ШВК. Пролог

Пролог

Мы так много хотим от судьбы. Порой даже требуем, не задумываясь о том, какую плату она подготовит в обмен на наши желания. Наверно это жестко с ее стороны, но такого расплата за все. Смирился. Давно живу по одну определенному принципу. Ты сам за себя, чтобы не случилось. Крепко сжав кулаки, и сцепив зубы. До конца. Но иногда случается так, что все летит к черту. Понимаешь, что обратной дороги нет, но продолжаешь двигаться вперед. Навстречу к безумию, которое поглотит тебя. Раздавит. Уничтожит. Хотя наверно я давно был мертв. Но черт бы побрал эти чувства, которые драли душу на куски. Одержимые. Наркотические. Пьянящие. Я ненавидел себя в такие моменты. Но больше всего я ненавидел ее. Чертова девка. Сука. Стала частью меня. Залезла глубоко. Вцепилась в нутро. Отравила. Сожгла заживо. До боли сжал кулаки, упираясь ими в деревянный стол. Всего колотило. Холодный пот мерзко стекал вдоль спины, от чего я ощущал себя невыносимо паршиво. В висках что-то пульсировало. В одну секунду хотелось сдохнуть, в другую плюнуть на все, и распрощаться с ней раз и навсегда. Забыв о том, что между нами было. Все. Выжечь из памяти. Забыть эти глаза, которые воспламеняли за миг. Эту сногсшибательную наглую улыбку, выворачивающую наизнанку все внутренности. Делающую меня безумным. Невменяемым. Стоит забыть, но я не могу…. Не хочу, твою мать, это делать. Не отпущу. Сжал кулаки еще сильнее и со всего маху ударил ими по деревянной столешнице. Прищурил глаза, смотря бесцельно перед собой. Пусть все превратится в еще большую пытку, но ни за что на свете я не отдам ее никому. И никогда. Моя. Эта чертова девка только моя. Люблю. Как же беспредельно я люблю ее невинность. С примесью блядской натуры, которой она искусно управляет, изматывая меня до смерти. В ней есть что-то такое, не поддающиеся логике и здравому смыслу. В ней слишком много эмоций, но я люблю каждую из них до одурения. Это невозможно описать словами. Просто она та, которая сумела взять верх надо мной и навсегда подчинить. У меня срывает крышу и я готов даже убить, лишь она всегда оставалась рядом. Это война, где победителем могу быть только я. Мы слишком похожи. Руки трясутся. Чувства хлещут по сердцу словно стальные плети. Оставляя кровавые рытвины. Без наркоза. По живому. Мы слишком для этой любви. С каждой секундой ты проникаешь все глубже. И я как параноик жду этой дозы. Которая однажды убьет к хренам. Раздолбит все кости. Этому нет конца. Мучения продолжаться. Ты будешь кричать и молить. Ты будешь наслаждаться сквозь слезы, понимая, что и я твоя жизнь. Что примесь любви и горечи самый лучший коктейль. Ты, сука, примешь все, что я могу тебе дать. Ты останешься. Медленно умирая, будешь меня любить. С каждым днем все сильнее. Обволакивая нас обоих зависимой болью. Любовь умеет убивать, и моя тебя уничтожит. Жажда иметь тебя приводит к безумству. Воспоминания все больше и больше поглощают разум. Твое голое тело в руках моих. Капельки пота, что так соблазнительно стекали по упругим грудям. И даже дело не в сексе. Который всегда был на грани. На сумасшествии и беспредельной скорости. Мы упивались вместе эти чувствами. Растворялись друг в друге. До предела. До жгучей ненависти. Ты понимала, на что шла. Провоцировала. Влюбила в себя. Порочно. До лихорадки. Стальной агонии. Ты даже не представляешь в кого ты меня превратила. От меня самого почти ничего не осталось. Везде только ты. Везде. И пусть вся боль, что я причинил тебе медленно сжирает. Напоминает о себе, потому что это только начало. Мы в аду. Оба. Отсюда никогда не найдется выхода. Потому что я и есть ад. Наивная ты девочка, если решила, что я способен измениться. Любить тебя как-то иначе. Прими все. Свыкнись. Просто живи со мной. Вот так. По-блядски. Жестоко. Впитывай, как губка все страдания, что я тебе причиняю. Потому что ты останешься со мной. И плевать на твои желания. На все чувства. На твои жалостливые слезы. Мольбу. На крики о помощи, и жалкие попытки достучаться до моего ледяного сердца. Я вот такой. Чудовище во плоти. Бездушный монстр. Наверно родился таким. Любишь. Ведь ты же любишь меня. Сейчас мне казалось, что все это я кричу вслух. В пустоту кабинета. Но это всего лишь мысли. Внутренний голос, обращенный к тебе. Я никогда не позволял себе слабости и покорности. И сейчас ни хрена не измениться. Глухой стук в двери вынудил меня дернуться и встряхнуть головой. Провел рукой по короткостриженым волосам, и сделал небольшой глоток воздуха. Иногда мне казалось, что я вообще забываю дышать. Часами. Сутками. Мое мертвое сердце в этом не нуждалось. Пара ударов по двери снова.

- Войдите. – Пальцы в кулаке онемели. Оттолкнулся от стола, делая шаг вперед. В груди все сжалось. Я знал кто там. Что сейчас будет. Невероятная злость расплескивалась по крови, вызывая во мне звериную ярость. – Я сказал, войдите. – Повторил громче, слыша гробовую тишину по ту сторону. Пара движений. Двери открываются нараспашку. Все предсказуемо. Ожидаемое. Ухмылка расплывается по моему лицу. Виктор заволакивает девушку в кабинет, с силой сжимая ее локоть. Толкает в мою сторону, и закрывает двери. Огромные глаза смотрят в упор. Я вижу в них собственное отражение. Я вижу в них монстра. Чудовище. Это вызывает некий восторг и неимоверное чувство власти. Делаю шаг, приближаясь к девушке. Поднимаю руку, прикасаясь к нежной коже на плече. Дрожит. И я не понимаю чего больше хочу. Впиться жадным укусом в эти дрожащие губы, или подарить ей новую порцию боли.

- Ник! – Мое имя с вибрацией. Знаю каждое слово, которое она сейчас произнесет. – Прекрати это все, прошу тебя. Хватит! – Надрывно. На эмоциях. Как на повторе. И хочется ее послушать. Сделать шаг и открыть эти чертовы двери. Дать ей свободу. Отпустить от себя. Дерьмо. Я не могу это сделать.

- Нет! – Одно слово. Полная тишина. Она сама понимает, что никуда не уйдет. – Ты останешься со мной! – Как приговор. Для нас обоих. Обхожу ее, останавливаясь позади. Отодвигаю длинные волосы в сторону, прикасаясь губами к шее. Медленно целую шершавыми губами. Вдыхая свежий запах нежной кожи. Получая дозу адреналина в кровь. Девушка подрагивает, стоя по-прежнему неподвижно. Подчиняясь моей власти беспрекословно. Она бездна, в которую я проваливаюсь день за днем. – Ты…. – Пальцами по коже. С силой сжимая локоть. Дергаю на себя, прижимая девушку спиной. – Навсегда….. – Поцелуи. Дорожкой. До дрожи. Причиняя боль и наслаждение. – Останешься со мной. – Со злобой. Хрипло. Сквозь зубы. Сгорая яростью и гневом. Одержимой любовью, которая ранит. – Попытки уйти, бессмысленны, милая. Разве ты этого не поняла? – Вопрос. Скорее для себя. В пустоту. Впиваюсь пальцами в плечи. Утыкаюсь носом в макушку. В спутанные волосы. Наслаждаясь ужасом. Рвано стучащим сердцем. Словно оно вот-вот остановиться. Я люблю в ней все. И так же сильно ненавижу.

– Ник, это конец, понимаешь? – Голос трясется. Каждая буква со слезами. И это вовсе не слабость. Это запредельные чувства. Оголенные и живые. Пораженные ядом. Моей властью. Всем тем, что между нами уже было. – Отпусти меня. – Уверенно. Громко. Она наивная предполагает, что я послушаюсь. Лишу себя ее. Делаю шаг назад, кусая собственные губы. В очередной раз, сжимая руки в кулаки. Напрягая каждую мышцу. Вену. Снова не дышу. Сердце не бьется. Сдерживаю эмоции, чтобы не сорваться. В этот чертов водоворот чувств. Утонуть в ней и поддаться. Нет! Только не сейчас. Пара небрежных шагов по комнате. Немое молчание, которое царапает что-то внутри. Без проблесков жалости. Понимания. Без всяких надежд и веры на что-то. Мимолетный взгляд в темное окно. Всего на секунду. Чтобы забыться. Не слышать ее тяжелого трепещущего дыхания. Не чувствовать этого охмеляющего запаха невинности смешанного с ужасом и похотью. Не ощущать ничего. Это комната клетка. Тюрьма для нас обоих. Острая грань отчаяния и предвкушения. И все произойдёт именно там. За этой чертовой чертой. Наперекор судьбе и твоим желаниям, потому что мои очевидны. Моя любовь безгранична. Но она, так далека от чувственности. Романтизма. Она удалена от всего человечного. Она как удар ножом в сердце. Вечная боль. Хроническая. Она наркотик, на который ты уже подсела. Слезы. Я слышу их в тишине комнаты. Они там. Внутри. Девочка моя милая, сдерживает их при себе, чтобы выглядеть передо мной сильной. Но я не тот, кого можно обмануть. Несколько движений. И вот я смотрю на нее. Прямо в глаза. Ниже. Рассматривая напряженное тело, скрытое скрещенными руками. Разорванную майку. Усмехаюсь. Так, чтобы она видела мою победу над ней. Ощущала власть, которой она покорилась. Протянуть бы руку, и просто обнять. Нежность дикое чувство. Неприемлемое. Не мое. Я в тебе. Так глубоко и надолго. Подкожно. Неизлечимой болезнью проник в каждую клетку точно так же, как и ты в мою. И почему тогда в твоих заплаканных глазах сейчас застыл вопрос? Ты видишь перед собой чудовище. Мертвого бездушного монстра, который не способен на жалость. Это я настоящий. Ну же девочка сделай шаг. Останься сама и не вынуждай меня выходить из себя. Мы стоим в тишине, смотря друг на друга. В памяти ее слова «это конец» «Отпусти» наверно самое время что-то ответить. Она опускает голову, крепче обнимая себя руками. Словно прячась в другой невидимый мир. Но от меня ли? Шаг. К ней навстречу. Безумство. Умопомрачение. Хватаю ее за волосы, оттягивая голову назад. Кусаю кожу на скуле. Наверное, до крови. И ниже. Обнимая другой рукой мертвой хваткой. Накаляя воздух. Разгоняя наши сердца до предела. - Я могу отпустить тебя только в ад. Но я пойду туда следом за тобой. Он приготовлен для нас двоих, милая! – В самые губы. Мечтая скорее впиться в них. Почувствовать страстное желание быть со мной. Это похлеще глотка свежего воздуха. Это безумие. Для меня единственный разумный способ любить. И я делаю то, что хочу. Впиваюсь в губы, сильнее скручиваю запутавшиеся волосы. Кусаю. Языком глубоко в глотку. Вытаскивая из нее сладостный стон. Она часть моей черной души. Мой личный ад. Моя самая большая любовь в жизни, и моя же погибель. Поцелуй такой дикий. Сумасшедший. Во рту стальной, соленый привкус. Горячий. Липкий. Кровь. Моя или ее уже не важно. Мы здесь. Навек вдвоем. И все случившееся дальше, окажется забвением. Игрой на выживание. Но в ней исход один. Две мертвые души, способные на любовь. Которая не поддается объяснению. Никто не смеет осуждать все то, что между нами будет. Любить умеет каждый, но делает это по своему.

ШВК. Глава 1

Ева.

А ведь, правда. Иногда нам жизнь преподносит сюрпризы. Новые дороги и витки, которые ты ну никак не ожидал. И появляется безудержное желание начать какую-то новую жизнь. Освободив себя от привычных рамок. От опеки близких тебе людей. Кинуться в путешествие, совершенно не задумываясь о последствиях. Шире открыть глаза. Жадно впитывать в себя новые эмоции и ощущения. Дорожить каждой минутой. Взрослеть. Ошибаться. Учиться на этих ошибках. Быть слегка ветреной и непредсказуемой. Быть самой собой. Встречать новых людей. Покорять вершины, которые до этого момента казались лишь несбыточной мечтой. Появление моего блудного дядюшки Рене в Париже подарило мне такую возможность. Упорхнуть из родительского гнезда в другую страну и наконец-то почувствовать себя взрослой и самостоятельной. И вот я здесь. В теплом и солнечном Майами. Наслаждаюсь свободной жизнью взрослого самодостаточного человека, несмотря на то, что мне всего девятнадцать лет. Как давно я об этом мечтала. Конечно, я безумно любила своего деда и бабушку, но все чаще в последнее время задумывалась о том, что хотела бы выбраться от их опеки хотя бы ненадолго. И у меня вышло. Первое время дед злился и был против того, чтобы я оставалась с Рене и Мией. Под их присмотром. За всю мою жизнь я никогда не покидала Парижа, и всегда была в центре внимания нашей семьи. Любимой внучкой, которую баловали. Дедушка всегда мечтал, чтобы я училась в католической школе, изучая именно те предметы, которые он выберет для меня. Он заранее продумал всю мою жизнь наперед, будто пытаясь исправить ошибки, которые он совершил в воспитании своих детей. Моей мамы и Рене. И я в глубине души понимала его ярое желание сделать это. Даже наверно жалела, от того, что безумно сильно любила его. Дед заменил мне отца и практически мать. Смело могу сказать, что они с бабулей были полноценными родителями для меня. Но моя жизнь не могла так больше продолжаться. Хотелось свободы. Глотка свежего воздуха. Хотелось сделать что-то свое. Распоряжаться жизнью так, как мне хочется. Приехав в Майами, я первое время жила у Рене, и подыскивала себе место учебы. В нашей семье почти все имели экономическое образование. И я не стала исключением. Немного поразмышляв и посоветовавшись с Рене, поступила в Miami Dade College по специальности Макро Экономика и Бизнес. И вот. Уже несколько месяцев я примерная студентка одного из лучших университетов побережья. Новые друзья. Новая обстановка. Конечно, в Париже помимо моей семьи остались люди, по которым я безумно скучала. Но здесь началась другая жизнь, и я ни сколько не сожалею, что сделала это важный шаг. Дала обещание деду, что буду постоянно звонить и рассказывать все новости. Все о моей учебе. О моих новых пристрастиях и о знакомствах с новыми друзьями. Так и делала, опуская некоторые подробности. Ощущая, что он и без того чертовски переживает за меня. Теперь у него есть больший стимул, почаще выбираться из Парижа и приезжать сюда. Здесь его сын и три внучки, которые с огромным счастьем будут рады увидеть своего дедушку. И как бы нас не развела судьба, мы навсегда останемся дружной и любящей семьей Виларес.

Любимая песня в наушниках. Закинув сумку на плечо, решила сегодня утром пройтись пешком. Тем более от моей квартиры, которую любезно мне купил Рене, чтобы я имела свое личное пространство, до университета было не так уж и далеко. На его дорогущей машине, которую, кстати сказать, я практически присвоила, старалась не появляться. Мне хотелось быть самым обычным человеком. Не выделяться из толпы, хотя во Франции я привыкла быть в центре внимания. Но здесь все по-другому. Все, что было в Париже осталось там. Нет, я не стала другим человеком. Просто сменила обстановку. Но и в моей жизни уже были ошибки, которые мне совершенно не хотелось повторять. Напевая песню, которая на всю катушку гремела в ушах, беспечно шагала вперед, даже не заметив, что до университета остались считанные метры. Взглянула на часы в телефоне, и поняла что до начала занятий еще уйма времени. Перебежала дорогу, чтобы заскочить за кофе. Как только у нас были перерывы в занятиях, иди просто свободное время, мы с Клер, моей новой подругой-сокурсницей, зависали, здесь болтая и съедая по парочке пирожных. Оглянувшись по сторонам, и не заметив никого знакомого, отварила двери и вошла в кафе. Симпатичный бармен, как обычно мило улыбнулся и тут же устремил свой взгляд только на меня. - Доброе утро! – Опираюсь на барную стойку, разглядывая сладости в витрине.

- Доброе утро, Ева! – Этот парень всегда, как-то по особенному произносит мое имя. Игриво улыбаюсь, смотря на него не отрываясь. На лице легкий румянец. Отводит взгляд и немного смущается моего напора. Усмехаюсь, присаживаясь на стул.

- Сделаешь мне два кофе. Один черный без сахара. Второй со сливками? – Поглядываю в окно, в надежде заметить Клер, которая по утрам обычно появляется здесь раньше меня.

- С собой? – Парень все-таки осмеливается и поднимает голову.

- Ага. – Отвечаю беззаботно, барабаня пальцами по мраморной стойке. Наблюдаю, как он ловкими движениями наливает два стаканчика кофе, добавляя в один из них густые сливки и сахар. Ставит их на положку и протягивая мне, снова улыбается. Расплачиваюсь, и, не дожидаясь сдачи, выхожу из кафе. Двор университета уже заполнен людьми. Чем ближе начало занятий, тем больше народу. Перебегаю через дорогу, на ходу пытаясь одной рукой скрутить наушники от плеера, и засунуть их в сумочку. Роняю телефон, с замиранием сердца смотря, как он ударяется об асфальт. Поднимаю его, не обнаруживая никаких серьезных увечий. Усмехаюсь своей неловкости и захожу во двор университета. Наверно с самого первого дня я ощущала себя здесь вполне комфортно. Словно это не первый курс обучения, а уже наверно последний. Быстрыми шагами прошлась по узкой тропинке до столиков отдыха на лужайке, где мы обычно проводили время перед началом занятий или в перерывах. Клер сидела с каким-то парнем, подперев голову рукой. Внешний вид ее оставлял желать лучшего. Она была неплохой девушкой, но через чур ветреной и взбалмошной. Ее не страшило совершенно ничего. Бросалась словно в омут в любые авантюры, никогда даже не задумываясь о том, какие последствия из этого могут быть. Немного я даже завидовала ее смелости и безбашенству. Легкомысленности, которая позволяла ей получать кайф от жизни на полную катушку. Но вместе с тем она была очень открытым и добрым человеком. Со всей параллели нашего курса, за столь короткий период я почему-то смогла сблизиться только с ней. В Париже у меня была уйма друзей. А здесь мне хотелось сузить круг знакомств, чтобы сильно не выделяться.

- Привет! – Присаживаюсь напротив, ставя на стол наше кофе. – Вижу, вчерашний вечер удался на славу? – Ехидно посмеиваюсь. Парень, который сидел рядом с Клер безмолвно поднимается на ноги и покидает наше общество.

- Еваааа! – Она жалобно протягивает мое имя и усердно начинает тереть подушечками пальцев свои виски. – Я так напилась. Пришла под утро. Если бы не контрольная у мистера Хопкинса ни за что не явилась бы в этот гребанный университет.

- Ты думаешь, что в таком состоянии тебе будут подвластны цифры? – Смеюсь в голос, вытаскивая свой стакан с кофе. Делаю глоток. Прошлой ночью я сама спала не очень хорошо. Никак не могу привыкнуть к дикой разнице во времени.

- Стоит свалить? – Клер устало наклоняет голову, смотря на меня затуманенными глазами. – Скажешь, что я заболела? – За несколько месяцев учебы такие просьбы с ее стороны были периодическими.

- Может, стоит взяться за голову и начать, наконец, учиться? – К учебе я всегда относилась с особой важностью. Это качество мне привил дедушка.

- Какая ты зануда, Ева. – Клер достает свой стаканчик с кофе, и бесцеремонно открывая крышку, кидает ее прямо на землю. – Можно совмещать приятное с полезным. Вот скажи мне, – она жадно делает несколько глотков горячего напитка, от чего немного морщиться, – чем ты занимаешься по вечерам? Неужели учишь эту чушь? – Небрежно толкает пальцем учебник по математике. – Это же так скучно. Майами – это самое лучшее место для развлечений. А ты совсем не хочешь окунуться в эту атмосферу.

- Неправда. Я же ходила с тобой на вечеринки. – Пожимаю плечами. Конечно, я никогда не была пай девочкой помешанной только на учебе. Живя в Париже, мы с друзьями всегда отрывались на полную катушку и очень часто выходили за рамки дозволенного.

- Это все не то! – Она повышает голос, от чего девчонки, проходившие мимо нас, криво усмехнулись. Клер Харрис уже знал весь университет. – Ты была со мной на паре паршивых университетских тусовок. А я говорю о ночной жизни Майами. О клубах, где развлечения совсем другие. Брось, Ева, – Глаза Клер немного расширяются. Она быстрым и ловким движение завязывает в хвост растрепанные волосы и парой больших глотков допивает свой кофе, – я же вижу, какая ты на самом деле. В тебе горит огонь, который проситься на волю. Все это не значит, что ты должна делать глупости. Можно просто дать себе немного больше свободы.

- Может быть ты права. – Начинаю задумываться над ее словами. – Я еще плохо знаю город. Людей. Возможно, это меня останавливает.

- Тогда, – Клер широко улыбается с дерзким блеском в глазах, – в следующий раз ты идешь вместе со мной, куда бы я тебя не позвала. Договорились? – Своим напором она не оставляет мне никакого выбора. Согласно качаю головой, улыбаясь ей ответ. – Смотри, – Клер кивает головой в сторону, и делает серьезное выражение лица, – Дин Броди глаз с тебя не сводит.

- Клер, мы же говорили на эту тему. Он мне не интересен. – Дин Броди. Старшекурсник. Самый популярный парень в университете. Типичный герой молодежных комедий и дешевых романчиков. Конечно на вид он был достаточно не плох, но не вызывал совершенно никаких чувств.

- Брось. Посмотри на него! Накаченный. Хорош собой. Имеет явный интерес к твоей персоне. Да, все девки этого университета мечтаю о том, чтобы он хотя бы раз сказал им «привет». – Клер пытается доказать крутость парня, который ничего из себя не представляет по сути. Кроме бешеной сопливой популярности.

- Я не «все», Клер! – Уверенно. Громко. Никогда ненавидела, когда меня с кем-то сравнивали. – У него интерес ко мне только из-за того, что я приехала из другой страны. Знаешь, такие парни, как охотники. Ждут редкий экземпляр, чтобы заполучить его в свою коллекцию. Но я тут подумала, – хихикаю, прикрывая рот ладонью, – может, стоит дать ему шанс, только лишь для того, чтобы поставить этого парня на место.

- Да ты коварная девушка мисс Виларес! – Клер поднимается на ноги и смотрит на часы. – Пошли. Два часа мучений и потом полная свобода. Предлагаю сходить вместе пообедать. Мне нужно отвлечься, – поднимаюсь на ноги, закидывая сумку на плечо. Забирая в руку пустой стаканчик от кофе, чтобы выкинуть его в урну на входе, – а то снова пущусь во все тяжкие. – Клер начинает хохотать сильнее, и берет меня под руку. Проходим по лужайке вперед, и я ощущаю на себе взгляд того самого Дина Броди, о котором мы с Клер говорили несколько минут назад. Смотрю на парня в упор. Его наглые глаза рассматривают меня снизу вверх. Взгляд останавливается в районе груди и я неосознанно ухмыляюсь, понимая, что парням в девушках, действительно интересно только одно. Такие, как Дин парень на один раз. На одну ночь. И явно не для меня.

- Эй, красотки! – Его немного грубоватый голос слышен позади, когда мы с Клер проходим мимо него и его друзей. – Не хотите составить нам компанию и поехать на пляж? – Самоуверенный болван. Но такие парни раньше всегда меня привлекали. Что же изменилось сейчас? Может, смотря на Рене и Мию, мне тоже хотелось встретить мужчину старше меня. Опытного. Уверенного в себе. Знающего собственные желания. Твердо стоящего на ногах. А если говорить откровенно на данном этапе моей жизни вообще не хотелось никаких отношений.

- Дин! – Дергаю Клер за руку, вынуждая ее остановиться и замереть. – Сегодня нам не интересно твое предложение. Попробуй в другой раз, может, повезет.- Загадочно подмигиваю парню, давая ему надежду на что-то большее. Это маленькая шаловливая игра, которая может принести немного удовольствия и веселья.

- Я не упущу такой возможности, Ева, будь уверена. – Этот парень принял мой вызов. Клер усмехнулась, невольно покачав головой. – И если вы спешите на контрольную к мистеру Хопкинсу, можете притормозить. Он загремел в больницу, и все занятия у него отменили. – Смотрю на парня, и понимаю, что сейчас он не врет.

- Неужели?! – Клер довольно вздыхает. – Этот старый козел видимо получил сполна за издевательства над нами. – Стивен Хопкинс был достаточно требователен и строг. Но наверно таким и должен быть настоящий ректор. Половина студентов не выносила двухчасовые лекции с ним. А я… Мне было комфортно, наверно потому, что его предмет был очень интересным.

- Не говорит так, Клер. Он отличный учитель. – Клер закатывает глаза, и, не говоря больше ни слова, силой разворачивает меня в сторону выхода из двора университета.

- Ты на машине? – Нарушает тишину, когда мы выходим к обочине дороги.

- Нет, ты же знаешь, что я не люблю появляться на ней здесь. – Отвечаю спокойно. Я уже не раз объясняла Клер, что не хочу выделяться и выглядеть в глазах других студентов богатенькой девочкой, разъезжающей на дорогой спортивной машине. Пусть и не своей.

- Тогда идем на автобус. – Подруга недовольно хмуриться. Клер несколько раз пыталась убедить, чтобы я перестала бояться и делала то, что хочется. Сама не понимала, что сдерживает меня. Воспитание. Новый взгляд на окружающий мир. Переосмысление некоторых ценностей. Все было в совокупности.

Всю дорогу Клер болтала без умолку, рассказывая об очередных своих приключениях. Подбивая меня отправиться с ней и оторваться на полную катушку. Доехав до центральной части города, мы выбрали кафе и устроились за столиком на открытом воздухе. Погода была замечательная. Не очень жаркое солнце. Повышенная влажность, от которой я, как ни странно дышала полной грудью. В отличие от запыленной Европы, здесь было намного чище. Свободнее. Я ощущала себя другим человеком. Но это, скорее всего от того, что здесь я была хозяйкой собственной жизни и всего своего свободного времени. Мы с Клер просили в кафе больше часа. Есть совсем не хотелось. Все это время ковыряла вилкой по тарелке, продолжая слушать щебет Клер, которая не замолкала ни на секунду. Казалось, ее внутренняя батарейка никогда не разряжалась. Хотелось побыть в одиночестве. Немного расслабиться и просто прогуляться, наслаждаясь погодой и любимой музыкой в плеере. Распрощавшись с Клер практически возле кафе, именно так я и сделала. Отправилась на пешеходную прогулку немного проветрить голову, и расставить все мысли на свои места. Жизнь в этом городе менялась за секунду. Один день она была размеренной и спокойной. В другой сумасшедшей и непредсказуемой. Но мне она нравилась. Этой новый виток в моей жизни, и я буду всецело следовать туда, куда судьба меня поведет. Не замечая ничего и никого вокруг, я просто медленно брела по оживленным улочкам города, слушая любимые песни. Думая обо всем на свете, углубляясь в разные мелочи. Мечтала о чем-то. Порой одиночество самое лучшее общество. В такие моменты ты прислушиваешься к внутреннему голосу, который помогает тебе сделать правильный выбор. Принять то, или иное решение. Выразить свои мысли в чувствах, не скрывая их. Быть самой собой, несмотря ни на что. Мне нравилось это ощущение. И с каждым днем оно становилось все ярче и острее. Замерла на месте, даже не понимая, где я сейчас нахожусь. Мысли и мечты были где-то за пределами этой реальности. Оглянулась по сторонам, понимая, что я не далеко от клуба Рене, где сейчас его заменяет Винс. Милый, добрый парень. За столь короткий срок он смог стать для меня настоящим другом, которому можно слепо доверить все свои проблемы и быть уверенной в том, что он поможет их решить. Выключила музыку в плеере и целенаправленно отправилась в сторону клуба. В любое время суток Винс был там. По рассказам Рене, у Винса имелась собственная комната в клубе, в которой он практически жил. И если уж я оказалась рядом, то не упущу возможности поболтать с ним, и поделиться новостями. Несколько кварталов, и я оказываюсь возле большого стеклянного здания с кричащей вывеской. Я никогда не бывала здесь вечером, и не видела что происходит. Но до конца не могла поверить, что мой дядя некогда боготворил это заведение. Дернула большую стеклянную дверь, и вошла внутрь. Тишина в фойе. Неудивительно на улице полдень, и это явно не время для активности. Я уже несколько раз была здесь, поэтому знала, где находится бывший кабинет Рене, в котором сейчас располагался Винс. Всего несколько шагов по затемненному коридору, и я замечаю, что дверь в кабинет открыта настежь. Громкий голос Винса, который явно говорит по телефону, потому что я не слышу его собеседника. Замираю в проеме дверей, наблюдая за Винсом. Он чем-то не доволен. После того, как Рене окунулся с друзьями в новый проект и посвятил себя семье и своим девочкам, Винс взял полное руководство клубом в свои руки. И это видно совсем не легкая работа. Оттолкнувшись от двери, прошла внутрь. Знала, что я не помешаю его разговору. Винс, услышав шаги, повернул голову, и бегло улыбнулся, кивнув, чтобы я садилась в его кресло. Спустила сумку с плеча и кинула ее на стол. Устроилась в кресле поудобнее, дожидаясь, когда Винс закончит свой импульсивный разговор. Спустя несколько минут он вешает трубку и материться себе под нос. Затем кидает мобильник на стол, и смотрит на меня исподлобья. Взгляд смягчается за долю секунды. Прошагивается по комнате в немом молчании, а потом садиться напротив меня.

- Проблемы? – Задаю очевидный вопрос. Винс немного теряется, а потом взъерошивает волосы рукой.

- Не обращай внимание. – Горько усмехается. Выглядит уставшим и не выспавшимся. – Обычные рабочие моменты. Нелегко, оказывается, быть боссом. Ты пришла в гости или что-то случилось? – Настороженно и немного взволнованно.

- Шла мимо, и решила навестить друга. – Откидываю голову на мягкую спинку кресла и расслабляюсь. – У нас отменили занятия, и мы с подругой посидели в кафе. Потом я решила прогуляться и вот я здесь. У меня все хорошо, Винс. А как твои дела?

- Сумасшедший дом. Не успело утро начаться, как у меня появилась куча проблем. Еще и Тей, – он замолкает и отворачивает голову, – улетела в командировку с новой работы. Со своим боссом, и не отвечает на мои звонки. – Обиженно. От чего изнутри вырывается смешок, который сдержать при себе не находиться сил.

- Боже, ты такой милый, когда ревнуешь. – Начинаю хохотать, и Винс обиженно сдвигает брови, смотря на меня с укором. – Тей любит тебя. Не сомневайся в этом.

- Знаю. Но иногда меня это чертовски злит. А она, – замечаю, как его тонкие длинные пальцы сжимаются в кулак, – нарочно меня изводит.

- Мы девушки все такие. Не обращай внимания, и держи себя в руках. – Продолжаю смеяться, когда Винс громко фыркает и подхватывается на ноги. Начинает маячить по кабинету. – Боже, да расслабься ты. Хочешь, я ей позвоню? – Сквозь смех. Винс отрицательно качает головой, а потом подходит к барной стойке и наливает себе полный стакан воды. Выпивает его залпом.

- Как дела у семейства Виларес? – Винс пытается сменить тему.

- Нянчатся всей семьей. Рене очень изменился за это время. – Говорю истину, которая и для меня стала неожиданной. – Ему повезло с Мией. Я рада за них обоих. Вроде они с Дэймом сегодня летят в Нью-Йорк на открытие своего нового кабаре. Жизнь кипит, Винс. Как только Тей вернется, нужно встретиться всем вместе.

- Обязательно. – Он согласно кивает в подтверждение моим словам и немного утихомиривается. – Ева, а почему ты не осталась жить в доме Рене и Мии?

- Винс я люблю их, но мне не хотелось, вырвавшись из одной клетки, попасть в другую. Наверно пришло время, когда пора начинать самостоятельную жизнь. – Я знала, что он поймет мои намерения, поэтому говорила честно и открыто.

- Ты права, Ева.

- Винс? Ты здесь? – Отдаленный голос, который доноситься из коридора. В дверях появляется рыжеволосая девушка с какой-то папкой в руках. – Срочно нужно принять решение по одному вопросу. – Она окидывает взглядом кабинет, и останавливается, когда наши глаза встречаются. Впервые ее вижу.

- Извини, я отлучусь на пару минут. – Виновато. Не спеша выходит из комнаты, оставляя меня одну.

Потягиваюсь в кресле. Бессонная ночь дает знать о себе. Немного приподнимаюсь, рассматривая вещи, которые лежат на его столе. Какие-то документы. Договора. Фотография Тей. Часы. Мобильный телефон. Взгляд замирает на красной бархатной папке, перевязанной золотой широкой тесьмой. Несмело протягиваю руку, трогая пальцами мягкую ткань. Почему-то сердце начинает выскакивать, как бешеное. Нельзя трогать чужие вещи, но любопытство берет верх. Беру папку, и кладу ее на свои колени. Развязываю ленту и распахиваю ее. Два приглашения на дорогую закрытую вечеринку, в одном из самых роскошных клубов Майами. В голове тут же проскальзывает безумная мысль, которую я всеми силами пытаюсь заглушить. Нет, Ева, положи их не место! Внутренний голос, который всегда был разумным, сейчас сносит мне крышу. Это шанс. Тот самый, когда можно сделать глупость, не задумываясь о последствиях. К черту все. Я хочу провести этот безумный вечер, и посетить эту вечеринку. Клер права, пора дать волю своим чувствам и желаниям. Нервозно хватаю свою сумочку, лежащую на столе, и расстегиваю ее. Кладу оба приглашения, чувствуя себя воровкой. Плевать. Если Винс хватится, сделаю вид, что ничего не знаю. Но какое-то острое неприятное ощущение заскребло на душе. Руки задрожали. Наверно я впервые в жизни взяла без спроса то, что мне не принадлежит. Но, черт побери, адреналин в крови зашкаливал. Кровь кипела в жилах. Мне хотелось дышать чаще этим концентрированным кислородом, который разливался по каждой клетке моего тела. Фантазия вырисовывала картинки того, что может быть вечером. И это окрыляло. Делало меня свободной и раскованной. Настоящей Евой Виларес, которую я забыла в Париже. Может не стоит прятаться и пытаться измениться. Оставаться самой собой и послать весь мир к чертовой матери. Поднялась на ноги и выскочила из кабинета Винса, не дожидаясь его возвращения. Набрала смс сообщение с извинением, и вышла из клуба. Мне казалось, я не смогу солгать, глядя ему в глаза. Так лучше. Прислонилась спиной к прохладной стеклянной стене и вытащила из сумочки два приглашения, которые я, можно сказать, украла у своего друга. В них не было конкретных имен. Не было практически ничего кроме названия клуба и времени, когда она начнется. Я понятия не имела, кто на ней будет присутствовать, но я хотела быть там. Словно меня что-то притягивало туда. Невидимая сила, которая расправляла крылья за спиной. Дарила чувство эйфории и некого восхищения. Впервые в жизни мне хотелось сделать что-то очень безумное, и даже пожалеть об этом. Клер именно это и пыталась донести до меня все это время. Вот именно она и пойдет со мной этим вечером искать приключения. Достала телефон и быстро набрала ее номер. Несколько гудков и полусонный голос ответил мне в трубку.

- Ева!? – Клер будто до конца не понимает, что звоню именно я.

- А ты ждала кого-то другого? Уж, извини, это я! – Усмехаюсь, делая пару шагов вперед. К автобусной остановке. Хотелось поскорее оказаться дома.

- Что-то случилось? – Она зевает в трубку, и я слышу непонятный стук.

- И, да и нет! – Смеюсь, не зная с чего начать все ей рассказывать. – У меня есть небольшое предложение на вечер.

- Прости, что? – Удивленно. – Я не ослышалась?

- Нет, Клер, ты не ослышалась. У меня есть два приглашения на одну вечеринку, и я хочу, чтобы ты пошла вместе со мной. – Быстро проговариваю, хватая пересохшими губами горячий воздух.

- Приглашения? Вечеринка? Ничего не понимаю! Давай подробнее. – На сей раз усмехается она.

- Есть один клуб. Сегодня вечером там будет проходить частная вечеринка. – Сердце выскакивает из груди. Все больше и больше водоворот событий закручивает меня, не оставляя шанса на разумные мысли. – И я хочу быть на ней. – Заскакиваю в подъехавший автобус и облегченно вздыхаю. Будто я сбегала с места преступления, и мне удалось это сделать.

- И как называется этот таинственный клуб? – Клер задает вопрос, от которого я немного теряюсь. Несколько раз, рассматривая приглашения, я так и не запомнила его названия. Снова лезу в сумочку и достаю одно из них. Быстро читаю.

- «Огни Ночного Города» – Проговариваю не спеша. И тут же замолкаю. Клер тоже молчит, и я совершенно не понимаю ее реакции.

- Ничего себе!!! – спустя пару секунд выдает она, громким, шокированным голосом. – Позволь узнать, как тебе удалось их достать? Ты знаешь Ева, что это самый дорогой и пафосный клуб в городе. Там собирается вся элита. Черт, вот это ты удивила меня!

- Так ты пойдешь со мной? – Настороженно спрашиваю, сглатывая несколько раз.

- Еще бы. Говори во сколько. – Клер воодушевленная моим предложением желает немедленно получить ответ.

- В девять. И давай встретимся там. – Нервы были на пределе. Я в чужом городе. Собираюсь в клуб, где совершенно никого не знаю. Кладу трубку, убирая колотящимися руками телефон обратно в сумочку. Боже мой, я просто сошла с ума. Никто не должен знать об это. Никто. Надеюсь, Винс не сразу хватится, что этих приглашений больше нет у него. Не подумает на меня. Не расскажет Рене. Но даже думая об этом, понимала, что мне все равно. Живем один раз.

Минут двадцать спустя, я нежилась под теплыми струями душа. Не думала о том, что сделала. Просто блаженствовала и наслаждалась. Это всего лишь вечеринка. Возможно, она единственная, на что у меня хватило смелости. И этот вечер не принесет ничего особенного. Мы выпьем пару бокалов шампанского. Поймем, что там ничего делать, и вместе с Клер покинем это заведение. Или просто хорошо развлечемся, оставив приятные рискованные воспоминания. Но для начала нужно немного отдохнуть. Не мешало бы поспать. Что-нибудь съесть. Привести себя в порядок. По реакции Клер было понятно, что заведение не обычное и чтобы попасть туда, нужно выглядеть шикарно. Выйдя из душа, включила телевизор, и удобнее устроилась на диване. Позвонила деду, рассказав ему последние новости. Позже пролистала пару каналов, и не найдя ничего интересного, откинулась на диване, и провалилась в долгожданный сон, который вернет меня к жизни.

Без пятнадцати девять. Нервно тереблю в руках клатч, висящий на тонкой цепочке через плечо. Оглядываюсь по сторонам. Нервничаю. Казалось, все, кто проходит мимо разглядывают только меня. Черт. Да, где же Клер. Еще пара минут, и возле меня останавливается такси. Из него выходит моя подруга в длинном красном платье. Надето оно было явно с целью привлечь к себе внимание, чего я решила не делать. Выбрала обычное шелковое черное, короткое платье с небольшим вырезом по бедру. Широкий кружевной пояс, который завязывается на спине. Черные туфли на шпильке. И неизменная часть моего образа, который я чертовски любила – губы, накрашенные красной помадой. Клер поправляет волосы, и мы тут же направляемся к входу. Достаю пригласительные, вспотевшими от волнения руками, и протягиваю девушке на входе. Она внимательно их рассматривает, а потом кидает взгляд сначала на Клер, а затем на меня. Протягивает мне их обратно, шире открывая двери.

- Добро пожаловать в «Огни Ночного Города»! Надеюсь вам понравиться сегодняшний вечер! – Понимаю, что нужно сделать шаг вперед, но я не могу двинуться с места. Губы дрожат. Сердце разгоняется от нуля до ста, выплескивая в кровь бесконтрольные дозы адреналина. Холодный пот выступает на коже. Самое лучшее решение, развернуться и уйти. Включить здравый смысл, и понять, что вечеринка хреново безумие. Но я не успеваю опомниться, как Клер подхватывает меня под локоть и медленно заводит внутрь. В большой просторный холл, выполненный в античном стиле. В светло-бежевых тонах, обрамленных серебром. С нотками современности, что придает атмосфере особенный шарм. Милые девушки официантки разносят напитки, подходя к каждому присутствующему лично. Нас с Клер тоже не обходят стороной. Беру бокал с шампанским и выпиваю его практически залпом, чтобы немного притупить ужасный страх и напряжение. Клер бесцеремонно шагает вперед, и ведет себя так, будто посещает подобные заведения каждый день. Разворачивается ко мне лицом, и кивает, чтобы я шла следом за ней. Прекрати, Ева! Ты сама хотела этого, так наслаждайся. Ставлю пустой бокал от шампанского на столик возле стены и смело шагаю в сторону большого зала, из которого доносится легкая музыка. Девушек здесь не так много. В основном мужчины. По их внешнему виду и поведению, сразу становиться понятно из какого они слоя общества. Бизнесмены. Политики. Мне кажется даже люди из криминального мира. Приглушенный свет в зале создает таинственную обстановку. Немного угнетающую. На сцене танцуют полуголые девицы, но на них почти никто не обращает внимание. Не замечаю, как Клер исчезает из вида, оставив меня совершенно одну. Медленно шагаю вокруг зала, присматриваясь к каждой мелочи. Всматриваясь в лица людей. Мужчин, которые с неподдельным интересом смотрят в ответ. Ощущаю себя добычей, за которой наблюдают десятки охотников. Неприятное ощущение скрутило что-то внутри. Захотелось спрятаться или немедленно убраться отсюда. Но я продолжала идти. Чувствуя немыслимое притяжение. Тягу. Необъяснимую зависимость, которая делала меня частью этого вечера. Схватила у мимо проходившего официанта еще один бокал с шампанским. До дна. Запрокинула голову назад и алчно глотнула воздуха, словно мне кто-то перекрывал весь кислород. Вцепилась пальцами в прохладное стекло бокала, едва не раздавив его в руке. Черт. Не понимала, что со мной происходит. Казалось, есть кто-то в этом зале, ради кого я вообще кинулась в этот омут. Он пристально рассматривал. Прожигал взглядом. Следил за мной. Шаг за шагом. Заманивая в ловушку. Привязывая к себе. Жуткое ощущение бросало то в жар, то в холод. Мелкие мурашки пробежали по коже, еще больше заводя меня. Ужас перемешивался с каким-то необъяснимым возбуждением. Сделала шаг, и прислонилась спиной к стене. Бегло пробежалась глазами по залу, пытаясь понять, откуда исходит это невидимое притяжение. Но ничего не было. Не один мужик с которым я встречалась глазами, не вызывал совершенно никаких эмоций. Но вместе с тем воздух продолжал раскаляться. Легкие стали тяжелыми, и я практически не дышала. Словно кто-то накинул мне на шею петлю и медленно ее затягивал. Наслаждаясь мукой, которое сейчас испытывает мое тело. Даря примесь наслаждения от чего ноги стали подкашиваться. Все вокруг вибрировало. Набравшись сил и смелости, оттолкнулась от стены и едва не упав, сделала пару шагов. Голова кружилась. Несмотря на то, что всего лишь минуту назад я выпила бокал шампанского, во рту было неимоверно сухо. Ухватилась рукой за спинку рядом стоящего стула и прикрыла глаза, пытаясь прийти в себя. Черт. Как будто под гипнозом. Под дозой самого сильного наркотика в мире, от которого едет крыша, и срываются нервы. Мне нужно уйти. Выйти на воздух. Еще немного и я просто упаду в обморок посреди зала, чем привлеку к себе еще большее внимание.

- Ева, с тобой все хорошо? – Рука Клер сжимает мое плечо. Дергаюсь испуганно, освобождаясь от ее руки. Разворачиваюсь к ней лицом, и Клер широко распахивает глаза, испуганно смотря на меня.

- Я хочу уйти. Прости Клер, ты можешь оставаться и продолжать веселиться. Мне нужно на воздух. Голова кружиться. – Махнула рукой, стараясь выглядеть более уверенно и живо.

- Проводить?! – Вопрос в спину.

- Я поймаю такси. – Даже не поворачиваясь отвечаю подруге, стараясь как можно быстрее выйти из зала и больше не испытывать этого изнуряющего ощущения. Словно я попала в черную дыру, которая безжалостно меня засасывала в самую дремучую бездну. Воздух был пропитан темнотой и похотью. Странное, ужасное чувство, которое приводило меня в неимоверно возбужденное состояние. Из последних сил толкнула двери и не успела сделать шаг, как меня схватили крепкие руки и со всей силы прижали к стене. Яростно. Не давая ни малейшей возможности пошевелиться. Сердце загрохотало в груди, а ноги окончательно подкосились. Все та же крепкая рука обвила мою талию и прижала к себе. Мужчина. Я не видела его лица. Зато чувствовала каждой клеткой тела. Высокий. Накаченный. В дорогом костюме, о чем говорили его платиновые запонки на манжетах белоснежной рубашки. Горячее жадное дыхание мне в затылок. Пара секунд и рука отпускает мою талию, и отодвигает волосы в сторону. Горячие пухлые губы ненасытно целуют шею, облизывая кожу языком. И мне бы нужно было закричать, или попытаться оттолкнуть этого хама от себя, но я наслаждаюсь каждым прикосновением, бесстыдно откидывая голову на широкое, твердое плечо. Облизываю губы, и делаю вдох. Ощущая на языке пряный привкус древесины и дорогих сигар. Мяты и виски. Запах настоящего, сильного мужчины. Приятное тепло расползается где-то внутри. Упираюсь руками в стену и все же толкаю его своей спиной, вынуждая мужчину поступиться назад. Разворачиваюсь. Шатает. Прогибаясь, прислоняюсь задницей к холодному мрамору. Поднимаю голову, и меня словно прошибает током. Голодные карие глаза. С адски-черными зрачками пленяют мгновенно. Идеально ровные черты лица и легкая небритость. Не успеваю, как следует рассмотреть мужчину, который очевидно старше меня, как он хватает огромной рукой за мою шею, и прижимает голову к стене. Утыкается носом в щеку, часто и ненасытно дыша. Боже мой, Ева, во что ты вляпалась? Кто он? Беги скорее отсюда!

- Скажи свое имя! – Три слова. Двенадцать букв. Но от этой фразы, произнесенной его немного низким, хрипловатым голосом внутри что-то взрывается. Возбуждение проноситься по крови, к низу живота. Взбудораживая весь мой организм, который и без того сейчас на пределе.

- Отпусти! – Тихо. Бессвязно. Пытаясь оттолкнуть мужчину, и избавиться от такой тесной и жаркой близости.

- Я хочу, чтобы этой ночью ты была со мной! – Он не просит. Он требует. Грозно. Ожидая подчинения и немедленной капитуляции.

-Иди к черту. Ты меня с кем-то попутал. Я не девочка на ночь. – Говорю более четче, все же отталкивая мужчину от себя. Внутри все кипит. Сердце, кажется, кто-то сжимает стальными тисками. Ощущаю, как напрягаются и наливаются его мышцы, растягивая шелковую ткань пиджака. Наглая ухмылка на лице, которая придает этому мужику еще больше сексуальности и порочности. Он словно дьявол во плоти. Отталкиваюсь от стены и делаю несколько шагов вперед. Черт! Да он просто видимо, пьян, и решил что я девочка легкого поведения.

- Милая, ты от меня не сбежишь! – Он грозно и уверенно выкрикивает мне в спину, от чего я дергаюсь и замираю на месте. – Запомни, я всегда получаю то, чего хочу! – По коже пробегает холодок. Страх перемешивается с необъяснимым желанием остаться сейчас здесь. Рядом с ним. Позволить ему все. Один раз. К черту приличное поведение. Но я отдергиваю себя и делаю пару шагов. Поднимаю руку и показываю этому наглому напыщенному мужику средний палец, в ответ, слыша лишь громкий самоуверенный смешок. Быстрыми шагами выбегаю из клуба. Скидываю туфли и ступаю босиком по жесткому асфальту. Быстрее и быстрее. Подальше. Пытаясь успокоиться и отпустить ощущения, которые я испытывала минуту назад. Такого больше никогда не повториться. Но что-то внутри подсказывало, что это только начало. Старт чего-то такого, что определенно перевернет мою жизнь.

Ник.

Самое главное – дать себе свободу и быть тем, кто ты есть на самом деле. Всегда защищать свое право быть самим собой. И насрать, что будут говорить люди за твоей спиной. Шептаться и смотреть искоса. Так всегда было и будет. Ты никогда не должен молчать, если тебе есть, что сказать. Смотря прямо в глаза. Ничего не стесняясь. Ведь ты твердо уверен, что прав, даже если это порой вовсе не так. Ты должен чувствовать, то что чувствуешь. В любом месте и в любое время. Рисковать, не задумываясь ни о чем. Жизнь одна, и мы должна высасывать из нее все по максимуму. Лететь. Гореть. Падать. И подниматься. Этот круговорот может не раз повториться, но ты должен всегда находить в себе силы начинать все с начала. Иначе все бессмысленно. Мне приходилось не раз начинать жизнь с чистого листа, навсегда стирая до кровавых ран отпечатки прошлой жизни. Вырывать с корнем людей из своего сердца, наверно именно поэтому оно в один прекрасный момент просто умерло. Стало черствым и холодным. Это не мой выбор. Это выбор моей судьбы. Она опытная тварь и стерва. Ей безумно нравятся сволочи и подлецы. Не бойтесь посмотреть в ее наглые озлобленные глаза. Принимать все, что она дарит. Научись громко смеяться, когда охота выть и плакать. Покорись обстоятельствам несмотря ни на что. Смотрите в лицо страху и своей боли, никогда не отводя глаза. Всегда держите спину ровно, даже если в нее воткнули тысячи ножей. Научитесь ценить жизнь, такой, какая она есть, иначе вы погибнете. Не бойтесь говорить то, что думаете. Хотя сказать честно, порой очень тяжело открыто говорить о своих чувствах и выражать их. Но я научился. Ведь люди они такие. Способны адаптироваться под любые обстоятельства, и выживать в них. Я научился тонко ощущать внутренний мир человека. Перестал доверять людям. Абсолютно. В моей жизни было слишком много просчетов, чтобы продолжать слепо распахивать свою душу первому встречному. Я похоронил в себе все святое и доброе. Навсегда. И знаете, что я вам скажу? Стало жить намного проще. Легче что ли. Когда ты делаешь только то, что хочешь. Ты один. Совершенно не волнуясь о людях, которые, так или иначе, окружают тебя. Функция понимания и добродетели отключена. Голые, животные инстинкты, которые не просто помогают тебе выживать в этом мире. Они делает тебя всемогущим. Человеком, которого уважают и бояться. Особенно женщины. Но каждый раз, иронично удивляясь, понимаю, что именно эти качества еще сильнее притягивают их ко мне. Словно магнитом. Я люблю женщин. Божественных. Уверенных и сильных. Четко осознающих чего они желают в жизни. В высокой самооценкой и расставленными приоритетами. Способных противостоять мне. Играть на равных. Отдавать все без остатка. Без всяких правил и обязательств. Я люблю секс. Разный. В любом месте. Женщины для меня не трофеи. Не галочка в блокноте, как очередное достижение. Не смысл жизни. И даже не развлечение. Женщина отдельная ниша в моей жизни, которая занимает особое место. Запах дорогих духов. Шикарные наряды. Драгоценности. Пронзительный наглый взгляд. Полное подчинение. И пусть они все почти одинаковые. Одна повторяет другую. Они мне необходимы. Они не воздух, и не глоток жизни, потому что я давно уже мертв. Они просто добыча, которая хочет, чтобы за ней охотились. Некая игра, в которую неосознанно играет каждый мужчина, каким бы он не был. Случайностей никогда не бывает. Все вокруг происходит по заранее написанному сценарию. Весь пережитый опыт крайне необходим для нас. Нет ничего неправильно. Нужно твердо осознать, что это только твоя жизнь, и ты волен делать с ней все, что захочешь. Каждая ошибка, лишь зарубка где-то внутри. Не как воспоминание. Скорее, как напоминание того, чего больше делать не стоит. Умные, извлекут урок, и больше никогда не позволят себе повторить подобную глупость. Слабовольные наступят на те же грабли, да еще и не раз потанцуют по ним. Все зависит от характера. От собственного «я», которое нужно закалять и совершенствовать. Только ради себя и никого другого. В вашей жизни не будет не единого человека, который бы смог понять и проникнуться. Каждый борется сам за себя. Усвой это истину, и тебе откроются все грани этой несказанно яркой жизни.

- Ник!- Девушка закидывает свою стройную ножку на мою, задирая длинное платье почти до самого основания бедра. Демонстрируя красивое ажурное кружево черных сексуальных чулок. – Ты почти не обращаешь на меня никакого внимания! – Недовольно фыркает, чем заставляет меня вальяжно повернуть голову и посмотреть в ее выразительно накрашенные светло-карие глаза. А я на миг теряюсь, понимая, что совершенно не помню даже ее имени. На подобные мероприятия и вечеринки обычно брал в сопровождение какую-нибудь модель, способную не только составить компанию, но и пойти в конце вечера на нечто большее, получив за подобную услугу немаленький бонус. Скучно. Меня всегда поглощали подобные сборища. Но чтобы твердо встать на наги в этом городе, и заполучить свое влиятельное место, я должен был на них присутствовать. Знакомиться с нужными людьми. Тонко и мастерски получать доверие и поддержку, не обещая ничего взамен. Среди всех этих влиятельных политиков, бизнесменов были и потенциальные игроки для моего казино. Способные потратить приличные суммы ради азарта и удовольствия. Мое казино было самым большим и шумным в городе. С различными видами игр и развлечений. Мое имя уже знали многие, оставалось сделать так, чтобы его знали все.

- Пойду, прогуляюсь. – Ничего не отвечая на ее возмущение. Поднимаюсь на ноги, застегивая пиджак. Очередной стакан с виски допит, поэтому стоило бы обзавестись новым. Выхожу из зоны отдыха в самую толпу гостей вечеринки. По дороги до бара лично здороваюсь с некоторыми значимыми личностями. Обмениваюсь стандартными любезностями, стараясь выглядеть открытым и общительным. Невольно оглядываюсь по сторонам, изучая досконально почти каждого человека в этом зале. Оцениваю. Задумываюсь о некоторых вещах. Добираюсь до бара и прошу бармена налить мне стакан с двойным виски. Безо льда. Внутри полная опустошенность. Хотелось быть где-то в другом месте. Не здесь. Все одно и то же. Изо дня в день. Обыденность наскучила. Новая девка. Новая вечеринка. Заезженный план судьбы, который почему-то никак не менялся. Наверно я даже приспособился к этому, но с каждой секундой своего потраченного времени, ожидал каких-то значительных перемен. Сжал пальцами полный стакан с напитком и полностью развернулся лицом к залу, продолжая наблюдать за гостями. Всматриваясь в лица. Ища что-то интересное для себя. Мужчины. Однотипные женщины. Казалось, они только что сошли с конвейера. Клоны. Не способные вызвать ничего кроме иронии и ехидной улыбки. Одна. Вторая. Третья. Взгляд пустой. Глаза стеклянные. Они все здесь просто атрибуты рядом с обеспеченными любовниками. На подобные мероприятия состоятельные мужики редко приводят своих жен. Качественный эскорт или проверенные временем любовницы. Все так, как и должно быть. Становиться немного тошно от осознания того, насколько на самом деле этот грязный мир пропитан фальшью. На людях лживые маски, которые они не снимают годами. Никогда не прятался и не собирался этого делать. Я тот, кто есть. Кому не нравиться могут даже не затевать приблизиться ко мне. Я бы сбежал от этого гнилого мира, только некуда. Я бы навсегда перестал общаться с людьми, чьи души напоминают одноразовые бумажные салфетки. Которые после использования ты без зазрения совести выбрасываешь в урну. Только, увы, такие люди везде. Фальшивые улыбки, наполненные лицемерием. Это мир во всей красе. Просто пойми это и будь сильнее и хитрее остальных.

Поворачиваю голову немного влево и расслабленно наклоняю ее. Продолжая взглядом провожать каждого проходившего мимо человека. Секунда. Как вспышка. Глаза замирают на девушке у стены. Высокая. Стройная. В простом, коротком черном платье с небольшим разрезом по бедру. Она держит в руках бокал с шампанским и не смело, медленно шагает вдоль стены. Так же, как и я рассматривает толпу. И хоть нас разделяет приличное расстояние, клянусь богом я ощущаю, как тяжело и часто она дышит. Как нервно впиваются ее тонкие, изящные пальчики в хрустальный бокал. Внутри что-то переворачивается. Не могу оторвать глаз, скрупулёзно наблюдая за девушкой. Она не такая как все. Ничего не зная о ней – это было очевидно. Она делает шаг, и я с точность повторяю ее движение. Залпом выпивая полный стакан виски. Сжимая в ладони холодное стекло. Дико. До острой потребности смотрю на нее. Изучая каждый миллиметр тела. Алчно. Возбужденно. Прожигая глазами так, что девушка чувствует мой взгляд на себе. Метается глазами по рядом стоящим мужикам, не понимая, кто так собственнически смотрит на нее. Присваивает. Подчиняет на расстоянии. Начинаю сумасшедше захлебываться ревностью, на миг, задумываясь, что я смотрю на нее не один. Моя. Остро. Незаживающей раной. Глубоко на сгнившем сердце. Кровавым шрамом. Скриплю зубами, сильнее сдавливая стакан пальцами. Прищуриваю глаза, шагая, как охотник. Следя за каждым ее жестом. Движением ресниц. Вдохом. Я вижу абсолютно все. Животный, первобытный инстинкт тянет к ней. Все ближе и ближе. На секунду прикрываю глаза, ощущая на себе ее горячие дыхание. Атласную, нежную кожу, которая соприкасается с моей.

Будто это уже было. Где-то в другой жизни. В ином измерении. Беспредельное сжигающее чувство. Которое встряхивает мой мир, разрушая все к чертовой матери. Делая меня еще больше жестоким и мрачным. Делая диким зверем, который жаждет заполучить желанную добычу. Мышцы напрягаются. Забываю дышать. Все в прострации. Уже понимая, что эта девушка станет моей. На минуту. На месяц. Неважно. Пухлые губы дрожат. Он прикрывает глаза, хватая ртом воздух. Останавливается. Замираю я. Наблюдая, как судорожно колотиться ее сонная артерия. Как страх сочиться сквозь кожу. Она чувствует меня. Знает, что принадлежит мне. Ее душа попала в рабство. Угодила в тюрьму на пожизненное заключение. Болезненными петлями я привязываю ее к себе. Я режу глубже. По живому. Я чувствую свое, и забираю немедленно. Словно эта девка была рождена для меня. Тяжело описать словами, что сейчас твориться внутри. Едва сдерживая себя в руках, продолжаю смиренно стоять на месте, и сжирать ее тело глазами. Разрывать душу на куски, разбрасывая их в полнейшем хаосе. Чтобы собрать их воедино был способен только я. Хочу обладать всем, что связано с ней. Иметь полный контроль. Непреодолимая тяга смела все рамки. Пробудила нечто более темное и мерзкое. Зародила войну, которая будет длиться вечно. Вдыхаю через нос полной грудью, чтобы унять жгущую боль где-то в глубине. Встряхиваю головой. Прикрываю глаза на мгновение, а когда распахиваю их, вижу лишь удаляющийся силуэт. Она решила сбежать. Ну, уж нет. Я не могу вот так просто отпустить ее. Сжимаю руки в кулаки, и быстрыми шагами направляюсь следом, почти не соображая, что происходит. Двери. Рывок. Женское, напряженное тело, прижато к моему. Все внутри переворачивается тысячу раз, посылая мощные импульсы в самые темные уголки моего тела. Зарождая вихрь возбуждения и кайфа. Крышу сносит напрочь впервые за долгое время. Хватаю девушку за волосы, запрокидывая ее голову назад. Наклоняюсь, касаясь носом нежной коже на шее, которая мгновенно покрывается мелкими мурашками. Боится. Изнемогает от страха, от чего ее длинные стройные ножки подкашиваются. Обнимаю рукой за талию, и прижимаю к себе. Продолжая невесомо касаться ее шее. Бешено бьющийся пульс разрывал сонную артерию. Девушка открывает рот и начинает ненасытно глотать маленькие порции воздуха, соблазнительно облизывая пересохшие губы. Время замерло. Все, что происходило сейчас вокруг нас, перестало существовать. Необъяснимым образом мир сузился до этого тесного, узкого коридора клуба, где мы стояли наедине. Совершенно не зная друг друга. Ни разу не встречавшись, хотя где-то глубоко было остервенелое, точное ощущение, что я знаю эту девушку целую вечность. Что она давно принадлежит мне одному и пришла сюда, чтобы, наконец, дать нам шанс на встречу. Пальцы скручивают тонкую материю ее платья. Хочется сорвать его к чертовой матери. Почувствовать на себе горячее девичье тело. Коснуться каждого участка. Заклеймить. Испортить. Поработить. Чтобы она исполняла все мои темные желания. Стала рабыней фантазий, которые до этого момента ей были неведомы. Губами. По натянутой коже. К плечу. Практически впиваясь зубами. Девушка еле слышно ахает и откидывает голову на мое плечо. Бесстыдно наслаждается ласками моих губ. Если бы только знала, милая, какие ласки я способен тебе подарить. Вознести к нему, а потом со всей дури ударить об землю. Контраст боли с наслаждением всегда приносит невообразимое удовольствие. Опьяняет разум, заставляя мертвое сердце глухо застучать. В такие моменты хочется жить на полную катушку. Делать все, что заблагорассудиться. Получать и дарить незабываемое удовольствие. Замираю на секунду, а потом полной грудью делаю вдох. Прованские травы. Запах полевых цветов. Тех самых, что растут на юге Франции. Этот аромат настолько ярок и насыщен, что мне вмиг кажется, что я шагаю по подобному полю под палящими лучами беспощадного солнца. Сладкий медовый привкус оседает на губах. Проникает в рот, до онемения впитываясь в язык. Перестаю дышать, пытаясь навсегда запомнить этот вкус. Позволить ему проникнуть через поры во все клетки моего тела. Отравить их. Снова вдох. И запах меняется. К сладкому, тягучему аромату прибавляются нотки цитруса. Корицы. Чего-то терпкого. Придающего эротичности и сексуальности. Оттенки блядства и похоти. Эта девка за маской невинной и непорочной особы, скрывает дерзкую, свободную в своих желаниях женщину. Ищущую спусковой механизм. Умелого дирижёра, который будет способен управлять не только ее телом, но и руководить душой. Она хочет мужчину. Опытного и смелого. Это выдает ее тело. Жесты. Вздохи и тонкие звуки, слетающие с ее уст. Рывок. Толчок. Девушка упирается ладонями в стену и со всей девичьей силы толкает меня назад. Пытаясь выбраться из крепких объятий. Только они, как стальные оковы навсегда останутся с ней. А то, что это наша не последняя встреча я твердо был уверен. Требую ее имя. Беспрекословно заявляя на нее свои права. Я хочу, чтобы она осталась со мной. Этой ночью. Следующей. Может навсегда. Или на пару недель. Плевать. Хочу ее. Здесь и сейчас. На глазах у всех. Острое, яростное ощущение разрывало все в клочья. Поглощало реальность, окуная нас обоих в нечто темное и безграничное. Где не существует рамок и запретов. Я покажу ей новый мир. Мой собственный. Я заставлю ее существовать в нем, подчиняясь мне. «Отпусти» – шипит как змея, испепеляя меня своими молочно зелеными глазами. С примесью голубого чистого неба. Они настолько яркие, что кажутся не настоящими. Нагло усмехаюсь, не прерывая взгляда. Бойкая сучка, это меня заводило еще сильнее. В казалось бы невинных и чистых глазах, разгорался огонь. Яркий. Способный сжечь целую вселенную. Дотла. Уничтожить все. Девушка даже не подозревает, что скрывает ее внутренний мир. Кто она на самом деле. Ее нутро просит свободы. Драйва. Ее кровь жаждет быть отравленной. Зараженной смертоносным вирусом. От которого начинается острая зависимость. Одержимость. Скулы сводит судорогой. Зубы смыкаются до ужасающего скрежета. Ты ничего не хочешь. Ничего не можешь. Тебя ломает немыслимо. И все мысли только о том, чтобы поскорее встретиться. Окунуться в это безумие. Выпить все до дна, с жадностью поглощая даже последнюю каплю. Смаковать каждую эмоции, как самое изощренное лакомство. Разумные мысли в отчуждении. В отключке. И это самое правильное состояние. Самое лучшее. Я хочу научить ее постоянно жить в нем и кайфовать.

- Милая, ты от меня не сбежишь! – Выговариваю фразу уверенно и грозно. Практически сквозь сжатые зубы. Когда девушка нагло и самонадеянно пытается от меня избавиться. Направляется к выходу, что-то говоря себе под нос. Поднимает свою руку, показывая мне средний палец. Усмехаюсь в голос, понимая насколько интересной, и азартной будет эта игра. И наверно мне сейчас стоило кинуться следом. Схватить ее за шкирки. Увести за собой. Сделать все, что мне так отчаянно хочется. Но я, как вкопанный остаюсь стоять на месте, упираясь обеими руками в холодную мраморную стену. Зажмуриваю глаза со всей дури, навсегда отпечатывая ее образ в своей памяти.

- Виктор! – Ору на весь коридор, прекрасно зная, что меня непременно услышат. Не успеваю опомниться, как мой начальник охраны возникает за спиной, как обычно скрещивая руки на груди.

- Девушка, – неожиданно для себя начинаю захлебываться воздухом, – которая только что была со мной, – прекрасно знал, что Виктор все видел. Наблюдал со стороны. Это его работа – моя безопасность. – Найти ее! Узнать адрес и имя. Узнать, твою мать все, что сможешь! – Начинаю злиться, как черт, понимая, что совершил глупость, отпустив. – Ну, какого черта ты все еще здесь?! – Сжимаю руку в кулак и со всей силы бью по твердому камню. Виктор не говоря ни слова разворачивается, и стремительными шагами направляется в сторону выхода. Замечаю, как он достает мобильный телефон и начинает кому-то звонить. Внутри все трепещет. Содрогается. Не могу ни о чем думать. Чертова девка за считаные секунды проникла глубоко в мозг и навечно там поселилась. Въелась. Подкожно. Стремительно. Продолжаю стоять на месте, до боли в костяшках, сжимая кулаки. Дышать через нос. Часто. Нервозно. Хочется выпить. Немного расслабиться. Забыться ненадолго, хотя понимал, что это бесполезная затея. В очередной раз в своей жизни убеждался, что всего лишь одно мгновение. Одна случайная, неожиданная встреча, способна изменить ход твоей судьбы. Подбросить новые карты в колоду, чтобы ты учился играть заново. Искал новые ходы и комбинации, дабы выйти победителем на финише. И я им стану. Так было всегда. Сейчас ничего не измениться. Отталкиваюсь кулаками от стены, поправляя свой пиджак и манжеты рубашки. Зачесываю волосы назад, и с твердым решением вернуться в зал, немного расслабляюсь. Прихожу в норму. Уверенными, неспешными шагами возвращаюсь на вечеринку. Будто ничего не произошло несколько минут назад. Словно не я поймал девушку и едва не заполучил ее в свое полное распоряжение. И это не мое тело и душа сгорали от заоблачного возбуждения. Словно опиумная дымка, которая моментально поглотила разум.

- Мистер Верано! – Мужской голос вынуждает меня остановиться и замереть на месте. Разворачиваюсь, смотря мужчине прямо в глаза. Знакомое лицо, но я совершенно не помню, где мы могли с ним встречаться. – Добрый вечер!

- Добрый вечер! – Вежливо отвечаю, пожимая его руку, которую он протянул для приветствия.

- Джон Уильямс, – мужчина произносит мое имя, отпуская руку, – главный редактор журнала «Exclusive Mans View». Не могли бы вы уделить мне пару минут? – Он просит относительно вежливо, но от чего-то начинаю напрягаться. Бесспорно, я любил быть в центре внимания. Уже не раз красовался на обложках глянцевых журналов, как успешный бизнесмен, способный руководить большой игорной империей. Но сейчас…. Мне ничего не хотелось.

- Я вас слушаю! – Даже не моргая. Пристально смотря прямо в глаза. Излучая силу и уверенность. Чтобы человек, стоящий напротив меня всегда понимал, кто перед ним. Это не образ. Ни маска. Это я. Настоящий. Такой, как есть.

- Наш журнал, хотел бы сделать о вас большую и развернутую статью. Не только о бизнесе, но и о вашей жизни, которую вы всегда пытаетесь утаить. Не сочтите за наглость, – мужчина самонадеянно ухмыляется, думая, что выйдет победителем и получит желаемое, – но я надеюсь, мы станем первым изданием, которому вы приоткроете занавесу тайн своей жизни за пределами казино.

- Смело! – Короткий ответ, который не сулит для него никаких надежд. – Свяжитесь с моим помощником Виктором Ленсом и договоритесь о встречи. Не обещаю сенсационных признаний. – Нагло улыбаюсь, ни на секунду не отводя взгляда. – Все будет зависеть от того, насколько изобретательные вопросы вы придумаете. – Немного наклоняя голову, прищуриваю глаза. – А сейчас, извините, мне пора. – Жму мужчине руку, покидая его общество. Наглые журналисты, без всякого стеснения готовы влезть куда угодно, лишь бы повысить тиражи своих изданий. Нарыть как можно больше грязи и выставить ее горячей сенсацией.

Подхожу к бару, прося официанта принести в VIP зал бутылку самого дорого белого вина. Достаю пачку сигарет и зажигалку из кармана пиджака, и ту же закуриваю. Делая, долгую глубокую затяжку. Задерживая дым в легких. Наслаждаясь легким жжением где-то глубоко в глотке. Глотаю его глубже. Куда-то в желудок. Блаженно запрокидываю голову, выпуская густой, насыщенный дым через нос. Пьянящая горечь во рту немного отрезвляет. Расставляет мысли по своим местам. Еще одна затяжка. Такая же долгая и насыщенная. Сигареты для меня всегда были большим, чем пагубная и дурная привычка. Было время, когда я находил в них успокоение. Момент одиночества, который порой был чертовски необходим. Это некая пауза. Короткий временной отрезок, который иногда способствует переосмыслению многих поступков. Меняет взгляды и отношение к окружающим людям. Помогает раз и навсегда вышвырнуть их из своей жизни. Никогда больше не жалея об этом. Разворачиваюсь, и тушу окурок в пепельнице. Киваю официанту, чтобы он не забыл о моем заказе. Делаю пару шагов, огибая барную стойку, и оказываюсь с другой стороны шумного зала. Толкаю большие железные двери и прохожу в помещение поменьше. Где почти никого нет. Несколько компаний что-то бурно обсуждающие. Приветливо киваю, когда несколько мужчин здороваются со мной. Иду вперед, больше ни на кого не обращая внимания. Немного тишины. Уединения. С бокалом вина и еще одной сигаретой. Снова большие двери, ведущие в комнату отдыха. Вхожу, на ходу развязывая бабочку, которая почти меня задушила. Агнес, та самая девушка, которая приехала со мной, вальяжно, полулежа, расположилась на диване. Услышав мое появление, повернула голову. Томный, соблазнительный взгляд. Облизывает пухлые губы, накрашенные невинной розовой помадой. Манит меня своей открытостью. Снимаю пиджак, кидая его на ближайшее кресло. Присаживаюсь рядом с девушкой, незамедлительно прислоняясь затылком к твердой кожаной спинке дивана. Прикрывая глаза. Громкий звон в голове давит на виски. Вызывая тошнотворное мерзкое ощущение. Словно из меня выжали все соки. Пытаюсь вздохнуть, но ничего не выходит. Расслабленно опускаю руки по обе стороны от себя, пытаясь просто забыться и расслабиться. Слышу небольшой шорох и движения. Стук каблуков. Теплые женские руки касаются моих плеч. Начинают медленно массировать. Сжимать окаменелые от напряжения мышцы. Приятно, но это мало помогает.

- Расслабься, Верано! – В самое ухо. С горячим дыханием. Тяжело и соблазнительно вибрируя. Прикусывая мочку моего уха. Облизывая шаловливым языком. – Позволь мне доставить тебе капельку удовольствия. – Движения рук становятся настойчивее. Расправляю плечи, позволяя ей делать то, что она хочет. Не только массировать. Царапать ногтями. Целовать кожу на шее. И с каждой секундой становиться мало. Хочется большего. Еще и еще. Хочется не ее вовсе. Кого-то другого. Неважно. Выбора нет. Дергаюсь вперед, отрывая руки девушки от своих плеч. Упираюсь локтями в собственные колени. Прикрываю глаза вспотевшими ладонями. Не реагирую на тихий стук в двери. Не открываю глаза, прекрасно слыша, как официант ставит бокалы и бутылку вина на стеклянный столик. Открывает ее, а потом тут же оставляет нас с девушкой снова наедине. Звонкий стук каблуков, давящий на уши. Ощущаю тесную близость женского тела рядом с собой. Агнес хватает меня за руки, открывая лицо. Толкает с силой назад, заставляя меня прислониться к спинке дивана. Бесстыдно задирает подол своего платья и забирается на мои колени. Ерзает прямо на члене, возбуждая кровь в жилах. Делая меня твердым и напряженным.

- Ник. – Мое имя. Протяжно. Ласкающим, теплым голосом. Поцелуи на скулах подрагивающими губами. От девушки веет страхом и ужасом. Она боится меня, но в то же время смело идет на риск. – Ты так напряжен. Взвинчен. – Тонкие пальцы умело расстегивают мелкие пуговицы на моей рубашке. Длинные ногти царапают мышцы, вызывая спазмы по телу. Хватаю девушку за задницу, прижимая к своему члену. Впиваясь в нежную кожу. Судорожно задирая платье, как можно выше. Теряя контроль и чувство времени. Совершенно не думая, что дверь в комнату не закрыта. – Ты можешь делать со мной все, что хочешь. – Теплые ладони обнимают лицо. Настырные губы прикасаются к моим Сладкий язык проникает в рот. Фраза, как спусковой механизм. Дикий, животный поцелуй. Насыщенный красками, но в одно мгновения становящийся серым и обыденным. Все потому, что я до сих пор ощущаю вкус и запах другой женщины.

- Агнес, – между поцелуями. Чужое имя. Даже не зная, как зовут ту, что сейчас в моей голове, – прекрати! – Не уверенно. Снова поддаваясь ее напору. Позволяя рукам шарить по моим мышцам. Оставлять шрамы от ногтей. Плевать. Одним больше, одним меньше. – Не хочу! – Но девушка будто не слышит моих слов. Ласкает языком. Сосет нижнюю губу. Протяжно стонет, когда начинает динамично качать бедрами, трясь своей киской о мой возбуждённый член. Даже сквозь ткань, что разделяет наши тела, ощущая, как она возбуждена. Как изнемогающе хочет меня внутри. Смотрю в глаза. Дико злюсь из-за того, что она не выполняет моего приказа. Продолжает делать то, что ей хочется. И я бы наверно смирился. Отдался ей этим вечером. Но все не так! Абсолютно все! – Я сказал, хватит! – Вскрикиваю громко, крепко хватаю ладонью шею девушки. Сдавливаю. Медленно. Наслаждаясь тем, как меркнет огонь в ее глазах. Как острое, сумасшедшее желание, превращается в пытку, наполненную ужасом. Заполняется тьмой, такой привычной для меня. Прикасаюсь кончиком носа к ее щеке. Ощущаю этот первобытный страх, которым пропитывается весь воздух вокруг. Начинает накаляться. Девушка тяжело, протяжно дышит. Заглатывая ртом воздух. Вонзается ногтями в запястье, пытаясь избавиться от моей руки. Ослабить хватку, которая становиться все сильнее.

- Чего… Ты.… Хочешь…? – Хрипло. Что придает ее голосу пикантные, будоражащие нотки. Проявляя первые признаки безоговорочного подчинения.

- Твой рот! – Усмехаюсь, до боли кусая ее за губы. Оставляя кровавые ссадины. Еще и еще. Пока она не начинает выть от боли вперемешку с наслаждением.

- Где? – вибрация ее голоса проникает на задворки разума. Рисует картинки. Живописные. Разрывающие в щепки сознание.

