меня мало времени.

- Я буду краток. Сначала вопрос. Тебя не удивляет, что твой отец послал лишь своего шпиона к тебе, а сам в игру не вступил?

- И что из этого?

-Да то, что ты слишком долго спал, и последние новости тебя не коснулись.

- Какие новости?

- Дениэль поднял восстание против князя.

В комнате на несколько мгновений воцарилась тишина.

- И, как понимаешь, князь отнюдь этому не обрадовался. Так вот, Дениель наказан и вырваться из замка не может. Но князь не хочет спускать это дело на самотек, тем более, что он опасается. Ну, ты понимаешь… - многозначительно молчание. - Смута недопустима. А Дениэля нужно кем-то заменить, это несомненно. Иначе равновесие пошатнется. За свое согласие ты получишь все, что потребуется для твоего нового положения. Силу, власть и еще многое другое, как ты и сам понимаешь.

-А почему князь считает, что это может быть интересно для меня?

- Князь готов подождать некоторое время, понимая, что тебе нужно уладить некоторые дела на земле.

- Я могу сейчас ответить «нет». И «да» никогда не будет, я не хочу принадлежать ни князю, ни отцу.

- Не торопись. Мы понимаем, что решение должно созреть. Также мы понимаем, что я слишком рано обратился к тебе с этим предложением, но я хочу, чтобы ты знал, какое будущее тебя ожидает.

- Ты все сказал?

- Теперь да. И послушай моего совета, я, конечно, не могу сказать, что я твой друг, но и врагом себя не считаю. Если ты откажешь ему - сделаешь только хуже себе. Он найдет, чем тебя зацепить.

- Не думаю, - усмехнулся Тэль

- Вот в этом ты заблуждаешься

- Ты все сказал?

- Нет, хотел отметить, что у тебя хороший вкус на женщин и, возможно, одна из них приглянется князю. Причем, я даже знаю, какая из них.

- Не смей ее трогать! Она сдесь не при чем.

- Я?! Да на кой черт мне она сдалась, тем более после тебя, - рассмеялся гость. - А она знает, чем черевато для нее «общение» с тобой?

- Это тебя вообще не касается, - зло ответил Тениель.



-И все же советую тебе очень хорошо подумать над нашим предложением.

-До свидания Эрикл

-Что даже поужинать не пригласишь?

-Нет. Думаю, что тебе хватит и объедков со стола князя.

-Зря ты так.

-Возможно, но раз ты все мне сказал, думаю на этом, нам стоит попрощаться.

-Что ж до свидания! – донесся до меня приглушенный голос гостя.

А затем все затихло. Я не услышала шагов и только искры полетели из глаз, когда дверь открылась, сильно приложив меня по лбу. Тэль вышел один.

-Я … Я.. Извини.

Мне было стыдно как никогда краем глаза выглядывая из-за его спины я пыталась рассмотреть в комнате незнакомца. Но комната была пуста.

-Ты знаешь, что подслушивать некрасиво? – строго спросил Тэль

Я молчала, в понуро опустив плечи и сжав спереди руки в замок, виновато, поглядывая на Тэля.

-И за это ты должна понести наказание? – так же строго продолжил он, но в отличие от слов в его фиолетовых глазах плясали чертики.

Я воспаряла духом, решив, что наказание будет не очень строгим.

-Как… какое?

-Один поцелуй прекрасной леди.

Мои губы непроизвольно расплылись в улыбке.

-Ты прощаешь меня?

-Только на этот раз. В следующий, наказание будет строже. И Софи я не шучу. – Строго ответил он.

На этом к моему облегчению инцидент был исчерпан. Правда, мыслями я еще не раз вернулась к нему, но о чем либо спрашивать у Тэля не стала.

_________________



Глава 8

Кира почти весь следующий день провела со мной. Я разрывалась между двумя желаниями - побыть с ней или увидеть Тэля, но он уехал с утра куда-то по делам.

Кира же все время пребывала под впечатлением, в основном, от незваного гостя. Она мне все уши прожужжала вопросами, почему он исчез, и могу ли я ее с ним познакомить. Когда она, наконец, села в машину, я вздохнула с облегчением. Позже в доме появились какие-то люди в одежде ремонтников. Они что-то сверлили на верхнем этаже, отчего по всему особняку раздавалось противное гудение. От нечего делать, я слонялась по комнатам, но ничего, что могло бы меня заинтересовать, я не обнаружила.

Тэль приехал поздно и был раздражен. Я чувствовала, как напряжение между нами нарастает, и не могла понять, с чем это связано, - с моей ли обидой на него за то, что он за весь день не удосужился позвонить, или с его волнением перед тем, что должно случиться совсем скоро.

В эту ночь я спала одна. Он не пришел в нашу комнату.

Зато на следующий день вернулась его ласка и нежность, Тениель не отпускал меня от себя ни на минуту. День пролетел как сон, и мы с Тениэлем провели его вместе. Время для меня то летело, превращая часы в мгновения, то растягивалось, навевая дурные предчувствия. Неуверенность в себе все возрастала по мере приближения полуночи. Я боялась того, что это последний наш вечер, и утром он отправит меня домой как ненужную вещь. Я понимала, что прикипела к Тэлю душой и телом, и уже не представляла жизни без него. Гоня страх в сторону, я отчаянно прижималась к мужчине мой жизни. Мы намеренно не касались того, что нам предстояло сделать через несколько часов. Тэль, так же как и я, был напряжен и задумчив.

Я видела, как он, не говоря ни слова, направился за расческой, и мне почему-то подумалось, что это в последний раз. Сердце сжалось от безнадежности, но я промолчала, не желая портить вечер и стараясь убедить себя в том, что все это просто пустые страхи, правда, не особо веря самой себе. Тэль, наконец, вернулся и присел на край небольшой кушетки.

Его глаза в ожидании смотрели на меня, и в них была боль. Мне стало страшно. Страшно за нас, за нашу любовь. В которую я верила сейчас, потому что его глаза просто не могли лгать. Я отвернулась к окну и уставилась на белую пелену снега, пряча слезы, которые так некстати навернулись на глаза.

- Софи, посмотри на меня!

Я обернулась. Слезинка медленно заскользила по щеке, и я уже не могла прятать своего состояния. Расческа в его руках стала последней каплей, и слезы, прорвав барьер, покатились из глаз, перед взором все расплывалось. Я видела, как он встал и подошел ко мне, а затем начал целовать мое лицо, губами собирая каждую слезинку.

- Не плачь, Софи.

- Я боюсь, Тэль!

Почему я сказала именно это? – Ведь из меня рвались совершенно другие слова.

- Все будет хорошо.

- Я не переживу, если ты меня оставишь!

- Прекрати плакать, Софи. Все будет хорошо. Но ты должна пообещать мне одну вещь, о которой я расскажу тебе чуть позже. А теперь неужели ты лишишь меня удовольствия? - Он со значением потряс расческой.

Я улыбнулась сквозь слезы.

А затем постаралась представить, что это обычный вечер, как и все предыдущие, которые были у нас, после того как Тениель меня вырвал из рук насильников. Ведь именно с того момента подобное вечернее времяпровождение вошло у нас в привычку.

По утверждению Тэля, ничто не доставляло ему такого удовольствия, как ощущение моих светлых локонов, струящихся сквозь его пальцы. Поэтому расчесывание моих волос стало у нас утренним и вечерним ритуалом. Прекрасной, церемонией. В то время как щетка распрямляла спутавшиеся длинные пряди, он рассказывал о далеких временах и нравах. У меня захватывало дух от его повествования. Ни когда в жизни, я еще не слушала и ни вникала с таким интересом в историю Англии. Для меня это были, одни из самых счастливых мгновений. Иногда его рассказ прерывался и он начинал рассказывать, как он любит мои волосы и просил не когда не отстригать их. Я обещала.

Вот и в тот вечер я покорно присела на кушетку, повернувшись к нему спиной, и приготовилась слушать его очередной рассказ. Он даже несколько раз сумел рассмешить меня забавными случаями из своего детства. Время пронеслось как миг, и вот его глаза загорелись. Он потянул меня в сторону выхода из гостиной.

- Пора.

Я как во сне двинулась за ним. Мы пришли в другое крыло здания, в нем я еще не была. В коридоре были две двери, и что особо насторожило меня, одна из них была железной.

- Почему здесь железная дверь? – не удержалась я и с интересом заглянула в комнату. Обычная гостевая спальня, ничем не отличающаяся от остальных комнат.

- Я велел ее поставить из-за тебя.

Так вот что за шум раздавался прошлым вечером отсюда!

Тениель замолчал на несколько мгновений.

- Я боюсь за тебя, Софи. Все дело в том, что я не знаю, что сделает демон, сидящий во мне, когда ощутит всю свою силу. И хочу попросить тебя об одном. Когда ты разобьешь статуэтку, сразу беги сюда и запрись. Что бы ни случилось дальше, - не выходи.

Я молча смотрела на него, пораженная услышаным.

Неужели, мой Тэль сможет сделать мне больно? Я не верила в это.

А он, сдавив мои плечи, легонько тряхнул меня.

- Пообещай мне, Софи, это очень важно!

- Я обещаю, что сразу закроюсь в комнате.

Тэль выдохнул.

- Пойдем, – потянул он меня за руку.

Комната напротив тоже ничем особенным не выделялась. Тэль прошел вовнутрь и, подойдя к зеркалу на что-то нажал, отчего зеркало, висящее на стене, плавно отъехало в сторону.

- Подойди, Софи.

Я подошла к Тениелю и с интересом заглянула в нишу, скрывавшуюся за зеркалом. В небольшой полости стояла мраморная статуэтка сантиметров тридцать в высоту. Я ожидала увидеть нечто особенное, но мои ожидания не оправдались. Это было небольшое мраморное изображение мужчины, держащего в руках сосуд, формой напоминавший сердце. Я протянула руку и, ощутив могильный холод, резко отдернула ее. Касаться руками этой вещи совсем не хотелось.

- Возьми ее. – Голос Тэля был также холоден, как и эта статуэтка. Но, несмотря на неприятные ощущения, я послушно протянула руку и сделала то, о чем он просил.Меня пробил озноб.

- Ты помнишь ту фразу?

- Да.

- Тогда повтори ее.

Я поежилась. Не самые приятные воспоминания, но послушно произнесла:

- Карибан транк фарад.

- Молодец, а теперь дай мне руку.

Тэль стоял в шаге от меня. В его голубых глазах невозможно было прочитать что-либо, но это не насторожило меня. Я смело протянула ему свободную кисть. Он развернул ее ладонью вверх и прижался губами в самую середину. Непроизвольно я сжала статуэтку в другой руке и почувствовала боль. Что-то кольнуло меня в палец.

Опустив глаза, я попыталась понять, что случилось. Видимо, где-то на статуэтке был шип, который я случайно задела и порезала палец. Красная жидкость начала заливать сосуд, зажатый в руках мраморного изваяния мужчины. Я загипнотизировано смотрела на то, как покрываясь моей кровью, сосуд начинает оживать и все больше походить на сердце. Мне вдруг на миг почудилось, что фигурка в моих руках ожила. Привлеченная странным поведением статуэтки, я не сразу заметила, как напрягся Тэль. И поняла, что ритуал идет не по сценарию, когда мужчина рванулся в сторону двери.

- Разбей ее сейчас же! – уже на ходу приказал он.

Я повернулась к двери, но ничего не увидела.

- Разбей! – почти прокричал Тэль, не оборачиваясь. Я увидела, что Тениэль закрывает дверь и только тогда услышала тяжелые шаги, приближающиеся к комнате.

Я со всей силы кинула статуэтку на пол со словами:

- Карибан транк фарад.

Все остальное произошло почти мгновенно. Я видела, как статуэтка падает вниз на пол и разлетается на куски. Но за этим, как мне показалось, ничего не последовало. Я была уверена, что Тэль ошибся, и беспомощно перевела глаза на него. Он же тем временем успел захлопнуть дверь в комнату, в которую тут же кто-то начал ломиться. Наносимые удары были такой невероятной силы, что дерево, прикрывающее вход в комнату, в любую минуту грозило разлететься в щепки. Вдруг Тэль рухнул на колени, а дверь, не выдержав натиска, распахнулась, выламывая хлипкий замок с корнем и впуская четверых мужчин. Пятым вошел уже знакомый мне старик.

Гаденько улыбаясь, он нагло осматривал комнату. Когда его взгляд остановился на разбитой статуэтке, улыбка сошла с его лица.

- Убейте его.

От этого холодного тона у меня пошли по спине мурашки. Я видела, сколь беспомощен был в тот момент Тэль, и понимала, что это конец для него и меня, - такие свидетелей не оставляют.

Четыре крепких парня начали окружать скорчившегося, словно от боли, мужчину. А может быть, ему действительно было больно? Я не знала. Знала только, что должна помешать их планам. Мой взгляд заметался по комнате в поисках чего-нибудь мало-мальски полезного. Но помещение было пустым и безликим, как роскошный гостиничный номер. Я видела, как один из нападавших поднимает пистолет и целится в Тэля. Времени на раздумье не оставалось, и, закричав как раненый зверь, я бросилась на защиту любимого. В тот момент я настолько обезумела, что готова была подставить свое тело под пулю, которая предназначалась не мне. Я со всей силой врезалась в Тениэля, пытаясь сдвинуть его в сторону, но ощущение было такое, будто я пыталась сдвинуть гранитную стену.

В ужасе наблюдая, как пистолет в руках нападающего вот-вот выстрелит, я попыталась выбросить свое тело вперед, и тут, рука, держащая черное равнодушное дуло, задрожала, и послышался громкий хлопок. Пуля пролетела в сантиметре от меня, - я даже почувствовала движение воздуха возле своего уха, - но, к счастью никого не задев, пробила лишь обшивку стены.

- Что за хрень? – пробасил один из мужчин.

Подняв глаза на голос, я увидела расширенные от ужаса глаза. Я даже немного удивилась - чем я смогла его так напугать? Но тут я поняла, что взгляд убийцы был обращен не на меня, а за мою спину. Сзади посылался какой-то странный треск.

Я проследила в направлении взгляда нападавшего. Оказывается, одежда на теле Тэля трещала по швам из-за неимоверно раздувшихся мышц и пробивавшихся из спины крыльев. Они все росли и росли, закрывая собой обзор, а четверо мужчин вместе со мной замерли и во все глаза смотрели на трансформацию Тэля в… господи, во что? В демона?

Черные крылья, сплошь покрытые перьями, наконец, перестали расти и расправились. Они были огромны! Увлеченная крыльями, я не сразу заметила, что его руки тоже изменились, пальцы удлинились, а ногти стали больше похожи на когти дикого животного. Я не видела его лица, но по перекошенным физиономиям мужчин, окружавшим нас, поняла, что это зрелище их потрясло.

- Стреляйте, придурки! - прокричал старик, выводя вех из ступора.

Но было уже поздно: одно мгновение - и Тэля уже не было на месте, только я одна стояла в кругу четырех мужчин, понимая, что это последние минуты моей жизни. Но то, что Тэль избежал моей участи, окрыляло меня и давало силы со смирением принять свою судьбу.

Мужчины начали беспокойно озираться, потеряв ко мне всякий интерес, а во мне проснулась робкая надежда. Мой глаз не успел засечь момент, когда Тэль начал нападать, он двигался настолько быстро, что я увидела только последствия. Мне показалось, что я очутилась в аду, в самом его центре

Прижав руку ко рту, я пыталась не кричать, но все же слабые сдавленные звуки прорывались сквозь ладонь… Стоны и крики наполнили комнату.

В меня полетели брызги крови и куски плоти, раздираемой лапами демона. Когда успел сбежать старик, я не видела, просто в какой-то момент его не стало, а вот остальные четверо были не столь везучи. Я стояла в центре этого ужаса, зажмурив глаза и зажав уши руками, не в силах сдвинуться с места. Не знаю, почему я не убежала, наверное, все произошло настолько быстро, что я, растерявшись, не успела сориентироваться.

Что-то теплое упало мне на ногу и, не удержавшись, я взглянула. От ужаса волосы зашевелились у меня на голове. Человеческая оторванная кисть, нервно подрагивая лежала на моей ноге. Отдернув ногу, я, наконец, осознала, что надо убираться отсюда. Сначала медленно, а затем быстрее, я начала двигаться к двери. Я видела только открытый проем и стремилась к нему подальше от того, что меня окружало.

«Только не смотреть по сторонам», – была единственная мысль, и тут долгий протяжный стон, а за ним крик все же заставили меня оглянуться. Тэль стоял над изувеченным мужчиной, обнаженное тело демона было покрыто кровью, мышцы набухли, крылья были сложены за спиной, а нога стояла на последнем, оставшемся в живых противнике. Тэль был прекрасен и отвратителен в тот момент.

Я смотрела на моего Тэля и не узнавала его. Его прекрасное лицо превратилось в дикую ужасную маску. Но меня убивало даже не то, как он расправлялся с нападавшими, а то, что в тот момент он упивался зрелищем поверженного противника.

- Пожалуйста… – застонал человек, распростертый на полу. Но нога Тениэля все сильнее вдавливалась в тело лежащего мужчины, я видела, как демон наслаждается тем, что терзает и рвет человеческую плоть.

Я опять вспомнила про железную дверь и начала пробираться к нейчерез кровавое месиво, и стараясь не смотреть на то, что происходит вокруг, но ужасные звуки все равно пробивались в сознание, заставляя холодеть от ужаса. Дверь из комнаты находилась всего в двух шагах, когда все вдруг затихло. И тут я сделала глупость, опять обернувшись.

Передо мной стоял не мой любимый, а чудовище с красными полными ярости глазами. Весь перепачканный в крови своих жертв, которых он только что убил на моих глазах.

Я увидела его плотоядный взгляд, направленный на меня, и ужаснулась. Я понимала, что надо бежать, потому как чудовище начало приближаться ко мне, но ужас опять пригвоздил меня к полу. Я не хотела верить своим глазам. Но тут я поняла, что все, что я видела до этого момента, была маска. Маска для меня. О боже, я выпустила этого монстра, да еще и помогла ему обрести силу! Монстра, которого я так сильно боялась тогда, несколько лет назад. Я поняла, что именно теперь он был настоящим. Я кинулась бежать, не чуя земли под ногами, а перед глазами стояла хищная морда, искаженная яростью, и огромные черные крылья. Я бежала от него, от себя, от своей любви. Но успела сделать всего лишь несколько шагов и, запнувшись об порог, вывалилась в небольшой коридорчик, подвернув ногу. Железная дверь была всего в двух шагах, но я с отчаяньем понимала, что не успею. Я видела, как он быстрыми шагами настигает меня, на ходу меняя облик. Но меня уже было не обмануть: я видела его истинное лицо и то, с каким наслаждением он убивал. Как же я не понимала раньше?! Сын демона не может быть белым и пушистым! Тот, кто был сейчас предо мной, не был Тэлем. Это был демон, вырвавшийся наружу. Демон, который хотел насытить себя.

Я начала медленно отползать, не смея отвести глаз от быстро меняющегося лица. Когда он настиг меня, звериный оскал уже полностью исчез, и передо мной опять было столь любимое мной лицо. Только в этот раз на меня смотрели кроваво красные глаза.

От ужаса я почти теряла сознание, а его прикосновение вырвало из меня дикий крик.

- Нет! – я опять немного отползла. Но хищный блеск в глазах мужчины только усилился.

- Моя! – блаженно произнесли его губы, а меня заколотило.

- Нет…. Тэль… очнись! Пожалуйста, очнись, - с надеждой я взывала к холодному незнакомцу.

Он с хищной улыбкой наклонился ко мне и начал методично срывать с меня одежду. Я сопротивлялась, кусалась и царапалась, но он не обращал на это никого внимания. Его острые ногти продолжали рвать шелк, прикрывающий мое тело. Я понимала, что кричать бессмысленно, так как Тэль вечером отпустил всех своих служащих. Борьба проходила в жуткой тишине. Моя юбка и кофта в мгновение ока превратились в лоскутки, и я оказалась перед ним обнаженной. Чувствуя себя беззащитной и униженной.

«Неужели я совсем недавно мечтала о том, что сейчас происходит?» – пролетела мысль в голове, и в этот момент его нагое тело прижалось ко мне. Знакомый и успокаивающий запах мужчины смешался запахом крови. Меня затошнило. Его колено с силой раздвинуло мои ноги, и в то же мгновение я почувствовала, как его тугой член касается моего лона. Я ожидала боли, но ее не последовало. Мужчина остановился и, можно сказать, с нежностью посмотрел на меня, конечно, насколько могли выражать нежность его красные глаза.

- Тэль, пожалуйста! Оста…

Но он не дал договорить мне, его губы прижались к моим, а язык настойчиво пытался разжать мои зубы. Я все еще пыталась сопротивляться, с силой раздирая ногтями его тело, и брыкалась, пытаясь сбросить его тушу с себя. Я чувствовала, как по щекам текут слезы ярости и бессилия. Я не хотела отдавать ему то, что совсем недавно сама с готовностью предлагала. Нет, не здесь и не сейчас. И не в обагренных кровью объятиях, когда совсем рядом лежат жалкие остатки четырех человек. Когда от Тениеля самого несет смертью и похотью.

Его язык, наконец, пробив защиту моих зубов, ворвался в мой рот неся в себе безумие, которое начало захватывать и меня. Бешеная пляска у меня у меня во рту заражала меня сумасшедшим неистовством.

Его яростные поцелуи поднимали жар в моей крови. Действительность, окружавшая меня, куда-то уплывала, передавая меня во власть непонятному исступлению. Внутри образовалась пустота, которую нестерпимо хотелось заполнить. Это было сродни наркотику, впрыснутому сразу в кровь. Холодный жесткий пол, совсем недавно доставлявший мне столько мучений, вдруг слал мягче перины, а жестокий демон,- ангелом столь прекрасным, что хотелось еще теснее прижаться к нему и никогда не отпускать. Желание сопротивляться таяло как снег под жарким майским солнцем. А тело вдруг, независимо от хозяйки, начало извиваться, требуя ласк. Я уже не думала о том, что его руки, лаская, оставляли красные следы на мне, следы крови, но не нашей. Я теряла себя под натиском ощущений, что просыпались во мне. Дернувшись к моему принцу на встречу, я почувствовала боль в промежности и тут же забыла о ней, с восторгом принимая его плоть в себя. Он заполнил меня до конца, и каждая моя клеточка, затрепетав, взорвалась диким неистовым наслаждением. Мужчина издал крик победы, и этот крик показался мне самой прекрасной музыкой. Я растворилась в том ритме, что задавал Тэль. Только этот ритм, только это скольжение плоти внутри меня имели значение. Я растворилась в нашем жарком желании.

Его беспощадные губы начали покусывать мою шею, казалось, что я теряю сознание от нахлынувших на меня ощущений. Тэль был везде: внутри меня и снаружи, я умирала и возвращалась к жизни и, казалось, что этому не будет конца. Когда его член взорвался во мне, я закричала, ощутив бешеную пульсацию внутри, а Тэль словно всасывал мои крики в себя. Эта пытка была бесконечной.

Наконец, он оторвался от меня, и меня охватила паника от того, что он может сейчас уйти. Несмотря на полученную только что разрядку, я хотела его еще и еще. Я хотела, чтоб он никогда не покидал меня.

- Нет, пожалуйста! Не оставляй меня, - начала я умолять, вцепившись в тугие мужские мышцы своими пальцами, которые скользили от того, что его кожа была покрыта кровью.

Я не отдавала отчета в своих действиях, все было заполонено огнем желания, который бушевал в моем теле и от каждого его прикосновения разгорался все ярче.

Не знаю, что подействовало на него - мои мольбы или его собственное желание, но он не ушел.

Его язык в дразнящей ласке начал спускаться с моей шеи на грудь, а возбуждение продолжало нарастать. Мне казалось, что такое невозможно, и еще чуть-чуть мое сердце просто не выдержит и разорвется.

- Тэль… – застонала я, открывая глаза, я хотела видеть все, и меня не смутило, что мое тело было покрыто кляксами, я тогда даже не понимала, что его язык слизывал с меня чужую кровь. Вид его губ, приближающихся к моей груди завораживал, я поддалась вперед, выгнув спину, подставляя левую грудь с торчащим вверх соском. И Тэль сразу приник к ней, как голодный младенец приникает к груди матери. Я кричала и извивалась в его руках, чувство пустоты росло, и теперь я уже знала, чем я могу его заполнить. Я отчаянно хотела, чтоб его плоть вновь ворвалась в меня и убрала пустоту внутри.

Сколько все это продолжалось, я не знаю, просто на очередном пике я все же соскользнула в беспамятство от переполнивших меня ощущений удовольствия.

_________________



Глава 9



Я проснулась в незнакомой комнате и в чужой кровати. Голова дико болела, мешая думать и воспринимать окружающий мир, всполохами вспоминались какие-то ужасные картины безумного сна. Все тело ломило как при гриппе. Да еще и слабость донимала. Я попыталась подняться с кровати и тут же со стоном повалилась обратно.

«Неужели я подхватила грипп? А как же Тэль?» – Даже думать было больно. В горле как будто поскребли наждачной бумагой, и жутко хотелось пить.

-Тэль… - позвала я и удивилась, отчего мой голос был больше похож на писк.

Но вместо Тэля в комнату вошла Линдси.

-О, вы, наконец, пришли в себя, а то мы беспокоились за вас.

- Пить… - пересохшими губами простонала я на английском.

- Конечно-конечно, - она поднесла к моим губам стакан с водой, будто я была тяжелобольной.

Горло неимоверно болело, и глотать, а тем более говорить, было очень тяжело.

- Тэль… - простонала я, после того как Линдси с трудом напоила меня.

- Сэр Тениель все время вашей болезни места себе не находил. Я думала, что он с ума сойдет от беспокойства за вас.

- Что со мной?

Я не могла понять, что случилось и отчего мне так плохо. Образы кошмарного сна продолжали преследовать меня.

- Теперь все будет хорошо, вы идете на поправку.

- Я хочу увидеть Тэля, – упрямо повторила я.

Женщина помотала головой:

- Он недавно уехал.

Когда Линдси, основательно похлопотав надо мной, наконец, покинула комнату, я опять провалилась в забытье, а когда очнулась в следующий раз, то увидела Тэля, стоявшего ко мне спиной и разглядывавшего улицу через окно.

Я не видела его лица, но отчетливо ощутила холод, идущий от его неподвижной фигуры. Я испугалась от мысли, что своей болезнью подвела его.

- Извини…

Тениель повернулся ко мне, и его голубые непроницаемые глаза сказали мне все. Вдруг захотелось завыть в полный голос. Но я сдержалась.

- За что? - удивленно спросил мужчина.

- За то… - в горле встал комок, и я не смогла продолжить, чувствуя полнейшую беспомощность под этим холодным взглядом. Тэль ничего не говорил, просто смотрел на меня спокойно и равнодушно. Кое-как собрав волю в кулак, я продолжила. – За то, что не помогла.

Он недоумевающе окинул меня взглядом.

- С чего ты взяла?

Мои мысли заметались, в голове опять возникли образы кошмара. Но я решила, что это был просто сон, навеянный недавним похищением.

-Так, значит, еще есть время? – обрадовалась я.

- Я не понимаю тебя. Время на что? - Его голос был не теплее айсберга в океане, замораживая все во мне.

- Сколько я проболела?

- Два дня.

На миг мне показалось, что его глаза поменяли свой цвет, став фиолетовыми, но, возможно, это была просто игра света.

Тениель подошел и потрогал мой лоб рукой. А мне больше всего на свете хотелось, чтоб он обнял меня и прижал к себе. Чувство утраты начало заполнять душу.

- Тэль, что случилось?

- Ты не помнишь? – Опять удивленно спросил он.

Я задумалась. Что я запомнила последним? Помню вечер, белый снег, стелящийся по земле, помню, как слезы застилали глаза, а следом на меня навалились картинки, одна ужаснее другой. Я в изнеможении откинулась на подушку. Грудь сдавило словно обручем, мешая дышать. Я молчала, боясь задать тот вопрос, который разрушит все, что было между нами. А еще очень хотелось посмотреть, есть ли на мне кровь, но заглянуть под одеяло я не осмеливалась.

- Нет. - Я замотала головой. – Это не правда.

- Это правда, Софи, - безжалостно разрушив мою надежду, сказал Тэль.

- Я чудовище, которое чуть не убило тебя. И думаю, чем скорее ты окажешься дома, тем будет лучше.