- Стань на колени! – Приказываю, убирая руки от ее шеи. Девушка немного откашливается. Обессиленно сползает с моих ног, становясь передо мной на колени. Кладет свои руки на мои бедра и покорно смотрит в глаза, понимая, что любая ее смелая выходка, может вызвать во мне новый всплеск гнева и ярости. Я никогда и ни кому не позволял брать власть в свои руки. Тем более какой-то девке. Наклоняюсь ниже, прикасаясь пальцами к ее подбородку. Слегка приподнимаю голову, смотря девушке в глаза. Насквозь. Прямиком в душу. Запускаю туда свой ад, который сожрет ее, не подавившись. Дрожь по телу усиливается. Тонкие пальцы одержимо хватаются за ткань моих брюк. Словно за спасательный круг. Испуганные глаза умоляют о милости.

- Ник, я….

- Расстегни ремень! – Не даю сказать ей не единого слова. Приказ за приказом. Она обязана подчиниться, иначе вылетит из модельного бизнеса. – Живо! – Настойчиво. Не давая ни секунду на раздумья. Девушка поднимает дрожащие руки и судорожно расстегивает ремень на моих брюках. Расправляется пуговицей и ширинкой. Останавливается, не решаясь сделать шаг дальше. Двигаюсь немного назад. Прислоняюсь лопатками к кожаной обивке дивана, немного приподнимая бедра. Стягиваю немного брюки вниз, по-прежнему оставаясь в боксерах. Мой член становиться еще тверже, когда я вижу горящие похотливые глаза. Ощущаю, как сердце девушки начинает бешено молотить за грудиной. Как на ее коже выступает испарина. Эта игра заводит ее ничуть не меньше, чем меня. Обжигающая ладонь. Через тонкую трикотажную ткань. По всей длине моего члена. Немного не смело. Аккуратно. Девушка продолжает бояться. – Сними их! – усмехаюсь, поддевая резинку боксеров. – Возьми его в рот! Ты же хотела доставить мне удовольствие?! – Изгибаю бровь, прожигающе смотря на девушку. Сдвигаю брюки ниже. По ногам. Немного разводя их в стороны. Агнес двигается ближе, царапая острыми ногтями внутреннюю часть моих бедер. Уверенно и резко стягивает с меня боксеры, освобождая возбужденный член. Рассматривает его, постоянно кусая собственные губы. Наклоняет голову и облизывает его у основания. Немного осмелев, ведет языком по всей длине. Всасывает в рот головку, начиная посасывать ее пухлыми губами.

- Ох, черт! – Со свистом. Упираясь локтями в диван. – Продолжай! – резко подаюсь бедрами вперед, проталкивая свой член в милый, узкий ротик. Почти до самого основания. Глубже. Пока девушка не начинает давиться, но все же не останавливается. Полностью встает на колени, открывая моему взору упругую, аппетитную задницу. Качает бедрами и начинает интенсивнее трахать меня своим ртом. Облизывая головку языком. Смотря на меня иступленными глазами. Считая, что власть в ее руках. И я позволяю девушке наслаждаться этими ощущениями. Это придается пикантности. Делает момент раскованным и безграничным. – Глубже, детка, ты можешь глубже. – Девушка хватается рукой за мой член у самого основания. Ласкает яйца, до боли сжимая ей своей миниатюрной ладонью. Двигает рукой по всей длине, вместе со своими губами. Вытаскивает язык, наигранно облизывая головку. Слизывая раз за разом обильные капли возбуждающей смазки. Свои губы, которые пропитаны вкусом моего члена. Поднимается чуть выше. Не выдерживая хватаю девушку за волосы на затылке. Накручиваю их на пальцы. Начинаю быстрее двигать бедрами, толкаясь глубже. Упираясь напряженной головкой в мышцы ее глотки. Член раз за разом дергается у нее во рту. Прикрываю глаза, представляя, как сука с зелено-голубыми глазами делала бы это. Наверно ей бы я позволил полноправно взять контроль надо всем. Покорился бы ей. Пусть на мгновение. Черт! Я как сейчас слышу ее дыхание. Чувствую этот невыносимый аромат полевых цветов. Он повсюду. На мне. Внутри. В крови. Это не зависимость. Неотъемлемая часть меня. И ей придется с этим примериться. Куда бы она ни сбежала, я все равно найду.

- Верано, проклятье, ты идеален! – Агнес продолжает двигать ртом по всей длине моего члена, сильно зажимая пальцами основание. Чтобы каждая вена наливалась сильнее. Становиться горячо. Кровь воспламенится в паху, разнося жар по всему телу. Мелкие дорожки пота, стекают вдоль позвоночника. Начинаю дышать чаще, чувствуя, что эта девка доведет меня до края. Кончу ей в рот. Еще немного. – Такой твердый. Большой. Я бы хотела ощутить твой член внутри себя, – она опускает руку между своих ног. В трусики. Начинает ласкать себя, продолжая заглатывать член. Твою мать! Издаю низкий гортанный звук, не сдерживаясь. Возбуждение накатывает волнами. Обнимаю ее затылок ладонью, немного замедляя движения. Механические всплески адреналина в крови, топят в агонии. Уничтожают заживо. Толчок. Один. Второй. Член напрягается до боли. Начинаю обильно кончать глубоко в глотке. Удерживаю девушку на месте, наблюдая, как она ненасытно глотает мою сперму. До последней капли. Не пытаясь увернуться. Пальцы впиваются в кожу на ногах. Всего трясет. Мне казалось это должно расслабить, но даже после сумасшедшего оргазма, я продолжаю ощущать чертово напряжение. По всему телу. Член все еще у нее во рту. Продолжает судорожно подрагивать. Биться в конвульсиях. Стискиваю зубы. Мало. Хочется намного большего. Но только не с ней. Агнес отстраняется назад, поднимая голову. Все еще напряженный член опускается на живот. Девушка сводит свои ноги, продолжая сидеть на коленях. Опускает голову, словно стыдиться того, что сделала. Смешно. Такие как она, зарабатывают себе этим на жизнь. Не осуждаю. Каждый сам выбирает свой путь. Никому не суждено заранее узнать, что тебя ожидает впереди. Никогда не стоит говорить «никогда».

Остаюсь в неподвижном положении, смотря бесцельно перед собой. Не моргая. Не делая не единого вдоха. Машинально подтягиваю сначала боксеры. Затем брюки. Не застегиваю их. В висках пульсирует. Непонятный шум в ушах, вызывают ноющую боль где-то в затылке. - Налей мне выпить. – Монотонно. Без единой эмоции. Равнодушно.

- Ник, я бы хотела сказать… – Девушка мешкается, не решаясь сразу договорить фразу до конца.

- Просто налей мне выпить. – Совершенно не хочу больше разговаривать с ней. – Агнес поднимается на ноги. Достает бутылку с вином из ведерка со льдом и, наливая полный бокал, протягивает мне. Выпиваю залпом, пытаясь промочить пересушенную глотку. – Не нужно лишних разговоров. Я не люблю этого. – Отрубаю на корню все ее желания и попытки завести со мной беседу. Продолжить общение. С такими, как она я не появляюсь дважды нигде. Дабы не создавать слухов, что у меня появились постоянные отношения. Сполна хватит Тины. И постоянных слухов о наших отношениях. Но она была особенным человеком, который, так или иначе, имел доступ к другой жизни моего существования. – Налей еще! – Протягиваю девушке пустой бокал, и та послушно выполняет мою просьбу. Проделываю тоже самое, ставя бокал на край стола. Поднимаюсь на ноги, окончательно застегивая свои брюки. Пуговицы на рубашке. Возвращаю бабочку на место. Дергаю рукой, немного приподнимая манжет рубашки, чтобы обнажить наручные часы. С тех пор, как я приказал Виктору проследить и узнать все о девушке, прошло чуть больше получаса. Внутренне безумие разгоралось все сильнее. Пара шагов по комнате. Надеваю свой пиджак и шагаю к большому зеркалу у параллельной стены. Внешний вид всегда должен быть безупречен, чтобы вы не делали. Шаги позади меня. Отражение стройного силуэта. Спокойная улыбка. Не вызывающая не малейшего всплеска эмоций.

- Я бы хотела еще встретиться. – Девушка неловко опускает взгляд, прекрасно осознавая, что я могу сказать ей в ответ. Восхищаюсь ее смелостью и напором. Разворачиваюсь, делая шаг навстречу.

- Не стоит все усложнять. Мы провели неплохой вечер. Я думаю, этого будет достаточно, чтобы оставить приятные воспоминания друг о друге, – усмехаюсь, обходя девушку. Лезу в боковой карман пиджака, чтобы оставить ей в качестве компенсации скромную сумму, как неожиданно в тишине комнаты начинает громко орать мой мобильный телефон. Отхожу в сторону, доставая его из кармана своих брюк. Крепко сжимаю пальцами. До скрежета металла. Кажется своим напором, я сейчас разломаю его к чертовой матери. Смотрю на дисплей, а потом быстро нажимаю кнопку ответить, и подношу телефон к уху.

- Мистер Верано. – Неуверенный голос Виктора не сулит ничего хорошего.

- Слушаю. – Напираю. Сгорая от желания немедленно узнать то, что ему удалось выяснить. Молчание. Несколько секунд полнейшей тишины, которую я просто не способен перенести. – Вы узнали адрес? Ее имя? Вы узнали хоть, что-нибудь? – Несдержанно ору в трубку, еще сильнее стискивая ее рукой.

- Простите мистер Верано, но девушка сбежала так быстро, что нам не удалось найти ее. – Виктор виновато оправдывается, чем вынуждает меня рассвирепеть, – даже на наружных камерах наблюдения совершенно не видно ее лица. Я, правда, сделал все, что в моих силах.

- И за что, я, твою мать, плачу вам бешеные деньги! – Кричу еще сильнее, захлебываясь злостью. Я должен был узнать все, а в итоге не знаю совершенно ничего. Нажимаю отбой, пряча телефон обратно в карман. Кровь бурлит в венах. Гнев распирает изнутри, но даже сквозь эту пелену, я стараюсь мыслить разумно. Игра началась. И она приобретает неожиданный поворот. Становиться коварной и чертовски интересной. Я выслежу ее, где бы она не пряталась. Узнаю ее имя, и заставлю запомнить мое. Раз и навсегда. Девушка неосознанно бросила вызов, не задумываясь, что я жаждал его принять. Всегда беру то, что очень хочу. Она не станет исключением. Надеюсь, судьба не станет оттягивать момент нашей следующей встречи. А то, что она будет решающей уже нет никаких сомнений.

Ева.

Теплая ласкающая вода струиться по обнаженному телу, расслабляя. В душевой кабине витает насыщенный аромат цветочного геля для душа. Прикрываю глаза, блаженно наслаждаясь этим ощущениями. Медленно намыливаю руками свое тело, вспоминания грубые прикосновения того мужика из клуба. Его шершавые губы на моей шее. Горячие дыхание, которое погружало мой разум, в состояние опьяняющей эйфории. Все казалось сном, и в то же время какой-то незаживающей реальностью. Прошло больше недели, а я никак не могу запомнить ту мимолетную встречу. Наглость и дерзость мужчины, который позволил себе вести себя со мной собственнически и по-хамски. С одной стороны это нереально меня взбесило и практически вывело из себя, с другой, такого взбудораживающего чувства, которое стремительным потоком разлилось по крови, в моей жизни никогда не было. Это похлеще всплеска адреналина. Высоковольтное напряжение. Ничего подобного я никогда не испытывала ни с одним парнем рядом. Они все просто меркли, оставаясь призрачным воспоминанием прошлой жизни. Ничего не значившим. Он отличался от всех мужчин на этой планете. Нутром чувствовала его индивидуальность и особенность. Боже! Повело в сторону, и я, едва не потеряв равновесие, прислонилась спиной к холодной, стеклянной стенке душевой кабинки. Прикрыла глаза, порционно глотая воздух губами, которые неожиданно начали дрожать. Моя не на шутку разыгравшаяся фантазия, то и дело рисовала нереальные картинки, которые разжигали пожар внутри. Я помнила все о том вечере. До мелочей. Каждое движение этого мужчины. Каждый удар сердца и вдох. Все повторялось словно на замедленной пленке. Как пытка. И хоть тогда, я грубо отшила его и сбежала, забыть те считанные минуты никак не могла. Словно в том чертов клубе. Вместе с ним осталась частичка меня. Будто он присвоил что-то себе на память, чтобы я обязательно отыскала его и все вернула назад. Черт! Бред какой-то. Вместо того, чтобы заниматься учебой. Развлекаться с друзьями на вечеринках, я то и делаю, что думаю о незнакомце из клуба, который почему-то решил, что получит все, что захочет. Это просто случай, который я рано или поздно навсегда выкину из своей головы. Распахнула глаза, смотря на запотевшие стекла душевой кабины. Оторвалась от стены, снова вставая под мощные струи теплой воды, смывая с себя остатки пены геля для душа. Хотелось немного забыться. Отвлечься от назойливых мыслей. Расслабиться. Провести вечер с кем-нибудь. Выпить вина или сделать очередную глупость, о которой я возможно и снова пожалею. Усмехнулась сама себе, вспоминая, чем закончилась прошлая затея. Но я не жалею, что украла у Винса эти приглашения. Пошла на ту вечеринку. Я даже ни чуть не жалела, что угодила в капкан. Позволила незнакомцу трогать и даже целовать меня. Черт бы его побрал, неосознанно я хотела повторить все. Оказаться в его стальных объятиях. Ощутить на губах этот насыщенный терпкий запах сильного и уверенного в себе мужчины. Опасного и наглого. Это стало понято сразу. На тонком животном уровне. Безумие, которое стирало все рамки и подталкивало меня куда-то в темноту. Нужно просто выкинуть его из головы. Он никто. Я даже не знаю его имени. Кто он такой, и что из себя представляет. Но как бы я не пыталась себя уговорить, ничего не выходило. Закрутила кран горячей воды, и, раздвинув створки душевой, шагнула босыми ногами на мраморную плитку. В квартире была полнейшая тишина. Музыка, которую я включала, перед тем как пойти в душ почему-то затихла. Схватила большое махровое полотенце с вешалки и вышла из ванной комнаты, на ходу оборачивая его вокруг тела. По длинным волосам стекали мелкие струйки воды, капая прямо на пол. Прошлась по небольшому коридору. В гостиную. Хватая пульт от телевизора. Присела на диван. Расслабленно вытянула ноги, и откинула голову на спинку. Я могла думать о чем угодно, только в голове всего лишь одни мысли. О нем. Совершенно чужом мужчине с пронзительно-устрашающими карими глазами. И это самодовольная улыбка на идеально-ровном лице, которая должна бесить, заставляя мое тело изнывать от желания. Он даже ничего не говоря вынуждал меня подчиниться ему. Отдаться беспрекословно. Словно все это время он ждал моего появления. Именно меня и никого другого. Я не понимала этих мыслей, но они все больше и больше укоренялись в моем подсознании, оставляя незаживающие шрамы. Наверно когда-нибудь рядом со мной обязательно появиться человек, которому я смогу отдаться без остатка. Посвятить свою жизнь. Любить его самой большой и искренней любовью. Так же, как Миа любит Рене. Может быть даже сильнее. Мне бы хотелось, чтобы это был сильный мужчина, который защитит ото всех невзгод. Спрячет меня за свою широкую спину, и никогда не даст в обиду. Будет любить меня так же сильно, как и я его. Это все обязательно должно произойти в моей жизни, только не сейчас. Еще не время. Мне девятнадцать и взрослая жизнь только начинается. Я должна насыщенно ощутить долгожданный вкус свободы, к которому стремилась. Почувствовать себя уверенной в себе, наконец, отбросив все страхи перед этим городом. Я всегда была сильной и уверенной в себе девочкой. Никогда не позволяла никому выбивать почву из под ног. Справлялась с трудностями самостоятельно, потому что я Виларес. Дед постоянно меня учил, что все члены нашей семьи сильные духом, сколько глупостей бы они не сделали. Как бы жизнь их не трусила и ставила на колени. Нужно только время. Нужные люди рядом. И все обязательно наладиться. Но наверно в силу своей неопытности и капельку наивности, где-то глубоко в душе я была уверена, что мою жизнь никакие волнительные встряски не ожидают. Но сердце. Чертового сердце, тревожно выбивало новый непонятный ритм за грудиной. Мерзкие мурашки покрывали все доступные участки кожи. И в этом момент хотелось спрятаться куда-то далеко. Остаться в одиночестве и больше ни о чем не думать. Глупости! Я просто надумываю себе лишнего. Это самые обыкновенные страхи. Ничтожные. Всю сознательную жизнь со мной рядом была любящая семья. Постоянная забота и внимание. А сейчас я просто предоставлена самой себе. И это новая, взрослая жизнь немного пугала. Плевать. Я же Виларес. Все будет хорошо. Распахнула глаза, подаваясь немного вперед. Протянула руку, чтобы взять мобильный телефон, лежащий на столе, как неожиданно громкая музыка нарушила тишину в гостиной. Телефон завибрировал в моих руках с такой силой, что я едва не выронила его на пол. Только сейчас поняла, что начала задыхаться. Пока в моей голове роились мысли, я не сделала не единого вдоха. Быстро нажала кнопку ответить, даже не посмотрев имя звонящего. Поднесла телефон к уху, немного съехав на край дивана.

- Ева, я звонил четыре раза, ты почему не берешь трубку? – Грозный и сердитый голос деда моментально приводит в чувства. Замираю на месте, даже не понимая, что ответить. – Ева, ты слышишь меня? – Сглатываю. В голове проскальзывают тысячи мыслей. По телу пробегает озноб.

- Привет. – Хочется ответить уверенно и непринужденно, но удается с трудом. – Я просто была в душе. – Немного виновато. Понимая, что дед уже успел на придумывать себе лишнего. Его чрезмерная забота и опека иногда доходила до сумасшествия.

- Ты же знаешь, что я волнуюсь, могла бы и сама позвонить! – Не меняя тона голоса. По-прежнему делает так, чтобы я чувствовала себя виноватой перед ним. Наверно дед единственный человек в моей жизни, кому это действительно удается.

- Боже, я же звонила тебе вчера вечером, – начинаю немного злиться. Хотелось, наконец, чтобы он окончательно понял, что у меня теперь своя жизнь, – ничего с тех пор не изменилось. Прости, но я не могу постоянно быть на связи. Со мной ничего плохого не случиться. Перестань переживать, дед, и просто научись мне доверять. Знаю, – начинаю задыхаться. Поднимаюсь на ноги, медленно подходя к окну, – для тебя я до сих пор твоя маленькая девочка, которую ты любишь и бережешь, но я выросла! Мне нужно больше свободы. Чтобы найти свое место в этом мире. Делать то, что хочется. Ошибаться. Учиться на этих ошибках. Позволь мне все делать самостоятельно. Просто доверься мне! – Последняя фраза на выдохе. Сердце бешено барахтается, жестко ударяясь в грудную клетку. Я должна была это сказать. Несколько секунд в трубке абсолютная тишина. Зная его твердый и непоколебимый характер, предполагала, что сейчас на меня обрушится куча доводов, что я не права.

- Ох, Ева, – голос становиться мягче и добрее. Немного успокаиваюсь, прислоняясь к подоконнику. Открываю окно, впуская в комнату свежий ветерок, – я знаю, что ты выросла. Понимаю, что сделала шаг навстречу новой, взрослой жизни, но не могу никак смириться с этим. Просто…. – Ему нелегко дается этот разговор, но он как никто понимает, насколько это важно для меня, – Я так сильно тебя люблю, малышка. Ты для меня навсегда останешься моей маленькой капризной девочкой.

- Я тебя тоже люблю, дедуль. Обещаю, – волнение практически исчезает, – я не сделаю ничего плохо. Не заставлю тебя разочароваться во мне. Никогда не брошу и не предам, – это были самые важные слова, которые я должна была произнести. Он столько лет винил себя за то, что не смог воспитать своего сына. Любимого сына. Потому что Рене всегда был значимее, чем моя мать. Я не раз замечала, как дед запирался в одиночестве в своем кабинете и не выходил оттуда часами. Думал. Мне даже казалось, кричал. Его мучило, что Рене не давал о себе знать. Бросил семью, даже не сообщив где он находится. Все думают, что мужчинам не свойственно расстраиваться и чувствовать боль. Это не так. Наверно они даже более эмоциональные, чем мы – женщины. Просто не каждый может держать все под контролем. Дед был стойким мужиком. Как и все в нашем семействе, – перестань думать, что в моем воспитании ты допустил ошибку.

Все будет хорошо. Слышишь?! – Я пыталась немного успокоить его. Усмирить властный нрав, дав понять, что такая же, как и он. Протяжное молчание в трубке. Слышу лишь немного надрывное дыхание. Внутри него все кипит, но, не смотря на это, дед ни за что не скажет мне сейчас, что не верит. Движение. Шаги. Тишина становиться мертвой.

- Да. – Короткий ответ. Понимаю, нужно дать ему больше времени свыкнуться с мыслью, что я теперь живу в другой стране. Своей жизнью. Без его опеки и надзирательства. – Ева, – долгий протяжный выдох, – я позвоню тебе завтра. – Короткие гудки в трубке. Дедушка не дает мне ответить ни одного слова, зная, что наш разговор может перерасти в споры и ссору. Чего ни мне, ни ему не хотелось. Сжимаю мобильник пальцами, и прохожусь по комнате. Сажусь на диван, подминая под себя ноги, и бесцельно смотрю перед собой, прокручивая в голове разговор полуминутной давности. Черт! Все получилось так, как я и планировала. Но почему сейчас я так отчаянно переживаю за свою семью, которая ждет меня в Париже. Ведь зная характер деда, ничего другого даже не следовало ожидать. Сделав несколько глубоких вдохов, распахнула глаза и кинула свой мобильный на журнальный столик. С самого утра день складывается как-то не так. Голова забита мыслями, которые ни на секунду не оставляли в покое. Нужно что-то сделать. Отвлечься. Развлечься. Мой мимолетный порыв позвонить Клер и позвать ее куда-нибудь погулять, оборвался сразу же, когда я вспомнила, что она уехала за город с родными. Ехать к Мии и Рене не хотелось. Каким-то неведомым образом дядя Виларес чутко улавливал перемены в моем настроении и требовательно вымогал из меня всю правду. Нет! Сегодняшний вечер я должна провести как-то иначе. Опустила босые ноги на мягкий ковер, и оттолкнувшись руками от дивана, поднялась. Прошлась по комнате, направляясь на кухню. Достала из холодильника холодный чай с мятой и налила себе полный стакан. Выпила несколько мелких глотков, постоянно думая о том, куда же можно пойти погулять. Неожиданно в голове родилась интересная идея. Парень из университета. Дин Броди. Тот самый, что так отчаянно желал хоть разок встретиться со мной и погулять. Он не вызывал во мне явного интереса, но и не был противен. Это отличный шанс развлечь себя и немножко утереть ему нас. Допиваю холодный чай в стакане и, ставя его на стол, возвращаюсь в гостиную, чтобы взять свой мобильный телефон. Не спеша листаю весь список контактов, и когда нахожу номер того самого Дина, быстро нажимаю кнопку вызова и подношу телефон к уху. Усмехаюсь, представляя выражение лица парня, когда он увидит, кто ему звонит. Долгие, длинные гудки. На секунду мне кажется, что он просто не слышит и не снимет трубку. Но спустя еще пару изнуряющих гудков я слышу достаточно приятный мужской голос.

- Привет, крошка! – Смешок. Представляю, как довольно расплывается на его лице наглая улыбка. – Неужели я дожил то того дня, как сама Ева Виларес соизволила мне позвонить? – Парень уже в открытую смеется в трубку, и я наигранно качаю головой, начинаю улыбаться.

- Привет, Дин! – Ровным, уверенным голосом. Прохаживаюсь по комнате, направляясь в спальню. – Помнишь, я тебе обещала, что однажды обязательно дам тебе шанс на встречу со мной? – Задаю вопрос, но не даю парню ответить на него. – Так вот, этот день настал! – громко усмехаюсь в трубку, понимая, что это не самая лучшая компания. Хотя если говорить честно, я совсем не знала этого парня. Может внешний облик значительно отличается от внутреннего мира. Сегодня у меня есть шанс это узнать. – Ну, так, что ты молчишь? Не хочешь пойти со мной прогуляться? – Подначиваю его, задавая вопрос за вопросом. Слышу, как он сглатывает и что-то бурчит себе под нос. Потом грохот и пару секундное молчание.

- Какая ты настойчивая. – Выговаривает фразу по слогам. Улавливаю нотки сарказма в голосе. Парень явно ликует, чувствуя себя победителем. Но игра только началась. Все самое интересное впереди. – Динамила меня больше месяца, а сейчас решила дать шанс? С чего бы это, Ева?- Он словно до конца не верит в то, кто ему звонит.

- Ты задаешь сильно много вопросов, Дин! У тебя всего одна минута на размышление, чтобы сказать мне «да» или «нет» – Откровенно дразню его, зная наверняка, что он выберет первый ответ. Замолкаю, ожидая хоть какой-то реакции, и она следует незамедлительно. Скидываю с себя полотенце и приземляюсь на кровать, блаженно утопая в мягких подушках.

- Да, Ева, конечно, я согласен. Выбирай место, куда ты хочешь пойти. – Внезапно тон его голоса становиться каким-то серьёзным, от чего вырывается смешок прямо в трубку. – Кафе? Бар? Ресторан?

- Боже, Дин, какой же ты банальный! Это наше первое свидание. Удиви меня. Если ты хочешь….





- Понял! – Твердый ответ, который перебивает мою фразу. – Чтобы тебя заинтересовать нужно, быть более изобретательным, да? – Парень чутко улавливает мои мысли и мне даже начинает казаться, что он на самом деле не такой уж болван.

- Именно. В общем, Дин, если ты не передумаешь, у тебя есть час, чтобы организовать нашу встречу,- кидаю мимолетный взгляд на часы, висящие на стене, которые показывают половину восьмого. Уверена, что он приедет за мной и включит свою фантазию.

- Я буду у тебя ровно через шестьдесят минут, Ева. Жди меня.- Легкая усмешка, и я слышу короткие гудки в трубке. Боже! Никогда бы не подумала, что я самостоятельно позвоню этому «королю» университета и соглашусь погулять с ним. Но мне нужно было развеяться. Забыться в конце концов. Стереть из памяти это чертово мимолетное воспоминание, которое не дает покоя последнее время. Развернулась на кровати, обхватывая руками подушку. Попыталась расслабиться. Избавиться он навязчивого напряжение тела, которое держало меня стальными оковами. И снова перед глазами этот прожигающий карий взгляд. Пугающий. Совершенно незнакомый. Но так необъяснимо сильно хочется еще раз его увидеть. Прикоснуться подушечками пальцев к этой тьме. Сотрясти ее. Вдохнуть. Ощутить взрыв эмоций, который превращает меня в абсолютно другого человека. Незнакомку Еву Виларес. В женщину. Ледяной страх пробегает по всей коже, вызывая мурашек. Сжимающее чувство внутри сначала пугает, а потом разливается приятной негой по телу. Если только воспоминания об этом мужчине вызывают во мне такой ураган, что будет, если не дай бог, мы встретимся вновь. Встряхнула головой, сильнее упираясь носом в подушку. У меня есть ровно час, чтобы привести себя в порядок. Сделать макияж и одеться так, чтобы Дин весь вечер пускал слюни и изнемогал от желания прикоснуться ко мне. Все равно он ничего не получит. Я всегда чувствовала себя уверенно в отношениях с мужчинами и умело управляла ими. Никогда не позволяла им ничего, чего не хотелось бы самой. Хитрая, кокетливая игра, которая всегда подогревала интерес. Разжигала азарт в крови. Понимала, что Дин совсем не то, что мне нужно. Но этот парень может стать вполне неплохим развлечением. И не только на этот вечер. Рывком поднялась с кровати и надела белый махровый халат, который небрежно лежал на кресле у стены. Прошлась по комнате и включила ненавязчивую музыку. Распахнула свой плательный шкаф, пытаясь отыскать какой-нибудь соблазнительный наряд, для сегодняшнего вечера. Я любила разную одежду. Обожала менять свои образы и экспериментировать. Но когда ты идешь на свидание с мужчиной, то всегда должна выглядеть женственно. Немного скромно. Немного вызывающе и сексуально. Ни в коем случае нельзя переборщить. Отодвинув пару вешалок с одеждой, мой взгляд упал на темно-серое короткое платье с глубоким вырезом на спине. Прямое и даже можно сказать строгое. Вытащила вешалку и кинула вещь на кровать, уже представляя себя в этом образе. Присела в кресло возле туалетного столика, чтобы сделать легкий макияж и слегка уложить волосы. Все изнуряющие мысли ушли на второй план. Легкая расслабляющая музыка заполнила тишину моей квартиры. Подпевала незатейливые фразы, делая свои глаза еще более выразительными. Изредка смотрела на часы, отсчитывая, сколько времени, еще есть в моем распоряжении. Волосы заколола на затылке. Любимая красная помада, и пара капель дорогих духов на сонную артерию. Нежное, но в то же время, изысканное колье на шею, которое дополнит мой образ. Надеюсь, я не зря так выряжаюсь, и Дин сделает этот вечер незабываемым. Не заметила совсем, как пролетел этот час. Надела платье и туфли на невысоком каблуке в тон к платью. Прошлась по комнате и остановилась у зеркала, чтобы еще раз убедиться в правильности выбранного образа. Маленькая сумочка через плечо. Неожиданно дёрнулась, когда услышала сигнал машины. Настойчиво. Подошла к окну, наблюдая, как Дин выходит из машины, и облокачивается на нее. Поднимает солнцезащитные очки и смотрит прямо на мое окно. Без сомнения он прекрасно знал, где я живу. Улыбнулась ему в ответ, не думая даже видит он меня или нет. Оттолкнулась от подоконника и поспешила выйти из квартиры и начать приятный и веселый вечер. Закрыла квартиру и быстро спустилась на первый этаж. Распахнула парадные двери, и немого впала в ступор, когда заметила в руках дина большой букет белых роз. Неожиданно и приятно. При всем своем раздолбайстве в университете сейчас он выглядел достойно. Синяя строгая рубашка, рукава, которые немного закатаны. Классические джинсы, сексуально держащиеся на бедрах. В таком образе он определенно мне нравился гораздо больше. Даже улыбка на его лице, была не такой наглой, как обычно. Не спеша шагаю навстречу, невинно смотря на парня.

- Добрый вечер, мисс Виларес. – Парень отталкивается от машины и делает шаг навстречу. – Это тебе. – Протягивает букет, и, наклоняясь, целует в щеку от чего становиться немного неловко.

- Привет. Роскошные цветы. Спасибо. – Не успеваю опомниться, как парень открывает дверцу своей машины, и небрежно обнимая за талию, помогает мне сесть в нее. Обходит ее и садиться на водительское кресло. Молчит. Сейчас передо мной совершенно другой парень. Почему-то я так и думала. Образ хулигана и наглеца нужен всего лишь для привлечения женского пола. – И куда мы поедем? – ерзаю на сиденье, разворачиваясь к нему боком. Кладу букет на заднее сиденье. Прикасаясь коленом к его ноге. Напряжение в салоне нарастает. Ощущаю непреодолимый интерес. Он выражается в его напряженном взгляде. В движении мышц, которые твердеют и наливаются на глазах. Дин хватается одной рукой за руль, другой поворачивает ключ в замке зажигания. На мгновение отворачивает голову в другую сторону, а потом возвращает свой взгляд на меня.

- Пусть это будет сюрпризом. Ты же именно этого хотела, Ева! – Мое имя намного громче. Выразительнее. Дин прищуривает глаза, наклоняя голову. Смотрит пронзительно, от чего я съеживаюсь на сиденье. Он хочет произвести на меня впечатление. И, казалось бы, ему это удается, только все равно чего-то не хватает. Подобные парни уже были в моей жизни. И они все типичны.

- Дин, я … – Сглатываю, не понимая, что хочу сказать. Но парень будто читает мои мысли.

- Ева, я не такой дурак, как ты думаешь. Ты мне, правда, нравишься. – Отворачивает голову, смотря сквозь лобовое стекло. – Не знаю, что успела наболтать твоя подружка, но я хочу, чтобы ты убедилась, что я не такой плохой.

- Это покажет сегодняшний вечер. – Отвечаю уверенно, больше не пытаясь подначивать его. Парень трогается с места, и больше не говоря ни слова, едет вперед. Напряжен. Немного взвинчен. – Цветы действительно красивые. Спасибо тебе. – Говорю первое, что приходит на ум, чтобы избавиться от этой угнетающей тишины.

- А не знал, какие ты любишь, поэтому остановил свой выбор на розах. Наверно банально, но если честно, я совершенно не ожидал, что ты сама мне позвонишь. – Расслабляется. На лице появляется знакомая наглая улыбка. И, кстати, я обожала белые розы. Парень сам того не зная, попал в цель.

- Почему я? – Неожиданно для самой себя спрашиваю прямо в лоб. Мне всегда было интересно, что во мне находят парни.

- Ты шикарная девушка, Ева. Красивая. Умная. Не такая, как все. – В его словах полная искренность. – Только дурак, может этого не заметить. – Дин нажимает на педаль газа, и я ощущаю, как его спортивная машина начинает набирать скорость. Ничего не отвечаю на его слова. Приятно осознавать, что ты производишь неизгладимое впечатление на мужчин. Это придает уверенности. Властности. Это делает тебя в какой-то степени королевой положения. Машина несется по вечернему городу. Яркие огни молниеносно мелькают за окном. Мы больше не разговариваем. Смотрю перед собой. Дышу свежим воздухом, который проникает через открытое окно. Неожиданно машина поворачивает влево, и затем останавливается. Дин выходит, и, открывая мою дверь, протягивает руку. Ведет себя, как истинный джентльмен. Выхожу из машины, поправляя свое платье и поднимаю голову. Черт возьми! Он привез меня в казино. В этого я точно никак не ожидала. Поднимаю взгляд еще выше, разглядывая кричащую вывеску с названием. «New Divide» – огромные буквы на зеркальной стене. Высокое, стильное здание от которого веет роскошью. Никогда не играла. И никогда не была в казино. Дыхание спирает. Смотрю изумленно, разглядывая каждую мелочь. Золотые колонны на входе, которые переходят в арку, обрамленную металлическими узорами. Большие громадные двери с охраной. Дин берет меня за руку, и сплетает пальцы. Отвечаю парню взаимностью, немного прижимаясь к нему своим плечом.

- Идем, поиграем?! – Дин шаловливо изгибает бровь, бросая мне вызов. Я знала, что этот парень не из бедной семьи, но никогда бы не подумала, что он рискнет тратить свои деньги ради девушки и первого свидания. Молча качаю головой в знак согласия и иду следом. К входу. Дин что-то говорит девушке у дверей, и, пропуская меня вперед, заводит в большой просторный холл. Глаза разбегаются. Несколько больших статуй в золоте, по которым стекает вода. Шикарные вазы с живыми цветами, наполняют атмосферу непередаваемым ароматом. Черный мраморный пол, кажется дорогой в какую-то бездну. Но необъяснимым образом по ней хочется идти. И я шагаю. Бесцельно. Отпуская руку Дина. Смотрю по сторонам. На стенах картины и необычные светильники. Все металлическое и темное. Кажется, я попала в какой-то средневековый замок. Впереди небольшой коридор, который видимо, ведет к игровым залам. Иду вперед, совершенно позабыв о том, что пришла не одна. Будто меня что-то притягивает. Внутри снова то самое ужасающее ощущение от которого сносит крышу. Кровь распаляется, выплескивая мощные порции адреналина. Моргаю несколько раз глазами, дыша безмерными порциями. Хватая приоткрытым ртом воздух так, словно меня кто-то душит. Ноги становятся ватными. Дин обнимает за талию, и прижимает к себе. Ведет вперед и распахивает следующие двери.

- Предлагаю рулетку. – Шепчет около уха, прикасаясь к нему губами. – Никуда не уходи, я куплю нам фишек. – Парень отходит в сторону, но я даже не смотрю куда. Это место очаровывает с первого мгновения. Разные развлечения на любой вкус и кошелек. Прохожусь вдоль стены, смотря по сторонам. Игровые автоматы. Столы, где играю в покер. Столы с рулетками. Как много народу, оказывается, любит азартные игры. Да, вечер, определенно обещает быть незабываемым. Не знаю, сколько проходит времени, как Дин догоняет меня и берет за руку. Ведет вглубь зала. К определенному столику. И только в то мгновение, я понимаю, что он не первый раз здесь. Большой игровой стол, за которым сидит всего один мужчина. Дин отодвигает стул, галантно помогая мне присесть. Устраивается напротив, оставляя практически все купленные фишки около меня. А я даже не понимаю толком, как делать ставки. Слежу за мужчиной, который это делает, умело и быстро. Бешеное волнение разгорается в крови. Вызывая сумасшедшие ощущения. Азарт. Неподдельный интерес. Дрожащими руками беру в руки стопку черных фишек и смотрю на Дина. Он ехидно скалиться, и кивает головой.

- Будь смелее, Ева. Делай ставку. Разрешаю поставить все. – Немного наклоняется над столом, испепеляя меня дерзким взглядом. Перебираю пальцами фишки, не решаясь выбрать число и цвет. Черт! Как же это волнительно! Нереальное, поглощающее ощущение переворачивает все внутренности. Словно на кону не некая сумма денег, а собственная жизнь. Вдыхаю глубоко, на мгновение, зажмуривая глаз. Буйно колотящиеся сердце разрывает грудную клетку. Перебираю в мыслях числа и даты, чтобы все-таки определиться и сделать ставку. Выбираю день своего рождения. Распахиваю глаза, и кладу все фишки обратно на стол. Беру всего три и только поднимаю руку, как меня кто-то хватает за плечи и немного дергает назад. Замираю, ощущая сзади крепкую накаченную грудь. Бешеный ритм сердца тормозит за секунду. Смыкаю губы, ничего не понимая. Сильные пальцы, сжимают мою кожу. Немного поворачиваю голову, наблюдая, как они умело спускаются ниже и сжимают мое запястье. Жадно сглатываю и прихожу в полнейшее изумление, понимая, что вижу на манжетах черной рубашки уже знакомые мне запонки. Не решаюсь вздохнуть. Черт. Я сошла с ума. Неужели моя фантазия разыгралась до такой степени, что мужчина из воспоминания начал мерещиться. Но все было реальным. Еще миг, и я чувствую на своей шее обжигающее дыхание. Ровный, уверенный стук сердца мне в спину. Крепкие, накаченные мышцы, которые ощущаются как гранитная стена. Взгляд замер на его руке. На длинных, ровных пальцах, которые сильно удерживают мою руку. Неожиданно он начинает гладить подушечкой у основания кисти, вызывая томные, приятные ощущения. Это он. Тот самый незнакомец, от которого я сбежала из клуба. Не остается никаких сомнений, когда я делаю большой, жадный вдох. Его запах. Парфюм. Все оживает в памяти, въедаясь еще глубже. Пробираясь в самое сердце и оседая там тяжелым густым осадком.

- Какое сегодня число? – Хриплый, грубоватый голос, проникающий в самую глубь разума. В самое ухо. Его пальцы второй руки бегло перемешаются от плеча к шее на затылке, и слегка массируют ее. Неосознанно наклоняю голову назад, молниеносно начиная подчиняться его властности. Пьянею от горячего дыхания мне в ухо. От его пухлых губ, которые, как бы ни нарочно, прикасаются к мочке моего уха. Разрывая на части весь мой внутренний мир. Забывая кто я. Где я. Забывая о том, что напротив сидит парень с которым я пришла. Все становиться серым. Только он. Этот наглый и самоуверенный мужик, способный управлять моими эмоциями. – Скажи мне сегодняшнее число? – Грубо. Требовательно. Сжимая до боли кожу на шее.

- Двадцать второе июля. – Произношу дрожащим голосом, поворачивая голову. Прикасаясь своей щекой к его. Чувствуя легкую небритость и насыщенный запах терпкого парфюма.

- Запомни эту дату навсегда и, черт возьми, сделай, наконец, ставку! – Хамская усмешка. Он поднимает руку, которая сжимает фишки, и вытягивает ее вперед. – Ставь на черное, милая. Обещаю, ты выиграешь. – Его голос сводит с ума. Заполняет каждую опустошенную клетку моего тела. Подчиняюсь, ничего не отвечая. Ставлю все фишки на двадцать два черное и от страха зажмуриваю глаза. – Почувствуй этот азарт в крови. – Изводит. До исступления. До потери сознания. – Проникнись им. Переступи грань страха. Ощути кайф. Выпусти себя на свободу. – Во рту становиться неимоверно сухо. Еще больше наклоняюсь назад, позволяя крепкой руке удерживать меня за шею. Смотрю перед собой. Начинает крутиться рулетка, после того, как все ставки сделаны. Дин ошеломленно смотрит за мою спину, явно не понимая, кто рядом со мной. Проклятье, я и сама не знаю кто он. Ни имени. Ничего. Но вторая неожиданная встреча явно раскроет больше карт. Совершенно четко осознаю, что в этот раз мне так просто не избавиться от него. Да и хочу ли я этого? Катастрофическая тяга к этому мужчине отключает все разумные мысли. Лишает воздуха. Стирает все грани дозволенного.

- Кто он? – Приглушенный голос Дина, кажется безмерно далеким. Парень в недоумении задает вопрос, а я не знаю, что мне ему ответить. Потому что ответа нет. Не осознаю, как отрицательно пожимаю плечами, продолжая прижиматься к чужому телу. И почему, твою мать, у меня ощущение, что в его руках моя гавань. И он та самая надежная стена, за которую я всегда смогу спрятаться. Почему я чувствую будто он все, что мне нужно. Страшно. Мучительно, и в то же время возбуждающе. Мужчина, стоящий позади меня ничего не говорит. Еще сильнее прижимая к своему телу. Понимаю, что соперники не равны. И если Дин решит заявить на меня свои права, тут же проиграет.

- Ты выиграла, милая. – Снова это одурманивающий голос мне в ухо. Кроме которого я не слышу ничего. В глазах все плывет. Пытаюсь сфокусироваться. Крупье мило улыбается и подвигает ко мне стопку фишек, намного большую, чем я ставила. Черт, я и правда, выиграла. Довольно улыбаюсь, чувствуя эйфорию, плескающуюся в крови. – Этой ночью ты выиграла не только деньги. Запомни ее. Эту секунду. Мгновение. Оставь ее в памяти, как шрам. Потому что больше, я тебя не отпущу. – Мужчина опускает руку сплетая наши мальцы. Тянет на себя, заставляя подняться на ноги. Не понимаю, что творю, но я подчиняюсь, напрочь забывая про Дина. Разворачиваюсь. Впервые я вижу его. Вот так. При ярком свете. Настолько близко, что тело сводит судорогой. Ровные черты лица. До такой степени идеальны, что кажутся не настоящими. Идеально выбритая щетина. Пухлые, четко очерченные губы. Прищуренный взгляд, выразительных глаз. Напоминающих крепкий, насыщенный кофе. Волосы строго уложены. В ухе небольшая сережка. Жадно сглатываю, не в силах оторвать от него взгляда. Плен. Необъяснимая зависимость, которая безоговорочно превращает в рабыню. Отравляя кровь. Воздух. Вынуждая дышать и жить только им. Сейчас я видела перед собой свою судьбу. Это трудно объяснить словами, но мне казалось, в эту секунду мы дышали друг другом. Глубоко. Вполне осознанно. И даже не зная ни его имени, ни кто он такой, я была готова пойти с ним куда угодно.

- Прошлый раз, я тебе ясно сказала, чтобы ты оставил меня в покое и ни на что не рассчитывал! – шиплю, пытаясь строптиво вырваться из его хватки. Не отрывая взгляда. Глаза в глаза. Мужчина делает шаг навстречу, облизывая губы. Внутри разгорается пожар. Как бы я не сопротивлялась, с ним рядом готова на все. Крепко держит за руку, заявляя свои права, которых не имеет.

- Ты божественна, когда злишься. – Поднимает руку, прикасаясь к моему подбородку. Задирает мою голову, пронзительно смотря в глаза. Вглубь души. Завоевывая сердце своей наглостью и напором. – Я же говорил, что всегда получаю то, чего хочу. Не бойся. – Уверенный, наглый тон. Надо бы что-то съязвить и отвязаться от этого мужика, но я зачарованно продолжаю слушать, наслаждаясь его наркотическим голосом. – Я всего лишь хочу познакомиться с тобой поближе. Идем. – Он отходит назад, продолжая держать меня за руку. Тянет на себя и затем разворачивает. – Я покажу тебе казино. – Последняя фраза немного встряхивает и в то же время приводит в замешательство. Он здесь работает?!

- Послушай, – откашливаясь, говорю ему в спину, когда мы идем в непонятном направлении, – кто ты такой, и что тебе от меня нужно? – Сейчас хотелось кричать. Позвать на помощь, хотя и понимала, что это бесполезно. Он не реагирует на мои слова, продолжая целенаправленно идти вперед по центральному залу. Напрочь игнорируя взгляды посетителей. Доводит до витой лестницы, которая ведет на второй этаж и останавливается.

- Николас Верано. – Произносит свое имя, сжигая взглядом в пепел. – Это казино принадлежит мне. – Грозно. Четко. Не оставляя никаких сомнений. – А все, что мне нужно – это ты! – Последняя фраза, как смертельный приговор. Мой или его еще не понятно. Отворачивается, и, пропуская меня, вперед, вынуждает подниматься по лестнице. И когда она заканчивается, мы оказываемся на большой смотровой, застеклённой площадке из которой открывается необычайный вид на все залы казино. Скрещиваю руки на груди, и не смело прохожу вперед. Ощущая неимоверное напряжение, которое витает в воздухе. Слышу шаги позади себя, и неловко поворачивая голову назад, замечаю Николаса. Боже мой. Его имя соответствует его образу. Плавные, грациозные шаги. Как у хищника. Вдоль стены. Он не отрываясь разглядывает меня, сжирая глазами. Воздух кажется чертовски горячим. Смыкаю губы и молчу. Впервые в жизни меня разрывает на части при уединении с мужчиной. Отворачиваю голову не в силах больше выносить прямого контакты с этими голодными, звериными карими глазами. Которые гипнотизируют и подчиняют. Еще пара шагов и я оказываюсь у стекла. Изумленно смотрю вниз, понимая насколько масштабно зрелище. Как сверху все выглядит чертовски завораживающе. Поднимаю руку и кладу ладонь на холодное стекло. Скольжу по нему пальцами. Всего секунда и сильные мужские руки хватаются за талию. Ненасытные, шершавые губы впиваются в кожу на шее. Он, как одержимый начинает целовать мою кожу, издавая при этом протяжный гортанный стон, который возбуждает до предела. Внутри разгорается огонь. Тело встряхивает, словно от удара током, судорожно сотрясая каждую поджилку.

- Скажи свое имя? – Рычит. Хватается за волосы на затылке, разворачивая голову. Впивается зубами в шею, а потом нежно посасывает ее. Смотрит в глаза. Яростно. Зверски. За красивой маской скрывается чудовище. Чувствую это, но почему-то одержимо тянусь к нему. – Твою мать, я хочу знать имя! – Практически орет, смотря на меня. Его скулы дергаются. Слышу, как он скрипит зубами, яростнее скручивая мои волосы. – Не молчи, милая, не вынуждай меня…..

- Ева. – На выдохе. Из последних сил. Выдыхая последний кислород, оставшийся в легких. – Меня зовут, Ева. – Повторяю собственное имя, как в лихорадке. Ник отпускает мои волосы и толкает к стеклу, от чего я едва не падают. Быстрый шаг и его требовательный рот обрушивается на мой. Сильные пальцы сжимают скулы. Язык проникает в рот, сплетаясь с моим. Целует неудержимо. Кусается до боли. Начинаю стонать, цепляясь пальцами за лацканы пиджака. Притискивая мужчину ближе. Отвечая на поцелуй. Позволяя все, что ему хочется. Все что хочется мне. Обнимаю широкую шею. Царапаю ногтями. Кусаюсь в ответ. Настолько сильно, что Ник алчно рычит мне в рот, продолжая целовать. Унося нас обоих за пределы реальности. В темный, уязвимый мир. Наполненный болью и похотью. Чем-то запретным и даже грязным. Наверно этот опрометчивый поступок выйдет мне боком, но пошло все к черту. Я делаю этот шаг. К нему навстречу. И неважно от чего он сделан. Из-за страха или желания. Он сделан. Сейчас. И мир рушится. Навсегда стирая все, что было раньше. Еще движение, и он всем телом прижимает меня к стеклу. Лезет под подол платья, требовательно трогая каждый участок кожи. Помечая его. Делая меня своей собственностью. Проклятье! Он совершенно чужой и незнакомый. Одного имени не достаточно, чтобы позволять ему все, что он со мной творит. Но я позволяю. Более того с каждой секундой хочу этого все больше и больше. Шершавыми пальцами. По бедру. Вызывая дрожь по телу. Холодный пот. Который не способен погасить огня внутри. Он как наркотик. Глоток изысканного вина. Самый вкусный десерт в мире.

- Я хочу тебя! – Звенящим голосом. Продолжая целовать. Хватается обеими руками за мою задницу, и немного отрывает от пола. Не церемонясь. Прижимает к себе так, что я чувствую его возбужденный член. – Как одержимый! – Дерзкое, нахальное признание. Не дающее не единого шанса на обжалование. – С той самой минуты, как увидел тебя в клубе. Боже, Ева, ты будешь моей. Ты моя! – Не спрашивает. Утверждает. Сознательно. Уверенно. Словно заранее зная мой ответ. Нет! Так нельзя. Он никто.

- Стой! – Со всей оставшейся силы отталкиваю Ника от себя, задыхаясь. – Мы совсем не знаем друг друга. Я не могу быть твоей! – Дрожу. Хочется обнять себя руками, и спрятать от этого съедающего, как серная кислота взгляда.

- Еще как можешь! – Злиться. Хватается рукой за вырез моего декольте и дергает на себя. – Посмотри мне в глаза. – Свозь сомкнутые зубы. Гневно. Устрашающе. – Ты почувствовала тоже самое, той ночью, не смей отрицать! Милая, как бы ты не старалась, больше от меня не спрячешься.

- А что будет, когда ты добьешься желаемого?! – Повышаю голос, начиная говорить с ним на равных. Бессовестно смотря в его глаза. – Я не девочка на ночь. Не твоя прихоть, которую захотел и получил. У тебя Николас, – выплевываю имя прямо ему в лицо, – ни за что не получиться затащить меня в свою постель. Если ты решил, что всем этим, – вскидываю руки, показывая на его собственность, – произвел не меня впечатление, то ты ошибаешься. Так просто тебе меня не получить. – Отталкиваюсь от стекла, и делаю уверенный шаг в сторону лестницы, надеясь, что за мной останется последнее слово. Неожиданно Ник хватает меня за руку и вынуждает остановиться.

- Можешь уходить. – Грубые пальцы трогают голую спину. Вздрагиваю, неосознанно наклоняясь назад. Ведет в сторону. Голова начинает кружиться. – Только настоятельно рекомендую отправиться домой в одиночестве. Без этого молокососа. Запомни, – он делает вальяжные шаги вокруг меня, засовывая руки в карманы брюк, – ты моя Ева. А я не позволяю никому трогать то, что мне принадлежит. Просто уясни это, и не играй с огнем! Знаешь, – он вытаскивает руку из кармана, и резко хватает меня за шею, начинает слегка душить. На его лице не единой эмоции. Он тверд и уверен в своих словах, от чего становиться невыносимо страшно. Отворачивает голову, и продолжает говорить, – я чувствую, как ты хочешь меня. Скрывать бессмысленно. Твое тело говорит само за себя. – Мерзавец. Хочется сказать что-то колкое ему в лицо, только я не могу. Настойчивые руки все сильнее сжимают шею. – До скорой встречи, милая. – Ник наклоняется и слегка целует в губы. Отпускает свою руку, и разворачивает спиной, давая мне время убраться отсюда. На дрожащих ногах направляюсь в сторону лестницы. Делаю пару шагов по ступенькам, а потом замираю на месте. Трогаю жгущую кожу на шее. Останется след от его пальцев это несомненно. Твою мать. Все его слова и приказы словно пригвоздили меня к нему. Навечно. Бесповоротно. Он прав, черт бы его побрал. Даже несмотря на весь страх и ужас я хочу его. Прикоснуться к темной душе и погрузиться в нее. Стать воздухом, которого ему не хватает. Стать такой же одержимостью. Эти возможные отношения – черная бездна. Кипящий котел, в котором я уничтожу себя раз и навсегда. Нужно бежать, куда глаза глядят, но так неудержимо хочется идти навстречу.

Глава 4

Ник.

Здесь ночи пахнут иначе. Спертым воздухом, пропитанным густым табачным дымом и порой дешевым приторным парфюмом. Отвратительный запах. Он не дает вздохнуть. Сжимает легкие, и натягивает ребра, как стальные прутья. В нем не ощущается свободы. Раскрепощённости. Он постоянно держит в напряжении, напоминая тебе, кто ты есть на самом деле. Да, я никогда и не забывал об этом. Наверно в любом новом месте я все равно не буду находить себе покоя. Тьма, густым шлейфом следует за мной, держа в крепких стальных оковах. Боль, это единственное острое чувство, которое никогда не отпустит. Все пропитано ею. Мой разум. Мертвое сердце. Опустошенная душа, которая не имеет даже надежды на спасения. Давно свыкся с этими мыслями, и никогда не пытался идти наперекор судьбе. Я таков, какой есть. Не ношу масок. Не скрываю своего истинного лица. Все люди, которые, так или иначе, прикасаются к моей жизни, пытаются заглянуть в мою душу. Только там абсолютно ничего нет. Пустота. Мгла. Темнота, оставленная воспоминаниями из прошлого. Которые давным-давно для меня не имеют никакого значения. Отпустил все. Почти забыл. Я стал таким уже настолько давно, что даже и не помню, каким был раньше. Словно это другая жизнь. В другой альтернативной реальности. Где все дико и не свойственно мне. Пусть прошлое остается прошлым. Мое настоящее и будущее вот что главное. Плохо это или хорошо. Я никогда не четкого разделения между этими понятиями. Совершая тот или иной поступок, я всегда руководствуюсь одним лишь принципом. Делай только то, с чувством вины за что сможешь справиться. Хотя наверно я никогда в своей жизни не сожалел о содеянном. Даже если поступал с людьми омерзительно. Они мне никто. Почему я должен волноваться, что унизил или уничтожил их? Просто нужно держаться, как можно дальше от меня и того, что мне принадлежит. Будь это вещь или человек. Неважно. Мой сволочной характер существовал всегда. Сейчас наверно стало хуже. Но это благодаря тем людям, которые бесцеремонно продолжают плевать в душу. Я не прошу, чтобы меня любили. Не терплю лицемерия и лжи. Не переношу фальшивых улыбок. Ведь в нашем гнилом мире улыбаться гораздо важнее, чем быть самим собой. Прогибаться не в моем характере, потому что тогда, человек навсегда распрощается со своей личностью. Станет серым существом из толпы. Все превращается в подделку. Лучше быть искренним мерзавцем, чем лживым добродетелем.

Эту ночь я провел в своем новом кабинете, ни на секунду не уснув. Бесцельно смотрел в одну точку, лишь слыша в тишине назойливое тиканье часов, которое изредка перебивало мои мысли. А их было безмерное количество. Но большинство о ней. О зеленоглазой девушке, которая неожиданно ворвалась в мою жизнь, и сожгла ее к чертовой матери, всего за мгновение. А она даже не вписывается в образ тех барышень, которых я привык видеть рядом с собой. Взбалмошная. Взрывная. Еще совсем юная и невинная. Но внутри этого ангелочка, живет настоящая сука и стерва, которая-то и привлекла меня. Затащила в свои сети, само того не подозревая. Привязала к своему животрепещущему сердцу металлическими жгутами. Навечно. Всего один взгляд. Всего ничтожная секунда, которая решила все за двоих. Она моя. Где-то в подсознании этот факт трудно было оспорить. Одержимое желание прикасаться к коже с каждой секундой становилось все сильнее. Дышать ароматом ее тела. Нежнейшим запахом луговых трав, который сладким привкусом оседал на жгущих губах. Черт! Все, о чем я думал это ее поцелуи. Жаркие, разжигающие поцелуи, которые делали из меня еще более жестокое чудовище. Неуправляемого монстра, готового убить любого, кто приблизиться к ней. А ведь я совершенно не знал ее. Эта девка ни на кого не была похожа. Даже в моей прошлой жизни не было подобных. Всю прошедшую неделю я только и делал, что думал, где ее можно отыскать. Все попытки Виктора что-то узнать о ней, имея при себе всего лишь фотографию из камеры видеонаблюдения, потерпели крах. Я злился, как черт, понимая, что по собственной глупости отпустил. Прошлый вечер в клубе стал для меня сюрпризом. Я заехал в казино всего на пару минут, чтобы забрать необходимую сумму денег, для отлета в Лас-Вегас. Прошелся по залу и поднялся наверх. На смотровую площадку, где открывался полный вид на все мое казино. Необъяснимым образом я почувствовал ее. Всеми клетками своего тела. Холодного сердца, которое все же, ощущая ее, начинает буйно грохотать за грудной клеткой. Метался глазами по каждому участку казино, пока не заметил ее. В строгом сером платье. На каблуках. Грациозно шагающую по ковровой дорожке. Взгляд прилип к стройным ногам. Выше. К небольшому декольте, где сверкало милое колье. Пухлые губы. Выразительные глаза, которые способны превратить меня в прах. Сглотнул, продолжая смотреть на нее. Понимая, что с этой секунды наша жизнь повернет на новую дорогу и все измениться. Я не смогу позволить ей сбежать снова. И плевать, что мы незнакомы. Насрать, что она сейчас идет за руку с какими-то недоумком, единственной целью которого трахнуть ее, как можно быстрее. Хотя я его понимал. От нее нельзя было оторвать глаз. Сжал кулаки, унимая в себе дикое желание, спуститься немедленно вниз и поставить этого малакососа на место. Заявить на нее свои права. Я уже имел их. Она узнает об этом. Непременно. Несколько раз протяжно выдохнул и с абсолютным спокойствием спустился вниз. А дальше… Я прекрасно знал, что будет дальше. Уверенными шагами подошел к их столику, вставая за спиной девушки. Энергетика ее тела, притягивала и манила. Как хищник шел на запах свежей крови. Только к ней. Скорее прикоснуться. Дать о себе знать. Напомнить о нашей первой встречи. И я сделал это. Триумфально. Этот вечер навсегда останется в ее памяти, как самый значимый. День нашего знакомства. Начала чего-то масштабного и ужасающего. Я знал, что все превратиться в пытку. Станет испытанием и самым сильным чувством, которое только было в моей жизни. В ее тоже. Уверен в этом. Рукой. За ее запястье. Сжимая ее пальцы вместе в фишками. Трусиха боится сделать ставку. Шепчу на ухо. Даю идею. Приказываю поставить на черное и она покорно повинуется. Дышит часто. Жадно глотает воздух и соблазнительно облизывает губы. Сводит ноги, соединяя колени. Хочет меня, сука. Боится и желает. Я способен дать ей все, что она может попросить. Бросить мир к ее ногам. Овладеть ей без остатка. У меня срывает крышу. Руки трясутся и по коже словно хлещут стальными плетьми. Она моя доза. Мой глоток чего-то неизведанного и запретного. Эта девушка часть меня, как бы смешно это не звучало. Нервы оголены. Чувства слегка притупляются, делая одержимость невыносимой. Хочется выть от восторга. Она фантазия моего безумия. Моя магия. Моя тьма. В ней нет света. Ничего святого. Блядская натура, которая запрятана за тысячи замком. Девушка даже не понимает, какую власть способна иметь. Управлять ее. В силу своего возраста она не понимает своего истинного предназначения. Быть моей женщиной. Жизнью. Воздухом. Глотком холодной воды, когда чертовски сильно хочется пить. Едва вдыхая запах ее тела, я понимая что становлюсь пьяным. Неуправляемым. Обреченным. Она прикоснулась к мертвому сердцу. Она станет такой же, чтобы остаться в моем мире. Разделить жизнь напополам. Перестать дышать. Существовать за счет чувств, которыми я способен ее наградить. Одарить. Все настолько безумно, что останки живого умирают. Говорят любовь окрыляет, моя способно только убивать. Прости девочка, но ты шагнула в ад, откуда нет обратного билета. Шепчу что-то в ухо. Разжигая дьявольский костер. Возбуждая невинную душу. Приказываю. Требую. Сжимая ее шею своими пальцами сзади. Ощущая, как блаженно она откидывает голову назад, наслаждаясь этой томной болью. Моими словами. Она уйдет сейчас со мной куда бы я не пошел. Откровенно. Несдержанно. Пока крутиться рулетка. Она выиграет. Ее ставка верна. Рулетка замедляется. Двадцать два черное. Ее число. Сегодняшняя дата. Девушка не осознает своей победы. В прострации. Все, что она видит перед собой – я. Так и должно быть. С этого момента я ее мир. Тёмный, поглощающий мир, который раскроет все запреты. Все летит прямиком в пекло. Она неосознанно превращает свое сердце в пепел, даруя останки его мне. Глаза в глаза. Вдох за вдохом. Тишина внутри. Словно время остановилось, разделяя вселенные. Оставляя нас на тупой грани между. В подвешенном состоянии. Давая малюсенький шанс что-то решить. Но все давно предопределено. Я чувствую, что девушка будет значить для меня. Продолжаю пристально смотреть. Покорять ее себе. Держу да руку, давая понять, что не отпущу. Уведу за собой. Шаги к лестнице. Злой, раздражённый голос, который требует мое имя. Ничего не измениться если я произнесу его вслух. Она просит, и я говорю. Никакой реакции. Она совершенно не знает кто я такой. Пропускаю вперед. Голодно разглядываю идеальную спину, когда девушка поднимается по витой лестнице вверх. Уверенно иду следом, заведомо зная, что я сделаю с ней дальше. Руки. На теле. Бесцеремонно. Оклеймяя. Оставляя шрамы на бархатистой коже. Меня выворачивало наизнанку от ее дерзости и настырности. Он ее острого языка, который строптиво пытался дать мне отпор. Имя. Я желаю знать ее имя. Впиваясь в шею пальцами, спрашиваю. Глотаю с приоткрытого рта остатки кислорода. Ее жизнь. Забирая все в личное пользование. Ева. Ева. Боже. Ее имя, как сладостный звук. Так неумолимо хочется повторять его вновь и вновь. Сквозь пространство. Вопреки всему. Смаковать его на губах. Ева. Моя. Нежная невинность. Каждая буква пленительно отпечатывается в душе. Сумасшествие с первого взгляда. Редкий цветок. Мечта, которая воплощается с нуля. Моя победа. Без схватки. Без поражения или победы. Полная капитуляция друг перед другом. Поцелуй. Дикий. Страстный. Раз и навсегда делающий ее моей. Дрожащие, пухлые губы умоляют о продолжении. Трогаю сексуальное тело. Слетаю с катушек. Хочу. Ее. Здесь. Немедленно. Но понимая, что это всего лишь начало, притормаживаю. Постепенно. Глоток за глотком. Доза за дозой. Женщиной нужно владеть абсолютно. Но начинать не спеша. Наслаждаясь каждым изнуряющим мгновением. Постепенно. Оставлять в памяти каждый последующий шаг. Толкает. Гневно шипит. Смотрит разъярённо, вынуждая рассвирепеть меня. Кричит. Пытается избавиться от моих объятий. Что-то доказать. Задает вопросы. Теперь что-то требует она. Игра на равных.

Кровь закипает настолько, что плавиться разум. Не уступает. Заводит сильнее. Вызывая бешеное ощущение азарта. Это чистый секс. Она делает из меня зверя, четко ощущающего все инстинкты. Никакой фальши. Девушка видит меня во всей красе и жаждет противостоять. Жадный. Голодный. Я готов на все лишь бы она осталась со мной. Неважно, что будет дальше. Главное, что мы можем сделать сейчас. Требовательные вопросы. В лоб. Немного приводя меня в замешательство. Я был готов к чему угодно, только к не равноправной борьбе. Ева, действительно особенная. . С необычайном блеском в глазах. С оскалом, как у дикой кошки. С острыми коготками, которые исцарапают до крови. Немедленно хочется обуздать эту наглость. Сбить ее спесь. Подчинить. Отпускаю. Отхожу в сторону. Давая ей лишь пару секунд на размышления. Я и так слишком долго ждал ее. Очень долго. Сжимаю горло. Душу. Замечая, как меркнут ее глаза. Как рассевается зелено-голубая дымка вокруг ее зрачка. Душа погибает. Ликую. Понимая, насколько невыносимо нуждаюсь во власти над ней. Всей. Моя. Говорю смело. Не ожидая ничего в ответ. Предупреждаю. Давая ей уяснить, что играть с таким, как я опасно. Вынуждаю уйти, прекрасно зная, что совсем скоро мы увидимся вновь. Девушка напугана. В воздухе витает концентрированный запах ужаса и страха. Животного ужаса, который подтверждается клокочущим биением сердца. Шаги за моей спиной. Неуверенные. Будто она борется из последних сил сама с собой. Желая остаться со мной навсегда. И одновременно убеждая себя скрыться в самый тихий уголок этого мира. От себя не сбежать. От меня тем более. Она это поймет рано или поздно. Пара небрежных шагов и я со всей дури бью по пуленепробиваемому стеклу смотровой. Выпуская кислород через нос. Ярость сжигала все внутренности. Тьма бушевала. Разгоряченная кровь неслась к черствому сердцу, пытаясь его оживить. Я вдруг почувствовал, что меня накрыло. Ладони сильнее вспотели, по телу пробежал мерзкий холод. Слабость расползлась по венам. Прильнул лбом к холодному стеклу, не делая не единого вдоха. Сердце пропускало удары. А потом неожиданно стало набирать обороты, будто стремясь вырваться наружу. Улететь куда-то далеко. Время стирает границы. Способность забывать кажется недосягаемой. Сейчас я опять дал слабину и отпустил. Даже не понимая, зачем это сделал. Лишь проводил взглядом. До самого выхода. Девушка ни разу не повернула своей головы, хотя явно ощущала на себе мой собственнический взгляд. Приказал Виктору проследить. Убедиться, что она поехала домой одна. В противном случае мне придется оправиться за ней и наказать. Жгущее чувство ревности сжирало нутро. Наверно впервые за долгое время я испытывал нечто подобное к незнакомой девушке. Выдохнул. Привел себя в порядок, но так и не смог покинуть казино. Вернулся к себе в кабинет, где и провел бесполезную ночь наедине с собственными мыслями. За окном всходило солнце. Пробиралось настырными лучами в комнату сквозь жалюзи, напоминая мне о том, что начался новый день. Тихий стук в дверь кабинета, заставил меня устало повернуть голову и впиться взглядом в деревянные двери, которые стоящий по ту сторону, не решался открыть.

- Войдите! – Откашливаясь. Прикрывая рот рукой. Устало ослабил галстук и откинулся в своем кресле, немного отодвигая его назад.

- Мистер Верано, не помешал? – Виктор делает пару шагов, и аккуратно прикрывает за собой двери кабинета.

- Проходи. – Прикрываю глаза, вспоминая его вчерашний звонок. Девушка вернулась домой. Одна. Спустя полчаса в окне ее квартиры погас свет. Сейчас он должен был мне сообщить все, что ему удалось о ней узнать. – Присаживайся. – Не открывая глаз. Продолжая сидеть неподвижно. Слышу, как скрипит кресло напротив. Виктор молчит, видимо ожидая, что я, наконец, соизволю на него посмотреть. Распахиваю глаза, немного наклоняя голову. Ничего не говорю, но по выражению моего лица, он понимает все без слов.

- Николас, – иногда парень обращался ко мне по имени. Он не был моим другом. Потому что друзей у меня нет, и не было. Никому нельзя доверять. Только себе, – я сделал все, как вы просили. Проследил за ней до самого дома. Тот парень, – он на мгновение замолкает, а потом как ни в чем не бывало, продолжает говорить, – даже не пошел за Евой. У меня создалось впечатление, что ей было не по себе. – Все-таки на Еву подействовали мои слова. Коварно улыбнувшись сам себе, настойчиво продолжал смотреть на Виктора. – Потом девушка поднялась в свою квартиру. Мой человек за ней проследил и узнал кое-какие подробности. Мистер Верано, похоже девушка приезжая. Кроме имени, адреса, и номера телефона пока ничего узнать не удалось. Но если вы дадите мне немного больше времени, то…

- Пока этого достаточно! – Протягиваю руку, забирая у Виктора вдвойне сложенный листок. Не раскрываю его. Просто сжимаю пальцами. Я сам все узнаю. Она добровольно мне расскажет. Главное больше не упустить ее из вида.

- Мистер Верано, позволите задать вам вопрос? – Парень сжимает пальцы обеих рук в замок, и опускает взгляд.

- Попробуй! – Усмехаюсь. Виктор никогда не лез в мою жизнь с расспросами. Выполнял только то, что я прикажу, не возражая. Не пытался приблизиться и стать другом. Почему сейчас он решил, что имеет какое-то право что-то спрашивать. Ненавидел когда лезли в мое пространство. Нарушали его, пытаясь изменить. Сцепливаю зубы и молчу. Жду, пока он задаст интересующий его вопрос. Парень медлит, понимая, что мне чертовски неприятен этот разговор.

- Я работаю с вами достаточно давно. – Он начинает несмело, говоря немного вибрирующим голосом. – Выполняю все ваши указания, и обеспечиваю полноценную охрану вас и вашей собственности. Наблюдаю за вашей жизнью со стороны, и ни в коем случае не хочу влезать в нее. Но иногда у меня создается впечатление, что на самом деле вы совершенно другой человек. Не знаю, зачем я вам говорю все это сейчас.

- И я не знаю. В твои обязанности не входит задавать мне лишних вопросов. – Даже не злюсь. Отчасти понимая его интерес. – Что-то еще Виктор? – Раз и навсегда закрываю эту тему.

- Нет, мистер Верано. Я могу идти?! – Парень, как ошпаренный поднимается с кресла, поправляя смявшийся пиджак.

- Можешь. Сообщи мне, как Тина приедет. Я буду ждать ее здесь. – Запрокидываю голову назад, пытаясь сделать вдох. Ничего не выходит.

- Обязательно. – Закрываю глаза. Голова обессиленно прислоняется к кожаному креслу. В кабинете снова наступает тишина, после слабого стука двери.

И почему все так отчаянно пытаются влезть в мою жизнь? Раскрыть мне глаза. Докопаться до несуществующей правды. Не нужно искать подвоха в мое личности. В ней нет тайн. Я, как открытая книга, который любой умный сумеет прочесть. Я люблю трудности. Люблю людей которые умеют противостоять и сопротивляться. Укрепляют свою твердость в борьбе. Люблю женщин, способных выдерживать пытки любви, оставаясь при этом сильными. Я ненавижу кофе без кофеина. Пиво без алкоголя. Дешевые фильмы. Ужасную музыку, которой поклоняются поколения. Я никогда не пытался никому подражать. Не навязывал свои устои. Не вовлекал людей в свою жизнь. Наоборот старался избегать лишних контактов. Понимая, что верить удел слабых. Ждать и наедятся. Никогда не сидел, сложа руки, и не ждал чуда. Постоянно выгрызал у судьбы свое место, отстаивая его. Я сделал себя сам. Мы владеем судьбой. Конечно, есть место каким-то непредсказуемым обстоятельствам, но, тем не менее, каждый из нас – хозяин своей жизни и своей судьбы.

Распахнул глаза, смотря в белый потолок. Голова начала кружиться, вызывая легкую тошноту. Мышцы сводило судорогой. Наверно из-за того, что всю ночь я просидел в одном положении не в силах сдвинуться с места. Шум в ушах. Хотелось бы немного отдохнуть, но я понимал, что впереди насыщенный день, который я должен прожить на твердо стоящих ногах. Солнце за окном становилось все ярче. Смотрел перед собой. На сложенный листок, где были написаны адрес и телефон девушки. Сумасшедшее желание достать телефон и набрать ее номер разрывало на куски. Не время. Ей нужно немного привыкнуть. Но вспоминая ее дрожащее, изнывающее тело в моих руках, осознавал, что рядом со мной она готова на все. Ева так же дико хочет быть рядом. Засунул руку в карман брюк и сжал мобильник в руках. Настолько сильно, что почувствовал скрип корпуса. Чего медлить. Набери ее номер. Услышь голос. Сойди с ума снова. Напомни о своем существовании. Она не должна забывать кому теперь принадлежит. Резко дернув руку из кармана, положил ее на стол. Свободной рукой развернул листок и уставился на цифры, которые начали рябить в газах. Несколько раз моргнул, чтобы сфокусироваться на заветном номере. Руки задрожали. Мне хотелось не просто услышать ее голос. Незамедлительно увидеть ее. Разблокировал телефон, и начал набирать номер. Глотая воздух мелкими порциями. Прокручивая в голове слова, которые сейчас произнесу. Но что-то остановило. Стер все цифры, и со всей силы снова сжал мобильный в руках.

Дверь моего кабинета открылась без стука. Легкий стук каблуков. И шлейф знакомых духов, который успокоил мои нервы всего за одно мгновение. Не стоило даже поворачивать головы, чтобы понять кто это. Неторопливые шаги. Ближе и ближе. Теплые руки касаются моей шеи сзади. Девушка наклоняется и целует меня в щеку горячими губами.

- Доброе утро, Нико. – Только ей позволено меня так называть. Только она может так прикасаться. Поднимаю руку, накрывая своей ладонью ее миниатюрную кисть. Сжимаю легонько, забывая обо всем.

- Привет. – Расслабленно. Практически спокойно. Начиная дышать. – Ты приехала очень рано. – Не меняя тона голоса. Упиваясь теплотой ее рук.

- Ты забыл о наших планах. – Она расстроенно вздыхает, обнимая меня руками за шею. – Зачем ты так себя изводишь? Не спал всю ночь. Сидел здесь. Ник, может быть, стоит прекратить….

- Тише… – Беру ее руку и целую в ладонь.- Не нужно. Не говори ничего. – Не позволяю ей закончить начатую фразу. Очередное выяснение отношений ни к чему хорошему не приведет. Тина. Сексуальная. Соблазнительная. Чертовски умная. Сильная женщина. Построившая, свою разбитую жизнь с нуля. Она похожа не меня. Обожжённая. Душа со шрамами. Зеркальна моей судьбе. Мы вместе справлялись с трудностями. Мы вместе вставали с колен. Я держал ее руку, когда ревела от боли, а она лечила мои кровоточащие раны. Наверно эта женщина единственный человек, который имел возможность видеть изнанку моей жизни.

- Я заказала два билета до Лас-Вегаса. Рейс через четыре часа. – Я помнил о предстоящей поездке, но наверно буду вынужден ее отложить. – Надеюсь, ты собрал свои вещи? – Логичный вопрос. Боюсь, огорчу ее своим ответом.

- Тина, я с тобой не поеду. – Тяну ее за руку, принуждая сделать несколько шагов, и присесть на край стола. Милая улыбка. Добрый, пронизывающий взгляд. Полон надежд и мечтаний. В отличие от меня Тина продолжала доверять людям. Старалась верить в лучшее, несмотря на все дерьмо, что произошло в ее жизни. – Мне нужно задержаться здесь. Ты справишься сама. – Улыбаюсь, смотря в ее глаза. Девушка облизывает губы, накрашенные алой помадой. Задирает немного узкую юбку, и по-хозяйски садиться на мои колени. Обнимает за шею, прижимаясь ближе. Теребит волосы на затылке, окончательно расслабляя меня.