- Нет, Тэль…

- Так будет лучше для нас обоих, - ответил он и, не дав мне возможности сказать что-либо еще, вышел из комнаты. Воспоминания наваливались на меня одно за другим, и самое ужасное состояло в том, что теперь меня не страшил новый облик Тэля-демона. Я поняла, что все равно люблю его. Не за что-то конкретно, а скорее, вопреки обстоятельствам. Вопреки всему тому, что открыла мне кровавая ночь. Я даже попыталась найти в душе оправдание всему, что случилось тогда.

Тэль был не виноват – постановила моя любовь. Во всем был виноват тот скрюченный старик. Если бы он не появился, я спокойно отсиделась бы в комнате за железной дверью, а Тэль не пришел бы в неистовство, охватившее его вторую сущность. А ведь даже в том жутком кровавом облике он не причинил мне вреда, не сделал больно.

Потом я подумала, что он стыдится себя и поэтому разговаривает со мной так холодно. Ведь Линдси сказала, что Тениель был обеспокоен моей болезнью. Да разве это болезнь? Ну, да, есть небольшая слабость – кривила я душой, успокаивая себя. Но в следующий раз все будет по-другому, просто Тэль был голоден, потому и не рассчитал мои силы.

Я поговорю с ним, и у нас все будет хорошо. Мы будем вместе потому, что я так хочу. А обычно я добиваюсь своих целей. Я унеслась мечтами вперед, когда все недопонимание между нами будет разрешено, и мы будем вместе, как и прежде.



Дорогу домой я запомнила плохо. Все мои мечты и боевое настроение рухнуло под напором холодности Теля. Разговор я отложила, решив дождаться более удобного момента.

Все, опять же, было как во сне. Мы летели в самолете, запах Тениэля окутывал меня и кружил голову, но мужчина был по-прежнему холоден и отстранен. Жуткая ночь перечеркнула все, что было между нами. Я заморозила свои чувства и, ни о чем не думая, просто плыла по течению. Главное, не думать и не вспоминать. Я отчетливо ощущала холод, идущий от своег оспутника, такого красивого и соблазнительного, сидевшего в соседнем кресле, но недоступного и уже не моего.

И даже умудрилась сохранить спокойствие, увидев, как молоденькая стюардесса нарочито низко наклонилась перед ним, выставляя напоказ свою грудь нулевого размера. Только горькая усмешка сорвалась с губ, выдав меня. Я не смотрела в тот момент на Тениэля, не хотела видеть его реакцию на провокационные манеры крашеной лохудры в униформе. Прикрыв глаза, я вспоминала снег. Белую пелену. Ту, что расплывалась у меня перед глазами в наш последний вечер. И опять на глаза навернулись слезы. Нет, плакать нельзя, для этого еще будет время, но только не сейчас, когда он сидит рядом. Еще есть надежда, ведь он не отправил меня одну домой, а полетел вместе со мной.

Дом. Я стремилась сюда в надежде обрести твердую почву под ногами. Мы зашли, и я сразу направилась к себе в спальню, забралавшись под одеяло прямо в одежде. Запах Тениэля давно выветрился из постели, но, закрыв глаза, я представила, что он рядом.

Следующий день принес еще большую боль. Я встала и сварила кофе на двоих, Тэль спал на диване в гостиной, и это в очередной раз резануло меня. Я надеялась… Ох, черт… Теперь уже неважно.

Тэль вышел на кухню, и я, не говоря ни слова, поставила перед ним чашку с густым ароматным напитком.

- Софи, нам надо поговорить.

О, нет, только не это! Я не была готова услышать последнее «прости». Но взяв себя в руки, смело взглянула в его глаза.

- Не сейчас.

- Мой самолет улетает через три часа, - сказал он ровно.

Это был удар. Я надеялась, что Тениель даст мне больше времени. Я даже была готова начать давно отрепетированную и подготовленную речь о том, что мне все равно, кто он, и что я, не смотря ни на что, хочу быть с ним вместе. Но мужчина не дал мне такой возможности, заговорив первым.

- Софи, то, что происходит с тобой сейчас - это действие своего рода наркотика.

- Нет! - Я не хотела его слушать.

- Да послушай же ты меня! – Он встал и сжал пальцами мои плечи. Его холодный безразличный взгляд убивал. Я пыталась отворачиваться, не желая смотреть в его глаза, не хотела видеть в них проплывающие голубые льдинки.

- Ты сейчас находишься под действием наркотика, который содержится в моей слюне. Как только у тебя наступит менструация, он выйдет вместе с ненужной кровью. Софи, ты слышишь меня?

- Да. - Мне было неприятно, что он говорит о столь личных вещах по-деловому холодно.

- Ты же понимаешь, что это не любовь, и ее никогда между нами не было? Ты просто была нужна мне, и я совершенно осознанно использовал тебя.

Эти слова добили меня. Я не хотела верить в них, вспоминая его теплый любящий взгляд, которым он совсем недавно ласкал меня.

- Нет, Тэль, скажи, что это неправда! – возможно, стоило унизиться, прося о его чувствах, как о царской милости.

- Я не могу, Софи. Так и есть на самом деле.

Меня колотило как в ознобе. Я села на стул, так как ноги подогнулись и отказывались держать меня. Сдавшись и обреченно кивнув головой, так как говорить в тот момент не могла.

- Вот и молодец. Ты же понимаешь, что больше не нужна мне?

Еще кивок.

- Хорошо, я сейчас уйду и больше не вернусь. Больше тебя никто не побеспокоит.

Следующий кивок. Я вдруг напомнила себе куклу, у которой кончается завод, и единственное, на что она способна - это только кивать, потому как стоило бы мне произнести хоть звук, и он тут же превратился бы в вопль.

- Запомни, через месяц от твоих чувств ничего не останется. Я могу надеяться, что ты за этот месяц не наделаешь глупостей?

Кивок.

- Пообещай мне, - наклонившись, Тениель провел по пальцами по моей щеке, избегая встречаться глазами.

- Обещаю, – удивительно, но я не закричала.

Он вздохнул с облегчением и, на прощание поцеловав меня в лоб, ушел, забрав с собой мою душу и оставив взамен только боль воспоминаний.

****

В ту волшебную ночь я ждала чуда. Я ждала, что пробьет двенадцать часов, и он придет. Глупо, совсем по-детски, но я верила, что это особая ночь - ночь, когда сбываются все желания. За окном новый год взорвался тысячами салютов, и было светло как днем, царила атмосфера всеобщего счастья и веселья, а еще веры в то, что следующий год обязательно будет лучше предыдущего. На некоторое время даже я поверила в это. Но чуда не случилось. И я поняла, что в этой ночи нет ничего волшебного. Вот тогда я возненавидела новый год за его пустые бессмысленные надежды.

Я не хотела слышать смех и видеть счастливые улыбающиеся лица. Но ненавистный смех все равно пробирался сквозь наглухо закрытые окна. Я не могла видеть чужое счастье и ощущала еще острее свою боль. Ненавистная ночь все тянулась, как будто задавшись целью вынуть из меня всю душу.

Прошла неделя. Ничего не изменилось, затем медленно проплыла другая. Я не жила, а существовала как робот, гоня от себя мысли о Тениеле. Боль в душе стала еще глубже и обширнее, а желание его близости буквально разрывало меня по ночам.

Наконец, прошел месяц, затем другой, но ничего не менялось.

- Ты в очередной раз обманул меня, Тэль.

Но злости, как не странно, не было, только дикая разрывающая тело на части боль. А потом незаметно прошла и она - умерла и была похоронена вместе с моей душой.

Мной целиком и полностью завладела безнадежность. Я больше не плакала. Что толку от слез? Опустевшая квартира перестала быть моим прибежищем и превратилась в склеп, в который я сама себя заточила. Все здесь напоминало о том, кого я потеряла. Только его самого уже никогда не будет в моей жизни. Я устала от этой жизни, в которой была лишь звенящая пустота. Желание жить уменьшалось с каждым днем. Странная слабость, похожая на ту, что я испытала после единственной ночи, проведенной с Тэлем, все больше завладевала мной. В какой-то момент я просто легла и уснула в полной уверенности, что завтра не проснусь. Мое предчувствие впервые обмануло меня, и я все же увидела - мое завтра.

В тот день я отрыла окно, впуская в квартиру морозную свежесть. Я уже не искала его взглядом среди прохожих, отчетливо понимая - он больше не придет. Я смотрела вниз и вдруг поняла, что высота больше не пугает меня. Земля манила меня к себе, обещая вечный покой. Не мертвый холод в душе, а именно покой. Одно движение - и все будет кончено, стоит только сделать шаг. Я поняла, что хочу, наконец, избавиться от боли и сделать этот шаг. Я залезла на подоконник и свесила ноги вниз.

- Не стоит этого делать, – услышала я знакомый голос позади себя, но оборачиваться не стала. Я совсем не удивилась тому, что вдруг в моей квартире оказался этот мужчина. Мне это было безразлично.

- Почему?

- Ты обещала.

Слезы снова навернулись на глаза, и я с трудом выдавила из себя:

- Месяц уже давно прошел.

- Я мог бы помочь тебе вернуть Тениэля.

Это предложение было столь заманчиво, что на миг я даже представила Тениэля со мной рядом.

- Если бы он хотел, то давно бы вернулся! – упрямо ответила я.

- Откуда ты знаешь, чего хочет он?

Я повернулась и увидела перед собой того самого мужчину, что посетил Тениэля в его доме, и разговор с которым я подслушала. На это раз одет он был просто – джинсы, кожаная куртка и тяжелые батники. Его шевелюра при каждом движении головы переливалась от тьмы к свету, но это больше не завораживало меня.

- Тебе-то что за дело?

- Давай предположим, что я добрый самаритянин, – хитро прищурился он.

- Не вижу в тебе ничего доброго.

- Ты права. К тому же, моя помощь была бы небескорыстной.

- Но я ничего не могу предложить взамен. А Тениелю я неинтересна.

- Ты глубоко заблуждаешься. Кое-что занятное у тебя есть.

Мне даже стало любопытно, чем моя скромная персона могла заинтересовать гостя.

- И что же это?

- Тот, кого ты только что пыталась убить.

- Я никого не пыталась убить кроме себя!

- А вот в этом ты глубоко заблуждаешься.

Я молчала, не понимая, о чем говорит незнакомец.

- Ребенок.

Больше я не слышала ничего из его речи, пораженная столь большим подарком судьбы и еще не до конца поверив в реальность происходящего.

Незнакомец исчез из моей квартиры так же внезапно, как и появился, а я впервые ожила и первым делом побежала в аптеку за тестом.

Уже через полчаса, не веря своим глазам, я смотрела на две ровные полосочки. Когда, наконец, смысл этого открытия дошел до моего сознания, у меня появилась цель - то, ради чего стоит жить.

_________________



Глава 10 (начало)

- Софи!

О, боже! Это его голос, его интонации! Только он протягивал последнюю гласную в моем имени.

Я встрепенулась и посмотрела на вошедшего посетителя. Сердце на миг подскочило в груди и унеслось куда-то очень далеко. На пороге стоял он!

Я замерла. Это не мог быть Тениель! Мое зрение обманывает меня. Я закрыла глаза, подумав, что это мираж, но обожаемый облик не спешил растворяться. Где-то в стороне, с соседней кровати послышался судорожный всхлип.

Да, именно так он воздействовал на всех женщин, вне зависимости от их возраста и положения, а ведь мои соседки находились на таком же, как и я, сроке, примерно между тридцать второй и сороковой неделями беременности. Я, наконец, подняла глаза на посетителя.

Значит, кто-то там, наверху, все же смилостивился надо мной и позволил увидеть его перед смертью!

Сколько раз, лежа в своей постели я воображала, что он придет и позовет меня! Даже когда он бросил меня, и надежда на то, что он вернется, покинула замороженную душу, я все равно верила в то, что была небезразлична ему.

На глаза навернулись слезы. Но даже сквозь них я видела его злость. Злость? На кого? На меня? За что?

****

-Кто надоумил тебя оставить этого ребенка? - Нервно расхаживая по комнате и бросая презрительные взгляды на мой живот, бросил он.

Желчь в его словах пугала меня. Обхватив руками в защитном жесте необъятных размеров живот, я вся сжалась под его взглядом.

- Ответь мне. Кто?

Я боялась, когда он был в таком непредсказуемом состоянии. С полчаса назад он внес меня в мою квартиру, забрав из больницы, и уложил на кровать. За всю дорогу мы словом не обмолвились. Тэль был мрачен и зол.

- Почему ты решил, что он твой?

Мужчина в ответ жестко рассмеялся:

- Ты давно смотрела на себя в зеркало? Если ты это сделала, то ты знаешь, насколько паршиво выглядишь. Ни один ребенок от обычного мужчины не смог бы сотворить с тобой такого.

Каждое его слово убивало меня. Мне не хотелось верить, что мой ласковый и нежный Тэль может произнести все эти слова. Но сомневаться не приходилось, это был именно он. Не так я представляла нашу встречу. Его слова ранили меня как ножи. И он прав, выглядела я паршиво.

- К чему все это сейчас, Тэль? Я не навязывалась к тебе, и не навязываю этого ребенка, он только мой.

Было больно читать отвращение в его глазах:

- Да ты даже увидеть его не сможешь. Так на кой черт он тебе сдался? Или ты скажешь, что не знала, что он убьет тебя раньше, чем появится на свет?

- Знала, - ответила я тихо.

Тэль навернул еще один круг по комнате.

- Тогда зачем все это?

Поджав губы, я молчала. Да и что я могла сказать ему? Что люблю этого ребенка больше своей жизни? Что люблю мираж человека, частичка которого сейчас жива во мне?

Нет, этого я ему не скажу, гордость еще не покинула меня, придав мне силы не отвечать на этот вопрос.

Даже мама, узнав о моей незапланированной беременности, так себя не вела. Конечно, она побранилась, упомянув о моей безответственности, повздыхала укоризненно, но и только.

Я еще раз порадовалась, что не разыскала Тениеля и не рассказала о ребенке.

- Ты просто не понимаешь, что ты наделала. - Он присел на стул и обхватил голову руками.

- Тениэль, не мучай меня, пожалуйста, отвези в больницу и просто забудь. - Мое дыхание перехватило, а сердце тревожно забилось. – Забудь о нас.

Я в изнеможении откинулась на подушку. События сегодняшнего утра вытянули все мои силы, приблизив морозное дыхание смерти.

- Почему ты не сообщила мне, когда обнаружила это?

- Как ты можешь так говорить про него? «Это» - наш ребенок, но мне кажется, тебе наплевать на нас. А почему я не сказала? Ты мне все ясно и доходчиво объяснил в нашу последнюю встречу, так что не зачем было тревожить тебя новостями, которым ты вряд ли бы обрадовался.

- Тогда еще можно было что-то предпринять, - не слушая меня, проронил Тениель.

- Ты все сказал? - Я была возмущена. Нет, я была в бешенстве! Если бы я могла, то встала бы и залепила ему пощечину. А еще хотелось ногтями разодрать его прекрасное лицо.

Тэль в ответ только покачал головой.

- А теперь уходи. Я не хочу тебя больше видеть.

Как же горько было осознавать, что все, что я себе напридумывала о Тениэле, было ложью. Мой Тэль умер в тот момент, когда я открыла ящик Пандоры. А этот незнакомый мужчина, пахнущий им и похожий на него как две капли воды, был чужым мне незнакомцем. И как бы я ни хотела, мой Тэль больше никогда не вернется. Я в очередной раз порадовалась, что скоро мои глаза закроются навсегда, и сердце больше не застучит в ускоренном ритме из-за одного его взгляда.

- Глупая девчонка, - сказал он на прощание и вышел из квартиры, громко хлопнув дверью.

Да! Как ни горестно было осознавать, но он был прав. Именно моя глупость позволила поверить ему и влюбиться в это чудовище. Но я не жалела ни о чем. Главное сейчас - это малыш, что зашевелился сейчас во мне. Чувство огромной любви и нежности вновь наполнило мое сердце. Еще не видя его и не держа его в руках, я уже полюбила это маленькое беззащитное существо всем сердцем.

Рядом завибрировал мобильник. Звонила мама. Отвечать не хотелось, но я понимала, что она волнуется, не найдя меня в палате, и надо ее успокоить.

- Алло.

- Ты где? – Она чуть ли не кричала в трубку.

- Мама, я дома.

- Софи, ты сошла с ума? Что ты там делаешь? И кто тот молодой мужчина? – И тут же, не дожидаясь моего ответа, продолжила. – Я договорилась с врачом, прихожу, а тебя нет! Софи, если ты не хочешь делать операцию - не надо, но зачем же сбегать?

Она почти плакала.

- Я не…

- Ладно, никуда не уходи, я сейчас буду. - Перебила она меня.

-Не …

Но мама, не слушая меня, отключилась.

Я настолько устала, что сил на переживания больше не осталось, только ручеек из слез все равно пробил себе дорогу. Слабость с удвоенной силой навалилась на меня, унося в царство грез.



Глава 10 ( окончание)



У него не было сил смотреть на нее. Видеть ее страдания, понимая, что их причина – он сам. В ее е огромном животе рос тот, кто убивал ее также, как некогда Тениэль убивал свою мать. Он как будто вернулся в то время, о котором не знал и не мог помнить. В какую-то долю секунды ему показалось, что это не Софи, а его мать укоризненно смотрит на него. Его прошиб озноб от этой мысли. Чувство вины стало невыносимым и еще…

Он до чертиков был напуган ее состоянием. Он сбежал на улицу, для того чтобы подумать над тем, как поступить дальше. Видя ее состояние, он просто не мог мыслить здраво. Тениэль за всю свою жизнь не ощущал такой боли и бессильной злости на судьбу. Он корил себя за то, что так жестоко позволил себе разговаривать с ней.

В первый момент, увидев ее в больнице, он поразился тому, что она все еще жива - слишком тонка была нить, связывающая ее с жизнью, и только феноменальное упрямство держало ее на этом свете. А потом разозлился на ее глупость и самоотверженность. А еще он очень испугался. Испугался того, что мог не успеть. И ведь зная все, Князь послал Эрикла сообщить о столь радостной новости только сейчас, когда отсчет времени пошел уже на часы. В первую минуту, когда он увидел ее бледную и обессиленную, с этой жуткой трубкой, торчащей из руки, его охватила злость. Только Софи могла оставить ребенка демона жить! При нынешнем уровне медицины любая другая женщина поступила бы иначе, но только не она. Она всегда удивляла его своими поступками, вот и сейчас… Но размышлять об этом не было времени.

Он мог подлечить тело, но не мог влить силу в ее оргнанизм, для того, чтобы накормить демона, находящегося внутри нее. На это были способны демоны второго порядка, а он лишь полукровка. Это слово выводило его из себя, потому что оно означало собственное бессилие.

Он понимал, что есть только два варианта помочь ей. И оба были неприемлемы для него. Первый - обрести силу отца, потеряв себя, и стать вечным подданным Князя, его марионеткой, приносящей души на алтарь непомерной жадности.

Второй - пойти на поклон к отцу, но тот только посмеется над глупым сыном и заломит такую цену, что это будет еще хуже, чем попасть под власть Князя.

Западня сжималась, удушая его. Как ни крути, везде клин.

Тэль тоскливо оглядел двор. Что делать: отдать силу, ради которой сам совсем недавно переступил через Софи, своему отцу, и тем самым навлечь гнев Князя, или пойти на поклон к тому же Князю и стать его марионеткой? Вот выбор, который предоставила ему судьба. Этот выбор и был расплатой за все его грехи.

Третий вариант Тениель даже не рассматривал. Он не оставит ее умирать. Князь, верно рассчитав, оказался прав.

Тениэль стоял, прижавшись спиной к стене дома. Решая, как поступить, хотя решать, в общем-то, было нечего, путь был один. Теплый ветерок трепал его волосы, июньское солнце светило в глаза, ослепляя, а наверху умирала женщина, которую он использовал и выбросил за ненужностью, только вот из его сердца она уходить не хотела, прочно обосновавшись там. Не проходило и дня, чтобы Тэль не вспоминал ее трогательную улыбку. А его пальцы до сих пор ощущали шелк ее волос. Он надеялся, что со временем сможет забыть ее. Но за шесть месяцев вынужденной разлуки ничего не изменилось. Его потребность в ней не только не угасла, а даже возросла.



Ккаждый день проходил в тоске и невозможности взглянуть на нее из-за страха, что слуги Князя проследят его слабость. И как оказалось, все предосторожности зря.

Он проиграл. Князь оказался хитрее. И в страшном сне Тениэль не мог подумать, что жизнь так подшутит над ним. Оставляя Софи, он надеялся защитить ее. Нет, надо быть смелым и признать, что он защищал себя. Он как трус испугался, что Князь обязательно воспользуется его слабостью.

Что ж, ставки были сделаны, партия сыграна, и выбор определен.



Глава 11

В центре зала застыл мужчина. Его светлая рубашка была расстегнута до середины, волосы растрепались, а по напряженному лицу легко можно было угадать решимость.

«Почему люди решили, что в аду жарко?» – думал он.

Тут было холодно, очень холодно, и дело было не в температуре, само это место пронизывало тело льдом и наполняло сердце мраком, вытаскивая затаенные страхи из потаенных уголков души.

Приглушенный свет подсвечивал стены, пол, потолок. В огромном зале не было ни одиного места, оставшегося в тени. Тут не было ни окон, ни дверей, мебели тоже не было, только огромное круглое пустое помещение, конусом уходящее вверх. Единственное, за что цеплялся взгляд - это зеркальный балкон, выдававшийся на несколько метров вперед и опоясывающий второй этаж. Балкон создавал впечатление кольца, сжимавшегося сверху и давящего на посетителя. Зеркала были расположены таким образом, что с того места, где стоял Тэль, его силуэт отражался бесчисленное количество раз. Тэлю показалось, что он находится в суде в качестве подсудимого, и бесчетное количество невидимых глаз устремлено на него, вызвая дрожь во всем теле.

Зал полностью блокировал его силу, заставляя чувствовать беспомощность и ощущение западни. Это чувство все нарастало, и в какой-то момент Тениелю показалось, что он опять заперт в картине. Мужчина глубоко вдохнул и с шумом выдохнул воздух, справляясь с паникой. И тут же ощутил, что зал наполняется чужой силой, он ощущал ее злобное ликование в предвкушении новой жертвы. Тэль зло улыбнулся, чувствуя, как его душа притягивает эту силу к себе.

- Не сейчас, – мощным метальным ударом он отбросил от себя тянущиеся к нему клешни.

Нестройный хор голосов проникал в сознание Тениэля постепенно и незаметно, но настойчиво. Голоса что-то шептали, угрожали, умоляли, но мужчина слышал только интонации, а самих слов разобрать не мог. Звуки стали отчетливыми и манящими, обещая забвение и наслаждение одновременно. В конце шепот превратился в стройный хор, напевавший волшебную мелодию, в которой хотелось раствориться, убежать от влияния и давления этого помещения.

Тениель читал об этом зале в книге, что нашел в библиотеке отца, но ни одна книга не смогла его подготовить к тому, что он ощущал сейчас. Для того, чтобы передать испытываемые им ощущения, в человеческом языке не хватило бы слов.

Сын демона и простой женщины, он был гораздо слабее тех, для кого был предназначен этот зал. Огромным усилием воли мужчина все же заставил умолкнуть волшебную мелодию. И как только последний звук стих, Тениэль услышал голос, от которого веяло жаром и холодом одновременно.

- Я ждал тебя. – Разнесся по залу мощный голос повелителя тьмы, но самого его Тэль не видел. Голос шел из ниоткуда и отовсюду. Внутри у Тениэля все сжалось - то ли от холода, который проникал в самые закоулки его души, то ли от ненависти.

- Я согласен, – твердо сказал Тениэль без долгих церемоний. – Но взамен мне нужна одна жизнь.

- Ты ставишь мне условия? – прогремел голос в тишине зала, и эхо повторило этот вопрос несчетное количество раз.

- Условия… условия…условия… – повторялось со всех сторон, отражаясь от стен.

Эхо, окружавшее Тэля, сводило с ума.

- Это не условия! Это договор. - Только когда смолк последний отзвук, смог ответить он.

- Хорошее начало нашего сотрудничества, – хмыкнул голос. - Но я ценю твое мужество. Ставить условия МНЕ не каждый решится.

И после короткой паузы добавил:

- Ты знаешь, это позабавило меня.

Тэль молчал, сжав пальцы в кулаки.

- Что ж, ты знаешь, что я ничего не даю бескорыстно, – услышал Тениэль позади себя и тут же оглянулся.

Князь сидел в большом удобном кресле напротив него. Тэль был уверен, что еще минуту назад в комещении было пусто. Но такие фокусы мог проделывать и он сам, так что появление Князя не произвело на него особого впечатления.

- Зачем этот цирк? - проговорил Тениэль, сопротивляясь желанию упасть перед сидящим на колени, и дерзко посмотрел в глаза вечности.

Князь был в своем истинном облике, который сам по себе внушал ужас, а аура силы давила, пригибая к выложенному мрамором полу.

- Ты зарываешься, малыш.

Тениэля передернуло от неприязни и холодного взгляда Князя, но он решил промолчать, боясь разозлить Повелителя Тьмы. Гнет силы немного ослаб, и Тэль смог вздохнуть свободно.

- А ты мне все же нравишься, хотя в тебе много человеческого. Но ничего, мы это исправим.

Князь замолчал, испытывающе взирая на полукровку, тот же в ответ не опустил взора, а смело смотрел в его глаза. Взгляд князя проникал в самую душу, расщепляя ее на атомы. Тениэль не знал, сколько держал князь его в своих тисках. Время перестало что-либо значить, утаскивая за собой в вечность.

- Я готов на все. – Наконец, скинув с себя оцепенение, ответил мужчина.

- Жизнь за жизнь.

- Я готов. – Твердо повторил Тэль, хорошо понимая, что означает эта фраза. Идя сюда, он уже смирился с тем, что придется принести на алтарь своей любви.

- Ну что же, хорошо. Но этот договор будет действителен, если ты сможешь пройти посвящение. В противном случае ты погибнешь, а следом за тобой и та, за которую ты просишь.

- Я пройду, – упрямо повторил сын демона и смертной.

- Скажи, чем она так привлекла тебя? – Князь рассматривал гостя с таким же интересом, с каким сам Тэль изучал бы червяка, копошащегося у его ног.

- Тебе не понять.

- Конечно. Уж не знаю, к счастью или к сожалению, но я не обладаю душой.

Князь опять испытывающе посмотрел на Тениэля, а затем спросил:

– Неужели сила и власть, которые ты обретешь, не прельщают тебя?

- Я потеряю гораздо больше. То, что я научился ценить за последние триста лет.

- И что же это?

- Моя любовь и свобода.

- Зачем тебе они? Любовь причинила тебе только боль, а свобода - это мираж. Да и был ли ты свободен? Полюбив, ты лишился своей независимости. Смертная забрала ее у тебя. А я могу дать могущество и силу, которые возвысят тебя. Я избавлю от боли, что терзает тебя.

- А если я не хочу освобождения?

- Как только ты подпишешь контракт, человеческая часть умрет в тебе, останется властвовать лишь демон. А демоны не способны любить. В определенной степени я освобожу тебя. И уже за это ты должен быть мне благодарен. Бедные людишки… Они почему-то из последних сил держатся за свои чувства, не желая расставаться с ними. Не понимаю их глупого желания любить и страдать. Именно эти мелочности связывает их по рукам и ногам, в то время как они могли бы летать, парить, творить…. Ты же, избавившись от якоря человечности, будешь волен делать то, что заблагорассудится, за исключением некоторых моментов, о которых мы поговорим позже.

- Не все твои слова правдивы, Князь. Я, будучи человеком, был волен поступать согласно своим желаниям.

- И опять ты заблуждаешься, малыш. Ты знал, что я наблюдал за тобой, и поэтому ни разу не появился рядом со смертной, хотя отчаянно желал увидеть ее хотя бы мельком. Так в чем же проявлялась твоя свобода? Может в том, что твой демон вечно был голоден и гнал тебя в постель к тем, кого ты не хотел и не жаждал?

Тэль промолчал, понимая правоту слов Князя и, в то же время, ощущая, что его заманивают в хорошо расставленную ловушку.

- Вот видишь, никто не может быть свободен. В кого ни ткни - всех что-то связывает. Это может быть что угодно: любовь, долг, дружба, да, наконец, условности и приличия. Свобода - это красивое название для красивой сказки. Ты думаешь, я свободен? Увы, нет. Я также связан законами, как и все. Даже бог, - он не свободен. Он несвободен от того, чтобы творить добро, потому что знает, - на каждое сотворенное им доброе дело я отвечу злом. Ни в одном из миров ты не найдешь ни одного свободного человека. Даже звери и те не свободны, на них давят инстинкты, которым они слепо подчиняются.

- А если найду того, кто абсолютно свободен, ты отпустишь меня? - В отчаянье ухватился за последнюю надежду Тениэль, подобно тому, как утопающий хватается за соломинку.

Князь рассмеялся.

- Ты действительно забавен. Но если ты имеешь в виду умалишенных, то отвечу тебе, что и они не свободны. Их дух заперт в клетке, впрочем, так же как и тело, только они этого не осознают. Но довольно, этот разговор утомил меня. Ты подписываешь наш договор? – уже совершенно другим тоном осведомился он.

- Да, – не задумываясь, ответил Тэль.

Почему-то в этот момент ему вспомнилась Софи. Он столько времени держал воспоминания о ней под замком, стараясь не думать о том времени, которое они провели вместе, а теперь с сожалением осознал, что не хочет терять эти воспоминания. Они были единственным светлым пятном в его жизни, хотя и приносили боль, сначала сладостную боль желания, а после - мучительную боль разлуки. Но именно благодаря этой боли он жил и чувствовал, как бьется его сердце, ускоряясь при одной только мысли о Софи.

Тэль не заметил, как появился Эрикл - вечный спутник и посланник Князя. И сейчас, подойдя сбоку, он протянул Тениелю небольшой кованый кинжал и свиток. Изящная рукоятка, напоминавшая формой змею, скользнув в руку к мужчине, удобно устроилась в ладони, в другую руку, чуть помедлив, он забрал свиток. Заминка длилась одно мгновение, но этот миг для Тениэля был самым тяжелым. Именно тогда он мысленно простился с Софи. До сего момента некая его часть верила в безумную мечту, что они еще смогут быть вместе. Теперь же, ощущая в руке холод металла, он понимал, что дороги назад нет.

- Что ж, договор с дьяволом должен быть скреплен. - Выплюнув эти слова, Тениэль со злостью полоснул по своему запястью кинжалом. Холодное лезвие вошло в плоть, легко разрезая сухожилия. Обильно окропив свиток своей кровью, Тениэль протянул его Князю.

- Ты что же, даже не прочтешь его?

- Зачем?

- Ты прав.- Ответствовал Князь и, повернулся к своему слуге. – Эрикл, прими.

Когда свиток и кинжал перекочевали сначала к молчаливому Эриклу, а затем оказались у Повелителя Тьмы, Тэль невольно сжался в ожидании неминуемой расплаты за жизнь любимой.

- На колени. - Голос повелителя отдавался в голове тупой болью подчиняя сознание, действуя на каждую мышцу, на каждый нерв. Тэль еще пытался сопротивляться, но тело уже не слушалось его: склонив голову, он рухнул перед Повелителем на колени. В голове шумело, предметы расплывались перед глазами. Тэлю казалось, что взгляд Князя прожигает до самого основания, выплавляя мозг и выпивая жизненные силы. Невидимая рука сжала его оголенную душу в попытке вырвать ее из тела.

Тэль закричал от боли и все же умудрился вырваться из когтистых объятий Князя, но от этого боль только усилилась.

- Я хочу видеть твой истинный облик, полукровка!- Голос Князя гремел в сознании, выворачивая тело от боли. Тут же довольный демон внутри возликовал и начал рваться наружу. Софи… Ее изможденное лицо еще прорывалось сквозь боль, не давая Тениэлю уплыть в черное нечто, а Князь продолжал давить, выжимая из Тениэля последние силы. Страх потерять Софи был сильнее боли и остатков здравого смысла. Тогда, почуяв сопротивление, Князь увеличил нажим, и мозг Тениэля вскипел, прокручивая воспоминания и тут же стирая их, даже те, что были погребены под слоем веков.

Воспоминания боролись с болью за право на существование, сводя с ума, а демон внутри, набирая силу, рвался наружу, стремясь завладеть всем существом без остатка. Тэль понимал, что он должен расслабиться и выпустить демона, но из-за всех сил продолжал держаться за любимый лик смертной женщины. Все силы уходили на то, чтобы усмирить демона и выдержать натиск боли. Он понимал, что это бесполезная трата сил, но не мог позволить убить свою любовь к Софи. Князь рвал его душу и воспоминания из тела, а Тэль пытался найти одно хоть крохотное местечко, в котором он мог бы их сейчас спрятать от самого себя, чтобы в дальнейшем попытаться найти.

Выгнув спину и запрокинув голову в беззвучном крике, Тэль боролся с невыносимой болью, чувствуя, что проигрывает ей. И тогда, уже находясь на грани сумасшествия, он умудрился вырвать частичку души и всего лишь одно мгновение из воспоминаний - светящийся безграничной любовью и верой взгляд Софи, обращенный к нему. Наконец, он нашел место, куда можно спрятать столь дорогие его сердцу вещи. Он укроет их там, куда Князь и не подумает заглянуть. Он вплетет их в океан ненависти к своему отцу.

Тысячи игл вошли в его мозг, разрывая ткани убивая остатки последних воспоминаний. Он забыл, где он и с кем, все это перестало иметь значение. Осталась боль, сдавливающая мозг и одновременно разрывающая на части. Он чувствовал сквозь мучительную пытку, что должен вспомнить нечто очень важное, но дикая боль мешала, не давая этого сделать.



- Покажи мне его, – впивались в сознание слова Повелителя, окатив еще более сильным приступом. Он и не подозревал, что на свете может существовать ТАКАЯ боль. Физические муки были ничто по сравнению с терзающим его плоть и рассудок адом. Боль все больше овладевала сознанием и не давала возможности думать и понимать слова. Тэль продолжал сопротивляться, даже не понимая зачем, а боль, словно подпитываясь его противодействием, только набирала силу. И тогда Тениэль, наконец, сдался, выпуская демона на волю.

Если раньше демон жил в нем, подавляемый человеческой сущностью, то теперь все поменялось с точностью до наоборот. С колен поднялся уже не Тениель, а существо, обретшее свой второй облик. Крылья за спиной с шумом распахнулись и забили в воздухе, уши удлинились, а тело раздалось вширь под напором выросших мускулов. В глазах заплясал огонь. Нет, теперь глаза стали самим настоящим адским пламенем, он чувствовал, как огонь обдает лицо жаром. А еще его тело наполнила небывалая мощь, о которой он никогда и мечтать не смел.

С колен поднялся Демон.

-Ты прошел первый этап посвящения. – Губы Князя не шевелились, а слова отпечатывались прямо в сознании Тениэля.- Великий огонь выжег в тебе человеческую составляющую. Та боль, что терзала тебя, словно хороший лекарь, убила тлен, убрав все ненужное.

Эти слова уже ничего не значили для только что рожденного демона разврата. Тениэль распрямился и полностью раскрыл крылья в ожидании дальнейших приказаний Князя. Рядом с Князем Тьмы стоял Эрикл - его правая рука.

Тэль не помнил, что привело его сюда. Казалось, что его жизнь началась только что и была подчинена служению Повелителю Тьмы. Из всех чувств осталась только ненависть к отцу. Только его Тэль помнил, а также помнил, что должен отомстить.

За что? – Да какая разница?!

******

Я проснулась от собственного крика. И тут же услышала надрывный звонок в дверь. Страшный сон, приснившийся мне, не оставил четких воспоминаний, но в тоже время я была уверенна, что это было пророчество, которое я не смогла запомнить. Оглядевшись, я, наконец, вспомнила, как попала в свою квартиру, и меня опять охватила дикая злость на Тэля. А дверной звонок меж тем надрывался. Я легко встала и, подойдя к двери, открыла. На пороге стояла мама.

- О, боже, Софи! – Обняв меня, она расплакалась.

- Я думала… Я думала… что опоздала.

- Нет, мамочка, все хорошо, - уверила я ее, с удивлением осознав, что действительно чувствую себя хорошо. Слабость исчезла, а на смену ей пришел дикий аппетит.

- Софи, еще чуть-чуть и я сама убью тебя.

- Не надо, мамуль, - шутливо ответила я, сделав вид, что жутко испугана. - Лучше накорми.

Мама отстранилась и посмотрела на меня.

- Ты чувствуешь себя лучше, – по ее интонации невозможно было понять, то ли она спрашивает, то ли утверждает.

- Да, мама.

Я сама не верила в чудо, которое случилось. А потом вдруг испугалась, что с ребенком что-то случилось плохое, но тут он пошевелился внутри. Успокоившись, я посторонилась, пропуская маму в квартиру.

Слабость больше не вернулась. Врачи только разводили руками, недоумеая, как настолько быстро можно прийти в себя после тяжелейшего предкоматозного состояния. Я попыталась больше не думать о Тэле, целиком посвятив себя малышу, который вскоре должен был появиться на свет. Днем это удавалось, поскольку слишком много дел надо было успеть сделать, но ночи… Ночи были холодны и бессонны. Мысленно я вела бесконечные споры с ним, умоляла вернуться, но все было напрасно, он не слышал меня. Что случилось в тот день, когда он, оставив меня, ушел? Этот вопрос не давал мне покоя.

_________________



Эпилог.



Ну почему все так,

А не иначе?

Я не могу простить

И не могу забыть.

Пусть по ночам

В подушку я не плачу,

И знаю точно,

Вместе нам уже не быть.

Но так невыносимо одиноко

Порой становится,

И глядя в небеса

Кляну судьбу

За то, что так жестока,

Еще за то,

Что у неё твои глаза. ( Ання)



3 года спустя.

Я сидела на скамейке возле небольшой детской площадки, наблюдая за белокурым ангелочком, возящимся в песке. Рядом с ним примостилась девочка, по виду его ровесница. Дети мило обменивались игрушками, и Денис как истинный джентльмен уступил даме свои богатства и заинтересованно разглядывал ее сокровища. Невольно я ловила в этом маленьком человечке сходство с его отцом. Никогда не видя Тениэля, сын умудрялся копировать его взгляд, его движения и иногда даже интонации голоса. Вот и сейчас он посмотрел на меня его глазами.

«Пора уходить, пока не началось», – решила я, вставая со скамейки, и подошла к сыну.

- Дениска, нам пора. Собирай свои игрушки, и мы пойдем домой.

- Почему? Мы ведь только пишли! Мама, можно еще чуть-чуть? - Расстроился малыш и посмотрел на меня таким умоляющим взглядом, что кот из «Шрека» и рядом с ним не стоял. В выразительных больших глазах цвета аметиста стояли слезинки, а нижняя губка дрожала.

Материнское сердце растаяло, и я подумала – «может на этот раз пронесет?» И села обратно на свое место.

- Мама, а что значит телочка? – Уже через несколько минут вывел меня из задумчивости голосок сына.

- Это маленькая коровка, – не раздумывая, ответила я.

- А почему тот дядя, – и малыш указал пальцем на семейную пару, пришедшую с девочкой и стоящую неподалеку, – подумал про тебя, что ты телочка с клевыми титьками? И что такое титька?

Я мысленно застонала. Началось!

Ребенок со свойственной всем детям непосредственностью почти прокричал свой вопрос на всю площадку. Женщина обернулась ко мне, ее глаза удивленно расширились, а выражение лица напомнило мне воблу, выброшенную на берег. Хотя я никогда не видела эту самую рыбу только что выловленной, но, наверное, именно такими должны были быть ее глаза.

Тут взгляд женщины опустился на указательный палец моего сына, показывающий на ее спутника, и удивление в глазах сразу же сменилось негодованием. Мужчина же, стоявший подле нее, покраснел как рак и засуетился.

- Мама, но почему ты так и не ответила, что такое титька? - В нетерпении дергая меня за руку, не унимался малыш.

- Господи! Дениска, я сколько раз говорила тебе, что читать чужие мысли некрасиво? И даже если это получилось у тебя случайно, то все равно говорить об этом вслух нельзя! - Опускаясь на корточки и обнимая сына, зашептала я в ответ. - Обещай, что больше так не будешь делать!

- Ну, ладно, мам, – нехотя согласился малыш, явно огорчившись.

И тут я услышала то, что привело меня в крайнее возмущение:

- Галь, да ты чего?! Неужели ты думаешь, что я мог думать об этой пародии на женщину? Да ее грудь даже рядом не лежала с твоими прелестями! – Оправдывался мужчина.

«Конечно, не лежала, потому что моя стоит, в отличие от вымени его жены!» – Мелькнула мысль.

Ну, почему некоторые представители мужского пола позволяют себе разговаривать в подобном презрительном тоне? Да еще пытаются при этом унизить женщину, совершенно им незнакомую.

- Пошли это… в парке прогуляемся, а то этот де… еще невесть что напридумывает, - нервно поглядывая на Дениску, тихо сказал мужчина жене.

Почему-то недоговоренное слово «де» я восприняла не как начало имени моего сына, а как нечто другое, гораздо более оскорбительное.

- Паша, не принимай близко к сердцу. Конечно, я понимаю, что это жалкое подобие женщины не вызывает твоего интереса. Приглядись: ребенок явно не в себе, так же как и его мамаша. Это же надо - обучать ребенка такому?!– громко возмущалась женщина и на последней фразе повернулась ко мне, брезгливо смотря прямо мне в глаза, причем слово «ребенок и мамаша» она выплюнула как ругательство.

Я поблагодарила бога, что Денис еще ничего не понимает. Было обидно до слез. Ну, ладно, мужик - кобель, но жена-то у него горазда… Язык что помело. А у самой девочка по площадке носится… Разве можно так говорить? Меня больше возмутило даже не то, что они прилюдно начали оскорблять меня, а то, что они осмелились задеть моего ребенка.

Я не смогла удержаться от ответного злого взгляда. И в тот же момент на женщине вспыхнула юбка. Вот так просто взяла и вспыхнула. Женщина на мгновение замерла, затем смешно подскочила, перебирая в воздухе ногами, а потом противно закричала. Но представление длилось недолго, ее муж не растерялся и успел сдернуть горящую одежду с жены, пока огонь не распространился дальше. При этом обнажились неприятного вида панталоны, обтягивающие полные дряблые бедра.

Остального я не видела. Быстро подхватив Дениску на руки, я почти бегом побежала к машине, забыв про игрушки. Я надеялась скрыться с места преступления, пока мужчина не пришел в себя от потрясения и не набросился на меня с кулаками. А такое вполне было возможно.

- Мама, а огонек делать можно? – с надеждой спросил сын, видимо ему понравилась новая игра.

- Нет, Денис, нельзя, – ответила я, запихивая его в автомобильное кресло.

-Ой, моя машинка, - запричитал мальчик, выворачиваясь из моих рук в попытке рвануть обратно на площадку.

- Дениска, я тебе новую куплю.

- Я не хочу новую, я хочу эту!

- Денис, мы не можем сейчас вернуться, но я обещаю тебе, что мы пойдем вместе в магазин и купим тебе новую машинку. Такую, какую захочешь ты. – Твердым голосом сказала я, пресекая возможные попытки к истерике. Малыш уже по опыту знал, что стальные интонации в моем голосе сведут на нет все его капризы, и поэтому сразу успокоился и дал себя пристегнуть.

Этот случай был не первый и даже не второй, и Денис знал, что в самом скором времени получит новую машинку. Нет, конечно, раньше до поджогов дело не доходило, но Денис постоянно умудрялся поставить меня в неловкое положение. И черт бы побрал эти мои новые способности, проявившиеся вскоре после рождения сына. Поначалу они приводили меня в восторг – это же классно, когда для того, чтоб зажечь газ, не нужно искать спичек, когда порезанный палец заживает в течение пяти минут, а любую дверь можно открыть без ключа. Просто мечта для домушника!

Но то, что случилось сегодня, больше не должно повториться. Ведь мой взгляд мог спалить женщину, виноватую лишь в том, что она плохо высказалась обо мне и о моем сыне. Я расстроилась еще больше, поняв, что если бы не быстрая реакция ее мужа, то все могло закончиться намного плачевнее.

Вскоре мы подъехали к дому, и я, отпустив Дениску из плена ремней, начала выгружать продукты, купленные заранее.

- Мама, мама, дядя Максим идет с ёвиком! – закричал Денис и, обернувшись, я увидела Макса, подходящего к нам.

- Привет, Максим. Не ожидала тебя увидеть, - натянула я вынужденную улыбку на лицо.

- Мы с Левиком соскучились и приехали, а вас нет. Я как раз собирался домой, когда увидел твою машину. - Макс поцеловал меня в щеку и нехотя отстранился. - У тебя что-то случилось?

Да, Макса провести не удалось.

- Как всегда. Увидела пустую детскую площадку и решила погулять.

- Видимо, кто-то все же решился нарушить ваше уединение?

- Семейная пара с ребенком.

- И что же на этот раз вытворил Денис?

- Ох, - тяжело вздохнула я, - на этот раз виноват не он.

Макс, с усмешкой посмотрев на мое покаянное лицо, не смог удержаться и расхохотался.

- Ничего смешного.

- Видела бы ты себя сейчас! Ты похожа на маленького обиженного ребенка. Ладно, пошли домой, там и поговорим. - Подхватывая пакеты со снедью, Макс пошел вперед, а я с Денисом, которому была поручена крайне важная миссия держать поводок, поплелась за мужчиной.

- Ну, рассказывай горе ты мое, что случилось? – Наконец, разложив еду в холодильнике и устроившись в гостиной с чашечкой кофе, спросил Макс.

- Я чуть не убила человека. То есть женщину.

- А женщина – это не человек?

- Нет, человек, конечно, – не обращая внимания на его подколы, ответила я. А затем вкратце рассказала, что случилось, но вызвала не сочувствие, а смешки.

- Макс, ты можешь быть серьезным? Это все не шутки!

- Софи, посмотри на эту ситуацию с другой стороны. Бедный мужик не успел подумать о твоих хм… как твой сын уже выдал эту информацию вслух, а тут рядом жена. Вот конфуз! О боже, представляю ее лицо в этот момент! - И он опять расхохотался, настолько заразительно, что я не могла не улыбнуться, а уже через минуту мы оба хохотали над нелепым происшествием. Вспоминая все новые детали, я тут же выкладывала их Максу, чем вызывала следующий неконтролируемый взрыв смеха. Под аккомпанемент его комментариев случившийся инцидент начал представляться мне в смешном свете.

-Да, согласен, с этим надо что-то делать, а то такими темпами ты действительно можешь натворить нечто такое, о чем потом пожалеешь. Только вот что делать, я пока не знаю, но обязательно найду выход. – наконец, успокоившись, сосредоточенно сказал Макс.

Вмиг став серьезными, мы замолчали, каждый уйдя в свои мысли.

Я думала о том, что еще ни разу не пожалела, рассказав Максу о моих новых способностях. Я считала излишним скрывать что-либо от своего лучшего друга, который поддерживал меня и помогал в течение этих трех лет, ничего не прося взамен. Единственное, чего я не открыла ему - кто является отцом моего ребенка. Я просто не могла говорить, да он и не спрашивал. Наверное, чувствовал, что мне все еще больно, поэтому и не задавал вопросов, а я заводить этот разговор не желала.

Макс никогда не приходил в гости без подарка для моего сына и во многом заменял мальчику отца. На каждый мой и Денискин дни рождения Макс готовил сюрпризы. Я знала о его молчаливой любви, но старалась гнать от себя все мысли о ней. Я ничего не могла ему дать, кроме своей дружбы. Да, я никому ничего не смогла бы дать, и только мой сын был исключением из правил. Он возродил мой мир и стал моей вселенной, помог из осколков собрать жизнь. Я с обожанием посмотрела на мальчика, игравшего с собакой.

- Мама, а почему дядя Максим думает о твоих губах? - Ворвался в наш разговор голосок Дениски.

Мы с Максом покраснели как два помидора. Возникла неловкая пауза. А затем одновременно раздалось:

- Денис…

- Денис…

И тут мы рассмеялись.

- Твой сын - это что-то! – все еще смеясь, проговорил Макс.

- Дениска, я же недавно говорила тебе, что нельзя читать чужие мысли! - Сделала выговор я, на что малыш надулся и отвернулся от меня.

- А почему все думают не то, что говорят? - Чуть не плача, проворчал он.

Пес, почувствовав огорчение мальчика, начал смешно тыкаться в его ножку и громко тявкать.

- Вот один ты любишь меня, – со вздохом сказал мой сын, этим вызвав у нас с Максимом еще по улыбке.

Видя, как Дениска играет с собакой, я опять пожалела, что не забрала Левика обратно. Но после моего возвращения из Англии, Макс, видя, в какой депрессии я была, предложил оставить собаку на время у себя. Я согласилась, а потом, видя их взаимную любовь, просто не смогла затребовать Левика обратно, хотя Макс и не раз предлагал.

- Он так и не позвонил?

Я сразу замерла, вспомнив о Тэле. После того памятного дня он больше не появился, так почему, несмотря на его предательство, боль до сих пор не отпускала меня? Наверное, потому, что я так и не смогла убить свою любовь к нему, а только засунула ее в дальний уголок своей души, спрятав за крепкой дверью и, навесив большой замок, запретила себе открывать ее.

Я понимала, что подвигло Макса задать этот вопрос и невольно разворошить рану в моей душе. Он любил меня и Дениса, и хотел жить с нами. И задавал этот вопрос для того, чтобы прощупать почву: а связывает ли меня до сих пор что-либо с отцом мальчика.

Ну, почему этот негодяй не уходит из моего сердца, и даже его имя повергает меня в трепет? Я мысленно произнесла «Тениэль» и ощутила знакомую дрожь в теле.

- Мама, а кто такой Тэнь? – встрепенулся Дениска.

- Никто. Просто один мой знакомый.

Малыш посмотрел на меня ЕГО глазами, но я привыкла постоянно видеть ласковый и любящий взгляд аметистовых глаз. Теперь он для меня значил даже больше чем, когда-либо.

- Значит, это все же он? Я всегда подозревал это.

- Да.

- Я хотел…

Я оборвала Макса на полуслове, так как не хотела слушать того, что он мне скажет.

- Прошу, Макс, не надо. Я пока не готова.

- Значит, я подожду еще, - заявил уверенно Макс.



» Пленница Демона. [ Завершено ]

Ну вот и продолжение

Первая книга тут Сердце Демона (мистика)

Автор Марья

[size=18]Огромное спасибо La Fam за ее неоценимую помощь и терпение в правке и редактуре! Guby

Так что выкладываю пролог и первую главу.



Пленница Демона



Спаси Зои за такую обложку



Он не помнит ее, а она не знает что это он. Но как и раньше их непреодолимо влечет друг к другу. Нежная Софи уже не похожа ту маленькую девочку кокой была раньше, теперь она готова бороться за свою жизнь… Но и Тениэль тоже изменился, все человеческое в нем умерло. А вот сможет ли Софи пробудить частицу его души, вы узнаете после прочтения этой книги.



Пролог



Мне очень сложно было подойти.

Ещё сложнее устоять на месте.

Надеюсь, я на правильном пути,

И ты не посчитаешь это местью.

Мне так тепло в объятиях твоих,

Пусть я рискую, этот риск оправдан.

Любовь сладка, когда горит в двоих,

Когда в одном, то губит горьким ядом.



(Автор как всегда Ання)



Это было даже лучше, чем секс. Превышало по мощности любой оргазм. Это была полная, абсолютная свобода.

Тениэль уже предвкушал ее, буквально чувствовал на вкус пьянящий аромат. Еще чуть-чуть, и она овладеет каждой клеткой, и каждый нерв затрепещет от переполняющих его ощущений. И пусть это иллюзия продлится секунды, но какими сладостными они будут…. А еще полная тишина… Абсолютная тишина… Скорость и ветер, бьющий в лицо… И потрясающая панорама города внизу.

Тениэль летел навстречу восходящему солнцу, затем, чтобы потом упасть вниз. И только около самой земли расправить крылья для того, чтобы взлететь вновь и опять на несколько бесконечно долгих мгновений ощутить себя свободным, ныряя в пропасть.

Он любил летать, но еще больше любил, сложив крылья за спиной, нестись метеором вниз к грешной земле. Только тогда боль оставляла его. Именно стараясь освободиться от нее, Тениэль несся сейчас навстречу новому дню.

В эту ночь ему опять приснились глаза. Ничего больше, только огромные бирюзовые глаза. Они манили к себе как свет в ночи, как недосягаемая звезда. Нет, они горели как две звезды, притягивая к себе, но были слишком далеки, чтобы он мог приблизиться к ним. Он даже не знал, кому они принадлежат. Женщине? Ребенку? Мужчине?

Он не знал, реальны ли они, или это только плод его воображения. Только вот боль, приходившая вместе с этим видением, была вполне реальна. Тениель просыпался с тоской в груди, и все его существо рвалось… Куда? Этого он не знал, и только полет помогал вытравить пронзительную боль.

Еще чуть-чуть, и он на некоторое время сможет избавиться от влияния этого взгляда. Он сможет забыть до тех пор, пока бирюзовые озера вновь не растревожат его покой.



Глава 1

Я эгоистка – постановила моя совесть уже в который раз. Но даже осознание этого факта ничего не меняло. Я не могла отказаться от Макса. Не теперь, не в тот момент, когда он так мне нужен! Ведь именно благодаря моему другу, тоска по Дениске ощущалась не так остро.

Вчера я отвезла малыша в аэропорт.

Не знаю, как мне хватило сил оторвать себя от сына и напоследок, наверное, уже в сотый раз, поцеловав пухлые щечки, со слезами на глазах уехать домой.

Не счесть, сколько раз я просыпалась за прошедшую ночь и с ужасом понимала, что его нет рядом, а потом успокаивалась, вспоминая, что малыш уехал с моими родителями.

Зато сейчас, он, наверное, уже купается в море, а не сидит дома в пыльном городе, потому что у мамы защита диплома. И не идет гулять с няней в парк, в котором чуть прохладнее, но даже раскидистые ветви кленов не спасают от палящего солнца и запаха плавящегося асфальта.

Этим летом солнце, словно взбесившись, решило отыграться за прошлые годы и нещадно палило, накрывая город пылью и удушливым зноем. Уже с неделю градусник устойчиво показывал не ниже плюс тридцати, и по прогнозам метеорологов долгожданной прохлады в ближайшем будущем не предвиделось. И это притом, что средняя температура в нашем городе обычно не более двадцати градусов в самый жаркий месяц! Весь город мечтал о дожде. Об опостылевшем всем дожде, который лил бы, не переставая, круглый год.

Вот ведь люди, - странные существа, - когда идет дождь, и на улице сыро и промозгло, все мечтают о солнце. Но стоит небесному светилу немного пожарить, как опять все недовольны.

На прошлой неделе, я, обливаясь потом, писала диплом, мечтая о прохладе, когда прозвенел звонок телефона. Звонила мама с предложением забрать Дениску на море, и я восприняла это как подарок судьбы. А потом начались сборы. Укладывая вещи сына в один огромный чемодан и носясь из комнаты в комнату, я старалась не думать о том, как вернусь после его отъезда в пустую квартиру.

- Мама, а что такое мое?- отвлекал меня Дениска.

- Солнышко, это очень большое озеро.

- А ты там будес со мной?

- Я очень скоро приеду к тебе, ты даже не успеешь соскучиться.

Я опять подошла к сыну и, обняв, отчаянно прижала к себе.

Ребенок чувствовал, что мы расстаемся, и был немного подавлен, а, может, это мое состояние ему передалось, - я не знаю, - но малыш, насупившись, сидел на диване и хмуро следил за мной.

Едва ли я представляла тогда, как тяжело мне придется без моего солнышка. Успокаивала только мысль о том, что ему там будет лучше и комфортнее, чем со мной.



Прошло меньше суток с того момента, как я нашла в себе силы отпустить его, а мне казалось, что протянулась вечность.

Вот и сейчас, прижимая к лицу любимого утенка моего сына, забытого в суматохе сборов, я обильно поливала его слезами. Рядом сидел Макс, прижимал меня к себе и гладил по голове, пытаясь остановить поток слез. Иногда ему удавалось меня отвлечь, но затем мой взгляд цеплялся за какую-нибудь вещь, принадлежавшую Дениске, и я опять начинала реветь.