- А ты справишься без меня? – На выдохе. Прикусывая мочку уха. Проникая в ушную раковину, обжигающим кончиком языка. Возбуждаюсь молниеносно. Хватаю девушку за задницу, теснее прижимая к себе. Под юбку. По оголенной коже. Сдвигая тонкое кружево в сторону. Тина ерзает на моем члене, постанывая в ухо. Шире раздвигает ноги, а потом зажимает мои. Поднимаю руки, начиная лихорадочно расстегивать пуговицы на ее белоснежной блузки. Сдвигая ее вниз. Наклоняю голову, прикусывая сосок сквозь тонкую материю. Впиваюсь зубами. Жадно лаская пальцами кожу на шее. Надавливаю ладонью на грудину, заставляя Тину прогнуться на мне. Встряхнуть распущенными черными волосами. Алчно облизать сексуальные губы. Сверкнуть глазами так, чтобы мощный импульс возбуждения встряхнул мое тело. Мне нужна разрядка. Дерьмо. Все в напряжении. Воздух, кажется, наполняется горячим, густым паром. Сжимая легкие до предела. Хватаю Тину за волосы на затылке, и впиваюсь в губы. Жарко. Хочется больше. Сию секунду. Она отдается мне без остатка, зная как она необходима. Наши отношения не имеют границ. Мы ничего никогда не обещали друг другу и ни на что не надеялись. Это не было игрой. Лицемерием. Тина знала мое отношение к ней. Я точно знал ее. Это не было любовью. Одержимостью. Похотью. Это просто секс. Обоюдное удовольствие, которые мы всегда готовы доставить друг другу. Бессвязный шепот. Что-то наглое. Доводящее до безумия. Наши руки повсюду. Ее блузка рывком спускается в район талии. Не раздеваю бюстгальтера, продолжаю сжимать груди. Трогать подушечками соски. Тина начинает стонать, не сдерживая чувство эфемерной эйфории, которая зарождается в крови. Сильнее трется киской о мой член, и почти умоляет меня войти в нее. Беззвучно. Одними лишь жестами. Мимикой губ. Взглядом. Провожу кончиком носа по ее шее, задерживаясь на сонной артерии. Пульс вырывается на свободу, разрывая сонную артерию. Вспышки. Все, как в тумане. Перед глазами она. Ева, черт бы ее побрал. Эта сучья улыбка, которая напрочь лишает чувств. Ее запах везде. Как наваждение. Пытаюсь выкинуть эти мысли из головы, но ни черта не выходит. Я помню ее изгибы тела. Все до мелочей, даже ни разу не видев ее обнажённой. Тонкая, изящная шея. Губы. Скулы. Прищур глаз. Клянусь богом, сейчас я вижу только ее. Ощущаю каждой клеткой тела, прекрасно понимая, что на моих коленях сидит совершенно другая женщина. Я не смогу быть с кем-то другим пока не получу ее. Не избавиться. Не стереть. Не выжечь. Она проникла так глубоко, что становиться даже страшно. Это не может быть правдой. Но эта реальность, которую я не смею отрицать. Все так блекло и серо, потому что рядом не та. Дышу часто и тяжело. Скриплю зубами, ненавидя себя в этот момент. Это не слабость. Не желание, в котором я не отдаю себе отчета. Это нечто большее. Уже мое. Особенное. Сам не понимал, как всего одна встреча, так исковеркала мою жизнь. Но пока непослушная девка не окажется в моей постели и в моей жизни, я не найду себе спокойствия. Да у меня его никогда и не было.

- Прости. – Задыхаюсь. Хватаю Тину за талию, и останавливаю. – Сегодня у меня нет сил. Давай остановимся. – Утыкаюсь носом между ее грудей, прикрывая глаза. Немного даже сожалея, что разъедающие мысли в моей голове, не позволили полноценно забыться и окунуться в эту страсть. – Ты вернешься, и мы все исправим. – Ритм сердца рваный. Голова кругом. Образ чужой девушки становится все ярче и ярче.

- Не волнуйся ни о чем. – Тина обнимает своими теплыми ладонями мое лицо и немного приподнимает голову, смотря прямо в глаза. – Я уже привыкла занимать твое место. – Усмехается.

- У тебя будет много работы. Очень много. Тебе придется одной руководить подготовкой к открытию нашего нового казино. – С сожалением. Понимая, что взваливаю на ее плечи немалые проблемы. – И может быть даже одной присутствовать на открытии. Прости Тина, но я должен остаться здесь.

- Я справлюсь, Николас.- Она называет меня полным именем, а это значит, что она немного злится. – Но мы должны с тобой обсудить еще одну тему. – Загадочная фраза. Тина встает с моих колен, поправляя юбку. Проходиться по кабинету в полной тишине. Подходит к огромному зеркалу. Застегивает блузку. Обеими руками расправляется растрепанные волосы. Наклоняется немного вперед, и большим пальцем стирает остатки размазанной помады. Сижу тихо, просто наблюдая за ней. Не предавая значения, ее последней просьбе. Не спрашивая о чем, она имела в виду.

- Почему ты молчишь? – Не поворачиваясь. Продолжая смотреть на себя в зеркало. – Не спросишь, о чем я хочу с тобой поговорить? – Немного недоумевая. Тина привыкла к моему напору и решительности. Но сегодня мне слегка не по себе.

- Ты же все равно начнешь этот разговор. К чему мне задавать бессмысленные вопросы. – Обреченно усмехаюсь. Тина разворачивается и делает несколько шагов, возвращаясь ко мне.

- Совсем скоро годовщина смерти твоей матери. Ты должен, наконец, решиться и навестить ее могилу. – Ее слова мгновенно отрезвляют. Воздух улетучивается. Глухая боль накатывает волнами и начинает безжалостно душить. Сердце сжимается в тиски, будоража едва затянувшиеся раны. Нет! Не могу! Нет!

- Тина, я… – Черт, как же тяжело говорить об этом. – Я не могу. – Закрываю лицо ладонями. Хотелось выть от отчаяния. Провалиться сквозь землю. Никогда не вспоминать этого. Ничего не чувствовать сейчас. Вырвать все с корнем. Пожалуй, это единственное воспоминание, которое никогда не отпустит и не забудется. – Ты же знаешь, я был там. Однажды ездил. Это глупо посещать места, где один тлен. Где нет ничего живого. Моя жизнь итак наполнена смертью. Я не хочу видеть ее могилы. Слышишь, не хочу. – Не замечаю, как начинаю надрывно кричать. В глотке дерет. На пересохших губах натягивается кожа. Меня всего выворачивает наизнанку. Не могу справиться с нахлынувшими эмоциями. Слишком болезненная тема. Все слишком. – Не смей больше говорить о моей матери. Никогда. Не смей. – Я злился не на Тину. На себя. На боль, которая с каждой секундой умножалась во сто крат.

- Ты просто все еще не простил ее…. – Абстрактное утверждение, которое окончательно доводит до отчаяния.

- Лезть ко мне в душу бессмысленно. Если ты думаешь, что способна изменить что-то, то ты ошибаешься. – Смотрю в одну точку, повторяя монотонно слова. – Я никому никогда не позволял этого, и ты не исключение. Ты не знаешь всей правды, и не имеешь права делать выводы. Уходи, – неподвижно. Даже не моргая, – опоздаешь на самолет. – Тишина. Гробовая. Тьма медленно опускается на плечи, накрывая словно одеялом. Делая мир вокруг меня привычным и обыденным. Все, как обычно. Тина понимает, что продолжив этот разговор, навлечёт беду. Пробудит окончательно мой гнев, который может нарушить хрупкое равновесие, созданное между нами. Девушка обходит мой стол, и упирается в него обеими руками. Наклоняется немного вперед.

- Я знаю, почему ты остаешься здесь. – Легкий смешок. Немного ироничный. – Это все из-за нее. – Предполагал, что Тина уже осведомлена обо всем, но мне было глубоко плевать.- Она мне понравилась. Но знаешь что, – с напором. Пытаясь в чем-то убедить, – отступи. Не трогай ее. Она слишком юная для твоих игр. Ты разобьешь ей сердце и снова покалечишь свою жизнь. Подумай о том, что игра может выйти из-под твоего контроля, и тогда вы выберешься весь израненный, и приползешь ко мне. Чтобы в очередной раз я вылечила твои раны. Она стоит этого? Не бросайся в омут с головой. Прошу тебя, сначала все обдумай. – Разворачивается, и направляется к выходу. Тихо закрывает двери, оставляя меня наедине с самим собой. С мыслями, которых стало гораздо больше. Они переплелись между собой, врастая в закоулки разума. Пуская отростки, принося неимоверную муку. Быть может она права? Не стоит рисковать. Задуматься о том, что я сломаю чужую жизнь. Своими чувствами. Растопчу. Превращу красавицу в чудовище. Себе подобное. На живую вырву сердце. А самое паршивое, что стану получать от этого удовольствие. Но с одним я смириться не мог. Тина не смеет распоряжаться моей жизнью, как много бы она не значила для меня. Ей и так удается чертовски сильно влиять на мое сознание. Бередить старые раны. Совершенно не догадываясь, что произошло в моей жизни. Все тайны умрут вместе со мной. Отправятся в ад. Я не хочу чтобы меня судили или оправдывали. Что сделано, то сделано. Сожалею лишь об одном, что так и не сказал маме, насколько близким человеком она всегда для меня была. Что за столько лет, не решился навестить ее могилы. Мне всегда казалось. Что она просто бросила меня. Ушла в неизвестном направлении, оставив одного. Так всегда было проще жить. Я не могу сейчас переступить через самого себя и поехать на ее годовщину. Не могу. Больно. Невыносимо. Удручающе. Ненавистно. Я презирал себя за эту ошибку. Она была единственным светом в моей жизни. Моим сердцем, которое умерло вместе с ней. С того самого момента, я больше никого не впускал в свою жизнь. Не позволял приблизиться. И этого никогда не произойдет. Хватит. Ты сильный, Ник. Не превращай себя в ничтожество. Никому не показывай слабости. Все будет так, как я хочу. Забыть не сумею, но жить дальше смогу. Поднялся на ноги, и взял мобильный в руки. Набрал смс Виктору, чтобы он немедленно зашел ко мне. Парень не заставил себя долго ждать. Спустя пару минут в дверь моего кабинета снова постучали. Не дожидаясь моего ответа, Виктор зашел, держа что-то в своих руках.

- Я и сам собирался к вам зайти, как только мисс Лоран ушла. Но вы меня опередили. – Парень стоит неподвижно, немного шокировано смотря на меня.

- Что-то случилось? – Обхожу стол, скользя по нему рукой, и замираю напротив парня.

- Мы нашли это. – Он протягивает мне небольшой серебряный платок, который я незамедлительно сжимаю пальцами, понимая, кому принадлежит эта вещь. – Девушка обронила его возле игрового стола, когда вы с ней…

- Понял! – Перебиваю, разворачиваясь на месте. Подношу платок к лицу, и делаю вдох, отравляя себя ее запахом. Нет, я не смогу отказаться от нее. Оставить в покое. Ева должна принадлежать мне. Одному. В этом больше не было сомнений.

- Оправь ей деньги, которые она выиграла вчера. И огромный букет белых лилий. – Продолжаю стоять спиной. Напряжение нарастает с новой силой. Сумасшедшее желание сделать это самому, выходит за рамки разумного. – А лучше отвези лично. – Разворачиваюсь, и начинаю искать на столе чистый лист бумаги и конверт. Сжимая в руках ее платок.

- Что-нибудь еще? – Виктор разворачивается, направляясь к выходу.

- Стой. Передашь ей эту записку. – На найденном пустом листе пишу всего лишь несколько строк. Надеясь, что мои слова развеют все ее сомнения, и помогут сделать правильный выбор. Быстро. Ровным почерком. Слаживая листок в четверо. Кладу его конверт и протягиваю Виктору. Парень согласно кивает головой и беззвучно выходит из моего кабинета.

Все, что происходит с нами не случайно. Разные отрезки времени, преподносят свои сюрпризы. Для того чтобы помочь нам или окончательно добить. В настоящих чувствах точки не бывает. Будь это ненависть или любовь. Боль или счастье. Обычно мы получаем то, что заслужили, но иногда способны сами распоряжаться награждениями. Я не был готов вернуться в прошлое. Подумать о своем будущем. Все, на что я мог рассчитывать – это настоящее, которое превратится в вечность. Самый сложный вызов это обещание данное самому себе. И я его даю. Ева станет моей во что бы то ни стало. Иначе все напрасно.

Глава 5

Ева.

Когда мы становимся старше, начинаем смотреть на мир совершенно иными глазами. Больше не ждем чуда из ниоткуда. Не надеемся на удачу, понимая, что только собственными усилиями можно добиться желаемого результата. Вопреки всему идти вперед, не обращая на кого внимания. Слушать собственное сердце и поступать так, как велит разум. Иногда игнорировать его. Во благо или во вред становиться понятно спустя время. Это наши ошибки. Наши достижения. И пока мы не пройдем отведенный нам путь тяжело делать выводы и судить. Даже самих себя. Сейчас мне казалось все как-то не так. Все не то. Этой ночью я не находила себе места. Бродила по темной квартире с чашкой кофе в руках и постоянно думала. Правильно ли я поступила, вырвавшись из-под опеки деда. Приехала чужую страну. Можно сказать, начала новую жизнь, и почти сразу вляпалась в неприятности. Под этим словом, я подразумевала эту сумасшедшую встречу с мужчиной. Незнакомцем. Который в один момент стал чем-то особенным. При одном воспоминании о Нике сердце рвано забарабанило в груди, вызывая легкую ноющую боль. Невесомое чувство тоски, которое я не совсем понимала. Боже! Закрыла лицо ладонями и обессиленно приземлилась в плетеное кресло около окна, бросая мимолетный взгляд на часы, стоящие на стеллаже. Восемь утра. На занятие еще через пару часов. Но я чувствую себя разбитой и вымотанной. Словно за плечами не одна бессонная ночь, а несколько недель. Даже три или четыре чашки крепкого кофе не смогли привести меня в норму. В голове промелькнула мысль прогулять университет первый раз в жизни. Лечь в постель, и попытаться заснуть. Восстановить свой организм, а потом обдумать, что делать дальше. А выход придется искать. Трезво все взвесить и решиться на что-то. Даже будучи в таком затуманенном состоянии, понимала, что этот Николас Верано просто так не оставит меня в покое. Вспоминая его разжигающий, дерзкий взгляд, который проникал куда-то в саму глубь, понимала что, даже несясь сломя голову из этого города и из этой страны мне от него не скрыться. Да и хочется ли мне этого на самом деле? Только рядом с этим мужчиной просыпались неведомые чувства, которые превращали меня в совершенного другого человека. В настоящую женщину. Чувственную и особенную. Взрослую и независимую. Это немного пугало, но в то же время расправляло крылья за спиной. Наполняло все клетки тела наркотическим привкусом свободы и безмерной эйфорией. Хотелось кричать во всю глотку от распирающих эмоций. Никто и никогда не доводил меня до подобного состояния. Испарина выступила на лбу, а тело начало произвольно подрагивать. Внутри с каждой секундой разгоралось пламя только лишь от того, что я просто вспоминала в своей памяти образ наглого мерзавца. Черт. Я же не знаю о нем ничего. Кроме имени и того факта, что Ник является владельцем казино, куда Дин привел меня на свидание. Которое, кстати сказать, потерпело крах. После того, как мне удалось выбраться из объятий Ника и покинуть казино, я ни сказала Дину, ни слова. Молча поймала такси, и отправилась домой. Было немного стыдно, когда до меня дошло, как я поступила с парнем. Это неправильно. Он ни в чем не виноват. Стоит извиниться и что-то объяснить. Только я и сама не знала, что ему рассказать. О том, что он видел в клубе. О Николасе. Предполагала, что вопросов может возникнуть очень много, ответы на которые я дать не смогу. Надоедливая стрелка часов нервно тикала в тишине комнаты, отзываясь эхом в моей голове. Наверно нужен контрастный душ и еще чашка кофе, прежде чем я отправлюсь в университет. Нехотя поднялась с кресла и босыми ногами зашагала по прохладному деревянному полу в сторону своей спальни. Ужасная усталость давала о себе знать. Немного повело в сторону. Уперлась рукой в стену, и сделала пару глубоких вдохов, чтобы успокоить барахтающееся сердце. Зажмурила на мгновение глаза, вспышками вспоминая прошлый вечер. В очередной раз. Его руки на своем теле. Звериный, возбуждающий взгляд, от которого становилось невыносимо душно. Горячее дыхание в шею, которое ощущалось абсолютно по всему телу. Даже между ног. Рядом с ним мне невыносимо хотелось броситься в бездну и в полной мере ощутить всю палитру наслаждения. Отдаться в эти властные, крепкие руки и позволить им делать все, что заблагорассудиться. Делаю глубокой вдох, и ощущаю в глотке терпкий привкус его парфюма. Запах мужского тела, который теперь я не спутаю ни с каким другим. Дыхание тут же спирает. Легкие, кажется, сгорают заживо. Не позволяют кислороду проникнуть внутрь. Мышцы сводит мелкими судорогами, и все, что сейчас хочется – еще раз побывать в его стальных объятиях. Пугающее притяжение, перерастающее в необъяснимую потребность. Словно весь мир сузился и втиснулся в одного единственного человека. В него. Мужика, который действительно способен на все. Это пугает до ужаса, но в то же время зарождает внутри смертоносную бурю, которая грозиться перевернуть всю жизнь с ног на голову. Он демон. Разжигающий пламя. Бунтарь. В его глазах азарт. Страсть. В его сердце ад. В душе тьма. В крови настоящий яд. Он одиночка. Дьявол. Способный поглотить и поработить. Воспламенить. Сжечь дотла. Превратить в прах. Это не похоже ни на какие чувства. Это некий чертов приговор, который я готова подписать собственноручно. Встретиться с ним. Упасть в бездну. Отключить здравый смысл и просто окунуться в это сумасшествие. С закрытыми глазами. Позволить Николасу управлять мной. Полностью. В этот момент я настолько слаба, что совершенно не могу справиться с накопившимися эмоциями, которые раздирали на части. К черту! Нужно выкинуть все из головы. Забыть его образ. Дура! Кого я сейчас обманываю. Все, о чем я могу думать только он. Нужно просто держать себя в руках и не сдаваться. Он не получит чего так отчаянно желает. Хочет поиграть? Будет ему игра. На равных. Я дам отпор. Буду упертой до тех пор, насколько выдержит моя сила воли. А она у меня огромная. Ник не сумеет сломить. Подчинить. Не позволю. Если он жаждет моего внимания и пребывания рядом с ним придется постараться. Громкий звонок, а потом и стук в двери заставил меня очухаться, и вынырнуть из забвения собственных мыслей. Несколько раз моргнула глазами, уставившись в стену напротив. Зачесала растрепанные волосы, понимая, что мне необходимо открыть дверь и посмотреть, кто беспокоит меня в такое раннее утро. Оттолкнувшись от стены рукой, сделала несколько шагов по коридору. Прямиком к входной двери. Ничего не спрашивая, настежь открыла двери, и замерла в проеме. Невысокий молодой человек. Одетый в обычный черный костюм, чем-то напоминающий спортивный. Мило улыбнулся и опустил взгляд. Я его видела впервые. Не сразу заметила, что парень держит в руках огромный букет белых лилий, завернутых в золотую сеточку. При виде таких роскошных цветов, сердце замерло. Пальцы с силой сжали край двери. И я, немного пошатнувшись, прислонилась к ней всем телом.

- Доброе утро. – Милый, приятный голос. Парень нервно начинает копаться в сумке, а затем протягивает мне папку и ручку. – Мисс Ева, это букет приказано доставить вам! – Проговаривает так серьезно, что я мгновенно понимаю кто отправитель этой красоты. – Распишитесь, пожалуйста. – Неловко указывает нужную строчку и я ставлю свою подпись. Возвращаю парню папку и ручку, пристально смотря в его глаза. Ожидая, когда же все-таки парень перестанет пялиться и отдаст мне букет.

- Я могу забрать цветы? – Вскидываю бровь, смотря на него вопросительно. Слегка улыбаясь, чем привожу его еще в большее смятение.

- О, да, конечно! – Виновато. Отводя взгляд в сторону. Протягивает мне букет, не смотря.

- Спасибо. – Отвечаю искренне, прижимая к себе букет. Вдыхая насыщенный, полный красок аромат белых лилий.

- Удачного вам дня. – Парень так и, несмотря на меня, спускается по ступенькам, а я разворачиваюсь, и, закрывая двери, прохожу в квартиру. Сердце разгоняется от нуля до ста. Еще только утро, а Ник уже дал знать о себе. В том, что этот букет прислал именно он, не было сомнений. Сердце интуитивно чувствовало связь с ним. Будто эти цветы, воплощение его мыслей и желаний. Его шепот, который я слышу томным голосом прямо в ухо. На мгновение, закрыв глаза, представила, что сейчас он стоит позади меня, и нагло наблюдает. Крадется, чтобы поймать. Дотронуться до моего тела хотя бы раз. Внутри все переворачивается. Понимаю, что с таким напором мне долго не выдержать. Клянусь богом, я ощущаю на себе его горящие похотью глаза. Это больше чем желание. Собственнический инстинкт, который моментально и безвозвратно подчиняет. Делает его рабыней. Сокровенно присваивает все целиком. Уязвимо дотрагивается до глубины души. Нет сил, чтобы произнести и слова. Все, на что ты способен, это легкая эйфория, которая уносит куда-то далеко. Оставляя реальный мир за плечами. Шумно вздохнула, ощущая глубоко в глотке приторный аромат белых лилий. Не спеша прошла в гостиную, и села на край дивана, продолжая прижимать к себе букет. Никак не могла успокоиться, представляя перед собой его лицо. С идеальными чертами. Будоражащий взгляд. Усмешка, от которой начинает огонь струиться по венам. Разжала онемевшие пальцы, отпуская тонкую сетку, в которую завернуты лилии. Вдох за вдохов. Этот запах неведомым образом превращается в мой воздух. Проникая глубже. Отравляя и въедаясь. Никогда не задумывалась, какие цветы я любила больше всего. Ни разу. Николас сам того не осознавая помог раз и навсегда мне определиться. Он ощущал мой внутренний мир на каком-то безумно тонком уровне. Словно ему подвластна любая человеческая натура, существовавшая в этой вселенной. Отодвинув немного от себя букет, начала пристально рассматривать цветы, которых было очень много. Да уж, Ник не скупился, чтобы преподнести красивый жест и оставить после него неизгладимое впечатление. Кристально белые. С небольшими розовыми прожилками. Лепестки были один к одному. Идеальной красоты. Никто в моей жизни ни разу не дарил мне подобного букета. Продолжая рассматривать поверхность букета, заметила краешек от бумаги. Подняла руку и схватилась за него дрожащими пальцами. Потянула на себя.

Небольшой конверт с золотой рамкой, на котором не было написано ничего. Но едва прикоснувшись подушечками пальцев к бумаге, ощутила легкий импульс, который заставил мое тело легонько вздрогнуть. Сердце вмиг замерло, ожидая чего-то особенного. Холодный пот дорожкой спустился по виску, на скулы. Несколько раз вздрогнула, прежде чем окончательно взять конверт в руки. Вдох. Выдох. Терпкий аромат его парфюма, ощущался абсолютно везде. Казалось конверт до сих пор теплый после прикосновений его пальцев. Смело и достаточно быстро раскрыла конверт, доставая оттуда вдвойне сложенный листок, через который просвечивались несколько строк, написанные черными чернилами. Любопытство брало верх. Еще раз глубоко вздохнув, развернула листок и начала читать то, что на нем написано.

« Прыгни в омут чувств. Ощути мое пламя. Ты в нем уже горишь. Знаю, что сейчас твое сердце стучит, как бешеное. Хочется ко мне? Я всегда рядом. Просто закрой глаза. Слышишь мой шепот? Ощущаешь губы на своем теле? Мои объятия? Ты уже моя, лисичка! Сама понимаешь это!»

Меня затрясло сильнее, когда я протяжно в своем разуме повторяла эти строчки. Слыша его голос. Ощущая присутствие Ника рядом со мной. Он оживил все нервные окончания. Оголил мою душу. Проник в нее настолько глубоко, что, черт возьми, он прав. И на все его немые вопросы хотелось без раздумий ответить «да». Крик вырывался изнутри. Сама не осознавала, что со мной происходит. Всю трясло. С каждой секундой сильнее и сильнее. Вернула взгляд на записку и заметила еще строчку внизу листка.

« Мой охранник заедет за тобой. Не делай глупостей, просто сядь к нему в машину»

Черт! Только этого не хватало. Ник начал собственную игру, установив правила, которые я не могу даже оспорить. Опротестовать. Мелка дрожь сотрясала кожу. В горле пересохло. А в голове огромный клубок мыслей, который запутывался все сильнее. Нет! Я не могу так просто пойти ему навстречу, ничего о нем не узнав. Это не правильно. И пусть притяжение настолько сильное, что судорогой сводит все мышцы от предвкушения, я ни за что не позволю Верано победить. Эта схватка будет на равных. Если этот мужик думает, что все в жизни достается по его щелчку пальцев, то я докажу обратное и дам ему отпор. И будь, что будет. Небрежно кинула записку на пол, и больше, не обращая внимания на букет, поднялась на ноги. Да пошел он к черту! Больше я не позволю оставить последнее слово за ним. Поеду в университет. Отвлекусь. Встречусь с Клер. Послушаю ее парочку очередных рассказах про вечеринки. Может быть объяснюсь с Дином, намеренно соврав ему про Ника. Ни к чему кому-то знать, во что я вляпалась. Легкий контрастный душ. Макияж на скорую руку, только лишь для того, чтобы спрятать темные круги от бессонной ночи. Неприметное шелковое платье. Не хотелось выходить из квартиры, но мне было просто необходимо проветрить голову, и еще раз все обдумать. Собрала необходимые вещи в сумку, и больше не раздумывая вышла из квартиры, закрывая ее на замок. Спустилась на первый этаж. И с образовавшейся легкостью в душе, вышла на улицу. Утро было жарком. Палящее солнце тут же увлекло в свои разгоряченные объятия, приятно лаская кожу. Легкий ветерок трепал распущенные волосы. Прогулка на свежем воздухе, да еще с такой чудесной погодой, это то, что мне сейчас нужно. Поправила удобнее лямку от сумки на плече, и, выйдя из парадной, повернула на право. Несколько шагов вперед. Позади чужой голос, который произносит мое имя. В первые секунды, кажется, что это все мне мерещиться. Что воспаленное и возбужденное воображение вовлекает в галлюцинации. Но когда мое имя повторяется во второй раз, замираю на месте и начинаю тяжело дышать. Словно в одну секунду мне разом перекрыли весь кислород. Не решаюсь повернуться. И хоть голос мне совершенно не знаком, в груди воспаляется ужасающее чувство страха и тревоги. Словно вот-вот должно произойти что-то пугающее.

- Мисс Ева. – Приятный мужской голос. В тесной близости. За спиной. Мужчина молчит после сказанной фразы, ожидая, когда же я все-таки повернусь к нему лицом. Понимаю, что сбежать мне не удастся. Разворачиваюсь. Знакомые черты лица. Смотрю не моргая. – Мистер Верано приказал привезти вас нему. – Кидаю взгляд за плечо мужчины, замечая дорогой черный джип с тонированными стеклами. Мужчина одет в не менее дорогой костюм тройка. Солидный. Видимо охранник или водитель Ника.

- Еще чего! – Фыркаю, откровенно начиная злиться. – Никуда я не поеду.

- Не стоит так горячиться мисс Ева… – Делает паузу после имени, будто ожидает, что я продолжу его фразу, и назову свою фамилию. Ни черта он не получит. – Мистеру Верано не понравиться, что вы отказались выполнить его просьбу. – Голос спокойный. Можно сказать монотонный. Парень, не отрываясь, смотрит прямо в мои глаза. Делает маленький шаг навстречу, от чего я непроизвольно пячусь назад. В секунду мне кажется, что он сейчас меня схватит и силой усадит в машину, но ничего не происходит.

- Да плевать мне на мистера Верано, пусть катится к черту со своими просьбами. Он мне никто! – Злость вырывается наружу, и я, повышая голос, более уверенно отвечаю парню. – Можешь садиться в машину и возвращаться к своему боссу. Потому что, сколько бы ты не стоял тут и не сверлил меня взглядом, я никуда не поеду. – Разворачиваюсь на пятках, и, не дожидаясь пока парень что-то скажет мне в ответ, шагаю вперед. Как можно быстрее, надеясь, что он не станет преследовать. Его громкий голос мне в спину, но невозможно уже разобрать не единого слова. Поворачиваю на первом же перекрестке, и ускоряю шаг. Дышу часто. Надрывно. Сгорая от дикого чувства злости. Мерзавец. Как он посмел так нагло распоряжаться моим временем. Прислал цветы, думая я, беспрекословно соглашусь поехать с ним, куда глаза глядят. Нет уж! Мне плевать на то, что его идеальное лицо скривиться от негодования, когда этот парень доложит, что не привез меня. В черных зрачках вспыхнет адское пламя. Наверняка Ник сожмет кулаки и закипит от злости. Но я не позволю играть только по его правилам. Трепещущееся сердце никак не хотело успокаиваться. Злость с каждой секундой становилась все ярче и живее. Мышцы напряглись, и я, не выдержав, прислонилась спиной к кирпичной стене. Наклонилась немного вперед, опираясь руками в колени. Дышала так, словно бежала без оглядки несколько километров. До сих пор опасалась, что этот мужик кинется за мной вслед, боясь гнева своего босса. Но преследования не было. Оглянувшись несколько раз по сторонам, поняла, что рядом нет совершенно никого. Пустой переулок, по которому не проезжали даже машины. Это просто сон какой-то. Почему Николас решил, что имеет право на подобную наглость? Распоряжаться моим временем и жизни, ничего не спрашивая. Неужели он решил, что я за секунду стану послушной девочкой, которая будет выполнять любую его прихоть. Стиснула зубы от острого приступа гнева. Хотелось закричать. Если бы только знала номер его телефона, набрала бы и высказала все. Но вместо этого я со всей дури сжала в кулак подол собственного платья, стараясь привести себя в чувства. Мистер Верано именно этого и добивается. Вывести меня из себя. Ухватиться за слабое место, и проникнуть глубже. Завладеть разумом, чтобы я поддалась его гипнотическому влиянию. Навсегда погрязла в его мире, который был отнюдь не чист. За всем внешним лоском и привлекательностью, скрывалось что-то ужасающее и темное. Я чувствовала это. Мое сердце подсказывало, что нужно как можно скорее бежать без оглядки. Оградить себя от этого мужчины. Только разум, который обычно выдвигал правильные мысли, сейчас кричал, что уже все бесполезно. В ловушке. В западне. В его плену. И как бы я не пряталась, все равно буду бежать вперед. К нему. В объятия. Это необъяснимо. Но это именно так. Расцепила пальцы, судорожно сжимающие платье. Сделала большой вдох, и, оттолкнувшись всем телом от стены, зашагала вперед. Сразу даже не понимая, что иду в противоположную сторону от университета. Когда очухалась, возвращаться было уже поздно. Внутри до сих пор не отпускало тревожное ощущение. Верано не из тех мужчин, кто так просто смириться с отказом. Было ясно, что у него были какие-то планы на сегодняшний день. Со мной. И я их попросту нагло сорвала.

Прогулявшись несколько часов вдоль побережья, куда я добралась пешком, решила вернуться домой и просто закрыться тишине и посветить время одиночеству. Посмотреть какой-нибудь фильм, принять расслабляющую ванну. Не вспоминать никого. Не отвечать на звонки. Выпасть из реальности. Спрятаться. Скрыться от него, хотя понимала, что это ничего не решит. Села на первый попавшийся автобус. Достала из сумочки плеер, и включила одну из любимых песен. Стала рядом с открытым окном, наслаждаясь легким прохладным ветром, который бил в лицо, когда автобус начал набирать скорость. Смотрела на мелькающие здания, повторяя слова песни. Забываясь. Думая. О чем угодно, только не о Нике и о том, что случилось утром. Не хотелось больше злиться. Терзать собственную душу. Мучить сердце, которое продолжало тревожно стучать за грудной клеткой. Несколько остановок, и я оказываюсь практически рядом со своим домом. Выхожу из автобуса, практически полностью успокоившись. Перебегаю через дорогу, чтобы поскорее оказаться дома. И пока не захожу в парадную, достаю мобильный телефон из сумочки. Несколько пропущенных от Клер. Наверняка моя подруга, была чудовищно удивлена, почему я пропустила занятия в университете. Один раз звонил Рене, но его звонок я игнорирую точно так же, как и звонки от подруги. Кладу телефон обратно в сумку, и доставая ключи, захожу в парадную. Быстрыми шагами поднимаюсь на свой этаж. И только лишь когда оказываюсь в квартире, спокойно выдыхаю.

Выключаю мобильный телефон, чтобы больше никто не смел меня тревожить. Неторопливо набираю ванну с лавандой и морской солью. Включаю легкую музыку для релаксации. Раздеваюсь, бросая все вещи прямо на полу в ванной комнате. Погружаюсь в воду, блаженно прикрывая глаза. Да уж. Первый раз в своей жизни я пропустила занятия и спряталась от всего мира. Одиночество обычно было мне не свойственно. Но почему-то сейчас душа требовала именно этого. Наверно слишком много событий за последнее время. Не была готова к подобному, когда приезжала сюда жить. Мечта, которую я придумала рассеивалась. Взрослая жизнь с порога преподносила сюрпризы, которые вводили меня в тупик. Нужно просто перевести дух. Сделать душевное спокойствие основным приоритетом. И принимать все неожиданные удары с гордостью. Давая отпор. Я сильная. Смогу вправиться со всем, что уготовила мне судьба. Теплая вода приятно ласкала кожу. Расслабившись, едва не заснула прямо в ванной. Поняла, что последние силы, которые еще теплились внутри, окончательно иссякли. Каждая мышца расслабилась и умоляла об отдыхе. Нехотя вышла из ванной, и, надев чистую майку с трусиками, улеглась на кровать, обнимая подушку. Всего несколько минут и мой разум вместе с телом провалились в глубокий, сладкий сон.

Тишина. Лишь слабый ветер немного колышет штору в открытом окне. Сквозь сон слышу ее хлипкий шорох. Немного ерзаю на месте, цепляясь пальцами за смятую простынь. Нет сил распахнуть глаза. Приятная истома после продолжительно сна, не хочет отпускать. Расслабленное тело лениться оживляться. Еле-еле поворачиваюсь на спину, и приоткрываю веки. В комнате темнота. Боже, неужели я столько проспала. Ничего не видно. Даже слабый свет от уличного фонаря ничего не освещает в комнате. Движение, и я спускаю ноги на пол, садясь на кровати. Поворачиваю голову, чтобы хоть немного размять затекшую шею. Казалось, я проспала столько времени в одной и той же позе. Оттолкнулась руками от мягкого матраса и стала на ноги. Несколько шагов, и комнату наполняет мягкий свет. Немного ослепляя. Бросаю взгляд на часы, которые показывают половину девятого. Поражаюсь сколько прошло времени с того момента, как я вернулась домой. В горле сухо. В затылке моментально начало что-то ныть. Никогда не позволяла себе такое. Сон должен быть ночью, но учитывая все нервное напряжение, понимала, почему мой организм не выдержал. Вышла из спальни, чтобы отправиться на кухню и выпить стакан холодной воды, как услышала слабый стук в двери. Несколько раз. Замерла. Кроме стука не единого звука. Сердце провалилось в тишину, висящую не только в квартире, но и за входными дверями. Съежилась, неожиданно понимая, кто это может быть. Легкий холодок пробежался по коже, заковывая в свое ледяную ловушку. Сглотнула, продолжая смиренно стоять. Молчи. Сделай вид, что никого нет дома. Но вместо того, чтобы прислушаться к здравому смыслу внутреннего голоса, я делаю несколько шагов по коридору и настежь раскрываю входные двери. Он. Собственной персоной. Полностью в черном. Руки в карманах брюк. Карие глаза сейчас адски-черные. Наполненные темной и яростью. Ник ничего не говорит. Сверлит взглядом, который приводит в ужас. От страха переворачиваются кишки. Хочется спрятаться от этого взгляда немедленно, но я как вкопанная продолжаю стоять на месте. Смотреть на него. Разглядывать. Идеальное лицо, которое кажется сейчас воском. Не единой эмоции. Все в глазах. Которые с каждой секундой наливаются темнотой. В нем что-то опасное. Запретное. До дрожи. До судороги всех нервных окончаний. Затягивающее на дно. В самую глубь. Ты перестаешь принадлежать самой себе. Становишься такой же. До темноты в зрачках. Словно лезвием в плоть. И хочется гореть в тебе густой, тягучей лавой. В его крови. Как яд. Чтоб он сгорал заживо точно так же, как сейчас горю и я. От страха. От безумства. Всего лишь шаг на встречу. Без слов и объяснений. Верано в бешенстве. Узнал мой адрес и явился, чтобы получить то, что, как он думает, принадлежит ему.

Ник.

Наступает такой момент, когда все привычное рушиться. В очередной раз. Развевается прахом над теплящейся жизнью. И наверно я привык наблюдать за этим зрелищем со стороны, потому что давно мертв. Все нуждается в испытаниях. Каждая проклятая минута. Жизнь, как в лихорадке. Ни минуты покоя. Я другой и не знал. Здесь нет ни черта для меня важного. Нет нигде. Одиночка, который не способен дать шанс хоть кому-то приблизиться. Но Ева, черт бы ее побрал. Эта девка уничтожила все под корень. Не просто пошатнула мой мир. Она бросила вызов. Неосознанно разожгла войну, которая будет до смерти. Кровавого месива. Ее души и сердца. Представляю как я сжимаю их своими грязными руками. Подвожу ее к краю и бессовестно бросаю в пропасть. Упиваюсь гибелью, несмотря на свои чувства. На другое не способен. Я часто думал, что однажды рядом со мной появиться особенная женщина. Которой я смогу отдать самого себя. И наверно, как нормальный мужчина я должен был мечтать о семье. Или о детях. О будущем каком-то. Но я не знаю ничего светлого. Не вижу в себе человека. Я монстр с холодным сердцем. Способный только брать, не отдавая ничего взамен. Рядом со мной непременно будет женщина, которой я буду равносильно нужен так же, как она мне. Не смотря на всю дерзость. Жестокость и безразличность. Цинизм. Я эгоист до последней капли крови. Адриналинщик, который вынужден жить на вечном драйве. Словно под напряжением. На самой жуткой скорости. Я вовсе не принц с заветных женских грез. В душе чистилище, а в сердце самый настоящий ад. В жилах нет крови. Там яд. Наверно я скупой на чувства, которые жаждут женщины. Но мне совершенно плевать на это. Чужая жизнь, она ведь не моя. Так почему я должен волноваться. Сцепил пальцы в замок, сидя в своем джипе возле дома, где жила Ева. Именно по тому адресу, который удалось узнать Виктору. Мои цветы и записка ничего не объяснили этой дуре. Воспаленные легкие горели огнем. Не знаю сколько времени я не сделал не единого вдоха. Меня распирала ярость. Она решила, что способна поиграться, и выйти победительницей. Твою мать, этому не быть никогда. Не было в моей жизни ни одного человека, который бы смог поставить меня на место. И хоть Ева до безумия взрывала все мои чувства, я не позволю взять верх надо мной. Не позволю командовать. Она должна подчиняться. Быть полноценно моей. Вся без остатка. Потянулся к приборной панели и вытащил одну сигарету из пачки. Зажал ее зубами и тут же подкурил. Несколько судорожных и глубоких затяжек. Наполняя все нутро густым, горьким дымом. Выдыхая через нос. Распахнул дверь машины и поднял голову. В ее окне была темнота. Именно это меня останавливало от того, чтобы немедленно подняться. Расхерачить ее входную дверь и разорвать девку в клочья. Взять силой. Иметь всю гребанную ночь. От одной мысли об этом член напрягся. Мне нужно ее тело. Извивающееся подо мной. Ее укусы и стоны. Катастрофическая потребность, которая отравляла каждую минуту существования. Ее наглые отказы и вспыльчивость заводили еще безрассуднее. Срывали крышу, превращая меня в зверя. Голодного и жаждущего. Мужчины грубая и животная натура. Дикая. И поэтому для нас нет ничего более притягательно в женщине, как дерзость, непокорность и наглость в ней. И если Ева решила, что подобным поведением оттолкнет меня, то она глубоко заблуждается. Еще одна сигарета. Следом третья. Когда я переполнен злобой и агрессией, могу не отдавать отчета своим действиям. Разом уничтожать все, что оказывается вокруг. Каменное сердце и холодный рассудок превращались в нечто мертвое. Запредельное. Реальность со скоростью света исчезала. Оставляя меня задыхаться в темноте. Однажды меня разбили на осколки, которые собрать я так и не сумел. Нет розовых очков, через которые я мог бы грезит, что кто-то все же соберет их воедино. Все блеф. Наша жизнь одна сплошная ложь. Театр, в котором мы актеры. И не каждому человеку суждено самому выбирать себе роль. Я грыз землю зубами. До остервенения полз на коленях к самому верху. Делал из себя нового человека. Дышал пылью. Барахтался в дерьме, прежде чем заслужить статус и имя, которые теперь знают все. Для меня это не главное, но это так важно для людей нового мира. Пропитанного цинизмом и пустыми обещаниями. Облаченного в маски, где за каждой второй скрывается гнилая душа. Лучше быть сволочью в глазах всех и жить так, как хочется. Чем мило улыбаться и подыхать в душе от этой иллюзии идеальности. Н-ная сигарета выброшена на подъездную дорожку. Не выдерживая выхожу из машины и направляюсь прямо в парадную. Она дома. Я знаю это. Терпение иссякло. Скриплю зубами от злости. Мышцы наливаются свинцом. Тонкая хлопковая ткань рубашки натягивается под их напором и врезается в кожу. Расстёгиваю пару верхних пуговиц, чтобы вздохнуть. Но огонь, который сжигает душу, раз за разом не позволяет мне этого сделать. Нужные двери. Бесцеремонный стук. Тишина. Сука. Открой. Я хочу видеть тебя немедленно. В голове отсчитываю секунды. Кое-как втягиваю воздух носом. Обжигая глотку. Борюсь с собой, чтобы не сорваться. Всего мгновение и двери передо мной открыты. Она. Словно ангел. С растрепанными волосами и слегка уставшим видом. Ошеломленно смотрит. В ужасе изучая мое лицо. Глаза в глаза. Насквозь, как пуля. В висок. Лишая меня последних здравых мыслей. Невинная и нежная. В тонкой трикотажной майке, сквозь которую я вижу соблазнительно торчащие соску. Губы начинают покалывать. Неудержимо хочется ощутить их вкус. Укусить, чтобы она заскулила, как последняя сука. Молила меня поиметь ее. Раздвинуть ноги. Войти в ее тело. Трахать до одурения, пока я у обоих не останется никаких сил. Приторно сладкая. Как заветный кусок праздничного торта. И пусть, сейчас я готов придушить эту сумасшедшую и бесстыжую, но всё равно готов плестись на этот дурманящий аромат, если вдруг, учую его еще раз... Шаг вперед. Девушка хватается рукой за двери. Еще шаг, и ее жалкая попытка их закрыть терпит поражение. С силой захлопываю их за собственной спиной, снимая пиджак. Бросая его небрежно прямо на пол. Молниеносно закатываю рукава рубашки до локтя. Ева пятиться назад, обнимая себя руками. От нее исходит неподдельный животный ужас, который я инстинктивно ощущаю на какой-то запретной частоте. Подвластной лишь нам двоим. Злость одурманивает. Стирает границы. Она получит то, на что нарвалась.

Когда я говорю, приехать ко мне, ты должна послушаться. – Сквозь зубы. Закипая от ярости. Хватаю девушку за волосы на затылке и рывком наклоняю голову назад. Смотрю в испуганные, мутные глаза. Скручиваю ее волосы, и Ева начинает стонать от боли. – При всей твоей дерзости ты слишком по-детски играешь. Это меня раздражает и злит, милая. – Свободной рукой сжимаю подбородок и кусаю за нижнюю губу. С силой. Ева кривиться, пытаясь увернуться, чем еще больше доводит меня до буйного и неуправляемого состояния. Еще укус. Во рту привкус ее крови. Впиваюсь в губы, ненасытно целуя. Вторгаясь языком прямо в рот. Глубоко в глотку. Толкаюсь, заставляя девушку в печататься в стенку. Судорожно хватаю за тонкую майку, и разрываю ее на лоскуты. Распахиваю. Отрываюсь от ее губ, жадно разглядывая сексуальное тело. Сантиметр за сантиметром. Представляя как буду целовать. Трогать. - Ты, что себе позволяешь?! – ее голос, как в бреду. Где-то далеко. Возбуждение и страсть, перемешанные со злобой и бесчеловечностью целиком пренебрегают ее мольбой. Сука! Она сводит меня с ума. Убивает. Раз за разом стреляет прямо в голову. Насмерть. И тут же возрождает, чтобы поиздеваться еще раз. Пальцами. В ребра. До изнеможения сжимая ее кожу. Прижимая к себе. Губами по тонкой шее. Кусая до шрамов. Оставляя отметины, которые навсегда делают ее моей. Впиваюсь рукой в бедро. Ногтями. Царапаю. До задницы. Задираю ногу, вынуждая прижать меня к ней. Теснее. – Ник, не надо. Прекрати! – Молит. Почти плачет. Упирается ладонями. Хочет избавиться от моих объятий. Ненавидит. Сгорает от страха. Возбуждения. Адский коктейль, который доводит и ее до безумства. Я слышу, как грохочет сердце. Грудная клетка лихорадочно сотрясается. Глотает слюну, раз за разом, и пытается не смотреть в мои глаза. Не выдавать своих истинных желаний. Ее предает тело. Которое хочет меня. Алчно и независимо от ее разума. Которое готово кричать и просить.

- Смотри на меня, – давлю пальцами на скулы. Открывая ее рот. Ева моргает. Застывший в глазах трепет сливается с похотью. Ей нравиться эта боль. Райская мука, которая во что бы то ни стало, принесет наслаждение. – Я хочу видеть твои глаза. В них отражается истинная сущность. В них подлинная ты. Не прячься! Я все равно получу то, чего хочу. – Впиваюсь в губы, не давая возможности ответить. Целую. Как полоумный. Разрывая все сопротивление. Подхватываю на руки. Трогаю все доступные участки кожи. Иду с ней на руках, не оставляя губы в покое. Ева безропотно обнимает за плечи. Сдается. Напирает губами с той же силой. Сжимает свои ноги на моем теле. Цепляется в волосы. Что-то говорит мне в рот, но я ни черта не могу разобрать. Возбуждение накрывает с головой. Раздирает в клочья сознание. Захожу в открытую комнату, и бросаю ее на кровать. Не давая очухаться накрываю своим телом. Раздвигаю ноги, удобнее устраиваясь между ними. Хватаю за шею. Сдавливаю. Ева хрипит, и откидывает голову на подушки. Гладкая нежная кожа. Лакомство. Наркотик. Губами. Ниже. Обнимаю ладонью большую грудь. Посасываю сосок. Втягиваю его в рот, делая круговые вращения языком. Пока девушка не начинает дрожать и извиваться.

- Нииииик! – Мое имя. Протяжно и громко. На всю комнату. С похотью. Грязно. Бесчеловечно. – Пожалуйста! – Дрожит. Царапается. Но шире раздвигает свои стройные ножки. Приглашая. Неистово стонет, когда я продолжаю ласкать ее грудь. Пальцы скользят по гладкой коже. В трусики. Накрываю ее складки, пробираюсь внутрь, ощущая, как она течет. Сгорает от страсти. Подушечкой прохожусь по клитору, и Ева выгибается подо мной. Жадно хватает ртом воздух. Облизывает сухие губы. Что-то шепчет бессвязно. Поднимает бедра, прося о продолжении. Вхожу пальцами. Не глубоко. Поворачивая их. Громкий стон. Тонкие пальцы скручивать ткань простыней. Несколько бессвязных стонов, из-за которых чудовище внутри меня беснуется и орет.

- Я хочу тебя. Сейчас же! – Рычу. Срывая с нее последний элемент одежды. Трахну. Грубо и варварски. Натяну на свой член. Окуну в бездну наслаждения и боли. Утоплю в ней. Превращу Еву в зависимую и покорную. Одержимую. Чтобы все, о чем она могла думать – я и моя постель. Я должен стать ее миром. Воздухом без которого можно просто сдохнуть.

- Пожалуйста, не надо. Ник. Нет! – Извивается. Всхлипывает. Смотрит просящим взглядом, от которого что-то щелкает в груди. Замираю, понимая что Еве удалось зацепить за живое. Тронуть каменное сердце. – Я не готова. Не сейчас. – Она продолжает умолять, даже не осознавая, что больше я ничего не делаю. Жмется ко мне, словно ищет укрытия. Спасения. В логове монстра ищет защиты. Усмехаюсь и отступаю. Поднимаюсь на колени, давая ей возможность устроиться на кровати. Ложусь рядом, по-хозяйски обнимая сзади. Ева брыкается, в надежде освободиться от моих объятий. Кем она себя сейчас чувствует? Девкой, которая едва не отдалась чужому мужику? Развратницей, которая несмотря на сопротивление хотела той близости не меньше чем я? Плевать. Мне неважно, что она думает о себе в этот момент. Истину знаю я. Ева женщина, которой суждено быть рядом со мной. Секс далеко не главное. Самое важное это близость, которая внутри. Сплетающая наши души и объединяющая сердца.

-Тише, успокойся! – Гнев отступает. На мгновение мне хочется стать той каменной стеной, за которой она могла бы спрятаться от всего мира. И в первую очередь от меня. Отодвигаю ее волосы в строну, целуя в висок. Легонько скольжу пальцами по обнаженной коже. Просто лаская. Давая ей понять, что я могу быть другим. Иногда. – Не будет ничего, пока ты сама этого не захочешь. Просто больше не зли меня. Ева, твою мать, я прошу тебя, никогда не выводи меня из себя. – Пытался достучаться до наивного разума. В очередной раз, дав ей понять, что играться со мной очень рискованно.

В ответ тишина. Напряженное тело расслабляется. Прикрываю нас обоих покрывалом, ни на секунду не выпуская ее из своих объятий. Глажу ладонью в районе талии. Прижимая к себе. Сейчас она должна ощущать, что я не сделаю ей ничего плохого. Несмотря на всю ярость и исступленную агрессию, которая порабощает меня постоянно, готов подарить ей чуточку тепла. Успокоить и защитить. И пусть все будет так. Банально. И как-то романтично, что мне абсолютно не свойственно.

- Ник? – Ева разворачивается в моих руках, и, не смотря в глаза, утыкается носом прямо в шею. Показывая мне свое доверие. Слабость. Женственность. – Почему ты такой? – Вопрос в никуда. Ответа не получит, потому я и сам его не знаю.

- Спи, милая. – Обнимаю крепче. Вдыхаю пряный цветочный запах. Дышу им, наслаждаясь умиротворением, которое впервые испытываю за долгие годы. – Ничего не бойся. Однажды ты узнаешь меня и поймешь все сама. – Я не давал надежду на то, что распахну ворота в свою душу. Раскрою всю грязь своей жизни. Покажу обратную сторону. Это пройденный этап. Ева должна узнать, и полюбить меня нынешним. Отпустить страх, и стать сильной. Все только начинается. Будет мерзко. Больно. Все пропитается кровью и смертью. Жестокая любовь, которая мучительно превратиться в болезнь. Я знаю это заранее. Но лежа рядом с ней, отказаться от девушки не хватает сил. Она часть меня. Нечто большее, чем просто увлечение. Она тот проводник, который сможет еще раз познать вкус любви. В этот раз настоящей. Любить я умею, вот только способна ли Ева принять эту любовь и не сломаться. Ведь опустить ее с этого самого момента я больше не смогу.

Глава 6

Ева.

Каждое утро мы делаем новый выбор. Остаться жить во снах или навсегда забыть обо всем. Эта ночь была сном. Или реальностью, которую мой разрушенный разум отказывался принимать. Все в тумане. То ли воспоминания, то ли все происходило на самом деле. Не зря говорят пренебрежение здравым смыслом верный путь к счастью. Сама не понимала, верила ли в это. Для меня счастье всегда было нечто иным. Домашний уют. Ласка и забота дедушки и бабушки. Их улыбка и спокойствие. Личные достижения. Пусть и не большие. Но я всегда с гордостью радовалась каждой новой победе. Я не была слишком романтичной, но очень любила иногда посидеть у камина с чашкой горячего шоколада и книгой, которую советовал к прочтению дед. И всякий раз это было интересно. Именно в таких коротких незабываемых моментах я находила счастье. Мечтала, что однажды у меня появиться любимый человек и это слово обретет иной смысл. А если ли вообще счастье? Или это чувство мы умело подмениванием понятием удовольствие? Сложно разобраться, когда в полной мере не испытывал ни того, ни другого. Устало потянула и обняла руками подушку. Ясно понимала, что нахожусь в спальне одна, хотя прекрасно помню, что засыпала в объятиях Николаса. После сумасшедшего приступа агрессии, и попытки заняться со мной сексом на этой кровати, он отступил. Услышал мою мольбу и горечь в словах. Во взгляде. И смиловался. В один момент мне стало дико страшно от его вида. Горящих разгневанных глаз. Свирепого оскала, которого улыбкой сложно назвать Верано был похож на изголодавшегося зверя, готового в одночасье разодрать свою добычу на куски. Я стала целью. Мишенью. Превратилась в его одержимую зависимость. Дозу. Не понимала, как подобное сумело произойти всего за полторы встречи, но все было на самом деле. А самое паршивое, что я испытывала те же самые чувства. Верано прав, черт возьми, там внутри я другая. Женщина способная на все. Не только ради него. В первую очередь для себя. И почему же я так отчаянно не решаюсь дать волю желаниям и порокам. Раскрыться и получать от жизни сполна эмоций. Сделать все, что заблагорассудиться и никогда не пожалеть об этом. Нужно решиться здесь и сейчас. Потому что уже поздно думать, что я смогу укрываться и прятаться. Он меня заметил. Одну из тысячи других. Не отпустит. Вчера Ник ясно дал понять, все, что ему нужно – это я. Пугающее ощущение, которые к моему глубочайшему удивлению оживляло все потаенные уголки моей души. Возбуждало до предела. Несмотря на всю его бессердечность и неотесанность, изнемогала от желания ощущать его везде. Беспардонные прикосновения рук, которые оставили небольшие ссадины по всей моей коже. Неутолимые поцелуи настырными губами. Укусы. До крови. До мучительного жжения где-то в желудке. Мне хотелось орать. Заклинать не останавливаться. Продолжать эту сладостную пытку. Раз за разом. Цепляться за накаченные плечи и прижимать к себе. Стать его неотъемлемой частью. Жизненно необходимой. Светом. Воздухом. Чем угодно. Этот темный мужчина скрывал что-то страшное, и я до сих пор не понимала, хочу ли я узнать всю правду или нет. За окном во всю уже светило солнце. Лениво поднялась с кровати, не слыша не единого звука. Усмехнулась сама себе, предполагая, что Ник покинул мою квартиру, как только я уснула. Все равно он не получил того, чего хотел. Зачесала растрепанные волосы и легонько вдохнула. В воздухе чувствовался его запах. Парфюм. Пот. Сигары с привкусом алкоголя. Совсем немного, но я остро улавливала эти ароматы. Моя кожа пропиталась им. Даже облизнув губы, ощутила эту жгучую смесь. Поднялась на ноги, вдруг осознав, что я абсолютно голая. Ни капли смущения, что практически незнакомый мужик видел меня нагой. Сам раздел. Точнее, озверев, разодрал на мне одежду, желая получить доступ к желанному телу. Где-то в глубине души ощущалась приятная нега, что такой мужик хочет меня. Настолько сильно и дико, что у него напрочь срывает крышу. А это обещание, которое я помню тускло «Ничего не будет, пока ты сама этого не захочешь» . он проявлял иные чувства. Показывал мне свою сущность с другой стороны. Ник может быть разумным и терпеливым, тогда почему он скрывает все. Что могло превратить человека в такого монстра? Вот и начали появляться вопросы, ответов на которых наверно мне ни за что не узнать. Верано не доверяет никому. И не смотря на дикое желание иметь меня, не станет выворачивать душу наизнанку. Понимала, что бесполезно даже пробовать. Но если включить женскую хитрость и ненавязчиво, как бы невзначай. При любом удобном случае, задавать ему наводящие вопросы. Эта затея изначально была обречена на провал, но кто ни рискует, тот не пьет шампанского. Быстро подошла к комоду, чтобы достать трусики. Оделась, и вышла из спальни. Уже в коридоре витал насыщенный запах свежезаваренного кофе. Сглотнула, понимая, что Верано никуда не делся. Он на моей кухне. Ощущает себя хозяином положения и моей жизни. Несмелые шаги босыми ногами по деревянному полу. Замираю в проеме дверей, цепляясь пальцами за край приоткрытой двери. Ник. По пояс обнажен. Стоит ко мне спиной. Классические брюки эротично висят на накаченных бедрах. Широкая спина напряжена. При любом его малейшем движение мышцы наливаются и перекатываются. Расправляет плечи, сводя немного лопатки и его могучая спина, кажется еще шире. Черт! Он великолепен. Идеален. Он именно такой мужчина о котором я мечтала. Опасный. Наглый. Мужественный. Точно знающий, что он хочет от жизни. Слегка эгоистичный. С капелькой цинизма. Но в нашем мире наверно стоит быть именно таким. Ник поворачивает голову к окну, и я как приклеенная начинаю разглядывать его лицо. Грубоватые скулы. Напряженные. Ровный нос. Легкая небритость, которая придает ему сексуальности. Опущенные густые ресницы. Создается впечатление, что Ник совершенно не спал всю прошлую ночь. Лицо заливается краской, когда я представляю, как он ненасытно разглядывал мое обнаженное тело, сгорая от желания получить большее, чем просто сон в одной постели. Внутри все в мгновение вспыхнуло. Внутренности судорожно задрожали. А весь жар, разливающийся по крови отправился вниз, возбуждая. Не было смысла противиться и врать самой себе. Я хочу его. Желаю так сильно, что единственная мысль, которая сейчас крутиться в голове, кинуться в объятия. Раздразнить зверя. Мы вдвоем. В комнате. Нет прошлого и будущего. Только эти минуты наедине. Яркое и глубокое ощущение, что я нахожусь в нужном месте и с необходимым человеком. Сухой ком в горле щекочет, и я покашливаю, чем вызываю к себе пристальное внимание. Ник разворачивается ко мне лицом, упираясь руками в край кухонного стола. Нужно бы что-то сказать, но все на что я способна это смотреть на идеально накаченный пресс и широкие плечи. Он огромный. Нереальный. Его тело настолько идеально, что дыхание спирает. Ненароком облизываю губы, беспрерывно таращась на него. Ник слегка наклоняет голову и смотри прищуренными глазами. В которых, трудно различить очертания зрачков. Они настолько темные, что кажутся единым целым. Ровные губы даже не двигаются. Поражаюсь, как при молниеносной смене эмоций в его взгляде, лицо всегда остается неподвижным каменным. Словно на нем искусственная маска, каковую вживили намертво. Которая не способна зрелищно воспроизвести ни одной эмоции. Это умелые навыки, приобретенные с горьким опытом, или Николас на самом деле такой холодный и бесчувственный? Не хотелось верить ни в то, ни в другое. Всей этой игре наверняка есть какое-то объяснение.

- Доброе утро. – Откашливаюсь, прикрывая рот ладонью и прохожу на кухню. Сажусь на стул, стараясь быть милой и гостеприимной, хотя Верано было плевать на это.

- Доброе утро, Ева. – Как-то официально. Не спрашивая ничего, Ник ставит передо мной пустую чашку, и тут же наполняет ее горячим напитком. Берет в руки свою рубашку, которая висела на спинке стула и надевает на себя. Медленно застегивая каждую пуговицу. Смотря мне в глаза. Молчу, не зная о чем говорить.

- У тебя есть полчаса, чтобы собраться. – Требовательный и дерзкий тон. Он снова решил, что ему позволено командовать мной. – Вчера своими детскими капризами ты испортила все мои планы, сегодня я не позволю тебе этого сделать. – Снова облокачивается на стол и наклоняется ближе. Наши лица в десятке сантиметров друг от друга. Его обжигающее дыхание, приятно щекочет кожу на моих губах. Хочется приподняться и прикоснуться к ним. Но я смиренно сижу на месте, ожидая, когда он закончит свой монолог. – Собирайся, Ева, сегодняшний день ты проведешь вместе со мной.

- Нет! – Громко. Таким же тоном, который свойственен ему. – Ты не смеешь решать что-то за меня, Ник! Не думал ли ты, что я не хочу проводить свое время рядом с тобой? Я не побегу за тобой открыв рот только потому, что ты богатый и хорош собой. – Начинаю откровенно злиться. Это тот самый момент, когда нужно поставить его на место, и показать, что манипулировать мной, так просто не получиться. – Я не кукла! Чтобы заполучить мое внимание нужно постараться. – Дерзко. Смотря в его чернеющие глаза. В которых плескается огонь, смешанный с яростью. Николас сильнее сжимает пальцы на краю стола. С такой силой, что я отчетливо слышу, как скрипит дерево. Его взбесили мои слова. Держится из последних сил, чтобы не проявить свою истинную натуру. Я обуздаю его вспыльчивый нрав. Уверена. Потому что оказываю на него необъяснимое воздействие.

- Ты орала, глядя в глаза, что мы совершенно не знаем друг друга. И вот я решил подарить тебе шанс, узнать меня поближе. Отказываешься? Показываешь характер? – Монотонно. Со злобой. Прикусывая нижнюю губу, будто боится сказать лишнего. – Ты можешь обманывать себя, милая! Только ты хочешь узнать обо мне, еще сильнее, чем я. Я твой мир, Ева. И чем быстрее ты меня узнаешь, тем лучше в нем освоишься. У тебя полчаса. – Рычит, прибивая меня к месту свирепым, ожесточенным взглядом. Давая понять, что играться больше не намерен. – Буду ждать в машине. И не вздумай что-нибудь выкинуть. Накажу. – Гадко усмехается. Обходит стол, и, наклоняясь, целует меня в щеку.

Место прикосновения начинает жечь. Боже. Ничего не отвечая, я невольно соглашаюсь на его предложение. Ник выходит из кухни, а спустя несколько секунд, я слышу громкой стук входной двери. Одна. В тишине. Думать не о чем. Нужно собраться с силами и провести этот день. Раскрепоститься и получить удовольствие. Все может быть не так плохо, как я успела себе на фантазировать. Залпом выпила уже остывший кофе из чашки, не делая не единого вдоха. Поднялась на ноги, отправляя пустую чашку в раковину. Вышла из кухни. Нужно привести себя в порядок. Полчаса это не так много времени, как кажется. Эмоции переполняли. Они как краски души. Зрелищны и божественны. Наполняют воздухом легкие и расправляют крылья. Когда их нет, мир кажется бездушным и блеклым. Неважно, что я испытаю рядом с Николасом Верано. Но сегодня и я, правда, хочу побыть рядом с ним. Быстро вернувшись в спальню, стала перебирать вешалки со своей одеждой. Понятия не имела, что он задумал. Быстро надела легкое розовое спортивное платье и кеды того же цвета. Уложила непослушные волосы, завязав хвост. Отведенное время неумолимо подходило к концу. Маленькая сумочка через плечо, в которую я положила мобильный телефон и ключи от квартиры. Сказать честно, я даже не знала, вернусь ли я сегодня домой. Не став дожидаться, когда время закончиться, покинула квартиру, закрывая ее на ключ. Спустилась на улицу, но никого еще не было. Солнце беспощадно обжигало кожу. Ветер, который обычно немного позволял свободно дышать, сегодня был горячим и густым. Задыхалась. Начиная снова капаться в своих мыслях. Думая насколько обдуманно я поступила. Согласившись на этот день. Даже не зная, куда Ник меня повезет. Кто он такой на самом деле. Этот тот самый шаг в пропасть, после которого обратной дороги уже не будет. Все прошлое сотрется. Начнется новый этап моей жизни, который мне придется разделить с этим мужчиной. Не верила в подобные сопли, типа – «это моя судьба» или «он тот самый единственный до конца дней». Такое бывает только в сказках и романтических книгах. Жизнь намного сложное. И сделав всего лишь не большой шажок в этот огромный мир, понимала насколько наивной и чистой я была до этого момента. Наверно Верано прав, доказывая, что я могу быть другой. Что за маской милой домашней девочки, скрывается моя истинная натура, которая дремала и томилась в одиночестве все это время. Наверно я захотела независимости именно для того, чтобы в полной мере раскрыть и познать себя. Будь что будет. Настало время для рисков и адреналина. Глупостей. Ошибок. Это моя жизнь, и я должна познать все ее краски, ни о чем не сожалея.

Громкий визг тормозов вынудил меня дернуться. Дорогой черный джип. Огромный. С полностью за тонированными стеклами. Ничего не происходит. Делаю шаг навстречу к машине, понимая, что Верано ждет меня. Открывая дверцу, и сажусь на пассажирское сиденье. Устраиваюсь удобнее. Николас наклоняет голову, укоризненно смотря в глаза.

- Пристегнись. – Голос мягкий. С легкой вибрацией и хрипотцой. Совсем другой нежели был полчаса назад. Переоделся. Сейчас на нем лёгкая темно-синяя рубашка с коротким рукавом и голубые джинсы, немного порванные в нескольких местах. Волосы небрежно взъерошены. Он выглядит совершенно другим человеком. Но это всего лишь очередная роль. Может Ник прав, и немного узнав его поближе, я смогу оправдывать все его поступки.

- Куда мы едем? – Расслабляюсь, задавая вполне логичный вопрос.

-Разве это важно, Ева? – Ник поворачивает голову в мою сторону, игнорируя дорогу. Смотрит не моргая, привязывая меня к себе невидимыми нитями. И все что жаждет сердце отдаться навсегда в плен этих обворожительных карих глаз.

- Интересно. – Пожимаю плечами, немного обидчиво отворачиваю голову.

- Разве девушки не любят сюрпризы? Расслабься, милая, – Ник доверчиво улыбается. Как-то по-особенному, – обещаю тебе понравиться наша прогулка. – Резкий поворот головы и он больше не смотрит на меня. Закидываю ногу на ногу, по-хозяйски устраиваясь в его машине. Даже не знала, сколько времени продлиться наша поездка.

- Позволишь включить музыку?- Спрашиваю с осторожностью по-прежнему не зная, как лучше с ним себя вести. Маленькими шажками. Руководствуясь той самой хитростью, о которой я недавно думала.

- Можешь делать все, что пожелаешь. – Честно. Открыто. Давая мне свободу действий. И кажется не только в этой маленькой просьбе. Во всем. Включаю магнитолу, начиная листать песни. Пока не нахожу что-то спокойное и лирическое. Верано никак не реагирует. Спокойно и размеренно ведет машину. Приоткрывает окно рядом с собой, впуская в салон достаточно прохладный воздух. Становиться легче дышать. Интерес разгорается все сильнее и сильнее. Явно этот день обещает быть насыщенным и очень интересным. Верано выезжает из города, поворачивая на объездную дорогу, которая ведет к пригороду. Одному из самых роскошных районов. Где располагаются виллы и загородные дома всяких знаменитостей. Наше путешествие занимает от силы минут пятнадцать. Ник сворачивает на асфальтированную дорогу, которая ведет к самому побережью. Дорогу обрамляет аллея их пальм и каких-то неизвестных мне деревьев. Воздух становиться другим. Здесь он пропитан морской солью и влажностью. Хочется дышать чаще и глубже. Словно это последние глотки в твоей жизни. Доезжаем до больших железных, кованых ворот. Они мгновенно открываются, и Николас въезжает на территории. Проезжает несколько десятков метром и глушит мотор. Останавливаясь прямо на дороге. Выходит из машины, и как истинный джентльмен помогает выйти мне, подавая руку. Обнимает за талию, прижимая к своему телу. Сплетает наши пальцы, словно мы влюбленная парочка, решившая провести уикенд в уединении и подальше от города. Ведет вперед, не давая мне осмотреться. Большой, роскошный особняк. В несколько этажей. С колоннами на входе из белого мрамора. Большой фонтан возле дома в виде лошади, придает атмосфере богатства и величия. Зеленый ровный газон. Клумбы с цветами. Постриженные аккуратные кусты, которые образуют непонятный узор по периметру.

- Где мы? – От переполняющих эмоций проглатываю слова, но Ник прекрасно понимает мой вопрос.

- Это мой загородный дом. Личное пространство, доступ в которое ограничен. – Лаконичный понятный ответ. С намеком на то, что я особенный человек в его жизни. Эти мысли непроизвольно рисуют довольную улыбку на моем лице.

- Что особенного в этом месте? Личный пляж? Район? – Быстро задаю вопрос за вопросом.

- Конюшня. – Ник останавливает поток моих слов. – Большая конюшня с редкими породами лошадей. Моя слабость. Моя гордость. Мало кто знает о ее существовании. – Он как-то небрежно опускает взгляд, но моей руки не отпускает. Медленно идем по зеленой траве. Хочется скинуть кеды и пройтись босиком. – Если захочешь, можешь позже искупаться. Побродить по берегу. Здесь невероятный вид. Только не сейчас. – Громкий вдох. Чувствую, как его сердце ускоряет темп и начинает громко стучать.- Я хочу познакомить тебя с моими лошадьми. Покататься на мысе. Вдоль берега. Поговорить. – Замолкает, понимая, что я могу задавать интересующие меня вопросы.

- И ты готов говорить? – Останавливаюсь, дергая его за руку. – Послушай, Николас, если уж ты решил попробовать какие-то отношения, я хочу попросить тебя об одном одолжении. – Голос дрожит. Но я все делаю правильно.

- Говори. – Он делает шаг вперед, заставляя меня возобновить ход.

- Я хочу, чтобы ты был предельно честен со мной. Не бесился, если я спрошу что-то не то. Понимаю, – сглатываю, подбирая мысленно следующую фразу, – мы совершенно чужие друг другу, и я не вправе лезть в твою жизнь, так же, как и ты в мою. Но, черт возьми, ты позволяешь себе гораздо больше и считаешь это вполне нормальным. Давай притормозим. У нас полно времени. Не дави на меня, Ник. Позволь быть самой собой.





- Боже, Ева! – Он останавливается и резко разворачивается. Обнимает мое лицо своими большими вспотевшими ладонями.- Я именно этого и добиваюсь. Ты должна повзрослеть. Разбудить в себе женщину, которая принадлежит мне. Я чувствую тебя, понимаешь?! – Он наклоняет мою голову и обжигает невменяемым взглядом. Черные зрачки расширяются, заполняя кофейную радужку тьмой. Стоило бы испугаться, но завороженно наблюдаю за изменением выражения его лица. Задыхаюсь. Тело произвольно подрагивает. Ник встряхивает головой, и как ни в чем не бывало, идет вперед. Не знаю что и сказать. Резкие вспышки его настроения доводят до шокового состояния.

Проходим несколько метров. Вдоль длинного особняка. К другому зданию. Каменному. Длинному. С соломенной крышей. Возле которого резвятся несколько жеребят. Вместе с мужчиной. Видимо конюхом. Ник идет первым. По узкой вымощенной дорожке. Иду следом. Не спеша. Пытаясь, наконец, оглядеть окрестности. Надышать кислородом, которого чертовски не хватает. Вдалеке виднеется океан. Большое пастбище. Тот самый мыс, на котором была обещана прогулка. Ник распахивает двери конюшни в разные стороны. Ждет меня у входа. Пропускает вперед. Делаю пару движений и замираю. Стойло. Одно за другим. Лошади прекрасны. Разной расцветки и сразу видно разной породы. Не разбираюсь в этом, но надеюсь, Верано хоть немного меня просветит.

- Прежде чем познакомить тебя с моими любимцами нужно надеть краги и взять шлем. Может надеть на тебя защитный жилет, если ты сядешь на лошадь впервые в жизни? – Вопросительно изгибает бровь, требуя немедленного ответа. Никогда не каталась на лошадях. Мой первый раз. В таком месте. С мужчиной, который все сильнее пленяет мое сердце.

- Я никогда не каталась. – Сознаюсь, без лукавства. – Только можно без жилета. Просто научи меня, как правильно держаться. Поверь мне я хороший ученик. – Подмигиваю, проходя за ним следом в небольшое помещение, где мы переобуваемся. Ник берет в руки один шлем, видимо для меня, но видя мое недовольное выражения лица, кладет его на место. Выходит снова в конюшню и целенаправленно идет к определенному стойлу. Раскрывает защелку и проходит внутрь. С опаской и диким волнением вхожу следом за ним. Большая белая лошадь. С густой, блестящей гривой. Огромными карими глазами, такими же пронзительными, как и у ее хозяина. При виде меня начинает немного брыкаться, но Ник ее успокаивает за секунду. Гладя по морде. Что-то говоря ей на ухо. Будто на особом языке, который понятен им двоим. И в это мгновения я осознаю, что это лошадь для него самая любимая и особенная. Их что связывает.

- Не бойся. Подойди поближе. – Продолжает гладить. Лошадь фырчит, но смиренно стоит на месте. – Прикоснись к ней. Все будет хорошо, Ева. –

Передергивает. Ладони потеют. Меня разрывает от эмоций. На дрожащих ногах подхожу вплотную, и пока в моей крови плескается храбрость, поднимаю руку и начинаю гладить с другой стороны. Ощущая, как животное расслабляется и охотно поддается ласке. - Ее зовут Морана. Она принадлежит к одной из древних арабских пород. Знаешь Ева, – Не вижу его лица, но чувствую в голосе горечь и разочарование. – Лошади самые преданные существа на планете. Они не способны предать так, как это делают люди. – До боли горькая фраза, которая сжимая мое сердце тисками. Понимаю, что именно в этом таиться весь секрет. Ника предали. Жестоко и безжалостно. Превратили в монстра, и кинули, на произвол судьбы, не думая, что этот сильный мужчина способен выжить.

- Она такая красивая. – Воодушевленно вздыхаю, уже смелее лаская животное.

- Красота обманчива, Ева! – Ник обходит лошадь и становиться рядом со мной. Поднимает ее густую гриву, демонстрируя мне несколько глубоких, уродливых шрамов.

- Боже мой. – На глазах наверчиваются слезы, представляя насколько больно ей могло быть. Ненавидела людей, которые издевались над животными. – Что с ней произошло? – со всхлипом. Надрывно.

- Когда я выкупал ее у прежнего хозяина, она была избита кнутом до полусмерти. Этот урод наказал ее за то, что она не захотела повиноваться его сыну. Она истекала кровью, Ева. – Впервые я ощущаю, как ему больно. Мучительно. Изнуряюще. – Я покупал практически труп, но твердо был уверен, что мой ветеринар сможет поставить ее на ноги. Она очень сильная. Мы с ней очень похожи. – Одинокая слеза скатывается по щеке, и Ник видя это стирает ее тыльной стороной свой ладони. – Успокойся, эти рубцы уже не болят. Вся боль там. Внутри. – Он прикладывает свою ладонь чуть ниже горла лошади. В то место где у людей душа. – Боль навсегда оседает тут. Въедаясь навесно. И, так или иначе, дает знать о себе. – Боже мой. Сейчас Ник рассказывает не только о лошади. Он говорит о себе. Не сумев посмотреть мне в глаза, завуалированно рассказывает свою историю. Пусть так, но мне становятся понятны многие вещи. Неожиданно соображаю, что у него очень много тайн. И это всего лишь конец длинной ниточки, на которой словно узлами завязаны его воспоминания. Переживания. Прошлое. И люди, которые сломали и уничтожили его жизнь, превратив в убогое чудовище, которое не верит в себя. – Ничего не отвечай, Ева. Я хочу, чтобы Морана принадлежала тебе. Это лошадь твоя, милая.

- Ник, но я не умею с ними обращаться.

- Я научу, – перебивает, хватая кобылу за узду, и выводит из стойла, – идем со мной. – Приказной тон. Возвращается некая холодность и неприступность. По дороге до улицы мы встречаем конюха, и Ник приказывает ему подготовить лошадь для него. Несколько долгих минут он объясняет, как правильно ставить ногу, чтобы забраться верхом. Рассказывает, за что держаться, и как управлять. Внимательно слушаю, впитывая в себя каждое слово. Внимательно. Пробую с его помощью и поддержкой. Получается, но не с первого раза. И когда я, наконец, оказываюсь верхом, внутри что-то раскрывается. Легкость. Невыносимое чувство свободы и беспечности. Ник приказывает лошади трогаться. Медленно. Называя мне разные команды. Сам садиться на темно-коричневого скакуна и легонько ударяя его хлыстом, скачет вперед. Делаю тоже самое. В лицо бьет сильный ветер. Мы аккуратно спускаемся по мысу прямо на берег океана. Немного замедляя темп лошади. Улыбаюсь, как ненормальная. Всю трясет. Необычайное ощущение свободы дарит крылья. Незабываемые ощущения отпечатываются памяти. Вкус жизни становиться таким насыщенным, что хочется орать во весь голос, что я и делаю. Ник хохочет, замечая, что я в полном восторге от этой прогулки. Не знаю сколько проходит времени с того момента, как мы объезжаем окрестности, раз за разом возвращаясь на берег. Ник тормозит и спрыгивает с лошади. Хватает Морану, заставляя остановиться и ее. Помогает мне слезть.

- Господи, Ник, я хочу сказать спасибо за этот….. – Не успеваю договорить, как горячие голодные губы, обрушиваются на мой рот, погружая в жаркий, страстный поцелуй. Николас обнимает одной рукой за шею, гладя большим пальцем скулу. Другой проходится по ребрам и замирает в районе талии. Скользит по трикотажному платью, а потом резко прижимает меня к себе. Настырно целует, пробираясь своим языком ко мне в рот. Сплетаясь с моим. Лаская, до протяжного стона ему в рот, который удержать в себе, просто нет сил. Внутри пожар, сжигающий заживо, все к чему прикасается. Кровь превращается в горячую лаву, уничтожающую все на своем пути. Воздух не нужен. Дышу с его рта, упиваясь этими сумасшедшими ощущениями. Ник опускает руку и грубо сжимает задницу. Немного отрывает от земли, продолжая целовать, как изголодавшийся зверь. Кусает, а потом лижет. По подбородку. К шее. Запрокидываю голову, откровенно постанывая от обрушившегося возбуждения. Между ног болезненно ноет. Свожу колени, пытаясь игнорировать это жжение. Мне хочется ощутить его руки там. Или его рот. Который бы довел меня до предела. Но еще слишком рано. Я не хочу преподнести ему десерт первым блюдом. Он должен пробовать все постепенно. Так, чтобы хотелось больше и больше. Нет! Это не игра. Это чувства, которые пока смешаны и не понятны.

- Пойдем в дом. – Шепчет прямо в губы, продолжая прикасаться. Облизывать кончиком языка, вызывая дрожь и мурашки. – Выпьем вина. Съедим что-нибудь.

- Идем. – На выходе. Изнуряя от желания продолжить целоваться. Цепляюсь за плечи Ника. Провожу ладонью по мощной шее, и запускаю пальцы в волосы на его затылке. Слегка сжимаю. Тяну на себя и целую сама. Нежно. Вкладывая всю душу. Раскрывая перед ним своего сердце. Впуская. Раз и навсегда. С этого момента все изменится. Плевать. Пусть весь мир катится к черту.

Большой просторный холл на первом этаже был оформлен в венецианском стиле. Атмосфера романтики и роскоши, утонченного аристократизма и особый дух эпохи Ренессанса. Все в изумрудных тонах. Но в тоже время умеренно и сдержано. С нотками минимализма. Повсюду объемная и сложная текстура. Мебель кажется совершенно из другого столетия. Вкус у Верано однозначно был шикарным. Тяжелые навесные шторы, каскадом струились по окнам и напоминали морские волны. Я словно попала в средневековый замок. Холл плавно переходил в другую комнату. Не менее просторную. Более вытянутую и оформленную совершенно по иному. На ровных стенах, натянут черный атлас, который переливается под лучами солнца. На нем с беспорядочном расположении развешаны картины. Одна за другой. В дорогих золотых рамках, явно выполненных по личному заказу Ника. Не сразу замечаю, что изображено на картинах. Прохожусь по комнате, оглядываясь по сторонам. Дожидаясь пока Ник, даст указания своей домоправительнице, и присоединиться ко мне. Комната мрачная. Наполнена тьмой и холодом, который исходит от картин. Когда я подхожу ближе без труда узнаю их. Все они принадлежат одному художнику. Мастеру, чей подчерк я не спутаю ни с чьим другим.

- «Потерянное сердце» моя любимая из всех. – Громкой голос Верано, разлетается эхом, по практически пустой комнате.

- Я видела ее уже не раз. – Смотрю пристально на картину. На девушку, которая держит в руках свое вырванное сердце. – Бывала на выставках этой художницы. И если честно, то я до конца не понимаю такого искусства. – Пожимаю плечами, вспоминая, как в первый раз я попала на ее выставку в Париже. Как не могла находиться в выставочном зале, повсюду чувствуя дух смерти. Эти картины умеют притягивать, но в тоже время отталкивают с такой силой, что хочется исчезнуть и больше никогда на них не смотреть.

- Почему ты не понимаешь их смысл? – Ник задает каверзный вопрос, но я готова на него ответить. Такое впечатление, что ответ для него чертовски важен.

- Ты знаешь, – набираю в легкие побольше воздуха, – каждая картина это частичка души художника. Она отражает внутренний мир человека, который ее создал. В этих картинах все мертво. Покрыто льдом и засыпано пылью. Трудно представить судьбу художницы, которая их написала.

- Ты что-то знаешь о ней? – Умеренно. Но в голосе ощущается тревога и неподдельный интерес.

- Нет. Совершенно ничего. Была несколько раз на ее выставках в Париже, только и всего.

- Постой так ты француженка? – Разворачиваюсь к Верано лицом, читая в его взгляде ошеломление и небольшой шок.

- Да, я родилась и выросла в Париже. Совсем недавно приехала в Америку. – Становиться как-то неловко. Понимаю, что Ник хочет знать о моей жизни больше. Хочет знать все.

- Почему ты уехала из Франции. – Он прохаживается по комнате и подходит к небольшому бару у дальней стены. Открывает бутылку вина и наполняет два бокала. Вальяжно подходит ближе и протягивает один мне.

- Я всю свою сознательную жизнь, была под опекой дедушки. Жила по его правилам, и исполняла его желания. Мне захотелось свободы. Самостоятельности. – Глаза в глаза. Ничего не утаивая. Если мы хотим чего-то добиться должны быть честными до конца. – Я очень люблю свою семью, но оставаться там больше не могла. Одной сложной. Порой бывает одиноко. Но это мой выбор. Я должна прожить так, как хочется мне, а не кому-то. Наверно ты меня понимаешь. – Подношу бокал к губам, и делаю несколько глотков вина.

- Мы с тобой похожи. – Верано горько усмехается, подходит ближе. Настолько тесно, что становиться невыносимо от этой близости. Бездна расширяет свои границы. Его темный, неизведанный мир утягивает с головой, не оставляя мне не единого шанса вернуться назад. – Я почувствовал это с самой первой встречи. Не думай, что я ненормальный. Просто ты именно та женщина, которую я ждал. – Ник наклоняет голову, прислоняясь своим лбом к моему плечу. Хочется обнять, но я почему-то стою, как вкопанная. В тишине комнаты слышен лишь стук наших грохочущих сердец. Лихорадочно и неистово. Молчание. Протяжное. А в голове столько вопросов, которые я не решаюсь задать.

- А ты был во Франции? – не понимаю, зачем спрашиваю именно это. Ник отрывается от меня, и как ошпаренный отходит в сторону. Залпом выпивает стакан вина, ставя его на небольшой стеклянный столик.

- Никогда не был. – Врет. Я это чувствую. Но давить больше не буду. Не хочу разрывать ту хрупкую связь, которую мы сотворили за сегодняшний день.

- Расскажи мне что-нибудь о себе? – Хотя бы самую малость узнать его поближе.

-Нечего рассказывать Ева. Тебе будет скучно и не интересно. – Отмахивается от моего вопроса, выходя из комнаты-галереи. В гостиную.

- Не стоит решать за меня. Ник, мне хочется….

- Не сейчас. – Дает понять, чтобы я замолчала. Тепло-карие глаза наливаются злобой. Дразнить зверя опасно, и я сбавляю обороты. – Сегодня ты и так слишком многое обо мне узнала. Думаю, этого будет достаточно для первого свидания.

- Так у нас это свидание, да? – Издаю смешок и выходя в гостиную, устраиваюсь на диване.

- Думаю, да. Ведь ты довольна сегодняшним днем? – Недоверчиво спрашивает. Ник может быть разным, и я пока не понимаю, какая из его сторон мне нравиться больше.

- Ты привез меня в такое чудесное место. Подарил лошадь. Устроил ошеломляющую прогулку по побережью. Завершил все умопомрачительным поцелуем, и ты спрашиваешь, довольна ли я? – Несмотря на все нюансы и небольшие откровения, я действительно была необычайно довольна.

- Я никогда не позволял себе таких вольностей с девушками. Все отношения были другими. – Не понятно сожалел ли он об этом, или Николасу было просто плевать. – Но ты другая, Ева, сама скоро это поймешь. – Мы можешь поесть в столовой, или хочешь, я прикажу принести все сюда, и мы поедим сидя у камина. Ты можешь хозяйничать, Ева. Не бойся, тебе позволены любые шалости, в том случае если я рядом с тобой. – Сверлит собственническим взглядом. Напоминая мне, что я принадлежу ему.

- А потом ты отвезешь меня домой? – Спрашиваю с интересом, даже не предполагая его ответа.

- Я хочу, чтобы ты осталась на ночь. Второй этаж в твоем распоряжении, можешь выбрать любую комнату, и прошу усвоить сразу, – в секунду возвращается тот Ник, с которым я познакомилась. Властный и нахальный, – я не принимаю ответа «нет». Особенно от тебя. Бесполезно возмущаться или просить его отвезти меня домой. Самой не хотелось покидать этот дом, и оставлять его в одиночестве. Я чувствовала его потребность во мне. Она настолько адская и мучительная. И казалось, если я уйду, то стану очередным предательством в его и без того сложной жизни. Этот мужчина был разбит и сломлен. И как бы он не прятал за идеальной маской свое истинное «я», сумела хоть на секунду увидеть его настоящего. И теперь ни за что не отступлю, чтобы докопаться до истины. Мы сидели на полу в гостиной ели жареное на углях мясо с овощами. Разговаривали на отвлеченные темы. Казино. Бизнес. Ник расспрашивал меня о Париже, и я все больше убеждалась, что он был в этом городе и его что-то или кто-то связывает с ним. Время летело незаметно. Николас оказался образованным и очень умным человеком. Способным говорить на любые темы. Рассказывать интересные истории. Его главной задачей было овладеть моим вниманием, и Верано это всецело удалось.

Время приближалось к полуночи. Несмотря на то, что прошедшую ночь я спала, как убитая в его объятиях, ужасно устала. Ник сидел позади меня и обнимал за плечи. Теребил волосы, которые сам же и распустил.

- Наверно ты устала? – Тихо. В самое ухо. Слегка целуя. Вздрагиваю, прижимаясь к нему спиной.

- Немного. – Отвечаю честно. Мышцы немного сводило от конной прогулки.

- Останься со мной. – Облизывает мочку, и я несдержанно ахаю на всю комнату. В моих объятиях. В моей постели.

- Нет, Ник. Прошу, не торопись. – Выдыхаю протяжно.

- Тогда поднимайся наверх и ложись спать. Не испытывай мое терпение, Ева, оно у меня не железное. – Усмехаюсь в голос, и поднимаюсь на ноги. Осознавая, какое влияние на него оказываю. Если Ник утверждает, что я принадлежу ему, тогда смело и уверенно могу сказать, что он уже в полной мере принадлежит мне. Направляюсь к лестнице, чувствуя на себе его алчный взгляд. Который обжигает тело. Проникает вглубь. Отравляет все. Остановиться бы и остаться, но я не могу. Слишком много произошло за последние сутки. Не хочу чтобы все быстро закончилось. Нет никакой гарантии, что Ник заполучив мое тело, не остынет и не избавиться от меня, как от использованной, сломанной игрушки.

Смело поднимаюсь по ступенькам и вхожу в первую попавшуюся комнату. Большая спальня. В красно-золотых тонах. Такая же роскошная, как и остальные комнаты. Подхожу к кровати и не развеваясь, падаю на нее спиной. Потягиваюсь, кайфуя от блаженного чувства эйфории. Все как-то слишком хорошо, чтобы казаться правдой. Я сошла с ума. Скорость развития наших отношений была запредельной. Это не любовь с первого взгляда. Не вспыхнувшая страсть, которая лишает рассудка и вынуждает человека делать глупость за глупостью. Это неведомая сила, которая соединила двух схожих людей. Две души. Одну покалеченную, кровоточащую, другую светлую и чистую. Наверно ради спасения. Чего-то доброго и чистого. Чтобы дать шанс такому человеку, как Николас. Показать ему, что все может быть иначе и жизнь может быть счастливой, несмотря на то, что могло произойти в прошлом.

- Ааааа! – громкий крик, заставляет меня дернуться и подорваться на кровати. Темнота. За окном глубокая ночь. Нащупываю выключатель, и нажимаю на него. Комната наполняется светом. Часы на стене показывают половину третьего. Черт, наверно мне все приснилось, но спустя мгновение крик повторяется. От то глухой и протяжный. То громкий и короткий. Не сразу понимаю, откуда он доноситься. Поднимаюсь с кровати и быстро выхожу в коридор.

- Уйди. Вон. – Ник кричит. Неужели посреди ночи к нему кто-то пришел. Шагаю по слабо освещенному коридору на звук. Одна комната. Вторая. Третья. Замираю у закрытой деревянной двери, понимая, что эти мучительные возгласы доносятся именно отсюда. Не церемонясь открываю двери и побегаю к кровати. Ник мечется среди подушек и громко стонет. Сажусь на кровать рядом с ним. Пытаюсь поймать его голову, чтобы привести в чувства. Он весь горит. Кожа покрыта крупными каплями пота. Агония. Лихорадка. Кошмар, который сжирает его живьем. Трогаю вспотевшую кожу на лбу. Неимоверно горячая. Словно я прикоснулась к раскалённому металлу. Пытаюсь позвать его по имени. Или встряхнуть. Ничего не выходит.

- Ненавижу! – Рычит, как разодранный зверь истекающий кровью. Выгибается на кровати и кричит. Так громко и исступленно, что я прихожу в полнейший ужас.

- Ник, пожалуйста, очнись. – Слегка бью его по щекам, пытаясь разбудить. Доля секунды и крепкие руки хватают меня за плечи. Рывком дергают на себя, а потом Ник вовсе валит меня на спину и прижимает к матрасу. Впивается рукой в горло и начинает душить. В нем нет ничего живого. Мутные стеклянные глаза. Состояние подобно трансу. Животный, безумный взгляд. Выворачивающий от страха кишки на изнанку. Он не похож на человека. Он зверь, у которого полностью отключена гуманность. Осознания ноль. Ник способен убить меня здесь и сейчас и я даже не успею пикнуть. Сильные руки начинают душить сильнее. Хриплю, пытаясь выбраться из стальной хватки. Пылающий яростью взгляд грозиться расправой.

- Ты сдохнешь точно так же, как умирал я. – Последняя фраза и в глазах начинает резко темнеть. Конечная порция кислорода заканчивается в легких. Я видела Верано злым и свирепым, но то, что я вижу перед собой сейчас не сравниться ни с чем. Он начало моей новой жизни, наверно именно он и станет в итоге ее концом.

Глава 7

Ник.

Ночь. Своеобразное время суток. Иногда она все делает ярче, оттеняя эмоции и чувства. Не давая возможности никогда их не забыть. Играя на контрасте. Будоража нервы до предела. И даже наши пороки, которые всегда кажутся черными и грязными, порой оттеняются в выгодном свете. Если задуматься всего на мгновение, то ночь не что иное, как половина нашей жизни. Неотъемлемая ее часть. Она стирает границы времени, и погружает нас в отдельный мир. Неподвластный разуму. Душе и сердцу. Порой в нем забываешь обо всем, проваливаясь далеко от реальности. Иногда это зловещее время суток расширяет границы ада. Хватает нас за шиворот и топит в раскалённой лаве воспоминаний. Вынуждая заново прожить все душераздирающие моменты жизни, которые с огромным трудом и с каждой секундой ты пытался забыть. Ночь. Короткое слово, которое имеет колоссальное значение. В нем только ты и твои мысли. Они опутывают память словно паутиной. Затягивают в свои недра. На самое темное дно, которое только возможно. В тебе начинает просыпаться та самая темная сторона, которую ты никогда не посмеешь себе разбудить днем. Все превращается в некое безумие. Ты становишься его пленником. Со связанными руками, и поставленным на колени. И хотелось бы сопротивляться, да вовсе нет сил. Здесь полностью отсутствует кислород. Пахнет смертью. Безразличием и отрешенностью. И даже черствое сердце иногда сжимается от страха, принося неимоверную боль, которую днем ты никогда не испытываешь. Для меня это время суток просто немыслимо мучительно. Легкие становятся тяжелыми, и судорожно вибрируют в грудной клетки. Требуют воздуха, как никогда, но его нет. Нет абсолютно ничего, что дарило бы хоть маленький лучик света. Почему для одних людей ночь это спокойствие и безмятежность, а для других распахиваются врата в саму преисподнюю? И силой утаскивают туда, не давая никакого права на выбор? Я давно был изгоем. Одиночкой. Человеком, который никогда и не при каких условиях не сможет жить обычной человеческой жизнью. Я способен на многое, но не умею просто жизнь. Судьба отобрала у меня эту возможность, навсегда оставляя мою душу по ту сторону границы. Где вечное темнота и нет ничего живого. Где есть только огонь. Безжалостный. Властный. Где на каждом шагу воспоминания из прошлой жизни. Как наяву. Ночь – это бездна. Большая и бездонная. И чтобы выжить к утру всякий раз приходится бороться с этой тьмой. Становиться на колени. Разгребать холодную землю руками, чтобы взобраться наверх. К свету. Прожить еще один день, чтобы после все повторилось снова. Злосчастный круговорот, который и превращает порой мою жизнь в еще больший ад. Долгое время метался по кровати в холодном поту, даже не задремав. Не думал о том, что всего в нескольких десятков метров от меня спит Ева, и при желании я могу отправиться к ней. Близость и секс не самое важное, что мне сейчас нужно. Хоть я и до одури хотел эту девку, мог держать себя в руках, чтобы не переступить грань. Слишком рано? Нет! Скорее это игра, которую затеяла Ева, а я охотно позволяю ей это делать. Забавляет. Разжигает азарт в крови. Приносит гораздо большее удовольствие, чем быстрая, вспышка страсти, которая моментально преподнесёт мне самый лакомый десерт. Я хочу медленно смаковать каждый миг. Впитывать каждую эмоцию, которую Ева открывает в себе. Юная, неопытная девочка, которую я превращу в настоящую женщину, способную управлять не только своими чувствами, но и чужими. Где-то на подсознательном уровне я был совершенно уверен, что все происходящее между нами, она жаждет ничуть не меньше. Еву одолевает страх, который необходимо заменить другими эмоциями. Сегодняшний день стал особенным. Отправной точкой наших непростых отношений. Она и сама понимает, что обратного пути нет. Мой мир полностью открыт, и Ева осознанно сделала в него свой нерешительный шаг. После полуночи мне все же удалось уснуть. Глубоко. Погружаясь во мрак, в котором не помнишь собственного имени. Все растворяется. Превращаясь в пыль. Развеивается мелкими крупицами, которые проникают под кожу, болезненно въедаясь. Эмоции сменяются одна за другой. Не понимаешь кто ты и где ты. Где правда, а где ложь. Мечты убиваются, даже если они имели маленькую надежду на существование. Разум несется прочь. Мы врем себе. Пытаемся думать, что этого всего лишь обман. Иллюзия. Миф. Но это чертова реальность, которую так тяжко принять и поверить. Все по-разному. В разные моменты. В секунду, мы понимаем свои же мысли, в другую, уясняем, насколько все двойственно. Рано или поздно вся ложь уходит, поэтому никогда не стоит обманывать самих себя. Правда же оголена и чертовски уязвима, но это и делает ее правдой. Все должно скрепляться доверием, на которое большинство людей уже не способно. Да, что греха таить, я первый кто уже дано разучился доверять людям и впускать их в мою жизнь. И хоть мисс Ева оказалась в ней, это вовсе не значит, что она сумеет сделать все возможное, чтобы я научился ей доверять. Час. Двадцать минут. Несколько паршивых минут. В полубессознательном состоянии я не мог точно определить сколько прошло времени с того момента, как я оказался в кровати, и все-таки заснул. Прошибает холодный пот. Я бреду по безлюдной дороге босиком, ощущая, как легкий холодок сковывает каждую мышцу на моем теле. Мрак затягивает. Словно сама смерть идет по пятам и алчно дышит в затылок, мечтая, чтобы я поскорее повернулся. А потом толчок. Настолько сильный, что я падаю на колени. Упираясь ладонями в сырую землю. Дыхание спирает. В глазах режет противное чувство. А потом становиться горячо. Неимоверно. Так, что, кажется, кто-то начинает сдирать кожу живьем. Сжигать дотла. Горит все. Пламенем внутри. Кровь превращается в раскаленную лаву. Мысли спутаны. Сумбурно рисуют, оживленные картинки, приводящие в полнейший ужас. Тошнит. Пытаюсь шевельнуться и двинуться вперед, но боль настолько сильная, что я стискиваю зубы до скрежета, чтобы не заорать во все глотку. Глотаю скопившуюся слюну. Миг между вдохом и выходом. Абсолютной тишиной, и внезапно обрушившимся громогласным звуком. С самой преисподней. До последнего удара сердца. Огонь поглощает. Прожигая навечно кровавые раны, которые никто и никогда не сможет залечить. Рвет на куски. По живому. С мясом. Реву, умирая раз за разом. Чувствуя эту невыносимую пытку. Издевательство. Смерть сжигала заживо, заставляя наблюдать меня за собственной смертью. Из последних сил сжимаю кулаки, приподнимаясь от земли. Все пылает. Моя душа разбитая на осколки, плавиться, как восковая свеча. Быстро. Смертоносно. Не оставляя о себе на память совершенно ничего. Ненавижу весь мир. Презираю себя в этот момент, но ничего не могу поделать. Я беспомощен. Судьба играется со мной и наказывает. За что не понимаю? За что!? Хочется орать, но сил больше не осталось. Огонь поглощает. Отнимает у тебя все воспоминания. Мысли. Чувства. Разрывает все твои связи с внешним миром. Убивает все живое, превращая в черствого, равнодушного мертвеца. С каждым разом этот кошмар становиться все ярче и насыщеннее. С каждой секундой этой проклятой ночи, обнуляется все. Больше ничего не имеет значение. Даже я сам. « Сдохни»! Зловещий голос доводит до грани. Повторяет это долбанное слово. «Сдохни. Ты никому не нужен». Нет! Ору во весь голос, сильнее сжимая руки. Вскипая от ярости и кривясь от боли, которая расплескивается по обожжённым венам. Израненная, но все еще живая душа трепещется, и верит во что-то. Только давно все истлело. Превратилось в прах и угли. Смерть – это хищник. Она выслеживает жертву, не отводя взгляда. Поглощая тело и душу моментально. Для каждого она разная. Моя – огонь. Дикий. Зловещий огонь. Адский костер, в который меня кинули подыхать. « Я хочу, чтобы ты умер». До одури родной голос. Но сейчас он уничтожает. Руки. Уверенные тонкие руки, хватают за подбородок. Трясет. От отчаянной боли. От острого и невыносимого ощущения мерзости внутри. Никого не вижу перед собой, продолжая слышать этот голос. Ощущать запах. Знакомое дыхание. Привкус приторной сладости, которую я когда-то любил. Все превращается в дыхание смерти. В зловещий оскал. В мой личный ад. Боль становиться сильнее. Яростнее. Обращая меня в животное, не отдающее отчета своим действиям. Раскрываю затуманенные глаза и хватаю суку за шею. Нет! Это ты сдохнешь! Слышишь! Обещаю! Ты будешь сдыхать точно так же, как сейчас умираю я. Не понимаю что это. Реальность или до сих пор сон. Воспоминания из прошлого. Мысли и чувства не имеют власти над тобой, пока ты собственноручно не позволишь им этого сделать. Я был слаб, когда слышал этот голос. И даже сейчас. Ни смотря на всю ярость, в какую-то секунду был готов подсиниться. Но звериная, темная сторона брала верх. Я орал, как невменяемый. Крепко сжимал пальцы на тонкой шее, пока девушка, лежащая передо мной не начала хрипеть. Настолько громко, что я немного пришел в себя. Но до сих пор не мог понять, где заканчивается вымысел и начинается реальность. Это же она. Сука. Я так долго ждал этого момента, чтобы раз и навсегда отправить ее в ад. Кинуть в то же самое пекло, в котором я сгораю день за днем.

- Ненавижу тебя, сука! – Громко. Сквозь зубы со скрежетом. Продолжая душить. Секунда. Момент. Все проясняется. Подо мной не она. Ева, твою мать. Ее голова запрокинута назад. Девушка издает непонятные звуки, уже не пытаясь отбиться от меня. Разжимаю онемевшие пальцы и отпускаю шею. Начинает колотить. Сумасшедшее чувство отвращения выворачивает кишки. Я едва не убил человека. Ослепленный сумасшедшим безумием. Руки трясутся. Прошибает холодный пот, который окончательно разрывает связь с темным миром моих кошмарных снов. Становлюсь практически мокрым. В висках что-то громко стучит. Мышцы напряжены до предела. Вены вздулись, и, кажется, сейчас разорвутся к чертовой матери. Давление в висках нарастало. А сердце, которое обычно глухо стучит, вырывается из грудной клетки. Больно барабаня в ребра. Все вибрирует. Закрываю лицо вспотевшими, ледяными ладонями и начинаю, как умалишенный хватать воздух. Я только что, едва не лишил жизни ни в чем неповинного человека.

Еве нельзя быть со мной. Никогда. Понимание, что она до сих пор в полубессознательном состоянии заставляет меня оживиться, и развернуться к ней. Очухаться. Глаза почти прикрыты. Не издает ни звука. Чувства страха опутывает своими объятиями. Насыщенны привкус смерти повсюду. Нет! Только не Ева! Я монстр! Аккуратно хватаю девушку за плечи и немного приподнимаю от кровати. Голова безжизненно падает назад. Хочется просто взять и прижать ее тело к себе. Попросить прощение тысячу раз за то, что я только что успел натворить. За то, что могло произойти, не очнись я вовремя. Ева единственный человек, который позволил мне почувствовать теплоту в мертвой душе. И я ее чуть не убил. Подонок! Нервное напряжение нарастает. Меня начинает колотить сильнее. Прикладываю пальцы к сонной артерии, чтобы прощупать пульс, но его еле-еле слышно. Время умирает, и я погибаю вместе с ним. Не знаю, что делать. Трясу легонько ее за плечи, пытаясь привести в чувства. Сажусь удобнее, и кладу Еву в свои объятия. Легонько глажу по щеке. Что-то невменяемо говорю, до сих пор находясь в непонятном загипнотизированном состоянии. Облизываю пересохшие губы.

- Ева, прошу тебя, очнись! – Глаза мертвенно распахиваются. Девушка начинает дергаться в моих руках, и кашлять. – Скажи что-нибудь? – Монотонно. Покачивая ее в своих руках. Даже понимая, что сейчас Ева не способна произнести ни слова. Мне просто хотелось знать, что с ней все хорошо. И я не причинил ей боли. Легкий хриплый кашель. Конвульсии. Девушка поднимает руки, и изворачивается. Ей неприятны мои объятия, и это объяснимо. Я больше не могу позволить ей оставаться рядом со мной. Обессиленно начинает изворачиваться от меня. Закрывает глаза и немного съеживается.

- Ник. – Тихий голос. С надрывом и всхлипом. Она еще выше поднимает руку и проводит пальцами по своей шее. Лицо меняется в ощущениях, и я понимаю, что ей мучительно больно. Зажмуриваю глаза, не находя в себе силы смириться с тем, что произошло. – Отпусти меня. Прошу. – Машинально распахиваю руки, не шевелясь. Ожидая дальнейших ее действий. Ева кое-как поднимается на кровати, спуская ноги на пол. Наклоняет голову вниз, дыша часто и прерывисто. В тишине комнаты я слышу, как рвано, трепещется ее сердце. Переполненное страхом и ужасом. Я перегнул палку, позволив реальности слиться с моими кошмарами. С той неотъемлемой частью моей жизни, которая никогда не оставит в покое.

- Прости…. – Вырывается без моей воли, но наверно я должен был это сказать. Ева, я…. – Начинаю задыхаться, не находя подходящих слов в оправдания моих действий.

- Я чувствовала, что ты не такой, как все. – Сипло. Продолжая откашливаться. Запрокидывает голову назад, лишая меня зрительного контакта с ней. Но очень хочется посмотреть ей в глаза, и понять, что я дерьмо. Что мне жизненно необходимо отказаться от мысли иметь эту девушку. Чувствовать к ней что-то. – Ник, мне чертовски страшно быть рядом с тобой. Ты только что, чуть меня…

- Не задушил… – Заканчиваю фразу за нее, ощущая себя еще большим монстром, чем я есть.

- Я хочу знать, что тебе снилось? – Уверенно поворачивает голову. Смотря на меня испуганными глазами полными слез и горечи. Дышать не чем. Хочется еще раз сдохнуть, чтобы не чувствовать этого отвратительного чувства вины. – Кто та девушка, которую ты пытался убить? Кто она? Что она сделала с тобой? Боже, Верано, – громко. Так, что начинает давить на перепонки. Ее слова как приговор. Который не оставляет никаких сомнений, – кто ты такой? Ответь мне хоть что-то? – Просяще. Пытаясь вломиться в мою душу, и отыскать тот злосчастный уголок памяти, в котором храниться вся правда. Но, увы, даже я не знаю, где он находиться. Всего мгновение, и Ева поднимается на ноги. Она сейчас просто уедет. Вернется в свою жизнь, навсегда вычеркнув меня из своих мыслей. Наверно это будет самое лучшее ее решение.

- Зачем задавать эти чертовы вопросы, если прекрасно знаешь, что я не дам на них ответы? – Не повышая голоса. Чувствуя себя безумно виноватым и раздавленным.

- Ты требуешь от меня многого Ник, но сам не хочешь даже и слова о себе рассказать. Ведешь себя неуправляемое, не объясняя ничего. И что ты хочешь? Понимания? Сожаления? – Ева на пределе. Ее всю трясет. Она разворачивается ко мне спиной, и я слышу тихий протяжный всхлип. Мертвое сердце саднит. Обливается кровью, ощущая как ей плохо. Она права, твою мать. Я слишком много от нее потребовал с самого начала, напрочь забыв, во что я могу превратить ее чистую, невинную душу. – Не молчи, Верано! Сейчас самое время мне что-то ответить. – Резкий разворот, и пронзительный взгляд пробирается до глубины выжженной души. Смелые зеленоватые глаза проваживают. Встряхивая все с самого дна. Обнажая и без того оголенные нервы. Лишая меня рассудка. Моментально приходит осознание, что я просто на просто чудовище. Она меня не простит, да я сам себя не прощу. В секунду не стало этого желанного слова «нас». Вдох. Вдоль потока ощущений. Но это тупик. Почему я с самого начала не понимал этого?

- Тебе нужно успокоиться, и немного отдохнуть. – Отталкиваюсь руками от кровати, и поднимаюсь на ноги. Самый верный шаг, оставить ее одну до утра или позволить уйти прямо сейчас. А то, что Ева сделает именно это, не было никаких сомнений.

- Это все, что ты можешь мне сказать? Серьезно? Ник, неужели ты не понимаешь, что я хочу сейчас уйти отсюда, и навсегда стереть из памяти знакомство с тобой? – Казалось, она делает последнюю отчаянную попытку достучаться до моего сердца. Но его давно нет. Там лишь пустота, которая не откликнется на настырную просьбу.

- Уедешь утром, если захочешь, сейчас я тебя никуда не отпущу. – Грозно и уверенно. Ева наклоняет голову набок, демонстрируя свою шею в свете зажжённого торшера. Прихожу в полнейший ужас. Кровавые отметины от моих пальцев. Багровые, с синеватым оттенком. По всему периметру шеи. Моментально отворачиваю голову. Черт! Прикрываю глаза, вспоминая как на замедленной съемке все, что мне снилось этой злополучной ночью, и понимаю, что я спутал реальность и поглощающие воспоминания из прошлой жизни. Выплеснул всю свою агрессию и жестокость на девушку, которая хранила часть моей темной души. Которая могла стать чем-то большим, чем все люди окружающие меня. Увы, судьба и в этот раз сыграла по-своему. Свернула мне шею одним махом. Перекрыла кислород. Связала руки, чтобы я больше не натворил глупостей. Может быть, это и к лучшему.

- Я хочу уйти сейчас. – Почти плачет. Возвращаю на нее свои глаза. Ева съеживается и, обнимая себя руками, присаживается на край кровати. Сжимаю пальцы в кулаки, унимая в себе дикое желание, подойти и обнять. Прижать к себе. Поклясться, что никогда больше я не позволю себе причинить ей физической боли. Но знаю, что наверняка я не способен дать себе подобное обещание. Контролировать эмоции в бессознательном состоянии. Делаю шаг и быстрым движением присаживаюсь на корточки рядом с ней. Поднимаю руку, прикасаясь к оголенной колени. Подушечками пальцев. Касание подобно смертоносному импульсу. Оно пробирает насквозь, встряхивая меня словно от удара током. В груди начинает печь тошнотворное ощущение. Ничтожная тишина повисает в комнате. Ева старается сдерживать себя, но я тонко улавливаю ее огромное напряжение.

- Не прикасайся, – отводит колени в стороны и хочет подняться на ноги, но я удерживаю ее на месте и поднимаю голову, – Ник, просто дай мне уйти.

- Обещаю, ты уйдешь утром. Ева, уже поздно. Оставайся здесь. В моей комнате. – Тихо. Из последних сил. Начинает потряхивать. Убираю от нее свои руки, и поднимаюсь на ноги. Молчит. Больше нечего сказать. Мне тоже. Душу свою не выверну, даже несмотря на то, что произошло. Быстро выхожу из собственной спальни, и, закрывая двери, прислоняюсь к ним спиной. Твою мать! Откидываю голову назад, больно ударяясь затылком в деревянную обшивку. Почему это произошло именно сейчас? Почему зная, что иногда, по ночам, у меня бывают приступы агрессии и сумасшествия, основанные на страшных воспоминаниях моего прошлого, я позволил Еве остаться в моем доме? Зачем? Яркие вопросы, ответы на которые я точно знал. Буря в душе не стихает. Становиться все сильнее и яростнее. Обессилен. Раздавлен. Давно не было подобного состояния. Не хотел, чтобы Ева видела меня таким. Никогда. Мыслей так много, что единственный выход это как-то унять их. Распутать клубок, который опутывает разум, превращая меня в еще большего зверя, каковым я и так являлся. Сделал глубокий вдох, и оттолкнувшись лопатками от стены, направился вперед. К лестнице. Чтобы спустится на первый этаж. В кабинет, где я могу побыть наедине с самим собой. Почему-то было уверенное ощущение, что Ева не покинет этот дом до самого утра. Даст мне шанс все рассказать ей и остановить, когда она будет уходить навсегда. Только выбор свой я уже сделал. В ту самую секунду, когда безжалостные руки вцепились в шею. Когда жгучие воспоминания, разрушили реальность, и снова, как беспомощного, окунули в пучину мерзких минут моей жизни. Я хотел видеть ее рядом с собой. Ощущать постоянно. Владеть сердцем и управлять душой. Ева хотела того же самого. Ей нравиться мой волчий взгляд. Когда от единственного прикосновения вся чертовщина вырывается наружу, и грозиться стереть ее в прах. Еве желает всего. Безумия, где-то на грани норм и приличий. Когда только лишь от поцелуев едет крыша, и ты превращаешься в неопытного мальчишку, которому хочется все и сразу. Этому ощущению нет подходящих терминов. Жажда друг к другу немыслимая. Такое бывает раз в жизни. И никогда не забывается.

Спускаюсь по лестнице на первый этаж. Темнота. Тонкая дорожка света проникает через окно от фонаря, горящего в саду. Босыми ногами шагаю по холодному мраморному полу. На автомате. В свой кабинет. И когда оказываюсь там, . Включаю свет и прохожу вперед. К столу. Упираюсь руками в край и наконец-то вздыхаю полной грудью, в которой до сих пор разгорается пламя. Мучает. Уничтожает с каждой новой секундой. Хочется скривиться от боли, но я смиренно держу себя в руках. Как делаю это уже не один год. Никто не может знать, что я могу быть слабым и уязвимым. Никто и никогда не узнает всей правды, спрятанной внутри моего ада. Она засыпана грязью и острыми осколками разбитого сердца. Она прикована стальными цепами, ключ от которых я давным-давно выбросил. Сознательно. Чтобы больше не вспоминать того человека, который жил во мне много лет назад. Тишина угнетала. Но именно в ней я находил свой покой. Умиротворение. Наедине с тишиной, я находил в себе силы начать все с нуля. Это не одиночество. Это умение найти в себе силы, чтобы поговорить с самим собой. Нужно научиться прислушиваться к собственному голосу, когда он еле слышно шепчет. Видеть в кромешной тьме. Тишина – это гармония. Это победа над собой. Кто сумеет справиться с эмоциями в этот отрезок времени, к утру обязательно выйдет победителем. Отшатнулся от стола, и, сделав несколько шагов по кабинету, присел в кресло. Схватил телефон, лежащий на столе, и быстро набрал номер. Длинные гудки. Понимал, что время для звонка не самое подходящее, но выбора не было. После десятка длинных, протяжных гудков, трубка поднялась.

- Мистер Верано!? – Удивленный и сонный голос Виктора пронзает словно лезвие. – Что-то произошло? – Грохот. Вчера днем я дал приказ Виктору оставаться в городе. В казино. Следить там за порядком. Сейчас даже не осознавал, жалел ли я, что так поступил. Если бы мой охранник был рядом этой ночью, Ева бы покинула этот дом немедленно. И ее присутствие не заставило бы меня копаться в себе.

- Ничего серьезного. – Стараюсь говорить уверенно и громко. – Ты должен приехать завтра утром в мой загородный дом, и отвезти мисс Еву домой. – Скрипнул зубами, понимая, что это мысль больше всего не дает мне покоя. Я не могу ее отпустить, но и не имел никакого права держать рядом с собой.

- Хорошо. – Виктор был краток. Он никогда не задавал мне лишних вопросов. Не пытался напирать. Всегда выполнял все мои приказы и делал это качественно, иначе бы не задержался на должности начальника службы моей безопасности на такой большой срок.

Нажимаю кнопку «завершить» и со злостью швыряю телефон на стеклянную столешницу. Откидываюсь в кресле, мечтая поскорее расслабиться и выкинуть из головы весь кошмар. Но как это сделать, когда я все прекрасно помню. Нельзя разомкнуть лязгающую цепь времени. Выбрать определенный кусок и жить только в нем. Беспокойство и страхи не превратятся в покой. Разум не сможет обрести свободу. Воспоминания никуда не исчезнут. Чтобы жить с этим, необходимо быть чертовски сильным. Со стальными нервами и волевым характером. Не каждому дано понять, как тяжело жить с множеством шрамов и сломанными крыльями, когда так чертовски сильно хочется летать.

Сижу не подвижно. Смотрю в одну точку. Полная прострация. Мысли раздирают голову на куски. Новые вопросы возникают, словно из ниоткуда. Я не могу на них ответить. Впервые в жизни, я ощущаю себя таким слабым и уязвленным. Я позволил темноте одолеть меня. Едва не убил девушку, которую желаю больше всего на свете. Однажды…… Закрываю лицо руками, вцепившись в волосы. Громко мычу на всю комнату. Порции дикого крика просятся на свободу, но я не могу себе позволить орать сейчас на весь дом. Мое полуживое сердце все еще ощущает ее присутствие рядом. Я и так довел Еву почти до истерики. Точно так же, как однажды сделал с Лорой. С девушкой, которая была моей женой. Ангелом. В ней было столько света. Я рассчитывал, что его хватит на нас двоих, но я катастрофически ошибался. Быстро. В один миг. Поглотил весь свет, отравив ее своей тьмой. Нежная. Добрая. Понимающая Лора до самого последнего дня статуса моей жены верила в меня. Дарила надежду. Вдыхала меня жизнь. Пыталась изменить. И в определенный момент я тянулся к ней. Пытался отдать ей власть. Позволял управлять мной. Только ни хрена в результате не вышла. Она угробила свою жизнь рядом со мной, так и не сумев перевоспитать. Я должен найти в себе силы и раз и навсегда оставить Еву в покое. Отпустить. У девушки есть шанс найти нормально парня, который сделает ее счастливой. Забыть меня. Пока все не зашло слишком далеко. Пока есть шанс безболезненно отказаться друг от друга. Останусь чудовищем до конца своих дней. И никто не сможет изменить этого. Нельзя позволять Еве делать еще шаг мне навстречу. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы я полюбил ее. Это станет погибелью для нас обоих. Судьба вынесет приговор и это будет смертная казнь. Не заметил, как стал дышать часто, глотая воздух большими, крупными порциями. Мысли поглотили. Вспоминания до сих пор стоят перед глазами все перемещалось. Далекое прошлое. Моя свадьба. Лора, которую я честно хотел бы полюбить. Мое отношение к ней. Попытки что-то исправить. Все скандалы. Тот кошмар, который происходил между нами. И итог этого брака, который остался горьким осадком. Превратился в ноющую, незаживающую рану. Больше подобного не должно повториться, именно поэтому Ева должна убраться из моей жизни и навсегда забыть обо мне. Сейчас я адски сожалел, что тогда в клубе, позволил себе наброситься на нее. Оставить свою метку. Клеймить. Целовать дрожащие губы. Трогать тело. Наслаждаться ее дерзким, властным взглядом. Сходить с ума от запаха, позволяя ему впитаться во все мои внутренности. Это уже превратилось в одержимость, с которым теперь нужно найти силы и справиться. Не осознаю сколько прошло времени с того момента, как я вышел из спальни и оставил Еву одну. Мышцы затекли. Натянутая от напряжения кожа сгорала заживо. Не моргал. Не глотал. Живой труп. Руки начинали колотиться от одного воспоминая, как я ее душил. Если бы не голос Евы. Глухо и умоляюще, я бы не остановился. Завершил начатое. До последнего вдоха. Пока бы ее пульс под моими пальцами не утих. Тело не обмякло. Сука! Взревел в голос и подхватился на ноги. Начал метаться по комнате. Подошел к бару и взял полную бутылку водки. Открутил крышку и жадно начал пить прямо из горла. Будто воду. Не ощущая ничего в глотке. Обычно алкоголь помогал мне расслабиться. Но только не сегодня. Я не был собой. Я не был тем Николасом Верано, которого я создавал годами. Животное. Чудовище, которое способно на все. Хватит. Все решено. Наступит утро и я покончу с этим раз и навсегда. Пусть она уходит. Этой выбор, который я делаю.

Бутылка полупуста. Ставлю ее на место. Нужно немного отдохнуть. Поспать в конце концов. Но я по-прежнему не могу найти себе места. Подняться бы к ней и еще раз убедиться, что Ева в порядке. Жива. Спит. Или мучается точно так же. Сердце рвалось туда. К ее свету. В ее объятия. И наверно она не сможет никогда простить того, что я натворил. Так и должно быть. Пусть ненавидит. Презирает. Пусть забудет. Сжимаю руки в кулаки и со всего маху бью в стену. Несколько раз. Пока костяшки пальцев не начинают ныть. Распахиваю двери своего кабинета и как умалишенный поднимаюсь по лестнице. В спальню. К ней. Всего на одно мгновение. Еще раз увидеть. Попрощаться. Для себя. Так нужно. Тихонько отворяю двери, и прохожу внутрь. Стараюсь не шуметь. Осматриваюсь. В полумраке комнаты замечаю Еву, сидящую на полу. Тело неподвижно. Внутри что-то екает. А сердце с грохотом сваливается куда-то вниз. Проклятье, что я наделал. Еще один смелый шаг, и я понимаю, что она уснула сидя на полу. Оперевшись руками на край кровати, и положив на них голову. Замираю на месте, просто смотря на нее. Спутанные волосы. Слегка распухшее лицо, еще сырое от слез. Она плакала. Ноги поджаты под себя. Становиться немыслимо и мучительно, смотреть на результат моего безумства. Такого точно не может больше произойти. Делаю шаг, чтобы убраться из спальни, но меня как будто что-то останавливает. Злюсь на себя, потому что не в состоянии справиться с нахлынувшими чувствами. Разворачиваюсь и сажусь рядом с ней. Смотрю пристально, детально рассматривая замученное лицо девушки. Каждый миллиметр. Морщинки на лбу. Подрагивающие во сне ресницы. Ровно сомкнутые губы. В моей памяти должны остаться о ней воспоминания, потому что как бы я не старался, мне не забыть Еву. Поднимаю руку и аккуратно тыльной стороной пальцев глажу по щеке. Ощущая влажность кожи от недавних слез. Ее сердце стучит размеренно. Ева делает спокойные вдохи. Она спит. Мне хочется верить, что утром весь этот кошмар забудется. И она просто уйдет, посмотрев на меня глазами полными призрения и ненависти. Это позволит ей сбежать от меня. Навсегда. Двигаюсь ближе, продолжая невесомо прикасаться к коже. Нет сил оторваться и уйти. Эти чертовы мгновения превращаются в бесконечность. Иногда я могу быть беспринципным и жестоким. Холодным и свирепым. Но только не этой ночью. Когда желанная девушка сидит напротив. Все о чем могу думать, это остаться здесь навсегда. Утонуть в этой злосчастной минуте, когда я могу быть рядом с ней. Все закончиться, как только поднимется солнце. Рассвет уничтожит тьму, но сможет остановить того решения, которое я принял. Поднялся на ноги. Недолго думая, подхватил Еву на руки, чтобы уложить на кровать. Девичье тело тут же прижалось. Не просыпаясь, Ева не осознанно обняла меня руками, блаженно устраивая голову на моей груди. Черт. Единственный вдох и рассудок пьянеет. В легких что-то жжется. Голова начинает кружиться. Она моя. До кончиков пальцев. Ничто это не изменит. Бережно кладу Еву на кровать. Голову на подушку. Хочется наклониться и поцеловать, но останавливаю себя. Я и так позволил много вольностей. Укрываю ее пледом, и немедленно выхожу из спальни, чтобы не дай бог не остаться с Евой до утра. А время кажется, умерло. Растворилось в бесконечности. Опутало мыслями. Поглотило. И даже первые лучи солнца, которые пробирались в окна большой гостиной не приводили в чувства. Ничего не изменилось за эти гребанные часы. Только мое решение, которое я непрерывно обдумывал, все больше и больше укреплялось в сознании. Понимал насколько будет тяжелым это расставание. Для меня. Не для Евы. К черту все! Я никогда не был слабым и сейчас не буду. Должен оборвать эту связь, пока она не укрепилась. Я сидел неподвижно посреди гостиной, не обращая внимания на то, что в комнату зашла прислуга и начала что-то убирать. Мне было совершенно плевать на ее присутствие. Я продолжал тонуть в собственных мыслях и ожидать того момента, когда Ева проснется и спустится вниз. На автопилоте поднялся с дивана, ставя почти пустую бутылку виски на стол. В сторону кухни. Нужно выпить крепкого кофе и немного взбодрить свой разум. Немного пошатываясь. В ушах звенело. Затылок ныл от свинцовой боли. Я не чувствовал себя пьяным, даже несмотря на то, что я выпил достаточное количество алкоголя этой ночью. Пара шагов, и я вхожу в просторную кухню. Обхожу стол, и достаю чашку с верхней полки. Наливаю свежезаваренный кофе, который успела приготовить моя домоправительница. Делаю несколько жадные глотков. В глотке начинает печью раскаленная жидкость спускается в желудок, отдаваясь легким покалыванием. Немного морщусь, но допиваю все до конца. И тут же наливаю себе вторую чашку. Мне нужно быть в форме. Хотя бы с виду. Когда Ева увидит меня. Она должна понять, что я ни скажу ей, ни слова о том, что произошло прошлой ночью. Четко и ясно дам понять, что такой, как она, нет и никогда не было места в моей жизни. Просто игра. Фальшь. Небольшое развлечение, которое надоело, не успевши начаться. Ставлю пустую чашку в раковину, когда допиваю очередную порцию. Откручиваю кран холодной воды, и, наклоняя голову вниз, начинаю умываться. Холодная вода отрезвляет. Освежает рассудок и восстанавливает ход мыслей. Настало утро, а это значит, все начинается с нуля. И я как обычно справлюсь со всем. Примирюсь. Эта каждодневная война закалила мой характер. С железными нервами и строгим, черствым сердцем. Наверно в моей жизни действительно нет места ни для кого. Одиночка это не выбор. Это просто моя судьба. Поднял голову, смахивая крупные капли воды, которые попали на волосы. Не сказать, что я окончательно пришел в себя, но стало намного лучше. Зачесал волосы назад, и вытер сырые руки о ткань своих спортивных брюк. Вышел из кухни, прямиком в гостиную. Виктор стоял у входа, и увидев меня кивнул в знак приветствия. Этот человек прекрасно знал, что если я в разбитой или разъярённом состояние, меня лучше не трогать. Бродил по гостиной все время, поглядывая на лестницу, ведущую на второй этаж, ожидая, что Ева вот-вот спуститься. Снова задумался. На мгновение вспомнил, что даже не позвонил Тине и разузнал, как идет подготовка к открытию нового казино. Нужна ли ей помощь. Все ли хорошо. Но сейчас это было почему-то неважно. Словно что-то колоссальное решается в моей жизни, хотя наверно это так и было. Тихие шаги за моей спиной, и я замирая на месте напрягаюсь. Не решаюсь сразу поворачиваться. Смотрю в окно, делая вид, что совершенно не слышу, что в комнату вошел посторонний. Тишина. Ева не решается ничего сказать. Видимо тоже стоит на месте, потому что я больше не слышу никаких движений. Нужно это заканчивать. Разворачиваюсь и, засовывая руки в карманы брюк, прислоняюсь к подоконнику.

- Доброе утро, Ева. – Стараюсь говорить и выглядеть уверенно. Слегка улыбаюсь и непрерывно смотрю в зелено-голубые глаза, которые сейчас растеряна. Чего она ждала? Публичных извинений? Нежности? Заботы? Ничего подобного нет, и не будет. Девушка продолжает молчать, делая пару несмелых шагов в мою сторону. – Как спалось? – Не понимаю, какого черта задаю этот вопрос, прекрасно зная на него ответ. Девушка порицательно качает головой, смотря на меня, устало и вымученно, а затем разворачивает голову и кидает мимолетный взгляд на Виктора, который продолжает стоять у входной двери. Понимаю, что она хочет остаться со мной вдвоем, и поговорить. Наверно это я могу позволить, тем более самому хотелось урвать хоть минутку, чтобы насладиться в последний раз ее присутствием.

- Виктор, – обращаюсь к своему охраннику, даже не поворачивая голову в его сторону, – выйди, пожалуйста. Нам с мисс Евой нужно поговорить наедине. – Парень согласно кивает, и почти бесшумно открывает двери, и выходит на крыльцо. Ева делает еще несколько шагов, и когда между нами расстояние становиться меньше метра, останавливается.

- Виктор отвезет тебя домой! – Так громко, что дергаюсь от собственного голоса. Отталкиваюсь от подоконника и шагаю вперед. Но Ева набирается смелости и хватает меня за локоть, чтобы остановить. Сильно сжимает пальцами мою кожу, практически впиваясь в нее ногтями. Резко замираю на месте. То место, где сейчас ее рука соприкасается с моей начинает пылать. Словно ожог от серной кислоты. Меня всего наизнанку выворачивает, и самообладание, которое я всю ночь выстраивал по кирпичику, летит к черту. Стискиваю зубы и неосознанно сжимаю кулаки. Хочется отдёрнуть руку, и разорвать этот близкий контакт, но я как дурак продолжаю смиренно стоять, упиваясь этой пыткой. Зная, что Ева прикасается ко мне в последний раз. Секунда. Две. Три. Кажется, мы стоим неподвижно целую вечность. Сердца у обоих бешено стучат в тишине комнаты. Нужно порвать эту связь раз и навсегда. – И больше ты никогда меня не увидишь! – Договариваю свои мысли, которые хотел сказать сразу.

- Ник, да в чем дело? – Ее длинные ногти вонзаются в мои каменные мышцы до жжения. – Сначала ты преследуешь меня. Ищешь повод для встречи. Распоряжаешься моей жизнью, и когда я не исполняю твои приказы, злишься! – Ева в ярости. Я ощущаю ее гнев на особенном животном уровне. Грудная клетка быстро и резко дергается. Она хватает меня за руку. Тянет на себя, вынуждая развернуться к ней лицом. Испепеляет своими прищуренными глазами. Хочет взять верх, но я не позволю ей этого сделать. – А потом даришь чудесный день. Волшебные эмоции. И сейчас хочешь разрушить все из-за случайного инцидента случившегося ночью. Господи, Верано, может, просто расскажешь мне, что произошло? – Сглатываю. Мои глаза устремляются на тонкую шею, где красуются большие багрово-синие пятна. Тошно. Невыносимо даже смотреть на это. Никогда не позволял себе физического насилия над женщинами, и сейчас изнывал от дикого чувства вины.

- Просто уходи. Езжай домой, Ева, и забудь все, что между нами произошло. – Шиплю через зубы. На выдохе. Напрягаюсь сильнее. Дергаю свою руку, освобождаясь из ее хватки. Ева смотрит пронизывающе, но ничего не говорит. Словно готовит новый монолог, чтобы выведать от меня хоть что-то. Начинаю злиться. Скорее на себя, а не на нее. Что до сих пор не могу оторваться, и выставить девушку за двери.

- Ты….- Ева громко вздыхает, и, не договаривая фразу, опускает взгляд. Не выдерживаю. Делаю шаг, и хватаю девушку за подбородок двумя пальцами. Вынужденно поднимаю ее голову. Кривлюсь в наглой усмешке, понимая, что наверно сейчас сделаю ей больно. Разрушу мечты, которые Ева уже успела придумать. Медленно спускаю пальцы на шею, пытаясь снова напугать. Воскресить воспоминания прошлой ночи. Легонька сдавливаю, и Ева, дернувшись, впивается пальцами в мое запястье. Во взгляде плескается страх. Пульс, разрывая в клочья сонную артерию, бьется мне между пальцев.

- Тебе лучше убраться из моего дома прямо сейчас. – Грозно. Наклоняю голову, чтобы продолжить говорить ей на ухо. Облизываю губы, нарочно касаясь языком мочки. Ощущаю, как девушка сначала замирает и съёживается, а затем медленно расслабляется и плавиться. Даже несмотря на то, что я продолжаю держать ее за шею. – И не стоит больше попадаться мне на глаза, милая, потому что в следующий раз ты так просто больше не сможешь от меня уйти. Ева, – отпускаю руку от шеи, и, наклоняясь еще ниже, прикасаюсь к ней губами. Закрываю глаза, чтобы не видеть этих ужасающих синяков и ссадин, – я причиню тебе боль. Оставлю раны, которые не смогут зажить никогда. Уходи прямо сейчас, прошу. – Последний легкий поцелуй, и я поднимаю голову. Смотрю в растерянные глаза. Не понимаю, убедил ее или нет. Плевать. Она уйдет немедленно. Разворачиваюсь к Еве спиной, давая понять, что разговор окончен. Глухой вдох, и девушка шагает в сторону входной двери. Медленно и неуверенно. Словно ждет, что я развернусь и остановлю ее. Обниму. Шаги прекращаются. Неимоверно чувственно ощущаю на себе ее взгляд. Он пробирает до дрожи. Даже не смотря сейчас в эти пленительные глаза, знаю, что Ева хочет остаться. Но так же я знаю себя. Если сейчас я буду слабым. Повернусь и посмотрю на нее, отпустить уже не смогу. Пусть уходит. Навсегда. Выбор сделан и обратной дороги уже нет. Сжимаю руки в кулаки. Расслабляюсь только тогда, когда слышу громкий стук входной двери. Это судьба ее закрыла, в очередной раз, бросая меня выживать в одиночестве.

Глава 8

Ева.

Разве имеет значение кто мы? Все мы хотим казаться сильными. Самоуверенными. Властными. Твердо стоящими на ногах и с гордо поднятой головой. Чтобы люди слабее нас восхищались и подражали. Только никто не знает о том, что там за фальшивой маской всей этой беспечности, скрывается неиссякаемый источник боли. Разочарований. Первых ошибок. О которых вроде бы и жалеешь, но в другую минуту глубоких размышлений, понимаешь, что они жизненно необходимы. Как маленькие отрезки жизни, которые учат и приносят больше опыта. Это и есть самостоятельная жизнь. Когда на собственной шкуре ты испытываешь то, что раньше только видел и следил со стороны. Немного горестно понимать, что жизнь приносит разочарование и обиду, точно так же, как и счастье. Прошло больше двадцати дней с того момента, как я видела Верано в последний раз. В его загородном доме. Тот день, не считая ночи, был одним из лучших в моей жизни. Первые несколько дней после нашего расставания, я где-то в глубине души надеялась, что он объявиться. Позвонит. Приедет. Начнет командовать и брать меня силой. Этот мужчина чем-то привязал меня к себе, а потом безжалостно разорвал нашу связь. По живому. С мясом. До острой жгучей боли. А всего лишь нужно было несколько слов. Да даже одно. «Останься». Уходя из его дома, я до последнего ждала, что Ник развернется и произнесет его. Остановит. К черту объяснения. Я была готова принять и простить его просто так. Потому что чертовски сильно хотела остаться. Да! Может я еще наивная, и до конца не умею разбираться в мужчинах и их натуре. Не распознаю с первых минут общения их истинную сущность. Но….. Вспоминая слова Верано, что он ждал именно меня. Почувствовал. Понимаю, что рядом с ним ощущал все тоже самое. Чертовщина. Он был монстром к которому вообще не стоило приближаться. Я никогда не забуду его звериного, яростного взгляда той ночью. Словно ад спустился на землю, и поглотил нас обоих. Моя жизнь в тот момент была абсолютно в его руках. Неуправляемый. Безжалостный. Жесткий. Никакой человечности во взгляде и действиях. Всего секунда и я могла попрощаться с этим миром. Только воспоминание об этом должно было раз и навсегда стереть из памяти его образ, и больше никогда не вспоминать. Но забыть я не могла, как бы не пыталась. Первую неделю просто не хотела никого видеть. В университет почти не ходила. Потому что даже объемные платки не могли скрыть крупных синяков на моей шее от его пальцев. Ник словно пометил меня навсегда, хоть и оставил в покое. Порой я задавалась вопросом «а вспоминает ли он обо мне, после всего что говорил?». Но ответ так и не находился. Определенно этот мужчина перевернул мою жизнь, бросив в полнейшей растерянности и хаосе. Я не могла даже поехать в гости к Рене и Мии, боясь, что кто-нибудь их них непременно увидит синяки и начнет задавать вопросы. Приходилось врать, что у меня совсем нет времени. Учеба до позднего вечера. Контрольные и зачеты. Почти не общалась с Клер, понимая, что и ей придется что-то объяснять. А изливать душу, я была не готова. К моему счастью, подружка уходила в загулы по несколько дней, и сама не давала о себе знать. Когда синяки стали уменьшаться, и шарф или длинный ворот майки стал их скрывать, я больше начала появляться на людях. Общаться. Чтобы хоть как-то разнообразить свою жизнь, и попытаться забыть человека, которому было совершенно плевать на меня. Наверно то, что произошло между нами, должно было случиться. Ник не мой мужчина, а я не его женщина. Все ошибочно. Но почему так неистово грохочет сердце в груди, когда я вспоминаю о нем? Черт!

Отворила широкие двери, и вышла на крыльцо университета. Как и в последние несколько дней, Клер на занятиях даже не появлялась, и мне приходилось быть в полном одиночестве. В некоторые мгновения это было необходимо, но последнее время меня распирало от эмоций и безумно хотелось с кем-то поговорить. Тяжело копить все себе. Молча. В тишине. Потому что у меня не было ни одного человека, которому я могла бы довериться. Я очень любила Рене и Мию, но не могла себе позволить откровенничать с ними. Несколько раз жадно вдохнула воздуха, и поправив шарф на шее, начала спускаться по ступенькам, чтобы отправиться домой. Четыре часа занятий не смогли отвлечь меня от изнуряющих мыслей. Находилась в прострации, и даже преподаватель, который вел последнюю лекцию, заметив мою отрешенность, не стал трогать. Нужно что-то меня в своей жизни. Этап Николас Верано давно пройден.

- Ева, постой! – Громкий голос. Не успеваю опомниться, как крепкая рука обнимает меня за плечо, и прижимает к себе. Уже не первый раз Дин позволяет себе подобные вольности, но почему-то я никак на них не реагирую. – Привет, красавица. – Поднимаю голову, смотря на улыбающегося парня.

- Привет. – Пытаюсь расслабиться в его объятиях, но ничего не выходит.

- Думала сбежать, чтобы я тебя не заметил? – Парень слегка наклоняется и позволяет себе поцеловать меня в щеку.

- Нет! – Отрицательно качаю головой. Сказать честно, Дин был последним человеком, о котором я думала. – Мне просто хочется домой. – Выходит как-то грустно. Скрещиваю руки на груди.

- В последнее время ты стала какой-то другой?! – Утверждение. Фактическая правда, которую уловил явно не только Дин. Только мне было плевать, что обо мне думаю чужие люди.

- Не говори глупостей. – Пытаюсь отшутиться. Широко улыбаюсь, подмигивая парню. – Просто я решила посвятить себя учебе. И не тратить время на ерунду.

- Нужно иногда отдыхать. – Конечно, он прав. И наверно именно так и стоить поступить, только какое-то странное ощущение внутри, меня останавливало. – Давай погуляем сегодня вечером? Поужинаем где-нибудь? Устроим банальное свидание, потому что прошлое, – Дин замолкает, а я в мгновение вспоминаю все, что было тогда в казино, – совсем не удалось. И кстати, Ева, ты до сих пор ничего не рассказала мне о том вечере.

- Нечего рассказывать. – Пытаюсь ответить кратко, чтобы Дин понял, и не стал допрашивать дальше. Полуминутное молчание, после которого, я понимаю, что и не ответила ничего на его предложение. – И насчет сегодняшнего вечера, – откашливаюсь. Хочется увернуться из его объятий, но Дин по-хозяйски еще сильнее прижимает к себе, – давай в другой раз.

- Почему? – Парень удивленно спрашивает, не видя причин для отказа. Их и не было на самом деле. Я, как и последнее время просто останусь дома в одиночестве. Включу телевизор и буду бесцельно переключать каналы, пока не наткнусь на что-то интересное. Позвоню дедуле. Или Рене с Мией.

- Я обещала своему дяде и его жене, что сегодня приеду к ним в гости. Извини, Дин. – Легонько изворачиваюсь, и делаю шаг вперед, когда мы выходим за пределы территории университета.

- Ты же врешь, Ева. – Дин горько усмехается, забегая передо мной. – Скажи честно, я просто тебе не интересен, да? – А я не знала, как ответить на его вопрос. Он милый, и как оказалось умный и добрый парень. И наверно в моем возрасте нужно иметь именно такого бойфренда, но я не могу ничего с собой поделать. Мои мысли принадлежат другому мужчине. И это не Дин.

- Дело не в этом. Не обижайся на меня. – Не знаю почему, но мне было немного неловко и стыдно перед парнем. За тот вечер в казино. За собственническое поведение Ника, которое я не пресекла. А наоборот наслаждалась, и впитывала в себя все эмоции. – Просто, – сглатываю, подбирая, которые его не обидят, – сейчас мне не нужны отношения. Я хочу посвятить все время учебе, и понять, что я вообще хочу от жизни. Дин, ты хороший парень, но наверно я совсем не та, кто тебе нужен. Оглянись вокруг, – демонстративно вскидываю руками, и усмехаюсь, – большая половина девчонок из университета мечтают с тобой встречаться, выбери себе ту, которая ответит взаимностью.

- А может, мне нужна только ты? – Он игриво подмигивает. Кликает сигнализацию в машине, и распахивает пассажирскую дверь. – Неужели нет ни одного шанса, что мы сможем поладить и сблизится?

- Шанс есть во всем и всегда. Не стоит терять надежду, Дин. – Обнимаю себя руками и делаю шаг к его машине. Конечно, я не могла сказать ему прямо в глаза, что шансов уже никаких нет. Мне, правда, не нужны эти отношения. И в этом нет вины Верано. Дин изначально, не был объектом моей симпатии.

- Разрешишь хотя бы отвезти тебя домой? – Дин протягивает руку, ожидая моего ответа. Немного мешкаюсь, а потом протягиваю руку в ответ, позволяя парню сплести наши пальцы. Тянет на себя, вынуждая меня сделать несколько шагов. Это всего лишь невинная поездка. Помогает мне сесть в машину, и как истинный джентльмен закрывает двери. Обходит машину, и садиться на водительское сиденье. Включает тихо музыку, и больше не говоря ни слова, заводит мотор и трогается с места. Всегда была не такая, как все. Если большинство хотели чего-то одного, я мечтала совершенно о противоположном. Ничего не менялось. Наверно это натура, которая дается человеку с рождения. Мы оба молчали. Я не знала о чем говорить с парнем, и он, видимо, наконец, осознал, что все его уговоры ни к чему не приведут. Спустя несколько минут машина тихо притормозила около моего дома.

- Надеюсь, все-таки ты хоть раз погуляешь со мной.- Дин держит руль обеими руками, искоса бросает на меня свой взгляд. Словно сдерживает в себе что-то.

- До встречи, Дин. – Улыбаюсь, открывая дверцу машины. Выхожу на улицу, ожидая, что парень все же повернется ко мне лицом. Но этого не происходит. Сама того не желая, я снова обидела его. Но ведь сердцу не прикажешь?

Закрываю двери, и, поправляя лямку сумки на плече, начинаю идти в сторону парадной. На душе неприятный осадок. Почему я не могу просто двигаться дальше. Прошел почти месяц, как мы с Ником виделись в последний раз, но я никак не могу выкинуть его из головы. Пешком. Быстро поднялась на свой этаж, и лихорадочно отыскав ключи в сумочке, отворила квартиру. Кинула сумку на пол. Разулась. Из-за ужасной жары на улице чертовски хотелось пить. Достала из холодильника бутылку питьевой воды, и вышла в гостиную, на ходу отыскивая глазами пульт от телевизора. Включила первый попавшийся канал, на котором шли очередные мультики. Стала переключать дальше, на несколько секунд отвернув голову, чтобы посмотреть на часы, висевшие на стене. Всего пару слов, и мой слух улавливает знакомый голос. Сердце замирает, а потом разгоняется с такой силой, что кажется, сейчас разломает грудину, и вырвется наружу. Неторопливо поворачиваю голову назад, устремляя взгляд на экран. Он. Собственной персоной. На каком-то телешоу. В светло-сером костюме. Голубой рубашке, которая идеально оттеняет оттенок его кожи. Верано достаточно расслаблен. В карих глазах отражаются сотни эмоций. Он с интересом смотрит на девушку, которая ведет шоу, и ждет очередного ее каверзного вопроса. Сжимаю пульт в руках с такой силой, что слышу, как хрустит его пластиковый корпус. Забываю, что нужно дышать. Не двигаюсь. Весь мир вокруг перестает существовать. Только он. Мужчина, который разломал меня на части. Вдохнул тьму. Губы начинают подрагивать. Нужно просто переключить канал, и собраться с силами, чтобы перестать вспоминать его лицо. Голос. Все, что может быть связано с Верано. Но я не могу даже шевельнуться. Как умалишенная смотрю в экран, и жду продолжения. Ник вальяжно закидывает ногу на ногу, кладя свою руку на край колени. Демонстративно показывает запястье, на котором красуются дорогущие часы. Этот мужик определённо умел подать себя. Показать насколько он обеспечен и всемогущ. Вопрос о его казино и бизнесе, который я пропускаю мимо ушей. Смотрю на его лицо. Мимику. На то, как двигаются губы, когда он отвечает девушке. В мгновение вспоминая, как Ник целовал. Как жарко и алчно обжигал своим дыханием. А грубые, крепкие руки умело ласкали мое тело. Даже грубо. Не имеет значения. Один только взгляд эти наглых карих глаз мог завести с пол оборота и затянуть в свой плен. Даже вырвавшись на свободу, я по-прежнему была там.

- Скажите Ник, – вырываюсь из небытия, когда девушка одурманено смотрит на Верано, и мило ему улыбается, – многих зрителей, особенного женского пола, интересует вопрос о вашей личной жизни, – съезжаю на край дивана, будто хочу оказаться поближе к нему. Ощутить все эмоции, когда он станет отвечать на этот вопрос. Не знаю почему, но мне хотелось услышать хоть какой-то намек о себе. Дурочка! Этот мужик, чуть не убил тебя, а ты сидишь и неотрывно смотришь в экран на желанного мужчину.

- Знаете, – хриплый наркотический голос, опьяняет моментально. Не моргаю. Облизываю губы, а потом начинаю дрожать. Верано поворачивает голову и смотрит прямо в экран. Словно именно на меня. В душу. Так глубоко, что там все переворачивается верх дном, – я никогда не любил афишировать свою личную жизнь. Могу сказать только одно, с этим у меня нет, и не было проблем. – Нахально усмехается, и замолкает. Сердце екает. Он забыл о моем существовании. Все его слова были самой обычной ложью, чтобы затащить в свою постель. Как же хорошо, что Верано не удалось получить желаемого.

- Скажите, в прессе ходят слухи, что вы встречаетесь с известной моделью Маргарет….. – Нажимаю кнопку на пульте, выключая телевизор. Сжимаю сильнее пальцы, а потом со всей оставшийся силы, кидаю пульт в стену и громко кричу. Нет! Он же просто чудовище. Ник, не раздумывая раздавит и растопчет, а я как идиотка все еще чего-то жду. Подрываюсь на ноги и подбегаю к зеркалу. Срываю шарф с шеи, и смотрю на свое отражение. Остатки ссадин, до сих красуются в нескольких местах. Насильно начинаю вспоминать, как безжалостные руки душили. Его звериный крик и угрозы. Нечеловеческий взгляд, который излучал дикий ужас. Верано ублюдок. Ему не свойственно ничего святое. Его нужно бояться и обходить стороной. Бежать без оглядки. Стереть из памяти не только образ и имя, полностью весь отрезок своей жизни, в который я встретила его. В эти минуты я чертовски жалела, что приехала в Майами. Сжимаю пальцы на собственной шеи, воспроизводя все его движения. Прикрываю глаза, вспоминая, как я задыхалась, и теряла сознание. Уварачивалась из его стальной хватки. Я должна доказать себе, что он не тот, кто мне нужен. Я не могу к нему испытывать тех чувств, которые не дают покоя. Но черт бы его побрал, все, что я делаю – это думаю о нем. Где бы я ни находилась. Только я поняла одну вещь. Никто и никогда не вернется. Ожидание надуманных иллюзий это медленная эмоциональная смерть. Любые надежды убивают напрочь разум. В такой нерешительный момент, стоит немедленно осознать, что реальность на самом деле другая, нежели ваши представления об идеальной жизни. Все в наших руках, нужно просто найти в себе силы, быть уверенно в себе и сохранять гордость. Мы же с ним такие разные. С неодинаковыми жизнями. Мыслями. Приоритетами. Я ни о ком не грезила. Не мечтала. Совершенно не хотела этой встречи, но она произошла. Не понимаю для чего, если все так быстро закончилось. Мне кажется любой человек, который решается на определённый поступок должен остановиться и задуматься. Задать себе самый важный вопрос « А что самое важное в жизни? Или кто важен?» Ответить и совершить его. Я хотела забыть Верано, но не могла себе этого позволить. Какими-то странными стечениями обстоятельств он превратился в того человека, без которого дышать становиться нестерпимо, и жизнь вокруг теряет все краски. Каждый прожитый день, после нашего расставания не было и минуты, чтобы я не думала о нем. Не хотела к нему. Даже когда неимоверно злилась. Когда прятала оставленные им синяки. Врала Рене. Всем вокруг. Прятала боль, переживая ураган, бушующий внутри. Жила в ожидании, что Ник все же меня найдет. Но судя по тому, как он ответил девушке на телешоу, мои иллюзии вновь разлетелись вдребезги. Громкий звук мобильного телефона, доносившийся из прихожей, заставил меня нервно вздрогнуть. Наклонилась, упираясь ладонями в край туалетного столика. Смотрела на свое отражение в зеркале исподлобья и не узнавала. Бледная. Темные круги под глазами из-за того, что практически не сплю по ночам. Пора это прекращать. Втягиваю воздух носом, и, отталкиваясь руками, выхожу из гостиной. За телефоном, который продолжает беспрерывно орать. Расстегиваю сумочку, и даже не смотря на экран, нажимаю кнопку «ответить».

- Ну, наконец-то! – недовольный голос Клер, окончательно приводит меня в чувства. – Я звоню третий раз, ты почему не берешь трубку? – Она невнятно материться, выражая свое негодование.

- Не слышала. – Голос дрожит. Говорю правду, понимаю, что первые два звонка пролетели мимо моего слуха.

- Привет, подружка. – Тон становиться мягче и тише.

- Привет.- Выдыхаю. Разворачиваюсь, приседая на пуфик у стены. – Ты куда пропала? – Меня действительно интересовал данный вопрос.

- Сейчас приду и все расскажу. – Клер заразительно смеется в трубку. Слышу шаги, и какой-то непонятный шум. – Я подхожу к твоему дому. Надеюсь, ты не выставишь меня за двери? – Снова смешок. А затем короткие гудки. Не успеваю опомниться, как слышу громкий стук во входную дверь. Поднимаюсь и открываю замок. Распахиваю дверь настежь, смотря в изумленные глаза моей сумасбродной подруги. Лицо немного заспанное. Волосы растрепаны. Наверняка у нее была безумная ночь, из-за которой она и не пришла на занятия. Улыбаюсь, укоризненно качая головой. Отхожу в сторону, позволяя Клер пройти в квартиру. Подруга бесцеремонно. Не разуваясь. Проходит в гостиную, и валиться на диван, блаженно потягиваясь. Посмеиваюсь над ее поведением, и сажусь в кресло напротив.

- Боже, Ева, я так устала! – До боли жалобным голосом.

- От вечеринок, алкоголя и секса? – Громко усмехаюсь, говоря в лоб все, что думаю.

- Знаешь ли, – Клер немного приподнимает голову и смотрит на меня, – на это тоже необходимо немало сил. Но лучше уставать от приятных вещей, чем жить правильной жизнью. Иметь потухший взгляд и измотанный бытом вид. Что происходит, Ева? – Из взбалмошной, сумасшедшей девушки, она в мгновение превращается в серьезного человека, который одним своим видом показывает, что готов на все, чтобы узнать правду.

- Ты о чем? – Делаю вид, словно не понимаю ее слов. Не думая о тех пропущенных звонках, на которые я не ответила.

- Ева, ты изменилась. – Клер разувается, и, подминая под себя ноги, устраивается удобнее. Стала какой-то замкнутой. Вся в себе. Что происходит? Ты же знаешь, что можешь мне доверять.

- Знаю, Клер, просто….. – Выдыхаю, закрывая лицо ладонями. – Как-то сложно все. Неожиданно. И тебя как на зло не было рядом. А мне даже поговорить не с кем. Поделиться. – Понимаю, что слезы начинают душить где-то в глотке.

- Так! – громко. На всю комнату. Клер резко поднимается на ноги, и, обходя журнальный столик, садиться рядом со мной. – Расскажи мне все и желательно с самого начала. – Прости, Ева, ты же знаешь мою жизнь, ну не могу я быть такой правильной девочкой как ты.

- Клер, ты понимаешь, что тебя могут вышвырнуть из университета? – вопросительно изгибаю бровь, понимая, что наверно напрасно задала этот вопрос.

- Да плевать мне на него. – Горько. Немного с нотками обиды. – Это было условие моих родителей. – О жизни и семьи Клер я знала совсем немного. Наверно сейчас тот самый момент, когда можно распахнуть друг другу душу. – Меня никто и никогда не спрашивал, чего я хочу, а ведь у меня есть собственные желания и мечты. Отец решил все за меня, и наверно мои вечные гулянки, и прожигание жизни впустую это некий протест. Насолить отцу и разозлить мать. Только так, они хоть как-то обращают на меня внимание. – Мне было искренне жаль Клер. Хотя о чем я говорю, собственную мать я практически не видела дома.

- Клер, а может, стоит просто жить ради себя. Завязать с разгульной жизнью и подумать о будущем? Не стоит что-то доказывать родителям. Просто подумай о себе. – Оказалось, что в безоблачной на первый взгляд жизни Клер, было полно туч с грозовыми облаками.

-Именно этим я и занимаюсь. Думаю и делаю то, что я хочу. Боже, Ева, мы с тобой еще такие молодые. Сейчас самое время сполна насладиться всеми красками жизни, ни о чем не задумываясь. Пора бы и тебе это понять, иначе угробишь лучшие годы своей молодости на учебу и рутину. Ты и так это делаешь. Скажи мне, неужели именно за этим ты приехала сюда? – Клер задает тот самый вопрос, который и меня неимоверно измучивает.

- Не знаю. Я так запуталась. – Честно. Не скрывая не единой эмоции. – Я учусь в одном из лучших вузов Америки. У меня появились друзья, и есть любовь и поддержка со стороны семьи, но случилось кое-что неожиданное….. – Замолкаю, не зная с чего начать свой рассказ.

- Расскажи мне, Ева. Знаю, что в самые хреновые моменты, безумно хочется с кем-то поделиться. Не думай, что я ветреная и ни черта не понимаю в этой жизни. – Поворачиваюсь, и повторяю движения Клер, поднимая ноги с пола на диван. Опускаю на мгновение голову, чтобы набраться смелости. Подруга права, мне нужно с кем-то поделиться своими переживаниями.

- Я встретила мужчину. – Тихо. Прикусываю язык, чтобы не захлебнуться потоком слов, который вырывается наружу. – На той самой вечеринке, куда ты меня водила.

- Нашла проблему. – Клер усмехается. Для нее подобное происшествие было в порядке вещей. Для меня же, это было все серьезно. Я никогда не искала интрижки на одну ночь. Не смогла бы отдаться незнакомому парню, ради сомнительного мимолетного удовольствия. Я была другой.

- Все не так просто, Клер. Он значительно старше меня. – Начинаю чаще дышать, ощущая, что запас кислорода в легких иссекает. – Богатый. Серьезный мужик. Не мальчишка, которые окружают нас в университете. А самое страшное, что необъяснимым образом я не могу перестать думать о нем. Понимаешь? Сложно объяснить все словами.