- Так, Софи, ну-ка успокоилась и пошла варить мне кофе! – Командным голосом произнес Макс

Ох! Я тут же встрепенулась, поняв, что вместо того чтобы накормить голодного мужчину, как верного рыцаря прилетевшего ко мне сразу после работы, я уже битый час мочу ему рубашку своими слезами, но Макс был единственным человеком, перед которым я могла показать свою слабость. Вот я и раскисла. Я понимала, что давно должна была бы отпустить его, а если бы Макс стал сопротивляться - то и прогнать, но каждый раз ловя на себе его ласковый взгляд, я не могла произнести ни слова из заготовленной речи. Вот и сейчас он был нужен мне. За последнее время Макс стал очень много значить для меня и для Дениски. Если бы я, наконец, набралась смелости и расставила все точки над i, но я вела себя как собака на сене: и сама не ам, и другой не отдам. Все это я хорошо понимала, но сделать с собой ничего не могла. Я любила Макса. Любила той любовью, на какую была способна. Любовью младшей сестренки к старшему брату, которого у меня никогда не было. Я грелась в целомудренных объятьях друга, понимая, что целомудренными они были только для меня, и все же… Нет, я сейчас не буду об этом думать, а то, чего доброго, завою в голос.



- Ты голоден? – отнимая от лица плюшевого утенка, спросила я.

- Если это тебе поможет успокоиться, то да.

- А если серьезно?

- А если серьезно, то я поел на работе, но это не освобождает тебя от заботы о госте, а твой гость сейчас очень хочет кофе.

- Да, конечно, сейчас сварю. Извини, что не догадалась тебе предложить, – шмыгая носом, ответила я.

- И еще подумай о том, что последние три года ты никуда дальше магазина не выбиралась, да и я тоже! А мы ведь не старики, чтобы безвылазно сидеть дома. Вместо того чтобы рыдать, давай лучше сходим куда-нибудь. Вот хоть в клубешник закатимся. Или в кино.

Макс обожал кино, и я об этом знала, но то ли из солидарности со мной, а, может, по другой неизвестной мне причине он уже давно никуда не ходил, все выходные посвящая нам.

- Макс, у меня же диплом!

- Никуда он тебя не убежит.

- Я не знаю, а вдруг мама… – неуверенно начала я, но он тут же прервал меня:

- Софи, можешь не продолжать, я и так знаю, что ты сейчас мне скажешь, но для меня это не причина провести вечер вне дома. Даже если она позвонит, что ты сможешь сделать?

- А вдруг ей мой совет будет нужен?

- Надень джинсы и положи телефон в задний карман, тогда ты точно почувствуешь, когда он зазвонит.

Я думала, какую бы еще привести причину нежелания выходить в свет. Макс воспринял мои колебания по-своему и взорвался:

- Да сколько можно!? Он не придет и не позвонит! Неужели ты до сих пор этого не поняла? Из-за кого ты себя замуровала в четырех стенах? Мне больно на тебя смотреть. Возьми себя, наконец, в руки! Неужели ты до старости будешь сидеть дома и ждать его? Он не стоит этого! Ради кого все это? Ради мужчины, который бросил тебя беременной и забыл о вас с Дениской?

Я вырвалась из плена его рук и начала нервно расхаживать по комнате. Я не хотела слушать Макса и злилась на него за то, что он говорил, потому что это была правда. Его слова хлестали меня словно плети. Но Макс был прав – где-то глубоко внутри меня все еще жила надежда, которую мой собеседник сейчас методично уничтожал. Макс меж тем тоже поднялся с дивана и, перехватив меня в середине комнаты, удержал от дальнейшего протирания полов. Заглянув мне в глаза, он продолжил хлестать словами:

- Оглянись вокруг. С тобой рядом мужчина, готовый ради тебя и Дениса на все. Я как последняя шавка побираюсь у твоей двери, ловя крохи внимания. Неужели ты не понимаешь, насколько это не выносимо - быть все время с тобой рядом и не сметь даже поцеловать тебя? Я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой. Господи, как же я люблю тебя!

Макс прижал меня к своей груди и продолжил:

– Скажи, что мне надо сделать, чтобы ты поняла, на что я готов ради вас! Ради одного твоего ласкового взгляда! Я хочу тебя, Софи, хочу просыпаться с тобой, хочу, чтобы ты засыпала в моих руках. Хочу видеть твою улыбку с утра и мечтаю о том, чтобы принести тебе кофе в постель. И чтобы у нас была большая семья с кучей детей.

Это был конец. Конец нашим отношениям, конец дружбе. Я так боялась услышать когда-нибудь эти слова, что иногда мне даже снились кошмары на эту тему. На глаза навернулись непрошеные слезы. Я не могла отпустить Макса, но и стать его женой тоже не могла. Внутри у меня все разрывалось от боли за себя и за него.

- Макс, я не могу. Я должна была давно сказать тебе, что я не смогу выйти за тебя замуж, но я трусила. Я боялась, что как только скажу тебе об этом, ты бросишь меня.

Макс криво усмехнулся.

- Софи, я не могу бросить тебя, даже если очень захочу! Я люблю тебя больше жизни, больше кого бы то ни было.

- Макс, я не смогу стать твоей женой.

- Это из-за него, Софи?

- Нет, дело не в нем. - Я на мгновение замолчала, подбирая слова.

- Я не хочу портить твою жизнь. А я ее тебе обязательно испорчу. Нет, молчи, выслушай меня. Я считаю, что ты достоин большего, чем могу тебе дать я.

- Послушай, Софи, твоему ребенку нужен отец, и не такой, который изредка приходит и раз от разу дарит ему игрушки. Ему нужен настоящий отец, и я готов им стать. Или ты думаешь, что я стану к нему относиться хуже, чем к своим детям?

- Нет, я вообще не думала об этом. Макс, не перебивай меня, пожалуйста. Помнишь ту аварию два года назад?

- Издеваешься?! Конечно, помню, ты тогда кое-как выкарабкалась.

- Так вот. После нее я не могу больше иметь детей.

Когда врач вошел в палату и скорбным голосом сообщил печальную новость, я еще находилась в шоке, и мне было плевать на все, кроме того, что я вообще осталась жива. Да и позже беспощадный диагноз не волновал меня. Судьба и так подарила мне многое. Например, возможность воспитывать своего сына и видеть, как он растет. А второй ребенок… Так стоит ли беспокоиться о том, чего никогда больше не захочешь? Ведь Тэль ушел, а дети от другого мужчины мне были не нужны. «Раньше были не нужны» – поправила я себя.

- Я не могу быть твоей женой, потому что у меня не может быть больше детей. Я не смогу исполнить твою мечту о большой семье. Я пуста внутри…

Макс замолчал, вглядываясь мне в глаза. А затем уверенно ответил:

- Значит, у нас будет только один ребенок. Нам и с ним хлопот хватит. Только не отвечай мне сейчас. Я не хочу торопить тебя. Просто пообещай подумать.

- Ладно.

- Вот и хорошо. А пока свари все же кофе. - Столь резко сменив тему, он развернул меня в сторону кухни и, легонько подтолкнув, шутливо шлепнул по пятой точке.

Я как раз разливала ароматный напиток по чашкам, когда в кухню вошел Макс. Спрашивать, какой кофе он любит, мне не требовалось, не один десяток раз я готовила его для Макса. Поставив две чашки на стол, я взглянула на него и вдруг осознала, что не могу отвести взгляда. Почему я раньше не замечала, как он возмужал за эти несколько лет? Нет, Макс не стал брутальным красавцем, но в нем выявилось то, чего не было раньше, он стал увереннее в себе, и это выражалось не только в поведении, это было в чертах его лица, в наклоне головы, в его глазах, в которых светилась любовь ко мне. Сердце защемило, и я поняла, что совсем запуталась в своих ощущениях. Я смотрела на него и понимала, что люблю, правда не той безумной любовью, какой я любила Тэля, скорее, Макс был тихой и спокойной пристанью, в которой все ясно и понятно. Сегодня он, наконец, заставил меня задуматься о том, что я вообще чувствую. И конечно, сначала мне это не понравилось, но он прав, я больна любовью. А болезнь надо лечить.

«Может Макс и есть мое лекарство?» - задала я себе вопрос. И тут же поняла, что не переживу, если и он уйдет из моей жизни. Я, наконец, поняла какой ответ ему дам. И вдруг отчетливо осознала, что должна поменять все. Выбросить старые воспоминания как ненужный хлам.



Этим я и занялась на следующий день.

Салон красоты находился через дорогу.

Молоденькая парикмахерша с улыбкой проводила меня к своему креслу. Ее расческа заскользила по моим волосам, опять напомнив мне о Тэле. Я задохнулась при воспоминании о том, что обещала ему не стричь их.

Кому теперь важно мое обещание? Правильно, никому! Только я одна цепляюсь за свои волосы, потому что он любил их.

- Вам подровнять?

- Нет, мне самую короткую стрижку. – Решилась я и зажмурила глаза, чтоб не видеть, как порвется последняя нить. Даже не знаю, почему свои волосы я воспринимала как некий связующий меня с Тэлем канал. Наверное, расчесывая их и запрещая себе думать о Тэле, я еще больше растравляла себе душу воспоминаниями.

-Ну, самая короткая - это под машинку.

Нет, конечно, настолько себя уродовать я не собиралась.

Открыв глаза, я взглянула в зеркало, откуда на меня с вопросительной полуулыбкой смотрела симпатичная девочка с очень короткой модельной стрижкой, стоящая рядом с креслом. Ее волосы были выкрашены в темный цвет, делая старше. И только по глазам можно было догадаться, что ей не больше восемнадцати. Только у молоденьких девушек еще сохранился тот немного наивный свет во взгляде, означавший, что все еще впереди, только они смотрят на мир с долей восторга и предвкушения, когда груз ответственности за других людей еще не лег на хрупкие плечи.

Когда-то и у меня был такой взгляд, правда, в другой, теперь уже казавшейся нереальной жизни. Я перевела взгляд на себя и поразилась тому, что впервые заметила. На фоне молоденькой и свежей парикмахерши я выглядела древней старухой, а ведь разница у нас всего лет пять, не больше. И дело было не в том, что у меня кожа покрылась морщинками – нет, она была по-прежнему свежа. Мой взгляд – именно он выдавал меня. У молодой женщины просто не могло быть такого взгляда, если, конечно, в ее жизни не произошло какого-нибудь страшного события. В моей же судьбе трагедий было вдоволь.

Я смотрела на себя и не верила в то, что видела. Блеск моих глаз был давно потушен, а в черных зрачках танцевало пламя. Это чертово пламя в глубине черных зрачков. Как и когда оно появилось? И почему я заметила его только теперь? Я поразилась изменениям в моей внешности. Но тут обнаружила, что девушка по-прежнему терпеливо ждет, когда же я ей отвечу.

- А можно мне такую стрижку как у вас?

- Не жалко стричь такие роскошные волосы?

- Нет! – уверенно ответила я, хотя внутри все взбунтовалось против такого решения. - И еще покрасьте волосы в черный цвет.

Меняться, так кардинально. Зачем полумеры?

- Вы уверены? Я понимаю, с моими тремя волосинками, но ваши…

- Стриги. – Достаточно жестко оборвала я ее стенания, боясь передумать.

Несколько движений ножниц, и копна волос осталась в ее руке. И вдруг стало очень больно. Я сама себе показалась убийцей. Убийцей собственных надежд. Я не могла отвести глаз от ножниц, кромсающих мои волосы, сердце обливалось кровью, но я продолжала сидеть и с какой-то садомазохистской радостью наблюдать за действами парикмахерши. Это походило на месть. Кому? Я затрудняюсь ответить. Наверное, себе, ему и всему окружающему меня миру.

Первый шаг по освобождению моей души был сделан. Следующим и самым сложным будет переезд к Максу, но сначала я должна все обсудить с Дениской, хотя уже сейчас знаю, с какой радостью он воспримет эту новость.

Я даже улыбнулась, представив его реакцию. Девушка меж тем уже сушила мои совсем короткие волосы.

- Вы знаете, я сначала сомневалась, что стрижка вам пойдет, но вы…выглядите просто здорово! – Тараторила она. - Вы стали настоящей секси.

Я взглянула на себя в зеркало и поразилась переменам, произошедшим с моей внешностью. Мне действительно шла стрижка и новый цвет волос. Но это была не я. Кто угодно, но не я.



Глава 2



Музыка была по ушам, проходила сквозь тело и отдавалась где-то в районе гортани. Официант провел нас к зарезервированному столику, оставил меню и удалился по своим делам.

Мы были вчетвером.

Уже перед самым выходом из дома Макс предупредил, что к нам присоединятся еще двое. Его друг Сергей со своей девушкой.

- Ты не против? – Спросил он, заходя в лифт.

- Нет, Максим, почему я должна быть против? Ведь у тебя сегодня день рождения, и ты можешь приглашать кого хочешь.

- Я хочу видеть сегодня только самых близких мне людей.

- Значит, мы будем с тобой рядом. - Улыбнулась я и чмокнула его в щеку.

- А дополнительный приз будет?

-Это какой?

- Ну… нечто посущественнее легкого поцелуя в щеку…

- О, Макс! Это ты узнаешь позже.

- Твои слова меня интригуют.

- Все так и было задумано.

Двери лифта с шумом отошли в сторону, и вдруг на меня навалилось предчувствие. Такого со мной давно не было. С самого рождения Дениса. Я уже думала, что он своим появлением на свет отобрал у меня этот дар, дав взамен другой. Я замерла и прикрыла глаза, но видение промелькнуло настолько быстро, что я не смогла поймать и уловить его суть.

- Что случилось? Тебе плохо? – Всполошился Макс.

- Нет, Макс, все хорошо. Просто… Да ладно, не обращай внимания. Со мной все в порядке.

Всю дорогу меня преследовали образы, но разобраться в них я не могла, и это не давало мне покоя. Казалось, еще чуть-чуть, и я уловлю их суть…

- Софи, ты уже решила, что будешь заказывать? – Вернул меня обратно на землю Макс.

Я отрицательно мотнула головой и опять уткнулась в меню.

«Так что же мне привиделось?» – пыталась вспомнить я, уставившись невидящими глазами в красочные картинки с едой.

Вскоре подошел официант, неся на подносе бутылку с шампанским для нас с Ритой и графин с коньяком для наших мальчиков. Разлив часть содержимого по бокалам, он достал блокнот и вопросительно уставился на меня. Времени для раздумий не осталось, и я ткнула в первое попавшееся блюдо пальцем, даже толком не рассмотрев, что заказываю.

- Вы уверены? – не удержавшись, удивленно спросил молодой человек в синей униформе.

- Что-то не так?

- Нет, все нормально, – смутился парень.

Следующим был Макс, и я опять отвлеклась, оглядывая зал. Все внутри неприятно сжималось от продолжавшего преследовать меня предчувствия, и я не могла понять, от хорошего или от полохого. Но не найдя взглядом ничего подозрительного, я попыталась отмахнуться от навязчивых ощущений, и это почти удалось.

Вскоре официант, приняв наш заказ, удалился.

- Я хочу выпить за моего лучшего друга! - Пытаясь перекричать музыку, Сергей произнес тост за именинника. – Я долго думал, что тебе пожелать. Деньги у тебя есть. Любимая девушка тоже, осталось дело за малым - жениться и завести кучу маленьких Максиков. Так вот за это и выпьем!

Я на минуту замерла, понимая, что Сергей ничего не знает о том, что я не могу иметь детей, но от этого было не легче. Я через силу подняла бокал, но Макс остановил меня.

- Сергей, твой тост хорош, но я все же хочу несколько перефразировать его. Как ты правильно заметил, деньги у меня есть, девушка тоже, да и ребенком мы успели обзавестись, и теперь мое самое горячее желание услышать, наконец, от нее ДА! Вот за это давайте выпьем!

Я не услышала звона бокалов, его заглушила музыка, но от того тоста, что произнес Макс, у меня потеплело на душе. Выпив, я, наконец, почувствовала, что напряжение отпускает меня, и настроение поднимается. Заиграла медленная музыка.

- А теперь я хочу танцевать! - И подхватив меня, Макс двинулся на танцплощадку. Я целиком и полностью отдалась музыке и партнеру, ведущему меня в танце.

- Тебе необыкновенно идет стрижка. Хотя мне жаль твоих волос. – Прижимая меня к себе, произнес мне на ушко Макс.

- А мне нет. Я хотела измениться, и я сделала это.

- Но, пожалуйста, больше не стригись.

- Почему? Ты же сказал, что мне идет. Или ты соврал?

- Нет, я не соврал, но мне трудно объяснить это. Ты выглядишь по-другому, ты не подумай, совсем неплохо, просто ты стала другой! И, наверное, я до сих пор еще не привык.

Я вспомнила реакцию Макса в тот день, когда он меня увидел впервые после парикмахерской. Это было забавно. Я опять улыбнулась - стоило подстричься, чтобы увидеть его обескураженный взгляд.

Макс пришел после работы, и первое, что он сказал, когда я открыла дверь - было «Ой!», дальше шло долгое молчание, а затем нецензурное выражение. И только потом как-то неуверенно:

- Софи?

- А ты кого ожидал?

Потом он еще долго присматривался ко мне и, казалось, не верил своим глазам.

- Как бы я хотел знать, о чем ты сейчас думаешь!

- О тебе, – не задумываясь, ответила я.

Мы опять замолчали, двигаясь в такт музыке.



Вечер обещал быть удачным. Мы веселись и пили шампанское, я танцевала и была счастлива, Макс улыбался мне, а мне было спокойно и легко с ним.

Подали наш заказ, передо мной поставили тарелку с чем-то очень странным и совершенно неаппетитным.

- Что это? - Я как раз подносила бокал с шампанским к губам и даже успела немного отхлебнуть.

- Как вы и заказывали. Бычьи яйца. – Невозмутимо ответил официант.

При его словах вся находящаяся у меня во рту жидкость с совершенно неприличным шумом выплеснулась обратно. Я с отвращением смотрела на тарелку, но винить мне было некого.

Из-за громкой музыки никто из моих спутников нашего разговора не слышал, а Макс, увидев мою реакцию на слова официанта, решил, что тот сказал что-то неприличное, и тут же напрягся, собираясь уже подняться из-за стола.

- Что он тебе сказал? – Угрожающе смотря в сторону официанта, спросил он.

- Ничего лишнего, только название моего блюда.

- И как оно называется?

- Бычьи яйца, а дальше я не расслышала.

Макс расслабился и с подозрением посмотрел в мою тарелку, а затем с едва сдерживаемым смешком сказал:

- Не знал, что у тебя столь экзотические кулинарные пристрастия.

- Я и сама о них только что узнала. Хочешь попробовать? - С надеждой спросила я. Одна мысль об этом деликатесе вызывала тошноту.

- Ну, уж нет, я лучше воздержусь. Но с удовольствием посмотрю, как ты это будешь есть.

- Я пока не голодна, может, чуть позже.

К своему деликатесу я так и не притронулась, благо закуски на столе, помимо горячего было навалом, так что голодной я не осталась.

Рита была само очарование, и мы достаточно быстро нашли с ней общий язык, пока наши мужчины обсуждали свои дела, которые нам были не очень интересны. И все шло просто прекрасно, пока за соседним столиком не мелькнул знакомый профиль, повергший меня в шок. Я смотрела, как в темноте ночного клуба мужчина, очень похожий на Тэля, обнимал девушку. Та весело смеялась над какой-то шуткой.

Казалось, время остановилось и начало обратный бег. Я замерла, не в силах отвести от них глаз. Я не слышала ничего вокруг, только видела, как они улыбаются друг другу. Тэль – холодно, девушка – призывно. Не замечая, что делаю и, находясь словно в трансе, я привстала и подалась к ним, пытаясь рассмотреть мужчину, повергшего все мое тело в трепет. Я смотрела, мечтая о том, чтобы это оказался Тэль, и в то же время молила бога о том, чтобы я ошиблась. Я видела, как мужчина знакомым жестом пропустил длинные светлые волосы девушки сквозь свои пальцы, и все во мне оборвалось. Этот жест был только мой - закричало мое сердце. Взгляд мужчины равнодушно мазнул по моему лицу и вернулся к девушке, сидящей с ним рядом. Это был он! - громко стуча, говорило мое сердце. Неужели он не мог просто улыбнуться и кивнуть мне головой, просто чтобы показать, что узнал меня?

Я так долго мечтала о встрече с ним. Даже после того, как он так жестоко обошелся со мной, когда забрал из больницы, я все равно грезила о новой встрече. Представляла, как он придет и попросит прощения, а главное, скажет мне о своей любви. В своих мечтах я видела, как он встретится глазами с Дениской, и его лицо осветится улыбкой нежности. Но время шло, а Тэль все не возвращался. Я много раз задавала себе вопрос - если он не любил меня, зачем тогда вообще появился, узнав о моей беременности? Ведь это бессмысленно – прийти, накричать и исчезнуть. Но ответа на этот вопрос у меня не находилось. Часами я лежала в своей кровати без сна, вновь и вновь проигрывая наш последний разговор, и не понимала - чем я могла вызвать его злость?

И вот теперь я вижу его. И что же? Ладно, пусть в его взгляде нет нежности и любви, но сейчас в нем видны лишь холод и безразличие. И все равно я ждала, что Тениель подойдет. Вот он вышел из-за стола, и мое сердце ушло в пятки. Сейчас!

Но нет, он направился не ко мне.

Протянув руку своей спутнице, он пригласил ее на танец, на что девушка с удовольствием легко выпорхнула из-за столика.



Мог бы хоть сделать вид, что рад новой встрече. Неужели у него язык бы отвалился просто подойти и поздороваться? Неужели ему не интересно, кто у нас родился? И родился ли вообще?

Но он прошел мимо, даже не взглянув на меня.

Хотя все понятно. Ведь последнее «прощай» было сказано еще три года назад. Только мое глупое сердце до сих пор не верило в это и не могло смириться. Как же больно! Я не думала, что будет ТАК больно! Я видела каждую его улыбку, посвященную не мне, и сгорала от ревности и боли. Старательно запрятанные в моей душе чувства вырвались наружу, повергая в пучину боли.

Я повалилась на диван, кровь отлила от моего лица, и всем телом завладела предательская слабость. Макс, занятый разговором с Сергеем, ничего не заметил.

А я, глотнув шампанского, повернулась к нему и горячо зашептала:

- Макс, уведи меня, пожалуйста, отсюда.

- Что случилось, Софи?

- Ничего, просто я устала, и от шампанского у меня разболелась голова.

- Софи, пожалуйста, еще хотя бы час посидим, и я отвезу тебя домой, мы с Сергеем очень давно не виделись. Хорошо? – Макс посмотрел на меня умоляющим взглядом, и я не рискнула портить ему день рождения.

В это время счастливая парочка вернулась на свое место, а у меня больше не было сил лицезреть их флирт. От их голодного поцелуя у меня помутилось в голове, словно я сама была на месте незнакомой девушки. Все чувства, что Тэль пробудил во мне тогда, до сих пор были живы, воспылав сейчас в сердце и выжигая в груди зияющую рану.

- Макс, я на минуту.

Занятый разговором с Сергеем, он только мотнул головой.

Я практически бегом преодолела расстояние до двери с заветной буквой «Ж». Ворвавшись в туалетную комнату, я посмотрела на себя в зеркало. Полубезумный взгляд, полный гнева и боли, на щеках яркий румянец. Плюнув на макияж, я ополоснула лицо холодной водой, и это немного привело меня в чувство. Закрыв глаза, я пыталась собрать волю в кулак. Если он веселится, значит, и я ничем не хуже. Буду делать вид, что все хорошо. Но, боже, как же больно!

Я еще немного постояла, и только почувствовав, что боль немного отпустила, наконец, решила присоединиться к друзьям. Кинув последний взгляд в зеркало, я осталась довольна, - мои глаза перестали изображать взгляд побитой собаки, и только огоньки еще горели внутри зрачков, свидетельствуя о волнении.

- Софи, все в порядке?- заботливо спросил Макс, когда я вернулась.

- Можешь не беспокоиться. Голова прошла, пойдем танцевать.

Я двигаюсь в ритме, отринув все мысли, музыка проходит сквозь меня, и я растворяюсь в ней. Музыка во мне, а я в ней. Кидаю взгляд на соседний столик, а там никого. Сердце на секунду перестает биться, я оглядываюсь, вокруг меня куча народу. Молодые девушки и парни танцуют, флиртуют, разговаривают, но только того, кого ищу глазами, не видно. И зал вдруг становится пустым без него. Начинает играть медленная музыка, и Макс забирает меня в свои объятья. Я прижимаюсь к нему и слышу бешеный стук его сердца. Поднимаю глаза и вижу, как его губы все ближе и ближе склоняются к моим губам. Сама тянусь к ним в поисках забвения. Наши губы соединяются, и мы продолжаем танец, уже слившись в объятьях. Я горю, но не от возбуждения, а от боли, и хочу забыть эту боль. Хочу раствориться в танце и в объятьях Макса. Мой поцелуй как агония, как крик о помощи. Знакомый запах его парфюма окружает меня, но не кружит голову, он дает успокоение, но не жар. Поцелуй все длится, но не приносит мне ничего. Ни одна клеточка во мне не напряглась и не загорелась возбуждением. Я бы отдала Максу всю себя, если бы могла. Но отдавать мне нечего. Все было отдано тому, кто не оценил этот дар. Макс, наконец, оторвался от моих губ и прижимает меня к себе. А я в ответ прижимаюсь к нему настолько, насколько хватает сил. Он смотрит на меня, и его взгляд с надеждой ищет что-то в моих глазах. А я молчу и опускаю взор, потому что сказать мне Максиму нечего. Я не могу обещать, не хочу врать, мои глаза выражают только боль, полностью заполнившую мою душу.

Я не представляла себя с ним в качестве его жены. И все больше понимала, что даже новый облик ничего не смог изменить в моей душе. Она по-прежнему была отдана тому, кому была совсем не нужна.

Мне больно от того, что я не могу ответить взаимностью тому, кто это заслужил. Я опускаю голову к Максу на грудь, а на глаза наворачиваются слезы.

- Если ты хочешь, то мы можем сейчас уйти.

- Нет, теперь все в порядке.

Я решила не портить ему вечер. Тэль ушел со своей блондинкой. Ну и, слава богу. А у меня есть Макс, и я все равно через три дня скажу ему «да». Хотя зачем медлить, я скажу это сегодня! Только вот момент был упущен, музыка вдруг cмолкла, и послышался голос ведущего:

- Уважаемые дамы и господа, здравствуйте! Прошу всех пройти на свои места и уделить мне маленькую толику своего времени.

Ведущий выждал несколько минут, пока все рассаживались на своих местах.

Макс провел меня к нашему столику. Уйдя в свои мысли, я совершенно не слушала, что болтал ведущий. «Я обязательно стану примерной женой, и два самых лучших человека в моей жизни будут счастливы», – уговаривала я себя. - «Мы будем жить втроем, и все у нас будет отлично».

- София?

- Да, Сергей? - улыбнулась я

- Как ты смотришь на то, чтобы поехать после защиты диплома с нами на Кипр?

- Положительно. У меня Дениска там, и я все равно собиралась за ним.

- Значит, решено! – Обрадовался Сергей.

Разговор завертелся вокруг предстоящего отпуска. А я вспомнила о Дениске и немного пришла в себя.

И все бы хорошо, только, как оказалось, я рано радовалась тому, что Тэль ушел. Я почувствовала, что он вернулся. Внутри все вдруг напряглось, опять захотелось обернуться, а затем…

Макс встал, для того чтобы позвать официанта, и вдруг весь напрягся. Я поняла, куда он смотрит, и сжалась от дурного предчувствия. Меня передернуло от ненависти, вспыхнувшей в глазах Макса. Его кулаки сжались, и по всей его позе было видно, что он сейчас пойдет туда.

Недолго думая, я схватила его за руку.

- Нет, Макс, не надо.

- Не вмешивайся, Софи! Я давно мечтал это сделать. – Его голос вибрировал от едва сдерживаемой ярости.

- Макс, пожалуйста, не надо! Ты не знаешь его!

- Так ты видела его?

- Да. Только, пожалуйста, не надо скандалов.

- И давно ты его заметила?

- Давно.

- И поэтому ты хотела уйти?

- Да. Я и сейчас этого хочу. Давай просто уйдем. Прошу тебя!



Глава 3



Пара, не обращая на нас внимания, поднялась, готовая уйти. Я видела, как девушка, словно загипнотизированная взглядом Тениэля, подхватила свою сумочку и вышла из-за столика. Видела, как мужчина приобняв ее, направился в сторону выхода. И тут же почувствовала, как напрягся Макс.