- Кто он? – Вопрос в лоб. Задумываюсь на секунду, размышляя о том, стоит ли Клер говорить его имя. Подруга вращалась в кругах, где были бизнесмены и политики, наверняка она может знать что-то о Нике, или вообще быть с ним знакома. Наверно я боялась узнать о нем что-то новое, и разочароваться.

- Не хочу называть его имени. – Поднимаю голову, смотря подруге прямо в глаза. Я хотела, чтобы она увидела мои сомнения и страхи. Приняла их и не задавала лишних вопросов.





- Ладно. Так почему ты не можешь быть с ним? – Еще один вопрос. В самую цель. Как пуля навылет. Но наверно на него я могу ей ответить.

- Он не такой, как все. – Запрокидываю голову назад, а потом резко возвращаю ее в привычное положение. Клер смотрит на меня ошарашенным взглядом, замечая остатки ссадин на моей шее.

- Ева, это что такое? – Подруга поднимает руку, и тихонько проводит пальцами по моей коже.

- Синяки. От его пальцев…. – Смыкаю губы. Как объяснить их появление просто ума не приложу.

- Он что тебя душил? – Изумленно. С ужасом во взгляде.

- Да. Во сне. Думая о другой в этот момент. Клер, я ужасно боюсь его. Понимаю, что если буду искать с ним встреч, то он меня погубит. Сломит. Испортит всю мою жизнь. Но… мы не виделись три недели, и я не нахожу себе места. Думаю только о нем. Жду звонка, которого наверно никогда уже не будет. Понимаю, что я просто неопытная дурочка.

- Что между вами было? Ты с ним спала? – Клер продолжает заваливать меня вопросами. Но наверно они необходимы, чтобы я раскрылась и рассказала все.

- Практически ничего. Я его остановила, когда он пытался взять меня силой. В этой квартире. – Моментально фантазия рисует красочные картинки. Моменты, которые ни за что не вырвать из памяти. – Но черт, Клер, я хотела его. Безумно. Дико. Необъяснимо. Позволила ему отвезти меня в его загородный дом. Провела с ним умопомрачительный день, наполненный яркими эмоциями. Была готова не все. Но той ночью, я увидела его с совершенно другой стороны. Поняла, что он чудовище. Его душа наполнена болью и тьмой. Он жесткий. Властный. Человек, который не знает слова «Нет». От таких стоит держаться подальше. Но, даже понимая это, я не могу не думать о нем. – все, что копилось в душе, сказано. Но почему мне не становиться легче?

- Ты сбежала от него? – Клер задает наверно свой последний вопрос, чтобы узнать, чем закончилась эта история.

- Нет! Он сам сделал этот выбор. Попросил меня уехать. Господи мне так стыдно, но я до последнего ждала, что он меня остановит. – Сердце надрывно стонет. Пульс разрывает виски, причиняя дискомфорт. – Понимаешь, я готова была остаться, если бы он развернулся и попросил меня об этом. Всего одного слово, и все бы было по-другому. – Слабая. Безвольная. Но я не хотела быть такой. Никогда не была.

- Ничего себе. Я даже не знаю, что сказать. – Клер практически лишена дара речи. Смотрит на меня растерянными глазами. Метается по лицу, чтобы до конца поверить в то, что услышала. – Ты что, влюбилась в него?

- Черт, Клер, конечно нет! Мы виделись всего-то пару раз. Он просто словно привязал меня к себе. Загипнотизировал. Изолировал от окружающего мира, потому что после расставания мне ничего не хочется. Ты не представляешь, какое влияние он способен оказывать на людей. Один его взгляд и ты готова на все. Абсолютно на все. Еще никогда я не ощущала себя такой беспомощной.

- У меня есть идея, и не говори «нет» пока не дослушаешь меня до конца. – Клер резко воодушевляется. Меняет позу и, беря меня за руки, легонько сжимает пальцы. Не отвечая ничего, лишь согласно киваю, давая ей понять, что я готова ее слушать.

- Хватить убиваться. Жизнь не стоит на месте. – Это видимо личный девиз моей подруги, потому что подобные слова я слышала из ее уст уже ни раз. – У меня были подобные неудачные романы. Поверь мне Ева, встречи с такими мерзавцами очень быстро забываются. Главное не сидеть в четырёх стенах и не копаться в себе. Тебе нужно общение. Новые знакомства. Новые мужики, в конце концов. Хватит быть святой и ждать одного единственного. Таких просто нет. Я не говорю тебе, чтобы ты спала со всеми подряд, но флирт и приятное общение никто не запрещал. Этого будет достаточно, чтобы почувствовать себя живой и желанной. Поднимай свою милую задницу и приводи себя в порядок. Сегодня мы с тобой, подружка, оторвемся на полную катушку. – Клер завороженно заканчивает свой монолог. Пытаюсь осмыслить ее слова, но выходит с большим трудом. Наверно она все-таки права. Хватит. Всему должен быть конец. У Ника было достаточно времени, чтобы дать о себе знать. Но видимо он все решил в то утро, и мои надежды оказались глупыми и безнадежными.

- Куда мы поедем? – Неохотно спрашиваю. Сказать честно, я не очень любила шумные вечеринки. Особенно те, где я никого не знала. Но может быть сейчас это самое лучшее лекарство. Сменить обстановку, и найти новые знакомства. Стать той девушкой, которой я была до встречи с Верано.

- Около недели назад, я решила попробовать себя в модельном бизнесе. – Клер смеется, и поднимается на ноги. Направляется в сторону кухни, и, замирая в проеме, разворачивается ко мне лицом. – Я все пытаюсь найти свое призвание, но это не столь важно. В общем, в модельном агентстве я познакомилась с девушкой. – Она делает шаг и скрывается в проеме. Спустя всего минуту возвращается назад, держа в руках наполненный стакан с водой. Подносит его ко рту и делает пару глотков. – Она модель. Уже достаточно знаменитая. Мы успели пересечься на паре вечеринок и в клубе. И вот именно сегодня, она пригласила меня на пикник в свою виллу на берегу океана. Я предлагаю тебе поехать со мной. – Клер убедительна. Но какие-то сомнения все же гложут меня. – Лучший способ кого-то забыть – это танцы, алкоголь и безбашенный секс. В твоем случае последнее можно исключить. – Громкий смешок. Клер прекрасно знала, что я никогда не решусь на подобную глупость.

- И когда ты все успеваешь? – С иронией. Ни в коем случае я не осуждала подругу за ее образ жизни. Каждый делает все, что сам хочет.

- Я просто не запираюсь в четырех стенах, и не думаю о мужике, который меня бросил. – Допивает воду в стакане, и, подходя ближе, ставит его на стол. – Ушел один, придет другой. Советую сделать тоже самое. Познакомься с кем-нибудь. Оторвись по полной. – С каждой новой фразой, подруга все больше и больше убеждает меня.

- Ну, хорошо. – Смиренно сдаюсь. – Далеко эта вилла? Кто там будет? И что мне нужно надеть? – Теперь вопросы задаю я, и Клер, видя мою заинтересованность, включается в игру.

- Вот такая Ева мне нравиться больше. – Подмигивает. Протягивает руку, и я тут же хватаюсь за нее. Клер тянет на себя, заставляя подняться на ноги. – Вилла недалеко от западного пляжа. Народу там будет полно, поэтому я думаю, что на этот вечер мы найдем тебе интересную пару. А надеть советую что-нибудь раскованное и соблазнительно. Идем, пороемся в твоем гардеробе. – Клер бесцеремонно входит в мою спальню, все еще крепко держа за руку. Будто боится, что я передумаю и сбегу. – Кстати с твоей внешностью ты бы тоже могла быть моделью.

- Нет, Клер, даже не думай об этом. Модельный бизнес явно не мое. – После всего, что я сумела рассказать своей подруге, мне стало значительно легче.- А вот на обложку журнала с твоей фотографией я бы с удовольствием посмотрела. – Смеюсь. Чувство свободы и раскованности возвращалось назад. Клер удалось воскресить истинную Еву. Способную на безумные поступки. На смелость. Дерзость. На все. Определенно такое чувство эйфории и окрыленности мне нравиться больше. Как на контрасте, начинаю ощущать разницу. Верано это темный мир, который отбирает все силы и лишает всего яркого в жизни. Превращает человека в зависимого и одержимого. Не способного жить для себя и ради себя. Все должно быть только так, как угодно ему. Это не правильно. Так не должно быть в отношениях между мужчиной и женщиной.

- Надевай вот это платье! – Клер перебирает несколько вешалок, а потом резким движением достает одну из них. Кидает на кровать. Боже, она выбрала самое короткое и чертовски откровенное. Винного цвета. Из легкого полупрозрачного шелка с мелким тиснением. Не давая возможности возразить, она заставляет меня надеть его немедленно. Подводит к зеркалу и рассматривает. Я ни разу его не надевала. Все с чистого листа. Новое платье. Новая жизнь. – Ева, посмотри какая ты красивая. Сексуальная и молодая. Вся жизнь впереди. Не стоит зацикливаться на мужике, который оказался просто негодяем. – И я смотрю на себя. Видя в отражение девушку, которая способна свернуть горы. Двигаться вперед. Наслаждаться всем, что дарит судьба. Больше никакого затворничества. Одиночества и раздумий.

- Спасибо, Клер. Разговор с тобой мне очень помог. – Подруга обнимает сзади за плечи и кладет свой подбородок на мое плечо.

- Это тебе спасибо, Ева. С твоим появлением в моей жизни, я, наконец, узнала, что такое настоящая дружба. – Клер поворачивает голову и целует меня в щеку. – Один маленький штрих, и ты будешь неотразима.

- Ты о чем? – В моей голове так много мыслей, что я не сразу понимаю, о чем она говорит.

- Макияж. В любой ситуации девушка должна выглядеть сногсшибательно. А уж если она идет на охоту, – задорный смешок, – за интересной компанией, то это оружие номер один. Доверься мне. Обещаю, тебе все понравится.

Сажусь на стул, отдаваясь в умелые руки своей подруги. При всей своей развязности и нескромности, Клер никогда себе не позволяла перебарщивать с макияжем. Все было умеренно и со вкусом. Поэтому я смело прикрыла глаза, зная, что все выйдет идеально. Расслабилась. Больше не думая о том, что меня мучило. Пусть все останется в прошлом. Незримую боль все же удалось запихнуть на какие-то потаенные места в сердце. Прикрыв их новыми улыбками. Надеждами. Мечтами. Звонким смехом. У меня никогда не было прошлого. Теперь оно есть. Это рана, которую лучше не трогать, чтобы она опять не кровоточила. Прошлое это сказать себе «все кончено». Ник сумел это сделать, и я смогу. Я перестану ждать. Буду прислушиваться больше к внутреннему голосу. И прекращу позволять людям пытаться мной управлять. Я должна быть Евой Виларес! Смелой и дерзкой девчонкой, которой меня воспитали. А не запуганной девочкой, совершившей маленькую ошибку.

- Можешь открывать глаза. – Тихий голос на ухо. Вздрагиваю, выныривая из омута мыслей. Смотрю на себя в зеркале, и не узнаю. Помимо того, что Клер сделала дьявольски сексуальный макияж в серых тонах, она умудрилась уложить мне волосы. Я так погрязла в раздумьях, что совершенно этого не почувствовала. – Как тебе? – Немного наклоняюсь вперед.

- Это невероятно. Спасибо, Клер. Вместо модельного бизнеса, я бы посоветовала тебе работать стилистом. – Говорю свое мнение. Искренне. Клер достаточно хороша в этом деле.

- Рада, что тебе понравилось. Дай теперь мне пару минут привести себя в порядок. А потом мы вызовем такси, и отправимся навстречу приключениям. – Подмигивает и выходит из спальни, оставляя меня одну. К черту все! Пусть с этого момента жизнь поделиться на «до» и «после». Больше никто и никогда не сумеет подчинить меня и так жестоко бросить.

Мы стояли около парадной, дожидаясь такси, которое должно было подъехать уже минут десять назад. Клер была расслаблена и жизнерадостна. В то время, как я нервничала и переживала. Сама не знаю почему. Странное ощущение скручивало внутренности. До небольшого жжения. И легкой лихорадки. Мелкие капельки пота выступили на коже. То ли от жары, то ли он нервного напряжения, которое нарастало с каждой секундой. Боялась, что испортится макияж. Или помнётся платье. Черт, да я даже не знаю, куда Клер меня везет, и кого я могу там встретить. Спустя еще пару минут, такси, наконец-то подъехало. Сели на задние сиденье, тут же открывая окна, чтобы во время поездки в салоне был свежий воздух. Клер быстро называет водителю адрес, а я задумываюсь, и понимаю, что слышу его впервые. Легкая музыка. Солнце. Мелькающие здания с яркими рекламными вывесками. Совсем не знаю города. Некоторые районы открываются для меня впервые. Однажды выберу день. Сяду в машину, и просто покатаюсь по городу. Такси едет вдоль набережной. В западном направлении. Открывая для нас необычайно красивый вид на океан. Яхты. С большими воздушными парусами. Проклятье, я уже столько времени живу в этом городе, а до сих пор не знаю и половины. Внимательно смотрю за окно всю дорогу. Запоминая все, что вижу. В Майами полно возможностей и мест, где можно воплотить любые свои начинания. Такси съезжает с трассы. На частную дорогу. Проезжает через охраняемый пост. Здесь атмосфера немного другая. Чем-то напоминает местность, где располагается загородный дом и конюшня Верано. Но это явно не она, потому что мы ехали в совершенно другом направлении. Машина останавливается возле большого двухэтажного дома, из двора которого доноситься громкая музыка. Клер расплачивается с водителем и выходит на улицу. Следую за ней, оглядываясь по сторонам. Один дом за другим. Больше и богаче. Если новая подруга Клер модель, то она явно немало зарабатывает. Клер берет меня за руку, и, толкая тяжелые ворота, и заводит внутрь двора. На территорию Виллы. Здесь достаточно много народу. В основном молодежь. Неформальная обстановка, которая тут же снимает напряжение. Нет этих напыщенных мужиков в дорогих костюмах, и девушек в дизайнерских платьях. Это больше похоже на студенческую вечеринку у бассейна. Проходим по тропинке вперед. Туда, где наибольшее скопление народу. Кто-то разговаривает и пьет шампанское. Просто прогуливается. Кто-то скучает в одиночестве под тенистыми большими деревьями. Клер идет впереди, ведя меня за руку. И когда мы доходим до крыльца самой виллы, останавливается.

- Клер! Клееер! – Звонкий женский голос. Практически одновременно мы с подругой разворачиваемся и смотрим на девушку, которая с азартом машет нам рукой. – Я так рада, что ты приехала. Да еще и не одна. – Девушка шагает к нам навстречу, и пока она это делает, успеваю ее рассмотреть. – Высокая, длинноногая блондинка. Идеальной внешности и с безукоризненной фигурой. Несомненно, это та самая модель, о которой мне рассказывала Клер.

- Привет. – Клер отпускает мою руку и двигается вперед. Обнимает блондинку и целует ее в щеку. – Познакомься – это моя подруга Ева. Ева, – Клер мельком оборачивается ко мне и улыбается, – а это Маргарет, та самая девушка, которая мне помогла в модельном агентстве.

- Это пустяки, Клер. Знаю, как тяжело начинать все с нуля. Приятно познакомиться, Ева. – При всей своей идеальности и некой неестественности девушка выглядит довольно милой и приветливой.

- Мне тоже. – Улыбаюсь в ответ, переминаясь с ноги на ногу.

- Располагайтесь. Развлекитесь. Наш бармен сегодня готовит восхитительные эксклюзивные коктейли. Советую попробовать все. – Блондинка смеется, подмигивая. – Думаю, мы увидимся чуть позже. Простите девчонки, но меня ждут. – Клер что-то говорит ей в ответ, но я не придаю этому никакого значения. Наблюдаю за девушкой, когда она разворачивается и начинает от нас удаляться. На ней надеты короткие белые кружевные шорты, которые оголяют ее шикарные длинные ноги. Наверно каждая девушка хоть раз мечтала иметь такие же. Я не была низкой, но идеальной мою фигуру назвать было сложно. Немного с завистью рассматриваю ее удаляющуюся фигуру ровно до того момента, пока девушка не останавливается. Поднимаю голову чуть выше, наблюдая, как крепкая мужская рука обнимает ее за талию. В секунду вся моя уверенность и сила воли рушится, как шаткий карточный домик. Мне не нужно поднимать голову, чтобы удостовериться в том, кого я вижу перед собой. Его перстень на пальце я узнаю без всякого труда. Прошибает холодный пот. Ноги подкашиваются. До такой степени, что я едва не падаю. Хватаю слегка приоткрытым ртом разгоряченный воздух. Этого просто не может быть. Медленно поднимаю свой взгляд, смотря на мужчину. С каждой секундой понимаю, что я не ошиблась. Это не обман зрения. Ни иллюзия. Передо мной он. Татуировка на руке. Выше. Сережка в ухе. Привычная небритость на четко очерченных скулах. Он стоит боком, не видя меня. Дыхание спирает. Пухлые губы дергаются в хамской полуулыбке. Ник наклоняет голову и что-то шепчет блондинке на ухо, от чего так удовлетворенно улыбается. Боже. Я шла сюда, чтобы навсегда избавиться от его присутствия в моей жизни. Но вместо этого судьба решила повторно бросить меня в самое пекло, из которого в этот раз мне уже не выбраться. Шаг и мат. Игра проиграна. И если сейчас Верано заметит меня и повернется, это станет последним мгновением, когда я буду принадлежать сама себе.

Глава 9

Ева.

К этому моменту, я, кажется, уже вовсю перестала верить, что подобное возможно. Что спустя такое количество времени, судьба решит снова встряхнуть и кинуть на растерзание безжалостной жизни. Ловлю пересохшими губами воздух, и скорее всего сейчас выгляжу, как умалишенная дура, которая не в силах оторвать взгляда от чужого мужика. Верано ведь был чужим. Даже не смотря на то, что между нами произошло, он оставался недоступным и далеким. Вовсе не моим. Как удивительно истончаются и исчезают на глазах наши желания. Превращаются в пыль. Как они скручиваются тугим жгутом, полностью перекрывая кислород. В этот момент я была готова замедлить свой бег по жизни. Отмотать время и вернуться назад. Домой. Во Францию. Чтобы все, что случилось, навсегда исчезло из памяти. И я снова была той самой Евой Виларес. Боевой и уверенной в себе. Ни к чему не привязанной. Не чувствуя этой боли и разочарования. Словно кто-то вытянул все живое изнутри и забрал себе. Я смотрела перед собой, не отрываясь. Он, даже не смотря в мою сторону, оживляет все что можно. Привязывает к себе канатами, что держат крепче железа. Как наркотик. Зависимость моментальная. Опускаю дрожащие руки, и крепко сжимаю край своего короткого платья. Настолько сильно, что костяшки на моих пальцах мгновенно немеют. Я должна отвернуться и убраться, пока Ник меня не заметил, но я не могу пошевелить даже волоском на своем теле. Будто полная парализация. Немыслимая энергия, исходящая от этого мужика разом опьянеет. Лишает любого самообладание. Уверенные, крепкие руки обнимают блондинку за талию крепче. Длинные пальцы впиваются в районе талии. Я боюсь поднять голову. Не хочу, встретившись с ним взглядом, утонуть в этих чертовых карих глазах. Снова оказаться в его власти, и пропасть навсегда. Мои мысли настолько запутываются, что я теряю контроль времени и места. Мне плевать на все. Важен только он. Мужчина, который сейчас ласкает тело другой. Настырно. Гладит спину блондинки. Хватаю воздух и решительно поднимаю голову вверх. Смотрю на него. Ник слегка наклоняет голову. Что-то говорит девушке. Поднимает руку, и заправляет прядь ее волос за ухо. Она что-то отвечает, улыбаясь. Прикасается руками к напряженным мышцам его грудной клетки. Ведет ногтями. Вздрагиваю. На коже выступают капельки пота, и совершенно не от жары, которая до сих пор витает в вечернем воздухе. Все от происходящего. Всего секунда и пухлые губы увлекают блондинку в поцелуй. Смотрю на них, и внутри все переворачивается. Ник обнимает девушку за затылок и нахальнее впивается в ее губы. Демонстрируя свой язык. Ласкает ее губы, будто они самое вкусное лакомство. На мгновение прикрываю глаза, вспоминая, как он целовал меня. Как тот самый горячий язык исследовал мою кожу. Кровь мгновенно закипает. Разжигает внутри пожар, который не способен никто погасить. Черт! К своему стыду, начинаю возбуждаться, только наблюдая за их поцелуем. Представлять себя на месте этой блондинки. Вспоминать каждую гребанную секунду наслаждения, которого дарили его прикосновения и поцелуи. Грубые. Жадные. Которые клеймили. Превращали меня в его собственность. В рабыню эмоций. В эту чертову минуту, я была готова продать душу дьяволу, чтобы Верано еще раз вот так же прикоснулся ко мне. Отвернись, Ева! Перестань так откровенно пялиться. Но я не могла. Меня притягивал этот мужчина. Прекрасно понимала, что если сейчас он меня заметит, все в очередной раз перевернется с ног на голову. Напрочь исчезнут долгие двадцать дней одиночества. Я пойду за ним, куда глаза глядят, если он протянет руку. Дура! Честь и достоинство. Я смогу дать ему отпор. Сопротивляться до последнего. Смотря на него с другой девушкой, в секунду приходит осознание, что Ник совершенно и не думал обо мне. Не мучился. Не вспоминал. Почему же я тогда, так отчаянно хочу верить, что я все еще ему нужна. Что все слова произнесенные им это не ложь. Коварный обман, только лишь для того, чтобы затащить меня к себе в постель. Думаю у Верано с этим нет никаких проблем. Да и стал бы он привозить девушку в свой дом, и открывать занавес своей личной жизни, будь я просто целью для одной ночи. Нет! Я не хотела верить в эти мысли. Но то, что я видела сейчас перед собой говорило совершенно об обратном. Верано с большим удовольствием наслаждался обществом и телом другой женщины, совершенно не вспоминая обо мне. Больно. Не то слово. Но я останусь сильно до самого конца. Чего бы мне это не стоило.

- Ева, ты чего застыла? – Неожиданно дергаюсь, слыша голос своей подруги, но глаз от Верано и блондинки не отвожу. – Пойдем, прогуляемся, и выпьем чего-нибудь! – Клер воодушевлена. Ее вдохновляют подобные вечеринки. И наверно я могла бы ощущать что-то подобное, если бы не сюрприз, от которого по-прежнему я не могу отвести глаз. Хотя сделать это просто

необходимо. Не хочется, чтобы Клер что-то заподозрила и задавала лишние вопросы.

- Я.. – Начинаю заикаться. Пытаюсь проглотить ком застрявший в горле, и взять себя в руки. Нужно успокоиться. Верано ни за что не должен заметить, как я слаба перед ним. Мысль о том, чтобы развернуться и сбежать отсюда, все сильнее укрепляется в моем сознании, – с удовольствием выпила бы бокал вина. – Заканчиваю фразу, и, наконец, отворачивая голову, смотрю на свою подругу, которая широко улыбается. и слегка пританцовывает под громко играющую музыку. Протягивает мне руку, и я хватаюсь за нее. Мелкие мурашки выступают на коже. Меня начинает потряхивать, и слава богу, что Клер не ощущает этого. Тянет меня куда-то в сторону. К большому бару, украшенному яркими разноцветными фонарями. Не отпускает. Заказывает что-то у бармена, а потом разворачивается, рассматривая гостей вечеринки.

- Посмотри сколько красивых, свободных мужиков. Ева, – Клер слегка наклоняет голову, и лукаво смотрит мне в глаза. Хочется провалиться сквозь землю. Ее слова эхом проносятся в моей голове, потому что мысли все только об одном. Он. Чертов Николас Верано, который зачем-то оказался здесь. Что судьба пытается мне доказать? Зачем опять сталкивает нас лбами? Для чего? Понимаю, что не должна отдавать ему душу. Не бежать навстречу. Не погружаться в эти чувства так, что не видно даже макушки. Не нужно всем сердцем с размаху. Вдребезги. Ведь можно разбить свои чувства, как бьются птицы о скалы. Отравиться этими ощущениями и навсегда потерять себя. Но немыслимое притяжение оказывалось сильнее. Стоит держаться от соблазна, правда, я удержаться так и не смогла, – проведи этот вечер для себя. Расслабься. Познакомься с кем-нибудь. Ты безумно красивая. Стоит только поиграть взглядами, и любой будет у твоих ног. Я не говорю об интиме. Флирта будет достаточно. Просто забудь обо всем. – Клер оборачивается на голос бармена, и забирает у него два стакана. Протягивает один мне. С белым вином. Другой оставляет себе, тут же делая глоток. Беру бокал, ощущая приятную прохладу от налитой жидкости. Контраст с моей разгоряченной кожей. Подношу его ко рту и делаю небольшой глоток. Охлажденное вино блаженно спускается по глотке в желудок, слегка приводя меня в чувства.

- Клер, я постараюсь. – Вздыхаю, делая еще один глоток. На мгновение забывая, кто стоит в десятки метров.

- Ева, – подруга разворачивается ко мне лицом, ставя свой стакан на барную стойку, – обещай, что забудешь обо всем и развлечешься. Вот лично я, – она заговорчески улыбается, слегка прищуривая глаза, – собираюсь найти себе компанию не только на вечер, но и на ночь. – Невольно закатываю глаза, издавая наверно нелепый смешок, и Клер тут же хмуриться. – Боже, да не смотри ты на меня так! – Вскидывает руками, и, хватая стакан, допивает все до дна. – Пойми, это нормально, когда у тебя нет постоянного партнера. Хотя наверно тебе не понять. Ты же у нас правильная девочка.

- Я не правильная, Клер. – Пытаюсь возразить, хотя понимаю, что у каждой из нас своя правда. – Просто мне чужды отношения на один раз, с мужчиной который совершенно не знаком. Давай, лучше не будем об этом. – Выдыхаю воздух через нос, и снова поднося бокал к губам, делаю пару больших глотков. Несколько непослушно закрученных локонов выпадают из прически, и я не умело поправляю их. Кидаю мимолетный взгляд сторону и прихожу в полнейший ступор, когда понимаю, что на меня смотрит пара разъяренных карих глаз. Которые моментально наливаются чернотой. Наполняются тьмой. Неожиданно для самой себя резко разворачиваюсь спиной, едва не роняя бока на пол. Ставлю его, и тут же упираюсь руками в барную стойку. Начинаю дышать чаще. Зажмуриваю глаза. Как же хочется прийти в себя и понять, что это просто сон. Больная фантазия моего буйного воображения. Повернуться бы и удостовериться, что там нет никого. И это просто вечеринка с незнакомыми мне людьми. Но все реальное. До такой степени, что даже стоя к нему спиной, ощущаю на себе пронизывающий, разъедающий взгляд. Соберись, Ева. Просто повернись лицом к этому мерзавцу и всем своим видом покажи, что он больше не имеет для тебя никакого значения. Полностью игнорирую слова Клер, которая что-то говорит около моего уха. Все чаще и чаще глотаю мелкие порции воздуха, чтобы хоть как-то насытить свои сдавленные легкие. Сердце глухо барабанит, причиняя дискомфорт. Начинает потряхивать. Словно на улице не тридцатиградусная жара, а привычная осенняя погода Европы. Сжимаю тонкие пальцы в кулак. Не понимая сама, чего жду. Обернись, Ева, Хватит этих игр. Будь смелой. Сохрани свою гордость. Не позволяй опытному и умелому игроку затянуть тебя в свою фальшивую игру. Играй сама. Придумай правила. Такие, чтобы Верано был подавлен. Побежден. Поставь его на место, показав, что он далеко не единственный мужчина на планете, который способен привлечь твое внимание. Мне всегда удавалось уговорить себя. Всегда. Последний глубокий вдох, и я грациозно разворачиваюсь лицом к Верано, прислоняясь спиной к барной стойке. Опираюсь на нее локтями, становясь в вальяжную позу. Наклоняю голову набок и кокетливо прищуриваю глаза.

Ник дергается назад, отходя от своей блондинки. Замечаю, как наливаются силой его мышцы. Как они каменеют, и растягивают тонкую ткань трикотажной футболке. Его лицо, которое несколько минут назад было расслабленным, сейчас отражает сотню эмоций, что обычно ему не свойственно. Верано из тех мужчин, которые предпочитают все держать под замком. В тайне. Далеко от чужих глаз. И сколько бы я не смотрела на него сейчас, мне не увидеть всей его истинной сущность. Это до безумия странное ощущение, делало меня слабой перед ним. Уязвимой. Абсолютно голой. Замечаю, как Ник тяжело вздыхает. Прожигает каждый участок моего тела своим устрашающе-соблазнительным взглядом. Начиная с лодыжек. И выше. Клянусь богом, я чувствую миллиметр за миллиметром, как медленно и изнуряюще перемещается его взгляд. Как оживает черное сердце и начинает чаще стучать. В его крови мощные всплески адреналина, так же, как и в моей. Слышу бешено рвущийся пульс. И плевать на расстояние, которое нас разделяет. Николас был прав, мы оба чувствуем друг друга на необъяснимом животном уровне. И сейчас охотник не он, а я. Это окрыляет. Разносит по крови властное ощущение эфемерной свободы. Легкости, перемешанной с концентрированной дозой власти, которой наделяет меня судьба в это мгновение. Но я так же прекрасно осознаю, что Верано не из тех мужчин, с которыми стоит заигрывать. Манипулировать. Подчинять. Рано или поздно, все обернется иначе. Жизнь превратиться в пепел. Раствориться в этом сумасшедшем взгляде, наполненным неистовым огнем. Останутся шрамы на сердце. И все чувства и эмоции, которые ты приобретала годами, превратятся в пыль. И вместо всего будет пустота. Кромешная тьма, без единой надежды на свет. И почему осознанно ощущая это, хочется тянуться ко всему. Сорваться с места и кинуться в эти крепкие объятия, словно они единственное уютное место в мире? Верано устрашающе делает шаг на встречу, пытаясь довести меня до сумасшествия. Запугать. Погрузить во мрак. Чтобы я испугалась и убралась отсюда. Черта с два ему это удастся. Продолжаю смиренно стоять на месте, как можно безразличнее смотреть в его глаза. Не отрываясь. Нарочно облизываю накрашенные губы, демонстрируя кончик своего языка. Понимая, что этот моментально заводит его до предела. Возбуждает. Заставляет чудовище сидящее внутри взбунтоваться. Играю с огнем. Понимаю, что в любую секунду Верано может потерять контроль и наброситься на меня. Продолжаю свою коварную игру. Жестами. Взглядами. Почему-то уверенно предполагая, что до последнего Ник будет держать себя в руках. Не позволит себе проявиться на публике. Я хочу, чтобы он мучился. Одержимо мечтал прикоснуться ко мне точно так же, как только что трогал эту модель. Целовать до умопомрачения. До темных пятен в глазах. До полной потери контроля. Чтобы в его мыслях была я. И только я. Чтобы каждая секунда, проведенная в опасной близости, превратилась для нег в самый зловещий ад, который только может существовать. И смотря сейчас на Верано, я отчетливо понимаю, что мне все удается. Четко очерченные скулы напрягаюсь. Он стискивает зубы, гневно испепеляя взглядом. Сжимает руки в кулаки и смотрит только для меня. Весь мир для него и для меня рухнул в очередной раз. Есть только мы. Здесь и сейчас. Все разнесено в мелкие щепки. Он под кожей. Где-то глубоко. Точно так же и я для него. Мы действительно одно целое. Только Верано больше ни за что и никогда меня не получит. Отталкиваюсь руками от барной стойки, тоже делаю шаг на встречу Верано. Немая война становиться все яростнее. Мне кажется еще немного и все, что нас окружает, начнет полыхать пожирающим пламенем. Сжигая все вокруг заживо. Оставляя нас одержимо упиваться безумием, стоя на раскаленных углях. Поднимаю руку, как бы невольно поправляя свои волосы. Немного наклоняю голову, смотря на него исподлобья. Демонстрирую немаленький вырез декольте. Глаза Ника наполняются огнем. В черных, неистовых глазах играют языки пламени. Сумасшедшая энергия, исходящая от него вынуждает меня вздрогнуть. Черт бы его побрал. Из последних сил держу себя под контролем, продолжая самую опасную игру в своей жизни.

- Ева! – Голос моей подруги за спиной, моментально отрезвляет. Мгновенно поворачиваюсь, разрывая долгий зрительный контакт с Верано. – Ева, пойдем скорее со мной, я познакомилась с такими мальчиками. – Клер взбудоражено подбегает ко мне, хватая за руку. Бесцеремонно дергает меня на себя, и тянет куда-то вперед по мраморной дорожке. Мимо бассейна. К огромной деревянной беседке, в которой находятся несколько мужчин. Едва не падаю, цепляясь каблуками за мелкие камешки, а потом резко дергаю Клер за руку, останавливая на месте.

- Клер, да стой же ты! – Понимаю, что с того момента, как мы с Верано начали смотреть друг на друга и пожирать глазами, я не сделала не единого вдоха. За грудиной пекло. Что-то нервно пульсировало в висках, и давило на затылок. Хотелось выпить еще.

- Что случилось, Ева? – Подруга несколько секунд изучающе разглядывает мое лицо, а потом как ни в чем не бывало, улыбается привычной для себя улыбкой.

- Ничего. Ты просто слишком быстро идешь. И потом, – дышу, как умалишенная, словно я долго и упорно бежала куда-то, – кто они такие? – Невольно киваю в сторону беседки, и успокаиваюсь.

- Боже, Ева, разве это имеет значение. Они просто мужчины, которые ищу компанию на вечер. Расслабься. Я не позволю никому из них и пальцем к тебе притронуться, если ты этого не захочешь. – Клер говорит это решительно и уверенно. Но я способна сама за себя постоять. Неожиданно понимаю, что чужая мужская компания, это не плохой шанс окончательно испортить вечер Верано. Довести его до сумасшествия. Чтобы он захлебнулся от ревности. И понял, что без меня жизнь его невыносима. Я сделаю так, чтобы Ник видел, что моя жизнь красочна и без его присутствия.

- Справлюсь, Клер. – Улыбаюсь, смотря на подругу, и уверенно делаю шаг вперед. Будь, что будет. – Ну, идем, представь мне своих новых знакомых. – Усмехаюсь сама себе, понимая, что делаю вещи, совершенно для меня не свойственные. Плевать. Живем один раз. В конце концов, я не собираюсь проводить с ними ночь, или позволять лишнего. Клер права, легкий флирт и заигрывания не помешают. Хотя бы для того, чтобы немного проветрить свою голову, которую распирают тысячи мыслей. Клер шагает первая, поднимаясь по ступенькам беседке. Обходит одного из мужчин присаживаясь на мягкий кожаный диван. Что-то шепчет на ухо сидящему мужчине рядом с собой, а потом возвращает на меня свой лукавый взгляд.

- Позвольте вам представить мою подругу Еву. – Официально. До такой степени, что тон голоса Клер заставляет меня улыбнуться. – Надеюсь, вы будете не против, если она составит нам компанию? – Спрашивает между делом. Но рассматривая лица мужчин, понимаю, что они явно будут не против. Меня всегда окружали парни моего возраста. Всегда знала, как с ними себя вести, и что говорить. Здесь же мужчины были значительно старше и опытнее. Имея за плечами множественные отношения с женщинами. Опасно с такими играть. Лучше быть изначально честной и прямолинейной.

- Я точно не буду против! – Приятный мужской голос, по левую сторону от меня. Тут же поворачиваю голову, рассматривая мужчину. На вид не больше тридцати лет. Темноволосый. Кареглазый. С немного острыми чертами лица. Гладко выбрит. Стильная прическа. Явно не из бедных. Шоколадные глаза с неподдельным интересом рассматривают меня. – Согласитесь ли вы присесть рядом со мной мисс….? – Обрывает фразу, ожидая, что я произнесу в ответ свою фамилию. Только я это делать не стану. Хлопает рукой по свободному месту рядом с собой, не отводя свой взгляд ни на секунду.

- Можно просто Ева. И желательно на «ты». – Нахально шагаю в его сторону, невольно задевая колени мужчины своим бедром, и сажусь рядом с ним.

- Приятно познакомится. – Мужчина берет мою руку в свою, и, наклоняясь, целует тыльную сторону. – Меня зовут Уильям . Для тебя, красавица, можно просто Уилл. Хочешь выпить? Виски? Водка? Мартини?

- Белое вино. – Закидывая ногу на ногу. Подол и без того короткого платья, задирается еще выше. Мужчина поднимается на ноги. Обходит большой деревянный стол, и возвращается спустя минуту с пустым бокалом и открытой бутылкой белого вина. Наливает половину бокала и протягивает его мне. Несмело киваю в знак благодарности, и тут же делаю глоток. – И чем же занимается такой мужчина как вы? – Пытаюсь начать разговор, чтобы разрядить атмосферу небольшой напряженности.

- Со мной тоже можно на «ты». – Игриво подмигивает. Поднимает руку и кладёт ее на спинку дивана позади моей спины. Слегка прикасаясь к моему плечу. – Я думаю, сфера моей деятельности, тебе будет не интересна.

- Ну почему же?! – Расслабленно сажусь полубоком, снова касаясь своими ногами его коленей. Мужчина опускает взгляд на мгновение вниз, и жадно разглядывает мои ноги. Сглатывает. Черт, я совсем не ожидала, что могу производить на мужчин подобное впечатление. – Не думай, что всем девушкам, которые с тобой знакомятся, интересен только твой кошелек и член. Это далеко не так! – Дерзко. Нагло. Но именно этого я и хотела. Пусть этот самовлюбленный болван сразу поймет, что мне от него не нужно ни то, ни другое.

- Интересное заявление. – Мужчина искренне смеется, делая глоток из своего стакана. Явно виски. – Впервые встречаю такую смелую девушку.

- Надеюсь это комплимент?! – Улыбаюсь, облизывая губы. Еще пара глотков белого вина. Черт! Такое количество алкоголя явно будет лишним, но я решаю себе расслабиться на полную катушку этим вечером.

- Определенно это комплимент! – Мужчина поднимается на ноги, и протягивает мне руку. – Предлагаю продолжить нашу увлекательную беседу за танцем. – Не думаю ни секунды поднимаю руку и хватаюсь за него. Поднимаюсь, и позволяю Уиллу обнять меня за талию. Мы спускаемся по ступенькам беседки, и направляемся на небольшую каменную площадку, где уже танцует несколько пар. Он резко разворачивает меня в своих руках, а затем, прижимая к себе, начинает кружить медленно в танце. Обнимаю руками за плечи и смотрю перед собой. На Верано, который наблюдает за мной, стоя у противоположной стены. Кипит от ярости, но ничего не может с собой поделать. Плевать на него.

- Ты же не американка, да? – Мужчина продолжает наш разговор, и попадает своим вопросом в самую цель. Я слышу его голос, но все мое внимание устремлено на Ника, который снова заключает в объятия ту самую блондинку. Хозяйку этой вечеринки. Трогает ее тело руками. По ребрам. За задницу. И я понимаю, что больше не в силах смотреть на это. Он не был моим, но что-то внутри кричало, что он мой. Только мой. Как же, оказывается, невыносимо смотреть и не иметь возможности прикоснуться. Услышать голос. Поцеловать. – Ева, я задал вопрос? – Мужчина отстраняется, не понимая, что со мной происходит. Я прекрасно слышала, что он спросил, но не в силах ему ответить. Снова начинает трясти. Думала, что сильная, и могу справиться с нахлынувшими эмоциями, только это оказалось совсем не так.

- Я француженка. – Тихо. Неуверенно. Мечтая, чтобы этот танец поскорее подошел к концу. Зря я не покинула эту вечеринку сразу же, как увидела здесь Верано. Отворачиваю голову, пытаясь сфокусироваться на Уилле и его интересе ко мне. Только вся зря. В голове и в сердце другой человек. – Приехала в гости к своему дяде и его жене. – Не хочу признаваться, что я здесь живу и учусь, чтобы сразу пресечь попытки для дальнейших встреч.

- Надолго? – Очевидный вопрос, которого стоило ожидать.

- На пару недель. Одна уже прошла. – Уверенно вру, осознавая, что сделала очередную глупость в своей жизни. Повелась на уговоры Клер, и позволила сама себе слишком много лишнего. Ни этот мужчина. Ни знакомство с кем-то другим, мне были совершенно не нужны. Просто я отчаянно пыталась выкинуть из головы Ника, но увидев его, поняла, что ни черта не выйдет. – Слушай, – отстраняюсь назад, замирая на месте, – извини меня, пожалуйста, но мне нужно уйти. – Больше не говоря ни слова, и не дожидаясь ответа парня, сбегаю с площадки, пробираясь сквозь толпу скопившихся людей. Сама не понимая куду. Подальше от всех глаз. Голосов, которые разрывают мой разум. Голова начинает кружиться. Захожу в большой дом, и оглядываюсь, пытаясь отыскать уборную. Нужно умыться. Прийти в себя. Убраться отсюда. Не давая себе не единого шанса на сближение с Верано. Я не должна даже думать об этом. Вспоминать его лицо. Чувствовать пряный привкус парфюма, который даже сейчас я не спутаю ни с каким другим. Глубоко. В глотке. Под кожей. Каждое его прикосновение до сих пор горит ожогом на моей коже. Даже эти синяки, которые еще немного виднеются на шее, говорят о многом. Все пропитано им. Шагаю по коридору, открывая каждую попавшуюся дверь. В надежде поскорее отыскать уборную. Спустя несколько дверей, я все же нахожу то, что искала. Захожу в комнату, легонько прикрывая за собой двери. Кожу начинает обдувать легкий, свежий ветерок, который проникает в открытое настежь окно. Тишина. Полное одиночество. Делаю пару шагов, приближаясь к большому умывальнику. Дрожащими руками откручиваю кран холодной воды. Наклоняюсь вперед, убирая волосы на одну сторону. Смотрю на свое отражение в зеркале. Яркий румянец на щеках. Безумный взгляд, который у меня впервые. Внутри все переворачивается раз за разом. Подношу руки к мощной струе ледяной воды, намачивая их. Несколько раз прижимаю мокрые ладони к горящим щекам, пытаясь привести себя в чувства. Потушить пожар, что с неимоверной силой разбушевался где-то в душе. Но с каждой секундой становиться все хуже и хуже. Легкие сжимались от нехватки кислорода. Голова начала кружится еще сильнее. Все было ошибкой. И эти двадцать дней, в которые я не находила себе места и пыталась разобраться в собственных чувствах, просто стерлись, словно их и не было вовсе. Как Верано умудрялся так влиять на мое сознание? Дура! Я снова попалась в ловушку, наивно предполагая, что смогу начать новую игру. Свою. И поставить его на место. Показать, что он безразличен. Но я не выдержала напора и сдалась. Перед самой собой. Выпустила слабость на свободу, не в силах сопротивляться. Время таяло. Растворялось, оставаясь тонкой, мутной дымкой. Я находилась одна всего несколько минут, но казалось, что уже прошла целая вечность. Лихорадочно продолжала умывать горящее лицо холодной водой. Закрутила кран и поднялась в полный рост. Мгновенно ощутив, что позади меня кто-то стоит. Все тело сковал ужас. Мысли поглотили настолько, что я даже не услышала появление постороннего в комнате. Прекращаю дышать. Сглатываю, ощущая жар, молниеносно распространяющийся по крови. До самого сердца. Которое заводится с пол оборота. До предела. До отметки максимум. Неимоверно пугая, и в то же время, заводя до полного умопомрачения. Невольно немного запрокидываю голову, пытаясь сделать большой и ненасытный глоток жизненно необходимого воздуха. Крепкая рука моментально хватает меня за талию, и прижимает к большому накаченному телу. Ощущаю бешено бьющееся сердце мне в спину. Напряжение, которое сковало каждую его мышцу. Замираю, не понимая, что делать дальше. Воздух раскаляется превращаясь в тягучую массу. Все настолько нереально, что кажется тщательно выдуманной иллюзией. Не могу шевельнуться. Да и не хочу этого выжидаю. Верано прислоняется носом к моему затылку и делает долгий протяжный вдох. Ровные, длинные пальцы на моей талии, которые я вижу в отражении, нежно гладят мой живот. Но спустя всего мгновение, они впиваются в кожу, скручивая тесно прилегающую ткань. До одурения. Дергает в очередной раз на себя, от чего я выгибаюсь, прислоняясь задницей к его паху. Твою мать! Ник возбужден. Я чувствую его твердый член. Ощущаю его всего на себе. Взбешенного и горячего. Готового на все здесь и сейчас. Моя игра удалась. Только...

- Я же предупреждал… – Начинает говорить хриплым, грубоватым голосом. От которого я в один миг теряю последние капли здравого смысла...– Чтобы ты… – Растягивает фразы. Сознательно. Чтобы одурманить. Возбудить. Подчинить своей власти. Хватает меня за волосы на затылке, насильно наклоняя голову. Прикасается горячими, шершавым губами. Медленно. Издевается. Выдыхая мне в кожу опаляющий воздух. От которого мурашки разбегаются по коже. Каждый волосок встает дыбом. А приятное тепло спускается вниз. Куда-то в живот. Ниже. Свожу ноги, понимая, что жажду ощутить его руки там. На своей киске. Или губы. Черт! Прикрываю глаза, пытаясь запретить себе мечтать о подобном. Но все тщетно. – Больше никогда не попадалась мне на глаза. Почему же ты такая непослушная, милая?! – Его слова вирус. Самый опасный и моментально проникающий. Глубоко в сердце. До самого дна. Отравляя все и всех. Навсегда. Оставляя только его. Одного. От этого становиться еще ужаснее. Сердце сжимается тисками. Он моя неминуемая погибель. Нужно что-то ответить. Сказать хоть слово. Но я захлебываюсь воздухом, и эмоциями, которые раздирают на куски.

- Я не знала, что ты будешь здесь. – Неловко. Неуверенно. Едва держась на ватных ногах. Мне кажется, еще немного и я просто рухну на пол. Верано продолжает глумиться, целует шею, прикасаясь губами к каждому оставшемуся синяку. Словно подтверждая свои метки. Навсегда делая меня своей. Клеймя. Ласкает пальцами кожу, от чего я прихожу в полнейшее сумасшествие. Возбуждаюсь настолько сильно, что не в силах больше терпеть этого изнуряющего ощущения. Между ног болезненно ноет. Впервые в жизни я так дико и необузданно хочу мужчину. Даже прекрасно понимая, что всего пару минут назад он был с другой. Что эти манящие губы, которые сейчас ласкают мою шею и плечо, целовали другое тело. Плевать. Я хочу его.

- Ты знала, – рычит, слегка прикусывая кожу на моем плече, сквозь ткань платья, – поэтому и пришла. Хотела меня видеть. Мечтала обо мне. Я ведь прав, Ева. Не смей отрицать этого. – Каждое его слово пропитано злобой и необъяснимой ненавистью. Только ненавидит он не меня. Себя. За то, что снова сдался. Пошел за мной, не в силах обуздать собственных эмоций. Я нужна ему, как воздух, это было очевидно.

- Пошел ты к черту, Верано! – Яростно. Сквозь стиснутые зубы. Дергаюсь в его руках, пытаясь избавиться от крепких объятий, только хватка становиться еще сильнее и настырнее. – Не хочу, чтобы ты прикасался ко мне! Не хочу! – Нагло вру. Потому что единственное мое желание на данные момент, его руки на всем моем теле. Обнажённом. Ощущаю себя шлюхой, которая готова отдаться несмотря ни на что. Потерять остатки гордости, и позволить этому мужчине сделать все, что заблагорассудится. Грязно. Варварски.

- Врешь, моя лисичка. Ты хочешь меня так же сильно, как и я тебя. Мы одно целое, Ева. – Беспрекословно. Не давая ни одного шанса на отрицание. Верано отпускает мои волосы и слегка толкает меня в сторону умывальника. Так, что мне приходиться невольно упереться в него руками, чтобы не упасть на колени. – Я подарил тебе шанс жить без меня. Пытался сберечь твое сердце от разочарования и боли, но ты сама разрушила все мои попытки. Больше я не буду таким милосердным. С этого момента вся твоя жизнь принадлежит мне. Целиком и полностью. – Верано делает шаг, снова подходя ко мне вплотную. Резким движением поднимает подол моего короткого платья, и оголяет задницу.

- Не смей! – Повышая голос. Пытаясь остановить его напор. Нужно прекратить это безумие. Я не хочу так легко отдаться ему. Не сейчас. Верано хватается обеими руками за мою попку и слегка сжимает. Вздрагиваю. Между ног все горит огнем.

- Я уверен, что ты чертовски мокрая. – Ник просовывает палец под полоску моих стрингов и медленно ведет сверху вниз, пока не касается пульсирующих складок. Резко и судорожно выдыхаю воздух. – Твою мать, Ева. Я хочу быть внутри тебя. – Целует шею сзади, продолжая водить пальцем туда-сюда. Даже от этих легких прикосновений, я готова кончить в туалете чужого дома. – Хочу, чтобы ты громко стонала от каждого моего проникновения. Это будет незабываемо. Обещаю. – Прижимает мою полуголую задницу к себе, и я контрастно ощущаю шершавую ткань его джинс на своей гладкой коже. Одной рукой продолжает держать за талию, другой ведет по животу, а потом накрывает мою грудь большой ладонью. Соски напрягаются. Становясь твердыми и пухлыми. Хочется ощутить его губы на них. Полностью отдаться в плен. Раствориться в этих ощущениях. Ник прав, это должно быть незабываемо. Резко дергаюсь назад, и разворачиваюсь. Глаза в глаза. Верано подхватывает меня под задницу и сажает на умывальник. Бегло рассматривает мое лицо, а потом, хватая за волосы, впивается в губы ненасытным поцелуем. Алчным. Ощущаю неимоверный голод. Жуткую потребность друг в друге, которая изводила нас обоих. Только вмиг в памяти всплывает момент сегодняшнего вечера. Тот самый, когда я увидела Верано, целующего блондинку. Страстно. С языком. Без всякого стеснения. Становиться тошно. Он не получит то, чего хочет.

- Отпусти! – В самые губы. Упираюсь ладонями в крепкие мышцы на груди, и толкаю его со всей дури. Верано отшатывается назад, и смотрит исподлобья. Озлоблен. Взбешен. Плевать. В его глазах скопилась вся тьма этого мира. Страшно. До жути. Трясусь. Не от холода или возбуждения. Боюсь его реакции. Его действия. Вспоминая ту ночь. Сумасшедший взгляд. Звериный. Наполненный смертью. – Убирайся отсюда. Никогда не приближайся ко мне. У тебя есть блондинка, с ней и развлекайся. Оставь меня в покое, Верано.

- Никогда! – Ник хватает меня за шею, сильно давя длинными пальцами. – Ты слышишь, Ева, я больше никогда тебя не отпущу. Моя! – Целует подбородок. Скулы. Едва задевая губы. – Ты моя! Жди здесь. – Он резко отстраняется, оставляя меня сидеть на краю умывальника с раздвинутыми ногами. – Я заберу ключи от машины, и мы продолжим сегодняшний вечер только вдвоем. И только попробуй ослушаться меня. Ты знаешь, что из этого может выйти. – Издает бесстыдный смешок, и выходит из уборной, оглушительно хлопая дверьми.

Боже мой! Спрыгиваю с умывальника, поправляя задранное платье. Нет. Нет. Нет. Отрицательно мотаю головой. Эмоции рвут на части. Метаюсь по маленькой комнате, не зная, как дальше поступить. Ждать его? Бежать отсюда? Готова провалиться сквозь землю, после всего, что сейчас в очередной раз позволила ему. Но как бы не отрицала, я действительно до дурости хочу его. Возбуждение выходит за рамки всех приличий. Полная потеря контроля. Полное подчинение тела и разума. Верано дьявол, которому я готова продать свою душу. Страшно. Моя реакция на этого мужчину заводит в тупик. Приводит в полнейший ступор. Как бы ни хотела его сейчас, я не шлюха. Не смогу просто так взять и позволить ему трахнуть меня. Только потому, что эмоции взяли верх над рассудком. Нет! Нужно немедленно уходить отсюда. Даже понимая, что мне нигде не спрятаться от Верано, я все же решилась покинуть эту вечеринку, не дожидаясь его возвращения. Быстро открыла кран с холодной водой, и, наклонившись, сделала несколько глотков, чтобы промочить пересушенное горло. Скинула туфли на высоком каблуке, и, взяв их в руки, бесшумно вышла из уборной, направляясь в другую сторону. В таких домах должен быть черный вход. Обязательно. Пройдя по коридору. Вглубь дома. Оказалась в большой и просторной кухне, где и была открыта дверь, видимо на задний двор дома. Выскочила на улицу. Не понимая куда, я просто бежала вперед, мечтая поскорее оказаться подальше. Не видеть и не слышать никого. Укрыться от всего мира. Босыми ногами, по холодной земле. Сквозь деревья. По правую сторону видела огни проезжающих машин. Нужно как-то добраться до дома, но понимая, что у меня при себе совершенно нет ни цента, прихожу еще в больший ужас. Далеко. Нужно быть смелее и просто поймать попутку. Сказать, что заблудилась. А главное ненароком не нарваться на Верано. Быстро преодолев несколько десятков метров, я все же вышла на дорогу, бредя по обочине. Изредка оглядываясь назад. Словно ощущая преследование. Все кажется таким жутким, что неимоверно начинает трясти. Как в фильме ужасов. Внутренности сжимаются мелкими судорогами. Только боюсь я вовсе не Ника. Себя. Реакции моего тела и сердца. Эмоций, которые ураганом взрываются от одного только взгляда. Прикосновения. Они превращаются в одержимость. В безумие, которое уничтожает все что было «до». Я не могу потерять саму себя, подарив все мужчине, которого совершенно не знаю. Те ничтожные подробности его жизни, которые мне удалось узнать, находясь в тот день в его загородном доме, не имеют никакого значения. Они настолько мизерные, что не дают никаких оснований доверяться Нику. Господи. Зачесываю спадающие волосы назад, и, осмелев, разворачиваюсь, чтобы, наконец, остановить первую попавшуюся машину и добраться до города. Поднимаю руку и начинаю махать ею. Большой белый джип, тормозит почти у самых ног. Опускается окно и из салона на меня смотрит женщина. Среднего возраста.

- Нужна помощь? – Киваю головой, унимая дрожь в губах, чтобы ответить хоть слово. – Давай, садись в машину. – Быстро нажимаю на ручку, и, открывая пассажирскую дверь, забираюсь на сидение.

- Я заблудилась. Была у подруги в гостях первый раз, а потом, – дрожь в голосе становиться сильнее. Женщина нажимает на педаль газа и трогается с места, – вынуждена была уйти оттуда. Но внезапно поняла, что не знаю обратной дороги. Спасибо вам большое. За помощь.

- Не за что. – Голос приятный и добрый. На приборной панели замечаю фотографию этой женщины с тремя красивыми девочками. – Куда тебя отвести?

- Семнадцатая улица. – Пытаюсь обтянуть платье, чтобы немного прикрыть обнаженные бедра. – Недалеко от торгового центра «Deadfall», только, к сожалению, у меня нет денег, чтобы отблагодарить вас. – Грустно. Понимая, что не каждый мимо проезжающий осмелился бы остановиться.

- Не нужно ничего. У меня три дочери, и я даже боюсь представить, если бы одна из них оказалась на твоем месте. – Женщина размеренно и не спеша едет по трассе, не превышая скорости. Еще немного и я буду дома. Попытаюсь забыть все, что произошло. Только на мгновение задумываясь, и представляя реакцию Верано, когда он не застанет меня в той уборной, соображаю, что он станет меня искать. Ожесточенный. Обозленный. Первым

делом он отправиться ко мне в квартиру. Но у меня не было выхода. Не могла в таком виде и в таком состоянии явиться в дом Рене, чтобы остаться на ночь. Ник должен остыть. Попытаться понять меня. Разумно поговорить. Решить что-то. Потому что было очевидно, что Верано больше не оставит меня в покое. Он четко и ясно дал понять, что я принадлежу ему. Хочет. Желает. Жаждет. И хоть эти чувства обоюдные, он не должен ощущать себя победителем. Не замечаю, как мы въезжаем в город. Как проносятся дома один за другим. Как женщина тормозит недалеко от моего дома, ожидая, что я очухаюсь.

- Спасибо.- Монотонно. Смотря перед собой через лобовое стекло.

- Удачи тебе, милая! – девушка называет меня точно так же, как зовет Ник. При каждом упоминании о нем, вздрагиваю. Нажимаю дверную ручку и выхожу из машины. Больше не смотря на женщину. Бегу до своего дома. Не оборачиваясь. Забегаю в парадную и быстро достаю из маленькой сумочки, висящей через плечо, ключи. Дрожащими пальцами пытаюсь отыскать нужный. Все, как в замедленной съемке. Кажется сном, но это самая что ни на есть жуткая реальность. И только когда я оказываюсь за закрытыми дверями своей квартиры, облегченно вздыхаю. Кидаю туфли на пол и, не включая свет, иду в свою спальню. Раздеваю чертово платье. Почему-то хочется разорвать его на клочья. Уничтожить. Как и воспоминания о сегодняшнем вечере. Надеваю длинную футболку. Выхожу из комнаты. На кухню. Чтобы выпить воды. Выпитое вино дает о себе знать. В затылке ноющая, глухая боль. До тошноты. От жуткого головокружения слегка пошатывает. Выпиваю несколько стаканов, дергаясь от каждого лишнего шума за окном. В полной темноте выхожу в гостиную, и не успеваю перевести дух, как во входную дверь начинает кто-то громко стучать. Хотя, что значит кто-то? Я точно знаю, кто стоит за этой проклятой дверью.

- Ева, открой мне, твою мать. Я же просил не злить меня. – Должно быть страшно. Но чувства совершенно иные. Необъяснимые. Верано зол. Немыслимо. Я представляю, как дергаются желваки на его скулах. Как он скрипит зубами, и находится в шаге от того, чтобы выломать мою дверь и войти силой. Молчу. Продолжая скрывать свое присутствие. В тишине квартиры слышно лишь безумно барабанящее сердце. Глотаю скопившуюся слюну, и медленно шагаю в сторону входной двери. Сама не понимая зачем. Шаг. Один. Другой. С каждым сантиметром пространства, я отдаюсь тьме, из которой уже никогда не вернуться назад. Стук не прекращается. Верано материться, продолжая выкрикивать мое имя. Движение и я стою вплотную с входной дверью. Нас с ним разделяет только она. Поднимаю руку и дрожащими пальцами хватаюсь за защелку. Всего одно движение и желанный, разъяренный мужчина окажется в моей квартире. И тогда я больше не смогу сопротивляться. Даже сама с собой. Иногда в нашей жизни бывает такая роковая секунда, после которой все измениться. И как же тяжело в это мгновение пересилить себя и решиться на что-то. Выбор колоссальный. Свет или тьма. И порой совершенно не понимаешь, что для тебя лучше.

Глава 10

Ник.

Эта одержимость словно произошла гораздо раньше нашей встречи. Где-то высоко. На небесах. Без нашего согласия. И как бы мы сейчас не сопротивлялись, все напрасно. Кто-то из нас первым попался на крючок. Сейчас мы оба обжигаемся в пламени этих чувств. Шагаем по предельно острым краям лезвия. Убегаем друг от друга, понимая, что всего лишь бежим по кругу. И рано или поздно снова столкнемся лбами. Утонем в поглощающем болоте эмоций. Оставляя кровавые метки на теле. Навечные шрамы, которые никогда не зарубцуются. Видя тебя, хочется только одного, Твоих поцелуев на моих губах. Сладкого запаха нежной кожи, перемешанного с концентрированным ароматом полевых цветов. Я так до конца не мог понять, что это. Парфюм. Гель для душа или лосьон для тела. Запах был настолько тонким и изящным. Едва уловимым. Мне всякий раз сносило крышу. Я просто вспоминаю сейчас о тебе. Не первый раз за последние пару недель. Но выбор мой был осознанным и добровольным. Ева должна была убраться из моей жизни. Не потому, что я не хочу и не желаю ее, а из-за тог, что быть со мной рядом смертельно опасно для ее психики и нервов. Клянусь богом, я пытался уберечь ее от себя. Позволил своей жизни течь в привычном русле. Занимался бизнесом. Иногда развлекался с какой-нибудь красоткой, которая не вызывала не единой эмоции. Я всегда прекрасно понимал, в чем различие между мимолетными пустыми отношениями. Развязным сексом на один раз, который способен лишь на время сбросить напряжение, и снять усталость. И секс связанный чувствами. Когда от встречи до встречи. Сжав зубы. Ты лезешь на стены. Медленно подыхаешь, мечтая скорее коснуться обнять. Первые несколько дней, после той ночи я не находил себе места. Мне казалось, она по-прежнему рядом со мной. Везде. Но я взял себя в руку. Самоконтроль. То, что всегда помогало мне в жизни. Повышать градус. Испытывать мое терпение на максимальной скорости. И я постарался как можно скорее забыть о существовании Евы. Но моя колоссальная попытка жить дальше без нее упала и разбилась вдребезги. Она. Невероятно красивая и сексуальная. Дерзкая. Раскрепощенная. Явилась на эту вечеринку, конечно не ожидая, что мы вновь встретимся. Это, как гром среди ясного неба. Конец света. Личный апокалипсис души, который невозможно не предотвратить, ни остановить. И все, на что ты способен, парализовано стоять на месте и смотреть, как разрушается твоя жизнь. Ее остатки. Судьба не оставляет меня в покое. Всякий раз кидая меня в лабиринт из которого нет выхода. И ты бредешь почти вслепую, опираясь лишь на свои оставшиеся инстинкты. А сейчас они яростно требуют вернуть свое. То, от чего я так бессмысленно отказался. Ева моя судьба. Она та самая роковая женщина, которая окончательно меня изничтожит. И даже осознавая это, ничего не могу с собой поделать. Абсолютно ничего. Слепая одержимость отравила все живое, что еще оставалось. Я всегда выбирал безумство. Меня манил азарт. Я бежал сломя голову навстречу сумасшествия. Дразнил его. Игрался. Это гораздо приятнее, чем праздно сидеть в раздумьях в одиночестве. Обдумывать каждый свой шаг, решая как правильно поступить. Риск – это жизнь. Неимоверный источник энергии, который позволяет существовать и не вспоминать о том, кто ты есть на самом деле. Постоянный высокий уровень адреналина в крови, главный стимул победы. И сейчас я готов был рискнуть. На полную катушку. Ева. Милая девочка. Сама того не понимая, угодила в клетку, в которой нет двери и выхода. Замкнутое пространство. Необъятное. В котором ей теперь придется жить. В котором уже многие годы я потихоньку сгниваю. Мы смотрим, друг на друга, словно не виделись целую вечность. Будто не мои руки едва не задушили ее несколькими неделями ранее. Она так прекрасна. Хочет казаться ледяной, хладнокровной королевой, но совсем не умело пытается укрыть разбушевавшийся пожар внутри незапятнанной души. Ощущаю учащенный пульс. Начинаю свирепеть, когда эта сучка нарочно облизывает губы, приоткрывая рот. Играется, не понимая, что ее игра давно проиграна. Конец. Или начало. Пока трудно что-то определить. Хочется подойти ближе. Схватить за волосы. Заглянуть в ее глаза, разглядывая собственное отражение. Подавить всю уверенность в себе. Растереть в прах ее напыщенную самоуверенность. Показать что она моя! Только моя! Но мы молча смотрим друг на друга, поглощая глазами. Сходя с ума от злости и ненависти. На самих себя. Я знаю, что Ева хочет так же сильно, как и ненавидит. Знаю, что все ее мысли сейчас заполнены мной. Одним. Это моментально опьянеет. Разжигает в крови звериный инстинкт. Пробуждает мое внутреннее чудовище, которое алчно раздирает когтями все внутренности. И, казалось бы, мы способны стоять вечно напротив друг друга не проронив ни слова. Просто смотреть, наслаждаясь той возбуждающей энергией, которой пропитался воздух вокруг. Бесноваться. Играть. В самую опасную игру наших жизней. Но всему рано или поздно приходит конец. Ева на мгновение исчезает из вида, а я пытаюсь успокоиться в объятиях девушки, ради которой явился сюда. Только все тщетно. Мысли заполонили воспоминания. О ней. О всем том, что между нами успело произойти. Как ненормальный я пытаюсь за мгновение заменить один образ другим. Найти в своей больной голове тысячи подходящих способов, чтобы избежать соблазна. Набраться храбрости и уйти отсюда, пока не натворил глупостей. Но черт бы побрал эту девку. Иду. Следом. Словно зверь на охоте. Понимая что, чем больше шагов, тем сильнее опасность. Тем рискованнее. Но именно это и возбуждает. Приводит в полнейшую ярость. Которая не позволяет не только вздохнуть, но и двинуться с места. Она нарочно меня злит. Отправляется со своей подружкой в компанию каких-то незнакомых мужиков. Пьет с ними вино. Ева прекрасно знает, что я наблюдаю. По близости. Упорно слежу за ней. За этой чертовой улыбкой, которую она дарит другому. Сука! Хочется заорать в голос от собственного бессилия перед ней. Рвануть с места и увести оттуда. Доказать и ей и себе, что наша разлука ни черта не значит. И мы принадлежим друг друга. Только так и никак иначе. Но я смиренно сжимаю кулаки, продолжая наблюдать. Давиться горечью ревности, которая распирала каждую вену на моем теле. Я зверел. Острое чувство безысходной ненависти овладевала все сильнее. Понимал, что еще немного и я стану неуправляемым. Перестану отдавать отчет своим поступкам и действиям. И тогда…. На миг закрываю глаза, вспоминая снова ту бешеную ночь. Свои приступы агрессии в бессознательном состоянии, и то, чем все это закончилось. Нужно притормозить. Взять себя в руки и сохранить хоть каплю здравого смысла. Но все мои надежды рушатся за секунду, когда Ева хватает того мужчину за руку. Позволяет интимно себя обнять. Нет! Только я могу ее так трогать. Только я! Стискиваю губы и непроизвольно скриплю зубами. Дергаюсь, чтобы сделать шаг, но в последний момент останавливаю себя. Держись, Ник. Ева просто играет, чтобы пощекотать тебе нервы. Она поняла, что ты уже на пределе. Она издевается точно так же, как над ней глумился я. Они выходят на площадку и начинают танцевать. Ее опасный, пронзительный взгляд прибивает меня к стене. Лишая возможности что-то сделать. Я никогда не у кого не шел на поводу. Не поддавался и не позволял манипулировать мной. Но Еве удавалось надавливать на некую больную точку. Подчиняться ей. Позволять играть в ту игру, правила которой не знакомы. И я, как дурак, вместо того, чтобы прекратить этот фарс и поставить девчонку на место, просто смотрю. Теплое женское тело, прислоняется ко мне, хрупкие девичьи руки проходятся по напряженным мышцам. Нарочно хватаю Маргарет за талию и прижимаю ближе к себе. Трогаю ее кожу. Делаю вид, что мне чертовски нравиться ее общество, хотя все уже совершенно не так. Если бы Ева не ворвалась в мою жизнь снова, снеся под самое основание, тот фундамент уверенности и решительности. Твердости и определенности. Я бы наверняка провел приятный вечер в обществе этой блондинки. Трахнул бы ее на десерт, на утро возможно даже забыв о ее существовании. И жизнь продолжалась бы дальше. Так, как я привык. Но кто-то за нас решил, что мы должны быть вместе. Любыми путями и всеми возможными способами. Замечаю, как Ева не выдерживая отворачивается. Отталкивает мужчину и быстрыми шагами, направляется в сторону дома. Это шанс увидеться с ней. Прикоснуться. Напугать. Завладеть ей полностью и больше ни за что не отпускать. Никуда. Пошло все к черту! Она моя. Только моя! Эта девка, хочет того или нет будет рядом. До последнего вздоха. Взгляда. Знаю, что мои чувства сгубят ее, но ничего не могу с этим поделать. Уверенно иду следом, замечая, как она скрывается в дверях туалетной комнаты. Ни раздумывая ни секунды захожу следом, тихо прикрывая двери. Наблюдаю, как она лихорадочно умывается, каждый раз смотря на себя в зеркало. Ева даже не слышит моего появления. Не понимает, что в комнате находится уже не одна. Практически беззвучно шагаю, вставая позади нее. Жду, когда она придет в себя. Напряжение нарастает все яростнее. Воздух раскаляется, и дышать становиться невыносимо. А дальше вообще все, как в тумане. Мои руки на ее теле. Мурашки. Чудовищное ощущение внутри, которое не то, что разрывает на части. Оно похоже на взрыв атомной бомбы, который моментально уничтожает все вокруг. Злиться. Шипит, как змея. Брыкается. Пытается всем своим видом показать, что я безразличен. Все давно забыто. Шершавыми пальцами по гладкой коже шеи. Медленно. Отодвигая волосы в сторону. Замечаю остатки синяков. Целую каждый. Мои метки. Временные шрамы, которые совсем скоро совсем исчезнут. Но только из вида. На ее сердце навечно останутся рубцы, как воспоминания от той страшной ночи. И хотелось бы пообещать самому себе, что такого больше не повториться. Поклясться. Только понимаю, что это бесполезно. Очень часто темнота с задворок моего разума выбирается на волю без моего согласия. Мешает реальность с вымышленным миром. Где царит боль и угнетающие воспоминания, порой не дающие мне покоя. Пытаюсь поиграться. Начинаю дразнить, говоря о том, что я предупреждал ее. Назад дороги нет. Схожу с ума, понимая, что безумно хочу ее. Такую злую и разъяренную. С бешеным припадочным взглядом. Вперемешку со страстью и похотью, которые сочатся сквозь ее кожу. Еву выдает ее тело. Которое умоляет меня касаться его.

рогать. Грубее. Похотливее. Она предлагает себя, сама не осознавая этого. Сбивчивый ритм сердца. Надрывное, судорожное дыхание. Слова. Мои. Уверенные и точные. Бьющие в цель. Трогаю желанное тело. Смелее. Настойчивее. Везде. Мне позволено все. Завожу ее. Себя. Хочу оказаться в ней. Трахнуть так, чтоб искры посыпались из глаз. Чтоб от одного проникновения, она умоляла меня не останавливаться. Стонала, как последняя шлюха. Раздвигала ноги передо мной, приглашая. Я хотел ее. Безумно. И был готов взять прямо в этом гребанном туалете. Но она снова остановила меня. Кричала. Свирепо смотря. Глаза в глаза. Ненавистно. Пытаясь избавиться от моего общества. Навсегда. Нет! Этому больше не бывать. Что-то внутри окончательно надрывается. Напрягаюсь, и каждая мышца на моем теле наливается неимоверной силой. Злость отравляет разум. Хватаю Еву за шею, и резко сдавливаю. Ощущая слабое похрустывание костей. Ору на нее. Повышая голос. Вынуждая дернуться и замереть на месте. И она слушается. Казалось бы, завороженно смотрит в глаза и находится на грани того, чтобы добровольно признать свое поражение. Но нет. Ева не из тех, кто так легко сдается. Приказываю ждать. Я возьму все что мне принадлежит. Этой ночью. Утром. Теперь, когда захочу. Ведь она хочет не меньше. Быстро выхожу из уборной, чтобы забрать ключи от машины и увезти Еву отсюда. К себе домой. К ней. Плевать куда. Ничего не имеет значение. Только мы вдвоем. Проходит не так уж и много времени, пока я забираю ключи из комнаты блондинки, и возвращаюсь назад. Но в туалете уже нет никого. Чертовка. Решила ослушаться. Разгневать меня окончательно. Сжимаю кулаки, и со всей дури ударяю об умывальник. Смотрю на свое отражение в зеркале, и не узнаю себя. Дьявольский взгляд. Я вижу перед собой монстра. Способного разорвать любого, кто осмелиться встать на моем пути. Кто дерзко и нагло решил, что может решать что-то за меня. Я найду Еву. Чего бы это ни стоило. Поеду к ней на квартиру. И если понадобится вышиблю двери, чтобы она поняла насколько опасно провоцировать мою темную сторону. Но что-то гнусно завыло в груди. Сжирающая одержимость яркими всплесками пыталась вылезти наружу. Ева уже в моей власти. Целиком и полностью. Ее жизнь невыносима без меня. Может быть она дана мне судьбой, чтобы я попытался исправить ошибки, которые совершил раньше. С Лорой?! С остальными людьми. Но я не могу впустить ее в свое сердце. Его попусту нет. Все выжжено и уничтожено в далеком прошлом. Моя душа напоминает большое кладбище. Где даже все еще живые люди, для меня покойники. Я не могу позволить себе, чтобы в этом месте оказалась и могила Евы. Нет! Я же не прощу себе подобного никогда. Не смогу жить дальше, зная, что погубил ее жизнь. Все на автопилоте. Гнев застилал глаза. Ор скапливался где-то внутри, грозясь вырваться наружу. Меня до одури бесило, что она отрицает очевидные факты. Несся по трассе, каждый раз все сильнее нажимая на педаль газа. Не ощущал сколько прошло времени с того момента, как она сбежала. Поймаю и накажу. И в этот раз это будет жестко. Безжалостно. Пальцы вцепились в руль до полного онемения. Меня трясло. Кишки скручивались тугим узлом. Скулы судорожно подрагивали. Сказать что я был на грани, ничего не сказать. Свирепое ощущение умопомешательства, уже превратило меня в обреченного на смертную казнь преступника. Я прекрасно понимал, что когда доберусь до Евы, все разлетится на крошечные щепки. Скорость ненормальная. За двести. За окном уже мелькают здания вечернего города. Несколько улиц, и я торможу у нужного дома. Выскакиваю из машины, и не о чем не думаю, забегаю в парадную. Быстро. Пропуская ступеньки. Даже до конца не прихожу в себя, когда понимаю, что со всей силы стучу в ее дверь. Требуя открыть меня. Ощущаю, что она там. За дверями. Она сука там! Пытается скрыться. Остервенело продолжаю стучать. Еще немного и я, твою мать, разломаю эту дверь.

- Ева, открой мне, твою мать. Я же просил не злить меня. – Хватаю за дверную ручку, дергая безудержно. До сих пор тишина. Но мое прогнившее сердце, как никогда чувствует ее присутствие. – Хватит бояться меня! Ты же смелая девочка. – Пытаюсь бросить ей вызов. Ева такая же, как и я. Ради азарта и чего-то экстремального пойдет на все. – Бегство это не выход. Я все равно тебя поймаю! – Замираю на месте. Еле-еле слышу тихие шаги. К дверям. Она откроет. Она хочет меня видеть прямо сейчас. Возбуждение не стихло. Наоборот все набирает обороты еще фанатичнее. – Открой и выгони меня! – Сквозь зубы. С немыслимой злостью. На грани. Дыша, пропуская вдох. Сжимаю руки в кулаки. Ну, неужели она меня разочарует?! – Маленькая трусливая лисичка! – Издаю громкий смешок, иронично издеваясь. Движение и двери широко распахиваются. Бешеный взгляд. Растерянный. Волосы слегка спутаны. Ева тяжело дышит, немного подрагивая. Ощущаю ее страх. Неподдельный ужас с нотками чего-то дурманящего. Пьянящего.

- Пошел вон! – Она делает стремительное движение, пытаясь захлопнуть двери перед моим носом, но я шагаю вперед, и пресекаю ее попытку так легко от меня отделаться. – Верано, я сказала, уходи! – Решительно. Смотря в самую душу. Врет. Сама себе. Больше всего на свете, она хочет, чтобы я остался. Именно для этого и открыла, хотя могла этого не делать. Иду на нее, ничего в ответ не произнося. Дверь позади захлопывается, от чего Ева ужасающе дергается и, делая шаг назад, упирается в стену. Резкое движение и я хватаю ее за запястья и поднимаю руку над головой. Прислоняюсь лбом к ее лбу. Сердце выскакивает у обоих. Мы идем по краю и вот-вот сорвемся в пропасть. В самое пекло ада, где сгорим заживо, навечно оставаясь рабами темного мира.

- Прекрати врать себе! – Надрывно. Из последних сил держа себя в руках. – Все кончено, Ева. Сдавайся! – Хитро улыбаюсь, наклоняя голову ниже. Чувствуя ее горящее дыхание на своих губах. Все летит к черту. Отпускаю одну руку и крепко сжимаю ее скулы. Впиваюсь в губы, тут же проникая в рот языком. Не позволяя ей даже пискнуть. Все разгорается дьявольским пламенем. Возбуждение накатывает волнами, и я понимаю, что сейчас трахну ее. Сумбурно. Колотящимися руками. Проникаю под длинную футболку и резко сворачиваю ее к верху. Оголяя большие груди. Соски твердеют на глазах. Целую шею, игнорируя неловкое сопротивление, которое Ева все еще пытается оказать.