- Отпусти, я только хочу с ним поговорить по-мужски!

Ага, знаю я эти мужские разговоры, им бы только кулаками махать. Только вот кулак Тэля будет не в пример кулаку Макса - разные у них весовые категории.

- Нет, Макс, ты не знаешь, на что он способен. А я знаю, я видела. Пожалуйста, давай просто дадим им уйти!

В этот момент девушка, находящаяся в объятьях Тэля, наградила своего спутника особо жарким поцелуем. Мне даже показалось, что она готова отдаться ему прямо на столике, за которым они сидели.

А я чем лучше? Ведь стою тут и почти ненавижу ее, желая оказаться на ее месте.

- Макс, что случилось? - Подошел к нам Сергей.

- Все хорошо, не волнуйся. – Не отрывая взгляда от Тэля, сквозь зубы процедил мой кавалер.

- Может, помощь нужна?

- Нет, я сам справлюсь. Не вмешивайся. Это наше с ним дело.

И тут я поняла, что есть шанс отговорить Макса с помощью Сергея.

- Сереж, скажи ему, что не стоит тратить время на то, что давно быльем поросло.

- А в чем, собственно, дело?

- В том то и дело, что ни в чем!

В это время Тэль скрылся со своей спутницей в толпе.

- Я сейчас. - Макс, вырвав руку и не обращая на нас внимания, рванул за уходящей парой.

Я кинулась следом, стараясь не потерять его из виду. Толпа, словно сговорившись, мешала моему продвижению, выставляя на пути все новые преграды из живых тел. Но я все же нагнала Макса на выходе из клуба и увидела, как Тэль подводит свою девушку к машине.

Тэль видимо почувствовал опасность, медленно повернулся и холодно наблюдал за нашим приближением. Девушка с опаской глядела нас.

- Ты поддонок! - Крикнул Макс Тениелю, на что мужчина огляделся и, убедившись, что эти слова были произнесены в его адрес, с усмешкой спросил:

- Это вы мне?

- Да, тебе!

- Интересное заявление. Кати, это случаем не твой отвергнутый любовник?

Имя девушки прозвучало на иностранный лад.

- Нет, я вижу его впервые, - испуганно произнесла она.

Тэль еще раз безразлично мазнул по мне взглядом, в его глазах я не заметила ни капли узнавания. Это было еще больнее. С новой стрижкой я, конечно, изменилась, но не настолько же, чтобы он не смог меня узнать.

- Нет, я не отвергнутый любовник Кати. Неужели не вспомнил меня?

- А должен был?

Макс напрягся и с ненавистью посмотрел на мужчину. Казалось, Тэль издевается над ним. Рука Макса была в моей руке, и благодаря этому я почувствовала, как сжались его кулаки.

- Какая же ты сволочь. А она еще тебя защищала!

- И чью же честь защищает благородный рыцарь? Может, я ненароком обидел твою сестру? Или увел женщину? Ну, так извиняться я не стану.

- Ты мразь, которая не стоит и ее мизинца.

- Ты испытываешь мое терпение, щенок, но оно не безгранично. Забирай свою женщину и не мешай мне развлекаться.

Мой рыцарь вырвал руку из моей ладони.

- Нет, Макс остановись, он убьет тебя! Неужели ты не видишь, он не стоит этого! – Я чуть не плакала.

- Может быть. Но зато я сотру эту поганую улыбку с его лица.

Как человек воспитанный, Макс не мог первый ударить без видимой причины - ему нужен был повод, который дал Тэль, назвав щенком. Макс несся навстречу судьбе, а я ничего не могла сделать. Одно мгновение - и мой друг лежит на земле, придавленный тяжелым ботинком полудемона. Мне вспомнилось, как некогда Тениэль вот также стоял над поверженным врагом, и мной овладела паника.

Блин, черт бы побрал Макса со своим героизмом, которого от него совершенно не требовалось.

- Похвальное желание, но, к твоему сожалению, неосуществимое. Охлади свой пыл, щенок.

- Тениэль, прекрати ломать комедию и отпусти его, пока я…

- О, леди защищает своего кавалера? И что вы мне сделаете, позвольте узнать? - Издевательски спросил мужчина и вдавил носок в горло Макса, от чего последний захрипел.

Я разозлилась. А потом почувствовала, что эмоции уходят из-под моего контроля. Глазам стало жарко, а дальше я, собрав всю силу своей злости, выпустила ее в Тэля. Он, не ожидая от меня такого удара, кубарем отлетел к машине, стоящей за его спиной, и впечатался в дверцу. У меня внутри все ликовало. Но, как оказалось, слишком рано я радовалась победе.

Макс закашлялся и попытался встать.

- Вот это! – Злорадно заявила я Тэлю и следом, уже обращаясь к Максу:

– Пойдем, он не стоит того, чтобы марать об него руки.

И тут я почувствовала, как мое тело отяжелело. Я видела, как Макс с Катей застыли в нелепых позах, а на улице вдруг стало тихо, как будто мы находились в вакуумном мешке. И посреди этого липкого бездействия у Тениэля медленно раскрылись мощные черные крылья, а лицо исказила злая усмешка.

- Ну, и что же ты наделала, дурочка?

Я попятилась, понимая, что он принимает истинный облик. Но странное дело, - я не испугалась. Наоборот, мое тело пронзило возбуждение. Всем своим существом я рвалась к демону. Где-то глубоко во мне зрела уверенность, что он не причинит мне зла. А он, не сделав ни шагу, вдруг оказался передо мной, нависая и подавляя своей мощью. Я стояла, замерев, а он, приблизив свое лицо ко мне, ухмыльнулся. Аура его силы, как и прежде, накрыла меня, мешая мыслить здраво. Я задохнулась, мечтая о том, чтобы он коснулся меня.

В его глазах горел красный огонь такой силы, какой я прежде не видела. От него веяло адским пламенем. Не знаю, что отражали мои глаза, но он вдруг холодно улыбнулся:

- Ты смелая.

- А мне есть чего бояться?

- Ого! У леди оказались коготочки? Только вот леди успела нарушить закон и теперь должна понести за это наказание.

- Ка..кой закон?

- Нельзя показывать свою силу перед смертными. Разве ты не знала?

- Но ведь ты показывал?! И именно этим ты занимаешься сейчас!

- Я?!

- Да, ты только что зачаровал девушку на глазах у сотни людей! А теперь вообще принял свой истинный облик.

-О! Удивлен степенью твоей осведомленности. Но то, что я начал менять облик, это только твоя заслуга. Именно ты своим нападением вынудила меня это сделать. Но довольно пустых разговоров. Я не могу останавливать время надолго. Тебе придется пройти со мной и предстать перед Князем.

- Да не пойду я никуда! – моему возмущению не было предела.

- Что ж, дело твое. А я еще думал, что люди гуманны.

- Это ты о чем? – не поняв смысл его фразы, я почему-то испугалась.

- О том, что мне придется провести зачистку. Это послужит тебе хорошим уроком.

- Какую зачистку?

- Я убью всех, кто видел твое глупое проявление силы. – И демон начал охотно перечислять, загибая пальцы с длинными когтями. - А это Катя…Но это я переживу… Кто же следующий? А да, твой бесценный Макс, парочка охранников и еще несколько сторонних зевак. Всего …одиннадцать смертных жалких людишек. Ну, так что? Каким будет твое решение? Я расправляюсь с ними, и мы мило расстаемся и забываем о произошедшем, как будто и не виделись никогда. А ты, в свою очередь, усвоишь раз и навсегда, чего не стоит делать ни при каких условиях.

Это все было сказано так, как будто Тениэль не о смерти говорил, а перечислял список дел на следующий день.

- Но ведь я не знала об этом дурацком правиле!

- Кажется, в вашем законе есть пункт о том, что незнание законов не освобождает от ответственности. Так почему ты думаешь, что в моем мире дело обстоит иначе?

- Я не верю тебе. Ты не убьешь ни в чем неповинных людей!

- Хочешь проверить? – демон опять криво ухмыльнулся, а потом потер руки, издав когтями неприятный скрежещущий звук.

Я посмотрела на застывших Макса, девушку Катю, охранников, со стеклянными глазами смотрящих на нас и поняла, что не смогу подписать им всем смертный приговор.

Хотя этот спектакль мог быть просто проверкой, только зачем он был нужен Тэлю, я не знала и не понимала. Это был абсурд, и я все ждала, когда же закончится представление. Я, конечно же, не верила, что Тэль может кого-то убить.

- Кто такой этот Князь?

- Скоро сама увидишь, - коротко ответил демон, сверкнув глазами. Он внимательно наблюдал за сменой эмоций на моем лице.

- А какое наказание будет за то, что я сделала?

- Меру вины определит Князь.

Что это? Очередная игра, или теперь уже все серьезно? Но рисковать я не стала. А может быть, все объяснялось тем, что я была рада находиться рядом с ним, пусть даже Тэль и притворялся, что не помнит меня. И тем, что мне нравилось просто стоять рядом и вдыхать давно забытый и в тоже время такой любимый и родной запах. Мне хотелось прижаться к мужчине, ощутить, как его мускулы играют под моей рукой. Но я удержала этот порыв, а затем протянула руки:

- Что ж, гражданин начальник, я в вашем распоряжении.

Крылатый демон обхватил меня руками и прижал к себе. Я наслаждалась его близостью, в упоении прикрыв глаза. Все обиды были забыты в мгновение ока, впрочем, как и Макс, застывший в шаге от нас. Только Тениэль, прижимавший меня к себе, - вот что имело значение. На миг я даже подумала, что весь этот спектакль был разыгран из ревности к моему спутнику, и теперь Тэль, наконец, прекратит притворяться…

Но как оказалось, его цель была несколько иная. Я почувствовала, как мы взлетели, хотя мои глаза были закрыты. В объятьях Тениеля мне не было страшно. «Только бы он больше не отпускал меня!» - воскликнула я мысленно, с ужасом признаваясь самой себе, что три прошедших года ничего не изменили. Но через несколько минут все закончилось, и демон, расцепив руки, отшатнулся от меня.

Я открыла глаза и огляделась. Мы оказались в комнате, которую я никогда прежде не видела. В помещении все кричало о роскоши. Удобные кресла, так же как и небольшой диван, манили присесть, картины, висевшие на стенах, были порочно сексуальны. Полотна были прекрасными и отталкивающими одновременно. Они напоминали мою любовь к мужчине, стоявшему рядом. На одном был изображен отвратительный демон, сжимавший в своих объятьях красивую девушку. Но та не отталкивала его. Наоборот, стоя к нему спиной, она расслабленно положила свою голову на его чешуйчатое плечо. На ее лице сияла счастливая улыбка. Когти демона до крови впились в ее кожу, а хвост обмотал ноги. Остальные картины, хотя и отличались содержанием, но были подобны этой.

- Где мы?

- У меня дома.

- Не помню, чтобы в твоем доме была такая комната.

- Разве ты была кода-либо у меня в гостях?

- Прекрати притворяться, Тениэль! Мне надоел этот цирк! Неужели тебе не интересно, что случилось после того, как ты бросил меня, и почему вообще я осталась жива? Неужели ты думаешь, я поверю, что стрижка могла изменить меня настолько, что ты даже не узнал меня?

- А ты подстриглась?

- Да, и еще перекрасила волосы.

- Если честно, то у меня как-то нет интереса выслушивать о твоих женских заморочках. Намного больше меня занимает, кто ты и откуда у тебя сила? – ответствовал Тэль и, сложив за спиной крылья, завалился с ногами на диван.

Неужели это очередная игра со смертной, или он за три года успел забыть молоденькую девочку, которую соблазнил, использовал и выбросил? Ну да, то количество женщин, с которыми он имел дело до и после меня, думаю, было просто гигантским. И что из этой толпы женских особей представляла собой маленькая Софи, которая, по наивности влюбившись в демона, однажды в отчаянии чуть не выбросилась из-за него из окна, которая по своей глупости посмела поверить в любовь нереального существа?

- Ты… Ты не знаешь, кто я? - все еще не веря словам Тениеля, спросила я.

- Зачем бы я тогда спрашивал? - Зло буркнул он.

И тут у меня началась истерика. Я смеялась. Меня согнуло поролам от дикого горького хохота. Я не могла остановиться. Господи, а я еще ждала его!

Он смотрел на меня спокойно, без каких-либо эмоций.

- У тебя короткая память, демон похоти.

При моих словах его лицо напряглось.

- А теперь ты мне скажешь, откуда так много знаешь обо мне! – Одним движением мужчина поставил меня на ноги. Его глаза метали молнии.

- Вспоминай уж сам, красавчик!

- Мне нечего вспоминать.

- Даже так?! – О, как я ненавидела его! Знакомый запах кружил голову, мне одновременно хотелось и прижаться к Тэлю, и бить по его совершенному лицу, пока оно не превратится в кровавую маску. Меня опять сотряс приступ смеха. Какой же дурой я была все это время, воображая, что он одумается и вернется ко мне. А он и не вспоминал обо мне, забыв сразу же, как только вышел из моей квартиры.

- Господи, как глупо! Я идиотка, - с трудом сказала я, отсмеявшись.

- Интересное имечко. Теперь так принято называть девочек, или это прозвище?

Я, не вполне понимая, о чем он спрашивает, вопросительно посмотрела на него.

- Идиотка? – невозмутимо повторил мужчина.

- Скорее, состояние ума, – зло буркнула я.

- Короче, мне надоели твои шутки. Кто ты такая?

- Даже если я и скажу, то тебе это ничего не даст, как я посмотрю.

- А ты попробуй, поясни.

- Что ж, хорошо. Я просто женщина, которую зовут Софи. Которую ты использовал и выкинул как ненужный хлам.

Тэль внимательно посмотрел на меня. Я увидела, что его взгляд посветлел, а затем вдруг сделался грустным.

- Я думаю, что ты могла меня спутать с моим отцом. Это и немудрено, мы с ним очень похожи.

Я оторопела. То есть этот мужчина уверяет меня в том, что он не Тениэль? Не мой Тэль? Мои глаза не могли соврать.



Но… конечно, если допустить все это… Предположить, что этот демон - ЕГО плоть и кровь… Дениска тоже копия Тэля, только вот волосы у него мои. Неужели у Тэля был взрослый сын, о котором он мне не сказал? Хотя, что я вообще знала о его жизни? То, что он рассказывал мне, было лишь верхушкой айберга под названием «жизнь Тениэля». Да и что из этого было правдой, а что ложью? Но почему все чувства кричат, что передо мной именно Тэль? Хотя… его пояснением можно объяснить тот факт, что он меня не помнит. Тогда можно понять, почему он меня не знает. Или это очередное вранье?

Я пригляделась. Огонь в глазах мужчины полностью погас, и глаза стали черны как ночь, и холодны как бездна. Ни голубого, ни фиолетового цвета в них не наблюдалось. Неужели передо мной сводный брат моего сына? Я знала, что демоны живут, если не вечность, то очень долго. И если я смогла выносить и родить сына Тэля, то и другая женщина смогла бы.

- Не может этого быть, - растерянно ответила я.

- Почему же? Когда ты видела его в последний раз?

- Три года назад. Но если ты это не он, тогда откуда я могу знать твое имя? Или скажешь, что тебя не Тениэль зовут?

- Этому тоже может быть объяснение. Отец мог назваться моим именем. Он любил игры.

Я слушала и поверить не могла, что мужчина, три года назад перевернувший мою жизнь с ног на голову, мог опуститься до того, чтобы прятаться под именем своего сына. Хотя это было хоть каким-то объяснением, удовлетворившим мою боль, и чего уж скрывать, мою гордость. Но, с другой стороны, меня начала напрягать предстоящая встреча с Князем.

- Послушайте, я все осознала и больше такого не повторится. Пожалуйста, поговорите со своим отцом, он объяснит вам все!

- Я не могу этого сделать. Он заперт там, куда мне не добраться. Но не думаю, что ваша судьба его заботит. Зная своего отца так, как знаю его я, вообще удивляюсь, почему вы до сих пор живы.

Я в изнеможении опустилась в кресло. Теперь я уже видела, что это не Тэль. Кто угодно, но не он. И мне вдруг сделалось очень страшно. То, каким взглядом меня окидывал демон, не вселяло надежд на благополучный исход.

- Я вас прошу, верните меня назад, у меня там остался ребенок.

Но мужчина не отреагировал на мои слова. Только бросил на меня взгляд, от которого мне сделалось еще страшнее.

- Хм… любовница отца, – он сказал это таким брезгливым тоном, что у меня волосы зашевелились на голове. - Мне интересно, что в тебе есть такого, от чего он решил открыть тебе тайну своей сущности?

Я почувствовала, как демон пытается проникнуть в мои мысли, но поставила экран, как я научилась это проделывать с сыном.

- Даже так?! - присвистнул мой собеседник. - Это становиться интересным. И кто же тебя научил? Мой отец?

- Нет.

-А кто?

- Этого я тебе не скажу.

Я почувствовала, что мой ребенок находится в опасности, и вся сжалась внутри. Моля бога только о том чтоб демон не пробил мой барьер. Нажим немного ослаб, и я вздохнула с облегчением. Я ничем не выдала существование Дениски.



- У меня сейчас нет времени на тебя, мы поговорим позже. Серник! – окликнул мужчина, и в комнату вошел уже известный мне старик. Сколько бы времени ни прошло, сколько бы событий в моей жизни ни случилось, но это лицо я не смогла вырвать из своей памяти. Для меня оно стало синонимом страха и фобии.

С негромким вскриком я повалилась в кресло и теперь, наконец, поверила, что не Тэль приволок меня сюда. Мой Тениэль никогда бы так не поступил со мной. Меня обуял ужас. Захотелось сразу покончить с собой, чтоб не мучиться.

- Звали, господин? - Старик учтиво поклонился.

- Да, звал. Хочу, чтобы ты присмотрел за одной особой. Мне нужно отлучиться. Я голоден, а эта… - тут демон окинул меня взглядом, - отвлекла меня.

_________________



Глава 4

Я была готова на коленях проползти то небольшое расстояние, которое нас разделяло, и при этом униженно умолять демона, обещая все, что угодно, лишь бы он не оставлял меня наедине со стариком. Но оказалось, что ползти не к кому.

Тениэль или как там его зовут, сказал коротко «в подвал» и вышел из комнаты раньше, чем я успела подняться с кресла, в котором пыталась спрятаться от старика. Я осталась один на один с моим самым страшным кошмаром. Последний, злорадно улыбаясь, с вызовом смотрел на меня.

- Нет! – Я подскочила с кресла как ужаленная и решила нанести удар первой в надежде поджарить в огне своей ярости ненавистное лицо.

Я запретила себе бояться, на это у меня не было ни времени, ни права. Мне надо было выжить любой ценой и вернуться к Дениске.

Первый раз я сознательно направила пламя своей ненависти на человека, не задумываясь о принципах и морали. Я не думала о жалости и о сострадании. Мной целиком охватило желание выжить, и цена была не важна. Не было ни раздумий, ни колебаний. Еще успеется. Я видела, как огненные языки начинают свой танец на одежде моего надзирателя, и ликовала внутри.

Казалось, что Тэль, вложив в меня частичку себя, вместе с ней вложил и крупицу своего демона. Когда наш малыш покинул мое тело, демон остался во мне и сейчас, подняв голову, ликовал, упиваясь страданиями старика. Наверное, в тот момент я немного сошла с ума, наслаждаясь ожиданием чужой боли. Я была уверена, что во всех моих горестях виноват старик, и сейчас с упоением мстила ему, с каждым мгновением наращивая силу пламени. Мстила за всю ту боль, что он причинил мне в прошлом, и которая осталась со мной навсегда.

Старик, не сдвинувшись с места, полыхал огнем, не издавая ни стона. Ни один мускул не дернулся на его лице. В своем упоении я не замечала, что огонь не жжет его. Наконец, мерзкая улыбка исказила его черты:

- Нельзя убить мертвое, - услышала я его голос сквозь барабанный бой в ушах.

Огонь опал, а вместе с ним ушла и ярость, оставив в душе лишь опустошение. Я смотрела и не верила своим глазам: старик все также злорадно смотрел на меня. Я не смогла причинить вред не только ему самому, но даже и его одежда не пострадала.

Пребывая в шоке от содеянного, я стояла, не в силах сдвинуться с места. Меня поразило даже не то, что я не смогла причинить старику вреда, а то, что я без раздумий была готова забрать чужую жизнь, и при этом мне хотелось сделать жертве как можно больнее.

- Наигралась, деточка? А теперь пойдем. – Холодный голос в тишине комнаты был подобен выстрелу.

А затем он повернулся ко мне спиной и направился в сторону двери, из которой недавно вышел демон, которого называть Тениэлем у меня не поворачивался язык. Про себя я так и стала называть его просто - демоном.

Я не собиралась следовать за стариком, словно бычок, идущий на заклание, но мои ноги бодро зашагали следом, совершенно не подчиняясь рассудку. Мой проводник, скрючившись, ковылял впереди, не оглядываясь, а я не могла воспротивиться немому зову и послушно брела за ним, отставая шага на три. Это был ад. Я все осознавала, но ничего не могла изменить.

Видеть эту спину и не сметь вцепиться в нее ногтями… В тот миг я пообещала себе, что обязательно найду способ расправиться с этим червем. Мы шли какими-то переходами, но я видела только спину, так как смотреть по сторонам было слишком страшно. Странный тусклый свет освещал нам дорогу, а причудливые тени извивались по сторонам, ползли по стенам, спускались к полу и умирали, попадая в круг более яркого света.

Сказать, что мне было жутко - это ничего не сказать. Хотелось сжаться в комок и завизжать от переполнявшего меня страха, но я не могла позволить себе эту слабость. Тем более что сжаться я не могла, а если бы шла и орала при этом дурным голосом, то выглядела бы глупо. Нет, я не собиралась давать старику такое сильное оружие как мой ужас перед ним. Мне не верилось, что всего какие-то два часа назад я веселилась на дне рождения Макса, окруженная толпой людей, а сейчас иду как привязанная за самым страшным из моих кошмаров.

Широкие коридоры лабиринтом расходились в разные стороны и утопали в вязкой, наполненной тенями темноте. Все было настолько нереальным, что казалось, будто я стала участницей какой-то виртуальной игры. Слава богу, мы шли недолго.

Вскоре показалась каменная лестница, ведущая вниз. Мы спустились по ней и уперлись в деревянную дверь, она сама собой распахнулась, словно приглашая войти внутрь. Старик посторонился, пропуская меня вперед. Едва я ступила в небольшую комнату с окошечком под потолком, как дверь с глухим звуком захлопнулась, отрезая меня от старика. Одинокая свеча горела на небольшом столе, тускло освещая комнату. Кровать да стол со стулом - вот и все богатства. Я даже не знала, где нахожусь, но то, что не в лондонском доме Тениэля - это было точно. Обстановка и коридоры, которыми меня вели, были совершенно другими и незнакомыми. Я повернулась к двери. Ручки на ней не было, так же как и замка. Толкнув ее, я поняла, что оказалась запертой. Кричать и бить по двери не имело смысла, я подошла к столу и обессилено повалилась на стул.

Хотя, если поразмыслить, то в том, что я одна, и дверь заперта, есть и хорошие стороны. Было бы намного хуже, если бы старик остался в комнате, а то, что он имеет власть надо мной, отрицать не приходилось. Я отрешилась от всех мыслей и просто сидела и ждала. Чего? Я и сама не знала. Прошел час, а может быть, и больше – не знаю. Мне стало казаться, что пройдет много лет, а ничего не изменится - я буду вот так же сидеть на стуле, замерев в ожидании, превратившись в сморщенную старуху, а комната по-прежнему будет пуста.

Я посмотрела на свечу, чтобы по ее высоте определить, сколько времени я нахожусь в комнате. Но и тут не было подсказки: свеча горела, восковые слезы скатывались по ее боку и, не достигая стола, исчезали на середине. За прошедшее время свечка не изменилась, не став меньше. Тогда я начала развлекать себя игрой теней на стене. Это немного успокаивало, я так частенько развлекала Дениску, и сейчас как будто воочию услышала его звонкий смех, увидела его улыбку, ощутила маленькие ладошки на моих плечах. Слезы заструились по щекам. Одна только мысль о том, что я могу больше не увидеть сына, приводила в отчаянье.

Я встала, прошлась по комнате, ставшей мне клеткой. Пять шагов с маленьким хвостиком в ширину и шесть шагов в длину – насчитала я.

Потом подошла к двери, приложила к ней руку. От дерева шел могильный холод, напрочь отбивая желание попробовать открыть засов. Кроме того, тени на стенах коридоров пугали меня даже больше, чем старик-тюремщик. Вполне допуская, что это могла быть игра моего разбушевавшегося воображения, я все равно панически боялась выйти.

*****

Тениэль

Ее присутствие он почувствовал сразу, как только попал в тот злосчастный клуб. Тениэля непреодолимо влекло к тому месту, где она сидела со своей компанией. В первый момент, увидев ее, он испытал шок. Это было как разряд молнии, попавший прямо в сердце. Все инстинкты взбесились.

Девушка сидела к нему в профиль, и потому он не мог толком разглядеть ее лица, только аккуратно подстриженную темную головку, склоненную к парню, сидевшему справа.

Гремела музыка. Губы девушки беззвучно двигались, нашептывая что-то на ухо соседа. Тэль напрягся. Мгновенное желание убить кого-нибудь наполнило все его существо. Как назло, парень, внимательно слушая незнакомку, улыбнулся и что-то сказал в ответ, а затем обнял ее и прижал к себе. Тениэля настолько взбесила эта картина, что он чуть не сломал руку официанту, некстати дотронувшемуся до его локтя. Молодой парнишка, не подозревая о том, что только что избежал увечья, показывал на соседний столик. Попросив оставить меню на столе, Тэль увел Катю танцевать. Но и во время танца мысли о девушке, сидящей неподалеку, не оставляли его. Внутри все вопило: мое! Прошло достаточно много времени, прежде чем он со своей спутницей вернулся к столу. Незнакомка разговаривала теперь с соседкой. Красная пелена постепенно исчезла из глаз Тениэля, позволив ему хорошо разглядеть темноволосую девушку.

Она поразила его своей неправильностью. Демон сладострастия и сам себе не мог объяснить, в чем именно заключалось ее неправильность. Может быть, в ее взгляде, похожем на тот, что терзал его во снах, и в то же время не являвшимся им. А возможно, в ее способностях, которых у нее не могло быть. А может быть, тот огонь, что горел в глубине ее зрачков, и которого не должно было быть в глазах смертной особи.

Она не была первой красавицей, но была определенно привлекательной, хотя не для Тениеля. В его вкусе были блондинки с длинными волосами. Девушка же была коротко стриженой брюнеткой. Обычно на таких как она, Тениэль внимания не обращал. Так что же привлекло к ней с первых мгновений? Да она, несомненно, выделялась из окружавшей ее толпы. Она сияла как луч солнца в пасмурный день. С каждой минутой его тянуло к ней все больше и больше, а сидящая рядом Катя с каждым мгновением теряла свое очарование, пока, наконец, не стала раздражать своими глупыми вопросами и телячьим взглядом.

Где-то глубоко в Тениэле начало назревать желание, которое никак не вязалось с его демонической сущностью. Именно поэтому он и поспешил убраться из клуба. Но незнакомка на свое несчастье решила последовать за ним.

Своими действиями она не совершила ничего предосудительного, но этим дала повод забрать ее с собой.

И это стало ошибкой Тениеля. Как только его руки коснулись ее тела, в нем всколыхнулось нечто давно забытое, и отдалось внутри болью и нежностью. Теперь девушка была у него дома, но что с ней делать, он не знал. Тениеля бесила мысль о том, что девушка могла принадлежать отцу. Часть демона стремилась к незнакомке, и, возможно, поэтому он ненавидел ее еще сильнее. Он мог бы поклясться своей душой, если бы таковая у него была, что он никогда не встречал эту девушку. Но нечто в ней было знакомо ему. Только он никак не мог понять, что именно.

Столь сильные эмоции пугали его. Тэль не мог ее отпустить, но и оставить тоже не мог. Девушка сказала, что ее зовут Софи. Маленькая Софи… Это имя удивительным образом шло ей. Так что же с ней делать? Он не знал.

Тениэль нуждался в одиночестве. Ему надо было понять, чем и кем являлась эта девушка. А разобравшись, - он был уверен в этом, - он сможет выкинуть ее из своей головы. Оставив охоту, Тэль направился в свои покои, в глубине которых находился его кабинет, единственное место, в котором демон мог расслабиться и подумать. Но желанного одиночества он не получил. Как только Тениэль переступил порог, то почувствовал чужое присутствие.