- Нет, Ник, пожалуйста! – Противиться. Колотиться в моих руках, от каждого прикосновения и поцелуя. Ниже. По шее. К ложбинке между грудей, которую я медленно облизывая языком. Ева хватается за мои плечи, а затем обессиленно задирает голову назад, глухо ударяясь затылком о стену.

- Посмотри на меня! – Встаю в полный рост, обнимая одной рукой ее лицо. – В глаза, Ева! – Приказываю, и она тут же подчиняется. Провожу подушечкой большого пальца по ее нижней губе, сильно оттягивая ее вниз. Ощущая на ладони мурашки, которые мгновенно передаются мне. Невинный, испуганный взгляд лишает рассудка. Ева уже понимает, что будет дальше. Что никакие уговоры меня больше не остановят. Хочу. До дрожи в костях. Смакуя каждую секунду этого наркотического охмеления. – Ты видишь в них огонь? Желание? Ощущаешь, насколько сильно я тебя хочу? Ты будешь моей, Ева. Немедленно. – Опускаю руки, хватая девушку за талию. Умело разворачиваю ее в своих руках, прижимая всем телом к стене. Дергаю за края футболки, и быстрым движением срываю ее с желанного тела, бросая куда-то в сторону. Практически обнаженная. Идеальная. Сводящая с ума. Хватаю за шею сзади и вынуждаю Еву жестко прогнуться.

- Нииик. – Она жалобно простанывает мое имя. Словно последняя попытка остановить и все прекратить. Ну, уж нет.

- Что милая?! – Наклоняюсь над ней. Насильно выворачиваю голову. Так, чтобы она смотрела мне в глаза. Провожу ладонью от шеи по позвоночнику. До шикарной задницы, которая совершенно голая. Лишь тонкая полоска стрингов отделяет меня от ее плоти. Член мгновенно напрягается. – Скажи, что ты меня не хочет. Соври, – кусаю ее за скулу, а затем продвигаюсь к губам, – что не течешь сейчас, как сука. И не мечтаешь о том, чтобы я натянул тебя на свой член. – Выдыхаю ей в губы. Прикасаюсь кончиком носа к ее. Свободной рукой поддеваю тонкую полосочку стрингов и, дергая на себя, рву ее к чертовой матери.

- Я.. – Голос ее трепещет. Грудная клетка нервозно подрагивает. Ева раздвигает ноги шире, безмолвно соглашаясь с моими словами. Она не сможет отрицать. Потому что жаждет меня заполучить еще безрассуднее, чем я. Пальцами. По бархатной коже упругой попки. Ниже. В ложбинку между ягодиц. Еще ниже. Прикасаясь к мокрым складкам. Проникая в них пальцами. Чуть глубже. Массируя клитор. Жестко его сжимая. – Господи, Верано. – Ева дергается назад, трясь о мой пах своей задницей. Приглашая, раззадоривая сильнее. Нет сил больше терпеть это разрушающее возбуждение. Я хочу в нее. Глубоко. Быстро. Грубо. По самые яйца. Чтобы ее зрачки залились темнотой. И все, что она хотела в этом мире, был я, твою мать. Пробираюсь пальцами в волосы и крепко их сжимаю, скручивая между пальцами. Оттягиваю голову, и ненасытно целую в шею. Провожу по ребрах. Сжимаю грудь. Ощущая ладонью безумно твердый сосок. Мне хочется взять его в рот, но это будет чуть позже. Сейчас я просто отымею ее. Сделаю своей навечно. И после этого не один мужик не посмеет даже посмотреть в ее сторону. Небрежно отпускаю волосы, и они каскадом рассыпаются по ее голой спине. Расстегиваю ремень и ширинку. Достаю с кармана презерватив. Спускаю немного брюки вместе с боксерами, освобождая возбужденный член. Вены на котором вздулись до предела. Мне кажется, я сейчас кончу, как неопытный юнец. Едва войдя в ее тело. Разрываю зубами фольгу и достаю презерватив. Быстро раскатываю его по всей длине. Член начинает дёргаться, когда я ложу ладони на ее задницу, слегка раздвигая ягодицы.

Наслаждаясь зрелищем, которое открывается передо мной. Ева охрененно сексуальная. Каждое ее движение или жест возбуждает еще яростнее. Пытаюсь вдохнуть воздуха через нос. Но, кажется, что я дышу парами серной кислоты, которые разъедают все нутро. Ева упирается руками в стенку, безропотно стоя на месте. Покачивает соблазнительно бедрами, от чего окончательно срывает крышу.

Раздвигаю ягодицы шире, и немного толкаюсь вперед. Пока головка моего члена не упирается ей в киску. Нажимаю на поясницу. Ева наклоняется вперед, давая мне больший доступ. Помогая себе рукой, поглаживаю членом по складкам, фантазируя насколько тесно в ней может быть. При всей своей смелости и бесстыдства, я точно знал, что она была почти неопытная в интимных моментах. Полушаг. Припечатываю девушку к стене, крепко держась за ее задницу. Движение. Острое. Глубокое. Настолько тесное, что резко темнеет в глазах. Мышцы ее влагалища зажимают мой член. Не могу шевельнуться. Все тело каменеет. В голове проносятся тысячи мыслей. Неожиданно понимаю, что я первый мужчина в ее жизни. Она позволила лишить ее невинности. Вот так. У стены. Грязно и грубо.

- Господи, Ник! – Она вскрикивает, царапая ногтями стену.

- Я же знал, что ты моя! – Ликуя. Снова хватая ее за волосы. Толчок и я глубоко в ней. Ничего не могу с собой поделать. Начинаю исступленно трахать, слыша в тишине комнаты громкие отголоски прикосновения наших тел. – С этого момента я первый и единственный мужчина в твоей жизни. Ты поняла меня, милая?! – Обезумевши спрашиваю. Ева надсадно стонет во весь голос. От боли, смешанной с наслаждением. Несвязно что-то пытается произнести, но у нее ничего не выходит. Подается ко мне, выпрямляясь. Позволяя мне проникать в нее еще глубже. Я чувствую каждый сантиметр ее напряженного влагалища. Горячего. Необыкновенно тесного. С каждым изнуряющим толком мышцы растягиваются, а затем до предела сжимают мой член, от чего я рычу в голос, больше не сдерживая эмоций.- Скажи что ты моя! Произнеси это, Ева, я хочу слышать твой голос.

- Ник, я…. – Хватает ртом воздух. Кусает собственные губы. Скулит с каждым глубоким толчком. Ощущаю, как напряженная головка упирается и растягивает стенки ее матки. Черт, еще немного и я кончу.

- Скажи это, Ева. Не смей снова меня злить.- Поднимаю руку, сдавливая легонько ее горло. Ева поворачивает голову и смотрит прямо в глаза. Зрачки чернее ночи. По сантиметру. Ее сожрало это возбуждение. Поглотило с головой. Клянусь богом, я уверен, что совсем скоро она будет умолять меня никогда не останавливаться.

- Твоя. – Еле слышно. Звенящим эхом.

- Громче! – Трахаю, упиваясь властью. Глубоко. Резче. Насрать, что для нее это в первый раз. – Ева, твою мать, я сказал громче. – Впиваюсь в губы алчным поцелуем. Заглушая ее крик боли, который рвется наружу. Она заводит руку назад, и обнимает меня за шею. Вонзает свои зубки в мои губы. До крови.

- Проклятье, я твоя. Слышишь меня. Твоя! Доволен! Ты это хотел услышать! – Она отчаянно кричит мне в рот, и я понимаю, что, наконец, вытаскиваю ее истинную сущность.

Вот она. В моих руках. Не только обнаженная телом. Нагая всей душой. Ева безоговорочно отдается в мою власть, собственноручно подписывая приговор своей судьбе. В глазах резко темнеет. Девичье тело начинает знобить сильнее. Ева сжимает ноги, и снова прогибается. Член напрягается до предела. Смотрю, как вхожу в нее и начинаю звереть. Реальность стирает свои границы. Все вокруг кажется мизерным и ничтожным. Существует только наш мир. Где мы с Евой одно целое. Теперь это неоспоримо. Пара движений и я начинаю кончать. Хватаю ее за плече и сильнее прижимаю к себе. Последний раз дергаюсь, до предела входя в ее тело. Замираю. Нехватка кислорода распирает легкие. Все как в тумане. Обнимаю Еву за талию, и утыкаюсь носом в ее плечо. Легонько покусываю его. Член продолжает дергаться. Сперма заполняет презерватив. До безумия хочется ощутить ее тело без него. Я могу себе это позволить. Никогда не спал с мимолетными девушками без защиты. Никогда. В Еве теперь я тоже был уверен. Возбуждение не стихает. Сонная артерия клокочет, отдаваясь стонущей болью где-то в глотке. Уровень адреналина в крови гораздо выше нормы. Выхожу из ее тела. Стягиваю презерватив, и кидаю его на пол. Член по-прежнему тверже камня. Хочу еще раз. Только не здесь. В ее постели. На подушках. Хочу трахать, и смотреть в ее глаза. Съедать с губ стоны наслаждения. Хочу, чтобы Ева кончила от моего члена впервые в жизни. Подтягиваю брюки, не застегивая их. Аккуратно обнимаю за талию. Глажу плоский живот. Ее кожа натянута, как струна. Опускаю руку ниже, и накрываю ладонью ее киску. Липкая. Горячая. Ева прикрывает глаза. Не дышит. Позволяет мне ласкать ее так, как я хочу. Доверяет. Это самое важное.

- Хочу тебя. – Хрипло. Вновь возбуждаясь. Вдыхая сладкий запах ее нежной кожи. Эти чертовы полевые цветы, напоминающее что-то близкое и родное. – Боже, Ева, ты не представляешь, как сильно я тебя хочу.

- Ник, – Она разворачивается в моих руках и, не смотря в глаза, прислоняется спиной к стене. Поднимает голову. Растерянный взгляд немного смущает. Ева наклоняет голову набок, а затем громко сглатывает, облизывая липкие губы, – то, что между нами произошло, ничего не значит.

- Врешь. – Громко. Обвиваю рукой ее талию, и дергаю на себя. – Это много значит, для нас обоих. Милая моя, – провожу тыльной стороной пальцев по ее щеке, которая пылает. Легкий румянец покрывает ее скулы. Она прекрасна. – Ты стала женщиной. Настоящей. Той, которую я хотел в тебе видеть. Ева, – опускаю руки ниже и, подхватывая ее под задницу, отрываю от пола. Заставляю обхватить мое тело ногами. Прижимаю к стене. Смотрю исподлобья. Прищуривая глаза. Не пытаясь напугать, – выпусти на волю свои эмоции. Ты же понимаешь, что больше не сможешь от меня спрятаться. Я узнал тебя настоящую. Почувствовал. Попробовал. – Прислоняюсь щекой к ее щеке и продолжаю шептать на ухо. – И больше не смогу отказаться. – Отрываю ее от стены, и разворачиваюсь, держа ее в своих руках. Шагаю в сторону коридора, прекрасно помня расположение ее спальни. Ева не произносит ни слова. Обнимает меня за шею, пока я иду вперед. Бросаю ее на кровать. Небрежно. Немного по-хамски. Усмехаюсь, когда вижу, как Ева пугливо ерзает, пытаясь прикрыть обнаженное тело. Стягиваю с себя футболку. Снимаю брюки вместе с боксерами, полностью оголяясь перед ней. Ева поднимает на меня свои одурманенные глаза. Томно смотрит. Не осознает, какое впечатление на меня производит. Как заводит. Член поднимается, готовый повторить то, что было пять минут назад. Ева опускает свой взгляд, рассматривая сначала мою грудь. Затем торс. И когда ее глаза опускаются ниже. К моему паху. Громко ахает и сглатывает. Хватается тонкими пальцами за покрывало и скручивает ткань. Забираюсь коленями на кровать. Сажусь у ее ног. Продолжает смотреть. От ее взгляда кровь закипает. Невинность и похоть. Сумасшедший коктейль, который взбудораживает каждый нерв. Пронзает тело током. Хватаю ее за лодыжки и немного дергаю на себя.

- Покажи мне себя, милая. – Развожу ноги в стороны, рассматривая каждый миллиметр ее тела. – Расслабься и получи удовольствие. Обещаю, – провожу руками по коленям. Затем по бедрам. Продвигаясь немного ближе. Подтягивая ее на себя. Ева начинает задыхаться. Запрокидывает голову назад, и выгибается дугой, когда я проникаю в нее одним пальцем, – тебе понравиться.

- Господи, Верано, что ты делаешь? – Словно совсем не понимает. Не принимает всего происходящего. Заманиваю ее в ловушку. Заражаю одержимостью. Чтобы не только ее сердце трепетно желало меня, но и ее тело. Капельки пота соблазнительно выступают на ее коже. Хочется слизать каждую. Издеваюсь над собой, потому что снова хочу ее до озверения. Из последних сил сдерживаю чудовище, которое мечтает разорвать ее на части.

- Я хочу, чтобы ты кончила. – Наклоняюсь над ней, продолжая двигать пальцем внутри ее тела. Поглаживать клитор. Который пульсирует и набухает. – Смотря мне в глаза. – Всовываю в нее еще один палец, и поворачиваю их.

- Аххх! – Ева громко кричит. К боли это уже не имеет никакого отношения.

- Скажи, что ты чувствуешь? – Учащаю движения, доводя ее до грани. Вытаскиваю пальцы из киски, размазывая ее возбуждения по напряженным складкам. Ее ноги трясутся.

- Тебя, – на выдохе. Ева с наслаждением закатывает глаза и поднимает бедра, – я чувствую тебя, Верано. – Провожу ладонью по животу до ее груди. Сжимаю сосок между пальцев. Начинаю медленно сдавливать. Наклоняюсь еще ниже, и кусаю его зубами. Полностью втягиваю в рот. Сосу. Облизываю по кругу. Ощущая, как вспотевшее тело начинает извиваться подо мной.

- Хочешь мой член? Хочешь еще раз почувствовать меня в себе? – Гипнотизирую голосом, зная, какое влияние он на нее оказывает. Продолжая ласкать ее грудь. Поднимаю голову. Зелено-голубые глаза изменяют свой цвет. Напоминают омут дремучего болота. Которое втягивает в свою пучину. Топит в ощущениях. И я растворяюсь в них, впервые ощущая немыслимый наплыв энергии.

- Твою мать, да! Хочу. – Рваным, сиплым голосом. Слова импульсом проносятся по всем живым участкам тела.

- Раздвинь ноги шире. – Сжимаю пальцами ребра в районе талии, и, приподнимая Еву над кроватью, двигаюсь на нее. Так, что она практически садиться на мои ноги. – Я хочу…. – Растягиваю фразу, изводя. – Чтобы ты смотрела, как я буду входить в тебя. Опусти глаза, Ева. Посмотри на мой член. – Повинуется. Обхватываю член рукой, проводя по всей длине. Раскрываю головку. Касаюсь ее складок. Проникаю в них. Качаю бедрами, лаская клитор. Своим чертовски твердым членом. Ева сжимает свои пальцы на моей шее, и начинает хрипло постанывать. Я хочу чтобы она кончила прежде, чем я войду в нее снова. Смотрит не отрываясь. Кайфует от того, что видит. Она еще не понимает силу своей сексуальности. Женственности. Порочности. Я раскрою все ее темные стороны, и научу всему. Постепенно. Ласкаю ее клитор, привлекая палец. Быстрее. Настырнее. Ввожу головку в ее киску, совсем немного. Стоны становятся громче. Ногти впиваются мне в кожу. Эмоции бурлят. Всего секунда, и я одержимо накинусь и снова жестко оттрахаю. Понимаю, что этого не избежать, все-таки оттягиваю этот момент. Мне нужно заразить ее этой игрой. Чтобы при любой следующей встречи, Ева молила меня о близости. – Тебе нравиться то, что ты видишь и чувствуешь? – Шепотом. Ева приподнимается и начинает сама меня целовать. Всовывая свой горячий язык в рот. Сплетая с моим. Горячо. Безудержно.

- Очень нравиться! – Честно. Впервые открыто. Сжимает волосы на моем затылке до сладкой боли. Больше нет сил терпеть. Крепче хватаю ее за талию и резко опускаю на член. Скулит мне в рот. Теснее прижимается. Сокращает свои мышцы, зажимая член словно в тиски. Скольжу ладонями по кожи и впиваюсь в задницу пальцами. Приподнимаю ее берда, начинаю бешено трахать. Входить по самое основание. Возбуждение накрывает с головой. Обрушивается словно тяжелая груда камней. Воздух накаляется. Целуемся, не в силах оторваться друг от друга. Толкаю ее вперед, и Ева падает спиной на матрас, крепко сжимая ноги на моих бедрах. Не позволяя мне выйти из нее. Наклоняюсь, упираясь руками по обе стороны от ее головы. Двигаюсь быстро. До предела. Срывая с губ сладостные стоны. Ева проводит ногтями по моим напряженным мышцам груди. Шепчет мое имя. Невменяемо стонет во весь. Эти звуки наркотик. Самый опасный в мире. Который хочется больше и чаще. Я чувствую ее всю. До каждого потаенного уголка. Ощущаю, как ми вздувшиеся вены на члены впиваются в стенки ее влагалища. Растягивают их. Ева поднимает ногу выше, закидывая ее на меня. Угол проникновения меняется. Думал глубже уже нельзя. Но… Вдалбываюсь в ее тело. Ударяясь яйцами об мягкую задницу. Быстрее. Напористее. Хватаю Еву за шею. Так, чтобы она смотрела только на меня. Хочу видеть ее безумные и зависимые глаза.

- Кончи. – Толчок. Пронзительный. Грубый. Полностью выходя. Повторяю снова и снова. Ощущая, как внутри нее все содрогается. – Для меня. – Зрачки расширяются. Ева прикрывает глаза, и полностью пропадает в ощущениях. Кричит, оглушая. Кончает, так ярко, что ее оргазм встряхивает меня. Тело бьется в экстазе. Дрожащие губы нервно повторяют мое имя. Раз за разом. Продолжаю трахать, насыщаясь ее эмоциями. Чувствуя все, что испытывает она.

- Николас. – Моя имя. Во весь голос. Бесстыдно. – Боже, как же хорошо. – Искренне. Раскрываясь полностью передо мной. Снова приподнимается, хватая рукой за горло. Так же, как делал я. Целует медленно. Посасывает губы. Лижет пылающим языком. Рычу ей в рот. Зверею. Оргазм до сих пор владеет ее телом. Ева навсегда стала моей. От этого осмысления прихожу в неистовство. Погибель для обоих. Чистейшая смерть, которая теперь будет дышать в затылок обоим. Я хотел сберечь ее от себя, но, увы, не смог. Ева опускает взгляд, наблюдая, как я трахаю ее. дышит открытым ртом. Член болезненно дергается внутри ее тела. Становиться еще тверже. Толкаюсь глубоко в нее, а затем, выходя, начинаю кончать на ее живот. Двигая рукой до тех пор, пока последняя капля спермы не падает на ее липкую от пота кожу. Пытаюсь перевести дух. Осмыслить все, что случилось этим вечером. Признать, что я совершил самую ужасную ошибку в своей жизни. Все это будет потом. Ночью. Когда Ева будет мирно спать. Потому что я обычно уснуть не могу. А может я вовсе не выдержу и уйду. Чтобы снова не погрузиться в кошмар. Не навредить ей. Я сам иногда не понимал, что могу натворить. Но все это будет потом. Сейчас. В эти минуты. Хочу быть рядом с ней. И каким бы грубым мерзавцем я не казался, был чертовски рад, что стал первым мужиком в ее жизни. Первым и единственным. Если Ева еще не понимает этого, то я знал наверняка.

Онемевшее тело будто куда-то провалилось. Практически ничего не чувствую. Не понимаю где я и что со мной. Ворочаю шеей, не открывая глаз. Мышцы затекли. Пытаюсь пошевелиться, но это получается с большим трудом. Все-таки открываю глаза, смотря в потолок. Яркие лучи солнца проникают в комнату. Наступило утро. Черт! Неужели действительно уснул. Впервые за долгое время я так отключился, что не помню совершенно ничего о прошлой ночи. Обычно, если и даже мне удавалось уснуть, спустя пару часов, я подхватывался после очередного кошмара, весь в холодном поту. Сегодня все было иначе. Поворачиваю голову. Ева спит рядом, обнимая подушку. Умиротворенно. Она похожа на ангела, который еще не успел сжечь свои крылья. Тихонько приподнимаюсь на кровати. Часы, висящие на стене напротив, показывают половину десятого. В висках стучит отбойный молоток. Такое впечатление, что меня мучает жуткое похмелье, только я совершенно не пил прошлым вечером. Воспоминание и нашей близости, яркими вспышками проносятся перед глазами. Боже мой! Хочется пожалеть о том, что я наделал. Но в то же время собственническое чувство внутри меня приводило в полный восторг. Бодрило, лучше крепкого кофе. Все решено судьбой. Не мной. И будь, что будет. Я постараюсь не сделать ей больно. Никогда. Наклонился с кровати и поднял свои джинсы, чтобы достать мобильный телефон. Открыл на нем камеру, и развернулся к спящей Еве. Чертовски захотелось сделать ее фото на память. Безмятежно спящей. Милой и наивной. Может быть, именно этот ее образ, никогда не позволит навредить. Наверно сейчас я безбожно вру самому себе. Но пока мне хочется верить в свои силы. Несколько фото. С разных сторон. Останется память. Только зачем? Послей этой ночи я никому и никогда не отдам ее. Не отпущу, даже если она будет умолять меня, стоя на коленях. Судьба приковала нас стальными цепями. Объединила два сердца, чтобы сила Евы позволила жить меня. Даже изводя друг друга, мы никогда не сможет разорвать эту связь. Кладу телефон на прикроватную тумбочку, и разворачиваясь, нависаю над все еще спящей девушкой. Касаюсь пальцами ее лица. Убираю непослушные локоны волос. Наклоняюсь ниже, блаженно целуя в губы. Ева разворачивается. Сонная. Обнимает меня руками.

- Доброе утро, Верано. – В отличие от меня она сразу вспоминает, где находиться, и то, что я остался спать с ней.

- Доброе утро. – Между поцелуями. Едва не падаю на нее, когда Ева, как бы случайно прижимается ко мне обнаженным телом.

- Я думала ты уйдешь. – Распахивает глаза, изучающе рассматривая мое лицо.

- Если честно, я тоже думал, что не смогу уснуть. Не хотел, чтобы все…

- Не нужно продолжать. – Обрывает мою фразу. Поднимается, и садиться на кровати. Не пытается прикрыться. Больше не стесняется раскрепощенной откровенности. – Давай забудем о той ночи. – Зачесывает спадающие волосы назад, а потом разворачивается ко мне лицом. – О том, что произошло вчерашним вечером. – Замолкает. Смотрит на меня, ожидая реакции на свои слова. Да, как, твою мать, я смогу о ней забыть.

- О чем ты говоришь? – Отвечаю вопросом на вопрос. Немного начиная злиться.

- Ник, я не хочу стать очередной игрушкой в твоей жизни. Не хочу, чтобы меня использовали, и выкинули. – Серьезна. И мне вполне понятны ее слова. – У нас был секс, потому, что я сама этого хотела.

- Это не просто секс. – Закипаю от ярости, но держу себя в руках. – Ева, неужели ты не поняла ничего? Все изменилось. Ни вчера. В день нашей встречи. Хочу видеть тебя рядом. Ты же сама хочешь этого. – Не спрашиваю. Утверждаю. Знаю все, что она чувствует. – Через пару дней я улетаю в Лас-Вегас. И ты полетишь со мной! – Уверенно. В приказном тоне.





- Нет, Ник. Никуда я с тобой не полечу. – Отрицательно качает головой, напрочь разрушая все мои планы.

- Не говори «Нет». – Обхватываю ее лицо своими ладонями. – У тебя есть минута, чтобы подумать и принять окончательное решение. Милая, – глажу большими пальцами по щекам, – это новый шанс побольше узнать друг друга. – Я нагло врал ей сейчас. В моем сердце была пустота. Душа завалена хламом, который не способен разгрести даже я. Все, что когда-то произошло в моей жизни похоронено навечно. Ей не нужно переступать эту грань и пытаться меня изменить. Надеюсь, Ева поймет и не сделает этого смертельного шага, после которого я не сумею ее спасти. Глаза в глаза. Я ожидаю ответа, от которого зависит многое в моей жизни. Сейчас власть в ее руках. Наверно я позволяю Еве править в первый и последний раз. Пусть думает, что победила. Ведь вкус поражения заставит ее страдать.

Глава 11

.

Ева.

Я никогда не умела тонуть в молчании. Старалась отвечать на любые вопросы, какой сложности они бы не были. Но сейчас… В эту чертову минуту. Я смотрела в глаза цвета крепкого кофе, и не могла открыть рта, чтобы хоть что-то ответить на предложение Ника. Все было, как в тумане. Прошлый вечер. В гостиной. Фантазия обрывочно выплескивала кадры из воспоминаний, разжигая внутри пожар с немыслимой силой. Мне казалось, мое лицо молниеносно заливалось румянцем, выдавая подсознательно чувство стыда за все, что произошло между нами. Неосознанно свела ноги на кровати, чувствуя тягучую, сладостную боль где-то внутри. Все тело ломило приятной истомой. Мне было хорошо. Несмотря на то, что Верано был груб, не сдержан и даже немного жесток. Я смотрела на мужчину перед собой и не могла поверить, что решилась отдать свое тело. Беспрекословно подарить. Вручить в полное подчинение. Мной овладела страсть. Это сродни безумию. Когда легкие сводит в агонии и весь чертов воздух, испаряется. Превращается в пары, которые ты поглощаешь вместе с поцелуями. Растворяешься в них. Они проникают внутрь глубоко, вызывая смертоносную зависимость. Это чертова запрещенная гадость, на которую я подсела в здравом уме, но напрочь лишилась рассудка моментально. Даже мельчая, доза этой одержимости уже поджигает меня и палит все вокруг нас. Понимаю, что остановиться нет ни сил, ни возможности. Впитываю все, как губка, мечтая получить всего больше. Становлюсь жадной на ощущения. Как в тумане тянусь, цепляясь пальцами. Чтобы он не останавливался. Был со мной. Всегда. Тогда почему же сейчас я не могу просто дать согласие Верано и улететь вместе с ним в Вегас, плюнув на всю свою жизнь. На учебу. На семью. Просто прыгнуть в омут с головой окончательно, отдавая свою жизнь в руки этого безумного мужчины. Но, даже понимая, что без него уже не смогу, я все же решаю остаться в Майами. Нам обоим необходимо время, чтобы прийти в себя и все обдумать. В моей голове никак не укладывался тот факт, что я отдалась Верано. На мгновение прикрываю глаза, отматывая свою жизнь назад, словно старую кинопленку. Вспоминая парней, с которыми я пыталась построить отношения. Их поцелуи. Попытки залезть ко мне в трусики. И каждый раз меня что-то останавливало. Теперь я понимаю что… Не было искры. Огня, который бы воспламенил. Спалил заживо к чертовой матери. Взбудоражил весь мой внутренний мир и перевернул его. Жажда. Азарт. Игра без правил. Ничего подобного не было. Все те парни были просто мальчишками. А я ждала мужчину. Взрослого и опытного. Способного одним лишь взглядом вскружить голову. Испепелить. Связать намертво. Привязать к себе. И я дождалась. Он передо мной. Нагло смотрит, прищуривая карие глаза. Легонько сдвигая ровные брови. Наклоняет голову, ненасытно разглядывая меня. Лицо. Спускается к шее. Ниже. Становиться немного неловко. Хочется схватить край покрывала и прикрыть оголенную грудь. Только я позволяю ему пялиться на мое обнаженное тело. Начинаю чаще дышать, чувствуя, как внутри все переворачивается. Хочется больше взглядов. Касаний его рук. Губ. По всему телу. Снова. Как ненормальная, мечтаю о повторении вчерашнего вечера. Верано делает глубокий вдох, а потом бесцеремонно поднимается на ноги, демонстрируя мне свое голое, накаченное тело. Облизываю губы, рассматривая широкую накаченную спину. Каждый мускул, который напрягается при любом малейшем движении. Боже! Этот мужчина великолепен. Не моргаю, продолжая голодно рассматривать его тело. Ник вытягивает руки, разминая свое занемевшее тело. Сводит лопатки, и еще плечи кажутся еще шире. Прикоснуться бы к ним руками. Провести ногтями по окаменелым мышцам. Ниже. По ребрам. До его мощных бедер. Задницы, смотря на которую фантазия начинает разыгрываться не на шутку. Не успеваю даже вздохнуть, как Верано разворачивается ко мне лицом. Быстро поднимаю взгляд. Внутри все горит адским пламенем. Еще немного и, кажется, я кинусь в его объятия и буду молить снова взять меня. Здесь и сейчас. Плевать. Все плохое, что могло случиться, уже произошло.

- Я жду твой ответ, Ева. – Его слова где-то далеко. Глухим эхом отдаются в висках. Во рту сухо. Ник делает несколько шагов, вплотную вставая у подножья кровати. И вместо того, чтобы ответить ему что-то внятное, я продолжаю пялиться на голое мужское тело. На идеально накаченный пресс. Тонкую дорожку волос от пупка, ведущую в пах. И собственно ниже. На член. Сглатываю, и замираю на месте. Жжение между ног становится невыносимым. Вспоминаю, как Верано вынуждал меня смотреть на то, как трахает меня. И позабыв о боли. Судороги в ногах. Я наслаждалась, как его большая возбужденная плоть входит в меня, растягивая мышцы до предела. Болезненное ощущение превращалось в шлейф эйфорийного наслаждения. Стонала. Как шлюха. Несдержанно. Надрывно. Оголяя перед этим мужчиной не только свое тело, но и душу. Ник прав, я всецело принадлежу теперь только ему. Но подобные слова слишком сыры, чтобы их произносить вслух. – Не молчи, лисичка, я хочу услышать твой ответ! – Повышая голос. Немного грубо и требовательно. В свойственной для него манере.

- Я тебе его уже сказала. – Голос дрожит. Отворачиваю голову, и все-таки хватаясь за край покрывала, натягиваю его на свое обнаженное тело.

- Значит, нет! – Усмехается. Резко разворачивается, подбирая свою одежду с пола, и начинает одеваться.

- Ник, послушай меня. – Делаю большой и глубокий вдох. Набираюсь смелости, чтобы высказать все. И собственно плевать на его реакцию. Верано не получить покорную и покладистую девочку. Я другая. И ему придется с этим смириться. – Прошу, не стоит торопить события. Мы и так все стремительно начали. Мне нужно время, понимаешь? – Набирая уверенность в тоне голоса. – Вчерашний вечер, и вместе проведенная ночь, несомненно, изменили многое. Но давай на этом остановимся. Я не собираюсь больше сбегать и прятаться. Но и полететь с тобой в Лас-Вегас тоже не могу.

- Почему, твою мать?! – Злобно. Сквозь зубы. Верано явно недоволен моим решением. Взбешен. Ожидал, что я смиренно соглашусь на все его условия.

- Потому что у меня есть своя жизнь, Ник! Университет. Дядя и его семья. Друзья. – Пусть я немного приукрашал свою занятость, но я никак не могла сейчас протянуть Верано своя руку и позволить ему увести меня за собой. Всему свое время. Наше пока не пришло. Он застегивает брюки и забирается на кровать, садясь рядом со мной. Смотрит пристально, выжигая на мне отметины. Оставляя шрамы. Чтобы когда его не будет рядом, я изнывала от тоски и боли. А мне хочется сейчас просто его объятий. Самых примитивных. Любая девушка мечтает оказаться в крепких руках желанного мужчины. Хотя бы раз. Но вместо этого, я сжимаю пальцами простыни. И просто смотрю в его глаза. Не в силах даже отвернуться. Зная, что Ник чертовски злиться на мои слова.

- Теперь у тебя есть я! – Безапелляционно. Строго. Настолько громко, что я неосознанно дергаюсь назад, упираясь спиной в спинку кровати. Ник двигается ко мне, нависая сверху. Сверлит карими глазами, зрачки которых расширяются и чернеют. Вдыхает воздух носом мелкими порциями. Просовывает руку под покрывало, дотрагиваясь до моего бедра. Проклятье! Вместо того, чтобы увернуться, я съезжаю чуть ниже. Навстречу прикосновениям. Потому что жажду их немыслимо. Воздух накаляется. Ощущаю, что еще не много и я снова сдамся в его плен. Нет! Только не сейчас!

- Ник, прекрати! Сейчас ничего не изменит моего решения. Я никуда с тобой не поеду. – И хоть мой голос нервно вибрирует, проговариваю фразу четко и внятно. Его рука тут же замирает. Не решаюсь посмотреть в глаза, прекрасно понимая, что в них увижу. Слыша, как Верано начинает тяжело дышать, понимаю, что он взбешен. Зол на меня за непокорность и не подчинение. Плевать.

- Мне невыносима мысль, что ты останешься здесь одна. – Рычит сквозь сжатые зубы. Наклоняется ниже, прикасаясь пальцами к моей шее сбоку. Ведет ими до плеча. – И кто-то определенно захочет занять место рядом с тобой. Ты, же понимаешь, лисичка, что ты моя женщина? Только моя. – Растягивает фразу, чтобы ее смысл пропечатался в моем сознании. Чтобы я каждую секунду, проведенную вдали от него, помнила все, что между нами было. Ждала, как ненормальная встречи. Наверно так и будет. Но, черт возьми, нам обоим нужно время, чтоб разобраться в чувствах. И если Верано был уверен в них беспредельно, то меня разрывали сомнения. И то, что у нас был секс. Первый в моей жизни. Не имело значение в данный момент. Я не могла броситься в омут с головой, забыв обо всей своей жизни вне этих отношений. Мне нужно прийти в себя. Разобраться в чувствах. Распутать сжирающие мысли. Переосмыслить многое. Ник должен принять мое решение и смириться. Иначе у нас ничего не выйдет. – Я не хочу расставаться с тобой ни на минуту. – Все так же со злостью. Не сбавляя обороты. Напирая. Давя. Сейчас мне становиться немного страшно. Зная, каким Верано может быть в порыве гнева. – Ты полетишь со мной, Ева! – Это не просьба. Это своенравный приказ. От которого мороз пробегает по коже. Хочется спрятаться. Выбраться из под его напора, и сбежать. Но понимаю, что это не выход.

.- Нет, Ник! Нет! Этот разговор окончен! – Повышаю голос, пытаясь поставить точку. Только понимаю, что последние слово все равно останется за ним. Верано отстраняется, и я, наконец, осмеливаюсь посмотреть на его лицо. В глаза, которые кажутся адски черными. Разъяренными. Он накидывает на себя рубашку, вальяжно застёгивая каждую пуговицу. Смотрит исподлобья. Все то время, пока одевается. Молчит. Дрожу от одного только взгляда. Ощущая себя жертвой. Зверьком загнанным в угол. Стараюсь выглядеть спокойно и уверенно. Дерьмо. Я знаю, что Верано чувствует все, что со мной происходит. Умело управляет этими ощущениями в свою пользу. Лишая меня всякой воли. Связывая руки невидимыми канатами. И я не могу сопротивляться, потому что не знаю оружия против него. Пока не знаю. – У тебя есть еще время, чтобы принять правильное решение, Ева. Не разочаруй меня. – Он не позволяет мне ничего ответить ему. Поднимает пиджак с полы и молниеносно выходит из моей комнаты, оставляя в одиночестве и тишине. Спустя пару мгновений, слышу, как с грохотом хлопает входная дверь. Не могу шевельнуться. Сделать вдох. Даже понимая, что я осталась одна, до сих пор напряжение держит в стальных тисках. Все мышцы на теле затекли, потому что все это время я находилась в одном положении. Потряхивало. Кожа покрылась мелкими капельками пота. То ли от страха. То ли от возбуждения, которое я неосознанно даже испытывала в опасной близости с ним. Господи! Никогда бы не подумала, что со мной может произойти что-то подобное. Из всех мужчин на планете, я встретила именно его. Жесткого. Грубого мужлана, который привык брать то, что хочет. Насильно. Забирая волю другого человека в пожизненный плен. Присваивая все себе. Делая тебя ненастоящей. Наверно он просто сам забыл, когда таким был. Живым и жизнерадостным. Он заперся во внутренней клетке, куда спрятал все свои чувства. Ощущаю, что и очень много. И это не только боль, и ощущения мертвенности, с которыми Верано привык жизнь. Там нечто большее. Страхи. Боязнь быть снова обманутым и преданным. Он отгородился высоким железобетонным забором ото всех. Спрятал свое истинное «я», которое наверняка значительно отличается от того, что показывает людям. Что позволяет видеть. Но.… Наша близость.… Которая для меня стала немного шокирующей, не сыграет никакой роли. Верано не из тех мужиков, которые после первого секса распахнут и вывернут душу наизнанку. Будет невыносимо сложно. Мучительно. Даже невозможно, добраться до истины. Узнать все тайны его прошлого. Причины и обстоятельства, которые сделали его таким. Монстром. Чудовищем с разодранной в клочья душой и разбитым на мелкие осколки сердцем. Ему комфортно в этом обличии. Николас уверен, что весь хлам его жизни, прятанный за заржавевшими замками, навсегда похоронен от чужих глаз. И никто и никогда не узнает всей правды. Хватит ли у меня сил бороться с ним? Противостоять? Да и стоит ли это делать вообще? Может спустить на тормоза этот едва начавшийся роман и не портить себе дальнейшую жизнь? Реализовывать планы, с которыми я приехала сюда? Уверенность в своих мыслях сейчас просто зашкаливала. Но вспоминая грозные и самоуверенные слова Верано, осознавала, что я давно в его ловушке, и выбраться из нее не смогу. Я хочу ему верить, но боюсь довериться. Чувства душат словно удавкой. Стремительно. Безвозвратно. Подобных никогда не было в моей жизни. Я не спешу называть их влюбленностью, потому что обману саму себя. Ник прекрасен. Собой. Хладнокровный король, с обледеневшим сердцем. Ни один мускул никогда не дергается на его лице, какие бы эмоции его не переполняли. Выдает лишь взгляд. Его демонические глаза, способные сказать гораздо больше слов. Там за чернеющими зрачками. Беснуются черти. И он кажется настолько идеальным, что вовсе не похож на человека. Но лишь прикоснувшись, понимаешь, что в жилах бурлит кровь. Пульсирует в венах та самая жизнь, которую он отрицает. Что же могло стать причиной такой бездушности? Почему Николас Верано предстает перед всеми самовлюбленным ублюдком, если на самом деле он совершенно другой человек? Черт! Когда-нибудь я узнаю правду. Это не было моим окончательным решениям. Сомнений было множество. Ощущение глупости и неопытности, выбивали почву из-под ног. Я слишком слабый противник перед такими игроком, как Ник. Но это не значит, что я позволю себе так легко сдаться.

Скинула покрывало со своего тела, и развернувшись, опустила босые ноги на пол. Нужен душ. А еще лучше расслабляющая ванна. Потому что стоило мне только подняться во весь рост, как меня повело в сторону. Мышцы судорожно завибрировали, и ноющая боль прокатилась волной по всему телу. Внизу живота побаливало. Вспоминая, как грубо и глубоко он врывался в меня своим твердым, большим членом, начинала кружиться голова. Ник понял сразу, что лишил меня невинности. Но этот факт не смягчил его отношения. Он брал меня. Трахал жестко. Как грязную шлюху. У стены. Бешено. Быстро. Не позволяя мне даже опомниться. И самое паршивое, что меня чертовски заводило это. Возбуждало. С каждым его проникновением я хотела большего. И было абсолютно плевать на боль, которая достаточно быстро отодвинулась на второй план. Я бросалась в эйфорию, которую дарили неумолимые движения его члена во мне. Мне казалось все нереально. Невообразимо. Ноги задрожали. Сделала шаг в сторону ванной комнаты, и замерла на месте, хватаясь в проеме рукой. Внутри все горело. Кишки переворачивались. Понимала, что без присутствия Ника в моей жизни буду сходить с ума. Ведь он даже не сказал, на какой срок улетает. Нет! Я приняла правильное решение. Эта разлука необходима. Слишком быстро эти отношения начали развиваться. Если мы продолжим в том же духе, ни к чему хорошему это не приведет. Набрав в легкие как можно больше воздуха, сделала несколько уверенных шагов, оказавшись в ванной комнате. Отворила двери душевой и включила горячую воду из тропического душа. Еще шаг, и мощные струи бьют мне в спину. Намачивая растрепанные волосы. Упираюсь руками в стенки кабинки и просто стою неподвижно, позволяя горячей воде расслабить мое напряженное тело. До сих пор скованное возбуждением. Не думал, что мой первый сексуальный опыт окажется именно таким. Но ни о чем не жалела. Я хотела Ника. Дико. Необузданно. С примесью безумия и ошаления. У меня сорвало крышу. До остервенения. Становилась похожей на него. Одержимой психопаткой, которая готова перегрызть глотку любой, кто посмеет посмотреть на моего мужчину. Если я стала его, то теперь Верано принадлежал мне. Черт! Как же это все неправильно. Мне нужно приструнить свои черные чувства, которые он так отчаянно старался разбудить. Боялась сама себя. Трясло от понимания, кем я могу стать. В кого Верано хочет меня превратить. Не будет нежности. Не будет ничего светлого в этих отношениях. Они провальны и губительны изначально. Но, черт возьми, это-то и тянуло меня к Нику. Словно магнитом. Необъяснимой силой, которой противостоять было бессмысленно. Невидимые нити связали наши сердца. Все только начинается. Отрицать чувства бессмысленно. Они есть. И у меня. И у Верано. Становилось чертовски страшно. До ужаса. Когда я думала, чем все это может закончиться. Не знаю сколько прошло времени с того момента, как Ник ушел. Но я до сих пор ощущало его присутствие. Везде. Даже внутри себя. В крови. В каждом потаенном уголке тела. До атомного взрыва. До замыкания где-то в голове. Я не могу переключить свои мысли, чтобы подумать о чем-то другом. Этот бешеная одержимость, которую Верано и добивался. Пусть улетает. Пусть оставит меня в покое. Хотя бы ненадолго. Понимаю, как изнуряюще будет думать о нем, не имея возможности увидится. Еще сутки назад, я бы клятвенно себе пообещала, что больше никогда не подпущу его к себе. Забуду навсегда. Но после этой проведенной совместной ночи, глупо отрицать очевидное. Бессмысленно убегать. Потому что это бег по кругу. И, так или иначе, я все равно снова окажусь в его объятиях. А теперь и в его постели. Впервые за несколько минут я позволила себе вдохнуть. Наполнить легкие кислородом. Думая о Верано я научилась не дышать вовсе. Будто шум вдохов глушил накапливающиеся мысли. Пальцы скользили по мокрой стене душевой. Едва стояла на ногах. Мое тело окончательно расслабилось, и я, наконец, в полной мере поняла, что в квартире одна. Подняла колотящуюся руку и закрутила кран. Встряхнула волосы, избавляясь от лишней воды. Вышла из душевой, хватая на ходу полотенце. Обернула свое тело и вернулась в спальню. Не знала даже который сейчас час. Какое время суток. В одну секунду казалось время стоит на месте. В другую, думала, что оно несется, как бешеное, стирая все границы. Разрушая и меняя все основательно. Прошлась по комнате. К плательному шкафу. Достала первое попавшееся невзрачное платье. Нижнее белье, которое я тут же надела, после того, как вытерла насухо тело. Не знала, что делать. Пройтись и развеяться. Или закрыться в квартире и остаться в одиночестве. Но внезапно раздался громкий звонок мобильного телефона, который заставил меня остановить поток вопросов в воспалённом разуме и очнуться. Кинув платье на кровать, подошла к туалетному столику, и, взяв мобильный в руки, тут же нажала «ответить».

- Ева, привет! – жизнерадостный, веселый голос. Улыбаюсь, и, разворачиваясь, присаживаюсь в плетеное кресло. – Ты куда пропала? – Вопрос застает врасплох. Понимаю, что уже достаточное время не звонила ни Мии, ни Рене. Становиться немного неловко и стыдно.

- Привет, Миа. – Тихо. Спокойно. Унимая, вырывающееся волнение. – Со мной все хорошо. – Не убедительно, и она чувствует это.

- Что-то случилось? – Еще один вопрос, ответ на который мне хочется дать немедленно. Груз на душе требует свободы. Я никогда не могла переживать все в себе. Нужно было с кем-то поделиться. Открыться. Немного боялась Мии, но лучше нее меня никто не поймет.

- Нет. Просто устала. – Пытаюсь соврать, даже понимая, что это бессмысленно.

- Слушай, – Миа, словно меняет тему нашего разговора, хотя наверняка еще вернется к ней, – ты сейчас не занята? Может, встретимся? Посидим где-нибудь? Поболтаем и выпьем кофе. – Это тонкий толчок. Удачный, лукавый ход. Она намного мудрее и опытнее меня, несмотря на то, что мы с ней были одного возраста.

- Я не против, Миа. Как раз сегодня решила отдохнуть. – Хоть раз сказала правду. Но при личной встрече. Смотря Мии в глаза, врать вообще не смогу.

.- Тогда через полчаса. В кафе Гранд на юго-западной набережной. – Воодушевленно. С нотками победы в голосе. Будто ее главной целью было вытащить меня из дома. Эта прогулка мне необходима. И наверно сейчас Миа, это самая лучшая компания.

- Тогда договорились. – Удовлетворенно улыбаюсь сама себе, и вешаю трубку. Кидаю мобильный на столик, и поднимаюсь на ноги. Нужно хоть немного привести себя в порядок. Надеваю то платье, что достала из шкафа. Расчесываю волосы, завязывая их в пучок. Никакого макияжа. Солнечные очки на голову. Маленькую сумочку через плечо, куда я кладу ключи от машины и мобильный телефон. Выхожу в прихожую, и быстро обуваю белые кеды. Из квартиры, едва не забывая ее закрыть. Спускаюсь на первый этаж и поворачиваю в сторону гаража. Не хотелось идти пешком или пользоваться общественным транспортом. Рене подарил мне свою спортивную машину, которой, кстати сказать, я практически не пользовалась. Попав в гараж, достала ключи из сумочки и кликнула сигнализацию. Быстро села в машину, вставляя ключ в замок зажигания. Стараясь больше не отключаться от реальности, и не погружаться в пучину мыслей, выехала из гаража, выбирая на навигаторе нужный маршрут. Распахнула все окна, позволяя теплому воздуху ласкать кожу. Пара движений и легкая протяжная музыка наполняет салон. Что-то даже подпеваю. Нет волнения перед предстоящей встречей. Миа единственный человек здесь, с которым я могу хоть чем-то поделиться. Знала, что она не предаст. Не скажет Рене того, что не нужно. Сможет принять мои чувства, потому что сама прошла подобное. Наверно сейчас это и сближало нас. Я ехала с полной уверенностью, что разговор с Мией поможет расставить часть сомнений на свои места. И помочь мне подыскать хоть какой-то выход. Ясная солнечная погода дарила прилив энергии. Чем ближе приближалась к набережной, тем острее ощущала витающий в воздух привкус океана. Это ни с чем несравнимое ощущение. Контрастно. Человек, который всю свою жизнь прожил в задымленном городе, ярко улавливает разницу. Навигатор начинает пищать, показывая, что я подъезжаю к точке назначения. Оглядываюсь, сбавляя скорость. Замечая по левую сторону то самое кафе, о котором говорила Миа. Ищу глазами свободное место, и паркую машину. Глушу мотор. Выхожу на улицу, громко хлопая дверцей. Слышен шум волн. Он успокаивает и умиротворяет. Окунает в некую гармонию, которая позволяет бури внутри стихнуть. Шагаю по каменной дорожке к кафе. Которое расположено недалеко от берега. С навесными шатрами из ткани. На свежем воздухе. Пристально разглядываю столики, уверенная в том, что Миа уже ждет меня. Не ошибаюсь. Девушка машет мне рукой, широко улыбаясь. Улыбаюсь в ответ и иду навстречу. Обхожу столик и, отодвигая стул, присаживаюсь напротив Мии.

- Еще раз привет. – Усмехаюсь, замечая два стакана свежевыжатого апельсинового сока. Мне кажется, сейчас я вполне спокойна и выгляжу, как обычно.

- Ева, мы так давно не виделись. – Миа откидывается на стуле, закидывая ногу на ногу. – Пока я тебя ждала, осмелилась заказать нам сок. Может, что-нибудь перекусим? Мне как раз не удалось сегодня позавтракать. – Хотела отказаться, но в животе предательски заурчало. Миа засмеялась, и махнув рукой, подозвала официанта. Заказа себе салат из морепродуктов и легкий пудинг на десерт. Не стала раздумывать и повторила ее заказ. После того, как официант скрылся из вида, Миа придвинула стул ближе, и наклонилась ко мне, упираясь локтями в деревянную столешницу. – Что случилось Ева? – Она чувствовала, что со мной что-то не так. А у меня больше не было сил скрывать мой неожиданно начавшийся роман, который изменил до основания всю жизнь.

- Обещай, что Рене не о чем не узнает? – Сама не понимаю, как эта просьба вырывается из меня. Самое страшное, что может произойти, если мой дядя Виларес узнает, что я встречаюсь с мужчиной старше себя. И мне не удастся доказать на его же примере, что такие отношения возможны, и они способны принести счастье. Он был чертовски упрямым и беспринципным. Тем более он клятвенно обещал деду присматривать и заботиться обо мне. Улыбка с лица Мии исчезает моментально. Настороженно смотрит мне в глаза. А я начинаю в голове подбирать слова, чтобы все ей рассказать.

- Ева, я не знаю, что случилось с тобой, как я могу обещать? – С негодованием. И я ее понимала. Миа искренне любила меня и так же старалась заботиться.

- Не случилось ничего страшного. Правда. Просто пообещай, что Рене не узнает об этом разговоре. – Протягиваю руку, и беру стакан с соком. Делаю пару глотков, пытаясь протолкнуть ком, застрявший в глотке.

- Хорошо, Ева. Я обещаю, что не скажу ничего своему мужу. А теперь я слушаю тебя. И очень внимательно. – Строго. Тон ее голоса, напоминает мне разговор по душам с дедушкой. Когда он приглашал меня в свой кабинет. Усаживал в кресло. И пытался нарисовать мое будущее, даже не советовавшись.

- Я познакомилась с мужчиной… – Обрываю фразу, напрягаясь до предела. Сжимаю пальцы в кулак так, что ногти до боли врезаются в ладонь. Не могу подобрать подходящих слов, чтобы продолжить. На мгновение отворачиваю голову, глотая морской воздух, а потом возвращаю взгляд на Мии. Смелее Ева. Может быть, этот тот самый момент, когда даже самый маленький совет от другого человека сможет встряхнуть и поставить на правильный путь. – С взрослым мужчиной, Миа. – Горько усмехаюсь, понимая, насколько эта фраза близка ей.

- Насколько взрослым? – Мии хочется знать все. И я готова рассказать ей это.

- По-моему он такого же возраста, как и Рене. – Непрерывно смотрю на Мию, наблюдая за ее реакцией. Нет удивления или шока. Просто потому, что ей знакома такая ситуация. – Но все очень сложно. Я запуталась, Миа.

- Расскажи мне все! – Она протягивает руки, и сжимает мои, когда замечает, что я начинаю дрожать. При том, что на улице явно больше тридцати градусов жары. Нервы. Напряжение. Животный страх и неуверенность, которые гуляли по крови, отравляя весь мой организм.

- Это случилось неожиданно. – Сглатываю, вспоминая, как я отважилась пойти на ту вечеринку. – Я украла билеты на закрытую вечеринку из кабинета Винса. Честно, Миа, не знаю зачем тогда я так поступила. Мне просто хотелось какого-то безумия. Раскрасить свою жизнь хотя бы на один вечер. Знаю, что поступила глупо и безрассудно. Забрав те чертовы билеты без разрешения. Но что сделано, то сделано. – Продолжаю хватать воздух, облизывая сухие губы. Допиваю остатки сока, и продолжаю говорить. – В общем на той вечеринке мы и познакомились. Если ту встречу можно назвать знакомством, ведь она была мимолетной. Решила, что он пьяный, похотливый мужик, который решил снять девочку на ночь. Послала его и ушла. Даже забыла. Но потом мы встретились вновь, и все полетело к черту. Ты же понимаешь, о чем я говорю? – Неуверенно спрашиваю, не отрывая взгляда от Мии.

- Понимаю. – Миа вздыхает с улыбкой на лице. – Это напоминает мне нашу встречу с Рене.

- Я перестала с ним контролировать себя. – Продолжаю рассказывать. Слова сами вырываются откуда-то изнутри. – Он дарил ощущения, которые до него были для меня чужды. Это нельзя объяснить словами, но я попала в его сети. Нет, не влюбилась, – тут же отрицательно качаю головой, опережая очередной вопрос от Мии. По ее выражению лица было понятно, что она намеревалась спросить именно это. – Это нечто другое. Сумасшедшее чувство, которому нет названия. Миа, я не хотела этих отношений, но сама неосознанно угодила в них. А потом…. – Выдыхаю через нос, вспоминаю ту ужасную ночь, когда Верано едва меня не задушил. – Он сам решил прекратить наше общение. – Опускаю все подробности, понимая, что Миа придет в полнейший шок, если узнает правду.

- Так что же сейчас тебя тревожит? Ты хочешь к нему вернуться? – Миа непонимающе смотрит. Меня бросает в жар. Нужно рассказать все до конца.

- Он сам вернулся в мою жизнь. Разнес все в щепки. Перевернул весь мой мир. И теперь, – замолкаю, когда официант приносит наш заказ и ставит тарелки на стол. Аппетит совершенно попал. Миа тоже отодвигает свою тарелку в сторону, напряжённо ожидая, когда я закончу свой рассказ, – я не знаю, что делать. Этот мужчина не такой как все. Я таких еще не встречала. При всей своей грубости и местами жестокости, он чертовски сексуальный и притягательный. Его настроение подобно хамелеону, которое за секунду кардинально меняется. Боюсь его, но в то же время безумно хочу. Пытаюсь сбежать, но потом понимаю, что несусь к нему навстречу. Это какой-то тупик, Миа. Из которого я не вижу выхода. – Умолкаю. Опуская взгляд. Я сказала гораздо больше, чем планировала. На душе стало как-то спокойнее. Как будто часть груза ушла вместе со словами.

- Кто он Ева? – Миа продолжает заваливать меня вопросами.

- Не хочу называть его имени. Могу сказать одно…. – В мыслях все снова путается. Николас Верано достаточно известное имя в городе, и сейчас еще не время раскрывать все карты. Тем более тогда, когда вообще не понято, что между нами происходит и что случиться дальше. – Он бизнесмен. Богатый мужик, который может позволить себе абсолютно все. Мне не нужны его деньги, Миа. Ты же знаешь, что наша семья достаточно обеспеченная. Просто так вышло.

- Что между вами было? – Мне кажется, вопросы в ее арсенале никогда не закончатся.

- Все! – стыдливо опускаю голову, словно я совершила что-то ужасное. – Я подарила ему все, что у меня было. Тело. Сердце. Душу. И он принял этот подарок.

- Так почему ты сомневаешься, Ева? Если у вас все взаимно. Если бы только знала, чего мне стоило получить взаимность от твоего дяди. Доказать, что он может быть счастливым. Любимым. – Немного с горечью. Определенно Мии нелегко даются эти воспоминания.

- Он хочет все и сразу, а я к этому не готова. Этот мужчина закрытая книга. Он очень сложный. Грубый. Несдержанный. Его мучает какое-то прошлое. – Начинаю задыхаться. Миа наливает воды в стакан и протягивает его мне. – Он не приемлет слова «нет». Требует, что бы я подчинялась ему. Делала все, что он хочет. Но я не могу стать игрушкой в его умелых и коварных руках, понимаешь?

- Тогда может лучше прекратить эти отношения?! – Миа пытается дать совет. Но она не знает всех тонкостей. И никогда не узнает. Не могу я распахнуть ей всю душу, как бы не старалась. Верано останется моей тайной. Пока, по крайней мере.

- Не знаю. Миа, умом я понимаю, что ничего хорошего из этого не выйдет, но сердце……- Миа одобряюще сжимает мои руки, подбадривая. – Сердце хочет быть рядом с ним несмотря ни на что.

- Знаю, Ева. Я через все это проходила. Могу дать совет. – Игриво подмигивает, чтобы разрядить обстановку.- Если ты влюбишься в этого мужчину, иди до конца. Борись за это чувство, даже если он будет его отрицать. Поверь мне, мужчины на самом деле гораздо слабее нас эмоционально. Рано или поздно их можно сломить. Только какой ценой.… Это покажет время. – Ее слова придают немного уверенности, и еще больше укореняют мысли в моей голове, что я дождусь его возвращения и попробую аккуратно забраться глубже. Мелкими шагами. В самые темные уголки души. Если не сломаюсь и выдержу, то я способна узнать правду.

- Спасибо, что выслушала. – Искренне благодарю, понимая, как необходим мне был подобный разговор.

- Я всегда рада помочь, Ева. Если захочешь,- Миа отпускает мои руки, и слегка отодвигается назад, – обратится за советом, или просто излить душу, приезжай и звони в любое время. И да,- смеется громко, – теперь уж точно обещаю, что твой дядя ничего не узнает о нашем разговоре.

Улыбаюсь в ответ, успокаиваясь. Удивительно, но сердце бьется в привычном ритме. Оно спокойно, не смотря на достаточно эмоциональный рассказ. Миа меняет окончательно тему разговора, рассказывая мне о своих принцессах. О Рене, который полностью посвящается все время своей семье. Я безумно рада за него. Мой дядя достоин такого счастья. Я не знала всей правды того, что произошло, когда он жил еще в Париже. В нашей семье это была запрещенная тема для разговора. Но сейчас я была уверена точно, чтобы не случилось, он имел право быть счастливым. Миа все-таки уговаривает меня поесть. Мы мило общаемся на отвлеченные темы. Обещаю, что непременно приеду к ним в гости на выходные, чтобы провести всей семьей немного времени вместе. Поиграться с малышками. Развлечься. Сейчас тот самый момент, когда мне жутко необходимо заполнить пустоту в душе. Общение с любимыми и дорогими людьми это самый лучший способ. После ланча Миа заманивает меня прогуляться по магазинам. И я настолько увлекаюсь этим занятием, что напрочь забываю о времени и о Верано. Эта девушка не только жена моего дяди, наверно она та самая лучшая подруга, о которой можно только мечтать. Называла Клер своей подругой. Теперь вижу разницу. И если решусь еще когда-нибудь на откровенный разговор, то он определенно будет с Мией. Пока мой любимый дядя сидел с малышками дома, мы с Мией развлекались, как хотели. Покупки закончились в салоне красоты, потому что неожиданно Миа решила немного постричься. Ни я не упустив момента, сделала легкий макияж и позволила уложить мне волосы в мелкие кудри. Когда наш грандиозный поход и прогулка подходили к концу, часы показывали начало шестого вечера. День выдался насыщенным. Но я наконец-то пришла в себя. Попрощавшись с Мией, закинула покупки в машину и решила отправиться домой. Отдохнуть. Расслабиться у телевизора и посмотреть какой-нибудь фильм. Дорога до дома не заняла много времени. Подъехала к парадной, припарковав машину практически у входа. Без всякого внимания, вышла из машины, забыв про свои пакеты. Потому что заметила черный, тонированный джип, находившийся в метре от меня. Сердце бешено забухало. Мощные выбросы адреналина в кровь, разрывали вены. В ушах зашумело. Я точно знала, кто сидит в машине и наблюдает за мной, сквозь темное, лобовое стекло. Замерла на месте, пристально смотря вперед. На него. Глаза в глаза. Не видела Верано, но точно ощущала каждое его движение. Жест. Вздох. Наглую ухмылку на лице. Он выжидал. Рассчитывал, что я либо сорвусь с места и убегу в свою квартиру. Либо наберусь смелости и сяду в его машину. Но я стояла на месте, не думая делать ни того, ни другого. Спустя пару мгновений этого незримого контакта, дверца джипа распахнулась, и Ник вышел из машины. Слегка облокотившись на нее. Сейчас он выглядел немного по-другому. Свободная рубашка белого цвета, контрастно оттеняла его загорелую кожу. Такого же цвета брюки, небрежно висящее на бедрах, придавали его образу еще больше сексуальность. Боже мой. Внутренности сделали тройное сальто. Неужели он не улетел? Не единого слова. Ник наклоняет голову набок, нагло прищуривая карие глаза. Сейчас они излучают тепло, и я даже сказала бы нежность. Но зная о переменчивости его характера, понимала, что это может измениться в любой момент.

- Что ты здесь делаешь? – Заговариваю первая, улыбаясь. Замечая, как дергаются уголки его губ. Ник сдерживает довольную ухмылку, чем вызывает у меня смешок. Грациозно медленно шагаю к нему навстречу. Короткое ситцевое платье развивается на ветру. Верано с жадностью рассматривает мои ноги, поднимаясь взглядом выше. Останавливается в районе декольте и сглатывает. Всего несколько секунд. Пара движений, и я оказываюсь прижатой к машине. Сильные руки нахально блуждают по телу. Везде. Горячие ненасытные губы исследуют каждый свободный участок моей шеи. Ник сжимает пальцы на моей талии, теснее прижимая к своему телу. Ощущаю голод. Немыслимую тоску, которую он пытается компенсировать этой встречей. Словно мы не виделись целую вечность.

- Боже, Ева. – Хриплым, сексуальным голосом. Голова начинает кружиться от накатывающих ощущений. Ник немного отстраняется. Слышу, как гулко барабанит его сердце. Точно так же, как и мое. – Я не могу никак расстаться с тобой. Полетели со мной. Отбрось все сомнения, и пошли весь мир к чертовой матери. Садись в машину. Мой самолет через час. Но знай, – горячие поцелую с шеи перемещаются на скулы. Ближе к уху. Ник переходит на шепот, и прежде чем продолжить говорить, облизывает мочку моего уха. Ноги подкашиваются. Хватаюсь руками за его широкие плечи, и прижимаюсь всем телом, – обратной дороги уже не будет. С этого самого момента начнется твоя новая жизнь. Вместе со мной. Поверь мне, лисичка, у тебя есть отличный шанс узнать обо мне гораздо большее. – Заманивает в ловушку. В капкан. Сладкими речами. Обещаниями. Хочется верить, но все равно что-то меня останавливает.

- Я не готова к ней, Ник. Дай мне время. Пожалуйста. – Надрывно. С полу стонами, которые нечаянно слетают с моих губ, при каждом его прикосновении. – Останусь здесь. А ты решай свои дела, и возвращайся. – И хочется сказать гораздо больше. Раскрыться. Признаться в чем-то. Но я молчу. Он все и так знает. Чувствует. Верано замирает. Поднимает руку, прикасаясь подушечкой большого пальца к моей нижней губе. Оттягивает ее слегка вниз. Смотрит пронзительно. В самую душу. Насквозь. Парализуя мое тело и мысли. Я полностью в его власти. Ощущаю себя обнажённой. Нагой. Только он способен на это. Только Верано может меня довести до подобного состояния. Начинаю подрагивать в его руках. Он наклоняется ко мне. Наши губы в паре сантиметрах друг от друга. Обжигающе-опьяняющее дыхание лишает рассудка. Доводит до сумасшествия. Еще немного подобной сладостной пытки, и я соглашусь на что угодно.

- Моя… – Выдыхает каждую букву мне в рот. Мучительно. Соблазнительно. Едва прикасаясь к губам. Ногти впиваются в его мышцы на плечах. Чуть-чуть откидываю голову назад, пытаясь вздохнуть. – Ева… – Издевается. Доводит до неистовства. Знает мерзавец, что я схожу с ума от его голоса, и этих незначительных одурманивающих манипуляций. – Не дай бог, ты осмелишься на что-то, что может мне не понравиться. Я все узнаю. – Зловеще. Пугающе. Где-то в подсознании проскальзывает мысль, что он прикажет за мной следить. Пошел он к черту. Боятся, больше не буду. – Запомни, – Хватает за мои волосы на затылке и немного сжимает их. Притягивает к себе. Касается кончиком носа моей щеки. Ведет им по коже, вызывая еще большую дрожь по всему телу, – я больше не отдам тебя никому. Не отпущу никуда. Никогда. Пока мое сердце все еще бьется в груди, ты будешь со мной. – Приговор. Смертельный. Ник запустил в мое сердце опасный вирус, которые разъест все внутри за считанные мгновения. Необратимо. Все кончено. Я навсегда в его плену. Навечно. Не могу произнести ни слова. Колотящимися губами пытаюсь произнести его имя, но ничего не выходит. – Закрой глаза. – Ник приказывает, и я тут же подчиняюсь. Не понимаю, как ему удается властвовать надо мной. Какое-то шуршание. Верано берет меня за руку, сплетая наши пальцы. Поднимает ее выше, и целует в тыльную сторону. В запястье. Проводит по нему пальцами. Чуть выше. Невообразимо приятные ощущения. Растворяюсь в них. Плавлюсь, как восковая свеча. Приятное тепло разливается по крови, обнимая сердце. Сейчас он чертовски нежен и заботлив. Миг, и я ощущаю контрастный холод на своей руке. Не дожидаясь его разрешения, распахиваю глаза, и смотрю на свое запястье, на котором красуется серебряный браслет. Отталкиваюсь от машины и поднимаю свою руку еще выше. Ник зачарованно наблюдает за моей реакцией. Браслет. В виде крыльев. Окропленных капельками крови, что символизируют мелкие красные камушки. Он безумно красив, и определенно символичен для него.

- Крылья – это свобода. Будущее. Однажды мне их обломали. – Некое завуалированное признание, которое я не до конца понимаю, одурманенным разумом. – Я хочу, чтобы ты бережно хранила их, Ева. Это часть меня, которая теперь принадлежит тебе. – Не давая мне ни секунды, чтобы опомниться, Ник обнимает мое лицо своими большими ладонями и впивается в губы. Страстно. Горячо. Сплетая наши языки. Обнимаю его за шею, ненасытно отвечая на вспыльчивый поцелуй. Глубже. Сильнее прижимаясь к крепкому телу. Не хочется расставаться, но я не могу полететь с ним. Подарок божественен. Ник дает мне шанс на что-то большее.

- Обещаю. – Между поцелуями. Осипшим от возбуждения голосом. – Твой подарок будет всегда со мной. Однажды, – кусаю его за губы и громко издаю стон, когда Верано опускает свои руки и сжимает ладонями задницу, – я верну твои крылья, Николас. Чего бы мне это не стоило. – Громкое признание. И наверно мне стоило держать язык за зубами, но на его откровенность я не могла ответить иначе. Судьба вновь разводит нас в разные стороны, чтобы потом вновь громогласно столкнуть. И пусть! Судьба коварная штука, наверно пора начать привыкать к ее испытаниям, настраивая себя на то, что все самое неожиданное еще впереди.

Глава 12 Ник.

Когда-то мы были окрылены мечтами. Парили в облаках, широко расправив крылья. Любили. Глазами хватали горящие звезды, в каждой из них находили надежду. Казалось, мы могли править всем миром. Руководить вселенной. Не сжигая мостов, мы шли вперед, искренне веря в лучшее. В дружбу. Любовь. Сострадание. Мы видели все чувства и испытывали их. Думалось, что это время никогда не разрушить. Даже если наступит конец света. Если громогласные молнии разнесут планету в щепки. И все превратиться в пепел. Наши ощущения будут жить вечно. Но…. Мы ошиблись. Верили в правду, на самом деле окружая себя ложью все больше и больше. И люди, которое тогда казались любимыми и родными, стали злейшими врагами. И больше нет мечтаний. Нет тех крыльев за спиной, которое позволяли парить высоко под облаками. Жестокая сука-жизнь от оторвала. С мясом. Оставляя кровавый след от них. Незаживающие раны. Везде. Сердце покрылось рубцами. Жизнь окутала тьма. Судьба опустила на колени сунув рожей прямо в землю. Заставляя смотреть лишь на ее темноту. И это тошнотворное ощущение безысходности настолько пропечаталось в памяти, что я, как сейчас, помню его привкус глубоко в глотке. Выдохнул, замирая на месте. Поднимаясь на последнюю ступеньку трапа самолета. Немыслимая тоска начала грызть где-то внутри. Я до самого последнего момента надеялся, что моя трусливая лисичка, бросит мне вызов. Примет мое предложение и отправиться со мной в Лас-Вегас, не о чем не думая. Но Ева приняла решение остаться в Майами. Окунуть наши отношения в разлуку, проверив их на прочность. Я твердо знал чего хотел. Больше нет сомнений. Она моя! Все мои нелепые попытки оградить девушку от своей жизни, оказались самообманом. Я не мог этого терпеть. И тогда. На вечеринке. Отрезвев. Понял, что не нужно больше упускать драгоценного времени. Одна встреча. Другая. Третья. И это уже вовсе не совпадение. Это судьба. Однажды я понял, что от нее не сбежать. Не скрыться в собственном закрытом коконе. Так или иначе, она выдернет тебя из него, и за шкирки вкинет в игру, правила которой знакомы только ей. Остается лишь включиться в процесс и стать лидером. Победителем. Первым. Я всегда держал планку. Не сдавался. Шел вперед. И плевать, что иногда по головам. Ты ничего не достигнешь в этой жизни, если будешь прогибаться под всех и каждого. Отвлекаться на лающих шавок, которые норовят хватануть тебя за ногу. Укусить побольнее, скуля от зависти и собственной никчемности. Просто иди вперед. Делай, что хочется. И если ты все еще на вершине, будь уверен. Ты делаешь все правильно. Никогда не сомневайся в себе. Это навсегда должно стать главным правилом в жизни успешного человека. Я был таким. И это не самолюбие. Это тяжелый труд. Над самим собой. Никто не знает, как сложно напрячь все мышцы до предела. Упереться руками в ту самую землю, и оторвать свои колени. Подняться в полный рост и сделать долгожданный глоток свежего воздуха. Свободы. Ощутить прилив новых, невероятных сил, которые обнадеживают. Дарят шанс на дальнейшую жизнь, и плевать какой она будет. Все мелочно в этой жизни. Все мелочны. У тебя есть только ты сам. Так вот, и стоит жить ради этого. Последняя ступенька, и я окончательно поднимаюсь на борт собственного самолета. Милая стюардесса встречает меня у входа и провожает в салон. Виктор идет позади, не говоря не единого слова. Ожидая пока я устроюсь, и дам ему распоряжения. Всякий раз, когда мне приходилось возвращаться домой. В Лас-Вегас. Предпочитал это делать в одиночестве. В полном покое. Зная, что мне предстоит в очередной раз увидеть отца. Наша семья была достаточно странной. И ее история, выходила за рамки моих мироощущений. Выдохнул, присаживаясь в кресло. На миг прикрыл глаза, а потом распахнул их, поворачивая голову. Виктор стоял в нескольких шагах от меня, скрестив руки на груди. Иногда я сам не понимал, зачем взял этого парня в личные охранники. Что мне может угрожать, если меня никто не знает. Ни в Вегасе, ни, по сути, в Майами. Всего лишь имя, которое я создал благодаря империи моего отца.

- Мистер Верано. – Его серьезный голос заставил меня напрячься. – Самолет будет взлетать через десять минут. Я жду ваших распоряжений, чтобы покинуть борт самолета. – Парень сморит в упор. Мне нравилась его прямота и бесстрашие во взгляде. Я знаю точно, что он готов на все ради моей безопасности. И это вовсе не из-за тех денег, которые я ему плачу. Это ответственность при выполнении своей работы.

Потираю ноющие виски. Хочется прикрыть глаза и немного вздремнуть. Устал. Эмоции истощены. И мне срочно нужна перезагрузка. Глоток воздуха. Наверно Ева права. Эта разлука пойдет на пользу нам обоим.

- На тебе стабильная работа казино. Надеюсь не нужно рассказывать, за что ты отвечаешь. – Не смотрю на Виктора, понимая, что он прекрасно знает, о чем я говорю. Немного ворочаю шеей, пытаясь снять ноющее напряжение. Мышцы слегка затекли. – Тебе позвонит Тина, и даст дальнейшие указания. Пока все ясно? – Поднимаю голову, замечая, что Виктор внимательно меня слушает. Делаю долгую паузу, собирая мысли разбросанные в полнейшем хаосе.

- Что-то еще мистер Верано? – Виктор опережает, задавая вопрос раньше, чем я снова хочу начать заговорить.

- Ева.- Всего лишь имя вслух, а на сердце тысяча эмоций. – Я должен знать о ней все. Понимаешь, Виктор, все?! – То ли требовательный вопрос. То ли утверждение, которое не нуждается в обсуждении. – Ты должен следить за каждым ее шагом. С кем общается. Куда ходит. Как проводит свое личное время. И не дай бог, тебе упустить ее из вида. Виктор, ты должен понять, – вдыхаю полной грудью, откидываясь в кресле. Вспотевшая спина прилипает к кожаной обивки салона, – это очень важно для меня. Звони в любое время. Каждый день. Сообщай все, что покажется странным. Она моя женщина, а я никогда не расстаюсь с тем, что принадлежит мне.

- Я вас понял. – Уголки его губ приподнимаются в легкой полуулыбке. – Это все? – Тон голоса не меняется.

- Пожалуй, все! – Короткий ответ, и я поворачиваю голову набок, смотря в иллюминатор.

- Счастливого полета, мистер Верано. – Ничего не говорю в ответ. Меня утомило все. Слышу удаляющиеся шаги, и голос Виктора где-то у входа в салон. Наступает полнейшая тишина, которую спустя несколько мгновений, нарушает шумный гул двигателей самолета. Передо мной. На маленьком деревянном столике стоит бутылка вина в ведерке со льдом и бокал. Немного наклоняюсь вперед, и, беря запотевшую бутылку, наливаю себе вина буквально на пару глотков. Расслабляюсь в кресле, крепко сжимая пальцами холодный бокал. Прикрываю глаза, вспоминая образ Евы в своем сознании. Ее горящие глаза, когда она разглядывала браслет на своем запястье. Этот подарок ей очень много значил для меня. Это жест. Огромный шаг вперед, который Ева должна осознать. Я подарил ей свою жизнь. Свою боль. Темное существование, которое я волочил в одиночестве. Это не ноша. Это всего лишь я. Сломленный. Но поднявшийся с колен. Эти крылья когда-то принадлежали мне. Браслет это символ. Отражение моей сущности. Моя самая глупая ошибка в жизни. Глупая, наивная девочка пообещала их вернуть, не понимая, что это невозможно. Всего секунда. Вспышка. И я вспоминаю, как отважился сделать этот подарок. Я должен был как-то обозначить наши отношения, понимая, что даже после невероятного первого секса, Ева не пойдет дальше. Для нее все в новинку. Эти ощущения. Отношение с мужчиной. Для нее это первый колоссальный опыт. И где-то в глубине души я чертовски сожалею, что он проходит именно со мной. Наверно я далеко не тот, кто ей нужен. Но к черту сожаления. Все идет так, как распоряжается судьба. Ведь женщины выбирают мужчин по собственному определенному принципу. Мужчин, в которых видят друга, брата, любовника, а возможно и спутника жизни. У которых внутренний стержень из стали. И ради этого они готовы простить нам любые ошибки и промахи. Статус не делает ее твоей. Добровольное, невероятное желание. Которое не способна объяснить даже она сама. Это некая магия, которая возникает, стоит только взглянуть друг на друга. Прикоснуться. И весь мир катится в бездну, оставляя маленький остров лишь для вас двоих. Браслет – это выбор. Знак того, что я жажду чего-то большего. Готов на это, несмотря на боязливые сомнения этой хрупкой, но в тоже время сильной девушки. Ева определенно поймет смысл этого подарка и примет меня таким, какой я есть. Подарит себя окончательно, растворяясь в этом чувстве. Наверно женское сердце глупо. По-детски наивно. Раз полагает, что его чистота и искренность способно изменить жизнь другого человека. Это все розовые мечты. Сказки, в которые хочет верить, каждая девочка. Оттого и каждый негодяй имеет гораздо больше шансов завоевать их сердце. Покорить. Показать это будоражащее первое чувство влюбленность. Я почему-то был уверен, что Ева никогда не испытывала ничего подобного. И я не только физически стал ее первым мужчиной, но и морально. Двигатели набирали обороты. Приглушенный голос капитана, отдавался эхом где-то в голове. Слабо и отдаленно. Плевать. Всего несколько часов и я буду дома. Усмехаюсь громко. В полный голос. Распахивая глаза. Наконец делаю глоток, и ставлю бокал обратно на столик. Дом. Должно быть теплым словом, которое способно обогреть душу даже в самый лютый холод. Местом, куда человек будет стремиться в самые хреновые моменты своей жизни. За поддержкой. Заботой. За самыми светлыми ощущениями. Для меня дом был некой тюрьмой, где заключены ключевые моменты из моего прошлого. Больные. Пропитанные кровью и слезами. Но всякий раз. Снова и снова. Приходилось возвращаться туда. Ради отца, который за последнее время превратился в настоящего старика. Наши отношения с каждой встречей становились все напряжённее.