Эрикл. Только он мог заявиться, не дожидаясь приглашения, как всегда пренебрегая правилами приличия.

- Ты опять не постучал?! - утвердил Тениэль и, не кинув даже взгляда в сторону нежеланного гостя, направился к бару, достал бутылку хорошего выдержанного коньяка и два бокала.

- А что, надо было? - Самодовольно спросил Эрикл и уселся в большое удобное кресло. – В следующий раз поскребусь аки мышка или буду пинать ногой. Как тебе?

Тэль только тяжело вздохнул и, поставив бокалы на стол, плеснул в каждый по небольшой порции коньяка, а затем один из бокалов передал гостю. Оба демона некоторое время молчали, наслаждаясь напитком.

- Запасы твоего отца поистине достойны того, чтобы пребывать в погребах Князя. – Нарушил тишину Эрикл.

- Может быть, но я предпочитаю оставить их там, где они находятся сейчас.

- Что ж, разумное решение.

Обычно Тениэль спокойно относился к визитам посланника, но только не в этот раз. Желание поскорее отвязаться было почти непреодолимым, но мужчина понимал – нельзя нарушить своеобразный ритуал, иначе Эрикл заподозрит неладное, а этого демону разврата меньше всего хотелось.

- Какие новости? – спросил Тениель, старательно изображая скуку в голосе.

- Все как обычно. Сегодня пришел очередной ультиматум сверху.

- И кто же в этот раз нарушил договор?

- Алирик.

А вот это было уже интересно. Чего такого мог натворить шут Князя, если даже не покидает пределов темной стороны?

- Алирик?! – удивленно уточнил Тениэль.

- Ага! Он решил подшутить над двумя светлыми. Ангелочки (женского полу) спустились вниз, чтобы разобраться в ситуации, произошедшей на прошлой неделе, и проверить, наказан ли виновный. Меня в тот момент не было…- Эрикл хохотнул. – Эх, жаль… Представляю их лица…. Ну, так вот, Алирик проводил их в покои Князя. А повелитель как раз развлекался с очередной игрушкой. Думаю, ты представляешь, что увидели две светлые голубки, и каково было их возмущение.

Тениэль потерял интерес к ситуации сразу, как понял суть рассказа, и стал слушать Эрикла в пол уха. Прерывать посланца себе дороже, а потому он с деланной улыбкой понимающе кивал в нужных местах.

- Конечно, Князя они трогать поостереглись, списав все на Алирика. Теперь светлые требуют от нас выдать демона для суда, так как вид, в котором Князь принял ангелочков, противоречил всем моральным канонам. Представляешь, они так и написали в ультиматуме! Князю шутка тоже не особо понравилась, но выдавать шута светлым он не собирается, и поэтому послал наверх письмо с просьбой перечислить эти самые каноны, так как по какой-то нелепой случайности они затерялись в его канцелярии, и проверить достоверность обвинения он не в силах.

Эрикл опять хохотнул, видимо, представив возмущение светлых. Но тут обратил внимание на то, что Тениэль не поддерживает его хорошего настроения, и спросил:

- Тебя что-то беспокоит?

«Черт!» - выругался про себя Тениэль. Как он мог забыть, что посланник, как никто другой, умеет улавливать чужие эмоции?

- Ничего такого, о чем стоило бы тебе знать.

- Надеюсь, это не женщина? – опять хохотнул Эрикл.

- Неудачная шутка, впрочем, как и всегда.

- Ты не меняешься,– с сожалением произнес посланник.

- Это плохо? - Тэль вопросительно приподнял бровь, но, не услышав ответа, (Эрикл в задумчивости смотрел на игру света в бокале) наконец, перестал разводить пустые церемонии. – И что заставило тебя пуститься в столь далекий путь?

Не то, чтобы его действительно интересовало, зачем пожаловал гость, это он и так знал, но ритуал не менялся вот уже три года.

- Князь желает развеяться. - Глаза Эрикла утратили смешливый блеск и сделались совершенно серьезными.

Что означают эти слова, Тениэлю объяснять было не надо - Князю была нужна новая игрушка. И, конечно же, кто, как не демон похоти, должен заняться ее поисками. О том, что случалось с теми, к кому Повелитель терял интерес, Тениэль не задумывался. Эти проблемы решал Эрикл. Сейчас же Тениэлю предстояло найти еще одну жемчужину для забав повелителя, вкусы которого были довольно экстравагантны.

- Когда?

- Не позже, чем через три дня Князь должен получить новую игрушку, и, надеюсь, она будет лучше предыдущей, а то прошлая была слегка вареной и почти не сопротивлялась. Ты же знаешь, что он не любит таких. – Тон посланца так же резко изменился, как и глаза, став совершенно серьезным.

Это случилось впервые. Обычно Тениэль всегда заслуживал поощрение владыки. Решение пришло мгновенно. Тэль даже обрадовался пришедшей в его голову идее. Князь любил укрощать непокорных. И девица, запертая сейчас внизу, идеально подходила на эту роль. Тем более, в отличие от Тениэля, Князь предпочитал брюнеток. Правда, повелителю нравились длинные волосы, но длина - дело поправимое. Волосы можно отрастить.

«Да, отдать ее Князю будет самым лучшим выходом» – решил Тэль.



Глава 5

Софи

Удивительно, но я все же умудрилась уснуть. Прямо за столом, на жутко неудобном стуле.

Не знаю, что разбудило меня, но из сна я вынырнула резко и настороженно. Да, именно настороженно. Сердце замерло в предчувствии. Тишина.

Так что могло встревожить меня во сне? Я осмотрелась. В комнате по-прежнему царил полумрак, огонек свечи танцевал на прежнем уровне. Вроде бы никаких изменений, но сердце вдруг забилось как пойманная в сети птица.

И тут я услышала шаги. Определенно, кто-то спускался по лестнице. Я встала и, прижавшись спиной к стене, замерла в ожидании того, что мне уготовил гулкий звук размеренной поступи.

Вдруг шаги замерли. Опять тишина. Внезапно резко открылась дверь, с легким хлопком ударившись о стену. Несколько изматывающих мгновений, тянувшихся, казалось, вечность, ровным счетом ничего не происходило.

Да кто же там?! Старик? Или, может, палач?

Я кинула затравленный взгляд на стул, единственное доступное мне средство обороны в полупустой комнате. Он находился в паре шагов от меня, и только я хотела броситься к нему, как в проеме двери показался сам демон, пожаловав в темницу. Мой затравленный взгляд метнулся от стула к мужчине и вернулся обратно.

- Не стоит этого делать. – Холодный ровный голос без эмоций раздался в комнате.

Я чуть не подпрыгнула от неожиданности и уперлась взглядом в пришедшего.

Его волосы, разметавшиеся в беспорядке, смягчали резкие черты лица, что добавляло диссонанс с аурой власти, исходящей от мужчины. В этот раз на нем были темные кожаные штаны и белая рубашка на выпуск, верхние пуговки которой были расстегнуты, приоткрывая грудь. В том месте, где края рубахи расходились, мелькнула татуировка, однако целиком рассмотреть рисунок я не смогла, так как он уходил вниз, и был виден только небольшой полукруг и начало какого-то символа. Это было еще одним подтверждением тому, что сейчас передо мной стоял не Тэль. У Тениэля не было никаких татуировок на теле.

Демон вошел в комнату, обдавая меня холодным презрительным взглядом, от которого по коже разбегались мурашки, и заставляя еще сильнее вжаться в каменную стену. Легкий сарафан не мог защитить кожу от выступающих острых камней, впивавшихся в нежную кожу спины.

«Зачем он пришел? Что еще ему от меня нужно?» – эти и еще многие вопросы успели пролететь в моей голове, пока мужчина молча рассматривал меня.

От его вида сознание стало мутиться, откидывая меня в прошлое. Знакомое лицо. Любимое лицо, и только глаза чужие. Злые бесстрастные глаза. Не холодно-голубые, какими становились глаза Тенениеля, когда он был чем-нибудь рассержен, а черные бездонные провалы глазниц. У Тениеля даже в минуты ярости не бывало такого безразличного мертвого взгляда.

Во рту стало сухо, то ли от выпитого шампанского, то ли от страха. Непонятно, почему это существо так внимательно разглядывает меня, словно оценивает для того, чтобы навесить ярлычок с суммой. Взгляд демона опустился на уровень моей груди, заставив ощутить себя голой и беззащитной.

- Чего встала? Раздевайся.

Всего лишь две короткие отрывочные фразы, от которых сердце ухнуло куда-то вниз. Руки сами дернулись к груди, прикрывая глубокий вырез сарафана, а дрожащие пальцы выдали охвативший меня страх. Мысли заметались в поисках выхода. И тут одна особо неприятная пришла в голову. Ее-то я и озвучила:

- Ты голоден? – голос срывается…

- Даже если это так… Что с того? Твоей силы хватит, чтобы утолить мой голод. – Издевательский тон ужасает. Теперь у меня дрожат не только руки, но и начинают подгибаться коленки.

Я вжимаюсь в стену, страстно желая просочиться сквозь нее куда-нибудь, лишь бы подальше отсюда. Понимаю, что просить бесполезно. Я вижу, как в глубине бездонных черных глазниц начали алеть крохотные огоньки, становясь все ярче. Мысли хаотичным роем проносятся в голове, и я не успеваю ухватить ни одной стоящей идеи. А может, стоит попробовать поторговаться? Безумная мысль, но ничего другого, как назло, в голову не приходит.

- Если я соглашусь, то ты меня отпустишь? – с запинкой спросила я.

Демон хмыкнул.

- Разве я спрашивал о твоем согласии?

Я промолчала. Похоже, мой гость посмеивался надо мной.

И тут я разозлилась. Злость внезапно возникла внутри меня. Я ощутила в себе этот плотный шар злобы такой силы, что даже страх ушел.

- Если ты думаешь, что нашел игрушку для своих забав, то ты ошибаешься! – И откуда только силы взялись ответить отказом? И все же страшновато дерзить моему непредсказуемому собеседнику.

На мгновение мне показалось, что в его глазах мелькнуло одобрение. Или почудилось? Губы демона растеклись в жесткой улыбке.

Еще несколько мгновений мы мерили друг друга взглядами. Но первой отвела глаза в сторону все же я. Не смогла на него смотреть. Стало больно. Холодно как-то внутри, пусто.

А демон молчит и меня все разглядывает, будто выискивает что-то одному ему ведомое.

Наконец он встал, а я в сторону дернулась, как будто это могло мне помочь. Глаза закрыла и замерла в ожидании.

«Если он прикоснется ко мне, я умру!» - пронеслась мысль.

Мужские пальцы коснулись моего лица, вызвав дрожь во всем теле. Значит, не умерла. Давно забытый запах витал вокруг, одурманивая. Его дыхание коснулось меня, и я почувствовала аромат коньяка. Вспомнилось, что Тэль тоже любил этот напиток. Смесь страха и глупой пустой надежды волной накрыли сознание. Нечто давно забытое начало возрождаться из пепла воспоминаний. Тело, не подчиняясь разуму, отреагировало так, как будто меня коснулся ОН. Мужские пальцы прошлись по моей щеке. Они жгли кожу, будоражили кровь, и, вместе с тем, моя душа начала просыпаться и тянуться к нему. Своими прикосновениями мужчина одну за другой срывал печати, все больше приоткрывая дверь, и выпуская наружу все, что было спрятано за ней.

Лед в душе начал таять, как будто его пригрело майское солнышко. Внизу живота зародилось давно забытое томление. Я ощутила, как его вторая рука пустилась в путешествие по моему телу. Пальцы едва касались меня, все было настолько томительно и нежно, что я потерялась в своих ощущениях, и даже не заметила, как подалась к мужчине в поисках поцелуя, желая ощутить вкус его губ. Мне казалось, что Тэль рядом. И неважно, что произошло в прошлом.

Легкие прикосновения вызвали из глубин чувственности нечто давно забытое и родное, заставляя меня наслаждаться этим ощущением. На какое-то безумное мгновение я вдруг поверила, что это именно ОН. А может, мне просто хотелось в это верить, прикрыться иллюзией, чтобы не было так жутко?

- Открой глаза. – Приказ оглушил меня, мужчина прекратил ласки и отступил назад. Выплывая из дурмана, я, наконец, открыла глаза. Меня ждало потрясение. Оказалось, что он не просто ласкал мое тело. Он словно ножом исполосовал мой сарафан, отчего тот разлетелся на куски, обнажая меня. Прижимая отдельные лоскуты к телу, которые успела поймать, я все еще пыталась прикрыть свою наготу. Столь подлого удара я не ожидала, и мой растерянный взгляд уперся в его глаза, полыхавшие огнем. Мне казалось, что еще чуть-чуть, и это пламя вырвется, сжигая меня дотла.

- Тебе все равно, кто тебя услаждает? - злой резкий голос.

Демон будто выплюнул эти слова, и мне вдруг стало мерзко и противно. Я сама себя почувствовала шлюхой, принимающей ласки и от отца, и от его сына.

А потом я резко отпустила лоскуты ткани и гордо выпрямилась, с вызовом смотря на него. Он все равно не поверит и не поймет. Раз хочет увидеть меня голой, пусть смотрит. Надеюсь, подавится собственной слюной.

Демон взглядом ощупывал мое тело сантиметр за сантиметром, словно выискивая в нем недостатки. Больше попыток прикоснуться ко мне не было, только пустой равнодушный взгляд, от которого хотелось убежать.

Мой Тэль знал, что я не выношу подобных взглядов после попытки изнасилования, он никогда бы не сделал этого. Еще одно подтверждение того, что передо мной не Тениель, еще сильнее напугало меня.

Я закрыла глаза, справляясь с паникой. Но так стало еще страшнее. В голову полезли жуткие мысли. Судорожно сглотнув, я все же рискнула посмотреть на своего мучителя - опасность лучше встречать лицом. Демон по-прежнему внимательно изучал мое тело, и тут его взгляд натолкнулся на небольшой шрам от операции. Лицо мужчины брезгливо скривилось, словно он посчитал рубец неким уродством.

Глупо, но мне сразу захотелось прикрыть его. Я злилась на себя – неужели мне так важно понравиться этому мужчине? Усилием воли я усмирила свой порыв и зло посмотрела в лицо демону.

- Что, не нравится?

- Повернись. – Не обращая внимания на мою издевку, изрек он.

- С какой стати? Если осматривать - так все, а ты еще зубы не проверил. Вдруг у меня там кариес?

- Повернись! – Голос и взгляд стали угрожающими.

- Нет. – Меня трясло от злости и ненависти.

Пусть убьет, мне все равно. Сидя здесь, я поняла, что живой мне все равно не выбраться отсюда. Он не отпустит меня. И тут на глаза попался все тот же злосчастный стул. Терять было уже нечего.

Сосредоточившись на нем, я легко подняла стул в воздух, и, пока демон придирчиво изучал мою кожу, постаралась метнуть в него сей предмет. Метнуть получилось, а вот задеть нет. Не долетев буквально несколько сантиметров до лица мужчины, стул завис в воздухе, а затем аккуратно вернулся на место.

- Ты только силу зря тратишь. Неужели ты думаешь, что можешь навредить мне? – лениво спросил демон. Моя глупая попытка только позабавила его. Что ж, теперь уже понимаю, что не смогу.

Не успела я опомниться, как он уже стоял рядом со мной, приложив руку к тому месту на моем животе, где красовался шрам. Я начала вырываться как дикая кошка, но тщетно. Мужчина словно пришпилил меня рукой к стене. Холодные камни впивались в спину, но не это беспокоило меня. От его руки шло тепло, живот нещадно чесался, словно там появилась крапивница. Это длилось несколько мгновений, затем демон резко развернул меня к себе спиной и процедура продолжилась. Иногда он перемещал ладонь, и кожа под ней начинала чесаться от нестерпимого зуда.

Господи, что он со мной делает? Но я не решилась задать этот вопрос вслух. Силы оставили меня. Внутри образовалась пустота. Я словно выпорхнула из тела, представив, что все, что тут происходит - это не со мной.

Демон еще несколько минут поразвлекался, а затем оставил меня. Услышав, как с легким стуком захлопнулась за ним дверь, я съехала по стене вниз и, сжавшись в комочек, расплакалась.



Глава 6

Тэль

Бокал, с силой ударившись о стену, разбился вдребезги. Осколки, срикошетив, разлетелись в разные стороны, усыпав мелкой крошкой ковер. Застряв в длинном зеленом ворсе, они мерцали в неровном свете множества свечей, словно роса на только что взошедшем пшеничном поле. Недопитый напиток большой кляксой расползался по обивке, напоминая кровь. Зло оскалившись, мужчина отвернулся. Взгляд выхватил полупустую бутылку коньяка и два полупустых бокала на небольшом столике, да еще три пустых бутылки, валявшиеся на полу.

Коньяк услаждал вкус, но совершенно не туманил рассудка, оставляя мысли ясными как стекло, и это раздражало.

Хотя сегодня его все раздражало. И больше всего бесило мерное сопение, доносящееся из кровати слева от столика. После звона разбитого хрусталя сопение перешло в недовольное бормотание, а затем черное шелковое одеяло откинулось в сторону, явив на свет заспанное и недовольное лицо девушки. Облокотившись, она приподнялась над кроватью, отчего одеяло съехало, выставив на обозрение ее небольшой упругий бюст. Короткие черные волосы на голове девушки бесформенным ежиком топорщились в разные стороны, но это совершенно не портило ее симпатичное личико. Тэль сразу подумал о Софии. «А как выглядит она, едва проснувшись?». И тут же оборвал эту мысль.

Злость накатила с еще большей силой.

Тем временем девушка недоуменно щурила глаза, словно вспоминая, где она и с кем. Затем, присев на постели, уже более осмысленно, с испугом осмотрела комнату, ища причину, столь резко вырвавшую ее из сладких грез. Взгляд карих глаз упал на мужчину, стоявшего рядом. Его мокрые волосы облепили мощную шею. Капельки влаги, скатываясь с густых черных прядей, падали на спину и блестящим бисером усеивали кожу. Из одежды на нем было лишь полотенце, обернутое вокруг бедер.

Поджарое тело, в котором не было ни капли жира, притягивало к себе взгляд как магнитом. В глазах брюнетки разгорелась радость узнавания. А маленький ротик в форме сердечка, растянулся в смущенной улыбке.

- Ты что-то разбил? - Мягко спросила она.

Тут ее внимание отвлекло шевеление с другой стороны кровати. Огромное одеяло откинулось в сторону, и оттуда показалась блондинка с роскошной гривой. За прошедшую жаркую ночь ее волосы сильно спутались и теперь напоминали воронье гнездо. Девушка сонно протерла глаза и, потянувшись с грацией кошки, недовольно спросила:

- Что случилось? Что за переполох с утра? - ее бессмысленный взгляд остановился на брюнетке. – Элль, это ты тут шалишь? Дай поспать.

Тут она увидела Тениэля. Девушка несколько раз моргнула, а затем, впившись в него жадным горящим взглядом, в котором не осталось и грамма сна, томно произнесла:

- О, ты уже встал? Так рано?

Несмотря на раздражение, Тениэль улыбнувшись, ответил:

-Да, у меня есть некоторые дела, а вам, мои красавицы, после ночных трудов не стоит отрывать свои хорошенькие головки от подушек и торопиться вслед за мной.

Блондинка довольно хмыкнула, польщенная лестью. Якобы нечаянно уронив одеяло, она приняла более выгодную позу, явно не раз отрепетированную перед зеркалом. Воронье гнездо с ее головы опало, волосы в мгновенье ока завивись крупными кудрями, ниспадая пышными локонами на плечи. Казалось, над волосами поработал невидимый парикмахер. Брюнетка же смущенно зарделась, но тоже не подумала прикрыться, прекрасно осознавая, какую соблазнительную картину собой представляет.

Представительницы прекрасного пола, находящиеся в огромной кровати демона, создавали резкий контраст, оттеняя достоинства друг друга. Изящная брюнетка выглядела еще стройнее на фоне пышнотелой блондинки. Ее светлая кожа дышала свежестью и создавала приятный диссонанс с черными волосами. Девушка казалась бы воплощением чистоты и невинности, если бы не наполненные тайной и искушением карие глаза, которые никак не могли принадлежать юной непорочной деве.

Блондинка же казалась истинной жрицей любви. Ее полная грудь спелыми гроздьями нависала над одеялом. Сочные губки припухли от поцелуев, а большие раскосые глаза с поволокой томно глядели из-под густых ресниц. Тэль с отвращением отвернулся от девиц, желая как можно быстрее избавиться от их присутствия. Однако вести себя с красотками, как с человеческими женщинами, он не рискнул. По их глазам он видел, что они не откажутся от продолжения. А как раз этого продолжения демон и не хотел. Проснувшись в их «очаровательном» обществе, он долго не мог понять, какого черта вообще притащил к себе двух демониц.

«Это все из-за Софи», - подкинула услужливая память. Да, эта девушка своим только присутствием под одной с ним крышей выводила его из себя. Именно из-за нее внутри все горело адским огнем.Тениэлю казалось, что все существующие человеческие чувства и эмоции сосредоточились внутри него и, связавшись в общий клубок, разрывали его на части. Он не мог понять, что преобладало: ненависть или странная боль, похожая на ту, что приходила во сне. Да и не хотел в этом разбираться. Но чем больше гнал от себя тем больше девушка присутствовала в его мыслях.

Пытаясь избавиться от навязчивого образа, преследовавшего его повсюду, демон спустился на землю, но и тут не смог обрести покоя и забыться. В каждой встречной он подсознательно искал сходство с Софи. В третьем по счету клубе, Тениэль, наконец, нашел то, что искал. Его не остановило, что незнакомка была не одна и не искала приключений. Он просто взял то, что хотел. И, расчетливо заманив девушку за угол здания, прямо там, не обращая внимания на прохожих, овладел беззащитной перед ним жертвой. Он входил в нее резко, грубо, упиваясь стонами и выпивая крики боли и наслаждения. Очнулся только тогда, когда жертва обмякла в его объятьях, потеряв сознание.

Изломанная кукла, лежащая у ног демона, не тронула сердца. Наоборот, голод продолжал терзать его и гнал дальше, не позволяя мыслить адекватно. Но зачем же тогда Тениель вызвал демониц, которые не в коей мере не могли утолить его жажду? На этот вопрос он не смог ответить.

Блондинка тем временем встала с кровати и, подойдя к демону, прижалась голой грудью к его спине. Тэль против желания ощутил прилив крови в паху. Все же демоницы знали свое дело. Желание сопротивляться оставило его, а образ Софи накрыл сознание. Тениэль представил, что это ее губы и руки двигаются вдоль спины.



Софи

Я все так же сидела на каменном полу. Слезы уже давно высохли, а тело продолжало сотрясаться в ознобе. Взгляд тупо брел по обрывкам прошлой жизни, яркими лоскутами, устилавшими пол, не задерживаясь особо на отдельных деталях. Я отстраненно подумала, что это не моя изодранная одежда валяется на каменном полу, а душа, вынутая из тела, вывернутая на изнанку и располосованная когтями демона, красными островками разбросана на жестких камнях.

Демонстрация его силы подействовала на меня угнетающе. Привнесла в итак не завидное положение элемент обреченности. Даже Дениска ушел на задний план и казался далеким, прекрасным сном. Реальность была тут, и не убежать от нее, не скрыться. Действительность, что окружала меня сейчас, была хуже любого кошмара, но я знала, что это только цветочки. Скоро, очень скоро будет много хуже, чем сейчас. Я чувствовала, что каждый удар сердца неотвратимо приближает ко мне нечто настолько страшное, что даже думать об этом было больно.

Безысходность, поселившаяся в душе, лишала сил и желания шевельнуть хотя бы пальцем. Мне было все равно, если даже сейчас кто-нибудь зашел бы в камеру и увидел меня обнаженной. В душе царствовал холод, а в голове пустота. Все мысли и желания смыли слезы.

Из прострации меня вывел чужой внимательный взгляд. Поначалу мне показалось, что я схожу с ума. Ну, о каком взгляде могла идти речь, когда я находилась одна в небольшой комнате? Все чувства меж тем продолжали кричать о том, что за мной кто-то наблюдает. Я огляделась. Никого.

Но все же поднявшись с пола, я поплелась к кровати, сдернула покрывало и, завернувшись, еще раз осмотрела комнату. Пусто. Неужели я начинаю сходить с ума?

Вдруг сверху послышался шорох. Подняв глаза к потолку, я увидела птицу. Белый голубь сидел на подоконнике и внимательно разглядывал меня. От неожиданности я проморгалась, прежде чем удостоверилась, что не сплю. Голубь разглядывал меня осмысленно – так смотрит человек на любопытную зверушку. Страха во мне этот взгляд не вызвал, только ответное любопытство. Уж слишком необычной была голубка. Знание о том, что предо мной именно голубка, пришло как-то само собой. Меж тем птица взмахнула крыльями, и на ее белоснежной груди мелькнуло черное пятно. Голубка, заметив, куда устремлен мой взгляд, снова сложила крылья, прикрыв отметину, будто смущаясь.

Не знаю, сколько времени мы еще рассматривали друг друга, но вдруг она вспорхнула и растворилась в воздухе. Увидев такое чудо, я от удивления разве что рот не открыла, уставившись на то место, где до этого сидела птица. Из раздумий меня вывел протяжный вздох, раздавшийся сзади. От неожиданности подскочив, я умудрилась тем не менее каким-то образом развернуться. Все это напоминало сон, потому что только во сне может привидеться такое. Единственное сравнение, пришедшее на ум, когда я увидела девушку, стоящую напротив меня – Ангел.

Как в этом богом забытом месте мог появиться ангел? И разве у ангелов бывают черные пятна на груди? И все же других мыслей в голову не приходило, пока я, впившись взглядом в стоящую фигуру, медленно пятилась к стене.

Незнакомка была прекрасна. Чистое нежное лицо и печальные глаза, внимательно наблюдавшие за мной, не внушали опасения. Девушка выглядела нереальной. Таких совершеннных черт лица и форм тела я не видела никогда. Даже болохонистое белое платье до полу не могло скрыть безукоризненных линий тела. Посетительница будто состояла из струящегося света. Сквозь очертания ее фигуры я отчетливо видела предметы, находящиеся за спиной прекрасной гостьи. И только черное пятно, расползающееся по ее груди в разные стороны, было непрозрачным. Оно казалось чем-то чужеродным, неправильным и уродливым. Если сама девушка излучала свет и тепло, то от пятна шел холод. Памятуя смущение птицы, я старалась не смотреть на черную кляксу.

- Кто ты? – наконец, решила я прервать гнетущую тишину, но девушка молчала, продолжая рассматривать меня, от чего я все больше нервничала, и тут я выпалила:

- Ты ангел?

От взгляда, которым одарила меня незнакомка, пробил озноб и по спине пошли мурашки. Ну, кто тянул меня за язык?

После долгого молчания гостья горько усмехнулась.

- Я уже и не знаю. – Голос был мягкий завораживающий. – Тебе надо уходить отсюда.

Ха, Америку открыла! Будь моя воля, я бы не осталась тут и минуты.

- И как ты предлагаешь мне это сделать? – теперь уже горько усмехалась я – Через окно?

- Нет, через окно ты не пролезешь, - вполне серьезно констатировала она, оценив мои габариты. Глупо, но в тот момент во мне сыграла обычная женская гордость. Девушка была миниатюрной, и даже я, не славившаяся пышными формами, по сравнению с ней выглядела настоящей коровой. Ее ответ я восприняла как издевку и обиделась:

- И почему это я как-то не подумала, что придется лазить в узкие окна? Тогда непременно села бы на диету.

- Ты не поняла. Я не о том веду речь. – спокойно ответила гостья. - Можно выйти в дверь.

- Так ты знаешь, как ее открыть? – Я подскочила на месте от столь неожиданной новости.

- Поэтому я тут.

Я напряглась. Неужели спасение пришло ко мне неожиданно и в образе прекрасной девы? В свете тех событий, что случились со мной, вполне понятно, что в добрых самаритян я перестала верить уже давно.

- Кто ты? И почему помогаешь мне? - С подозрением спросила я.

- Сейчас это не самое важное. Важно то, что задумал демон. Я чувствую остатки его магии. Он лечил тебя?

- Не знаю.

- Он трогал тебя? У тебя на теле были шрамы или рубцы?