Не было искренности. Доверия. После смерти матери, его мир разрушился под самый фундамент. Жизнь остановилась. Когда-то давно отец часто любил повторять одну легенду, которая по его словам из поколения в поколение преследовала нашу семью. Мужчина любит лишь раз. По-настоящему. Телом и душой. Отдавая все своей женщине до последнего вздоха. Каждый из мужчин семьи Верано пережил такое. Сейчас мой через. И видя, как изнывает от боли мой отец, смотря беспрерывно на портрет моей матери, который висит у него в кабинете, я все больше убеждался, что он не врал. Подобные чувства и правда, существуют. Именно так он ее любил. Без остатка. Пожизненно. Умопомрачительно. И сейчас.… После ее смерти. Он похож на тень. На размазанный образ самого себя. Безутешный старик, которого спасет только смерть. Чувствуя, что жизнь испаряется, папа и передал мне весь бизнес в полное распоряжение. И сейчас я лечу к нему. Чтобы в очередной раз посмотреть в потухшие, замученные глаза. Раствориться в боли, которой пропитаны все стены в доме. Не понимаю, как Клео может там жить. Не понимаю. Сердце пропустило удар, когда образ моего отца сменяется живым и жизнерадостным образом моей сестренки. Клео. Маленькая, наивная девчонка. Ангел во плоти. Нежное создание, которое одной своей лучезарной улыбкой, способно развеять всю тьму. Я никогда ни кого не впускал в свою жизнь. Но Клео была по-особенному дорогим человеком. Наверно она единственная, кого я любил. Чисто. Без всяких сложностей и заморочек. Растворяясь в ее искренней наивности. Которая не свойственна ни одной девушке ее возраста. Она любила книги. Классическую музыку. Искусство. Тишину. Уединение. Редкие встречи со мной. Юный ангел совершенно не понимал, каков я на самом деле. Ее живой, заряжающий взгляд всегда видел только хорошее. Словно она вовсе не способна не замечать всего ада, что царствует внутри меня. Наверно именно поэтому я стал любить ее сильнее. Хотя безумно сожалел, что она выросла, так и не сняв розовые очки. Именно Клео была самой важной причиной моего постоянного возвращения домой. Только она. И плевать на мои плане в бизнесе. На контракты, которые я должен был заключить в Вегасе в ближайшие дни. Это все неважно. Тина со всем бы справилась в одиночку. Меня ждала она…. И я не мог подвести свою сестру. Понимая, что в последнее время она все больше и больше находилась рядом с отцом, скрашивая его одиночество. Пыталась разнообразить его жизнь. Оживить умирающее сердце. Для нее он всегда был любимым папочкой. Иногда я задумывался над тем, что отец ведь получил по заслугам. Несмотря на безумную любовь к моей матери, он постоянной ей изменял. С девками, которые были не достойны даже взгляда такого мужчины, как он. Он предавал ее раз за разом, то уходя, то возвращаясь. И она прощала. Принимала его таким, какой он есть. Любила безвозвратно. Проигнорировала его продолжительную связь, после которой появились на свет Клео и мой брат. Хотя я прекрасно понимал, насколько это горько. Смотреть, как твой любимый человек дарит все другому. Разделяет свои чувства. Дарит тепло и ласку. Знаю, что папа всю жизнь любил только мою мать. Искренне. Так, как никто и никогда не сможет любить, но до конца не понимал, что ему не хватало в их отношениях, раз он так легко устраивал романы на стороне. Заводил детей. Совершенно не думая, какого после всего этого жить ей. Принимать его в свою жизнь и сокровенно прощать. Любовь великая сила. Могущественная. Способная оправдать абсолютно любые поступки. Это не объяснимая стихия. Она калечит жизни и исцеляет сердца. Учит и вводит в заблуждение. Я смотрел в окно иллюминатора на удаляющийся город Майами и ежесекундно продолжал размышлять. Мысли поглощали настолько сильно, что я забывал собственное имя. Кто я. Где я. Некая совершенная иная реальность, в которой я всему старался найти объяснение. Ведь, кажется, так легко отказаться в своей жизни от чего-то. Просто задумайтесь. Причин ведь масса. Надоело. Разлюбил. Или это больше не имеет никакого смысла. Порой мы просто резко меняем свою жизнь. Обстановку. Людей рядом. А все только потому, что однажды кто-то растоптал твои мечты. Клялся в верности и дружбе, а потом без зазрения совести просто уничтожил все. Ведь он смог отказаться?! Так просто! Сейчас и я это умею, а тогда….. Зажмурил глаза, унимая в себе дикое желание, заорать на весь салон самолета. Я был один и мог себе это позволить. Но никогда не делала этого. Все минуты моей слабости были личным адом. Который кипел где-то внутри и никогда не выбирался наружу. Я не мог снова упасть на колени и позволить судьбе взять верх над моей душой. Не мог! Несколько часов и я окажусь дома. Дома, твою мать! В том месте, где сейчас меньше всего мне хотелось быть. Но я должен был…. Это херовое слово «должен» все чаще и чаще сопровождает меня. Я никому ничего не должен. Даже отцу. Но остатки совести и безмерная память о моей матери всякий раз тянули меня в этот город и в этот дом. В висках стучал отбойный молоток. Легкая тошнота и сухой ком в горле, который не собирался исчезать даже после того, как я выпил практически всю бутылку, мучили. Хотелось просто запереться где-нибудь и побыть несколько дней в одиночестве. Раствориться во времени, забыв обо всем на свете. И думать только о ней. Ева. Дерьмо. После всего, что было в моей жизни я был абсолютно уверен, что больше мне ни за что не испытать подобных чувств. Никогда. Но это произошло снова. Как контрольный выстрел в голову. Сквозное ранение, которое не заживет уже никогда. Ты просто смотришь на эту женщину заколдованными глазами, и понимаешь, что готов на все, твою мать. В ней порода. Стальной характер. Изысканность и манеры, при всей видимой дерзости и стервозности. Как у королевы. Это желание рождается мгновенно, превращаясь в тонкую, но прочную нить. Сплетенную взглядами. Прикосновениями. Так и рождаются настоящие чувства. Они всегда близки к состоянию кипения. Подобно лаве в жерле вулкана. Высокий градус никогда не спадает. Крышу срывает молниеносно. Зависимость невероятная. И ты даже самому себе объяснить не можешь, почему так происходит. Все что было «до» сметается сумасшедшей волной чувств. Оставляя позади что-то. Только почему у меня все как-то иначе. Чем сильнее новые чувства и ощущения, тем ярче воспоминания прошлого не дают покоя. Топят в своей тьме, напоминая мне, кто я есть на самом деле. Может быть, судьба всеми силами пытается спасти девушку от меня? Только ведь поздно уже!!!! Ева принадлежит мне. Только мне. Отрицать очевидное, все равно, что называть себя чужим именем. Полнейший бред. И не из тех людей, кто привык подменивать чувства, и скрываться за фальшивой маской.

- Мистер Верано!? – Горячая рука касается моего плеча и я, резко дергаясь, распахиваю глаза. – Добро пожаловать в Лас-Вегас. – Девушка мило улыбается. Замечая мое недоумение и растерянность, тут же убирает руку, продолжая стоять на месте. А я совершенно не понимаю, что происходит. То ли я задремал, то ли настолько глубоко погрузился в собственные мысли, что забыл о происходящем вокруг. Ничего не отвечаю девушке, лишь согласно кивая в ответ. Поднял руку, взъерошивая волосы. И мельком посмотрел в окно, бросая взгляд на здания аэропорта. Мы и правда на месте. Несколько раз глубоко вздохнув, поднялся на ноги. Забрал небольшую сумку с соседнего кресла, и направился в сторону выхода. По трапу. Ступенькам. Оглянулся вокруг, замечая у входа в аэропорт машину моего отца. Сам не зная зачем, я всегда предупреждал отца о приезде. Шагаю вперед. Смотрю перед собой. До самой машины. Открывается дверца со стороны водителя, и на улицу выходит мужчина. Тепло улыбается.

- Николас. – Протягивает руку для приветствия, и я тут же жму ее. – Здравствуй. Рад тебя видеть. – Мужчина, открывает заднюю дверь машины, приглашая меня сесть. Фрэнк. Водитель моего отца. Пожилой мужчина, который большую часть своей жизни был правой рукой мистера Верано старшего. Был рядом всегда. И в горе и в радости. И знал обо всех тайнах нашей семьи.

- Привет, Фрэнк. – Пытаюсь улыбнуться, но безумное волнение сотрясает каждую мышцу на моем лице. Все напрягается. Мне кажется, меня сейчас разорвет на части. Сажусь в машину, кидая сумку на свободное место рядом. Мужчина делает тоже самое, и не медля заводит мотор. Трогается с места, выезжая с территории аэропорта. – Что у нас нового? – Задаю вопрос, как будто я совсем не знаю, что происходит в моей семье.

- Все по-прежнему, Ник. – Усмехается. – Я думаю, ты и сам это знаешь. Но в этот раз твой отец, – он на секунду замолкает, выезжая на оживленную улицу. Слышу, как тяжело вздыхает, – твой отец очень ждет вашей встречи. Он с виду выглядит холодным и каменным, но на самом деле нуждается в твоем внимании. Не будь слишком скуп с ним. – Каждый раз Фрэнк пытался меня убедить, что скудное сердце моего отца способно на любовь. Мне всегда казалось, что его умение любить умерло в тот день, когда скончалась моя мать. Когда ее сердце навсегда остановилось. Именно в этот миг он потерял себя навсегда. Молчу. Я просто не знаю, что ответить мужчине. Фрэнк, видя мой ступор, продолжает говорить. – Николас, я знаю, как тебе тяжело приезжать в этот дом и общаться с отцом. Но он твоя семья. И он любит тебя. Не смей сомневаться в этом. – Наверно я знал. Хотел в это верить. Но что-то мешало. Останавливало. Между нами была грань, которую я так и не осмелился перешагнуть.

- В моей жизни никогда не было настоящей семьи, Фрэнк, и ты это знаешь. Что дал мне отец? Жизнь? Ведь этого ничтожно мало. – Слова, которые больше не вызывают не единой эмоции. Слишком часто я размышлял над этими вопросами. – Я благодарен ему за многое, но…..

- Я понимаю, Ник. Ты просто не можешь до конца ему простить все, что у них произошло с твоей мамой. Но это была их жизнь, пойми. Это был ее выбор. – И здесь мужчина прав. Каждый распоряжается своим временем и жизнью по-своему. Наверно я не в праве судить его. Полное молчание. Разворачиваюсь к окну, наблюдая, как мелькают здания города. Одно за другим. А потом вовсе исчезают из вида, когда мы выезжаем из бурлящего центра города. Наш дом располагался в тихом районе. Богатом. Вообще Лас-Вегас сложно было назвать дешевым городом. Лас Вегас – это город, где возможно все! Казино. Дорогие магазины. Женщины на любой вкус. Город соблазнов и пороков, который способен воплотить любые капризы, даже самых притязательных гурманов. Меня привлекала здесь лишь аудитория для казино. Богатые и знаменитые приезжали сюда, чтобы опустошить свои кошельки. И чем серьезнее и круче казино, тем больше денег они были готовы проиграть. Отец выстраивал этот бизнес годами. Заработал репутацию по всему миру, которую я не имел права потерять. Всю оставшуюся дорогу до дома, Фрэнк молчал. Спокойно вел машину. Как обычно не торопясь. И чем ближе мы приближались к цели, тем сильнее волнение пожирало меня. Сложная встреча. Тяжелый разговор. И так каждый раз.

Широкие, железные резные ворота открываются, и машина въезжает во двор дорогого особняка. По небольшой аллеи. Ближе к дому. Фрэнк паркует машину практически у самого выхода. Не глушит мотор, дожидаясь пока я решусь выйти из нее. Скручиваю пальцами кожаную ручку от своей сумки. До боли. Онемения костяшек. Внутри тысячу раз все переворачивается. Этот шаг с каждым разом мне дается все сложнее. Но всякий раз я нахожу в себе храбрости сделать его. Хватаю сумку, и открывая дверцу машины, выхожу на улицу. Уверенными шагами направляюсь к дому, двери которого открыты настежь. Прохожу внутрь. Родное место, но оно кажется мне абсолютно чужим. Нет ничего. Ни тепла внутри. Ни счастья, что я оказался здесь. Все пропитано какой-то мучительной болью. Хотя возможно это лишь плод моего воображения, навеянный плохими воспоминаниями. Тишина. Мертвая. От которой мороз по коже, и съеживаются легкие. Кидаю сумку на кресло, когда прохожу в гостиную. Окна открыты. Свежий, достаточно сильный ветер, колышет шторы. Со второго этажа слышна музыка. Игра на скрипке. Тихая. Еле уловимая для слуха. Прохожу немного вперед, заглядывая в столовую. Никого нет. Видимо отец, как всегда проводит время в своем кабинете. Мне нужно уведется в первую очередь с ним. Решить вопросы по бизнесу, а уж потом позвонить Тине, и узнать, как продвигается работа с открытиями новых казино. Закрываю одно из окон, когда рама от ветра начинает громко стучать. Поправляю штору. Выхожу из гостиной. До кабинета своего отца, двери которого тоже широко открыты. Замираю в проеме, когда вижу его. Стоящего у огромного портрета, висящего на стене. Себастьян Верано смотрит перед собой с такой тоской в глазах, что меня передергивает. Хватаюсь рукой за дверной косяк и стискиваю губы. Тяжело видеть его таким. Очень. На портрете изображение моей матери. Сидящей за роялем. Совсем молодая. Можно сказать юная. Фото сделано в ту пору, когда она еще жила во Франции. Одним знаменитым фотографом. Она такая красивая, что невозможно оторвать глаз. Ненароком я очень часто сравнивал с ней женщин, которые были рядом со мной. Я не искал похожих на нее. Нет. Просто мне хотелось понять, почему отец так сильно ее любил. Я понял это только тогда, когда сам по-настоящему влюбился. Только увы, этим чувствам не суждено было жить так же долго. Отец совершенно не слышит моего появления. Он полностью погружен в свои мысли и воспоминания. О ней. Женщине, которую он любил всю свою жизнь, и продолжает любить. В его глазах застывшие слезы и дикая боль. Наверно мы очень похожи, не только внешне, но и внутренне.

- Отец. – Дрожащим голосом. Делаю шаг вперед. Он никак не реагирует. Похож на застывшую статую. Где-то в глубине души мне даже жаль его. Но я никогда не покажу этого. Еще шаг. Подхожу ближе. Смотрю на портрет, и тут же отворачиваясь. Не могу на нее смотреть. До сих пор не могу поверить, что ее больше нет в живых. Это рана никогда не перестанет кровоточить. Это самый большой и мучительный шрам на моем сердце. Поднимаю руку, и кладу ее на плечо отца. Напрягается, но не разворачивается. Продолжает смотреть на фотографию.

- Она самая красивая женщина, которую я когда-либо видел. – Тихий монотонный голос. Но он наполнен нежностью и любовью. Это трудно не почувствовать. Не пропустить через себя. Ведь я люблю эту женщину ничуть не меньше, чем мой отец. – Посмотри, как она улыбается. – Он еще что-то говорит, а я не сдерживаясь зажмуриваю глаза и скриплю зубами. Больно. До одури. Словно меня растерзывают стая голодных собак. Это жрущие черные чувства. Мама была единственным человеком, который искренне любил. Всем сердцем.

- Папа, прошу…. Не надо… – Сквозь стиснутые зубы. Звенящим холодным голосом. Сжимая пальцы на его плече. Он знает, как мне больно. Знает и мучает нас обоих. Он привык жить с этими ощущениями каждый день. Но я так не хочу.

- Как ты долетел? – Всего папа секунд и тон его голоса кардинально меняется. Деловой. Серьезный. Наверно резкая смена настроения мне досталась именно от него. Отец дергается вперед, и, обходя большой закругленный стол, садиться в кресло. Вальяжно. Закидывает ногу на ногу, смотря на меня исподлобья.

- Нормально. – Короткий ответ. Эмоции внутри продолжают бушевать.

- Почему так поздно? У нас полно работы, а ты сбросил все дела на Тину. Бедная девочка уже не справляется. – Делаю шаг, и, отодвигая кресло, сажусь напротив него.

- Не преувеличивай. – Слегка усмехаюсь, позволяя себе немного расслабиться. В конце концов я дома. Это должно что-то значить. – Тина всегда со всем справляется. Он умная девочка, и не первый день работает в этом бизнесе.

- Да! – Отец повышает голос, опираясь руками на край стола. – Она очень умная. И прикрывает твою задницу, пока ты решаешь свои личные дела в Майами. – Не единой эмоции на лице. Хотя его слова заставляют задуматься о том, что Тина успела что-то рассказать ему о Еве. Не хочу поднимать эту тему.

- Мои личные дела, – стойко. Уверенно. Наклоняюсь вперед, чтобы папа видел меня, как можно ближе. Смотрел прямо в глаза, – никак не помешают бизнесу. Так, что может мы, прекратим этот пустой разговор и перейдем к делам? – Сцепляю пальцы в замок, принимая достаточно смелую и твердую позу. Я прекрасно знал, что значил бизнес для моего отца. И подводить его не собирался.

- Я хочу расширить наш бизнес. – Громкое заявление. Хотя я и сам об этом думал ни раз. – Возьмем в оборот все крупные города Европы и Востока. У нас есть на это средства. Подумай Ник, сколько богачей желают спустить свои деньги ради азарта. Мы должны стать первыми в мире в этом бизнесе. И может быть даже не только в законном. – Он хитро изгибает бровь, ожидая моей реакции.

- Нет! Все должно быть легально. Я не хочу подвергать опасности нашу империю. Это огромный риск. – Хотя я и понимал, что так мы можем зарабатывать огромнейшие деньги.

-Брось, Николас, думаешь, я не знаю о твоем теневом VIP бизнесе в этой сфере. В Америке. Что может нам помешать сделать подобное не только там? На базе казино. Где ставки будут намного больше. С клиентами проблем не будет. Да и с остальным тоже. – Его уверенность и сила иногда зашкаливает. – Если я сижу, все время в четырех стенах этого дома, это не значит, что у меня совсем нет связей. Ник, послушай, ты намного сильнее меня. Ты сможешь покорить этот мир. Я жажду чтобы наша фамилия была громкой в этом бизнесе. Я не ошибся, когда выбрал тебя главой всего, что нажил непосильным трудом. Ты лучший. Жизнь тебя закалила. Ты сможешь все. – Он сжимает пальцы в кулаки, словно сомневается в своих словах. Во мне.

- Никогда. – Приподнимаюсь. Нависая над столом. – Даже не думай сомневаться во мне. Отец, ты же знаешь, я выжил только благодаря этому. Вся моя жизнь, – начинаю хватать воздух. Воспоминания яркими картинками отравляют разум, – это рулетка. И твое доверие было для меня спасением. Я хочу стать первым в этом деле, не меньше, чем ты. Поэтому мы расширим наши границы, насколько это возможно. И я клянусь тебе, что наша фамилия станет самой успешной. Мы покорим эту вершину.

- Мне нравится твой настрой. – Ехидная ухмылка. – Твоя уверенность в себе. Ты наконец-то стал сыном, о котором я всегда мечтал. Моей гордостью. – Слова кажутся бездушными, но я понимаю, что папа вкладывает все чувства на которые еще способен. Ему дается это очень тяжело.

- Мне нужно немного отдохнуть, а потом мы конкретно поговорим обо всем. Я приехал не на один день, так что…. – Поднимаюсь на ноги. Хотелось просто лечь и забыть обо всем.

- Ты не забыл о дне рождении своей сестры? – Отец моментально меняет тему разговора. Задумываюсь на мгновение, понимая, что я действительно совершенно забыл об этом празднике.

- Помню. – Уверенно вру, глядя отцу прямо в глаза. Я любил малышку Клео, но в последнее время в моей жизни произошло столько событий, что я напрочь забыл обо всем. Перестал обращать внимание на даты и какой сегодня день. Все смешалось.

- Ей исполняется восемнадцать и я решил, что пора ее выводить в общество. – Отец всегда держал Клео в ежовых рукавицах. Полностью контролировал ее жизнь, не позволяя ничего лишнего. Учеба. Занятия скрипкой. Клео была домашним цветком, за которым наш папа тщательно ухаживал. Спокойная. Милая. Самая добрая и искренняя на свете. Девочка, которая верит в светлые чувства. Которая не понимает, что люди могут быть жестоки и не справедливы. Она не видит нигде недостатков. Носит «розовые очки» и верит в чудо. Но вся ее жизнь разлетится вдребезги, если они однажды разобьются. Отец не понимая этого, продолжает опекать и баловать. Держать возле себя, ограждая ее ото всего мира. Это не правильно. Но я никогда не вмешивался в воспитание своей сестры.

- Устроишь праздник? – Сделав шаг, опираюсь рукой в кресло, и продолжаю смотреть на отца.

- Да. Устроим роскошный прием для нее. Пригласим всех друзей нашей семьи. Пора Клео обзаводиться правильными знакомыми. – Понимаю, что в своей голове отец уже полностью распланировал всю жизнь. Не спросив о ее желаниях. Мечтах.

- А может, стоит дать ей свободу? – В лоб. Не боясь его ответа, хотя я заранее предполагаю, каким он будет.

- Николас, – отрицательно качает головой, протягивая мое имя, – я должен быть уверен, что у моей дочери будет хорошее будущее, и если я его не создам сам…

- Ты не имеешь права решать что-то за нее. Папа, – пытаюсь достучаться до его самолюбия, – Клео должна прожить так, как мечтает она. Ты хоть раз спрашивал, что она хочет? Нет! Прошу, не испорти ее жизнь.

- Мы найдем ей достойного жениха. Из хорошей семьи. И прежде чем я стану совсем старым и немощным, – он продолжает попытки убедить меня в своей правоте, – выдадим ее замуж. Чтобы я мог умереть спокойно, зная, что у моих детей жизнь налажена. – Когда-то. Отец пытался влезть в мою жизнь. Был против свадьбы с Лорой, считая ее не достойной и слабохарактерной. Все время, повторяя мне, что этот брак огромная ошибка моей жизни. Наверно тогда он был прав. И мне не стоило жениться, потому что ничего хорошего из этого в итоге и не вышло. Наверно это своеобразная отцовская забота. – Надеюсь и ты, сумеешь найти кого-то достойнее, чем твоя никчемная бывшая жена. – Иронично. Гадко.

- Я просил тебя не говорить о Лоре в таком тоне. – Взмахиваю руками, начиная откровенно злиться. И пусть мой брак не удался, я уважал Лору. Был благодарен ей за неимоверные попытки изменить меня. Ее сердце любило настолько сильно, что было готово на все. Вот только я был не готов. – Отец, я сам прекрасно понимаю, что мой брак с ней был неудачным. Но она не виновата. Просто я не смог ее полюбить.

- Я хочу познакомить тебя с дочерью своего старого друга. Как раз на празднике для Клео. Присмотрись к ней. – Пытается навязать мне мысль о новой женитьбе. – Достойная девушка. А главное, – напирает. Заставляя меня закипеть от ярости. Стискиваю пальцы на кожаной обивки кресла. Так что она громко скрипит на весь кабинет. Нужно держать себя в руках, и не дать эмоциям выбраться наружу, – она станет хорошей матерью твоим детям.

- Ты не посмеешь вмешиваться в мою судьбу. – Поднимаю руку. Хочется ударить со всей дури по столу, но я торможу ее в воздухе и сжимаю кулак. – Моя личная жизнь тебя не касается. Разберусь сам. – Отталкиваюсь от кресла, чтобы скорее убраться из его кабинета. Ни один наш разговор никогда не заканчивался хорошо. Почему же я решил, что сегодняшний станет исключением? Так или иначе, отец всегда пытался навязать свою волю. Считая, что так правильно. И ему лучше знать, что хотят его дети. Но если с Клео у него это выходит, мной манипулировать я не позволю. – И да, на праздничный вечер у меня уже есть спутница. – Отец издает громкий, нахальный смешок, который отдается звонким эхом в тишине комнаты.

- Неужели Тина?! Брось, Николас, она не так женщина, которая должна быть рядом с тобой. Не спорю, – он поднимается на ноги и подходит ближе ко мне, – она красивая и сексуальна. Умна. Чертовски хитра. Но она не твой уровень. Вспомни, – голос становиться тише. Пронзительнее, – где ты ее нашел. Подумай о ее прошлом. Ужасном прошлом. – Разворачиваюсь, больше не в силах находиться рядом с ними. Пара шагов, и я достигаю выхода из кабинета отца.

- Мое прошлое ничуть, ни лучше, папа. – Быстрыми шагами иду по коридору. Куда угодно. Лишь бы подальше от его кабинета. Влияния, которого он на меня оказывал. Мне всегда казалось, что мы были совершенно разными. Сейчас я понимал, что мы чертовски одинаковы. Поэтому каждый раз и сталкиваемся лбами, разнося все в щепки. Никогда не соглашаясь друг с другом. Бегу по ступенькам. На второй этаж. В комнату, которая когда-то была моей. Но даже она не спасала от угнетающей обстановки этого дома. Здесь не было уюта и тепла. Здесь все и всегда казалось чужим. Наверно я никогда не найду убежища для своей метающийся души. Практически вбегаю в комнату, даже не закрывая двери. Замираю где-то посередине и просто пытаюсь прийти в себя. Нет покоя. Нигде. Я обреченный странник, который так и не найдет себе пристанища. Наверно это злой. Моя судьба. Наказание за что-то, которое длиться уже достаточно долго. Ему нет конца. Нужно просто смириться и больше ни на что не надеяться.

- Ник! – Звонкий и радостный голос. А потом теплые руки обнимают меня за талию, и хрупкое тело прижимается к моей спине.- Ты здесь. – Ласковый голос Клео смягчает мою боль и опустошенность. – Я так тебя ждала. Объятия крепче. Мои чувства мгновенно меняются. Я даже позволяю себе улыбнуться. Моя сестренка. Наивная, любимая девочка. Я ведь и правда, ее люблю, хотя особо близко не впускал в свою жизнь. Открыто практически никогда не показывал своих чувств. Какая-то невидимая броня моего сердца, ограничивала, и не давала им волю. Она моя семья. Наверно единственный человек, который по-настоящему был для меня особенным. Ни отец. Ни брат, который вообще старательно игнорировал мое общество, и не хотел иметь со мной никаких отношений, никогда не занимали определённого места в моей жизни. Они просто были ее частью. Как само собой разумеющееся. Но только не Клео. Эта девочка. По-другому я не могу ее называть, ведь ей всего семнадцать лет. Обладает частичкой моего раненого сердца. И умеет немного его согреть.

- Привет малышка. – Беру ее за руки, и крепко их сжимаю. И хочется сказать так много, но как обычно я начинаю ограничивать себя. – Как твои дела?

- Скучала. – Искренний ответ. Другого я от нее и не ждал. Она всегда со всеми честна и открыта.

-Я тоже. – После таких теплых слов не хочется лукавить. Отпускаю ее руки и разворачиваюсь. А потом просто обнимаю сестренку, прижимая к себе. И ей не нужно громогласных слов, чтобы почувствовать все, что я испытываю к ней. Твою мать, как же не прав отец, распоряжаясь ее жизнью.

- Ты прилетел специально ради моего дня рождения? – Отстраняется. Невинный взгляд, наполненный восторгом и надеждой. Ну, разве можно его предать?! Никогда.

- Я не мог пропустить твой праздник. – Глубоко вздыхаю. И Клео замечает неловкость и напряжение. Она остро чувствует все. Особенно отношение людей к себе.

- Ты опять поссорился с папой? – С сожалением. Она любила нас обоих, и никак не могла понять, почему мы не можем найти общий язык. Наивный ребенок, слепо верящий в любовь. Мне было жаль, что ее детство и юность прошли в таком ограничении.

- Нет. У нас все хорошо. – Пытаюсь говорить четко и серьезно. Но она грустно улыбается, и подходит ближе.

- Я слышала, как вы ругались. – Клео снова прижимается ко мне, ища поддержки и заботы. Привыкла к ней.

- Мы просто громко говорили. Не обращай внимания. – Пытаюсь успокоить. Уговорить. Внушить, что между мной и отцов все хорошо, хотя это было далеко не так.

- Я хочу, – Клео делает шаг назад и берет меня за руки. Сплетает наши пальцы, – чтобы ты посмотрел на платье, которое я купила для своего дня рождения.

- Я обязательно на него гляну. Но только не сейчас. – Отпускаю ее руки и разворачиваюсь спиной к сестре. – Хочу немного отдохнуть. Оставь меня одного, пожалуйста. Увидимся позже. – Нужна передышка. Каждый приезд в этот дом, как мощный удар обухом по голове. Мне нужно некоторое время, чтобы адаптироваться и влиться в эту атмосферу. Клео, не говоря ни слова в ответ, выходит из моей комнаты, закрывая за собой дверь. Тишина и одиночество. Все, что мне нужно. Подхожу к кровати и обессиленно падаю на нее. Разворачиваюсь, подсовывая подушку под затылок. Смотрю в потолок. Боже. Ведь если бы Ева согласилась поехать со мной, все было бы легче. Намного. Рядом с ней, эти давящие стены и мерзкое ощущение того, что ты находишься, словно в тюрьме, не имели бы никакого значения. Но ее нет рядом. И дикая тоска, царапающая нутро все ярче напоминала, насколько мне одиноко и тоскливо. И так хочется услышать ее голос хотя бы на секунду, что я дрожащими пальцами достаю мобильный телефон из кармана, и почти вслепую набираю ее номер. Громкие гудки. Один за одним. А потом голос. Этот сладкий голос, который способен вернуть меня к жизни и что-то расшевелить внутри.

- Ник. – Шепотом. Не смело. Мурашки бегут по коже. До дрожи и умопомрачения.

- Ева. – В ответ лишь ее имя. Выдох. И сердце останавливается. Она все, что я хочу от этой жизни. Она мой рай и ад в одном флаконе. Очевидность поглощает. И я добровольно тону в ней, навсегда отдаваясь в плен девушки, которая еще до конца не понимает, как изменилась ее судьба.

Глава 13

Ева.

Мысли любят тишину. Спокойствие и умиротворение. Они не переносят криков и истерик, становясь от этого более воспаленными и острыми. И порой, чтобы разобраться в них нужно остаться в одиночестве. Хотя бы на пару мгновений. Чтобы все стало на свои места. И недавние поступки, которые еще вчера казались ошибками, превратятся в лучшие воспоминания твоей жизни. Жизнь коротка. И порой даже рискуя, нужно брать от нее все по максимуму. Срываться с цепи. Лететь куда глаза глядят, оставляя свои страхи у трапа самолета. Сейчас, я чертовски жалела, что не смогла осилить свои страхи и отправиться с Верано в Лас-Вегас. Но это время. Порознь. Катастрофически необходимо нам обоим. Хотя достаточно очевидно, что судьба крепко и надолго нас связала. И даже сопротивляясь собственному сердцу, было абсолютно бессмысленно. Разум и тело стонут от обыденности, и хотят хапнуть жадную дозу адреналина, которые появляются при одном лишь взгляде. Не говоря уже о сумасшедших прикосновениях, после которых едет крыша, и последние здравые мысли превращаются в роящийся клубок похотливых желаний. Я никогда не испытывала ничего подобного к мужчине. Не могла даже предположить, что существует такое влечение. Подобное кипящему жерлу проснувшегося вулкана. Когда ты готов на все. Когда в твоих жилах кровь то закипает до предела, то застывает подобно густому желе. И эта похоть, перемешенная со страхом и неким чувством, которое выворачивает все кишки наизнанку, превращает меня в одержимую. В женщину, которой я никогда не была. Ощущения цепляют. До хрипоты. Невыносимой ломки. До кома в глотке. Топят в смене настроений. Правил игры. И неимоверно хочется пуститься во все тяжкие, не задумываясь о последствиях. Ведь это становиться ничтожным, когда внутри все вскипает. Когда воздух накаляется, обжигая легкие. Руки тянуться к нему. Прикоснуться. Обнять. Раствориться в крепких руках, которые способны не только утешить, но и задушить. И я как сейчас помню его последние касания подушечками пальцев. По моим щекам. От которых меня трясло. Кожа покрывалась мелкими капельками пота. А безудержное возбуждение подкашивало ноги. Черт бы его побрал. Вцепилась пальцами в кожаную куртку и едва не простонала в голос от острого чувства тоски. Мы не виделись всего ничего, я уже медленно и верно начинаю сходить с ума. Скучать, плавая в воспоминаниях. Об этих черно-карих глазах, которые гипнотизировали, превращая меня в заложницу. В рабыню, готовую умолять своего хозяина. Становилась неуправляемой. Одержимой. Сумасшедшей девушкой, готовой на все ради своего мужчины. А ведь Ник уже мой. Ощущала каждой клеткой своего тела эту истину. Многие предпочитают мужчин правильных. С чистой репутацией. С незапятнанным прошлым. С минимальным количеством отношений. Таких, которые все делают идеально. На совесть. Просчитывают каждый шаг, чтобы не очернить свое честное и доброе имя. И наверно такие мужчины наверняка кому-то интересны. И пользуются популярностью у определенного круга женщин, которые ищут стабильности и умеренного ритма жизни. Сейчас понимаю, что я не такая. Мне так давно хотелось выйти за рамки этой правильности и нормальности. Получить от жизни свой сценарий моей судьбы. Пережить все моменты, которые она мне уготовила. С гордо поднятой головой. Сражаясь до последнего за то, что по праву мое. И я уверена, что все главные сражения еще впереди. Я завидовала Мии и Рене. Их истории, хотя знала ее не полностью. Знала, что Миа прошла огромный путь, чтобы добиться желаемо. Получить сердце моего дяди. Его любовь и заботу. Будет ли когда-то подобное в моей жизни? Смогу ли я получиться сердце человека, который уже очевидно не безразличен. Эти чувства не объяснить никакими словами. Наверно потому, что я испытываю их впервые. Каждый новый шаг вперед, раскрывает новые чувства. Дарит незабываемые ощущения, которые я, подобно губке впитываю без остатка. А Николас мой проводник. В тот мир, который никогда мне не был знаком. И, черт побери, мне нравиться, что он такой. Не идеальный. Несносный. Идущий наперекор всему миру. Пусть даже по головам. Не щадя чужие жизни. И даже понимая, что на кону стоит моя, я все же не смогла отказаться от этого соблазна. Подарила Верано все, что у меня было. И он забрал. Нагло. По-хозяйски. Оставляя свой автограф на моем сердце. Выжженное клеймо, которое определяет мою принадлежность к нему. И как бы я не пыталась занять свои мысли чем-то другим, ни черта не выходило. Дернула за ручку, распахивая стеклянные большие двери супермаркета. Прошла вперед, направляясь к стеллажу с напитками. Сама не знаю, зачем приехала сюда поздним вечером. Так и не смогла найти себе места. Нужно было отвлечься. Взяла несколько бутылок ананасового сока и пару шоколадок по дороге, подошла кассе. Быстро расплатилась, не обращая практически никакого внимания на молодого парня продавца, который нагло пытался построить мне глазки. Сейчас я контрастно ощущала разницу между взрослым мужчиной, пусть с темным прошлым и разбитым сердцем, и мальчиками, которые планируют лишь секс на пару ночей и беззаботное время провождения. И наверно мой возраст соответствует подобным принципам. Просто я не такая. Благодаря воспитанию деда, наверно, я повзрослела слишком рано. Он старался вырастить сильного и уверенного в себе человека. Поэтому никогда меня не щадил, хотя и довольно часто баловал. Позволял пользоваться статусом семьи Виларес, как мне хотелось. И я делала это, никогда не переступая грани. Понимая, что все, чего достиг мой дед вовсе не моя заслуга. Никогда не вела себя, как избалованная девочка из богатой семьи. Стремилась достичь чего-то сама, даже понимая, что живя под одной крышей с моим дедом, этого не выйдет. Поэтому так отчаянно схватилась за надежду начать собственную жизнь. Приехала сюда. Наверно судьба сама привела меня в этот город. В объятия мужчины, который необъяснимым образом превращался в центр моей вселенной. И как бы неумолимо сейчас я не пыталась отрицать свои чувства к Верано, это было просто самообманом. Все напоминало о нем, даже без его присутствия. Вышла на улицу, крепко держа в руках бутылки с соком. Открыла дверцу машины, и кинула их на пассажирское сиденье. Едва ли успела это сделать, как мой мобильный телефон, лежащий на бортовой панели в машине, заорал на весь салон. Так громко, что я неожиданно дернулась, не сразу понимая, что нужно сделать. Наклонилась и взяла мобильный в руки. Нажала ответить, даже не прочитав имя звонившего.

- Алло. – Равнодушно и холодно. Разворачиваюсь, прижимаясь спиной к машине. Смотрю перед собой на ярко освещенную витрину магазина.

Ева, привет. Как всегда задорный голос моей подруги. Слышен звук громко играющей музыки. Посторонние голоса. Ну конечно. Что еще может делать Клер поздним вечером, как ни гулять в каком-нибудь клубе. Улыбаюсь сама себе, заранее предполагая, что она сейчас начнет мне говорить.

-Привет подруга. – Тон голоса не меняется. Пустота внутри окутывает все сильнее. Понимаю, что никакое заманчивое предложение Клер не сможет ее заполнить. Отталкиваюсь от машины и делаю несколько шагов вдоль нее. Дышу резко и часто. Понимаю, что зависла где-то в своих мыслях. Да и если честно, совершенно не знала, что еще сказать Клер.

- Ты сейчас где? – Насторожено спрашивает, предполагая какой-то собственный ответ.

- Только что вышла из магазина. Собираюсь ехать домой.- Говорю честно. Наверно даже не буду увлекать себя в просмотр очередного фильма, как планировала. Лягу в постель и попробую, наконец, хорошенько выспаться. Особенно учитывая то, что в университете завтра важная контрольная работа.

- Не хочешь развлечься? Я тут в одном клубе, с умопомрачительной компанией молодых парней и ты бы могла….

- Клер, мне это не интересно. – Перебиваю, не позволяя подруге закончить ее красноречивое предложение. И мой отказ вовсе не связан с тем, что все мои мысли заполнены одним единственным мужчиной. Для меня всегда было не приемлемо, проводить время в кампании малознакомых людей. Особенно парней. Для Клер же это было в порядке вещей.

Ну, ты и зануда, Ева. Клер наигранно ахает в трубку, заставляя невольно меня усмехнуться. Знала, что она совершенно не принимала моих принципов, потому что привыкла жить по своим собственным законам. Где все позволено. Где зачастую нет морали, и чувства обесцениваются до невозможности. Дешевый мир, в котором нет ничего святого. Я не привыкла к такой жизни, сейчас совершенно не хотелось что-то менять в себе.

- Знаешь, Клер,- делаю пару быстрых шагов, и шире открывая дверцу машины, сажусь на водительское место, – я предпочту тихий вечер в одиночестве. С чашкой кофе и какой-нибудь сопливой мелодрамой, чем проводить свое время с парнями, которые только и ждут, чтобы уложить тебя в кровать. Ты привыкла к подобному. Я так жить не хочу. – Это не укор или обвинения. Ни в коем случае я не хотела осуждать свою подругу и навязывать ей свой образ жизни. Но и прожигать свою жизнь, как она, не собиралась. – И, между прочим, Клер, у нас завтра контрольная. На твоем месте, я бы хотя бы что-то подучила. Сама знаешь, еще один промах и тебя выгонят из университета.

- Да плевать мне на него.- По тону и дрожи голоса, понимаю, что Клер уже изрядно выпила и читать ей нотации и в чем-то убеждать сейчас бесполезно. – Пусть выгоняют. Ты же знаешь, Ева, я никогда не хотела в нем учиться. Это решение моих родителей.





- А что будет дальше? Сплошные вечеринки до утра и море алкоголя? Какое будущее ты для себя видишь, Клер? – Понимала, что вопрос в никуда. Подруга сейчас не в том состоянии чтобы задуматься о чем-то серьезном. Да, и я, если честно не понимаю, зачем задала его. Может быть потому, что подобный вопрос крутился в голове, относительно моей собственной жизни.

- Ох, Ева, – обреченный вдох. Мне даже кажется она моментально приходит в себя. Снова какой-то шум. Голоса на заднем фоне и громкая музыка, стихают, – если бы ты только знала, как меня тошнит от подобной жизни. Я хочу измениться, но не знаю, как это сделать. Тебе повезло, что ты родилась в семье, которая любит и ценит своего ребенка. А, я…..-Тишина. Клер обрывает фразу, больше не говоря ни слова. Задумываюсь на мгновение, и понимаю, что она не совсем права. Меня любят. Да! Но только дедушка и бабушка. А мать!? С силой сжала глаза, выгоняя из головы любые мысли о ней. Не сейчас. Мне и так достаточно переживаний. Я никогда не кляла судьбу, что все именно так, как есть. Наоборот. Всю свою сознательную жизнь я благодарна ей, что она подарила мне таких замечательных людей.

- Все будет хорошо. – Стараюсь говорить увереннее, но мой голос дрожит. – Клер, в твоей жизни обязательно будет так, как ты хочешь. Главное верить и не опускать руки на пути к своей мечте. Поверь, я знаю, о чем говорю.

- Я слабачка, Ева. – Всхлипывает в трубку. Наверно зря я начала об этом говорить. – Наверно мне проще обвинять кого-то в своих неудачах, чем взять жизнь в свои руки. И доказать не только родителям, что я способна на многое. А в первую очередь себе. Как думаешь, у меня еще есть шанс?

- Шанс есть у каждого человека. Всегда. Чтобы не случилось, и чтобы он не сделал. Просто поверь в себя, Клер. Ты намного сильнее, чем кажешься. – Равномерно дышу, смотря перед собой. Сквозь лобовое стекло. На улице давно стемнело. И только яркие огни витрин магазинов, переливались разными красками. Успокаивали.

- Увидимся завтра, да? – Клер говорит так, словно мы совершенно ни о чем не разговаривали. Ощущаю в тоне ее голоса привычное безрассудство и игривость. Иногда мне казалось, что она очень ветреная. И все мои советы бесполезны. Легко осуждать чужую жизнь. Говорят со стороны виднее. Нет! Ты никогда не поймешь, что ощущает человек, пока не побываешь в его шкуре. Пока в собственной жизни царит хаос и беспредел, ты не имеешь права давать оценку другим. Это низко и мерзко.

- Да. – Короткие гудки. Клер вешает трубку, и я облегченно вздыхаю. В душе неприятный осадок. Наверно я наговорила лишнего, но с другой стороны кто-то должен ей открыть глаза. Подтолкнуть к разумным действиям. Иначе она спустит свою жизнь в пустую. Поднимаю руку и поворачиваю ключ в замке зажигания. Нажимаю на педаль газа, медленно трогаясь с места. Мобильный телефон до сих пор зажат в одной руке. Кидаю его на пассажирское место, и пристально смотрю на дорогу. Я любила скорость и адреналин. И спортивная машина Рене, за рулем которой я сейчас находилась, была создана для этого. Но, несмотря на все внутреннее самодурство и сумасшествие, я знала, где находится допустимая грань. Обещала, что ни за что не стану подвергать свою жизнь риску. Да и в последнее время я все больше предпочитала передвигаться на автобусе или пешком. Не выделяясь из общей массы моих сверстников.

Дорога до дома не заняла больше десяти минут. Старалась ни о чем не размышлять, и больше не погружаться глубоко в подсознание. Ведь сколько бы я не думала, реальность уже не исправить. Да и не хотела я этого. На данном этапе моей жизни, все устраивало. Даже эти загадочные отношения с Николасом Верано. Мимолетно бросила взгляд на браслет, который крепко обнимал запястье. Словно наручник. Ключи, от которого, навсегда выброшены на дно самой глубокой и черной бездны. И добыть их, чтобы освободить меня, может только он. Надежда на спасение напрочь загублена. Верано не отпустит. Не позволит мне жить без него. Это пугал настолько сильно, что при одной только мысли кожа покрывалась холодным потом. Волосы вставали дыбом. Смесь ужаса и дикой страсти, охмеляли, хлещи любого наркотика. То, что можно испытать в эти разрывающие минуты безумства несравнимо ни с чем. Вцепилась руками в руль до ломоты в костяшках пальцев. Сцепила зубы, ярко ощущая, как по всему телу прокатывается горячая волна. Сжигая все заживо. Губительно чувство тоски усиливалось. Скучаю, черт возьми. Безумно сейчас бы хотелось прижаться к крепкой груди, да и что греха таить, повторить все, что между нами произошло в постели. Втянула воздух носом, и собрав все силы , разжала онемевшие пальцы. Вытащила ключи из замка зажигания, и, забрав мобильный телефон с соседнего сиденья, покинула машину. Кликнула, сигнализацию, и уже сделала несколько шагов в сторону входа парадной, как вспомнила, что абсолютно забыла про купленный сок и шоколад. Плевать. Возвращаться точно не буду. Несколько шагов и я оказываюсь в слабо освещенной парадной. Неспеша поднимаюсь по ступенькам. Вплоть до своей квартиры. Так же медленно открываю двери и прохожу внутрь. Не включая свет, бреду в свою спальню. И только там, зажигаю светильник на прикроватной тумбочке. Тело ломило и требовало отдыха. Скинула кеды. Положила на тумбочку свой мобильный телефон. Ключи. И практически безжизненно приземлилась на кровать, обнимая подушку руками. Несколько секунд в полнейшей тишине. Я даже не улавливала стука собственного сердца. Лишь только громкий вдох. Потребность моих легких, которые, казалось, распухли и были воспалены. Внутри все жгло. Тело съежилось от непонятных ощущений. Не могла найти удобное положение и постоянно ерзала на кровати. Потеряла ход времени. Мысли были наполнены им. Одним. И остро мучила одна. А думает ли Ник сейчас обо мне? Так же скучает? Вспоминает о том, что было? Сжирают ли его подобные эмоции. Ведь они способны изменить многое. Характер. Судьбу. Всю жизнь перевернуть с ног на голову. И хоть я услышала достаточно обещаний и клят из его уст, до сих пор в чем-то сомневалась. Быть может это коварный ход. Ради соблазнения. Тогда к чему подарок, который красуется на моей руке? Мысли абсурдны. Эмоции превратились в бессознательную кашу. И найти среди них правильный ответ на любой из моих вопросов, практически невозможно. За окном лишь отдаленный шум машин. Ветра. И звуки приближающейся ночи. Спокойное дыхание в подушку. И полное сознание. Сон увлекать меня в свои сети так и не собирался. Переворачиваюсь на спину, смотря в потолок. Пытаюсь думать о чем угодно, лишь бы не о нем. Но ничерта не выходит. Глухой звук и телефон начинает вибрировать на тумбочке. Спустя секунду громкая музыка звонка разрезает тишину в моей комнате. Дергаюсь, принимая сидячее положение. Голова кругом. Даже не знаю, который сейчас час. Кажется, прошла целая вечность, хотя на самом деле это было не так. Немого разворачиваюсь, и, протягивая руку, беру мобильный. На дисплее просто номер. Но я точно знаю, кому он принадлежит. Каждая поджилка. Каждый нерв. Каждая клетка моего тела взбудоражено реагирует и вибрирует. Сердце трепещет. Руки дрожат. Хочется поскорее нажать «принять вызов» и услышать голос. Только я почему-то медлю. Растягиваю эту ожидающую пытку. Чтобы после в полной мере насладиться шквалом ощущений. Прочувствовать каждую секунду нашего разговора. Не предполагая его содержание. Почему же Ник звонит? Чтобы это узнать нужно просто ответить. Провожу колотящимся пальцем по сенсорному дисплею, и подношу телефон к уху.

- Ник. – Несдержанно выдыхаю его имя вместе с воздухом. Начинаю дрожать. Свободной рукой обнимаю колени, сильнее прижимая их к телу.

- Ева. – Грустно. Пропитано тоской. Неимоверной потребностью друг в друге. Пальцы до скрежета стискивают корпус мобильного. Замираю на месте. Смотрю в одну точку, слушая в трубке глубокое надрывистое дыхание. Доводящее до припадка. Ему так же одиноко, как и мне. Эта боль. Сочиться сквозь пространство, вырывая сердце с корнем.

- Как долетел? – До глупости банальный вопрос, но в данную минуту я не способна на что-то большее.

- Быстро. Я даже не заметил, как пролетело время. – И снова тишина. Пауза. Как будто нам больше нечего сказать друг другу. Наверно слишком мало времени прошло. Хотя на сердце столько слов, которые не видят выхода. Неловко. Нелепо. Все так рано. Смертельно быстро. И чувств так много, стремящихся на волю. Мы оба теперь другие. Невероятно обреченные. На одержимость друг другом. – Но я успел соскучиться по тебе, милая.- Он честен. Я тоже не хочу обманывать его.

- Я тоже, – Выдыхаю, падая спиной на мягкую подушку. Смотрю сквозь время и расстояние. Представляю его так же лежащего сейчас на огромной кровати. Он думал обо мне. На лице улыбка. На сердце обжигающее тепло. И душу разрывает от эмоций. От этой дурманящей страсти, которая вспыхивает от одних лишь слов, – Ник, я….

- Тише….- Шепотом. Ласкающе и нежно. До ядовитого озноба. – Не стоит объясняться. Ты сделала свой выбор. Я позвонил лишь для того, чтобы услышать твой голос, лисичка. Чтобы немного поиграть с тобой перед сном. – И в голосе азарт. В крови адреналин. Зашкаливает доза. Кровь молниеносно несется к сердцу, оживляя на своем пути все мертвые участки тела. Чем больше чувств, тем меньше слов. Проваливаясь в негу изнеможения, разум отключается. Губы парализует и на ответ не остается сил. Игра? Верано даже так старается держать меня под собственным контролем. Затягивая удавку на моей шее.

- Ник,- прикрываю глаза, – Ник, – лихорадочно повторяя его имя. – Вздыхаю полной грудью, слегка приподнимаясь на кровати. – А я,- дрожащими губами. Сходя с ума, – ждала твоего звонка. – И снова честно. Открыто. Да и он и так знает это.

- Знаю.- До одури короткий ответ и полнейшая тишина в трубке. Не слышу даже дыхания. Ничего. На миг, кажется, что связь прервалась. Но это не так. – Ты где сейчас находишься? – Уверенный вопрос. И очевидно, что Верано знает на него ответ, но хочет убедиться лично.

- Дома. Пыталась уснуть, но не смогла. – Поднимаю руку, зачесывая спадающие волосы на лоб.

- Так значит, ты лежишь сейчас в постели? – Коварно. Завлекающе. Начало утонченной игры, которой я пока не понимаю правил.

- Да. – И снова с выдохом. Последним. Легкие опустошены. Сухие губы почти не двигаются.

- Что на тебе надето, Ева? – Требовательно. Почти приказом.

- Что ты затеял? – Шевельнутся, нет сил. Тело во власти разума. А он в полном подчинении у Верано. Найти бы путь к здравым мыслям, но его нет.

- Ответь…. На…. Мой….. Вопрос…. – Каждое слово по отдельности. Протяжно медленно. Чтобы я в полной мере ощутила его власть. Сдалась без боя. Признала поражение.

- Платье…- Все, на что способна. Одно лишь слово. Меня колотит. Его голос. Пронзительный. С легкой хрипотцой и грубостью. Слегка брутальный. Раскаленный на углях. Доводящий до безумия. От одного его голоса можно навечно сойти с ума. Жить от звонка до звонка, моля чтоб перерывы длились, как можно меньше. – Короткое ситцевое платье. – Зачем-то уточняю. Словно понимая, что он замыслил.

- Моя умница. – Смешок. Лукавый и наглый. Даже не видя его лица сейчас, я представляю прищур этих адски-черных глаз. Горящих страстью и желанием. – Скажи мне, как оно застегивается? – Чувства оголяются. Кровь начинает бурлить, разрывая вены. Красиво и страшно. Жестко и нежно. Грани соединяются в одну сплошную линию, и больше нет преград, чтобы полностью погрузиться в надвигающуюся волну безумия.

- На пуговицы. Спереди. – Надрывно. Задыхаясь. Словно его пальцы сомкнулись на моей шее. И сонная артерия рвет глотку в клочья. Щемящая грусть по прикосновениям грубых пальцев. По его губам на всем моем теле. И хочется потребовать, чтобы Ник немедленно оказался рядом со мной. Немыслимо. Невозможно.

- Расстегни первые три! – Приказ. Грубый. Требовательный.

- Ник.

- Делай то, что я сказал. – Глухой звук. Полустон. Он сходит с ума, что сейчас не рядом. Пальцы еще сильнее впиваются в мобильный телефон. Его игра понятна, но я стыжусь своих желаний. Противлюсь им, стараясь игнорировать его приказ. Молчание. Лишь частое дыхание. – Ева, ты должна расстегнуть, чертовы пуговицы на своем платье! Немедленно! – Так громко, что я беспрекословно поднимаю руку, и начинаю практически срывать их. Одну за другой. И там уже не три, гораздо больше. Скручиваю ткань между пальцев. И совершенно не знаю, что говорить в ответ. И Ник, будто наблюдает за мной со стороны, продолжает издеваться. – Ну почему же ты не можешь делать все, что я прошу с первого раза?! Ева, милая, перестать отторгать свою истинную сущность. Прими ее. И наслаждайся. Закрой глаза и просто слушай мой голос.

- Чего ты хочешь, Ник? – Делаю все, как он просит. Запрокидываю голову назад, отдаваясь в плен его манящего голоса. Чувствам, которые уже вовсю владеют телом.

- Тебя. Немедленно. – Скрипит зубами. Мне даже кажется, что Верано охвачен обреченной яростью. Слова, пропитанные злобой, не выглядят ужасными. Наоборот. Все на грани. Возбуждающе. Ноги сводит судорогой. Горячий пот окропляет мою кожу. Ночной воздух, который проникает в открытое окно, превращается в сильнейший яд. Вдыхая дозу которого, ты медленно начинаешь умирать. Все на пределе.

- Что дальше? – Одержимо. Жажду продолжения. Плевать на предрассудки. Это наш мир, в котором мы вольны делать то, что нам заблагорассудится. К черту стыд и стеснение! Я хочу получить все сейчас, что он хочет мне предложить.

- Лисичка принимает правила игры. – Нахальный смешок в трубку. Звенящий. – Я знал, что долго ты не сможешь сопротивляться. Что дальше?! – Скорее не вопрос, а просто повторение моих слов, для четкого дальнейшего ответа. – Распахни тот участок платья, который расстегнула. Что под ним?

- Ничего. – Отвожу руку в сторону, хватаясь пальцами за покрывала. Понимая, что последует дальше.

- Ох, черт! – Грубый гортанный стон. Скрежет зубов. Передергивает. Волна адреналина встряхивает и без того дрожащее тело. – Ты не представляешь, Ева, как я сейчас хочу тебя коснуться. Но ты, твою мать, так далеко. Поэтому ты будешь делать все, что я буду говорить. Я хочу, – протягивает заманчиво последнюю фразу, лишая меня остатков разумных мыслей, – чтобы ты кончила. От моего голоса. От прикосновений собственных рук. Я стану путеводителем твоих движений. Просто слушай мой голос. Ты будешь делать то, что я скажу?

-Черт возьми, да! – Практически кричу в трубку. Не ощущаю пальцев.

- Твои глаза закрыты, Ева?

- Да! – Тихо. Уже бессвязно. Утопая полностью в кипящем котле невообразимых ощущений.

- Представь меня рядом. Почувствуй горячее дыхание на своей шее. – Шепчет. Рисуя в моей фантазии красочную картинку. Одними лишь словами. Я и все представляю. – Дотронься до себя, Ева. Проведи кончиками пальцев по бешено бьющемуся пульсу. – Немедленно выполняю все его требования, полностью отключаясь от реальности. Есть только он и я. Пусть связь лишь голосом. Но тело остро ощущает его присутствие гораздо ближе. Внутри. Подкожно. Повсюду. – А теперь опустись чуть ниже, Ева. К ложбинке. У груди. И прикоснись ладонью. – Несколько секунд тишина. Снова пауза. – Клянусь богом, Ева, я слышу, как барабанит твое сердце.

- Я тоже слышу твое! – Немедленный ответ. Все так и есть. Незримая связь, даже на расстоянии позволяет нам тонко ощущать друг друга.

- Оближи свои пальцы, милая. – Новая просьба. Строгая. Безоговорочная. – А затем коснись подушечкой твердого соска. Не торопись. Запомни все свои ощущения. Делай это до тех пор, пока тело не начнет бить судорога. И помни, я все слышу. Все чувствую.

- Охххх,- простанываю в полный голос, когда делаю все, как он говорит. Выгибаюсь дугой. Словно навстречу к его крепкому телу. Которого, увы, нет рядом. – Ник, господи, у меня никогда не было ничего подобного.

- Я первый и единственный. Во всем, Ева. Пора бы это уже понять. – Со злобой. Гневом. Как будто я противоречу его словам, но я не собираюсь этого делать. Верано прав. Я больше не смогу ни с кем быть кроме него. – Не будем отвлекаться, милая. Ведь впереди самое интересное.- Зловещая улыбка. Чувству ее. И будь он рядом, уже порвал бы меня на части. Взял прямо здесь и сейчас. – Расстегни свое платье до конца, но не снимай его. – Не успевает он договорить. Все выполняю. Распахиваю его в стороны, оставаясь в одних трусиках. Руки трясутся. Мобильный телефон едва не выскальзывает из вспотевших пальцев. – Вернись к своей груди. Сожми сосок между пальцев. Представь, что я кусаю его зубами. До боли. Сладкой истомы. Ты чувствуешь, как я это делаю. – Боже. Что же он творит. Он изводит не только меня. Себя в первую очередь.

- Боже мой, да. Я чувствую тебя, Ник. – Голос дрожит. Мои руки лихорадочно трогают тело. Мне кажется, еще немного и я правда кончу. Кишки скручиваются в тугой узел. Между ног болезненно начинает ныть. Если бы Верано был рядом, наверно я бы стала умолять его трахнуть меня. Но его нет. И нам обоим приходится довольствоваться лишь голосами друг друга. – И губы. Шершавые и ненасытные. И пальцы, которые в агонии сжимали мое тело. И зубы на своем соске. – Каждое слово со свистом. Хватаю воздух липкими губами.

- Поставь телефон на громкую связь, и положи рядом с собой. Я хочу, что бы ты ласкала себя обеими руками. – И с каждым новым приказом безумие усиливается. Отрываю телефон от уха, пытаясь, как можно быстрее переключить его на громкую связь. Кладу рядом с собой. Верано без всякого ответа понимает, что я сделала все, как он попросил. – Послушная девочка. – Игривый смешок.

- Твоя! – Неосознанно. Так быстро, что не успеваю осознать, что я сказала.

- Моя! Ты разве сомневаешься?! – Вопрос. Ответ, на который мы оба уже знаем наверняка. Молчу. Сгорая в огне бушующих желаний. До пепла. Превращаясь в густую дымку, которая обволакивает подсознание, погружая его в мир похоти и темноты. – Обними свои груди, Ева. Пройдись пальцами по каждому доступному участку кожи. Не спеша. Представляя, что это мои руки тебя ласкают. А затем плавно спустить ниже. К границе резинки свои трусиков. Твою мать, Ева, я чувствую какая ты горячая. Возбужденная. Я хочу коснуться тебя языком. По складкам. Поиграть с клитором. Чтобы ты стонала во все голос, цепляясь пальцами за мои волосы. Требовала все больше и больше. – Внутри что-то взрывается. Сомнения и стыд окончательно уходят куда-то далеко. Дрожащей рукой проникаю под тонкую кружевную материю. Развожу шире ноги, и начинаю сама себя ласкать. Воплощать его одержимую фантазию в реальность. – А потом, я бы всунул в тебя свой язык. Потрахал бы им. – Опускаю пальцы чуть ниже, и немого всовываю их во влагалище. Медленно двигаю, начиная извиваться на месте. – До тех пор, пока твои упругие мышцы не стали бы его судорожно сжимать. А жар от твоей плоти, не спали меня к чертовой матери. Черт бы тебя побрал, Ева, скажи мне, что ты сейчас кончишь! Расскажи, что ты чувствуешь в данный момент.

Тебя….. Воздуха нет совсем. Легкие опустошены. Сердце разрывает грудную клетку. – Везде. Каждой частью своего тела. Меня всю трясет, Ник. Я трахаю себя пальцами, представляя твой член внутри себя. Каждый грубый толчок. Хочу, чтобы ты кончил вместе со мной.

-Черт, замолчи. – Его слова тихим эхом проносятся по комнате. Все, как в тумане. Голова кружиться. Острая нехватка кислорода, сжигает внутренности. Сама не замечаю, как движение пальцев становиться быстрее и требовательнее. Подушечкой. По клитору. Пока тело не начинает биться в экстазе. Забывая, что он слушает меня, что-то бессвязно шепчу. Его имя. Несвойственные для меня ругательства. Впервые в жизни я довожу себя до оргазма подобным образом. Позволяя мужчине руководить процессом по телефону. И это настолько все ярко, что кажется сном, или неосуществимой иллюзией, на фоне густой тоски. Нет! Все правда. Все реально. – Боже, Ева, я представляю насколько ты сейчас прекрасна. Растрепанная. На грани оргазма. С горящими желанием глазами. Облизываешь губы. Манишь к себе. А я бы, черт…. – Верано замолкает. А я в секунду вспоминаю настырные движения его члена. Глубоко. Жестко. И те ощущения, когда он вынуждал меня смотреть на то, как входит в мое тело. Едва представив это начинаю кончать, выкрикивая его имя. Лихорадочно сжимая бедра, продлевая этот момент, как можно дольше. Жар из низа живота расползается по каждой вене. С кровью. К сердцу. Вынуждая его биться еще сильнее и яростнее. Хватаю приоткрытым ртом недостающий воздух. Громко. Надрывно продолжаю постанывать. Кусать губы. Оргазм не отпускает. Такого никогда не было. Даже после секса. Той ночью. Новая грань удовольствия. Непостижимая ранее, и доступная теперь. Если я до сих пор сомневалась в нашей связи друг с другом, то после всего, что сейчас произошло отрицать это нет смысла.

- Николас.- Полным именем. По-прежнему вибрирующим голосом. Как будто не моим. – Я буду ждать твоего возвращения. – Протягиваю руку и беру мобильный. Переключаю на обычный разговорный режим, и подношу телефон к уху, ожидая его немедленного ответа.

- Мы скоро увидимся, Ева. Клянусь тебе. – Уверенно. Фраза насыщена мечтами. Желанием скорой встречи. И так абсурдно осознавать, что всего этого бы не было, если бы я осмелилась и полетела вместе с ним. Но что сделано, то сделано.

- Я не хочу прощаться, Ник. – Наизнанку выворачивает. Крышу срывает. Неизвестно сколько времени пройдет до следующего звонка. Наверно первая я не осмелюсь набрать его номер.

- А мы и не прощаемся.- Внезапные короткие гудки. Не выдержал. Нажал на кнопку «завершить». Обессилено выпуска телефон из рук, моментально прикрывая глаза. Черт! До конца не осознаю, что произошло. Это был секс. Самый настоящий. С оголенными эмоциями. Сдирающий кожу заживо. Выжигающий новый шрам на сердце. Это был ураган, который разнес в щепки весь мой стыд. Стеснение. Порядочность. Я чувствую себя распутной. Зависимой. Одержимой наркоманкой, которая получила новую дозу наркотика. После которой начнется ломка. До одурения. Истерик. Где-то внутри. За ребрами. Приносящая боль. Жажду. Алчную потребность, которую я не смогу удовлетворить без участия Верано. Этот получил все, что хотел. И даже больше. Сама позволила. Сама все вручила в его властные руки. Сама подписала этот смертельный приговор. Но обратной дороги нет. Если начать отступать будет только хуже. Я намерена двигаться вперед. Сражать до последнего, даже если не останется шансов ни на что. Судьба бросила мне вызов и я готова его принять. Распахнула глаза, и резко дернулась вперед, садясь на кровати. Расстегнутое платье съехало с плеч. Напряженными руками сняла его с себя и небрежно кинула на пол. Внезапно стало холодно. Может быть потому, что одуряющее ощущение после оргазма окончательно отступило. Освободило мое тело. Мышцы ныли. И иногда меня все еще потряхивало. Вся кожа была липкой. Мурашки не исчезали. Казалось, мне просто приснился сон. Самый сумасшедший в моей жизни. Но мгновенно слыша в ухе хриплый голос, приходила в себя. Все на самом деле. Все произошло. Несколько минут назад. В моей комнате. В маленьком мире, в который я не собиралась никого впускать, но впустила. Самого опасного и взыскательного мужика на свете. Загадочного и темного. Непредсказуемого и безрассудного. И черт возьми я не могу уже ничего изменить. Приросла к нему кожей. Душу отдала вечное рабство. Сердце подарила. Тело. Все. Этот самый дрогой подарок мужчине должен что-то значить. Чувства и мысли еще больше превращались в путаницу. Я так рассчитывала на то, что эта разлука пойдет нам обоим на пользу, но вышло, по-моему, наоборот. Тысячи гнусных минут в сжирающей тоске. Еще больше вопросов чем было. Ни одного ответа.

Поворачиваюсь на кровати, и спускаю ноги на пол. Нужно снять жесткое напряжение. Смыть себя липкий пот. Хочу ощутить струи горячей воды на своем теле. Просто расслабиться и может быть наконец заснуть. Отталкиваюсь от кровати руками, направляясь в сторону ванной комнаты. Немного кружиться голова и ведет в сторону. Пытаюсь надышаться. Хватая воздух крупными порциями по дороге. Каждый волосок на моем теле все еще дыбом стоит. Бросает то в жар, то в холод. Кожа натянута, как струна. Мне кажется я не принадлежу сама себя. Другая. Более уязвимая. Живая. Такой не была раньше, и наверно никогда не буду. Верано изменил все. Мой внутренний мир. Растоптал невинность, которая еще теплилась где-то внутри. Дохожу до душевой кабинки, и моментально включаю кран горячей воды. Встаю под мощные струи тропического душа, запрокидывая голову сначала назад, потов возвращая ее в привычное положение. Упираюсь руками в запотевшие стены душевой кабинки, и просто наслаждаюсь стремительным потоком горячей воды, который бьет мне в спину. Время перестает существовать. Кажется стрелки всех часов в мире, остановились в это мгновение. Длинные волосы, которые окончательно намокли, прилипли к телу. Вода течет по лицу, приятно обжигая. Мышцы начинают расслабляться и напряжение отступает. Не знаю сколько я провожу времени, стоя неподвижно под душем. Мне кажется, совсем мало. Хочется еще и еще. И я продолжаю стоять. Словно пытаюсь смыть что-то с себя. Потому что какие-то внутренние сомнения все равно не дают покоя. Слишком много тайн и недомолвок. Я не знаю практически ничего о нем, и совершенно не предполагаю, что успел разузнать обо мне Ник. Мы даже по-человечески ни разу не говорили. Не делились какими-то мелочами. Хотя о чем, я? Он никогда в жизни не скажет мне того, что я хочу знать. Его прошлое. Все причины изменения его личности. Сердце чувствовала, что их очень много. И наверно мне лучше вовсе и не знать о них. Но ведь глупый мотылек всегда летит на пламя, не думая, что сожжет свои крылья.

Закрутив кран горячей воды, я стянула себя намокшие трусики и вышла из душевой кабинки. Обернулась большим махровым полотенце, и вернулась в спальню. Расстелила по нормальному кровать. Надела любимую футболку, в которой обычно спала. И почти улеглась в кровать. Громкий звук, доносившийся из моего включенного ноутбука, вынудил меня нервно дернуться. И я забыла совсем, что не выключила его. Сигнал говорил о том, что на мою почту пришло новое письмо. Усмехнулась. Наверняка Ник решил продолжить наш достаточно продуктивный разговор. Сделала пару шагов по комнате. К столу. Отодвинула стул, и присела на край. Нехотя подняла крышку ноутбука, быстро открывая окно почты. Адрес электронной почты отправителя был совершенно не знаком. Какие-то странные цифры, и пара бессвязных букв. Заметила, что к письму прикреплено несколько файлов так же нелепо подписанных. Первая мысль, которая меня посетила «кто-то ошибся адресом» ,и мне стоит просто удалить его или отправить в спам. Но любопытство взяло верх. Совершив пару кликов мышкой, открыло все содержимое письма. Уставилась на экран, до конца не понимая и не принимая то, что я увидела перед собой. Газетная статья. Трехлетней давности. С фотографиями. На которых изображен Николас и худая, хрупкая брюнетка. С разных ракурсов. Возле большого здания. А дальше текст. Который заставляет мое сердце забарабанить глухо и судорожно.

«Молодой и успешный миллионер. Владелец самых крупных казино по всему миру Николас Верано. Который старательно пытался скрывать свою частную жизнь, был замечен со своей женой, возле дорогостоящей клиники, где по слухам многих источников она проходила лечение. Личность свой супруги мистер Верано никогда не раскрывал. Только лишь в одном из интервью назвал ее имя. Лора Верано. Качественных фото девушке так же никто не имеет. Причина появления в клинике, и состояние здоровья миссис Верано так же не установлены. Успешный бизнесмен прилагает все усилия, чтобы посторонние люди не вмешивались в его жизнь. Более таинственного человека, чем он, врядли кто-то встречал»

И дальше еще какой-то текст. На который я уже не обращаю никакого внимания, рассматривая имеющиеся фото. Ника трудно не узнать. А вот девушку, действительно не разглядеть. На всех фото, Верано либо крепко обнимает ее. Так, чтобы никто не сумел сфотографировать ее лица. Либо полностью загораживает своим тело. Господи! Ведь я действительно ни черта не знаю о нем и его жизни. Мне не удается погрузиться в размышления, потому что глаза натыкаются на текст в конце этого письма. Который написан тем самым человеком, который его прислал. Аноним. Мужчина или женщина. Неизвестно. Все тщательно спланировано. Просчитано. Так, чтобы я никогда не узнала кто это. Но зачем? Оградить меня от Ника? Подтолкнуть к более решительным действиям? Расставить мои мысли на свои места? Читая сообщение, понимаю, что меня кто-то загоняет в тупик. Запутывает окончательно.

« Ваша встреча изменила твою жизнь, но насколько хорошо знаешь человека, с которым ты спишь? Он не тот, кем хочет казаться. Не стоит безоговорочно доверять человеку, которого совершено не знаешь. И самое главное, спроси Верано, где сейчас Лора? Спроси, что он с ней сделал?»

Короткое письмо, от которого мерзкий холод проползает по позвоночнику. Руки колотятся. От страха. Ужаса, который наполняет легкие. С силой закрываю крышку ноутбука, не в силах больше смотреть на эти фото и текст. Черт, ощущая себя беспомощной. Марионеткой в чужой игре. Сомнений все больше. Новая информация о жизни Ника не укладывается в голове. И эти вопросы, от незнакомого человека наталкивают на самые страшные мысли. Но я понимаю, что он прав. Я не знаю кто такой Николас Верано. Я не знаю о его прошлой жизни. Да я вообще ничего о нем не знаю. Осмелюсь ли я задать все эти вопросы, глядя Нику прямо в глаза? При личной встрече. Сохраняя уверенность в себя. Напирая так, чтобы он дал мне ответы. Врядли. Но не пойдя на риск, ничего не откроется. Я узнаю кто такой Ник? Что случилось с его женой? И почему все превратилось в строжайшую тайну? Наверно все обернется нелепыми попытками, но я не стану продолжать отношения, с человеком о котором реально ничего не известно. Кроме имени и положения в обществе.

Глава 14

Ева.

Четырнадцать дней. Триста тридцать шесть часов. И, кажется не много, но для меня они оказались целой вечностью. Из головы никак не выходило то письмо. Запомнила каждое слово. В памяти отпечатались все фотографии Ника и его жены. Боже, я до конца никак не могла поверить, что Верано женат. Эти мысли сжирали изнутри. Неторопливо. Изысканно. Так, чтобы я запоминала каждую гребанную секунду этих тошнотворных переживаний. На душе мерзко. Возможно, я спала с мужчиной, у которого есть жена. Своя семья. Ощущала себя шлюхой, которая просто поддалась искушению, и отдалась мужчине. Утонула в страсти, совершенно не зная о нем ничего. Ник звонил десятки раз каждый день. Но я не могла поднять трубку. Не знала о чем говорить. Как задать решающий для меня вопрос. Эта трусость взяла верх. Эта нерешительность поглотила. Но я до безумия боялась услышать горькую правду, которая, скорее всего, реальна. Я держалась из последних сил при каждом его звонке. Хотелось поднять трубку и услышать любимый хрипловатый голос. Который, явно будет яростным и властным. Требовательным. Настойчивым. Я как всегда уловлю скрип его зубов. Услышу частое дыхание, и даже вибрацию бешеного пульса. Буду мечтать о прикосновениях и поцелуях. Я сдамся, даже зная правду. На самом деле я гораздо слабее, чем думала. Верано искусно удалось завладеть моими чувствами. Сердцем. Душой. Он отравил собой все мое существо. Понимала, что, не отвечая на его звонки, ничего не измениться. Рано или поздно он вернется из Лас-Вегаса, и мы встретимся. Неизбежно. Лоб в лоб. До искр в глазах. До изнеможения разорвем друг другу сердца. Растворимся в поглощающем огне страсти. Устроим войну, в которой Верано в очередной раз окажется победителем. Я понимала все, но не могла принять этого. Не могла смириться с мыслью, что он, твою мать, женат. Не хочу быть второй. Просто временем, которое он проводит, чтобы разнообразить свою жизнь. В моей памяти сохранились яркие воспоминания из детства. Юности скорее. Все мимолетные романы моей матери с женатыми мужчинами, которые никогда не сулили ничего хорошего. В них нет будущего. Нет абсолютно ничего. Просто секс. Украдкой. Наверняка в дешевых, малознакомых отелях на окраинах города. И хоть моя мама, порой порхала, как бабочка. Вся, светясь от счастья. Думая, что, наконец, нашла своего избранника. И ради нее он бросит свою семью. Возможно имеющихся детей. Только сейчас я понимаю, насколько она была наивной. Как грязно себя вела. Я не хочу стать ее подобием. Не хочу строить свое счастье, разбивая чужое. Не разлучница. И никогда ей не стану. После первой недели постоянного напряжения и переживаний, я осмелилась поискать в интернете что-нибудь о Нике. О его свадьбе. Жене. Хоть что-то. Но практически не было никакой конкретики. Все имеющиеся статьи о Нике и его жене Лоре дотированы несколькими годами ранее, и не одна из них даже не намекает на то, что он разведен. Единственное, что вызывало сомнение и что-то царапало внутри, это снимки полугодичной давности с девушками. Сначала с одной. Затем с другой. Ник позволял себе появляться на публике, меняя женщин. Без стеснения и неуверенности. Но, уже немного зная характер Верано, предполагала, что его возможный семейный статус никак не влияет на свободу его отношений с другими. Тем более, судя по описаниям в статьях его жена, скромная и достаточно стеснительна женщина. Возможно это все слухи. Происки желтой прессы. Возможно, все правда. Каждая мысль, вплеталась в клубок и запутывала меня еще сильнее. Тоска съедала. Но я добровольно пошла на это. Решила хотя бы на время оградить себя. Только сама не понимала от чего. Ведь каждую минуту я прокручивала в мыслях наш разговор. Ощущала себя сильной и смелой. Девушкой, которая нагло спросит все, что ее гложет. И продолжит мечтать о будущем. Я уже успела нарисовать яркими красками. Моя жизнь наверно тернистый путь. Сложный и не предсказуемый. Но он мой. Я никому не позволю рыть ямы, или толкать меня на обочину. Не сверну, как бы тяжело не было. Каждая ошибка – это урок. Каждая слеза – это закаленная сила воли. А минута слабости, это всего лишь перерыв перед чем-то более решительным. Держа в руке мобильный телефон, я в очередной раз нажала кнопку «отклонить» и сбросила его звонок. Сердце бешено загрохотало внутри. Попыталась глотнуть, но сухой ком застрял где-то в глотке. Меня всю трясло. Мы связаны. И эту сумасшедшую связь, которая тянется даже сквозь расстояние ничем не разорвать. Даже если я узнаю, что Верано женат, уже не смогу изорвать ее, и вышвырнуть из своего сердца. Вымести из своей души все чувства, как ненужный мусор. Все проникло настолько глубоко, что становиться страшно. Делала несколько попыток позвонить Мии и попробовать поговорить. Посоветоваться. Но не могла сделать этого, понимая, что его не готова открыть ей личность мужчины, который навечно завладел моим девичьим сердцем. Просто потому, что я ничерта о нем не знаю. Одни загадки. Факты, связывающие руки стальными канатами. Скажите, стоит бороться за желанного мужчину? Стоять горой за свое? Идти против ветра наплевав на обстоятельства? Думать только о себе? У каждого своя истина. Я не могла так. Не привыкла забирать чужое, даже если все преподносилось на блюдечке. Казалось, все, что произошло между нами с Верано это всего лишь игра. Ставка в казино. Где чаще всего проигрыш неизбежен. И даже четко осознавая это, все равно хочется играть. Ставка за ставкой. Жизнь коварна, как рулетка. Никогда не заешь, какое число выпадет в следующий раз, и какие последствия это принесет. Вздрогнула и сжала мобильный в руках, когда в очередной раз он начал вибрировать. Мне пришлось поставить его в режим вибрации, чтобы как можно меньше обращать внимание на то, что он постоянно звонит. А потом…. Смотря на дисплей, и видя несколько десятков пропущенных, мне хотелось просто выть. Набрать номер в ответ, и высказать, что скопилось. Что грозилось вот-вот взорваться, разрушая вокруг все, что можно. Я начинала бояться саму себя. Тех ощущений, которые проникли в кровь словно яд. С каждым днем я медленно умирала. Постоянно просматривая в интернете одни и те же статьи. Будто увижу или прочту что-то между строк. Узнаю желанную правду. А ведь достаточно всего-то набраться храбрости и ответить на звонок. Поговорить честно. Все рассказать и потребовать объяснений. Почему же сейчас я не могу быть смелой? Где моя дерзость и уверенность в себе? Все словно отняли. Забрали в плен, не давая шанса вернуть даже за вознаграждение. Я не могла больше терпеть эту внутреннюю борьбу. Не могла.