- Да, есть шрам. От операции, – в недоумении ответила я, не понимая, причем здесь неуместное любопытство.

- Посмотри же! – Голос звучал повелительно. Я замялась и, видя мое стеснение, незнакомка отвернулась.

Медленно раскрывая покрывало, ожидая обнаружить на коже нечто ужасное, я до последней секунды оттягивала момент истины. Но меня ожидал сюрприз - кожа была чистой словно у младенца. Не то, что шрамов - даже родинок на ней не осталось. Это открытие озадачило.

- Шрам исчез.

- Значит, мое предположение верно, и нам надо торопиться. Он тебя обманул, или ты добровольно согласилась? – С подозрением уставилась гостья на меня.

- Подожди, какое предположение? На что я согласилась? – у меня голова кругом пошла от загадок и таинственных фраз девушки.

- Ты согласилась стать личной игрушкой Князя? Может, я зря стараюсь, и ты сама жаждешь поскорее оказаться в постели Повелителя тьмы?

- Боже мой! Да ни на что я не соглашалась!

Девушка еще несколько мгновений подозрительно оглядывала на меня, будто решая какую-то задачу в уме, а затем складочка меж ее бровей разгладилась, и губы растянулись в мягкой улыбке, показывая, что задача решена в мою пользу. Гостья кивнула, отчего ее длинные волосы всколыхнулись, привлекая к себе внимание. Я невольно залюбовалась ими. Белые пряди ровными полосами чередовались с золотыми и, достигая бедер, одинокой волной закручивались на конце.

-Ну, что ты столбом стоишь? Пойдем же!

- Куда?

Я и сама понимала, что глупее вопроса задать не могла. Видимо, так же решила и девушка. Не удостоив меня ответом, она повернулась к двери и, проведя рукой в воздухе, обрисовала ее контур, отчего та распахнулась настежь.

- Надо скорее добраться до личных покоев демона и найти перо, – она сделала шаг к выходу из темницы, но, заметив, что я не пошевелилась, спросила:

- Ты уверена, что не давала согласия? Вспомни, это важно. – Повернулась ко мне незнакомка.

Я задумалась. Девушка говорила загадками. Перо, Князь, постель, шрамы – информация шла ко мне беспорядочным потоком, и разобраться в этих загадках без чужой помощи мой бедный мозг не мог.

Демон что-то спрашивал у меня, прежде чем притащить в камеру. Только вот что? За последними событиями эта информация совершенно вылетела из головы. Да, в разговоре о Князе было что-то страшное, но вот давала ли я согласие - этого я не помнила. Взгляд девушки стал жестким, а лицо бесстрастным, и я подумала, что если сейчас же не отвечу, она оставит меня тут.

- Нет, не давала. – С уверенностью, которой совершенно не ощущала, ответила я. Девушка, облегченно вздохнув, подошла к двери, а я продолжала стоять у стены, не решаясь последовать за ней.

- Так ты идешь за мной? – Нетерпеливо спросила незнакомка.

- А тени?

- Это все пустое. Вреда они не причинят.

Я решилась, рассудив, что хуже, чем сейчас, уже не будет.

- Перенести тебя на землю я не могу, но мы можем написать жалобу. Однако сделать это можно только с помощью пера, хранящегося в личных покоях демона. Это единственный выход, и только он может спасти тебя. - Вещала незнакомка, ведя меня по коридору. Мы шли в полной темноте, а ее голос опустился до шепота. - Без согласия он не имел права притаскивать тебя сюда. Это нарушение договора. Ступай тише, а то своим топотом ты переполошишь весь замок.

«Хорошо указывать другим, когда сама плывешь над полом, словно приведение», - недовольно подумала я, стараясь двигаться как можно бесшумнее, и тут же споткнулась.



Глава 7

И все же я не вполне доверяла девушке, ведущей меня за собой. Я никак не могла понять, какие цели она преследует, и какая ей будет выгода, если я выберусь из ловушки. В бескорыстную помощь незнакомого человека я не верила, а мою спасительницу, к тому же, даже к роду человеческому нельзя было причислить. Впрочем, на демона, равно как и на ангела, она не тянула. Я видела в ней и тень, и свет, и от этого мне становилось не по себе в ее обществе. Но выбора не было, вот я и неслась за ней на всех парах, стараясь не упустить из виду светящийся силуэт за очередным поворотом.

Непроглядная тьма, окружавшая меня, казалось, жила своей жизнью и с интересом поглядывала на незваных гостей. Я старалась не думать о тех, кто притаился под покровом мрака, но это мало помогало. Ведь я с детства боялась ночи, и в этом страхе не последнюю роль сыграл Тэль, приходя ко мне в детских снах. И сейчас воображение помимо воли разыгралось не на шутку, подкидывая с каждым разом все более страшные картины. После очередной, особо жуткой, я ускорила шаг, рискуя в любой момент споткнуться и переломать руки-ноги, но свою проводницу так и не нагнала. Она, не прибавляя шагу, все так же опережала меня на пару метров.

Тонкое покрывало, обернутое вокруг моего тела на манер тоги, постоянно путалось между ногами и норовило свалиться, к тому же оно совершенно не защищало от сквозняка, гулявшего по коридору. Мне было холодно, а может, это сказывалось нервное напряжение. Оставив душу в покое, оно всерьез взялось за тело. Холод, зарождаясь где-то внутри, сковал мышцы ледяным дыханием и вырывался наружу в виде неконтролируемой дрожи рук.

Вот уже более получаса только стук каблуков о камень да раскатистое эхо, подхватывающее каждый шаг и разносившее его в стороны, были нашими спутниками. Постаравшись абстрагироваться от мыслей, я быстро шла вперед словно паровоз, набравший бег. В голову почему-то пришло сравнение с машинистом, который знает, что впереди нет рельсов, но надеется проскочить опасный участок только благодаря своей скорости. Я не допускала мыслей о провале, потому как только одна такая крохотулечная мысль способна погубить все дело. Я не представляла, что сделает демон, если застанет меня в своих покоях, да и не хотела знать. Проблемы лучше решать по мере поступления, а не выдумывать их. И все же я прекрасно понимала, что у меня, в отличие от интернетовских бродилок, был только один призрачный шанс вырваться, и с отчаяньем приговоренного собиралась им либо воспользоваться, либо погибнуть. Но мысли вились в голове отстраненно, как будто речь шла не о моей жизни и смерти. Гораздо больше в этот момент меня заботил вопрос моей обуви, да еще наличие существ, населявших переходы замка. А в том, что они там притаились, я не сомневалась, чувствуя на себе чужие взгляды. Нет, ничего злобного в них не было, просто интерес, но все равно волосы у меня на затылке вставали дыбом от одной только мысли, что я никого не вижу, но чувствую чужое незримое присутствие.

Вдруг проводница резко остановилось, а я, запнувшись каблуком о небольшую выемку в полу, все-таки упала. Колено обожгло огнем, а ладошки проехались по шершавому камню, стирая кожу до крови.

- Черт! - В сердцах выругалась я. На глаза навернулись слезы, дыхание сперло. Закусив губу, чтобы не разреветься, я старательно пыталась справиться с болью. Не став тратить свою силу на излечение синяков и ссадин, я справедливо рассудила, что мои способности еще могут пригодиться. Конечно, демона мне не одолеть, но кто знает, что может встретиться на пути.

- Так идти дальше нельзя. Своим топотом ты поднимешь на уши весь замок. – Объявила девушка.

Я молча кивнула, не надеясь особо, что она увидит, и скинула босоножки. Шагать в них по мощеному каменному полу все равно было невозможно. Обувь, предназначенная для танцев и ровной гладкой поверхности, абсолютно не подходила для прогулок по полутемным коридорам обиталища демона. Каблуки высотой в десять сантиметров соскальзывали с полукруглых камней, так и норовя уронить мое бренное тело и, к тому же, создавали столько шума, словно стадо лошадей неслось, сломя голову.

«Давно надо было их скинуть», - мелькнула мысль, когда я с наслаждением встала измученными и горящими стопами на холодный пол.

Дальше, с одной стороны, идти стало легче, потому что я перестала чувствовать себя слонопотамом, пытающимся прокрасться мимо заснувших охотников. С другой стороны, я никогда раньше не ходила босиком, и маленькие камушки, впиваясь в нежную кожу ног, причиняли боль. Но и тут были свои хорошие стороны – сосредоточив все внимание на ходьбе и на том, чтобы не закричать, когда очередной зловредный камень попадался на пути, я уже не могла думать ни о чем другом. Припадая на ушибленную коленку, я почти бежала за своей проводницей, поминутно шипя и подскакивая от очередного укола.

Наконец мы поднялись по какой-то лестнице, и идти стало намного легче. Пол выровнялся, теперь он состоял из прямых каменных плит, хорошо подогнанных друг к другу, к тому же, на каждой развилке горели факелы. То, что мы до сих пор не попались никому на глаза, внушало доверие к девушке, и теперь я убедилась в том, что она знает, что делает. Теперь, когда страх перед тьмой оставил меня, да и камней больше не попадалось, в голове завертелись мысли.

- Скажи, а демона можно убить?

Девушка впереди меня остановилась, а затем резко развернулась ко мне лицом:

- Даже и не думай об этом.

- Почему?

- Ты нарушишь равновесие на весах бытия. Есть Высший эшелон демонов. Так же, как и, соответственно, Высший эшелон ангелов. И тех и других равное количество. Если погибнет один из высших демонов, ангелы должны будут уничтожить кого-нибудь из своих собратьев, и наоборот. Такой договор. Свет и тьма должны быть равны. А Демон разврата принадлежит к высшим адским созданиям.

- И ты не боишься все это мне рассказывать? Я могу оказаться очень болтливой особой.

-Нет. Если у нас получится отправить тебя обратно, то те, кто этим займется, заодно позаботятся и о твоей памяти.

-Ты хочешь сказать, что у меня попросту сотрут воспоминания обо всем, что тут происходило?

-Да. Смертные не должны знать о нас.

Сначала меня возмутило, что кто-то будет копаться в моей голове, а потом разумная мысль о том, что эти воспоминания далеко не приятные, и мне же будет только лучше, если они исчезнут, отрезвила мозг. Пусть делают, что хотят лишь бы вернули меня домой! И тут назрел вопрос, кем же на самом деле является моя проводница.

- А ты кто?

- Я Ангелика – ангел среднего эшелона.

- И что же ты тут делаешь?

- Пойдем, не стоит задерживаться на одном месте. - Явное нежелание девушки говорить о том, почему она оказалась тут и что делает в замке, снова заставило меня насторожиться, но я была не в том положении, чтобы пытать ее. Я ведь тоже не собиралась рассказывать о том, что со мной случилось, и почему я нахожусь в логове демона. Мы не были подругами, и каждая из нас имела право на свои секреты.

- Может, у вас и лицензии на добрые и злые дела выдают? – через некоторое время иронично пошутила я.

- Мы уже пришли. – Вместо ответа сказала Ангелика и, остановившись перед стеной, на первый взгляд ничем не выделяющейся от других, указала на чуть выступающий камень. - Нажми на него.

Под моими пальцами камень ушел внутрь, тут же за стеной что-то заскрежетало, будто нечто тяжелое отодвинулось, и… ничего не случилось. Я вопросительно посмотрела на девушку.

- Иди!

- Куда?! Тут же стена!

- Это иллюзия.

Все еще не доверяя ее словам, я ткнула пальцем в стену, и он, не ощутив преграды, провалился. Странно было видеть свою кисть, вмурованную в стену. Отбросив сомнения, я шагнула и оказалась в просторной комнате, напоминавшей кабинет. Замерев, я уставившись в большое окно напротив меня. Оно открывало вид на море!

Солнце стояло в зените, кидая сверкающие блики на воду. Солнце! Находясь темнице, мне казалось, что я никогда больше не увижу его, и сейчас я наслаждалась теплыми ласковыми лучами, проникавшими в комнату.

- Надо найти перо! – Ангелика отвлекла меня от созерцания идиллической картины.

Я пробежалась глазами по комнате, стараясь определить место, где могло быть спрятано перо. Комната дышала стариной. Век, конечно, я бы определить не смогла, но то, что каждая вещь была раритетной, я не сомневалась. Справа от меня находилось большое удобное кресло, придвинутое к письменному столу, а за ними была закрытая дверь. Хотя она вполне могла оказаться иллюзией. Но заморачиваться я не стала, и мой взгляд побрел дальше, выхватив стоявшие у окна кресло поменьше и небольшой диванчик. Затем я наткнулась на огромный, во всю стену, стеллаж с книгами, находящийся с левой стороны от меня. Больше в комнате ничего не было.

- Ну, и с чего начнем? – шепотом спросила я, с опаской косясь на дверь.

По логике вещей, все нормальные люди держат письменные принадлежности на столе на видном месте. Этот же стол был пуст.

- Я не знаю точно, где оно. Только чувствую здесь его присутствие.

Да, это, конечно, хорошо, что перо тут, но вдруг демон спрятал его между книг? А их тут столько, что мне и вовек их все не перелопатить! Но раньше времени отчаиваться не стоило. Я решила начать со стола.

Обойдя огромный, судя по виду, дубовый экспонат, я отодвинула кресло, стараясь не шуметь. В столе было два ряда ящиков, по три ящика в каждом ряду. В первом ящике лежала стопка белоснежных листов, а поверх - нож для резки бумаги. Пошарив рукой в глубине за листами и ничего не нащупав, я приступила к изучению второго ящика. В нем тоже не нашлось ничего интересного. Какие-то бумаги, исписанные красивым подчерком, так же аккуратно лежали стопкой. За ними тоже не нашлось того, что я искала. Третий, и самый нижний в ряду ящик, оказался пустым.

Тогда я перешла ко второму ряду. В первых двух ящиках ничего интересного для меня не было, а вот в последний ящик был заперт. Это обнадеживало. Обломав несколько ногтей и ничего не добившись, я вопросительно посмотрела на Ангелику. Девушка по-прежнему стояла за той стеной, через которую я прошла. Только теперь я сообразила, что иллюзия, не позволявшая мне увидеть кабинет из коридора, совершенно не действовала в обратную сторону, позволяя, однако, видеть все, что находится за пределами комнаты. Интересно, видит ли меня сейчас Ангелика? Хотя то, что она внимательно наблюдала за моими действиями, указывало, что моя спутница видит меня. Тот факт, что девушка не сделала попытки войти в кабинет следом за мной, почему-то совершенно не показался мне странным.

- Этот ящик закрыт! – И тут я вспомнила, что могу открывать замки без ключа. Пригнувшись к ящику, я закрыла глаза и представила замочную скважину, а затем мысленно вставила ключ и провернула его.

Ящик со щелчком выдвинулся в сторону, и на его дне лежало то, что я искала. Во всяком случае, штука была очень похожа на перо. Только я протянула руку, чтобы достать заветную вещь и показать Ангелике, как отчетливо услышала за дверью женский протяжный стон. Я замерла на месте, стараясь не дышать. Ангелика, наверное, тоже услышала звук, потому что начала напряженно всматриваться в дверь.

А дверь так и тянула открыть ее. Стоило всего лишь дотронуться до резной дверной ручки и повернуть ее влево на полоборота. Откуда я это поняла? Не знаю. Может быть, это глупо, но в тот момент я подумала, что за дверью, возможно, заперта такая же узница, как и я, которая нуждается в помощи. Прошло несколько мгновений, но более ничего не было слышно. Я уж было решила, что мне померещилось, и достала перо.

В моем воображении оно казалось чем-то особенным, а на деле имело вид обычного белого птичьего пера, только крупного размера.

Вдруг за дверью раздался еще один крик боли, следом другой вопль, отчего мой взгляд заметался по столу, и вдруг выхватил небольшой нож для резки бумаги, который я предусмотрительно выложила при осмотре из первого ящика. Вооружившись грозным оружием, я двинулась к двери.

Сама, находясь в столь плачевном положении, я не могла оставить неизвестную мне женщину на растерзание. А вдруг удастся помочь? Глупо и самонадеянно, но иначе я не могла поступить. А еще я надеялась на помощь Ангелики. Мне почему-то и в голову не приходило, что она может бросить меня. Ни стонов, ни криков из-за двери больше не доносилось, и я, решив, что опоздала, метнулась туда и тихонько приоткрыла дверь.

От картины, что предстала перед глазами, меня бросило в дрожь, сердце на миг остановилось, а затем пустилось вскачь. Я замерла на пороге, никем не замеченная, не в силах сдвинуться с места.

_________________



Глава 8

Тэль

Тениэль почувствовал ее присутствие сразу же, как только легкий сквознячок обдал его спину. Не было нужды оборачиваться и проверять. Он и без того знал, что у двери стоит Софи и наблюдает за ним. Вопрос, как она оказалась в его кабинете, куда могли войти лишь избранные, меньше всего заботил Тениэля в данный момент.

Ее взгляд жег спину, но ни один мускул не дрогнул на его лице, а тело продолжало двигаться в заданном ритме. Демоница, сидевшая на столе с широко раздвинутыми ногами и громко стонавшая при каждом мощном ударе его бедер, не заметила, как настроение демона резко изменилось. Даже не оборачиваясь к Софи, Тениель ощутил ее волнение, слышал сбившееся дыхание, бешеный стук сердца. Некая часть сознания извращенно улыбнулась при мысли, что девушка не осталась равнодушной к увиденному. Его движения стали еще мощнее, еще глубже, а ногти, удлинившись, впились в бедра демоницы.

Удивительно, но взгляд, буравивший спину, завел демона гораздо больше, чем самые искусные ласки демониц. Тэль потянулся к сознанию Софи, не желая отпускать ее. Приказывая и искушая войти внутрь. Он не мог прорваться в мысли девушки, но этого пока и не требовалось. Достаточно того, что демон послал в ее голову свои фантазии с участием девушки. А то, что Софи восприняла их, Тениэль понял по ее частому дыханию и бешеному стуку сердца. Он упивался, ощущая как ее возбуждение, побеждая страх, призывало отказаться от доводов рассудка.

Легкий аромат желания Софи ударил демону в голову похлеще старого выдержанного коньяка, что хранилось в погребе замка. От этого запаха в голове помутилось, и на мгновение перед демоном вместо блондинки предстала Софи с такими же длинными светлыми волосами, только почему-то разметавшимися по полу и испачканными в крови. А на ее лице горели любовью и нежностью те самые глаза, преследовавшие Тениеля во снах.

Картинка смерчем пронеслась в сознании в тот самый миг, когда мужчину сотряс первый спазм. И тут же погасла, оставив после себя горечь утраты.

Демон ошарашено смотрел на партнершу, все еще бесновавшуюся под ним. Впервые ему стало омерзительно после секса. Несколько мгновений он не мог прийти в себя, однако краешком сознания отметив с разочарованием, что дверь притворилась, отрезав от него столь вожделенный запах.

Вопросы вихрем пронеслись в его сознании, только вот ответа на них не было. Тениель с отвращением отошел от светловолосой, все еще содрогавшейся в судорогах страсти, и тут же попал в объятья ее подруги.

- Надеюсь, ты не забыл обо мне, милый? - Брюнетка прижалась к нему нагим телом и крепко обвила его шею руками. Драгоценный камень на цепочке, опоясывшей ее тонкую талию, неприятно уперся мужчине в низ живота.

- Извини, Элли, я сейчас не в настроении.

- А если я подниму его? – Демоница стрельнула глазками и выгнулась, еще больше вдавив камень в кожу демона.

Ему было гадко от одной только мысли, что сейчас ее руки начнут ласкать его плоть. Перед глазами все еще стояло лицо Софи, привидевшееся недавно. Тэль поспешил отделаться от назойливой демоницы, раздражающей его одним свом присутствием.

- Мне не до шуток. Девушка, предназначенная в игрушки для Князя, сбежала. Так что, красавицы, на сегодня все эксперименты закончены. Меня ждут дела.

- Но ты же не бросишь меня томиться от желания? – С надеждой заглядывая в его глаза, спросила темноволосая и, томно прикрыв глаза, провела рукой по грудям.

- Элли, попроси Жонер помочь тебе. Не думаю, что она откажет.

- Тениэль, ты так жесток!

- Это не жестокость, Ma chère, это необходимость.

Элли бросила взгляд на разомлевшую соседку, все еще сидевшую на столе в весьма откровенной позе. А затем надула губки, отчего стала похожа больше на маленького ребенка, у которого отобрали конфету, чем на соблазнительницу.

- Это не честно! Она получила больше!- Затем подумала и, решив, что девушка для Князя – все же не шутки, продолжила капризно:

- Но если пообещаешь позвать нас еще раз, то так и быть, обязательно прощу.

- Посмотрим. А теперь я спешу. - Тэль снял с себя руки Элли и направился за халатом.



Софи

Сама атмосфера этого места придавила меня к полу, лишая возможности двинуться. Как завороженная, я наблюдала через щель за мощными резкими движениями мужчины. Зрелище настолько завораживало, что мозг отказывался подчиниться доводам рассудка и отдать приказ рукам закрыть дверь. Я вцепилась глазами в спину демона, двигавшегося в ритме страсти. Он был совершенен в своей наготе. Под кожей бугрились развитые мышцы, перекатывавшиеся в такт движениям. Каждый толчок мужчины отдавался во мне сладкой болью.

Удивительно, но ревности я не испытывала, возможно, потому, что я не видела его партнершу, только ее светлые волосы, выглядывавшие из-за плеча демона. Желание войти и тоже насладиться близостью с ним целиком поглотило меня. В воображении одна непристойная картинка сменяла другую.

Единственное, что останавливало, была крохотная часть моего разума, которая бесновалась где-то на задворках сознания, пытаясь предупредить об опасности. Мои желания и фантазии потрясли меня саму. Казалось, что это не я стою, завороженная зрелищем, а кто-то другой удерживает меня насильно, не отпуская и заставляя смотреть.

Причем ужас быть обнаруженной с каждым мгновением отступал, а желание войти нарастало. Я почувствовала, как мои пальцы расширяют щель между дверью и стеной, а нога замерла в готовности сделать шаг. И открыла бы дверь, если бы не услышала позади тихий голос Ангелики, произнесший мое имя. В тот же момент демон вздрогнул. Я захлопнула дверь и, прижавшись лбом к холодному дереву, пыталась собраться с мыслями, которые разбегались в панике. Взбесившееся воображение подкидывало все новые и новые картинки, вызывавшие желание снова открыть дверь и войти.

Образ обнаженного демона туманил сознание, сердце колотилось как сумасшедшее, дыхание сбилось. Перед глазами возник романтический антураж: тяжелые портьеры, не пропускающие солнца, множество свечей, и на шелковых простынях обнаженный демон сладострастия, занимающийся любовью теперь уже со мной.

Опустив глаза, я заметила, что с силой сжимаю перо, которое, чудом не сломавшись, согнулось в кулаке почти пополам. Механически разжав пальцы, наблюдала, как перо, кружась, словно белоснежный лист, падает на пол. И тут до моего сознания долетел яростный шепот. Наконец, подняв глаза, я увидела, как Ангелика, усиленно жестикулируя, пытается привлечь мое внимание.

И тут жестокая реальность буквально придавила меня. От замешательства и стыда загорели щеки. Я не знала, куда деваться от смущения. Под взглядом Ангелики я почувствовала себя провинившимся ребенком, которого строгие родители застали за просмотром порнофильма.

Только такая несведущая идиотка как я, могла спутать крик наслаждения с криком боли, хотя блондинка стонала так, словно была готова вот-вот отправиться на небеса. Я никак не могла понять, почему сразу не захлопнула дверь, убедившись, что в соседней комнате никому не причинено насилия, и действо совершалось по обоюдному согласию? Почему я стояла и глупо смотрела на яростное соитие? Почему мне нестерпимо хотелось войти? А эти дикие фантазии?! Неужели я настолько распутна, что готова была стать непосредственной участницей разврата?! И как благоразумие могло оставить меня?

- Перо! – услышала я шепот Ангелики. Ее взгляд, наполненный бешенством, вывел меня из ступора. Я замерла. Ужас окатил меня холодной волной. В любую минуту дверь могла открыться, впустив демона в кабинет. Оставалось только молиться, что меня никто не заметил, и я вела себя осторожно и тихо.

Однако дверь по-прежнему была закрыта, и никто не спешил врываться в кабинет. Быстро сообразив, что надо поторапливаться, пока демон занят, я подхватила перо и подошла к девушке.

Показав перо, я ожидала, что скажет моя спутница. В ответ девушка кивнула головой, подтверждая, что у меня в руках именно то, что нужно. Так, перо у нас есть, а вот на чем писать и что именно? Ангелика упрямо стояла за стеной, и для того, чтобы не орать на всю комнату, пришлось подойти к стене почти вплотную.

- Ты чего тут стоишь? – Шепотом спросила я.

- Я не могу войти. Стены, равно как и двери, закрыты для меня.

- На чем нужно писать и что?

- Подойдет любая бумага.

- А что писать?

- Что захочешь! В любой произвольной форме.

Мысли опять заметались в попытке вспомнить, где я видела бумагу, а ноги уже несли меня к столу.

Только когда чистый лист бумаги оказался у меня в одной руке, а перо в другой, Ангелика расслабилась.

Я снова запнулась, думая о том, что нужно написать. Страх, что дверь в любую секунду может открыться, выветрил из головы все умные мысли.

- Быстрее! – шепнула Ангелика и этим сбила едва сформировавшуюся в голове фразу.

Перо в руке ходило ходуном, и на бумаге образовалась жирная черная точка.

«Помогите! Меня украл демон!» - Вывела я, а затем, подумав, дописала: «Без моего согласия».

Тут я почувствовала, как дверь позади меня открылась. От нехорошего предчувствия волосы на затылке встали дыбом.

- О! У меня гости. - Послышался ровный голос демона. Ни капли удивления. Только констатация факта.

_________________



8 глава продолжение



- О! У меня гости. - Послышался ровный голос демона. Ни капли удивления. Только констатация факта.

Я вздрогнула, перо вывалилось из ослабевших пальцев, поставив еще одну кляксу на листе бумаги, но на переписывание времени уже не оставалось. Кинув тоскливый взгляд на свой последний шанс на спасение, я отстраненно подумала: «Надеюсь, эти кляксы не обидят их».

А затем медленно повернулась, прикрывая спиной перо и «жалобу». К моему облегчению, демон был облачен в халат, полы которого от колена расходились в разные стороны, что придавало мужчине уютный домашний вид. Глубокий вырез халата открывал моему взгляду часть татуировки. Я как завороженная смотрела на пятиконечную звезду, заключенную в круг. В памяти всплыло воспоминание о том, что подобный знак является символом тьмы, олицетворяющим власть Хаоса. Демон заметил мой взгляд и холодно усмехнулся.

- Успела написать? По глазам вижу, что старалась. Думаешь, тебе это поможет?

- Да катись ты к черту!

- Я уже у него. Впрочем, и ты скоро окажешься там же.

О чем он? Я облизнула пересохшие губы и кинула взгляд на Ангелику. Коридор за стеной кабинета был пуст! Черт! Куда она могла запропаститься?

- Ищешь свою подругу? Она предала тебя и сбежала, едва только скрипнула дверь. Трусиха не переносит одного моего вида. Я напоминаю ей моего отца. Как и тебе, не так ли?

У меня от страха перехватило дыхание, и все что я могла, это только смотреть на демона, стоявшего в дверях. И в тоже время я не могла не отметить, как его влажные волосы сексуально облепили шею. Несмотря на мой испуг, аура самца, исходящая от мужчины, вновь пробудила к жизни различные непристойные фантазии. «Как могут страх и вожделение уживаться в одном разуме?» – недоумевала крохотная часть моего сознания, пока еще способная анализировать ситуацию.

Я отрицательно мотнула головой.

- И почему это я тебе ни на миг не верю? - Он продолжал ощупывать взглядом мое тело. - Значит, ты хотела меня?

Воспоминания опять забрали меня в свои цепкие объятья. Непроизвольно облизав губы, я опять отрицательно покачала головой, прогоняя так некстати возникшие видения. Демон в то же время самодовольно ухмыльнулся, словно зная, о чем я думала.

- И как тебе? Понравилось? – Вопросительно изогнул он бровь.

-Что? – Чужим, каркающим голосом спросила я.

- Подсматривать за мной?

«О, боже, он знал!». Я отчаянно покраснела, а демон сделал шаг по направлению ко мне. Я, соответственно, попятилась назад и, упершись спиной в стол, остановилась, заворожено следя за его движениями. Даже не знаю, что преобладало в тот момент: страх, смущение или вожделение. Все три чувства смешались во мне в клубок, мешая мыслить логически.