- Ева, а ты чего тут сидишь? – Тихий голос Клер за моей спиной не вызывает никаких эмоций. Мне даже хочется проигнорировать ее вопрос, но понимаю, что ничего не получиться. – Решила прогулять последнее занятие? – Клер усмехается, и, кидая свою сумку, садиться рядом со мной на ступеньки. Небрежно толкает в плечо, и я поворачиваю голову в ее сторону.

- Пока не знаю. – Отвечаю сухо, понимая, что поговорить по душам с подругой не самый лучший вариант. Она не поймет. Да и совета мне дать никакого не сможет.

- Что происходит, Ева, последнюю неделю ты сама не своя. Постоянно молчишь. Что тебя тревожит? – И верю, что Клер действительно переживает за меня, и хочет знать, почему ее подруга превратилась в тень, и ведет себя странно. Только я не могла ей ничего рассказать. Просто потому, что сама чертовски запуталась.

- Сложно объяснить. – Всего пару слов, и я закрывая лицо руками, смыкаю губы. Слишком сильно эмоции бурлят в крови. Просятся вырваться. Мне необходимо выплеснуть куда-то эту негативную энергию. Забыться. Раствориться в отрезке реальности, который сможет на мгновение стереть все границы. – Мне хочется сделать что-нибудь, – начинаю слегка заикаться и проглатывать буквы в словах, – запретное. Клер мне нужно разжечь адреналин в крови, чтобы встряхнуться.

- Мисс Фрей, – наглый голос парня рядом вынуждает дернуться и обернуться в другую сторону. Дин. Смотрит исподлобья, присев на корточки по другую сторону от меня, – я могу сделать вам пару заманчивых предложений. И готов пообещать огромную порцию адреналина и безумства.

- Ты знаешь, Броди, – усмехаюсь так же нагло ему в ответ, – не хорошо подслушивать чужие разговоры. – Наклоняю голову немного на бок, продолжая смотреть парню прямо в глаза. – И твои предложения сейчас, мне не интересны. Будь уверен, если бы мне была нужна мужская компания, я бы нашла с кем развлечься. – Выплевываю последнюю фразу, словно какое-то ругательство. Резко поворачиваюсь обратно, смотря на немного изумленное лицо своей подруги. Замечаю, как она пару секунд коситься за мою спину, видимо наблюдая, за реакцией Дина на мои слова. Плевать. И пусть сейчас я может быть повела с ним, как сука. Все равно я никогда и ничего ему не обещала.

- Не понимаю! – Клер укоризненно качает головой, зачесывая спадающие волосы назад.

- О чем ты? – Задаю наводящий вопрос, не до конца понимая смысл сказанной ею фразы.

- Ева, – Клер двигается ближе ко мне и сбавляет тон своего голоса, – я не понимаю, почему ты прикрываешься чужой фамилией.

- Это фамилия моей бабушки. – Отвечаю искренне. Не хочется этого скрывать. – Мать дала мне двойную фамилию при рождении. Она сама ее носит, потому что дедушка не смог до конца принять все ошибки, и запретил ей иметь что-то общее с ним. И с нашей семьей.

- Это глупо, Ева. Неужели ты не понимаешь, что грех не пользоваться фамилией Виларес. Особенно здесь. В Майами. Твоего дядю знает весь город, – Клер начинает тараторить, будто хочет меня в беспрекословно убедить в своей правоте. И пока она продолжает, я на миг задумываюсь, правильно ли я поступила, когда сменила фамилию, приехав сюда,- для тебя будут открыты все двери. У него полно денег, но ты почему-то решила жить в скромной квартире. Ездить на автобусе и выглядеть, как самая обыкновенная девушка. – Казалось бы она заканчивает свой монолог, который я все еще пытаюсь переварить, но этого не происходит. – Ты должна пользоваться всем, что дает тебе дед и Рене. На всю катушку. Есть в дорогих ресторанах. Носить брендовые шмотки, и менять дорогущие машины. Твоя семья очень богата, но ты почему-то сторонишься всего этого.

- Клер, замолчи! – Не выдерживая повышаю голос. Кажется даже слишком, когда замечаю, как проходящая мимо компания студентов косится в нашу сторону. – Ты, правда, ничего не понимаешь. – Озлобленно. Сердце начинает рвано стучать. Посмотри на меня,- хватаю ее за руку и немного разворачиваю к себе лицом, – без фамилии Виларес и всех денег моей семьи я никто. Пустое место. А мне хочется быть личностью. Чего-то самостоятельно добиться в этой жизни, не пользуясь бесплатными привилегиями. Не тратя деньги, заработанные моим дедом. Я не имею к ним никакого отношения. – Голос дрожит. Понимаю, что напряжение, которое держало меня в последнее время в своем плену усиливается во стократ. – Я приехала сюда в надежде начать жизнь с нуля. Шаг за шагом. Пройти весь путь без чьей либо помощи. И я готова к этому, Клер. Советую и тебе сделать тоже самое, и прекратить транжирить деньги своих родителей.

- Ты ничего не добьешься самостоятельно. Мир слишком жесток, Ева. – С горечью. Она судит меня по себе, только я не такая. Внутри. Под кожей. В крови. Я была Виларес, ей и останусь. Навсегда. Упрямство и напор. Стремление двигаться только вперед. На вершину. Эти качества всегда отличали нашу семью, и я была не исключением. Истинная Виларес. Пусть сейчас и с другой фамилией. Понимала, что если дед узнает о этом будет жуткий скандал. Он всегда настаивал, чтобы я с гордостью приняла фамилию его семьи, а не моего отца, которого я толком то и не помню. Наверно поэтому я осмелилась взять фамилию бабушки. Так или иначе, она тоже принадлежала нашему роду.

- Если думать, что ты не способна противостоять этому миру и его жестокости, ты никогда ничего не добьешься. Жизнь коварна, Клер,- вздыхаю громко. Руки начинают дрожать. Говорю фразы, при которых нужно быть сильной и уверенной в себе, а на самом деле сейчас чувствую себя чертовски слабой и раздавленной, – она дает нам шанс что-то изменить. И вознаграждает только тех, кто верит в себя и движется к поставленной цели. Для нее нет никаких оправданий. Ты либо сражаешься до последнего за свою мечту, либо опускаешь руки, признавая поражение перед ней. Я пасовать не собираюсь. Добьюсь всего, чего хочу. Самостоятельно. Чтобы семья гордилась мной. И дед, наконец, понял, что главное не известная фамилия и деньги. А человек и его стремление жить самостоятельно. – Замолкаю. Клер наверно никогда не понять моих принципов. Она живет в мире, который ее полностью устраивает. И хоть, знаю точно, что и она мечтает о переменах в своей жизни, никогда не сможет их добиться. Потому что слабая и безвольная. Бесхребетная. Прогибающаяся под обстоятельства и мнение других людей. Клер сжигает свою жизнь. И очень скоро наверняка об этом пожалеет. Мудрость приходит с годами и опытом. В девятнадцать лет сложно об этом правильно рассуждать.

- Мы с тобой слишком разные. Но я рада, Ева, – Клер поднимает свою руку, и сжимает мою, – что мы все-таки смогли подружиться. В моей жизни никогда не было настоящей подруги. Которая не только ругает, но и принимает меня такой, какая я есть. Спасибо тебе за это, Ева. – И я, правда, понимала ее. Никогда не пыталась осудить за то, как она растрачивает свою жизнь. Каждый должен натворить ошибок. Пожалеть о них, и вынести уроки. Это правила жизни, которые мы не в силах изменить.- Кладу свою руку поверх ее, и сжимаю. Вдыхаю воздух через нос, успокаиваясь. Чувствуя, что в кармане начинает вибрировать мобильный телефон, который я совсем недавно туда убрала. Адское желание посмотреть, кто звонит, сжигает в пепел душу. Меня передергивает несколько раз, и Клер, замечая это, напрягается. Но я сижу неподвижно, делая вид, что не слышу этой надоедливой вибрации.

- Клер, я тоже рада, что здесь у меня есть ты. Это взаимно.- Улыбаюсь. Тепло. Искренне. И хоть я не могла обо всем с ней поговорить, чувствовала поддержку и заботу. Поднимаюсь на ноги, продолжая держать Клер за руку.- Подбросить тебя домой? – Смотрю сверху, помогая и Клер подняться со ступенек.

- Неужели ты на машине? – Клер удивленно смотрит, хлопая длинными ресницами.

- Я же говорила, что хочу сделать что-то запретное и безбашенное. – Издаю смешок, и, отпуская руку Клер, разворачиваюсь. Быстро шагаю в сторону выхода из двора университета. К машине. Слышу, как Клер что-то бубнит мне в спину. Видимо не успевая за мной.

- Что ты задумала, Ева? – Вопрос где-то позади.

- Расскажу в машине. – Еще несколько шагов, и мы выходим за пределы университета. На парковку. Почему-то опускаю голову. Словно не хочу, чтобы меня заметили. Проходим мимо нескольких машин, и когда приближаемся к моей, кликою быстро сигнализацию и немедленно сажусь на водительское сиденье. Наблюдая, как Клер неуклюже торопиться и едва не спотыкаясь, подходит к пассажирской двери. Открывает ее и, наконец, садиться в машину. Усмехаюсь сама себе, заводя мотор. Аккуратно выезжаю с университетской парковки. Клер жила отдельно от родителей. В одном из небоскребов в самом центре города.

- Рассказывай, Ева, что ты задумала? – Клер практически повторяет свой предыдущий вопрос. Протягивает руку, включая музыкальную панель. Пролистывает треки, пока не находит что-то по душе. Легкая роковая песня. Не громко. Тоже любила именно такую музыку.

- Я знаю, – откашливаюсь. Ощущение нервного напряжения, ненадолго отпустило, – что в некоторых районах города. По вечерам. Проводятся нелегальные гонки.

- Ева!??? – На секунду отрываю свой взгляд от дороги, и смотрю на Клер. Она не верит в то, что слышит. Слухи о подобных гонках, уже не раз распространялись по университету. И наверняка Клер как никто другой знала все в подробностях.

- Не смотри на меня так. Да! Я хочу принять в них участие.- Мне это было просто необходимо. Драйв. Потерянное чувство азарта в крови. Сумасшедшая скорость. Я всегда любила это. Будоражила свои нервы, чтобы встряхнуться и прийти в себя. Растворялась в этом атомном ощущении и находила себя. Всегда. Мне чертовски необходимо вернуть это ощущение. Разогреть кровь. И просто загнобить жужжащие мысли в моей голове. – Клер, расскажи все, что ты знаешь об этих гонках.- Нажимаю на педаль газа, уже во всю представляя, как буду гнаться по трассе.

- Ты уверена? – Она переспрашивает, словно ждет, что я передумаю. Но я как никогда тверда в своем желании.

- Абсолютно. – Короткий ответ. Уверенный и резкий.

- Есть одна трасса на восточном побережье. – Клер расслабляется, понимая, что меня не переубедить, и начинает рассказывать.- Организатор гонок, мой хороший знакомый. И если ты действительно уверена, я устрою гонку этим вечером. Только там, на кону деньги. Не малые.

- Это не проблема, – отвечаю, перебивая подругу.

- Хорошо. Тебе присваивают номер. Без имен и фамилий. Все анонимно. – Клер говорит так, как будто она профессионал в этом деле. – Потому что там порой участвуют детки достаточно знаменитых родителей. Как только я договорюсь, тут же пришлю смс. Не опаздывай. Постарайся ни с кем не знакомится. Никого не подпускай к своей машине. Это риск, Ева, но я вижу, что ты настроена на него пойти. – Клер замолкает. Песня заканчивается. В салоне повисает тишина.

- Буду ждать, Клер. Ты однажды мне сказала, что я должна делать то, что хочу. Я безумно хочу нажать на педаль газа, и не отпускать ее до самого финиша. Клер, я участвовала в подобных гонках. Во Франции. – Это было моей маленькой тайной, о которой практически никто не знал. Развлечением. Игрой. На определенном этапе второй жизнью. В которой я могла быть самой собой. – Не переживай, со мной не случиться ничего плохого.

- Ты поэтому выпросила именно эту машину у Рене?! – Клер смеется в голос. И я подхватываю ее смех, тоже усмехаюсь, вспоминая, как тяжело мне это удалось. Рене сопротивлялся изо всех сил, хотя сам давно не ездил на этой машине. Он просто волновался за меня. Догадываясь, что я люблю спортивные машины и скорость.

- Она мне сразу приглянулась. – Улыбка не сходит с лица. Настроение отрывается от нуля и поднимается вверх.

Бурно разговаривая с Клер, мы едва не проехали ее дом. Сбавляю скорость и тихо въезжаю во двор, паркуясь у самого входа. Мотор не глушу. Клер нажимает на ручку, и распахивает дверцу. Замирает на мгновение, а потом всем телом поворачивается ко мне.

- Если ты не против, я хочу присутствовать на этой гонке?! – Неуверенно. Смотрит изучающе, наверняка думая, что я запрещу.

- За тобой заехать? – Отвечаю вопросом, давая ей понять, что я «за»

- Не нужно. Возьму с собой одного из своих новых ухажеров.- Громкий смешок. – Жди моего смс. Встретимся там. – Клер, больше не говоря ни слова, выходит из машины, тихонько хлопая дверцей. Продолжаю сидеть неподвижно, наблюдая, как подруга скрывается в дверях парадной. Наклоняюсь вперед, и смотрю через лобовое стекло. Вверх. На огромный небоскреб. В котором квартира стоит целое состояние. Я имела возможность жить в такой же, но никогда бы не позволила деду или Рене купить мне подобную квартиру. Однажды я заработаю сама. Чего бы мне это не стоило. Спустя несколько минут, я все же снова жму на газ, и выезжаю на оживленную улицу в центре города. Вспоминаю про телефон, который лежит в кармане моей джинсовой куртки. Несмело достаю его, и нажимаю кнопку блокировки. Шесть пропущенных. Все от Верано. Он не оставляет попыток добраться до меня. Боюсь даже представить в каком состоянии он сейчас. Насколько ярость отравила клетки его тела. Внутренний огонь сжигает его заживо. Он беснуется, не понимая, почему я так поступаю с ним. Рано или поздно мне придется встретиться с ним лицом к лицу. Ответить на все его вопросы. К черту! Сегодня мой вечер, и я плевать на все хотела.

Возвращаюсь в свою маленькую, но уютную квартиру. Переполненная сметающими, как ураган, ощущениями ожидания и предвкушения. Оторвусь. Как в прежние времена. И пусть я никого там не знаю. Это все неважно. Главное незабываемое ощущение бешеного бьющего пульса. Когда ты понимаешь, что это сама жизнь кипит внутри. Когда легкие раскрываются, впитывая в себя мельчайшие крупицы кислорода. До такой степени, что в глазах темнеет. Внутри все переворачивается раз за разом. Опасность и адреналин притягивают сильнее и сильнее. Эта своего рода зависимость, которая оседает съедающим осадком где-то внутри. И порой, она яростно напоминает о себе. Сейчас это очень вовремя. Принимаю душ. Наконец-то нормально ем. Потому что за последнее время кусок в глотку не лез. Постоянно просматриваю мобильный телефон. Не с целью в очередной раз увидеть пропущенный от Ника. Сумасшедше жду смс от Клер. Время неумолимо медленно движется. Не нахожу себе места. Нервничаю. Пытаюсь себя чем-то занять. Долго выбираю, что мне надеть, чтобы было удобно и комфортно. Бессмысленное занятие, но оно помогает отвлечься. Осмеливаюсь, наконец, включая звук на своем мобильном. И спустя пару минут, приходит долгожданное смс сообщение. Немедленно открываю его, и пробегаюсь глазами.

« Через полчаса. Окраина восточного побережья. Ты в первом заезде. Не опаздывай» Всего несколько предложений, но меня уже начинает рвать на части. Мгновенно воодушевленная, хватаю все ключи и мобильный телефон. Наспех обуваюсь в прихожей, и выскакиваю из квартиры, закрывая ее трясущимися руками. До восточной части города, в которой сказать честно, я не слишком хорошо ориентировалась, ехать минут пятнадцать. А учитывая тот факт, что я с легкостью могла заблудиться, понимала, что времени сводного практически нет.

Выскочила на улицу. К машине. Села на водительское место, и тут же пристегнулась, понимая, что это необходимо. Выбрала на навигаторе нужное направление, и повернула ключ в замке зажигания. Включила музыку. Динамичную. Держащую в постоянном бешеном ритме. Вцепилась пальцами в руль, и гнала, уже даже не обращая внимания на навигатор. Словно что-то внутри меня тянуло к этому месту. Несдержанно. Хотелось сильнее жать на педаль газа. С визгом тормозов остановиться на старте. Это все не ради победы или возможного выигрыша. Только ради себя, и незабываемого состояния свободы и кайфа. Минуты. Секунды. Я выезжаю на дорогу, которая приближает к безумию. К риску. К сумасшествию. Вдалеке огни. Много машин. Чужое место. С совершенно незнакомыми людьми. Но даже это не страшит. Наоборот. Усиливает азарт. Я могу делать то, что хочу, не боясь осуждения или каких-то обвинений. Набираю номер Клер, чтобы узнать куда ехать, и как действовать дальше. Она быстро объясняет мне, и я действую по указаниям. Сбавляю скорость въезжая в толпу людей, который наверняка просто пришли поглазеть. Вперед. К скоплению машин, три из которых уже стоят в один ряд у красной черты. Смотрю по сторонам, в надежде заметить Клер. И когда ее вижу, торможу. Опускаю стекло и подруга, наклоняясь, заглядывает в салон.

- Ты в порядке? – Конкретный вопрос, который, по сути, к гонке не имеет никакого отношения.

-В полном. Как скоро старт? – Спрашиваю то, что жажду услышать.

- Через несколько минут. – Клер вздыхает. Закатывает глаза и укоризненно качает головой, словно хочет показать, что я совершаю самый опрометчивый поступок в своей жизни. – Давай деньги. – Наклоняюсь, открывая бардачок в машине. Отсчитываю сумму, которую озвучивает Клер, и тут же его закрываю. Отдаю деньги, и Клер крепко сжимает их в своей руке.

- Удачи, Ева, она тебе пригодиться.

- Спасибо. – Говорю сама себе, потому что Клер удаляется и растворяется где-то в толпе. Трогаюсь, проезжая немного вперед. Становясь в один ряд с дорогущими спортивными иномарками. Затюннингованными. Наверно у меня совершено, нет шансов на выигрыш. Но это не имело никакого значения. Насрать на ставку. Деньги – пыль. Гораздо важнее то, что требует душа.

Моторы гудят. Свирепствуют. Каждый из участников хочет показать свою крутость и потенциал. Устрашая соперника. Не обращаю внимания. Крепко сжимаю руль руками, и смотрю перед собой. На трассу. Ярко освещенную. Чистую. Улицы наверняка перекрыты. Преград не будет. Молоденькая, полуголая девушка выходит вперед, держа в руках два черных флага. Мило улыбается, осматривая каждую машину по очереди. А затем поворачивается и поднимает руки вверх. По громкому сигналу, взмахивает флажками, и машины начинают срываться с места. Одна за другой. Нажимаю на педаль газа, и с визгом срываюсь с места. Тело горит. Искра, тлеющаяся внутри, превращается в неудержимый пожар. Бросает в жар. Нажимаю на панели несколько кнопок, чтобы открыть все окна в машине. Это неимоверное ощущение свободного полета будоражит каждый нерв. Встряхивает, как самый мощный удар тока. Ощущения нарастают. Дурные мысли отходят на второй план и практически забываются. В них больше нет Ника. Слухов о его жизни. Тайн, которые он тщательно скрывает. Есть только я и машина. Одурманивающие минуты безумия, которое накатывает волнами. Скорость – это жизнь. И чем она больше, тем сильнее подсаживаешься. Это чувство трудно сравнивать с чем-то. Даже наркотики не имеют такой власти над человеком, как скорость. Она вовлекает в свою опасную игру, зная, что человеку не выбраться из этой зависимости, если ощутил подобное хотя бы раз в жизни. Рядом с Верано испытывала те же чувства. Наверно поэтому так ошеломленно старалась отыскать что-то подобное. Здесь на трассе. На бешеной скорости. Стрелка на спидометре давно приблизилась к отметке двести километров в час. По прямой. Все яростнее вжимая педаль газа. Балансируя на скользкой дороге. Поворот. С дрифтом. Обгоняя одного из соперников. Улыбаюсь, как дура, радуясь маленькой победе. Динамика усиливается. Скорость все выше. Кидаю взгляд на боковое зеркало заднего вида. Черная машина. Которая не была на старте. Практически таранит меня, вынуждая съехать в сторону обочины. На огромной скорости пытаюсь маневренно держаться ровно, не поддаваясь на уловки незнакомцы. Сердце врывается в грудную клетку, и грозиться разломать до кусочков мои ребра. Уровень адреналина в моей крови, превышает все допустимые отметки. Трясет невообразимо. Ладони потеют, прилипая к кожаной обивки руля. Пытаюсь ехать настолько быстро, насколько это возможно. Только черная машина, позади меня оказывается быстрее и проворнее. Не успеваю даже понять, как она обгоняет меня и начинает подрезать. Заносит. Раз за разом. Понимаю, что если сейчас не заторможу, могу перевернуться. Ощущения риска и страха опасный коктейль. Но я не настолько глупа, чтобы так сознательно подвергать свою жизнь опасности. Зад машины заносит, и я начинаю тормозить, съезжая на обочину дороги. Поднимается пыль. Мотор не глушу. Дышу быстро и часто, не понимая, что происходит. Кто передо мной в этой проклятой черной машине. Хотя на подсознательном уровне я точно знала ответ, на этот вопрос. Сердце рвало на части. Напряженные мышцы каменели. Я страшилась того, что будет дальше. Ужасно боялась его. Человека, только что вышедшего из машины. Идущего в мою сторону. Сжимающего кулаки на ходу. И эти чертовы глаза. Цвета бездонности. Властности. Бешенства. Меня тянет словно магнитом на дно этой пропасти. Сердце замирает. До тех пор пока сильная рука не открывает дверцу машины, и, хватая меня за плечо, выволакивает на улицу. В темноту. Где ничего не видно, кроме этих глаз. Минута расплаты. Две недели стерты из памяти. Под кожей вибрирует. Пропала. Снова.

Ник.

Закуривая третью сигарету подряд, беспрерывно прокручиваю в голове последнее сообщение от Виктора. «Ева на гонках. В районе восточного мыса. Участвует первая». Сука! Да что она задумала. Не понимал, что случилось. Почему эти гребаные две недели она так старательно игнорировала все, что связано со мной. Не отвечала на звонки. Электронные письма. Отрезала все контакты, видимо зная, что у меня не было не единой возможности сорваться и приехать. Последний телефонный разговор. Обжигающий. После которого, я полночи приходил в себя, сгорая от желания оттрахать ее. Так, чтобы она еще долго ощущала на своем теле отметины от моих пальцев. Проникновения члена. Я жаждал владеть ее телом, как ненормальный. Обреченный. Но все вмиг уничтожилось. Без объяснений и всякой логики. Она кончила от моего голоса. Хотела всего не меньше. Играла на равных, доводя меня практически до припадка. А потом эта изводящая тишина. Долгие минуты без ее голоса. Этой надменной дерзости. Я сгорал от ярости, упиваясь лишь тем, что вернувшись в Майами, накажу. Жестко. До боли. Разорву в клочья ее сознание и душу. Поставлю на колени. Заставлю умолять. Вытрясу весь свет. Запачкаю все, что еще невинно. Ева не понимает насколько опасно играться со мной в подобные игры. В висках гудело. Злобно сводило скулы. Я никогда еще не испытывал подобного чувства ярости. Словно опять рухнул весь мой мир, который я тщательно выстраивал долгие годы. Тварь! Она посмела ничего не объясняя вычеркнуть меня из своей жизни. Как пса. Ни одной женщине я не позволял так обращаться со мной! Растопчу. Уничтожу. Ева будет гореть в моем же аду. Как мог, уберегал ее от этого. Непослушная дурочка так и не осознала, что дразнить мою черную сторону плохая затея. Со всей дури стукнул кулаком по рулю, и не обращая никакого внимания на загоревшийся светофор, рванул с места. К чему эти игры? Гонки самоубийство. И хоть я безумно любил скорость, не мог представить Еву, сидящую за рулем спортивной машины. В голове столько рвущих мыслей. Съедающих заживо. Все еще пытался дозвониться. Постоянно набирая номер, слыша лишь длинные занудные гудки. Что, черт возьми, произошло? Должен быть узнать правду. Вытрясти с нее все признания. Ева расплатиться за каждую секунду моей злости. Пожалеет о том, что натворила. По газам. В то место, где проводится гонка. Я слышал о подобных постоянно, но никогда не имел желания принять участия. Знал обо всех ее передвижениях и встречах за эти чертовые четырнадцать дней. Сгорал от тоски и бешенства. Не мог оставить все дела. Это еще больше изводило. Около сотни раз я каждый день набирал ее номер. Ждал чего-то. Она в слепую игралась со мной. Игнорировала. Изводила. Думая, что власть в ее руках, только это не так. Я боялся даже думать о том, что я могу сделать при нашей встрече. Сорвавшись с катушек. Обезумлю. Монстр, сидящий внутри? вырвется наружу и загубит. Измажет темнотой в этот раз уже навсегда. Черт! Хотелось орать, но вместо этого включил музыку на полную катушку и гнал на максимальной скорости, проскакивая между плетущимися машина. Насрать на все. Я должен успеть. Еще одна сигарета. Наверно это самое лучшее болеутоляющее. Вместе с дымом выдыхаешь грусть. Немного злости, которая позволяет себе отступить на насколько мгновений. Почувствовать себя разумным и рациональным. Человеком способным понять. Найти объяснения каждому действию. Только это все временно. Спустя секунду ярость обрушивается с новой силой. Отравляет здравый смысл. Подталкивает на бешеные поступки, от которых еще сильнее съезжает крыша. В шаге от этого. Увижу ее и с цепей сорвусь. Искромсаю до мяса. Буду кусать за дрожащие губы, пока не стану ощущать ее кровь на своем языке. Снова оставлю шрамы на теле. Сердце. Труднозаживающие. Вечно ноющие. Ева сама вынудила меня кинуться на нее подобно зверю. Растерзать. Доказать еще раз кому она принадлежит. И пока я бился в агонии собственных чувств, не заметил, как оказался на месте. Глазеющая толпа притихла. Гонка началась. Не сбавляя скорости, несусь вперед, точно зная какую машину преследую. Ближе и ближе. Дышу ей в затылок. Начинаю сходить с ума. Она рядом, но кажется такой далекой. По газам. Тесно. Машина Евы начинает петлять, но даже это ее не останавливает. Дура! Что же она творит? Ради чего это сумасшествие? Рывок, и я практически ударяюсь передом в ее машину. Отрывается. Пытается набрать скорости, и избавиться от меня. Чувствует же сучка, кто ее преследует. Непременно ощущает мое присутствие. Словно нас связывает особая ультразвуковая волна. На которой мы даже способны безмолвно общаться. Ругаюсь матом в полный голос, сильнее сжимая руль. Давлю на педаль газа до упора и наконец, обгоняю ее машину. Начиная подрезать. Даже понимая, что это может обернуться плачевными последствиями. Плевать. Я не позволю, чтобы с ней что-то произошло. Все, как на кинопленке. В каком-то культовом боевике или экшене. За гранью реальности. И та злость, что рвала мои вены, умножается в несколько раз. Мышцы наливаются. Каждый нерв в моем теле становиться воспаленным. Напоминает оголенный провод, дотронувшись до которого сгоришь к чертовой матери. Со всей дури нажимаю на тормоза прямо пере ее машиной. Если Ева не совсем сумасшедшая, она остановиться. А потом звенящая тишина. Которая раздирает барабанные перепонки. Оглядываюсь назад, замечая густые клубы пыли. Они рассеиваются ни сразу. Мертвой хваткой продолжаю держать руль, не в силах отпустит пальцы. Сердце то неистово стучит, то напрочь замолкает, не издавая не единого звука. Все словно в кошмарном сне. Дергаюсь назад, прислоняясь вспотевшей спиной к сиденью. Запрокидываю голову, пытаясь хоть как-то глотнуть воздуха. Внутри все печет. Безмерное яростное ощущение все больше поглощает. И я выхожу окончательно из себя. Не глуша мотор, выскакиваю из машины. Разворачиваюсь, смотря перед собой. На нее. Хоть даже и не вижу сейчас ее лица. Ева в панике. Окутана ужасом. Животным. Самым настоящим. Она уже ярко ощущает, что ее ждет. Прожигающий взгляд пробирает насквозь. Ее глаза-убийцы. Подпитывающие мое безумие. А дальше. Ни черта не понимаю. Резкое движение и я оказываюсь возле ее машины. Открываю дверцу и дергаю девушку на себя. Силой вытаскиваю ее на улицу. Еще движение и пальцы хватаются за горло, прижимая колотящееся тело к холодному металлу.

- Сука! – Зло шиплю, не в силах откровенно посмотреть в ее глаза. – Ты что себе позволяешь? – Меня трясло от ярости. Замер. Слушая, как рвано трепещет ее сердечко. Упиваясь ощущением власти и могущественности. Уперся свободной рукой в крышу машины, и слегка навис над Евой. Она молчала. Продолжала изводить. Нет, твою мать, мне нужен отпор. Равный соперник. Наклоняюсь еще ниже, проводя кончиком носа по ее щеке. До мурашек. Жадно вдыхая давно полюбившийся запах. Который прожег все нутро, похлещи любой кислоты. – Какого черта, ты приехала сюда? – Хватаю Еву за плечи и со всей силы встряхиваю несколько раз.

- Я не обязана перед тобой отчитываться. Ты мне никто Верано! Ты не имеешь никакого права распоряжаться и командовать моей жизни! Садись в машину и уезжай отсюда. Оставь, наконец, меня в покое. – Она так же яростно кричит, пытаясь зачеркнуть и отказаться от всего, что между нами было.

- Ну, уж нет! – Хватаю ее за волосы и накручиваю их между пальцев. До самой кожи. Пока Ева не начинает скулить от боли. Шагаю на нее, тесно прижимая к машине. Она впивается в мои запястья длинными ногтями. Пытается вырваться, только я не позволю ей этого сделать. Не сейчас. Хватит. Игры закончились.

- Лисичка попалась. – Нагло усмехаюсь, оттягивая за волосы ее голову вниз.- Ты ответишь за все ошибки, которые совершила! За каждый неприятный звонок от меня. – Практически прикасаюсь губами к губам. Налегая на нее всем телом. Зверею возбуждаясь. Все настолько смешалось, что, кажется нереальным. Есть только мы. Здесь. Посреди улицы. На трассе по которой продолжают гнаться машины. Плевать, что нас может кто-то увидеть. – Я ненавижу тебя, Ева, так же сильно, как и хочу! Запомни навсегда,- перехожу на шепот, передвигаясь губами по ее коже. Прямиком к уху. Небрежно прикасаясь, от чего она нервно вздрагивает. Сильнее вонзает в меня ногти, – с этой чертовой минуты игры закончились. Мое терпение лопнуло. Придется ответить за все, что ты со мной сотворила за эти две недели.

И время умирает. Кислород превращается в яд. Липкая кожа плавиться. Огонь обволакивает обоих. Все на грани. Еще одно мгновение и мир вокруг нас рухнет, превращаясь в пыль. Я так боялся момента, кода точка не возврата будет пройдена. И вот он настал. Судьба захлопнула капкан, вонзая в нас свои острые прутья. Сковывая цепями, будет наблюдать со стороны. Надежды нет. Теперь для нас обоих. Больные чувства. Одержимость. Нагая уязвимая душа. И руки. Губы. Способные губить. Да так, что больше ничего не возвратишь обратно.

Глава 15

Ник.

Пульсирует в висках. До такой степени, что мне кажется, голова сейчас разорвется на несколько частей. Скулы ходят ходуном. Зубы нервно скрипят друг об друга. И внутри какая-то дикость, переворачивающая все нутро по несколько раз. Приступ агрессии накатывает с новой силой, и я крепче сжимаю руку Евы и встряхиваю ее несколько раз. Настолько сильно, что она невольно ударяется спиной о машину. Непонятная ревность сжирает изнутри. Грызет. Посасывает. Вскипаю. Искры из глаз сыпяться. И где-то внутри происходит такой силы короткое замыкание, что я напрягаюсь каждой мышцей своего тела. Практически каменею, не в силах шевельнуться. Не смотрю в глаза. Даже не пытаюсь прийти в себя, понимая, что в данный момент это невозможно. Ева трясется. Была бы ее воля, наверно бежала бы от меня без оглядки. Но она смиренно стоит, позволяя держать себя моей крепкой хваткой. Словно она хочет именно этого. Грубости и жестокости. Наказания, которое сука, заслужила. Страх. Отчаяние. До нервного мондража. Но по глазам вижу, что ей неимоверно нравиться то, что я творю. Завораживает до глубины души. Эта зараза душу из меня вытрясла. Сна лишила. Я как очумелый параноик, готов был нестись хоть на край света, чтобы хоть еще один раз увидеть ее. И зная это, Ева меня нарочно изводила. Тишиной и молчанием. Своим безразличием. И почему даже зная обо всех ее передвижениях и встречах, я до одури ревновал. На грани. Убивая себя одной только мыслью, что эта девка может думать о ком-то кроме меня. Свирепствуя. Представляя, что она может быть не со мной. Что какой-то сосунок смеет смотреть и желать то, что полностью принадлежит мне. Эти мысли, словно прутья под ребра. Полосуя и без того израненное сердце. До мяса. Кровавого месива. И держа ее в своих руках, я все равно не могу успокоиться. Разумно мыслить. Найти объяснение ее поступкам. Немым словам, которые я читаю во взгляде, когда осмеливаюсь, наконец, повернуть голову. Словно разряд мощного электрического импульса. Оживляет каждую клетку моего тела. До кончиков самых мельчайших волосков. И буйство в душе, которое я еще кое-как старался сдерживать, превращалось в настоящее безумие. Зверство. Внутри все пекло. Кипящая кровь, вынуждала сердце бешено барабанить. Казалось, оно бьется по всему телу. В горле. В висках. В подушечках пальцев. Я слышал его стук повсюду, и он еще больше доводил меня до припадка. Резкое движение, и я запрокидываю голову назад, не разжимая зубов. Пытаясь втянуть ноздрями воздух, чтобы хоть немного насытить легкие кислородом. Которого так катастрофически не хватает. Словно это не я держу Еву за горло, а она меня. Душит, сука. Так небрежно, и в то же время искусно. Заведомо зная, что имеет надо мной точно такую же власть, как и я над ней.

- Убери от меня свои руки! – Оглушительно. Звенящим эхом ее слова разносятся во всем моем взбудораженном сознании. Что-то сотрясается внутри. Так мощно, что пальцы еще сильнее впиваются в мягкую кожу. Ева дергается, пытаясь вырваться. Фырчит, издавая зловещий хриплый звук. Смотрит исподлобья так, словно готова кинуться на меня и разодрать живьем. От этого кровь, кипящая, как лава, плавит вены. Обжигает мертвые участки моего тела, оживляя их. Хочется заорать в полный голос. – Отпусти меня, Верано! Отпусти! – На последнем слове она уворачивается в противоположную сторону, выдергивая свою руку из моей. – Неужели ты еще не понял, что я не хочу тебя больше видеть! Не хочу! – Ева орет мне прямо в лицо, с неимоверным желанием, которое отражается во взгляде. В ней кипит противоборство с самой собой. Сила, которая грозиться взорваться и разнести весь мир вокруг нас к чертовой матери. От этого оголенного, животного чувства крышу сносит еще сильнее. Злость, что бурлила в крови, перерождается в нечто более устрашающее и пугающее даже меня. Дыхание спирает. Я стою как в копанный, наблюдая, как ее грудная клетка вибрирует и высоко вздымается. Нас обоих разрывают эмоции. Ева делает несколько шагов назад, продолжая пристально смотреть прямо в глаза. Без слов говоря мне, всего лишь взглядом, чтобы я не смел, подходить к ней. Прикасаться. Еще что-то говорить. Только это всего лишь маска, фальшивая броня, за которую она хочет укрыть свои истинные чувства и желания. Меня не обмануть, девочка. Не надурить. В моей жизни были разные женщины, и я всегда тонко чувствовал их подлинную натуру. Умел пробраться в самые недоступные участки сердца и души. Вцепившись мертвой хваткой, в то, что искал, незамедлительно вытаскивал наружу, доказывая свою правоту. Ева была равным соперником. Она была той самой женщиной, которой еще никогда не было в моей жизни. Смелая. Своенравная. Наглая. Умеющая отстаивать свои собственные принципы. Даже ненавязчиво и не осознанно навязывать их другим. Она могла прямо и открыто смотреть прямо в глаза, и говорить то, о чем думает, не боясь услышать ответа. Не боясь ничего. Это заводило с пол оборота. Звериное желание загнать ее в угол и сбить это самоуверенную спесь, нарастало все сильнее. Хотелось укротить немедленно. Покорить. И когда ты думаешь, что это вот-вот произойдет. Она сломается. Но подойдя к этой грани, понимаешь, что у нее джокер в рукаве, которым она способна побить все твои высокие козыри. Слепая страсть. Она, как опиум опьяняет и утягивает в водоворот, подсаживая моментально. Эти ощущения намного ярче, чем зависимость от сигарет или наркотиков. Она забирают все твое тело и душу в коварное рабство, превращая в обезумевшего зверя, способного уничтожить любого. Даже ее. Наверно ее в первую очередь. Потому что именно эта дрянная девчонка, разжигает подобные чувства. Ева смотрит в упор, смело шагая назад. Кажется, она жаждет убраться отсюда, но со стороны все выглядит так, будто гипнотически приманивает к себе. Вовлекает в ловушку, из которой не выбраться. Одной ногой я уже попался. Еще мгновение и шагну дальше. Капкан захлопнется. Молчим. Сжирая друг друга бешеным, возбуждённым взглядом. Шагаю вперед, понимая, что не могу отпустить. Позволить уйти без объяснений. Резко. Грубо. Хватаю ее за локоть и притягиваю к себе. Мертвой хваткой. Чтобы у Евы не было ни малейшей возможности шевельнуться. Сделать даже малюсенький шаг. Свирепею. Часто дышу через нос. Вдыхая ее запах. Концентрированный аромат полевых цветов. Нежности смешанной с неимоверной страстью. Похоти. Порочности. От нее веет безумством и сексом. Это срывает крышу окончательно. Делаю несколько шагов назад, все еще крепко держа ее за локоть. Вынуждаю практически волочиться следом. Грубо разворачиваю, закрывая дверцу машины. Прижимаю ее всем телом, а затем отпускаю. Облокачиваюсь обеими руками на машину, по обе стороны от ее тела. Ева в ловушке, из которой я ей не позволю выбраться. Ни сейчас, ни когда-либо еще. Достали эти игры.

- Неужели, милая, ты не понимаешь, бесполезно убегать и прятаться. Я ведь найду тебя. Даже на краю света. – Отодвигаю растрепанные волосы в сторону, и, наклоняясь, прикасаюсь губами к нежной коже на шее. – Ты доводишь меня до безумия. Сумасшедшей ярости. Твою мать, Ева, объясни мне наконец, что произошло? Почему эти чертовы две недели, ты заставила меня сходить с ума без тебя. Почему? – Повышаю голос, до боли впиваясь пальцами в холодный металл машины. Ева слегка дергается вперед, упираясь ладонями в мою напряженную грудь. Она все еще ищет попытки оттолкнуть меня и сбежать. Не выйдет. Не позволю. Достала.

- Все кончено.- Глаза в глаза. До самой глубины души. Так глубоко, что внутри меня все сжимается. Словно она увидела все, что хотела. Тайны. Мои секреты. Тьма обнажилась перед ней, открывая мою истинную сущность. Во всей красе. Таким уязвленным, как сейчас я себя никогда не ощущал. – Просто оставь меня в покое, Верано. – Слова. Пустые. Монотонные. Она уговаривала себя, что я ей не нужен. Это заводило сильнее. Раззадоривало. Азарт в крови разыгрывался ни на шутку. Опускаю руку, обнимая ее за талию. Маленький шаг, и Ева теснее прижата к машине. Обездвижена. Обезоружена. Даже ее нелепые попытки мне что-то доказать сейчас совершенно ничтожны.

- Оставить?! Ты уверена?!- Скручиваю между пальцев ткань ее платья. До треска. Все превращается в полнейшее безумие. Одержимость ослепляет. Зверею. Я ей докажу, твою мать, что без меня ее жизнь лишена всякого смысла. Что я единственный мужчина, который способен разжечь пожар. Спалить все дотла, а потом возродить из пепла. – Посмотри мне в глаза, Ева! – Но она будто нарочно отворачивает голову и смотрит на мимо проезжающие машины. Гонки продолжаются. Мы стоим на обочине трассы, где нас вполне легко можно заметить. Плевать на все и всех. Есть только мы, это самое важное. – Я сказал, посмотри на меня! – Ору в полный голос, хватая ее за шею. Разворачиваю голову так, чтобы она вынужденно смотрела лишь в мои глаза. Хочу видеть все. Поглотить каждую сменяющуюся эмоцию. Ева зла. Возбуждена. Она в такой же ярости, как и я. Еще немого и мы оба сорвемся, уничтожая все живое вокруг нас. – Так мне оставить тебя в покое, да?! – Знаю, что «нет», но все равно задаю этот вопрос. Это своего рода новая игра, которую Ева сама же и затеяла. Я заставлю ее произнести все, что я хочу услышать. До последней буквы. Разжимаю пальцы, отпуская ткань ее хлопкового платья. Опускаю руку ниже. На задницу. Сначала слегка поглаживаю, слыша тихий полустон. Сдержанный. Она противиться собственным эмоциям. Боится сдаться, признавая свою слабость. Проникаю под короткий подол платья. По бедру. Ощущая подушечками, бегущие по коже мурашки. Понимаю, что ни за что на свете уже не смогу остановиться. Трахну ее прямо здесь. На обочине дороги. У машины. Пусть весь мир катиться к черту, я до дури хочу быть внутри нее. Сию секунду. Немедленно. Это жадное желание обоюдно. Ощущаю, как Ева напрягается. Как ее бархатная кожа начинается вибрировать и покрываться мелкими капельками пота. Ее тело потихоньку расслабляется от прикосновений моих пальцев. Она готова на все. И она признает это. Грубо. Алчно. Сжимаю рукой мягкую попку. Притискиваю теснее. Член в мгновение твердеет. Внутри разгорается пламя, которое ни что не способно потушить.

- Ник. – Рвано. Еле дыша. Ева хватается руками за мои предплечья. Впивается ногтями. Практически отрывая куски кожи. Ее голос дрожит. Такое впечатление, что она сомневается в том, что мне сказать. Оттолкнуть, или же наоборот прижать к себе. Мне хочется схватить ее за плечи. Хорошенько встряхнуть и вытрясти все, что ее беспокоит. Но возбуждение берет верх. Все серьезные разговоры оставим напоследок. Я просто хочу ее. Отыметь. Грязно. Варварски. Чтобы Ева подыхала. Умоляла меня не останавливаться. Просила еще и еще. А я бы издевался. Не давая ей ничего. Только сам долго не выдержу подобной пытки. Это сильнее нас. Эта яростная страсть и дикость, выше любого понимания. Проникаю пальцами под тонкое кружево ее трусиков. Проводя пальцем между ягодиц. Ниже. К ее киске. Ева не выдерживая, наклоняет голову и впивается зубами мне в шею. Глухо рычит, когда я полностью накрываю ее плоть своими пальцами. Ничего больше не предпринимая. Она должна сама попросить меня продолжить. Но Ева молчит.

- Чтобы ты не сказала сейчас, я не остановлюсь.- Сбавляю тон голоса, переходя на полу шепот. Даже, несмотря на ветер, и гул, постоянно проезжающих машин, она прекрасно слышит каждое слово, которое я ей говорю. – Ева я трахну тебя. – Вздрагивает. Пальцы сильнее сжимают мои плечи. Вытаскиваю руку и дергаю за резинку ее трусиков. Несколько раз. Пока тонкая материя не остается в моем кулаке. Ева по инерции сводит ноги, будто хочет укрыться. Но даже стоя передо мной в коротком платье, она никогда не была настолько обнаженной. Это заводило до предела. Лишало равновесия. Чудовище внутри меня ликовало, и просилось на свободу. Сука! Стискиваю зубы, проникая в горячие складки одним пальцем. Не глубоко. Просто дразня. Воздух раскаляется. Дышать становиться невыносимо. И чем дальше, тем хуже. Мы оба воспламенились, как спички. Отдаваясь какому-то другому миру. Особенной реальности, сотворенной только для нас двоих. – Я войду в тебя. Глубоко. Так, что бы мучительно ощутила каждый сантиметр моего твердого члена. Чтобы поняла, насколько сильно извела меня. Ты моя агония, Ева. Мой наркотик. Наверно самая большая ошибка в жизни, но, черт возьми, я готов совершать ее раз за разом, и никогда не жалеть. Мне нравиться, как ты дрожишь. Изнемогаешь в предвкушении. Мне нравятся эти порывистые вдохи. – Невесомо. По горячим, мокрым складкам. Размазывая подушечками сочащееся возбуждение. Ева готова принять меня. На грани. Все неспеша. До точки кипения. Которая вот-вот будет пройдена. – Скажи мне, что чувствуешь ты?! Скажи мне, Ева, перестань сопротивляться.

- Верано, – она произносит мою фамилию как-то по особенному. С похотью. Будоражащими нотками, которые мгновенно заряжают мое тело. Заставляют каждую мышцу напрячься еще сильнее. Вся кровь несется в пах, делая мой член настолько твердым, что он начинает дергаться, упираясь в джинсы, – я тебя совсем не знаю. Не могу верить. Не могу позволить себе броситься в этот омут с головой. – Ева хватается пальцами за мои волосы на затылке, и тянет голову немного назад. Хочет получить капельку власти, и я позволяю ей взять верх. Ненадолго. Только лишь для того, что слышать ее возбужденно-дрожащий голос. Разрывающий все цепи, которые сдерживают мое чудовище. Темноту, медленно проползающую на свободу. – Но я хочу тебя, – Ева наклоняется, впиваясь зубами в мои губы. Кусает и зализывает. Целует так, что внутри все разъедается. Словно я сделал жадный глоток серной кислоты, – и будь ты проклят, можешь взять все, что ты хочешь. – Контрольный выстрел. Прямо в голову. Стирающий последние здравые мысли. Хватаю пальцами за лиф ее платья и тяну вниз. Слыша сильный треск. Еще ниже. Получая доступ к ее идеальным грудям. Накрываю одну ладонью, сжимая сосок между пальцев. Отвечаю на поцелуй. Всовывая язык ей в рот. Сплетая с ее. Жарко. Невыносимо горячо. Мы оба давно забыли где мы находимся. Стискиваю зубами ее нижнюю губу, оттягивая вниз. Продолжая ласкать грудь, и твердые, возбужденные соски. Которые наливались с каждым жестким прикосновением. Сладкая боль начала разливаться по податливому телу, и Ева без стеснения застонала мне в рот. Опаляя своим горячим дыханием. Смело опустила руки, начиная лихорадочно расстегивать ремень на мои брюках, вместе с ширинкой. Раздвигая ее в стороны. Бесстыдно проникла пальцами под резинку боксеров, и, сжав у основания члена, вытащила его на свободу.

- Черт! – Закипая от ярости. Понимая, что вся власть в ее руках, и как бы я не сопротивлялся этого не изменить. Ева, доводя меня до беспамятства, с легкостью могла управлять всеми эмоциями. Она еще не осознавала, насколько она могущественна. Движение и мое джинсы вместе с боксерами спущены вниз. Хватаю ее за талию, немного меняя положение ее тела. По ребрам. Ниже. Проникаю под подол платья, и задираю его настолько высоко, насколько могу. Полностью оголяя Еву ниже пояса. Наши тела практически одно целое. Чуть-чуть и страсть свяжет нас крепко. По заднице. По бедру. Подхватываю ее ногу под колено, заставляя обхватить ей мое бедро. Резкое движение и мой твердый член скользит по распухшим, жаждущим складкам. Чувствую, как Ева изнемогает. Как судорожно сжимает свои ноги, а потом шире раздвигает их. Приглашая. Требуя. И я твою мать, готов на все, лишь бы это никогда не прекращалось. Сумасшедшее ощущение кайфа и всплески адреналина в крови, от того, что мы будем трахаться посреди улицы, предавало пряности ощущениям.

-Попроси меня, лисичка. – Хватаю за шею сзади. Вместе с волосами. Сильно сжимаю пальцы. Нос к носу. Глаза в глаза. Ощущая пламя, которое распространяется по крови. Сжигая все живое на своем пути. До мондража. Параноидальной одержимости. До сухости во рту, и безумного шума в ушах. – Ты не получишь мой член, пока, как следует не попросишь. Постарайся, Ева, иначе я оставлю тебя ни с чем. – Нагло усмехаюсь, проводя языком по ее губам. Дразня и изводя. Двигая бедрами туда назад, проникая в складки. Массируя клитор, возбужденной головкой. Ева откидывает голову назад, алчно пытаясь наглотаться воздуха. А потом резкое движение. Она прикусывает собственные губы, удерживая неумолимые стоны, рвущиеся из нее. Смотрит. Убивает взглядом. В этих зелено-голубых глазах возродилась самая темная и опасная бездна. Она грозиться сожрать и уничтожить. Обратить в существо, которому не будет ничего подвластно. Беспомощность. И в то же время такая неимоверная свобода, которая вынуждает запульсировать каждый ноющий шрам на моем сердце. Ядерная смесь. Уничтожающая. Не каждый способен вынести подобное. И только в этот момент я понимаю, насколько мы едины. Наши души. Тела. Все одно целое. Ева та самая женщина, которая способна не только противостоять, скопившееся годами тьме, но и комфортно существовать в ней. Принимая мой мир, как свой собственный.

- Трахни.- Хватает меня за горло, вживляя длинные ногти в мою сонную артерию. В ее руках моя жизнь. Одно движение, и она разорвет кожу по-живому, оставляя сдыхать, истекая кровью. – Давай, Верано, войди в меня. – Новое слово, новый выброс адреналина. Настолько сильный, что я давно перестал улавливать звуки барабанящего сердца. Она играет на равных, и это безудержно заводит. Сильные. Самоувереннее. Это битва не на жизнь. На смерть. Не будет победителей. Мы оба проиграли. – Хочу почувствовать твой член. Хочу, чтобы ты входил в меня до самого основания. Резко. Быстро. – Наклоняет голову, продолжая говорить прямо в губы. – Я даже хочу, чтобы ты кончил в меня. – Ева прогибается, сильнее упираясь спиной в закрытую дверцу машины. Прижимая меня к себе ногой. Понимая, что все грани стерты. Опускаю руку, хватаясь за свой член. Несколько раз провожу по всей длине, наблюдая, как Ева ненасытно смотрит. Движение, и я толкаюсь вперед вхожу в нее. До предела. Искр в глазах. Шум в ушах усиливается. Возбуждение обрушивается, накрывая нас с головой. Не медля ни секунды начинаю двигаться, как полоумный, насаживая Еву на свой член. Сжимая ее бедро. С каждым толчком, яростнее прижимая ее к машине. Проклятье!

- Ох, Ева! – Шиплю сквозь стиснутые зубы, ощущая, как стенки ее влагалища, удерживают мой член. – Я чертовски сильно скучал по тебе. – Трахаю. Двигаясь очень быстро. Бешено. Растягивая трепещущие мышцы. Упираясь головкой где-то глубоко. Ударяясь твердыми яйцами у основания ее задницы. Ева прижимается, обнимая за шею. Начинает целовать. Кусаться. За губы. Язык. До боли. Жжения. Насыщенного привкуса крови во рту. Безумно. Поглощяюще. – Ты думала обо мне? Или была с кем-то? – Знал, ответ. Но до ошалелости хотел услышать все от нее.

- Господи, нет! – Кричит. Между поцелуями. – Ахххх! – Снова вонзает свои зубки в мой язык, когда движения члена становятся медленнее. Дразняще выхожу на всю длину, а затем медленно погружаюсь назад. Повторяя движения раз за разом. Ощущая, как Ева начинает дрожать в моих руках. – У меня никого не было, Николас! Только ты! Один! – Усмехаюсь. Ева полностью сдается, признавая мою власть над ней. Полный контроль над эмоциями и чувствами. А их настолько много, что кишки наизнанку выворачиваются.

- Это значит, что ты моя, Ева? – Вопрос, ответ на который был давным-давно очевиден. Только почему-то Ева, в очередной раз умудрилась все решить сама. Без всяких выяснений и объяснений.

- Боже мой, да! Да, Верано, я твоя. Прошу тебя, не останавливайся! – умоляет. Смотрит просящими глазами. Рвано дышит, когда я полностью выхожу из нее и вытираю член от ее возбуждения. Дергаю за талию, и резко разворачиваю Еву в своих руках. Скручиваю волосы на затылке между пальцев, и со всей силы прижимаю ее голову к крыше машины. Коленом шире раздвигаю ее ноги. Свободно рукой задираю съехавшее платье. Черт! Ее упругая задница великолепна. Несколько машин проезжает мимо, и Ева нервно дергается, осознавая, что на нас могут смотреть. На то, как мы трахаемся. Сгорая в пламени одурманивающей страсти. Нажимаю ладонью на гладкую поясницу, и Ева неосознанно оставляет попку. Давая мне к ней больший доступ. Беру член в руку и провожу им между ягодиц. Ласкаю кожу. Ева царапает ногтями по металлу машины и слегка покачивает бедрами. Мне безрассудно нравиться эта пытка. Эти ощущения, которые окрыляют и уносят куда-то далеко. Не спешу снова в нее входить. Хочу насладиться каждым вдохом. Каждым плавным движением. Биением ее возбужденного сердца. Наклоняюсь немного вперед. Кусаю зубами за мочку. Облизывая ушную раковину языком. Опаляя ее кожу своим горяченным дыханием. Тонкая ткань платья прилипла к вспотевшей коже. Ева вся взъерошенная и разгневанная, часто дышит не в силах произнести ни слова. Тяну за волосы ее голову на себя. Целую в скулу, ненасытно облизывая зыком. Продолжая двигать членом между складками. Опускаю одну руку между ее ног. К киске. Надавливаю пальцем на клитор. Стонет в голос. Скребет ногтями по машине, словно пытается ухватиться за нее, чтобы не упасть. Чувствую, как подкашиваются ее ноги. Мелкие импульсы сотрясают тело. Начинаю интенсивнее водить пальцем вокруг клитора, не касаясь его. Ева прижимается задницей к моему паху. Сжимает бедра, зажимая мой член и руку. Безмолвно умоляет не останавливаться. Ей нравиться то, что я делаю. И я готов ей дать все, что она так одержимо жаждет.

- Лисичка, ты готова к продолжению? Ты хочешь кончить вместе со мной? – Шепчу на ухо, упиваясь дрожью ее тела. – Замедляю движение пальца. Небрежно касаюсь клитора, от чего Ева несколько раз судорожно вздрагивает.

- Да. – Еле слышно. Со свистом. На выдохе.





- Повтори еще раз! – В приказном тоне. Нагло ухмыляясь. Трусь носом о ее щеку. Легонько целую. Нежность граничит с жестокость. Я до сих пор неимоверно зол на нее, за все, что она сделала. Но секс это не наказание. Это безумие на двоих. Которому мы никогда не сможем сопротивляться.

- Хочу…. – Глотает буквы. Бессвязно. Из последних сил. – Кончить….- Откидывает голову на мое плечо, сильнее выгибаясь. Ее горячая кожа на попке, обжигает мой пах и член. Оставляя ожоги. Новые шрамы. Опускаю руку, обхватывая член. – С тобой…..- Движение, и я в ее теле. Тесно. Чертовски глубоко. Эти ощущения не описать никакими словами. Я всегда считал, что живу в аду. Как же я ошибался. Она мой личный ад. Ева властительница преисподней, в которой мне суждено быть узником до конца моих дней.

- Это все, что я хотел услышать. – Победно смеюсь ей в кожу, начиная быстро двигаться. Трахать. С каждым новым толчком ускоряя движения. Приближая нас обоих к пику. К безумному завершению, которое поглотит и растопчет. Расставит все точки над «и». Возвращаю руку между ее ног, начиная ласкать клитор. Ева должна кончить прежде, чем это сделаю я. Черт! Как же хорошо. Настолько, что мир, окружающий нас превращается в нечто серое и обыденное. В ненужное. Фальшивые маски сняты. Чувства оголены, как зачищенные провода высоковольтной линии. Едва прикоснешься, убьет насмерть. Ева шипит, как дикая кошка. Отталкивается от машины и немного дергается назад. Заставляя меня проникать в ее тело под другим углом. Еще глубже. Настырнее. Пара толчков и я, твою мать кончу. Наша связь похожа на лабиринт, из которого выхода не существует. Он, как черная дыра, из которой не выбраться. Не увидеть свет. И ты конечно в нее кидаешься, потому что не можешь найти в себе мужества противостоять. Несмотря на всю хваленую силу воли, в такие моменты ты ощущаешь себя безвольным слабаком. Но не сдаешься. Вечная борьба. На грани. На эмоциях. Сказка для взрослых, которую не каждое сознание способно принять. Наши больные чувства все больше отравляют. Превращаясь в наваждение. В острую паранойю. Без которой даже вдоха сделать не можешь. Все так не правильно, но это та жизнь, которую уготовила судьба. Пара движений моих пальцев и члена. Ева опускает руки, крепко хватается за мои спущенные джинсы. Кричит. Дергается раз за разом. Кончает, до боли стискивая мой член своими пульсирующими мышцами. Понимаю, что нужно выйти, иначе кончу прямо в нее. Я был готов на все, только не на это. Последнее движение и я выхожу из ее тела. Начинаю двигать рукой по всей длине члена, пока мощная струя спермы не бьет Еве в задницу. Опускаю голову, упираясь лбом в ее плечо. Продолжаю двигать рукой, пока последние капли не падают на вспотевшую кожу. Глотаю воздух, начиная приходить в себя. Осознавать, что между нами произошло. А самое главное где. Рядом с Евой я напрочь терял ощущение реальности и контроля. В мгновение все переставало существовать. Только она. Одна. Такого в моей жизни еще никогда не было. И наверно не будет. Опускаю все еще дрожащие руки и подтягиваю боксеры вместе с джинсами. Пытаюсь застегнуть ширинку и ремень, только нихрена не выходит. Ева неподвижно стоит на месте, все еще упираясь руками в машину. Переводит дыхание, только у нее это выходит так же тяжело, как и у меня. Взъерошиваю волосы рукой. Сжатые зубы стучат друг от друга. Это не холод. Мощное послевкусие от оргазма не хочет отпускать. Мало. Всего так чертовски мало, что моментально хочется повторить. Только не здесь. В моей постели. На черных простынях. С жадностью любуясь идеальным обнаженным телом. Все будет. Потому что Ева больше ни на шаг от меня не отойдет. Подхожу ближе, поправляя на место ее скомканное платье. Наклоняюсь, целуя сначала в плечо, затем в шею. Медленно скользя губами по влажной, подрагивающей коже. Кладу свои руки ей на плечи, и легонько сжимаю. Глажу ниже. До локтей. Запястьев. Идеально ровных и гладких. Задерживаюсь на них на мгновение, и неожиданно понимаю, что на одной руки нет символа. Частички меня. Подарка, который очень много должен значить. Миг. И я крепко давлю ее руку, прижимая к машине. Злюсь, как черт. Ощущение недавнего возбуждения и эйфории сменяются яростной жестокостью и ненавистью. Да, как она посмела сделать это! Почему? Сука! Она ответит на все мои вопросы, сейчас же.

- Где.… Твой …. Браслет…???- Дурея. Кровь в жилах распаляется. От гнева. Бешенства, которое затмевает пробуждающий разум. Как же Ева не понимает, что она одной ногой в яме. Во тьме. И это не просто ад. Это сущее зло, которое погубит не задумываясь.

- Это не имеет значения. – Монотонно. Холодно. Словно она его выкинула и забыла.

- Еще, как имеет!- Хватаю ее за плечо и разворачиваю к себе лицом. Молниеносно рассматриваю, пытаясь понять ее эмоции. Но Ева кажется такой бесчувственной, что становиться тошно. – Ответь мне, куда ты дела браслет? Ева прошу тебя, не выводи меня из себя. – Почти рычу, пытаясь достучаться. Не переступать черту, после которой я не смогу держать себя в руках. Ева делает шаг вперед, но я снова хватаю ее за руку, крепко сжимая запястье. Мой браслет – это часть моей души, в которую она просто плюнула, когда его сняла. Но этому должно быть оправдание. Даже неимоверно злясь, понимал, что нужно добиться от нее правды. Хоть каких-то объяснений.

- Я его сняла. Лежит в машине. В бардачке. – Она отводит взгляд в сторону, не находя в себе смелости продолжать смотреть в глаза. – Я не понимаю, почему для тебя это так важно. – Тихо. С горечью и обидой. Сомнительно. Словно не я пытаюсь ее разговорить, а она меня.

- Ты для меня важна. Иначе бы я его тебе не подарил. – Громко. Все больше злясь. Свирепствуя. Еще чуть-чуть и она меня выведет из себя.

- Правда, важна? – Короткий вопрос. И такой же злой взгляд впивается в меня. Глаза искрятся. Недоговоренность. Смятение. Некий испуг. Не понимаю, откуда подобная реакция. – А как же Лора, Ник? Твоя жена так же важна для тебя? – Последние слова громогласным эхом раздаются в моей голове. Словно по затылку кто-то бьет наотмашь. Не может быть. Как же Ева узнала, ведь я ни слова ей не говорил. Неосознанно дергаюсь, сжимая руки в кулаки. До такой степени, что пальцы впиваются в ладони. Внутри все сжимается. А потом начинает гореть. Будто меня по-живому раздирают на части. Мерзкое ощущение. Жизнь в очередной раз макает меня мордой в дерьмо, которое я пытался не вспоминать. Хотя временной отрезок, проведенный с Лорой, не был настолько плохим.

- Как ты узнала? – Задаю в лоб самый интересующий вопрос. Не дающий покоя. Наверно это тот самый момент, когда правду скрыть больше не удастся. Ева отталкивается от машины и обходит меня. Становится позади. Но не отвечает. Несдержанно разворачиваюсь. – Ева, черт побери, как ты узнала о Лоре? – Злобно. Повышая голос. Разрываясь на тысячи частей. От негодования и нетерпения.

- Какая разница, как я узнала! Ты молчишь и не отрицаешь ничего, значит это правда! – Ева переходит на крик, стараясь воевать со мной на равных. – Уходи, Николас, мне не нужны отношения, построенные на лжи. – Начинает обходить свою машину, но я догоняю и немедленно останавливаю.

- Ты не сдвинешься с этого места, пока все мне не расскажешь. – Хрипло выдыхаю, пытаясь держаться.

- Я должна рассказать? – Она сумасшедше орет мне в лицо. Глаза чернеют от злости. – Это ты должен что-то говорить. Но я слышу одни лишь требования и приказы. Хватит, Верано. Больше между нами ничего не будет, пока ты не расскажешь мне все. Ты все еще женат? Отвечай немедленно. – Это конец. Мертвая точка. Недвижимая. Ева права. Не будет никакого прогресса, пока я хотя бы что-то ей не расскажу. Не мог открыть всей правды. Но часть, она может узнать, чтобы успокоиться.

- Нет. – Коротко. Как всегда честно. Я не любил ложь. Просто старался ее избегать. – Лоры давно нет рядом со мной. – Выдыхая. Ощущение потерянности. Темными пятнами в памяти всплывают те времена. И хочется зажмурить глаза и прикрыть уши. Чтобы никогда в жизни больше не слышать тех наших призрачных голосов.

- Ник, – Ева разворачивается настырно смотря. Исподлобья,- расскажи мне все. По-хорошему. Я должна это знать. – Темный взгляд смягчается. Слегка успокаивает. Приносит ощущение комфорта и безмятежности. Ева мне не доверяет, но хочет делать это. Все зависит только от меня. – Ты любил свою жену? – А знал ли я сам ответ на этот вопрос? Тяжело сейчас копаться в душе и вспоминать свои чувства. Но без доверия, хотя бы малейшего не будет ничего. Нужно переступить и оставить позади эти воспоминания. Прохаживаюсь мимо Евы, туда-сюда. Несколько раз. Пытаясь связать мысли и превратить их в слова. Что-то рассказать ей, не наговорив лишнего. Не стоит делать хуже, чем есть сейчас. Замирю на месте, набираясь смелости, чтобы открыть рот и начать говорить.

- Знаешь Ева, я никогда не приемлил отношений без любви и страсти. – Глубоко вздыхаю. Смотрю на нее, понимая, что она немыслимо ждет всего того, что я готов рассказать. Это важно для Евы. А мне безумно важна она. – Никогда,- зачесываю волосы назад, даже не моргая, – не стоит жениться или выходить замуж не испытывая хотя бы одного из этих чувств. Это неправильно. Такой брак, изначально провальный. Только я просчитался. – С горечью вздыхаю, вспоминая все, что связано с Лорой и нашими отношениями.

- Что произошло? – С Любопытством. Ожидая немедленного ответа. Я готов говорить. Ева подтолкнула на признание. Частичное.

- Решение жениться на Лоре было основной ошибкой. Я почему-то думал, что она способна изменить мою жизнь. – Не могу смотреть в глаза Евы и все это говорить. – Она, безусловно, стала многим для меня. Особенным человеком. Но…. – Черт! невообразимо тяжело. – Ей так и не удалось стать моей кровью. Частью. Неотъемлемой. Лора не жила в моем сердце. Не заняла свободное место в душе. Ева, я изо всех сил старался идти ей на встречу. Надеялся, что ей удастся меня поменять. Вернуть прежнего. Возродить свет, и доказать, что-то. Наш брак был ошибкой для обоих, Лора это знала, но терпела. С каждым днем жизнь превращалась в кошмар. Из-за этого вместо любви и страсти я стал испытывать лишь злость и призрение. Скорее к самому себе, а не к ней. – Сердце глухо грохочет за грудиной. Ева молчит, переваривая мои слова. Признания, которые я не собирался ей открывать. Ну, раз так вышло ей придется принять эту действительность.

- Что случилось с твоей женой? Ответь мне, Ник, где сейчас Лора? – Ева продолжает требовать, не понимая, что новый ответ на ее новый вопрос может стать тем самым кликом, который навсегда разрежет нашу связь. Не мог допустить этого.

- Прекрати. Хватит этих вопросов. Я и так сказал слишком много. Ты просто не понимаешь, насколько болезненна и сложна для меня тема брака. – Голос звеняще вибрирует. Пытаюсь говорить умеренно, только бешеная злость рвется извне.

- А я не хочу стать для тебя таким же мимолетным воспоминанием. Не хочу быть девкой, с которой ты всего лишь хорошо проводишь время. – Ева продолжает злиться и доводить. Вытаскивать новые факты, которые помогут ей, научиться, мне верить.

- Боже, Ева, с тобой все по-другому! – Осмеливаюсь. Подхожу ближе и хватаю ее за руки. Сплетаю наши пальцы. Не противиться. Не отталкивает. Дает надежду нам обоих. Это много значит. Не могу упустить и просрать все. – Я не хочу капаться в прошлом, потому что оно больше не имеет для меня никакого значения. Есть только ты. И важно то, что я к тебе испытываю. Научись мне доверять. Не жди громких слов, они сейчас совершенно лишнее. – Я пытался убедить ее в своей правоте. Чтобы Ева поняла, насколько мне херово говорить об этом браке. Что кроме нее в моей жизни никого нет, и больше не будет. Потому что чувства, испытываемые к ней, пусть болезненные и ужасные, но в тоже время самые настоящие. – Просто забудь об этом, Ева. Пожалуйста.

Молчание. Затяжное. Мы просто смотрим друг на друга. Понимая, что сказал достаточно, жду приговора желанной девушки. Все зависло в воздухе. Ее сомнения выводят из себя. Поднимаю руку, обнимая Евы за шею. Тяну на себя.

- Ответь мне, Ева. Скажи мне честно, потому что для меня это чертовски важно. Ты будешь мне доверять? Научишься верить, и отдаваться без остатка? – Она испуганно моргает. Сглатывает. Прикрывает на мгновения газа, а затем широко распахивает их. – Оглянись вокруг. Мы вдвоем. Одно целое. В моей жизни никого нет. Придет время и может быть, я осмелюсь рассказать тебе всю правду. Сейчас я прошу лишь об одном. Доверяй мне без сомнений. Всецело. Это самое главное условие, если ты все еще хочешь быть со мной. – Не давил. Понимая, что это не самое лучшее решение. Моя озлобленность и жесткость, может все разрушить. А я никак не мог потерять Еву. Она стала той частью моего сердца, которой не удавалось занять никому. Ева разжимает свои пальцы, и отпускает мои руки, закрывает лицо ладонями. Слышу, как часто и быстро дышит. Как ее сердце разрывает грудную клетку. Все в тумане. Тянущиеся минуты кажутся целой вечностью. Ева отстраняет руки от лица, и не поднимая головы делает шаг навстречу. Кладет свои ладони на мою грудь. А потом несмело ведет ими выше. Доходя до плеч. Поднимает голову и незамедлительно прикасается к губам в легком поцелуе.

- Я готова верить тебе, Ник. Быть рядом. Но я хочу знать, что ты будешь только со мной. Что ты мой. Весь без остатка. – Впиваюсь в губы, не давая ей закончить, начатую фразу.

- Боже, Ева, я твой. Только твой! – Произношу уверенно в губы, продолжая целовать. Это не прихоть маленькой неопытной девочки. Это взрослое желание женщины, знать наверняка, что мужчина принадлежит только ей. Это особое собственническое чувство. Граничащее с безумной одержимостью, которое в очередной раз доказало, что жизнь друг без друга бессмысленна, хотя и вместе невыносима.

Глава 16 Ник.

Впервые ночь была спокойной. И не потому, что Ева ее провела рядом. В моей постели. Размеренно дыша рядом. Наверно впервые за долгое время, я ощущал безмерное чувство умиротворения и покоя. Где-то внутри. Под кожей. В крови. В каждом сосуде. Словно мне дали лошадиную дозу успокоительного, которое отключило все мои страхи и темноту. Эта ночь уже не казалась такой же ужасной, как все остальные. Просто потому, что я ее совершенно не помню. Словно стерли память, давая маленькую возможность забыться и побыть другим человеком. Я просто спал. И даже сейчас. Ранним утром. Когда стрелка часов, висящих напротив кровати, показывала половину девятого утра, мне совершенно не хотелось просыпаться. Сквозь дремоту улавливал тихое дыхание Евы рядом. Ее обнаженное тело, которое наверняка всю ночь было в моих объятиях. Ощущал каждый участок ее идеально бархатной кожи, даже не прикасаясь. Втянул воздух носом, и развернулся на кровати. Поморщился, когда яркие лучи солнечного света, проникающие через не занавешенное окно, озарили лицо. Тепло от этого сияющего света, разлилось по всему телу. Немного ломило кости. Потянулся, разминая затекшие плечи. Немного привстал на кровати, все еще смотря на стену напротив. Слыша в тишине комнаты лишь еле слышное тиканье стрелки часов и дыхание. Ее. Женщины, которая разделила со мной этой ночью постель. В которой не происходило ничего кроме самого обыкновенного сна. В этом гораздо больше интимности, чем в жарком безудержном сексе. Наверно именно в такие моменты понимаешь, что такое настоящая близость с желанной женщиной. Я всегда думал, что жизнь меня достаточно научила практически всему. Особенно общению с женщинами. Но она…. Ева меня подкосила. Своей огромной силой сопротивления и противостояния. Добротой. Чистотой. Непокорностью, которую я старался сломить изо всех сил. И сейчас у меня было острое ощущение того, что никогда этого не случиться. На любой мой козырь, она отвечала своей картой, гораздо выше по масти. Заставая врасплох, как неопытного юнца. Для своего возраста Ева была чрезвычайно умной и самодостаточной девочкой. Взрослой. Самостоятельной и немного властной. Она еще не до конца понимала, на что способна. Не ощущала своего внутреннего потенциала. Яркой палитры чувств, которые сменялись одно за другим и были ей неподвластны. Говорят мужчинам сложно разобраться в своих чувствах. Признать их и поверить. Поддаться сентиментальности, и сделать тот самый заветный шаг. Мужчины по своей натуре больше расчётливы. Они чаще следуют не сердцу, а просчитанному маршруту. По которому могли передвигаться уже несколько десятков раз, считая, что женщина, которая на данный момент рядом, такая же, как и предыдущая. Наверно это самое глупое самовнушение, в которое большая часть мужиков слепо верит. Считаю таких слабаками. Безвольными и бесхребетными. Настоящий мужчина не станет прятать и убегать от своих чувств. Будь то любовь или ненависть. Неважно. Голая правда перед самим собой в первую очередь, вот что важно. Стальная и непоколебимая. Когда ты смело и уверенно можешь посмотреть в глаза любимой женщины, и сказать, насколько сильно она нужна. Даже не смотря на ее сомнения и страхи. Настойчивость. Упорность. Мужчина должен быть самоуверенным. Настолько, чтобы это превратилось в порок. Наверно только ощущая это внутри себя, есть возможность заполучить все, что желаешь в этой жизни. Она сама учит этому. Подбрасывая коварных женщин, которые фальшиво идут на жертвы ради тебя. А потом.… Спустя время, выставляют себя жертвой, опуская до уровня мусора и ничтожества. И каждый раз веря, ты ошибаешься. Я до одури боялся разочароваться в Еве. Но слепо и яростно верил, что она не такая, как все. Особенная. Женщина, предназначенная мне судьбой. Не в награду. В наказание. Как самая страшная смертная казнь на планете. Только для меня. Я отчетливо осознавал, что наши чувства – погибель. Дикое, животное ощущение владеть друг другом, растопчет. Эта одержимость превратит жизни в ад. Осядет безумием на осколках разбитого сердца. Наверно в этом мире нет ни одного человека, которому бы удалось собрать его воедино. Уже не надеялся. Принимал себя таким, каков я есть. Даже понимая, что стал черствым, жестоким монстром. Чудовищем, которое готово растерзать даже любимого человека. Деспотом в какой-то степени. Но желанная женщина отказывается этому верить. Замечать жестокость и жесткость. Она всегда ищет в любимом мужчине ниточку надежды, и пытается ухватиться. И тебе не нужны оковы, чтобы удержать ее рядом с собой. Ошейник с поводком, который бы не позволил ей двинуться с места. Самое главное – власть. Полный контроль. При этом давая ей небольшое пространство свободы, чтобы она никогда не ощущала себя пленницей или рабыней. Если женщина что-то по-настоящему испытает к мужчине. Исступленно. Одержимо. До судорог где-то в животе. До зажигающего ощущения страха и дикости. При этом она твердо знает, что перед ней самый маниакальный собственник и тиран. Она все равно будет рядом. Потому что женское сердце способно свято верить, что любого человека можно воскресить и вернуть к жизни, если он давно утратил веру. Она будет бороться до последнего. Побеждать и проигрывать в кровавых сражениях с судьбой. И даже когда от безысходности опускаются руки, она, собирая все остатки своей изношенной силы в кулак, все равно прет напролом. До победного. Вот это наверно настоящая женщина, действительно способная изменить мужчину. Я хотел видеть это в Лоре. Своей бывшей жене. Хотел, чтобы ей удалось создать семью. Но ничего не