- Нет. – Наконец, выдала я первое пришедшее на ум слово.

- А мне показалось иначе. – Мужчина сделал еще один шаг, а я продолжала стоять на месте, не в силах сдвинуться, да, в общем-то, и бежать было некуда. Приближающийся демон перекрыл все пути к отступлению. Я смотрела на него как кролик на удава.

- Может, ты хотела оказаться на ее месте? – Голос демона искушал.

- Нет, – замотала я головой.

- Отчего–то мне показалось, что ты мечтала об этом.

Я молчала. Ответить было нечего, а он, сделав еще два стремительных шага, приблизился вплотную ко мне и теперь стоял рядом, высокий, мощный, загорелый, окутывая меня сладким запахом порока. Затем, подавшись вперед, демон коснулся коленом моей ноги и провел им по внутренней стороне моего бедра. Лишь героическим усилием воли я подавила возбуждение, возникшее при простом соприкосновении. Мужчина, приблизив ко мне лицо, тихо промурлыкал:

- Только представь себе… – Я ощутила горячее дыхание на своей щеке и замерла, не в силах пошевелиться. – Ты и я. И больше никого. Я медленно стягиваю с твоих плеч покрывало и начинаю…

- Прекрати! - У меня хватило выдержки перебить его, обрывая провокационный монолог. Демон как паук опутывал меня своей паутиной, лишая воли. Он словно гипнотизировал меня, убивая желание сопротивляться ему.

- Неужели ты откажешься?

- Нет. – Опять повторила я и тут же поняла, что попала в хорошо расставленную ловушку. - То есть да. Откажусь.

И опять – сначала сказала, а потом задумалась. От чего откажусь? Неужели это опять каверза с его стороны?

- Ты ведь чувствуешь это? – Еле слышно выдохнул демон, продолжая протискиваться коленом между моих ног.

-Что? – Мой голос опустился до шепота.

- То, что нас влечет друг к другу.

Демон придвинулся еще ближе, тогда как я уже почти лежала на столе, зацепившись о края столешницы пальцами, чтобы не упасть. Его тело вжалось между моих бедер, и даже через ткань покрывала, которое чудом не свалилось с меня, я почувствовала жар, исходящий от мужчины. Запах его тела снова коснулся моего обоняния, и это привело меня в чувства. От него пахло сексом.

- Разве? – Выпрямилась я и уперлась руками в грудь демона, отталкивая.

- Почему ты лежала на полу вся в крови? - Столь резкая смена темы разговора повергла меня в шок, откидывая назад во времени, в ту единственную ночь, которую я провела в объятьях демона. Мужчина провел рукой по моим волосам, как будто они до сих пор были длинными. Я замерла. Кроме меня и Тэля, об этом никто не знал.

- У тебя раньше были длинные светлые волосы?

- Откуда ты знаешь? – еще больше удивилась я. Неужели он вспомнил?

- Почему ты обрезала их?

Мысли путались от его столь близкого соседства, в то время как рука демона знакомо водила по моим волосам, всколыхнув забытые ощущения, и они были такими желанными!

- Хотела уйти от прошлого.

- И удалось?

- Нет. А теперь скажи, откуда ты знаешь об этом? – Смутное подозрение все больше терзало меня.

- Ты что-то спутала, глупышка. Здесь вопросы задаю я.

- Почему твои глаза черны? Они всегда были такими? – проигнорировав его последнее замечание, продолжила я, отчаянно нуждаясь в подтверждении, либо в опровержении моих сомнений.

- Почему вдруг это тебя озаботило? – Демон, прищурившись, окинул меня подозрительным взглядом.

- Потому что раньше твои глаза были голубыми. Такими, как небо, и такими же, как у твоей матери.

Демон резко отпрянул.

- Кто рассказал тебе об этом? – спросил он отрывисто.

«О, боже! Это он! Просто по какой-то причине он не помнит меня. Но пока это только подозрения. Теперь я не остановлюсь, пока не получу доказательств того или иного».

- Ты сам рассказал мне! И ты любил меня! Так же сильно, как и я тебя. Поэтому тебя и влечет ко мне, Тэль. - Я отчаянно блефовала, сделав ставку на то, что мои подозрения все же верны.

Мужчина отодвинулся от меня, оставив игру с соблазнением, но я уже не могла молчать.

- Ты появился у нас дома, кода мне исполнилось пятнадцать лет. Твой отец запер тебя в портрете, из которого ты смог освободиться лишь с моей помощью, а потом ты пришел, когда мне исполнилось девятнадцать, и опять попросил о помощи.

- И ты согласилась?

- Ты был очень убедителен.

- Я ничего ни помню о портрете.

- А что ты помнишь? Сейчас ты спросил меня о нашей первой и единственной ночи. Только той ночью на мне была кровь. Только тогда ты мог видеть мои волосы в крови. Других свидетелей не было, потому что ты убил всех, растерзав в клочья у меня на глазах! И это кровь жертв ты размазал по моему телу!

- Остановись, женщина!

- О, нет! Теперь я ни за что не поверю, что ты не Тениэль. - Все обиды разом всплыли в моей памяти, разжигая злость, особенно последняя, связанная с Дениской. - Ты думал, что я умру, когда покидал меня, а я выжила назло тебе! Назло всем и даже назло твоему слуге, которому ты отдал меня недавно. А ведь ты обещал мне! Ты так много обещал, но не одного своего обещания так и не выполнил.

- Неужто ты забыла, кем я являюсь, когда доверилась мне? В моей природе искушать.

Предо мной стоял уже не соблазнитель, а истинный демон. Казалось, он стал еще выше и больше, как будто старался подавить меня своим могуществом. Только не на ту напал. Я устала бояться и потому нашла спасение в злости.

Я не замечала, как от моей ярости во все стороны полетели искры. И вот уже стенной шкаф заполыхал как факел. Теперь я наступала на демона, тыкая в него пальцем:

- И знаешь, что я скажу тебе напоследок? - Теперь уже молчал он, завороженный моей яростью и болью. - Иди ты к черту! Ненавижу тебя!

Демон схватил меня за плечи, притягивая к себе, и не знаю, что бы он сделал в следующий момент, как вдруг из-за его спины послышался холодный голос Ангелики:

- Убери от нее руки! Ты уже не имеешь прав на Софи.

Еще одно мгновение демон яростно смотрел на меня, а затем отпустил и перевел все свое внимание на Ангелику. И тут же преобразился, как будто мгновение назад я разговаривала не с ним, а с кем-то другим. Его глаза стали холодны и черны, словно сама тьма заклубилась в них. Мужчина сделал шаг по направлению к девушке и, словно издеваясь, произнес с кривой усмешкой:

- А кто это к нам в гости пожаловал? Неужели Падшая? Ты решила вернуться? Это что - совесть или вина?

- Я не Падшая!

- Да, всего лишь чуть-чуть запачканная общением с моим папашей. Все пытаешься выслужиться перед своими? - Оба собеседника, не замечая меня, смотрели друг на друга. – Думаешь, тебя примут обратно в лоно семьи?

- Это тебя не касается, демон!

- Меня касается все, что происходит в моем замке. А ты мне уже давно осточертела. Хватит совать нос туда, куда не следует.

Пока они пикировались словами, я тихонько начала отходить к столу, чтобы подобрать упавший лист бумаги.

- Думаешь, мне не надоел твой замок? Думаешь, мне приятно тут торчать, тем более что твоего отца давно постигла кара. Почему за одну единственную ошибку я должна расплачиваться уже сотню лет? – Меж тем возмущенно отвечала Ангелика.

- Я не имею никого отношения к твоей ошибке.

- Да, ты не имеешь. Но ты такой же, как и он. Только и умеешь поганить все, к чему прикасается твое дыхание. Если бы я умела ненавидеть, то, наверное, возненавидела бы вас обоих. А сейчас ты пытаешься нарушить договор.

- А ты пытаешься выслужиться перед своими!

- Думай, что хочешь, а ее не тронь. Она успела написать жалобу.

-Неужели?! - Изумился демон и повернулся в мою сторону. - И где же эта бумажка?

Я стремглав схватила бумагу, как будто на нем уже был подписан приговор о помиловании. Внутри все похолодело, когда взгляд натолкнулся на абсолютную белизну листа. Пусто! Мной завладела паника. Перевернув для верности лист, я обратила беспомощный взгляд на Ангелику.



Тэль

Лист бумаги, зажатый в ее руках Софи, подрагивал, выдавая волнение девушки. Тэль и сам не знал, что заставляло его играть с ней как кошка с мышкой. Зачем он позволил ей написать жалобу, а затем как проказливый мальчишка стянул ее, заменив чистым листом? Зачем дал надежду, которой не суждено было сбыться? Ведь он прекрасно знал, что девушке не вырваться отсюда.

Никакая жалоба не в силах помочь Софи, недаром он специально стращал ее возле ночного клуба, чтобы вырвать нужные слова. И она произнесла их, тем самым, отдав себя целиком во власть демона. Случившееся полностью подпадало под рамки договора, и светлым нечего предъявить ему.

Ненависть и еще одно незнакомое чувство так плотно переплелись в Тениеле, что раздирали сейчас его надвое. С одной стороны, нечто в нем ликовало, наблюдая за тем, как поникли плечи девушки, с другой стороны, хотелось обнять ее и защитить от всех бед, а, в особенности, от самого себя. Последнее было особенно непонятным и оттого раздражающим.

Он никогда и никого не защищал, впрочем, и не жаждал этого. Как раз от него самого следовало прятать и защищать юных и неопытных девиц.

Перед глазами опять возник образ Софи со светлыми волосами, и почему-то захотелось накинуться на нее с упреками за то, что она изменила внешность. А еще за то, что послужило этому причиной. Она хотела уйти от него! Это открытие оглушило демона и вызвало новый приступ сильного раздражения.

Почему он решил, что Софи таким образом пыталась избавиться от него? Ах да, она сказала, что хотела покончить с прошлым, и, по всей вероятности, этим прошлым был он. Почему же тогда он не помнил ни Софи, ни своей любви к ней? Хотя, о какой любви могла идти речь? Ведь для того, чтобы любить, в наличии должна быть душа, а демоны ею не наделены. Но тогда откуда взялась в нем эта необъяснимая нежность к девушке? Чувство было неправильным и невозможным, но оно было, и сейчас настойчиво донимало демона.

Желание избавиться от пленницы и, тем самым, успокоить смятение, вызванное ею, боролось с прямо противоположным - прижать Софи к себе, а затем долго покрывать ее тело поцелуями. Тэль снова попытался укрыться в ненависти к девушке, в голове возник ее образ, переплетенный в судорогах страсти с его отцом. Это слегка отрезвило голову, и чувство нежности к ней исчезло, оставив только ярость. Или ревность? Об этом он уже не стал задумываться.

Стараясь больше не искушать себя прелестным ликом Софи, он метнул взгляд на падшую. Та в ответ одарила его злобным сверканием глаз, заставив демона, усомнился в том, что ангелы не умеют ненавидеть.

-Ты! – Ее голос шипел от еле сдерживаемой ярости.

Девушка накрепко застряла тут и, похоже, даже сама не догадывается, насколько изменилась за добрую сотню лет, что провела в замке. Видимо, само это место неблагоприятно влияет на светлых. Тэль заметил, что из-за враждебности, исходящей от нее, пятно на груди увеличилось и начало наползать на плечо. Бесенок внутри него начал подначивать еще сильнее разозлить девушку, и, словно издеваясь, он произнес:

- Ты не знала, что когда жалоба достигает светлейшей канцелярии, надпись исчезает?

Девушка с подозрением посмотрела на него, чем позабавила Тениеля. Игра с ней понравилась демону, и он довольно заурчал внутри. Светлые вечно совали нос не в свои дела и связывали руки, чем дико раздражали Тэля. Теперь же появилась возможность отыграться на одной из них.

- Вижу, что не знала. Тогда, наверное, ты не слышала и о том, что должно пройти определенное время, прежде чем жалоба достигнет адресата? Канцелярская волокита, понимаешь ли. Да-да, у вас там все так же, как и у людей. Жалоба попадает на стол, но вот сколько времени пройдет, прежде чем ангел, занимающийся рассмотрением подобных дел, обратит на нее внимание, неизвестно.

Девушка насторожилась, а демон злорадно отметил, что темное пятно еще больше расплылось.

-Что, даже этого не знала? – А затем, делано удивившись, заметил:

- Очень странно. Когда надпись исчезает с листа, только тогда можно считать, что жалоба получена. Но, как правило, это происходит не сразу, должно пройти время. Какое? Если честно, я не вдавался в подробности. Но наверняка на рассмотрение жалобы уйдут если не недели, то несколько дней точно. Ты ведь и сама помнишь, крылатая, что наверху время течет по-иному. Так что же ты предпримешь в таком случае? Предлагаю располагаться поудобнее в кресле в ожидании ответа. – При этих словах Тэль злобно оскалился.

Ярость исказила черты падшей, но сама она не сдвинулась с места. Заклятие, наложенное отцом Тениэля, прочно сдерживало Ангелику за чертой личных покоев демона. Эта была своего рода месть. У Дениэля всегда была богатая фантазия на такие вещи. Он мог, например, издеваясь, поместить в комнате нечто, что могло бы ее спасти, и наложить на помещение печать недоступности для светлой, пусть и слегка замаранной. А еще накрепко привязать перо к комнате, чтобы исключить любую возможность его кражи, после чего с извращенным удовольствием сообщить падшей об устроенных им ловушках. Демон в Тениеле заржал при этой мысли.

Так что Ангелике не имело никакого смысла просить о помощи. Софи тоже не смогла бы передать ей перо, а вот привлечь к себе внимание светлых ей вполне бы удалось. Видимо, на это и расчитывала Ангелика.

Поэтому Тэль не стал мешать Софи, когда она карябала свою жалобу. Наконец, появилась возможность избавиться от светлой, и Тэль решил воспользоваться благоприятным стечением обстоятельств. Постоянное присутствие Ангелики раздражало его. Вроде бы девушка и не приносила никаких хлопот, но все равно неприятно, когда по твоему дому расхаживает призрак светлой и сует нос не в свои дела.

- Тебе-то откуда все это известно? – Прошипела Ангелика.

Демон оскалился.

- Представляешь, я умею читать! А ты думала, я только и делаю, что целыми днями кувыркаюсь в постели? А ведь этой милой вещице, - Тениель повертел пером, - была посвящена целая глава в одной из книг моего отца.

- Ты блефуешь, темный! – Воскликнула Ангелика. – Интересно, откуда ты столько знаешь о нас?

- О, всего лишь нужные связи и нужные осведомители. Я знаю, что когда эта жалоба будет прочитана, она уже не будет представлять собой ничего ценного, потому что некого будет спасать. К тому же, это обычная надпись на обычном листе, с которым может случиться все, что угодно, пока он будет ожидать своей очереди в стопке таких же нудных жалоб и просьб. Например, с ним может произойти это … – Тениэль метнул взгляд на Софи, и лист у нее в руках начал трескаться, превратившись за считанные секунды в пыль. Несколько мгновений Софи испуганно пялилась на свои руки, а затем, вдруг очнувшись, стряхнула с себя бумажную пыль.

Улыбка сошла с губ Тэля, когда девушка обратила свой взгляд к нему. В нем не было ненависти, которую он пытался вызвать, не было вожделения, к которому он привык, в ее глазах застыла боль, похожая на ту, что терзала его. Опять ненавистное чувство нежности захлестнуло внутренности. Захотелось прижать Софи к себе, заставить улыбаться. Тут Тениель, словно наяву, увидел ее лицо, озаренное улыбкой, услышал ее заразительный смех, и понял, что когда-то любил звук ее голоса. Видение вспышкой пронеслось в его сознании, и было настолько реальным, что он непроизвольно улыбнулся ласково в ответ.



Софи.



Сейчас Тениэль вызывал во мне ненависть, ничуть не меньшую, чем когда-то любовь.

Я ненавидела это место: атмосферу, заряженную сексом, которая помимо воли действовала на меня. Я ненавидела собственное тело за то, что оно, несмотря на насмешки Тэля, тянулось к нему. Ненавидела собственную память за то, что помнила мужчину другим. Ненавидела уши, которые слышали его голос и наслаждались его звучанием, не обращая внимания на смысл слов. Ненавидела глаза, с жадностью вбиравшие его соблазнительный облик, ловя в вырезе шелкового халата татуировку на груди. Ненавидела свое нестерпимое желание прикоснуться к Тениелю и укрыться в его объятьях от ужаса, окружающего меня.

Мозг и тело не хотели воспринимать, что Тэль как раз и был тем самым ужасным кошмаром в моей жизни. Мне нестерпимо хотелось вернуть того мужчину, каким он был когда-то.

Всматриваясь в его глаза, я не увидела и искры узнавания. Чернота полностью залила их, скрыв зрачок. Чудесные фиолетовые глаза были потеряны для меня навсегда. Вместо любви ко мне в них поселилась мгла.

Тоска железным обручем сжала грудь. У меня был последний шанс, и я его использовала. Сейчас я смотрела на мужчину и прощалась со своей любовью. Прошлого не вернуть, и это убивало меня.

О, как же было больно! Больно прозревать. Надежда, что прежний Тэль может вернуться, разбилась об ужасающую реальность. Что-то внутри меня сломалось, плечи бессильно поникли, как вдруг лицо демона озарилось улыбкой. Той самой, что в прошлой жизни он частенько адресовал мне.

Именно его улыбка сломала все барьеры, выставленные мной, и, не вполне понимая, что делаю, я двинулась к нему. Еще не до конца веря, что он не оттолкнет, я все равно шагнула навстречу Тениэлю, позабыв обиды и всю ту боль, что он причинил мне.

В эту минуту он мог убить меня одним лишь безразличным взглядом. Но его не последовало.

Мужчина настороженно наблюдал за моим приближением к нему. Как же забавно было видеть его лицо в тот момент, когда я, вместо того, чтобы наброситься с кулаками, подошла и обняла. Прижалась своим телом к нему. И не было такой силы в мире, которая смогла бы отцепить меня от него. Своей любовью я пыталась растопить лед, которым Тэль окружил себя. Я простила и забыла все обиды, которые он нанес мне. Положив голову к нему на грудь, почувствовала, как его руки неуверенно обхватили мою талию. Подняла свое лицо и вгляделась в его глаза. Холодные, бездонные черные глаза. А еще я не услышала стука его сердца.

- Почему оно больше не стучит?

- Оно бьется намного реже человеческого, – все еще ошалело ответил он.

- Я хочу, чтобы оно вновь забилось для меня. Хочу, чтобы твои глаза опять светились фиолетовым для меня одной. Хочу ощутить ярость твоих губ. Опять.

- Ты не страшишься того, что может последовать за этим?

Я не испытывала страха, прекрасно осознавая, на что шла. Было поздно зачаровывать меня. Сильнее чувства, которое я испытывала к Тэлю, просто не могло быть.

- Твои чары давно покинули меня, а любовь осталась. - Своим взглядом я пыталась выразить все, что испытывала к мужчине в тот момент.

- А что мы сделаем с этим? – И Тениель взглядом показал на свою руку. В ней был зажат лист с моей жалобой, целый и невредимый! На нем виднелись чернильные кляксы с неровными торопливыми строчками. Вот шулер! - Они могут прочитать ее в любую минуту и помешать нам.

Я решила идти до конца:

- Сделай то, что посчитаешь нужным.

- Я желаю этого! – И бумага вмиг вспыхнула, а я отвернулась, потеряв к ней всякий интерес. Смотреть на лицо любимого было во сто крат приятнее, чем на обгорающий пепел.

Где-то на краю сознания я услышала яростный крик Ангелики, но мне не было до него никакого дела. Я наслаждалась теплом, исходившим от мужчины. Мне показалась, что моя измученная душа в его объятьях, наконец, обрела дом. Я видела, что Тэль прекратил сопротивление, его тело расслабилось, а руки с силой прижали меня к нему.

Он несколько мгновений смотрел мне в глаза, и за темной мглой я разглядела в его глазах боль, ничуть не меньшую чем та, которая снедала меня. И тогда я поверила, что делаю все правильно.

- Люби меня! Сейчас!

Он нерешительно начал склонять голову ко мне.

- Похоже, это не я, а ты зачаровываешь и соблазняешь меня, – проговорил он, почти касаясь моих губ. Ответить я не успела, так как потеряла голову, когда его уста запечатали мои, сначала нежно, а затем все яростнее.

Его губы терзали мои, но я была не в обиде. Горько-сладкий вкус поцелуя оживил мою душу. Я раздвинула полы халата, стремясь прижаться к Тениелю еще ближе, ощутить шелк его кожи. Что-то взорвалось во мне, когда мои руки коснулись его тела. А через мгновение я почувствовала, как покрывало соскальзывает с меня. Его колено втиснулось между моих бедер. Не полностью осознавая, что делаю, я потерлась о его ногу. Тэль глухо застонал, прижимая меня к себе.

Я не помню, как мы очутились в его спальне. Мельком я заметила, что комната была пуста, кровать нетронута, а воздухе витает легкий аромат цветов.

Демон уложил меня на шелковые простыни, приятной прохладой остудившие мое разгоряченное тело.

Дыхание мужчины обжигало, заставляя стонать от возбуждения. Каждая моя клеточка взрывалась от наслаждения, пока его язык терзал сначала одну грудь, а потом переместился к другой вершинке.

- Я люблю тебя, мой демон, – простонала я, когда его губы прокладывали дорожку из поцелуев от груди к животу.

- Я знаю, – отозвался он.

Его вторжение в меня было нежным и неторопливым. Он смотрел мне в глаза, когда его плоть погружалась в мое тело, и я видела в его взгляде тот же огонь, который снедал меня. Но не это поразило меня. В глазах Тэля растекалась нежность, окутывая сладким облаком. Я наслаждалась этим открытием, а еще ощущениями, что дарило его тело. Он сводил меня с ума своими медленными движениями. Мне казалось, что мы были единым целым. Я с силой прижимала Тениеля к себе, целовала его кожу, наслаждалась его вкусом и запахом.

_________________



Глава 10

Тэль

Вылезать из кровати не хотелось, но и вылеживаться далее не было возможности. И все же Тэль не мог заставить себя уйти и этим невольно побеспокоить спящую девушку. Он смотрел на Софи, которая, словно ребенок, доверчиво спала на его плече, и понимал, что едва не совершил самую большую ошибку в своей жизни. Сейчас только одна мысль о том, что он мог отдать ее князю, вызывала внутренний протест и ярость.

Девушка была так трогательно беззащитна! Смотря на нее, Тениэль задавался вопросом, чего такого особенного он сделал в прошлом, чтобы заслужить ее любовь? К вожделению он привык, так как сам умело разжигал его в женщинах, да и больше одного раза с земной женщиной не встречался. Они в большинстве случаев были предсказуемы и этим неинтересны.

А вот чего ожидать от Софи, он не знал. Может, это и привлекло его в прошлом? В том, что у них было общее прошлое, он теперь не сомневался. Слишком многое об этом говорило. Его руки тянулись провести по ее длинным локонам, которых не было и в помине. Хотелось услышать ее смех. Опять увидеть любящий взгляд бирюзовых глаз, таких ярких и выразительных, что он безвозвратно увязал в их глубине.

А то ощущение, словно током пробившее тело, когда она, прижавшись, взглянула на него, было не передаваемым. Только тогда он, наконец, осознал, чьи глаза преследовали его по ночам. И сейчас, внимательно рассматривая спящую девушку, Тэль задавался вопросом, почему не узнал их с самого начала.

Порывшись в памяти, он вспомнил, что едва она появилась в замке, ее глаза были тусклыми и безжизненными. Только под наплывом чувств их цвет изменился, стал ярче, пронзительнее, приобретя оттенок моря. Вдруг захотелось разбудить Софи, чтобы опять заглянуть в эти глубокие озера, увидеть выражение любви, наблюдать, как страсть зажигает красные огоньки в зрачках.

Он свободной рукой провел по ее щеке, в ответ девушка неосознанно потерлась о его ладонь. Даже во сне она крепко прижималась к нему, обхватив его талию рукой, и положив ногу на его бедро, словно боялась, что он уйдет, и в то же время, заявляя на него права. Казалось бы, Тэль должен возмутиться, что смертная по-собственнически обвивала его тело, однако это приводило мужчину в некий восторг.

Запах Софи будоражил и был так же сладок, как и ее жизненная сила, которой она щедро поделилась с ним. Чувство сытости, но не удовлетворения наполнило его до краев. Демон внутри блаженно молчал. Впервые Тениэль был сыт до отвала.

Это удивляло, тем более что ее сморил здоровый сон, а не полуобморок-полукома, которые обычно накрывают земных девушек после общения с демоном. На ее лице не было также и обычной бледности, являвшейся признаком потери жизненной энергии. Легкий румянец окрашивал кожу на ее лице в персиковый цвет. Тениэль осторожно убрал руку из-под головы Софи и встал. Девушка застонала, завозилась на кровати в поисках исчезнувшего тепла, но не проснулась.

Как же красиво ее обнаженное тело! Только вот черное постельное белье совершенно не подходило к ней. Черный - это цвет ночи, горечи и печали, а Софи напоминала собой солнечный луч. Непонятным образом ее темный дар не смог убить в ней этого.

Один щелчок пальцев, и девушка лежит на красном. Да, так определенно лучше. Тэль еще раз ревнивым взором окинул девушку, по-глупому злясь на то, что свое тепло она дарит бездушной простыне, а ее сознание блуждает вдалеке от него. Захотелось проникнуть в ее сон, чтобы и там быть с ней вместе, но на это не было времени. Остались только сутки для того, чтобы найти девушку для князя.

Софи беспокойно завозилась и повернулась на спину, открыв его взгляду светлый пушок внизу живота, который резко диссонировал с темными коротко стрижеными волосами на голове. Повинуясь порыву, Тэль щелкнул пальцами, и вот уже светлые локоны рассыпались по подушке. Именно такими он запомнил их в своем видении. Теперь девушка выглядела моложе и ранимее. Внутри что-то замерло, а потом вдруг забилось с бешеной скоростью.

Впервые Тэль ощутил стук собственного сердца.

Не удержавшись, он подошел и провел рукой по длинным блестящим локонам. Ощущение показалось знакомым. Что-то кольнуло в сердце, и он инстинктивно поискал взглядом расческу, а потом, разозлившись на себя за излишнюю сентиментальность, резко отнял руку и, не оглядываясь на сонную девушку, направился в ванную комнату.



Софи



Юноша и девушка, лиц, которых я разглядеть не могла, шли по скалистой местности. Парень был на полголовы выше девушки, да и вел себя более уверенно, из чего я заключила, что он старший. Цвет волос у них был одинаково серебристый, казалось, само солнце, запутавшись в их волосах, создавало впечатление нимба.

У юноши была короткая стрижка под полубокс, девушка же являлась обладательницей длинных волос, собранных в замысловатую прическу. Несколько локонов, вывалившись из общей массы, игриво завивались около маленького ушка.

Оба были одеты в короткие туники, сотканные из тончайших нитей. Материал был легкий и в то же время совершенно непрозрачный. Он струился по телам, облегал, ластился, словно живой.

Не знаю, почему, но, не видя их лиц, я решила, что они очень молоды. Может, это ощущалось по их походке, а может, то, как они вели себя, выдавало их возраст?

- Ты только представь Раялис, – донес до меня ветер музыкальный голос парня. – Этот мир только для нас двоих!

Раскинув руки, он счастливо закружился.

- А ты уверен, что мы осилим?

Юноша остановился и, подойдя к девушке, положил руки ей на плечи. Несколько секунд молчаливо вглядывался в ее лицо, а затем ласково чмокнул в лоб.

- Я обожаю тебя и твою неуверенность, сестренка. Конечно, осилим. Мы населим его созданиями, которые будут нравиться нам и подчиняться только нам. – Уверенно заключил он.

- Ты уже придумал, что это будут за создания?

- Пока нет, но знаю точно, они будут особенными. Наш мир будет сильно отличаться от прежних существ, созданных нашим отцом. Теперь мы сможем уйти от его власти и сами будем создателями.

В руках у юноши появилось нечто вроде семян растений. Он опять закружился, рассыпая семена во все стороны. Последние, попадая на сухую почву, начали извиваться, словно маленькие зеленые гусенички.

- Что ты делаешь?! Зачем сеешь бесценные семена жизни в этой пустыне? Они все равно не прорастут!

-О! У меня все продумано.

Когда последнее семечко слет